Антология экспедиционного очерка



Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник:  Л. Бархаш, заслуженный мастер альпинизма. На высоте 6500 метров, журнал «На суше и на море» №2, ОГИЗ Физкультура и туризм, 1937 г.


Первые альпинисты на Памире

1928 год — первый год серьезного советского исследования Памира, одновременно и первый год появления альпинистов в районах высочайших горных вершин Союза. В дальнейшие годы под руководством Н. П. Горбунова начала работать постоянная комплексная экспедиция по изучению природных ресурсов Памира и Таджикистана. Здесь активное участие принимали альпинисты Гущин, Гетье, А. и Г. Харлампиевы, Тимашев, Е. Абалаков — победитель пика Сталина, Аристов и др. Руководство работами по исследованию «белых пятен» Западного Памира взял на себя Н. В. Крыленко. В течение ряда лет экспедиции, организованные под непосредственным руководством Н.В. Крыленко, в составе геологов и геоморфологов, топографов и альпинистов исследовали «белое пятно» Западного Памира, дали сравнительно точную карту самого запутанного горного района СССР и исправили ошибку немецких ученых и альпинистов, считавших, что пик Гармо является высочайшей вершиной СССР. Работы экспедиций Крыленко и в частности первое восхождение на вершину, находящуюся непосредственно к северу от пика Гармо, на хребте Академии, определили с полной ясностью, что высочайшая вершина СССР находится на 30 км севернее пика Гармо, на стыке хребтов Академии и Петра Великого. Эта мощная вершина получила название в честь вождя народов товарища Сталина.

Альпинисты и состав экспедиции Крыленко за время с 1929 по 1935 г. совершили более 30 первовосхождений на вершины различных категорий и трудностей. Но наиболее выдающимися походами на Памир нужно считать горные походы РККА. Поход 1934 г., закончившийся взятием пика Ленина и ряда вершин в районах Заалайского хребта, долины Маркан-су и озера Каракуль, был проведен сборным составом альпинистов РККА под руководством тов. Крыленко. В 1935 г. под руководством командующего САВО комкора тов. Великанова и начальника 2-го отдела штаба САВО полковника Байдалинова были организованы учебные походы бойцов САВО на Памир. В результате этих походов альпинистами САВО был побежден ряд вершин, в том числе был взят с северо-востока пик Трапеция высотой в 6050 м. Инструкторами при последнем восхождении были заслуженный мастер альпинизма В. Абалаков и погибший в 1936 г. швейцарский альпинист Л. Саладин.

В 1936 г. бойцы САВО приняли участие в исключительном по трудности походе — в походе на штурм пика Ленина.

 

На пик Ленина

Этот поход был совершен по инициативе комкора Великанова и полковника Байдалинова. Целью похода являлись подготовка бойцов и командиров САВО к передвижению на больших высотах и одновременно проведение опытно-исследовательской работы. Восхождение было задумано в виде передвижения воинской части с полным вооружением и техническим оснащением и с выполнением тактических заданий. Из разведывательных рот двух горных стрелковых полков была составлена сводная рота под командованием капитана Мезевича. В состав роты входило 153 человека. Бойцы были вооружены винтовками и пулеметами.

В течение июня и июля отряд тренировался и овладевал горной техникой в районе Исфара, на северных склонах Туркестанского хребта, где имеется учебный горный лагерь САВО. После учебы все бойцы под руководством инструктора-капитана Лукина поднялись на пик Великанова — зачетный пик для получения значка «Альпинист СССР» 1-й ступени.

В конце июля отряд прибыл к подножию пика Ленина, где с 22 июля находился разведочный отряд из инструкторов РККА и мастеров альпинизма. В состав разведочного отряда входили инструкторы альпинизма РККА тт. Поляков, Ганецкий, Власов, Колесников, Альгамбров, Клименко, Ламберг, Совва и из гражданских альпинистов — ленинградцы Белецкий и Федоров, москвичи Алейников, Гущин и Кизель, из Тбилиси тт. Джапаридзе и Церетели. Кроме того, в состав разведочного отряда входили врач-альпинист Розенцвейг, П. К. Ворошилов и пять связистов-альпинистов Академии связи: тт. Герасимов, Сапаровский, Ольховой, Шарапенко и Целищев. Автор этих строк был назначен помощником полковника Байдалинова по альпинистской части.

Лето 1936 г. отличалось исключительно плохой погодой. Можно было ждать снежных бурь и во время штурма пика Ленина. Поэтому нужно было озаботиться подготовкой убежищ на случай бури. Этими убежищами должны были являться пещеры. И вот инструкторы еще до прибытия отряда начали устраивать многочисленные пещеры на снежных и ледяных склонах, над лагерем «4 200 м». Устраивались снежные хижины из нарезанных плиток фирна, устраивались большие и маленькие пещеры в фирне и во льду. Был объявлен конкурс на лучшую пещеру. Контрольный срок для устройства любой пещеры был полтора-два часа.

С появлением всего отряда САВО на снежных склонах над лагерем «4 200 м» началось обучение бойцов наиболее быстрому устройству надежных убежищ.

Прежде всего, разведочный отряд должен был найти путь для вьюков. И вот, в результате разведки ряда осыпей, лазания по скалам, изучения мест с точки зрения возможности лавин и обвалов был выбран наиболее доступный путь до высоты 4 900 м. Инструкторы проложили здесь первую тропинку зигзагом. 29 июля в состав разведочного отряда включилось отделение саперов под командой лейтенанта Моисеенко. Саперы сумели в короткий срок проложить хорошую вьючную тропу по всему леднику Ленина и по осыпи до высоты 4 900 м. Дальше уже поднимался крутой фирновый склон, где нужно было рубить ступеньки.

 

Эфир на службе альпинизму

Отряд был хорошо обеспечен радиосвязью. Две станции дальнего действия соединяли отряд с Ташкентом и метеорологической группой. Кроме того, работал ряд станций 6ПК и две Горноспасательные легкие рации, сконструированные под руководством слушателя Академии связи тов. Герасимова. Таким образом, была обеспечена постоянная радиосвязь со всеми пунктами, через которые проходили грузы, адресованные для экспедиции. Кроме того, во время разведочных работ и восхождений сохранялась постоянная радиотелефонная связь альпинистов с основным лагерем.

Начальник похода полковник Байдалинов уделял большое внимание организации метеорологической службы. В районе Алайской долины, к западу от пункта Сарыташ, был организован лагерь метеорологической группы под руководством профессора Циммермана и синоптика Бугаева. Группа имела постоянную радиосвязь с Ташкентом, откуда получались долгосрочные прогнозы о погоде, и такую же связь с горными метеорологическими станциями Средней Азии. Кроме того, велись постоянные наблюдения над всей системой Заалайского хребта, пускались ежедневно шары-пилоты. В результате отряд ежедневно имел сводки и прогнозы о погоде. Точные прогнозы хорошо ориентировали нас о приближении непогоды. Но, к сожалению, не было ясных дней в районах Памира. Создавались чрезвычайно тяжелые условия для штурма.

 

***

Врачебная часть была представлена тремя врачами, санитарной службой и полным оборудованием для горных лазаретов, в том числе баллонами с кислородом.

Хозяйственная часть похода состояла из двух караванов, имела горновьючные кухни и обеспечила бесперебойное снабжение отряда продуктами, в том числе свежими овощами и фруктами.

Фабрика Мостехфильм обеспечила поход отрядом в составе режиссера Петрова, директора группы Лакмана и операторов Лозовского, Эзова и Агафонова. Нужно сказать, что тт. Лозовский, Эзов и Агафонов героически преодолевали все трудности похода и нигде не отставали от альпинистов.

Во время штурма испытывались двойные спальные мешки, употреблявшиеся гималайской экспедицией. Такая система спальных мешков оказалась чрезвычайно удачной. Для зашиты от холода снизу во время ночлегов на снегу применялись войлочные подкладки. Кроме того, около половины участников были снабжены специальными матрацами из надувных резиновых баллонов. Очень легкие и портативные, эти матрацы заслуживают широкого распространения среди альпинистов.

Значительная часть участников была снабжена легкими меховыми костюмами, одеваемыми под штурмовки, и меховыми носками. Такие костюмы применялись впервые в альпинистских восхождениях. Вопрос выбора наиболее подходящей легкой одежды, способной лучше всего удерживать тепло, — один из очень серьезных моментов для обеспечения успеха высокогорных восхождений. По данным ученого Румфорда, мех по своей теплопроводности лишь немного уступает гагачьему пуху, но зато имеет громадные преимущества в отношении впитывания влаги.

 

***

Проблема обеспечения горных походов жидким горючим топливом имеет очень актуальное значение, особенно в условиях горных походов РККА. Отряд имел наряду с кухнями и спиртом «мета» специальную бензиновую кухню с двумя горелками. Эта кухня испытывалась до высоты 6 200 м и дала хорошие результаты в отношении горения.

Большой интерес представляли специальные концентраты, изготовленные Научно-исследовательским институтом Военно-санитарного управления. Эти концентраты включали полный набор обеда, завтрака и ужина. Обед из двух блюд, куда входила полная норма мяса, капусты, картофеля, лука, моркови и пр., отпускаемый для красноармейца, весил около 100 граммов. Из таблетки весом в 40 — 50 граммов в течение нескольких минут приготавливались две мясные котлеты почти нормального размера, питательности и вкуса.

 

Акклиматизационный поход

С 1 по 10 августа бойцы проходили техническое обучение. Проводились беседы о защите от обмораживания, о приготовлении пищи в высокогорных условиях. Бойцы обучались режиму движения.

10 августа отряд вышел в акклиматизационный поход на высоту 6 200 м. В течение трех дней были организованы базы на высотах 5 100, 5 800 и 6 200 м. Первая база имела 2 вьючные кухни, дрова, тяжелые палатки, лазаретное оборудование. На высоте 6 200 м были устроены ледяные пещеры. Там бойцы сложили 10-дневный запас продовольствия, шакльтоны, часть палаток, теплых вещей, запасы горючего.

Все благополучно спустились вниз. Несколько задержался разведочный отряд, который получил задание найти наилучший путь дальше, к подножию пика Ленина.

Этот путь был найден, он вел из лагеря «6 200 м» на Западный отрог, где примерно с высоты 6 600 м кверху полого поднимались скалы и ряд площадок. На площадках можно было найти удобные места для бивуаков, а большие скалы служили хорошей защитой от ветров и бурь.

 

Штурм

Обещанное метеорологами временное прояснение погоды ожидалось около 20 августа.

Полковник Байдалинов дал приказ выступить 17 августа. 83 человека — бойцы, командиры и политработники, инструктора и врачи — двинулись друг за другом, длинной колонной по северным склонам Заалайского хребта. Шли по звеньям. Звено от звена держало интервал и было самостоятельно в выборе коротких передышек. В первом звене под командой инструктора Лукина шли в основном саперы. Второе звено возглавлял мастер альпинизма Церетели. Здесь шли капитан Мезевич и звено управления роты. Мастер Джапаридзе руководил звеном связистов. Звено туркменов (Атаев, Ансыев, Ташлиев и др.) шло под руководством мастера Белецкого. Сыны знойных пустынь быстро освоились с снеговыми условиями, с морозным воздухом, героически переносили все трудности и холода и не отставали от других бойцов. Пятым звеном, куда входил ряд пулеметчиков, руководил мастер Поляков. Шестое звено вели лейтенанты Совва и Ламберг. Кинооператоры шли вместе с другими бойцами в седьмом звене под руководством тов. Клименко. Восьмое (санитарное) звено вел старший лейтенант Колесников. И, наконец, разведочная группа шла на полдня впереди отряда под руководством старшего лейтенанта Власова, неся легкую рацию.

 

***

Отряд добрался без труда до лагеря «5100 м». Погода не улучшалась. Но облака могли разойтись за одну ночь. Решено было двигаться дальше. 18 августа добрались до лагеря «5 800 м».

Сыпалась крупа, облака стали ниже. Ветер-поземка, обычный на склонах пика Ленина, быстро сдувал снег со склонов и палаток. 19 августа отряд поднялся еще выше. Здесь, в убежищах на высоте 6 200 м, пришлось провести больше суток. Сыпал снег, подбрасываемый резким ветром. Бойцы отлеживались в палатках и пещерах. Радист Целишев принял сообщение, что к склонам Заалайского хребта подошла с севера волна холодного воздуха, что ожидается дальнейшее похолодание, усиление ветра, увеличение облачности и осадки. Но дальше глухо говорилось о возможном постепенном изменении погоды.

Наступило 21 августа. Облака поднялись выше, стих ветер. Кое-где проглядывало синее небо. Был дан приказ идти дальше. Часть бойцов, почувствовавших себя больными, была оставлена в убежищах под наблюдением санчасти отряда.

 

В жестокой битве со стихией

Медленно, увязая в снегу, двигался вверх отряд. Звено Лукина начало путь первым. На смену вышло звено тов. Полякова. Разрезая большую снежную выпуклость на склоне, тов. Поляков вызвал маленькую лавину, которая пронесла его около 30 м вниз. Товарищи Белецкий и Церетели помогли Полякову выбраться из снега. Взяв на всякий случай интервал друг от друга, бойцы двинулись дальше. Примерно не больше часа пути оставалось до выхода на скалы, где дожидалась разведка и где можно было шагать более уверенно, не увязая в глубоком снегу.

Мы шли осторожно, стараясь выбирать участки, где было меньше снега. Снегопад временами то усиливался, то стихал.

Бойцы были на высоте примерно около 6 500 м. До выхода на скалы оставалось около 200 м почти в горизонтальном направлении. Казалось, еще полчаса движения, и отряд будет в надежном убежище. В это время сквозь облака пробилось солнце и сразу заметно потеплело. Быстро начал тяжелеть насыщенный влагой снег и сверху, от подножия скалистых выступов, под которыми проходил отряд, пошли лавины.

Первые лавины были небольшими. Но становилось все теплее и толчки лавин стали сокрушительными. Несколько лавин вырвали из состава около 11 человек и меня в том числе. Пролетев около 200 м по снежному склону, мы остановились. Каждый выбирался из снега самостоятельно. В затруднительное положение попал лишь пулеметчик Мельников. У него лавина сорвала пулемет, — на помощь пришли товарищи. Пулемет был откопан.

Росла опасность новых лавин. Самые большие лавины проходили около тех скал, куда должен был выйти отряд. Был дан приказ повернуть обратно. Полчаса спуска, и отряд оказался около убежищ. Все забрались в пещеры.

Стало темнеть. В это время одна за другой две лавины пронеслись через середину лагеря. Бойцы, находившиеся в пещерах, казались ничем не потревоженными. Лавины закрыли входы в пещеры, но внутрь снег не попал, поэтому все лежали спокойно, считая, что, когда нужно будет выйти, они легко очистят выход. В худшем положении оказались командир отделения Помогайбо и корреспондент «Известий» Волков. Вместо того, чтобы забраться в пещеру целиком, они легли в палатке, передняя часть которой выходила наружу. Мы откопали их минут через 25 после прохождения лавины. Волков был в полуобморочном состоянии, но быстро пришел в себя.

Тов. Помогайбо лежал неподвижно. Искусственное дыхание не помогло. Врач констатировал смерть от разрыва сердца. Это была тяжелая потеря для всего отряда. Вскоре за первыми двумя лавинами через лагерь прошли одна за другой еще три небольших лавины, задев в основном крайние пещеры. Нужно было быстро решить задачу, как быть дальше. Лавины прошли около 8 часов вечера. Наступило похолодание. Снег не падал. Стало тихо. Нигде не было слышно хода лавин. Но мог возобновиться снегопад, могли пойти новые лавины на лагерь, и кто знает, удалось ли бы выбраться из пещер второй раз.

Было решено спускаться немедленно вниз до высоты 5 600 м, где была площадка наиболее безопасная от лавин. Спускаться ночью по глубокому снегу — нелегкое дело. Некоторые бойцы выражали пожелание остаться до утра в пещерах — там казалось теплей и надежней.

Но приказ был дан, и звено тов. Полякова первым начало спуск. Дальше пошли остальные звенья. Нужно было продуманно выбрать направление для спуска. Нельзя было без риска пересекать склон в горизонтальном направлении. Это могло подрезать снег и вызвать лавину.

Поляков сумел выдержать правильное направление. Благополучно весь отряд без жалоб, без задержек, организованно спустился вниз. На высоте 5 600 м провели ночь в выкопанных снежных ямах.

Утром — дальнейший спуск вниз, и 22 августа отряд добрался до лагеря «4 200 метров». В следующие дни буря разразилась с громадной силой. Снегопад и сильные ветры бушевали 23, 24 и 25 августа. Лавины шли по всем склонам пика Ленина, замели наши оставленные убежища. Громадная грунтовая лавина прошла по осыпи, где у нас был проложен вьючный путь, смела «на нет» тропы. Пришлось отсиживаться в лагере. Радиограмма командующего войсками САВО, а позднее приказ народного комиссара обороны тов. Ворошилова отметили достижения похода. Но ввиду особенно неблагоприятной погоды отряд получил приказ перенести штурм пика Ленина на 1937 г. Разрешено было только подняться за телом погибшего товарища и за оставленным имуществом. Это удалось выполнить нашей группе инструкторов и выделенных наиболее крепких бойцов только 28 августа.

В исключительно неблагоприятных условиях совершил свой учебный поход отряд САВО, достигнув высоты, на которой не была еще ни одна воинская часть в мире. Исключительную стойкость, организованность и дисциплину показали бойцы, не теряясь ни на секунду в условиях, где содрогнулись бы самые опытные и смелые альпинисты. Всегда на местах были командиры и политработники. Инструкторы также честно и добросовестно выполнили свою работу.

Поход дал большой опыт организации горных походов РККА, дал много нового для изучения условий передвижения на больших высотах. Наша задача — использовать этот опыт, чтобы научиться безаварийному альпинизму, чтобы научиться побеждать горы без жертв, при любых условиях.



Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru