Антология экспедиционного очерка



Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: F.S. Smythe. Mountain Scene. Adam and Charles Black, London, 1937

Ф.С. Смит. Горный пейзаж. Издательство Адам и Чарльз Блэк, Лондон, 1937.  

Перевод с английского

Фото сделаны автором в Альпах и в Гималаях


1. РАССЕЛИНА В ЛЕДНИКЕ БЛИЗ БЕРГЛИ



Фотографирование гор

 

Большинство тех, кто посещает гористую местность и наслаждается красивыми видами, будь то пешие туристы или альпинисты, любят делать фотоснимки - наглядный отчет об своих странствиях. Годы спустя, когда воспоминания ослабевают, фотография сможет вернуть многое из того, что уже забыто. Фотография - это больше, чем напоминание о каком- то эпизоде, она приводят в движение целый поток мыслей и чувств так же, как порой какой-нибудь запах может возродить целую сцену из детства. Даже старый выцветший и передержанный снимок может сотворить чудо, и нет смысла обсуждать, что чем лучше фотография, тем ярче сохраняется память о событии; поскольку хорошо сделанный снимок может не только оживить воспоминания, но и детали события и, кроме того, много других тонкостей: цвет, звук, запах, что может быть интересно даже кому-то еще, кроме обладателя снимков, особенно,  если он - открытый или бестактный товарищ (как я сам), который выставляет напоказ для просмотра свои  фотоальбомы друзьям и знакомым.

Прекрасный пейзаж заслуживает того, чтобы его хорошо запечатлели, и все же, даже руководствуясь основными принципами фотографии, сколько придется сделать попыток, чтобы достичь совершенства? Туристы часто подходят к покупке своей фотокамеры без разбора,  просто надеясь на лучшее, а результат часто - хуже некуда. Они верят, что смогут все сделать сами, у них нет понимания того, что для хороших фотографий требуется хорошее и сложное оборудование и длинный период обучения профессии. Все это нужно, чтобы сделать действительно прекрасную фотографию, подобную тем, что украшают стены фотографических выставок, - работы, которые могут быть сделаны лишь профессионалами с длительным опытом. Тех, кто делает удачные фотографии, часто спрашивают, как у них так получилось, и если они отвечают, что использовали самый простой аппарат и даже избежали такого сложного и ужасающего маневра, который известен под названием выдержки, на них смотрят с откровенным скептицизмом. Из 78 фотографий, приведенных в этой книге, только две или три были сделаны с использованием выдержки, а значительное большинство снимков - обычные фото, сделанные простыми и дешевыми карманными камерами. Несомненно, мои более опытные друзья ответят, что эти снимки таким образом и выглядят, и это мне напомнит о забавном случае около Церматта. Я шел по пути к хижине и столкнулся со старым джентльменом, наполовину погребенным под огромным куском темной ткани. Он притаился, как хищник, позади чудовищно тяжелой полнопластинной камеры весом по крайней мере тридцать фунтов. Он выбрал прекрасный вид! Я встал недалеко от него, вынул из кармана свою собственную маленькую камеру, чтобы сделать моментальный снимок. Когда я сделал снимок, старый джентльмен высунулся из-под ткани, и я услышал одно только слово, в котором было такое иссушающее презрение, что я навсегда его запомнил. Это было просто: «Snapshotter(«Делающий мгновенные снимки»). В следующий момент он удалил крышку с линзы своей камеры, сделал два или три мистических шага с ней, будто вызывая помощь некоторого божества, выполняя ужасный религиозный обряд.

Теперь я совершенно уверен, что старый джентльмен взял слишком большую экспозицию, поскольку день был очень ярким и освещение идеальное в тот момент. Что касается моего мгновенного снимка, мне, по крайней мере тогда, казалось, что он очень удачно получился, точно отобразил горный вид, и, я надеюсь, был сделан вполне художественно. И это приводит меня к следующему разделу касательно мастерства фотографии.

На первый взгляд, это кажется безнадежной задачей - вместить величественную гору высотой в несколько тысяч футов в скромные рамки фотографии, и основная ошибка в горной фотографии состоит в том, чтобы стараться поместить слишком много на один снимок. Всегда лучше оставить место фантазии и предположению, чем стараться показать весь вид в одной фотографии. Любой, впервые увидев горы, будет настолько впечатлен их красотой и великолепием, что не сможет осознать, что высота горы, ее размеры и цвета при уменьшении до размера маленькой фотографии, очень потеряют в качестве. Именно здесь живописец предпочтительнее фотографа, потому что он способен интерпретировать пространство и показывать основное, игнорируя второстепенные составляющие вида. Фотограф не может сделать этого, но он также может сделать многое, умело показывая основные детали и освещая основной предмет снимка. Все же он должен всегда помнить, что он не может соперничать с живописцем и должен с самого начала осознать, что фотография не может конкурировать с живописью, разве что в вопросе цвета. Поэтому грубой ошибкой было бы попытаться показать слишком много, но неправда и то, что фотограф, который стоит перед одной из самых великих сцен Природы, просто направляет свою камеру и фотографирует, иначе он был бы горестно разочарован результатом. Особенно это применимо к фотографиям гор.

По вышеупомянутым причинам, я хотел бы подчеркнуть важность такого наблюдения: чем больше природной красоты отражает фотография, тем более она сама по себе делается красивой. Одним из секретов мастерства фотографа является композиция снимка, и, поскольку фотограф более ограничен в работе с предметом изображения, чем живописец, композиция еще более важна в фотографии, чем в живописи.

Некоторым из нас это чувство дано от Бога, некоторым оно не дано, но лишь немногие не сумеют извлечь выгоду из изучения этой существенной стороны искусства фотографии. Даже при том, что у некоторых совсем отсутствует дар художника, очень многое можно почерпнуть при изучении азов искусства фотографии. Все, кто торгует фотокамерами, должны бесплатно прилагать к ним буклеты по искусству композиции. Есть многочисленные книги по этому предмету, и я хотел бы сказать, что те или иные из них следует изучить прежде, чем покупать камеру, и прежде, чем что-либо еще будет прочитано о технике фотографии, поскольку совершенно очевидно, что невежество может только привести к уродливым фотографиям. Многое можно понять, посещая картинные галереи, поскольку принципы, лежащие в основе живописи, подобны используемым в фотографии.

Передний план - самое важное в пейзажной фотографии. Даже фотография прекрасного Маттерхорна может быть ужасной, если не сопровождается передним планом. Передний план - мост между глазом и фоном, который на горной фотографии обычно является темой картины. В отсутствие любого такого моста глаз не может выхватить масштаб, если основные детали фотографии лежат в монотонной плоскости. Выбрав объект для переднего плана, будь то дерево, расселина в леднике, валун или группа людей, следующим важным моментом будет уравновесить этот передний план с общим фоном. Любой ценой следует избегать параллельных линий, и главный объект переднего плана никогда не должен находиться непосредственно напротив основного объекта. Это просто означает, что картина не должна быть разделена на очевидные куски. Например, сосна на фото, геометрически пересекающая отдаленную вершину горы, - фатальная ошибка; поместите ее немного в сторону от основного объекта - и получите картину. Точно так же передний план не должен быть помехой фону; они должны быть уравновешены таким образом, чтобы взгляд сам по себе охотно скользил вперед. Опять же, передний план не должен быть не в фокусе или находиться в центре композиции за счет фона; это - одна из самых общих ошибок в фотографии. Этого можно избежать увеличивая глубину резкости, что означает более длительную выдержку, или фотограф должен встать дальше от объекта переднего плана и урезать картину горному фотографу придется часто делать это, если у него не будет времени на установку экспозиции. В то же самое время не очень мудро включать передний план просто потому, что он должен быть на фото. Но следует помнить, что передний план столь важен, и я действительно подчеркнул бы этот момент, что фотограф в выборе своего переднего плана предпринимает даже больше усилий, чем в выборе фоновой части.

Заключительная композиция зависит от очертаний предмета. Природа не любит прямые линии; у самой Земли, на которой мы живем, поверхность искривлена. Она стремится к гармонии и симметрии: ее формы являются ритмичными и плавными. Поэтому, главное - не просто изобразить фрагмент пейзажа таким способом, чтобы дать ложную идею целого; напротив, следует так изобразить частное, чтобы передать дух целого. Нигде в Природе нет более грациозных форм и линий, чем в щедрых горных местностях, даже податливый ясень или смелая извилина большой реки не могут конкурировать с подъемом крутого склона к облакам. А вечные драмы солнца и облаков - восхищение и отчаяние всех тех, кто запечатлел бы частичку их красоты на кусочке целлулоида. Внимательнее ищите момент, когда эти могущественные формы и пространства могут быть наиболее искусно запечатлены. Изучите каждую фотографию как нечто содержащее тонкие компоненты красоты и тщательно рассмотрите их прежде, чем рисковать во время рокового и часто фатального щелчка аппарата. Выстройте благородно элементы композиции; не «сваливайте их в кучу» в одном углу снимка и не сжимайте их вместе в безнадежном скоплении враждующих элементов. Что лучше: клумба, изобилующая массой сталкивающихся друг с другом цветов, или единственный цветок? Простота - душа Природы, и она же - душа хорошей фотографии. Множество холмов, широко раскинувшихся к отдаленным горизонтам, может очаровать взгляд. Но есть некое колдовство в пространстве и расстояниях если это попробовать вставить в рамку одного фото - зачастую результатом будет уродство; бессмысленный набор нагроможденных друг на друга форм.

Все эти линии: луг на переднем плане и деревья, изгибающаяся внизу долина реки, восходящие широкие массы пиков - должны быть композиционно выстроены. Здесь не сработает ни эмпирическое правило, ни техника фокусирования, и экспозиции не предотвратит бедствие. В лучших работах фотографа должен быть некий элемент бессознательного творчества, вне зависимости от знания техники, но, тем не менее, очень многое можно достигнуть, если изучить принципы составления композиции. Посмотрите на пейзаж через видоискатель настолько тщательно, как если бы Вы собирались разбить там сад. Следите за тем, чтобы взгляд скользил по этому виду, в поиске чего-то большего. Луг, долина и склоны формируют линии, которые встречаются в некой точке. Может быть полдюжины или больше этих точек соприкосновений, или, возможно, только одна или две на самом простом снимке. Эти точки пересечения - фокусы интереса. Держите один или два из них за рамками фото, и это стимулирует Ваше воображение, но если держать их все в поле зрения, то картина становится сложной, а осложнение фотографии – демонстрация глупости.

Фото должно быть сбалансировано горизонтально и вертикально. Поэтому попытайтесь вообразить себе некие весы. Природа терпеть не может резких скачков; ее возвышенности растут ритмично и плавно, даже если Вы захватили на фото только маленькую  часть. Вы можете передать впечатление от паузы, которая фактически не существует в природе, потому что человеческий глаз может видеть дальше и оценивать те вещи, которые камера не может передать из-за ее ограниченности. Таким образом, единственная черная тень может пройти не замеченной глазом, но становится очень заметной, когда она заполняет большую часть фотографии. В горной фотографии мы «готовим блюдо» из природы, и, чтобы сделать наше блюдо приемлемым, мы должны включать в него не только правильное количество компонентов, но и в правильной пропорции.

Освещение, хотя этот вопрос следует изучать отдельно, является все же неотъемлемой частью композиции, поскольку оно подчеркивает или подавляет линии и детали фотографии. Плохое освещение не может сделать самую прекрасную линейную композицию эффективной. Возможно самый пагубный совет, когда-либо дававшийся новичку в фотографии, будет следующий: «держите солнце за спиной». Но тем не менее это факт: большинство эффектных видов и фотографий гор сделаны именно тогда, когда солнце находится где-нибудь в половине круга перед фотографом, и во многих случаях фотография оправдана при освещении, когда солнце непосредственно перед фотографом, если линза ограждена или облака скрывают солнце. Хорошо снимать таким образом снег, поскольку в этом случае видна структура снега, и фотография наполняется тонкой интригой. Самые тоскливые и нехудожественные фото видов снега – снимки, снятые с солнцем, сияющим строго позади фотографа. Такие фотографии - или плоские по тональности, или резкие с черно-белым эффектом, где скалы в виде сажи, а снег ярко-белый. Исследование значительного большинства фотографий в этой книге будет редко показывать солнце позади фотографа. Чем ниже находится солнце, тем важнее надо отнестись к освещению. Тени становятся более длинными, более глубокими и широкими и имеют тенденцию доминировать над картиной, и только квалифицированная подготовка поможет уравновесить общий снимок. Худшие часы для горной фотографии - от 10 утра до 2 часов пополудни, в это время освещение является самым плоским, хотя это до некоторой степени зависит от сезона. На всем протяжении зимнего дня возможно сделать хорошую фотографию. Конечно, это обобщение, поскольку облака могут помочь эффектам освещения в любой час дня.

Проблема, с которой часто сталкивается горный фотограф, состоит в том, должен ли он пожертвовать деталями в тенях, чтобы показать детали в сильно освещенных участках фото, или передержать светлые детали, чтобы получились темные. Мой опыт подсказывает, что успешный компромисс не возможен с обычной ортохроматической пленкой и что должна быть использована панхроматическая пленка, чтобы иметь возможность обеспечить все оттенки цвета. Это снова обобщение; многие фотографии в этой книге были сделаны на ортохроматической пленке, и трудно обнаружить различие между ними и сделанными на панхроматической пленке. Однако в целом на панхроматической пленке не только лучше переданы оттенки цвета, но и отсутствует эффект сажи и ослепительно белого цвета, которые получаются, как я упоминал, когда снег снят на ортохроматическую пленку. Для многих новичков слово панхроматическая пленка имеет зловещий смысл: якобы она может быть использована только квалифицированными фотографами. Но это мнение в настоящее время ни в коем случае не правомерно. На рынке имеются пленки, которые позволяют большую широту экспозиций, так что новичок без наличия экспонометра (exposure meter) сможет сделать хорошие фотографии. Я использую пленку «Панатомик» (Panatomic) и считаю ее лучший из всех для съемки в горах.

Фильтры часто создают большие проблемы, и кстати, только каждая пятая из фотографий в этой книге сделана с ними. Многие фотографы используют плотные фильтры, которые приводят к  слишком светлым пейзажам и темным небесам, на которых слишком ярко и рельефно выделяются облака. Нет сомнения, что разумное использование фильтра может улучшить много фотографий. Фильтры важны, когда снимаешь комбинированные виды, объединяющие траву, лес и горы снега, поскольку без фильтров все казалось бы слишком контрастным. Трава в комбинации с горой снега обеспечивает слишком большое различие тона для пленки и отпечаток будет слишком мрачным, а снег будет слишком невыразителен и не выделится на фоне неба, если не будет использоваться фильтр. Какая плотность фильтра должна быть использована - вопрос опыта. Я использую зеленые, желтые и красные, получая более интересные снимки именно через красный цвет. Должна ли четкость тона быть нацелена на то, чтобы передать в точности горный пейзаж, является делом вкуса. Многих поразят противоестественно темное небо на более ранних фотографиях Эвереста. Ряд прекрасных фотографий был сделан во время первой экспедиции, но многие пейзажи выглядят так, как если бы они были сфотографированы со вспышкой. Горы на них выглядят мрачными и призрачными на фоне почти черного неба, в котором облака выделяются с вызывающей отчетливостью. Нравятся ли Вам эти фото, опять же вопрос личного вкуса. Я так не снимаю, потому что я видел эти горы в оригинале и знаю, что подобные снимки являются неестественными. Этот неестественный вид получается при использовании инфракрасной пластины, которая делает интересные фото некрасивыми. Небо на больших высотах даже в Альпах - более темно-синего цвета, чем на уровне моря вследствие более сухого воздуха, но оно ни в коем случае не черное. Не лучше ли использовать фотографию как средство передачи красоты природы максимально искренне? На высоких снежных пиках, будь то в Альпах или в Гималаях, прекрасные фото можно сделать без фильтра или, в крайнем случае, с помощью очень легкого фильтра, который, скажем, просто удваивает экспозицию. Более плотные фильтры могут быть использованы для более плотных атмосфер или, как уже было предложено, для видов долины, где нежелательны тяжелые тона, или когда в фотопейзаж включены далекие горизонты.

Современные приборы для определения экспозиции настолько точны, что их не стоит бояться даже самому начинающему фотографу. В то же самое время нужно помнить, что любой вид, заслуживающий того, чтобы его запечатлели на пленке, имеет право быть переданным с предельной точностью, а это может быть получено, только если точно выбрана экспозиция, именно она определяет различие между просто неплохой и прекрасной фотографией. Это - тот случай, где побеждает миниатюрная камера, снимающая на 35-миллиметровую пленку: в случаях сомнения, легко сделать два или три снимка того же самого предмета с различной выдержкой.

Приборов для выставления экспозиции множество, я склоняюсь к тому, чтобы признать фотоэлектрический принцип наилучшим, хотя нужно помнить, что он становится неточным при использовании на большой высоте вследствие увеличения количества ультрафиолета в атмосфере. Я должен признаться, что  не использую экспонометр, и ни одна из фотографий в этой книге не была сделана с его помощью; это не из-за большого опыта, а от лени; альбомы с моими неудачными снимками могли бы заполнить несколько книжных полок.

Возможно, неблагоразумно говорить о фото с хорошей экспозицией, поскольку мнения относительно того, что является фотографией с правильной выдержкой различны. В горной фотографии я предпочитаю стремиться к легким, а не плотным негативам, где много деталей и в тенях, и в хорошо освещенных предметах. Я полагаю, что лучшие результаты могут быть получены, при печати тонких негативов на быстропроявляющейся (fastish) бумаге, чем, печатая плотные негативы на медленной бумаге, хотя, я ожидаю, что наиболее опытные, чем я, абсолютно не согласятся со мной в этом вопросе.

В горной фотографии редко необходимо брать выдержку, если плотные фильтры не используются. В гористых странах трудно измерить экспозицию. Например, в более низких долинах Гималаев важно дать намного большую экспозицию, чем это кажется необходимым, в то время как точная выдержка применяется на больших высотах. То же самое верно для Швейцарии, хотя там различия не столь существенны. Свет солнца играет странные шутки; почему человек может выйти без головного убора в районе Амазонки без опасности получения солнечного удара, и не сможет поступить так в Северной Индии, которая находится вне зоны тропиков?

Фотоаппарат - в значительной степени вопрос личного вкуса. Можно предположить, что камера для горной фотографии должна быть легкой и портативной - достаточно маленькой, чтобы ее можно было нести в кармане, так как неудобно ее постоянно извлекать из рюкзака, особенно на трудном подъеме. Я попробовал различные камеры, но лучшей, которую я все же обнаружил для горной фотографии, является «Этуи» Etui»). С ней можно использовать или пакеты пленок, или пластины, но найдется немного тех, кто захочет возиться с последними. Тем более, пакеты пленки в настоящее время настолько надежны и хорошо иметь адаптер пакета пленки, закрепленный к спинке камеры, поскольку это предотвращает затемнение пленки, и утомительную потребность использовать темный рукав, о котором, как я знаю из горького опыта, легко забывают в «горячий момент». Лучший размер пленки составляет 2,5 дюйма на 3,5 дюйма, поскольку с современными почти незернистыми пленками этого размера могут быть сделаны увеличения до или около 25 дюймов на 30 дюймов. «Этуи» этого размера весит всего один фунт, и один пакет пленки с двенадцатью негативами добавляет еще четыре унции веса. Многие, однако, предпочитают миниатюрные камеры, такие как «Лейка» и «Ретина» - действительно миниатюрные камеры, по причине того, что ими можно снять три дюжины фото на одну шпульку пленки, и низкую цену фотографии, они являются модными. Нужно помнить, однако, что увеличения фото намного более чем 10 или 12 дюймов являются неудовлетворительными по сравнению с теми, которыми можно сделать с более крупных негативов. По этой причине я выбираю камеру размером 2,5 дюйма на 3,5. Кроме того, большинство миниатюрных камер весит больше чем «Этуи», которая, несмотря на свою легкость и мобильность, очень крепкая и долго служит.

Горный фотограф редко нуждается в скорости затвора выше 1/50 секунды, и нет никакого дополнительного устройства в наличии сложного затвора, поскольку это просто увеличивает вес камеры. Очень много камер в настоящее время оснащены затвором «Компур». Он надежен, кроме условий чрезвычайного холода, когда порой наблюдается значительное замедление его скорости. Возможно, самый простой и самый надежный затвор фотоаппарата для горной работы - саморегулируемый, приводимый в действие сильной пружиной, поскольку нет никакого сложного механизма, который может выйти из строя.

Одно устройство, которое я считаю обязательным, является механизм автоспуска, который приспособлен ко многим затворам «Компур». Он дает задержку в 15 секунд, прежде чем механизм затвора будет приведен в движение с тем, чтобы фотограф мог запечатлеть и себя на фото. Иногда желательна человеческая фигура, чтобы выделить масштаб предмета или добавить жизни и передний план к фотографии; к сожалению, многие горные снимки делаются без участия человеческих фигур. Хотя иногда слишком легко испортить фото, вставляя кого-то неудачно расположенного в композицию.

За исключением фотографий топографического плана широкая угловая линза является полностью неудовлетворительной для снимков гор, я всегда одобрял линзу с немного более длинным центром, чем стандартная линза, поставляемая в большинстве камер. Говоря в целом, чем больше деталей включено в горную фотографию, тем она менее эффективна, как я уже указывал ранее, цель фотографа - сконцентрироваться на одном специфическом аспекте горного пейзажа, а не попытаться включить все в максимально возможной степени. По этой причине скорее длинные, чем короткие фокусные линзы являются необходимыми. Телеобъективы выступают в роли  дополнительных длиннофокусных линз, которые позволяют включить в кадр незначительную часть предмета, поэтому  для камеры необходима некоторая поддержка как  для фокусировки, так и для экспозиции, причем подобная поддержка оказывается более обязательной, чем для камеры с короткой фокусной линзой. Телеобъектив - самое желательное дополнение, поскольку кроме интересных предметов, которые могут быть сняты и в топографических целях, он может, выделив  одну маленькую деталь горного пейзажа, сделать эффектное фото. Нужно признать, однако, что с художественной точки зрения трудность переднего плана нелегко преодолеть, поэтому при работе с телеобъективом требуется значительно больше навыка для эффектного фотографирования. Говоря в целом, основной объект съемки должен сам по себе быть достаточно эффектным, чтобы можно было обойтись без переднего плана.

Чтобы впоследствии вспоминать о каникулах, проведенных в горах, альпинист будет нуждаться кое в чем лучшем, чем простая контактная печать. Прекрасным отчетом  будут фотографии, отпечатанные в углероде или карбоне (carbon или carbro processes), которые обладают преимуществом постоянства. Углеродистый процесс может сделать увеличенный негатив,  поэтому этот способ более дорогой по сравнению с процессом бромида, особенно в том случае, когда требуются один или два снимка, в случае нескольких копий, однако, это будет более дешево. Увеличение никакого другого объекта не усиливает так красоту и великолепие, как на горной фотографии, поскольку каждый линейный дюйм делает масштаб более очевидным. В этой связи есть некоторые сомнения, что одно действительно великолепное увеличение стоит хозяину маленьких, и фотограф, думающий об украшении своих стен, преуспеет, если сконцентрируется на всего лишь нескольких лучших картинах. Прекрасное увеличенное фото горной природы окрыляет альпиниста и позволяет ему пережить еще раз великолепный день в горах.

Британские холмы

 

2. ХОЛМЫ ХОЛМБЕРИ


Весьма уместно, чтобы книга горных фотографий началась с фотографии, снятой в нескольких милях от Лондона на небольшом горном хребте Норт-Даунса, даже при том, что этот том включает фотографии, снятые на самых больших в мире вершинах, поскольку большинство британских альпинистов училось именно на британских холмах и их любовь к холмам началась с прогулки по этим предгорьям (Даунс). После возвращения альпиниста  из больших горных стран его часто спрашивают, не находит ли он британские холмы незначительными. Ответ таков: красота и величие холмов не измеряется их высотой. Это не разочарование - возвратиться с Эвереста к холму Холмбри; напротив, у старой доброй английской сельской местности есть особое очарование, так что сравнения столь же бесполезны, как и смешны. По своему опыту могу сказать: в мире нет столь же красивой сельской местности, как английская, и столь беззаботных холмов, как английские.


3. ДЭРВЕНТВОТЕР

Английский Озерный край  маленький, чуть больше  двадцати квадратных миль, но это самый яркий драгоценный камень в короне английского пейзажа. Предпринимаются усилия, чтобы сохранить его таким, чтобы будущие поколения могли наслаждаться его красотами, а край стал бы национальной собственностью. Нет больше подобных холмистых регионов, изобилующих такими богатыми и разнообразными красками, ни одного, где горизонты так далеки и покрыты дымкой, где мир более глубок. Да, но на расстоянии всего в несколько миль фабричные дымоходы льют свой дым по изможденным пейзажам.

Воспроизвести хотя бы одну десятую часть этой красоты на пленке - в высшей степени трудная задача для фотографа. Я стыжусь думать о пластинах и пленках, которые я потратил впустую, когда мягкие синие холмы, один позади другого, бросали вызов камере, а снимки получились серыми и безжизненными. Должно быть очень хорошее освещение - иначе бесполезно пытаться поймать в объектив величественность этих холмов, когда за них цепляются влажные туманы из Атлантики. Передний план является более существенным здесь, чем где-либо. Только передний план поможет создать  перспективу. Выбирайте передний план Вашей фотографии еще более тщательно, чем фон.


4. ЗАКАТ С БЕН-НЕВИСА

Шотландские холмы являются красочными и таинственными долгими вечерами в июне. На всем протяжении ночи северное небо заполнено светом. Тонкий голубой, фиолетовый, зеленый и золотой оттенки  вдохновляют фотографа. Незабываемо плато вершины Бен-Невиса в западных лучах солнца от одного из горных хребтов или оврагов с крутой темной северной стороны горы. Эта фотография была снята в поздний час, но солнце было все еще намного выше горизонта, и его лучи были отражены в Озере Линнхе (Loch Linnhe), которое простирается на юго-запад в Атлантический туман.


5. ВЕРШИНА ЛЛИВЕДД (LLIWEDD)


Лливедд — самая высокая скала в Англии и Уэльсе и самая прекрасная для восхождения. Ее темные утесы, возвышающиеся в виде голых скал из глубин более темных вод Ллин Ллидоу (Llyn Llydaw), являются самым знакомым видом для всех посетителей района Сноудон. На этой фотографии изображен только что завершенный подъем, когда альпинисты были вознаграждены тем особенным видом, который возможен только в британских холмах — проблеск через туманную сверкающую сквозь синие холмы атмосферу, разнообразие игры  света и тени. Вот пример, где вмешательство человека положительно влияет на композицию фотографии, увлекает взгляд вперед и за пределы снимка. Присутствие человека освобождает кадр от определенной монотонности.


6. ГОРНЫЙ ПОТОК


Бегущая вода оживляет любой пейзаж. Поток воды с холма часто уменьшает серую монотонность, подчас присущую виду британских холмов. Серый фон является проблемой. Цвет, необъятность и тонкие переливы тона должны быть втиснуты в рамки маленького черно-белого снимка или пластины. Кроме того, извилистый поток, с силой пробивающий себе путь через вереск, должен быть срифмован с длинным подъемом холма вдалеке.


7.  ВЗГЛЯД НА ЮГ С БЕН ЛОЙЕРСА (BEN LAWERS)


Бен Лойерс - холм высотой 3 984 фута, расположенный на северо-западе озера Тея в Пертшире (Perthshire) в Южном Хайленде. Фотография была сделана в начале зимнего снегопада, который засыпал все выше 2000-футового уровня. Я склоняюсь к тому, что пейзажи горной Шотландии являются самыми трудными объектами с точки зрения эффективного фотографирования холмов. Зимой освещение нелегко измерить вследствие низкого солнца и особенно из-за большого количества водяного пара, обычно имеющегося в воздухе, отсутствие деревьев добавляет трудности для выбора переднего плана, который помог бы взгляду оценить масштаб. Это относится ко всем более-менее высоким британским холмам. Таким образом, фотограф при составлении композиции снимка зависит от расположения хребтов и горных склонов. Облака и тени от облаков увеличивают очевидное расстояние, которое настолько сложно передать на фотографиях холма. Приведенная здесь фотография является вариантом композиции, хотя ни в коем случае не является хорошей.


Восточные Альпы 

В Восточных Альпах нет таких вершин, которые могли бы сравниться по высоте и трудности восхождения с таковыми в Швейцарских и Французских Альпах, но все же эти вершины трудно превзойти по красоте и очарованию. Это идеальная местность для всех, кто любит бродить по холмам, наслаждаясь превосходными хижинами. Горные гостиницы немецкого и австрийского Альпийского Клуба позволяют совершать много длинных и высотных туров с минимумом пищи и снаряжения, хотя всегда нужно помнить, что в этих горах так же, как и Больших Альпах, случаются периоды с суровыми и опасными погодными условиями.

Хотя эта местность посещается многими тысячами туристов, в основном большинство тирольских деревень и долин сохраняют свое простое очарование, и путешественник всегда чувствует, что ему рады в гостиницах и что глубина его кармана не единственный подход, вызывающий к нему симпатию. Для фотографа Тироль является раем, поскольку фотограф-пейзажист может найти здесь для себя любую композицию, которую пожелает среди плодородных долин с их покрытыми цветочным ковром лугами и живописными деревнями, его ливнями, лесами и покрытыми снегом пиками. Я провел много самых счастливых дней в горах, просто бродя по окрестностям, взбираясь и поднимаясь на холмистые горы в этой прекрасной горной стране, неизменно в сопровождении камеры.

Для удобства мною в этот раздел были также включены такие горные массивы, как Энгальдины и Альпы Гларус (Engadine Glarus). Последние, особенно Бернина и Бренаглия (Bregaglia), обеспечивает роскошные маршруты, хотя они здесь несколько короче, чем вокруг более высоких пиков Пеннин, Оберланда и горного диапазона Монблана. Последние редко посещаются британскими альпинистами, но они также очаровательны, а на расстоянии нескольких квадратных миль тут можно встретить огромные пропасти и красивейшие долины.. Немного найдется в мире более внушительных ущелий, чем на вершине Линталя (Linthal), или же долин, более изобилующих цветами, чем Мадеранерталь (Maderanerthal). Я должен извиниться перед читателем за то, что не включил в эту группу Доломиты и Ордер. Я поднимался на все названные ранее горы, но не на последние. Те фотографии, что у меня есть, не смогут отдать должное уникальной по красоте горной стране. Доломиты напоминают божественные парковые насаждения, а не обычную горную цепь, и я предпочел бы повторно посетить их и повторно фотографировать их прежде, чем попытаться показать их экстраординарные пики критически настроенному читателю. Вспоминая мою прошлую неудачную попытку эффектно их сфотографировать (шестнадцать лет назад я был полным профаном в фотографии), я думаю, что необходимы современные панхроматические пленки или пластины и плотный фильтр, возможно, красный, чтобы суметь показать их красные и желтые цвета в комбинации с яркими зелеными пастбищами, окружающими их. Я могу оказаться неправ, и опыт других фотографов был бы для меня очень интересен.

8. ЗИМНЕЕ УТРО В РАЙОНЕ СВ.АНТОНА


Несколько лет назад Ст.-Антон-ам-Арлберг (Св.Антон на реке Арлберг) был почти неизвестен любителям зимнего спорта, а теперь он стал одним из самых популярных лыжных центров в Альпах. Это произошло из-за прекрасной для лыжного спорта местности и известной лыжной спортивной школы Арлберг, основанной после войны Хэннесом Шнайдером. В пору моего студенчества мне повезло провести тут целую зиму и совершить множество экспедиций на лыжах на соседние вершины. Я был невежей в фотографии в то время, поэтому лишь немногие фото, которые я сделал там, воздают должное пейзажам района. В этом краю, если не равному по великолепию швейцарским Альпам, есть свое очарование. Длинные лесистые долины приводят вверх к обширным снежным равнинам, где много отличных подъемов и спусков на лыжах. Композиция снимков самая обычная - с заснеженной ветвью на переднем плане, с шале на втором плане и вершиной на заднем плане. Такой снимок служит для того, чтобы продемонстрировать один или два основных принципа в фотографии: простоту композиции. Правильная расстановка элементов и соблюдение баланса главных деталей дают возможность глазам отдохнуть, а не метался по снимку. И наконец, освещение было контровым, то есть солнце было расположено прямо перед камерой.

9. РЯД СОСЕН: СВ. АНТОН


Еловый лес, покрытый недавно выпавшим снегом, всегда является привлекательным объектом для камеры - снег подчеркивает красоту деревьев. Без него они выглядят несколько уныло и непривлекательно. Можно предложить простое решение того, как красиво снять густые лесные массивы - надо использовать некий контраст, и лучший снимок получится, если разрядить картину леса посредством тропинки или реки, поскольку это передаст расстояние, позволяя взгляду свободно скользить вперед. Такие фотографии также передают полную неподвижность и тишину Альп зимой, когда ручьи заморожены, и мороз накладывает свой отпечаток на все живое вокруг. Эта тишина — один из самых замечательных аспектов гор, и это тем более очевидно для людей, привыкших проводить большую часть своей жизни среди шума и суеты повседневности. Это — тишина, которую можно физически ощутить и прочувствовать. В неподвижном морозном воздухе, когда нет ни ветерка, чтобы стряхнуть перистые кристаллики снега, льющегося как соль с ветвей, можно напрягать слух, но обнаруживаешь только тишину вокруг - тишину, вызванную жизненными силами Вселенной, видимыми и невидимыми.


10.ЗАМЕРЗШИЙ РУЧЕЙ

Одним роскошным утром я шел на лыжах по холмам Арлберга около Святого Антона и случайно наткнулся на замерзший поток, покрытый цветами мороза. Это было красивое зрелище, но как трудно его эффектно сфотографировать! Вначале надо выбрать кусочек всего пейзажа для воспроизведения, а это всегда - самый сложный вопрос в фотографии, хотя этот момент и является основным принципом в пейзажной работе. Фон и передний план должны быть смешаны, важнейшее значение тут имеет освещение. Кажется, я провел не менее получаса, составляя композицию будущей фотографии. Морозные узоры служат для того, чтобы разнообразить незначительный передний план. Тени на снегу и темном поясе соснового леса усиливаются, солнце в вышине все это освещает непосредственно со стороны объектива, но гораздо выше него, отражаясь ото льда. Возможно, изюминка кадра - нежный изгиб смелых линий, их точки пересечения уходят далеко за рамки снимка. Такие линии стимулируют воображение, не размывая смысла самой иллюстрации. В пейзажной фотографии следует любой ценой избегать резких, жестко пересекающихся линий.


11. ВОДОПАД КРИММЛ (TOE KRIMML FALLS)


В западном конце Пинзгау Тал (Pinzgau Tal) находится деревня Криммл (Krimml), до которой легко добраться по узкоколейной железной дороге от Цель-ам-Зее (Zell-am-See). Выше деревни расположен известный водопад Криммл, который, как я полаю, является самым прекрасным в Альпах, если не во всей Европе. Воды ледника Криммлер Баха спускаются по ряду скал с нескольких сот футов высоты. Фотографировать этот водопад все равно, что фотографировать любой другой водопад: в значительной степени это вопрос удачи и освещения. Эта фотография была снята в туманный дождливый день, когда солнце пыталось выглянуть из-за облаков. Обстоятельства объединились, и вышел эффектный снимок — может быть, он только чуточку недодержан. Основная трудность была в том, как выстроить в композиции сосны на переднем плане, поскольку нет никакого другого объекта для фотографирования, где столь необходим передний план, как для удачного снимка водопада. Выдержка при фотографировании быстро движущейся воды никогда не должна быть меньше чем 1/50 секунды, иначе вода будет казаться противоестественно гладкой и размытой, - ошибка, часто замечаемая на снимках, которые могли бы быть просто превосходными, если бы не этот недостаток.


12. ОБЕР-ЗУЛЬБАХ ТАЛ (OBER-SULZBACH TAL)


Падающая вода всегда является приятным объектом для фотографирования, а если еще водопад окружен темными сосновыми лесами и освещен серебром падающего снега, картина бесподобна. Обер-Зульбах Тал в Хохе Тауэрн (Hohe Tauern) типичен для многих восхитительных долин в австрийских Альпах; там есть сосновые леса, плодородные Альпийские луга, богатые цветами, ледники и высокие вершины на горизонте. Шумные потоки воды с ледника спешат влиться в Дунай. Такие пейзажи представляют собой идеальные природные композиции, если, конечно, в них не намешать слишком много компонентов.


13. ВЕРШИНА ВАЙЛЬДГЕРЛОС ШПИТЦ (WILDGERLOS SPITZE)


Горная цепь Рейхен (Reichen) находится немного в стороне от Хохе Тауэрна и горных цепей Циллерталь (Zillertal). Его самые значительные пики немногим превышают 11000 футов, но они интересны и очаровательны и  имеют ряд отличительных особенностей. Кэмпбэлл Секорд и я провели однажды счастливый день, преодолевая основные пики этого кряжа, и эта фотография была снята на последней вершине, которую мы посетили тогда. Это было в конце дня, и скалы были теплые, впитавшие в себя целый солнечный день. Не было ни ветерка, горные хребты баварских Альп на северо-востоке были обрисованы в общих чертах в пурпурном тумане, заполнившем долины до определенного уровня, будто жидкость. Мой компаньон стоял на острых перевернутых плитах вершины, а я отступил на несколько ярдов и сфотографировал его и вид, открывающийся оттуда. Это был бы унылый и даже монотонный снимок, если бы не пояс тумана, который, отделяя отдаленные горные хребты, дает ощущение расстояния и глубины. Кроме того, мой компаньон отлично позировал — очень легко испортить снимок, включая в композицию фигуру человека, если она размещена неправильно. Острые, каменистые плиты жестко впиваются в землю. Как они эффектны на переднем плане!


14. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ГРЕБЕНЬ БОЛЬШОГО ВЕНЕДИГЕРА


Горные хребты вдали всегда трудно сфотографировать, поскольку камера не меньше, чем глаз, обманывается перспективой и главные особенности горного хребта, его башни и впадины получаются сплюснутыми. Фотограф должен поймать редкое мгновение, когда открывается вид на весь гребень горы. Северо-западный горный хребет Гросс Венединера является столь прекрасным, сколь и трудным горным хребтом. Обычный маршрут проходит по снегу на лыжах. Это был мой последний подъем с Кэмпбэллом Секордом, и я сделал этот снимок, когда мы пересекали австрийские Альпы. Фотография передает некоторую идею прекрасного широкого края, искусно разбитого скалистыми башнями, отделенными лезвиями снега и льда. Плюс такой фотографии в том, что она показывает красоту горного хребта в перспективе. Острые параболические края снегового поля передают восторг альпиниста, ступившего на путь, ведущий к вершине девственного горного заснеженного хребта.


15. САМНАУН ТАЛ ( SAMNAUN ТАL)


Самнаун Тал является одной из большинства восточных швейцарских долин, которая находится вдали от известных туристских маршрутов, хотя превосходная дорога соединяет ее с гостиницей Тал и Унтер Энгадином. Если она и не обладает лучшими качествами знаменитых швейцарских долин, она, тем не менее, очень красива, особенно в центральных и высших частях, в весеннее время и в начале лета во время обильного цветения. Фотографию долины нелегко сделать успешно в отсутствие сюжета на переднем плане. Я попытался передать тихое очарование посредством тонкой градации оттенков, в чем камере очень помогли наклонные линии склонов. Маленькая отдельно стоящая скала, укрытая сливочными анемонами, создала необходимый передний план, подчеркнув и высоту, и расстояние. Панхроматическая пленка является существенной основой удачного снимка, иначе только самое выигрышное освещение позволит сделать картину живой и объемной.


16. РАССВЕТ НА ЛЕДНИКЕ РОЗЭГ


В трех случаях в середине зимы я отправлялся от Хижины Коаз, чтобы подняться к Виз Розег, но каждый раз мешала плохая погода, цепляющаяся за высокие пики Энгадин в этот сезон. Эта фотография была сделана после того, как мы с другом  должны были провести в хижине три дня во время снежной бури. Буря приветствовала нас на рассвете на леднике Розег, и стало очевидно, что мы не сможем достичь нашей цели. Однако я не упустил случая сделать кадр: мой компаньон на переднем плане медленно идет через мягкий, глубокий пылевидный снег («Pulverschnee»), дорожка следов за ним ведет взгляд вперед через ледник к гряде. Слабо пробивается солнце из-за туч. Фотография была тщательно спланирована таким образом, чтобы никакая резкая линия не расколола ее, и при этом тщательно сохранялся баланс между лыжным следом и фоном пиков, облаков и солнечного света. Короткая экспозиция и тонкий, но блестящий негатив с большим количеством деталей - секрет успешных снимков рассвета и заката.


17. МАДЕРАНЕР ТАЛ ОТ ХИЖИНЫ ХОФИ


В 1934 во время пересечения Швейцарии в одиночку на лыжах я пересек перевал Клариден от Линталя до Амстега. Во время спуска с перевала меня настиг фён, и я смог благополучно достигнуть хижины Хюфи (Hufi), преодолев несколько очень опасных снежных склонов. Эта хижина расположена на разломе, проходящем через Мадеранер Тал, основание которого находится на 4000 футов ниже. Весь день после того, как я достиг хижины, большие лавины ревели и спускались вниз по крутым склонам в долину, но к вечеру, когда влажные облака начали рассеиваться, я смог сделать эту фотографию. Глубина, которую всегда трудно передать на фотографии получилась, возможно, из-за присутствия заснеженной скалы на переднем плане, который служит дополнением к потоку долины, расположенной ниже. Блеск на такого рода фотографиях достигается с помощью короткой экспозиции с маленькой выдержкой.


18-19 КРОКУСЫ

 

Однажды утром весной 1934 года я поднялся через крутой сосновый лес выше Амстега, направляясь к Фелли Лаке, перевалу, который я пересекал по пути к Андерматту.

И вот после трудного подъема я оказался на вершине. Поскольку я только что вышел из мрака леса, я изумленно начал тереть глаза. Неужели внезапно выпал снег? Нет, не снег, а крокусы, огромная цветущая поляна крокусов. Никогда больше я такого не видел! Склоны небольшой вершины пылали. Цветочные дорожки расположились между валунами; звездный ковер выложен по влажному торфу. Вертикальная фотография немного недодержана; выдержка же горизонтальной фотографии выставлена лучше. Обе - простые фотографии, хотя я чувствую, что композиция горизонтальной, по крайней мере, могла бы быть улучшена, все же этот потрясающий вид бросил вызов тщательному расчету композиции; казалось достаточно просто направить камеру и честно заснять то, что увидел, без прикрас и расчетов.


Бернский Оберланд

У Бернского Оберланда есть одно большое преимущество с точки зрения альпинизма в Альпийских Пеннинах или в районе Монблана - альпинист может пересечь любой из его перевалов или пиков, не попав под выстрел и не угодив в итальянскую темницу, то есть в настоящее время он безопасен. Нет ни одного подобного Альпийского кряжа, который предлагает такое разнообразие пейзажей, расположенных на небольшом расстоянии друг от друга. Этот ландшафт открывается, если приближаться к нему с севера, и многие, кто читает эти строки, всегда будут помнить поворот железной дороги около городка Тун, который открывает вид на Юнгфрау, Монк и Эйгер. Названия, данные пикам, показывают отношение крестьянства к вершинам, веками смотревшим сверху на людскую суету: Дева (Юнгфрау), Монах (Monch), Людоед (Eiger), Пик Штормов (Wetterhorn), Пик Террора (Schreckhorn) и Область Вечного Снега (Ewig Schneefeld).

С точки зрения альпинизма, Оберланд - область чистейшего снега и ледяных вершин, к тому же (это неоспоримый факт!) местные проводники великолепно двигаются по льду и снегу. Говорят, что гиды Гриндельвальда - специалисты по снегу и льду, проводники в Шамони - эксперты по скалам, в то время как проводники в Церматте и Сант-Никласе - всесторонне обученные альпинисты. В последнее время гиды Оберланда демонстрировали свое мастерство не на снегу и льду, а на северном фасаде Эйгера, который после Маттерхорна и Гранд Юрассес привлек многочисленных молодых немцев и австрийцев школы «Достигнуть или умереть». Незавидная доля - но они хотели забыть поражение и возвратить остатки былой славы.

Единственное неудобство Оберланда - погода, поскольку у этого района из-за его близости к теплой долине Роны плохая репутация местности, где часто и неожиданно происходят ненастья. Худший шторм, который я когда-либо видел, произошел с небольшим предупреждением на Шрекхорне (Schreckhorn), и я пережил две недели фёна без перерыва. Все же, несмотря на эти неудобства, нет района, обладающего более ярким очарованием. В чем именно заключается это очарование - сказать трудно. Может быть, в том виде, который открывается альпинисту с вершин на зеленые холмы и пастбища? Или в том, что, когда горновосходитель шагает по протяженным снежным пространствам, он чувствует себя полностью отключенным от мира и не видит ничего, кроме скал и льда вокруг?

20. ВИД НА ЭЙГЕР С ШРЕКХОРНА


Ничто не помогает на взгляд оценить высоту горы лучше, чем пояса облаков. Действительно, плывущие облака выглядят с точки зрения фотографа прекрасно даже на невысокой горной цепи. Самая крутая и красивая сторона Эйгера устремляется вниз в Гриндельвальду и Кляйне Шейдеггу, но также она прекрасна, если смотреть на нее с юга. Эта сторона недавно приобрела незавидную славу вследствие отчаянных попыток молодых немцев и австрийцев покорить ее. Несколько жизней из числа этих «штормовых солдат» были потеряны, и проводники Гриндельвальда должны были участвовать в непростых спасательных экспедициях, помогая тем, которых настигла плохая погода, и отступить вниз, в пропасть, они не могли. В результате этих совершенно незаконных попыток восхождения швейцарское правительство наложило запрет на пропасть — неблагоразумное решение, поскольку оно только добавило ей дурную славу — пока в результате один представитель власти не предложил, чтобы желающие совершить самоубийство обеспечили бы заранее средства для их собственных поисковых групп и похоронных расходов. На южный фасад горы, изображенный на этой фотографии, так же все еще никто не поднимался, и, несомненно, она заберет несколько жизней прежде, чем будет завоевана. Подъем отчаянно опасен из-за падающих камней, сама же вершина состоит из гладких неопределенного цвета плит известняка такой свирепой природы, что укротит самого горячего искателя приключений.


21. ГРОЗОВЫЕ ОБЛАКА НА ФИНШТЕРААРХОРНЕ


В июле 1925года  мы с Дж. Х. Б. Бэлл покинули хижину Гонкордия с намерением пересечь Агассизйох (Agassizjoch), который находится между Агассизхорн (Agassizhom) и Финштераархорн (Finsteraarhom). Рассветное небо, однако, выглядело столь угрожающе, что мы решили оставить мысль о подъеме и пройти к Хижине Финштераархорн. Мы только успели дойти до хижины — спустя час после того, как эта фотография была снята — когда началась гроза и снежная буря исключительной силы. Другой группе на Юнгфрау не повезло так, как нам - один из ее участников умер во время бури. Примечательно, что рассвет сопровождался необычным зеленым цветом в атмосфере. Фотография, которая дает некоторое представление о зловещем небе, была снята со стороны Гриинхорн Лиике (Griinhorn Liicke).


22. ФИШЕРХОРНЕР


Если бы не было облаков и проблесков солнечного света, эта фотография была совсем плоха и неинтересна, поскольку в ней нет никакого переднего плана. Главный объект, Фишерхорнер (Fiescherhorner), выглядит как неровный горный хребет с вершинами, которые вряд ли можно было бы порекомендовать фотографировать. Взаимодействие света и облаков, однако, имеет большое значение. Редко когда у фотографа есть время ждать правильного соотношения света и облачности, но в этом случае не было никакой спешки, и я часами сидел на валуне около перевала Штрахлегг (Strahlegg). Наконец, столб солнечного света проник через туман, красиво освещая горный хребет, покрытый снегом.


23. АГАССИСХОРН


Агассизхорн назвали в честь знаменитого швейцарского натуралиста. Это вершина горного хребта, простирающегося к северу от Финштераархорн (Finsteraarhorn) в Бернском Оберланде. Как и его большой сосед, он круто обрывается на восток - это видно на фотографии, снятой во время подъема на Кляйн Фишерхорн (Klein Fiescherhorn). Мне повезло, когда я делал снимок: освещение было прекрасное, солнце в двух или трех часах от зенита - важный пункт, поскольку альпийские фотографии, снятые в полдень, редко столь эффектны, как те, что сделаны до 10 утра и после 2 пополудни. Таким образом, солнце светило наискосок от точки, расположенной непосредственно перед камерой и отражалось от ледяных склонов. Снимок, можно сказать, сам собой сложился удачно, за исключением того, что необходимо было разбавить монотонный передний план, выбрав точку, где линия склона была сломана. Что касается остального, то вершина, устремленная в глубокое синее небо, выглядит отлично и фотография была просто вопросом удачи.


24. ФИШЕРВАНД (FIESCHERWAND)


Определенные пейзажи требуют панорамной съемки, и этот снимок Фишерванда выше Гриндельвальда - показательный тому пример. Фото было сделано 4,25 на 2,5- дюймовой камерой, но подобные результаты возможны, если обрезать более квадратный негатив или отпечаток снимка. В действительности фотограф всегда должен иметь под рукой ножницы или нож. Три главных составляющих этой фотографии: тонкий узор ледяных ребер и сеть вызванных лавиной каналов, направляющие взгляд вверх-вниз; бергшрунд, раскалывающийся через них в основании склона; темный утес широкого горного хребта, на заднем плане увенчанный линией облаков, подчеркивающей его высоту и отдаленность. Другой важный факт - то, что солнце светило почти непосредственно в объектив. Контровый свет добавляет эффектности снимку. Фишерванд - прекрасная стена и на нее теперь есть несколько маршрутов, все очень трудные. Самый трудный маршрут пролегает через боковую скалу на заднем плане и достигает высшей точки на вершине Кляйн Фишерхорн.


25. НАД МЮРРЕНОМ (MURREN)


Лыжный след, раскалывающий снежную равнину, всегда является привлекательным объектом для фотографа. Одну из эмблем лыжного спорта - лыжню - снимают и любители, и профессионалы для журналов. Вот простая композиция: склоненная под снегом сосна с макушкой за пределами кадра, лыжный след, уходящий вдаль. Весьма изящный фон мягко формируется склоном. Фигура лыжника добавляет легкости в безжизненную сцену. Подходящее освещение - тайна успешной «лыжной» фотографии, и под этим я подразумеваю не просто яркое освещение, а освещение снега таким образом, чтобы показать его структуру. Я бы никогда не дал новичку в фотографии такой пагубный совет - чтобы «солнце было позади», особенно для фотографий снега. Они получаются успешными крайне редко, если солнце не занимает одну часть или полукруг перед фотографом. Тонкие, но блестящие четкие негативы являются другой частью истории. Сделайте такую минимальную выдержку, на какую Вы решитесь в фотографировании снежных пейзажей.


26. ВЕРШИНЫ НА БЛЮМЛИСАЛФОРН (BLOMLISALPHORN)


Глубокие снега Блюмлизальпа (Blumlisalp) знакомы пос/spanетителям Кандерстега (Kandersteg) и западного крыла Бернского Оберланда. Блюмлизальпхорн (Blumlisalphorn) - самый высокий пик в этом горном массиве. Он не является трудным для подъема, и с него открывается роскошный вид на альпийские Пеннины на юг и особенно на Вайсхорн (Weisshorn), выделяющийся выше всего, доминируя даже над Маттерхорном, уединенную пирамиду которого видно налево от него. На юг Блюмлизальпхорн обрывается крутыми утесами с нависшими во многих местах карнизами. Таким образом, фотография, снятая вдоль гребня, особенно внушительна, поскольку эти спирали снега напоминают океанскую волну.


27. ГРОЗОВЫЕ ОБЛАКА БИТСШХОРНА


Самый прекрасный пик западного Оберланда - Битсшхорн, который, как многие другие высокие и изолированные вершины, притягивает к себе непогоду. Вследствие крутых ледников, окружающих его, это не легкая гора для фотографирования. Единственное, что остается фотографу - заснять игру света и облаков, к которым в небольшой степени добавляет интереса изгибающийся ледник на переднем плане.


Пеннинские Альпы

Пеннинские Альпы простираются от Кол Феррета до перевала Симплтон и образуют естественную границу наряду с водоразделом между Швейцарией и Италией. После Монблана все самые высокие и многие из самых прекрасных альпийских пиков расположены именно в этой местности. Самая высокая гора - Монте Роза (15 217 футов), вершина которой Дюфуар Шпитц (Dufour Spitze) является высочайшей в Швейцарии. Но, бесспорно, король этого горного района - Маттерхорн. Несмотря на толпы экскурсантов, которых туда ежегодно тащат крепкие местные проводники, Маттерхорн остается уникальным среди мировых вершин.

Церматт - основной центр восхождения, но альпинисты стремятся также к Аролле и Саас Фее. С точки зрения условий для альпинизма, многие спортсмены согласятся, что лучшее, что могут предложить Пеннины, не может сравниться с прекрасными маршрутами подъема на горной цепи Монблана. И все же отдельные пики обладают здесь большей индивидуальностью, чем второстепенные пики Монблана, и в этом их очарование. Маттерхорн, Дэнт Бланш, Ротхорн, Вайсхорн или другие из больших пиков Церматта создают у альпинистов ощущение, что они находятся на большой горе, изолированной от всего массива.

С точки зрения фотографа, в районе Церматта есть намного большие и разнообразные возможности для прекрасной фотографии, чем в любом другом Альпийском районе. Хотя всегда есть неприятный осадок, что каждый возможный уголок тут уже был исследован швейцарскими фотографами-профессионалами, работы которых украшают киоски и витрины Церматта и других популярных горных центров. Все же фотограф может набраться храбрости, думая, что горы дают бесконечные комбинации облаков и освещения и что даже в случае Маттерхорна, золотого рудника для продавцов пленок, не найдется двух абсолютно идентичных фотографий.

Наличие хороших троп и горных железных дорог предоставляет не альпинисту бесконечное множество объектов для съемки, которые комбинируют плодородные долины и изобилующие цветами Альпы с высокими снегами. Прогулка до хижины Шонбиль(Schonbuhl) предоставит множество прекрасных объектов. Постоянно изменяющиеся перспективы от железной дороги Горнеграт (Gornergrat) неизменно вызывают канонаду щелчков камер.

Снова и снова фотограф очаровывается Маттерхорном; это часто отображают выставки в Альпийском Клубе. Всегда, когда фотограф поднимается на другие пики, он ищет некоторый новый угол зрения, некоторую необычную комбинацию горных хребтов и ледников как достойную замену этому экстраординарному пику. Все же Маттерхорн - всего лишь один пик среди многих в этом районе. Вайсхорн, Ротхорн, Оберглабельхорн, Монте Роза и другие большие горы требуют всей нашей изобретательности и навыка, чтобы показать их в лучшем виде. Нельзя снимать их в виде гигантской фотографической путаницы, заключенной в рамку в пределах снимка на пленке. Простота - душа фотографии! Хотя об этом труднее всего помнить в те минуты, когда нас переполняет искушение включить в рамки кадра все возможное из увиденного.


28. МАТТЕХОРН. РАССВЕТ


Маттерхорн - скальный пик, и он не может показать атмосферные красоты снежного пика на рассвете. Это напоминает некоторую колоссальную подделку - что-то живое и пылающее становится будто литым по мере усиления солнечного света. Даже панхроматическая пленка недооценивает альпийский рассвет, поскольку он оставляет цвет воображению — темный пурпур заполненных ночью долин и пылающего неба цвета аметиста.


29. МОНТЕ РОЗА: РАННЕЕ УТРО


Альпинист начинает свой день рано, и часто первые час-два его подъема освещены светом фонаря, чтобы чуть позже оценить красоту рассвета. Первые проблески рассвета в высоких горах освещают верхние снега. Большие пики, которые не были видны, выступают постепенно из темноты, мерцая бледным и холодным светом под тускнеющими звездами. Свет внезапно усиливается, когда появляется солнце и его лучи несутся вниз в золотом потоке. Никакой поэт не смог описать красоты горного рассвета лучше, чем Теннисон:

«Как призрачна была Монте Роза и как зарделась, рисуя карандашом тысячу темных долин и снежных лощин в золотом воздухе».


30. МОНТЕ РОЗА: РАССВЕТ


Этот снимок был сделан от Хижины Солвэй после периода ненастья, качество снимка зависит целиком от освещения облаков и неба. Камера смотрела непосредственно в сторону поднимающегося солнца, которое вот-вот взойдет из-за огромного горного массива Монте Розы. Короткая выдержка в итоге позволила получить тонкий негатив с большим количеством деталей и контрастом: от отливающих серебром облаков до темных промежутков между ними. Фотография - пример неустанной работы, поскольку увеличение было сделано с части оригинального негатива размером около дюйма или около того.


31. ТУЧИ НАД ИТАЛИЕЙ


Если судить по облакам, что день за днем скрывают долины Северной Италии, то может показаться, что солнечность этой страны, так же как ее традиционное синее небо, является чем-то мифическим. Такие облака, когда на них смотришь с более высоких пиков на главном водоразделе Альп, часто создают на фотографии поразительный фон, и в данном случае подчеркивают снежный край большой снежной равнины на втором плане. Фильтр часто необходим, но в этом случае ни один из них не использовался, и панхроматическая пленка оказалась особенно эффектной.

32. РАННЕЕ УТРО НА ЛЕДНИКЕ ГРЕНЦ


Раннее утро и поздний вечер являются лучшими периодами для фотографии снега, поскольку низкий угол солнца показывает изгибы, пустоты и структуру снега. Эта фотография была снята по пути на итальянскую вершину Монте Розы через час или два после рассвета. Это время передается длинными тенями и хорошо видимой структурой снега. Следы людей улучшают композицию и сюжет фотографии. Задача фотографа - использовать любые человеческие фигуры в пейзаже, чтобы передать глубину и расстояние.


33. С ИТАЛЬЯНСКОЙ ВЕРШИНЫ НА МОНТЕ РОЗУ


Общеизвестно, что панорамные виды с большой вершины являются неудачными. Нет ничего, чтобы удержать взгляд, который невидяще блуждает от одного горного кряжа к другому и к горизонту. В таком случае облака полезны для композиции, но фотограф должен также попытаться вставить передний план, иначе картина может напомнить снимок, сделанный с самолета, а такие общие панорамы неинтересны с точки зрения фотографирования.


34. ГОРНЫЙ ХРЕБЕТ ЛИСКАМ


Лискам (Lyskamm) является одним из самых прекрасных снежных пиков в Альпах, и пересечение его на лыжах - классический маршрут. Эта фотография была сделана во время подъема на северный пик от хижины Маргерита на итальянской вершине Монте Розы. Снежная буря охватила район незадолго до этого, и на поверхности снега ветром была нанесена характерная рябь, преобразовавшая обычный горный заснеженный хребет в нечто изящное с точки зрения фотографа. Следует отметить, что эта рябь формирует фон картины, а альпинист необходим для масштаба. Кроме того, один из самых важных принципов в композиции горных фотографий - увести взгляд за границы кадра. Рябь уводит взгляд за пределы картины. Это стимулирует воображение и в то же время уравновешивает снимок. Возможно, в идеальной композиции пункт пересечения главных линий вне кадра служит, чтобы устранить чувство раздражения, поскольку это обман - видеть больше, чем изображено.


35. МАТТЕХОРН СО СТОРОНЫ ВЕЛЛЕНКУППЕ


Маттерхорн - один из самых легких и одновременно один из самых трудных объектов для фотографии. Его легко фотографировать из-за его уникальной формы, которая вдохновила больше щелчков затворов камер в мире, чем любой другой пик. Он отлично смотрится, с какой бы точки его ни сфотографировали, но труден из-за его масштаба, красоты и величественности. Чтобы передать эти последние из упомянутых качеств, следует очень внимательно отнестись к переднему плану, который должен не только служить для того, чтобы сбалансировать и гармонизировать снимок, но должен своими линиями приводить взгляд подсознательно вперед и вверх к высокой конической вершине. Это не тот случай, когда используют «милые и очаровательные» кружева сосновых ветвей — запас товаров местного профессионального фотографа — это призыв к линиям и формам, почти столь же смелым и свободным, как сам Маттерхорн. По этой причине я расцениваю эту фотографию как лучшую, сделанную мной на этом великом пике, хотя я хорошо знаю о ее недостатках и ее горестной неполноте: это всегда - урок мастеру, пытающемуся сфотографировать этот наиболее популярный в мировой фотографии пик. Все же, возможно, прекрасные широкие линии более близких горных хребтов и пиков служат тому, чтобы сбалансировать фотографию. В то же время создается вертикальная композиция, приводящая взгляд и вниз, и вперед, и вверх, а собирающиеся облака добавляют глубину.


36. МАТТЕРХОРН С ПОДНОЖИЯ КОЛ ТУРНАНЧ


Если смотреть на Маттехорн с юга и запада, он представляет собой абсолютно различные картины с знаменитым почти симметричным шпилем, столь знакомым по фотографиям, снятым в окрестностях Церматта. То, что вы видите на фото - южный горный хребет, находящийся на итальянской стороне горы. Ранние пионеры альпинизма пытались достигнуть вершины, но все они доходили только до Плеча, которое видно на этой фотографии. Наконец Каррел и Бих самоотверженным проявлением силы преодолели заключительные трудности и покорили вершину только день или два после того, как злополучная группа Эдварда Вимпера покорила гору со стороны Церматта. Фотография была снята во время пересечения горы по необычному сочетанию маршрутов: сначала от хижины Шонбюль (Schonbuhl) на швейцарской стороне к Кол Турнанчу и затем по Тет дю Лиону к итальянской Хижине и далее на вершину итальянского горного хребта. Кол Турнанч можно покорить во время интересного и красивого, не очень трудного маршрута. Фотография была снята из пункта немного ниже седловины. Блестяще освещенный снег всегда делает привлекательный контраст по отношению к горному пику, но большая трудность состоит в том, чтобы обеспечить правильную экспозицию, которая удачно преподнесет и то, и другое. В данном случае я сконцентрировался на изображении снега, и Маттерхорн в результате оказался немного недодержанным, хотя, наверное, это подчеркивает его внушительность.


37. МИЧАБЕЛ (MISCHABEL) ОТ ХИЖИНЫ СОЛВЭЙ


Во время покорения Маттерхорна нашу группу настигла снежная буря и мы были вынуждены укрыться в Хижине Солвэй, которая находится приблизительно на 1500 футов ниже вершины. Там мы провели две ночи, прежде чем погода улучшилась, и эта фотография была снята вскоре после рассвета. Это было особенно красивое утро с вытянутыми ярко освещенными облаками, приостановившимися выше темной долины Церматта, а соседняя скала на переднем плане была фоном к отдаленным пикам Мишабель, Дом и Ташхорн. Самый важный момент на переднем плане в такой композиции - то, что он помогает глазу оценить расстояние и в то же время проводит его вниз, придавая ощущение глубины. В горной фотографии глубина лучше всего может быть передана через темные тона и высота через легкие тона, то есть используется диапазон тона, изменяющийся от темной долины до освещенного пика и облаков. На фотографиях рассвета или заката это часто работает, следовательно, следует стремиться к подобным сюжетам. Хотя в этом специфическом случае было невозможно обратиться к этому приему.





















Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru