Антология экспедиционного очерка



Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: В.М. Сысоев. Эльбрус. Известия Общества любителей изучения Кубанской области. Выпуск 2 под ред. В.Сысоева и А.Дьячкова-Тарасова. Екатеринодар, Типография Кубанского областного правления, 1900 г.

 

Эльбрус 

Видимость Эльбруса. - Эльбруccкий   хребет. - Высота   Эльбруса. - Вулканическое происхождение массива. - Геологический очерк по  Абиху.- Эльбруссский Кавказ. 

Вероятно, весьма многим, известна прекрасная картина И. К. Айвазовского, изображающая уголок великолепного Черного моря, с которого открывается чудный вид на Кавказские  горы и двуглавую вершину   Эльбруса.

Путешественники,    находящиеся    на   Черном море на высоте Сухума или Поти,  в ясный день видят далеко на востоке среди массы снежных вершин одну, особенно выделяющуюся своей высотой, белую шапку – это Эльбрус. До него от моря более 100 верст; перед ним лежит гряда снежных вершин, достигающих высоты Монблана,  тем не  менее и за этими  громадами   виден Эльбрус.

С севера и с запада Эльбрус виден на еще более значительном расстоянии – за 150-200 верст: от ст. Невинномысской, Баталпашинска, аула Эрсаконского и т.д.

Прилагаемая цинкография изображает роскошный вид громадного конуса Эльбруса, открывающийся от Дударуковского аула (против Баталпашинска), на расстоянии около 120 верст.

И. Ходзько, поднявшийся в 1850 г. на Арарат, говорит, что с вершины Арарата виден Эльбрус, находящийся на расстоянии 350 верст к северо-западу от  Арарата. (Изв. К.О.И.Р.Г.О., т. IV. 1875-1877 г. Воспоминания И. Ходзько о восхождении на вершину Большого Арарата в 1850 г., стр. 104: «С вершины открывается вид огромнейших размеров: к северу Эльбрус (18518 фут.) едва заметен, как бледное пятно (400 верст расстояния)» ).

Уже эти признаки указывают на то, что мы имеем перед собою одного из великанов природы. Громадный горный массив Эльбруса находится не в главной цепи Кавказского горного хребта, а в его боковом отроге.

На границе западной трети расстояния (от Азовского моря до Каспийского) от главного Кавказского хребта, от перевала Чипер-Азау отделяется к северу и северо-востоку самый длинный и самый замечательный отрог, один из множества контрфорсов, участвующих в образовании северных предгорий Кавказа. Этот отрог, расположенный почти перпендикулярно к оси главного Кавказского хребта, простирается далеко к северу, почти до самого Маныча, верст на 300. Он служит водоразделом р.р. Кубани, Кумы и Терека или бассейнов Черного и Каспийского морей. На этом отроге верстах в 15 от главного хребта поднимается исполинский Эльбрус. Далее, к северу от Эльбруса лежат четыре обширных террасы: Бичесынская (6000 ф.), за ней Кисловодская и Пятигорская и, наконец, Ставропольская. Кругом Эльбруса, кроме того, расположен ряд второстепенных хребтов и вершин, раскиданных в большом беспорядке. Все это позволяет выделить северный отрог и Эльбрус в особый самостоятельный горный отрог - Эльбрусский хребет, начинающийся Эльбрусским горным массивом.

Эльбрусский массив имеет две вершины: западную (точнее з. с. западную) и восточную, из них западная выше восточной приблизительно на 100 ф. Таким образом, западная вершина Эльбруса является высочайшей точкой всего Кавказа и всей Европы, если считать главный Кавказский хребет границей между Европой и Азией.

До сих пор еще нельзя дать вполне точную высоту вершин Эльбруса. Различные исследователи дают различные цифры. То же самое можно сказать и относительно точного географического положения вершинных точек: последними по времени и, по-видимому, наиболее близкими к истине следует считать цифры, определенные чинами кавказского военно-топографического отдела. («Географическое положение пунктов, определенных чинами Кавказского военно-топографического отдела». Н. Винников. В Записках Кавказского Отдела Император. Географического Общ. XIX кн., 1897, стр. 196-206. Здесь на стр. 200 находятся приведенные нами цифры среди цифр других пунктов, так называемого, III класса, т. е. таких, на которых собственно не было наблюдений, но которые определены с пунктов I и II класса. Данное географическое положение вершины Эльбруса исчислено по Екатеринодарскому базису. Снимал и чертил одноверстную карту Эльбруса Голомбиевский).

 

Точка

Широта

Долгота

Высота над

уровнем моря

Эльбрус западная вершина скал

43.21.22.41

60.6.6.17

2638.51

Эльбрус западная вершина по триангуляции северного Кавказа

43.21.22.35

60.6.5.95.

2646.18

Эльбрус восточная снеговая вершина

43.21.10.50

60.7.12.42

2621.05

Эльбрус восточная вершина по триангуляции северного Кавказа

43.21.0.76

60.7.2.52

2635.14

 

Итак, западная вершина Эльбруса равняется 5629,42 метр. (=2638,51 саж.=18470фут.=5 в. 138,51 с., почти 5,25 в.). Согласно этим же данным западная вершина находится под 43°21'22"41  сев.  шир.  и  60°6'6"17  вост.  долг.  от Ферро.

По определению триангуляции северного Кавказа 60-х годов как видно из приведенной выше таблицы, высота той же западной вершины была показана на 7,5 саж.  больше. (Верные цифры дают: Михайловский - 5629,4 м. (1. с. 135); Энциклопедический слов. Брокгауза 26 полут., стр. 851 - 18470 ф. Старые или неверные цифры дают: Э. Реклю - 5646 м. или 18522 ф. (VI т. 46 стр., а на стр. 89 опечатка 18572 ф.). Апостолов -18525 ф. (I. с. 10 и 18 стр.); Раде -18526 н 18571 ф. (Кавказский хребет и Живоп. России, т. IX, стр. 21 и 34); Надеждин -18525 (Оп. г. К. кр-5 и 78) и 18571 (Кавказский край, 6 стр.); Меч -18600 ф. (Кавказ, 41). Ср. краткую заметку в Ж. М. Н. Пр. 1842, ч. XXXIII (Высота Кавказских гор).

В новейшем прекрасном русском географическом атласе Э. Петри (изд. Маркса, 1899) высота Эльбруса показана в 5660 м (на карте XVII-опечатка 5560), неизвестно, на основании каких данных, вероятно, на основании старых данных.

Ср. первый опыт определения высоты Эльбруса астрономическим путем, сделанный академиком Вишневским в 1813 г., который определял высоту западной вершины в 2898 туазов (=17788 ф.).Mem. de l'Ac. de Sc. T. VII. 159-193.

По определению Савича, Фуса и Саблера = 18525 п. ф., а по измерению Ходзько = 18600 ф. (Щуровск. Рус. 1862, Вест., № 3, стр. 80).  

Быть может, такую разницу в цифрах следует считать неточностью вычислений; но, может быть, эта разница получилась от уменьшения высоты снеговой массы, лежавшей на вершине Эльбруса, - это можно предполагать, имея в виду, что в течение последних десятилетий ледники на Кавказе повсюду отступают.

Итак, последнюю цифру 5629,42 м (18470 ф.) в настоящее время следует считать наиболее верной, но и она, вероятно, еще подвергнется поправке, когда определение высоты будет сделано с самой вершины Эльбруса, а не с других вершин,  как это делалось до сих пор.

При данной высоте Эльбрус превышает Монблан на 2700 ф., т. е. почти на 3/4 версты. Эльбрус является самой высокой вершиной огромной Российской Империи, за исключением того горного узла,  который  связывает   теперь    Россию    с Индией и Гималайскими горами - там есть гиганты, перед которыми Эльбрус может показаться небольшим: напр., пик Кауфмана в Заалайском хребте достигает 23000 фут.

Некоторые географы предполагают, что Кавказский хребет медленно поднимается. Едва ли в настоящее время можно высказать столь смелое предположение при скудной наличности наблюденных до сих пор фактов. (С. Меч. Кавказ, стр. 41. «…масса Эльбруса, достигающая наибольшей высоты, до которой в настоящее время подняты горы Кавказа (18600)» и прим.: «Я говорю в настоящее время потому, что существует много данных, приводящих к мысли, не продолжает ли хребет Кавказа медленно подниматься. Несколько любопытных указаний на это обстоятельство есть, например, в статье Чернявского (Изв. Г.О. 1877); кроме того, быстрое нарастание дельт Терека и Риони не может быть объяснено, согласно господствующим воззрениям иначе как медленным поднятием Кавказского перешейка (Creduer. Die Deltas)».

В противоположность фактам, которые заставляют г. Меча думать, что Кавказский хребет медленно поднимается, можно привести тот факт, что близ Сухума в море у берега в настоящее время видны части зданий, очевидно, прежде стоявших на берегу, а теперь, когда берег опустился, покрытых морем).

Во времена классической древности Кавказский хребет считался чрезвычайно высоким. У Аристотеля мы читаем:  «Кавказ и по величине и по высоте - самый большой из горных хребтов с северо-восточной стороны. Доказательством его высоты служит то, что он виден с так называемых пучин и при входе в Мэотийское озеро (т. е. Азовское море), кроме того, его вершины освещаются солнцем в течение трети ночи как перед зарей, так и с вечера». (Текст и большая часть перевода заимствована из труда В. В. Латышева «Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказа, т. I. Греческие писатели, в. II, 1896, Сиб., стр. 373).

Еще в половине XVII столетия некоторые писатели определяли высоту наиболее поднятых точек Кавказа в 75 верст. (Реклю. VI, 46; ссылка у Реклю на Riccioi. Geographia reformata).

Разумеется, в настоящее время нельзя повторять рассказ о том, что вершины Кавказа освещены солнцем даже в течение целой трети ночи, когда все уже покрыто мраком, или, что Эльбрус теперь имеет 75 верст высоты. Тем не менее, его высота очень значительна, и верхушка его ранее других вершин загорается утром и позже других гаснет вечером.

Восточная вершина, которая ниже западной почти на 100 футов, расположена под 43°21'10"50 с. ш. и 60°7'12"42 в. д. и достигает только высоты 5592 м. (=18347 ф.=2621 саж.). Следовательно, и эта вершина значительно выше   Монблана.

Прежними измерениями высота ее была определена ошибочно почти на 14 саж.  больше действительной.

Западная вершина Эльбруса отделяется от восточной небольшой седловиной, которая имеет высоту только 5319 м. Ширина этой седловины, имеющей направление с севера на юг, около 400 саж.

Обе вершины, по описанию А. В. Пастухова (Пастухов, 1890 г., стр. 31), имеют воронкообразную форму, с прорывами краев, противоположных седловине; на краях обеих воронок находится по три отдельных вершинки, причем на восточной воронке высшая вершинка, имеющая высоту 18347 футов, скалистая, а на западной, равняющейся 18470 футов, снежная, имеющая треугольную форму. Воронкообразная форма обеих вершин доказывает, что они кратеры потухшего вулкана. В   статье  Винникова  (Геогр.   полож. пунктов.   3.К.О.И.Р.Г.О. XIX стр. 200) показано как раз наоборот: западная вершина - скалистая, а восточная - снеговая. Некоторые исследователи, как Пастухов, Гроне, считают обе вершины (западн. и восточн.) самостоятельными кратерами, а некоторые, как Мушкетов, Иванов, находят, что краями кратера правильнее   считать   две головы центрального конуса, рассматривая их    как  остатки    размытого и разрушившегося одного кратера.   (Иванов, Изв. И.Р.Г.О.,   XX т.,   1884, в. 5, стр. 486-496).

Восточный пик уже западного.

Несколько ниже снеговой линии, т. е. приблизительно на 10000 ф., вокруг северо-западной стороны Эльбруса, на пространстве верст 15 в длину и 2,5 – 3 в ширину, тянется пояс из черных скал затвердевшей базальтовой лавы, расположенных то группами, то одиночно (Динник «Эльбрус», 273-274). Они имеют самые разнообразные формы и очертания и достигают сажен 10 или 15 высоты.  Почва между ними покрыта тощей зеленой травкой.

Этот пояс Эльбруса, уставленный черными скалами, известен у горцев под именем Кара-Чаул. (Динник. «Эльбрус», 274. Прим.: «Кара» - значит черный; «чаул» - по толкованию одних - камень, по толкованию других - хаос, беспорядок).

Эльбрус есть древний вулкан, действовавший, вероятно, в ту эпоху, когда Черное и Каспийское моря соединялись широким проливом, расстилавшимся у подножия Кавказского хребта, и остатки которого теперь мы находим в длинной цепи речек, озер и болот, объединяемых общим именем Маныча. Это могло быть в конце третичного периода или в начале периода, следовавшего за ним. (И. В. Мушкетов. Геологический очерк ледниковой области Теберды и Чхалты на Кавказе. Труды Геолог. Ком., XIV, № 4, СПб. 1896, стр. 55 – 56).

По мнению проф. И. Мушкетова, главный Кавказский хребет в пределах части его около Теберды «формировался постепенно, в течение долгого времени, начиная с доюрской эпохи.    Формирование    это   происходило    не    только    вследствие дислокации, но и разновременных извержений, которые значительно усложнили состав хребта. Хотя начало дислокации с точностью определить невозможно, но она, несомненно, наступила только после отложения палеозойских сланцев и до отложения юрских осадков». Отчасти одновременно с первым периодом дислокации, а большею частью еще раньше нее извергались некоторые массивные породы, как, например, граниты и часть плотных диабазов. Второй период дислокации, или период кряжеобразовательных процессов, наступил, по-видимому, в сильнейшей степени после отложения юрских осадков, которые при этом подняты были на высоту до 5000-6000 фут.; так что если в настоящее время средняя высота гребня хребта около 10000 ф., а толщина юрских осадков только 1000 ф., то в доюрскую эпоху Кавказ представлял весьма небольшой хребет, со средней высотой менее 3000 ф. Дислокация этого периода проявилась не только интенсивной складчатостью, особенно на южном склоне, но и сбросами. Одновременно с ней и отчасти после нее извергались диабазовые порфириты, мелафиры, авгитовые порфириты и крупнозернистые диабазы. Наконец, последний период дислокации наступил, вероятно, уже в послетретичную эпоху, когда изливались новые вулканические породы - авгитовые андезиты, и когда, вероятно, сформировался Эльбрус. Во все периоды, по-видимому, за исключением новейшего, дислокация происходила в одном и том же направлении под влиянием горизонтального давления, шедшего с юго-запада, вследствие чего кряжеобразовательные процессы на южном или внутреннем склоне хребта проявились гораздо сильнее, нежели на северном или внешнем склоне; вследствие той же причины сбросы южного склона тесно связаны со складчатостью, тогда как на северном склоне сбросы развиты мало и простираются поперек складок. Формируясь и увеличиваясь в высоту, хребет вместе с тем постоянно подвергался разрушению от выветривания, размыва и, наконец, выпахивания ледниками».

В горной системе Эльбруса мы встречаем SW - NO поднятие (Н. Барбот-де-Марни. Мятериалы для геологии Кавказа, Сер. 2, кн. 9. Тифлис, 1896. Карачаевская серебро-свинцовые месторождения в Кубанской области. стр. 190-191).

Главнейшие сведения о геологическом составе Эльбруса и вообще Кавказских гор мы имеем благодаря трудам Абиха и Мушкетова.

Абиху принадлежит честь первого обстоятельного изучения геологии Эльбруса. Он дает прекрасный   очерк   геологии эльбрусского округа в своей статье «Объяснение геологического разреза северной покатости Кавказского края от Эльбруса до Бештау», сопровождая эту статью хорошим рисунком разреза (Абих. Объяснение разреза... стр. 440-471 (перевод с немец. А, Берже в Кавказском Календаре на 1853 г.). См. также Салацкий, 0ч. ф. и г. К., стр. 80 след.).

По мнению Абиха, северный Кавказ, по отношению к орографии, можно разделить на три области поднятий: 1) полушарообразную возвышенность Эльбруса, 2) дагестанскую возвышенность - обе с отлогими покатостями и, наконец, 3) находящуюся между ними горную часть с круто ниспадающими предгорьями г. Эльбрус составляет центральную точку для меньших возвышенностей северного склона.

Основание Эльбруса, как и всей массы Кавказских гор, составляет «первозданная горная формация, образовавшаяся из различных гранитных пород, которые, как обыкновенно бывает, здесь находятся в ближайшей связи с кристаллическим сланцем (Сristallinischer Schiefer), так называемого метаморфического образования». Эти основные породы или поднимаются высоко, образуя высокие горные хребты, или являются в виде невысокой покатости, на которой уже расположены напластования нептунической формации. Составляющий основание долины р. Эшкакона нормальный красноватого цвета гранит выступает уже на высоте 3889 ф., в 60 верстах от гранитных скал высокого восточного хребта, откуда, покрытой песчаником, он может быть исследован вверх по долине. Таким же точно образом долины р.р. Баксана, Малки и Кубани раскрывают перед нами первозданные и метаморфические горные породы, чем уничтожают в нас всякое сомнение относительно существования вышеупомянутой основной выпуклости».

«Под именами Камык и Кургужин-тау в профиле показан поперечный разрез главного гранитного кряжа, принадлежащего к центральному пространству горной цепи. Он может быть исследуем - В-3 - от Баксанской до Малкской долины и рассматриваем на пространстве 40 верст, как самостоятельный горный хребет. Исчезая под Эльбрусом, кряж является снова на западной стороне горы и составляет колыбель кубанских вод».

«Если мы обратим внимание наше теперь на формацию, изображенную в профиле под буквою р фиолетовым цветом, то ясно усмотрим, что силою вулканического извержения на и между первообразными высотами хребта Кавказской цепи (высота которых может быть определена в 11000 ф.)  образовалась площадь в 12-14 верст, служащая основанием трахитовой сопки гигантского Эльбруса, - высота которой относится к основанию как 1:7».

«В общем и истинном характере этой достопримечательной горы может существовать столь же мало сомнения, как и в образовании гор Казбека, Арарата, Алагеза, Абула и проч., по геологии совершенно с нею одинаковых. Горы эти, более или менее, суть единственные произведения сильных вулканических извержений и поднявшегося темноцветного гранита, который, как должно полагать, выдвинулся на поверхность в виде огненной тягучей массы. В настоящее еще время видны на скатах и при подошве Эльбруса, даже в местах, покрытых снегом и льдом, следы, удостоверяющие нас в бывших здесь извержениях лавы, которая широкими потоками разливалась по равнинам и глубоким долинам. Подобные же боковые извержения имели место непосредственно под вершиной Эльбруса,  как и обозначено в предполагаемом разрезе».

«С высот, окружающих Кисловодск, в ясную погоду и в определенное время дня можно различить на северо-восточной стороне серебристого купола эльбрусской вершины три сопкообразные выпуклости, которые в равном друг от друга расстоянии, возвышаясь одна над другой, лежат между вершиною и основанием главной сопки и, резко обрисовываясь темными тенями, выступают наружу».

«Горная порода, образующая лаву Эльбруса, отличается обыкновенно от трахита самой горы как более темным цветом, так и свойством смолистого камня (Pechstein Stigmit), и никогда не случается видеть переход упомянутой лавы в обсидиан (Оbsidian, Lave vitrense) или пемзу (Bimstein, Pances). Поверхность в виде истекших масс с приближением к месту бывшего извержения, более и более делается шлаковатою (schlackenformig), так что по наружному виду этот поток, наконец, едва может быть отличен от потоков Этны и Везувия. Мы видим потоки лавы, изверженные в других местах Кавказа (как, напр., в Мегландалетском округе Осетии, из сохранившихся доныне сопок вулканической возвышенности Кали), которые заключают множество больших и малых кусков, имеющих с лишком 4-6 футов в поперечнике. Куски эти состоят из искаженных, первозданных горных пород, которые огненножидкая масса исторгнула и подняла вверх. В других местах Кавказа не встречаются куски подобного размера; так, напр., в окрестностях Эльбруса заменяются небольшими обломками этой горы; еще реже подобные следы разнородных включений находятся в лавах Арарата».

«Если бы при всем вышесказанном потребовалось новое доказательство к подтверждению той истины, что Эльбрус, Казбек и Арарат совершенно между собою сходны, как в физическом, так и в минералогическом отношении, то это
новое доказательство отыщется в химическом разложении состава их масс».

В следующей таблице представлены результаты химических разложений каменных пород трех упомянутых выше кавказских и двух главных высот южной Америки:

 

Состав трахита (лавы)

Составные части

Арарат

Эльбрус

Казбек

Чимборасо

Пичинчи

кремнезем

69,47

69,37

69,25

65,09

67,07

глинозем

14,98

14,44

13,35

15,88

13,19

закись железа

3,35

5,23

4,79

3,83

4,74

окись железа

1,73

известь

4,68

4,38

5,90

2,61

3,69

магнезия (горькозем)

0,98

2,26

1,64

4,10

3,46

кали

1,46

3,82

5,13

1,99

2,18

натр

4,46

4,46

4,90

хлор

0,35

0,60

0,65

0,41

0,30

Всего:

99,75

100,19

99,90

99,80

99,85

Удельный вес

2,595

2,546

2,643

2,685

2,579

 

«Из этой таблицы, - говорит Абих, - следует: 1) совершенное соответствие содержимых Эльбрусом, Казбеком и Араратом каменных пород и 2) близкое минералогическое родство между главными вулканическими вершинами Кавказа и Андского хребта южной Америки».

«Достойно замечания, что, несмотря на это родство, при образовании вулканического колосса Андского хребта извержение лавы достигло весьма слабого развития, тогда как в физике Кавказских гор, оно, напротив того, играет весьма важную и некоторым образом единственную в своем роде роль».

«С исключительным развитием кристаллического сланца и гранита, проникнутых огромными жилами мелкозернистого диорита, соединено орографическое развитие центральной горной возвышенности в окрестностях Эльбруса, как оно свойственно европейским Алндам».

Ледники Эльбруса лежат на древних потоках лавы; левый большой рукав ледника Азау покрывает часть потока лавы; его можно видеть на высоте 4-8000 фут. на крутом краю Баксанской долины на протяжении нескольких верст. «Один побочный рукав этого потока ниспадает каскадами с крутых горных террас и в извилистых и в шероховатых формах его поверхности ясно видны следы    влияния    бывшего движения масс. Ярко обрисовывается    на    темноцветной    лаве ледник, следующий за всеми ее изворотами и уступами».

«Вид, который имела местность в то время, когда случилось извержение Эльбруса, немало содействовал в некоторых местах особенному накоплению лавы, образовавшему на несколько верст широкие террасы; а в других - образованию потока лавы, весьма значительной длины, постепенно наполнившему узкую и глубокую долину. Между тем тихо, но неодолимо действовавшая сила вод с течением времени совершенно прорвала лаву, и река, на всем прежде остановленном протяжении, снова прорыла свое ложе, еще более углубившись в кристаллический сланец и гранит. Поэтому везде в долине показывается лава, достигающая 100 футов толщины, образуя то на одной, то на обеих сторонах крутые края долины, причем ясно видно, до какой степени огнежидкая масса преобразовала гнейс и слюдосланцевые слои».

«Лавы нынешних наших вулканов везде принимают внутреннее призматическое сложение там, где потоки их имеют возможность дойти до известной толщины и потом медленно остывать. Точно такое сложение имеют и лавы Эльбруса, что особенно видно в Малкской долине, близ моста так называемой Бабуковской переправы, где уровень реки лежит 6,139 футов над морем. В этом месте трахитовая порфирообразная лава разделилась на вертикальные призмы, величиною в 4-6 футов в поперечнике, образовавшие в 60-70 футов высокие колонны».

Все эти веские доводы знаменитого геолога неоспоримо доказывают, что Эльбрус был действующим вулканом в очень недавнее время, а именно, в конце третичного периода или вскоре после него, как думает проф. Мушкетов.

Итак, соответственно вулканическому происхождению конуса Эльбруса две вершины его мы должны признать остатками воронки древнего кратера, как это уже указано многими исследователями. К остаткам той же воронки главного кратера или к остаткам второстепенных кратеров можно отнести и многие другие возвышения, сгруппированные около описанных главных вершин Эльбруса. Такие же второстепенные конусы извержения находятся и на склонах горы.

Как высочайшая и до известной степени центральная вершина Кавказа, Эльбрус дает свое имя высочайшей части Кавказского главного хребта, простирающейся верст на 160 от меридиана Эльбруса до г. Адай-хох (Энц. словарь, п. т.26, стр.251-252).   Эту   часть  можно назвать эльбрусским Кавказом. Она заключает в себе самые высокие вершины всей горной Кавказской системы. Средняя высота хребта здесь 11-12 тыс. фут., т. е. немного ниже высоты г. Монблана; отельные же вершины нередко достигают высоты более 15 тыс. фут., как напр.: Ушба (15407), Тихтенген (15134), Гистола (15932), Тетнульд (15918), Дых-тау (17096),  Каштан-тау (16925), Шхара (17006) и др.

 

Обилие ледников на Кавказе и Эльбрусе

Высота снеговой линии. - Ледник
Кюкуртлю и др. - Описание ледника Азау у Динника, Россикова, Абиха, Тенцова. -Другие ледники. - Изменения величины ледников Эльбруса и Кавказа. - Реки, начинающиеся с Эльбруса: Кубань, Малка, Баксан. Кекрекский водопад - Озера. - Влияние Эльбруса на климат и количество осадков. - Температура на вершине горы. - Растительность. -Животный мир.

Массив Эльбруса с своими разветвлениями имеет около 15 в. в длину (сев.-юг.) и столько же в ширину (зап.-вост.), по прямому направлению. Он почти весь покрыт самыми обширными, на всем Кавказе, снежными полями и очень значительными ледниками. Площадь снегов и льдов всего массива, судя по новейшим съемкам, простирается до 260 кв. верста. (Поггенполь. Изв. И. Р. Г. О., т. XXXV, в. II, 206 стр. По Михайловскому – 200-210 км (стр. 166); по Абиху – 122,5 кв. в. (Ueber die Lage, 261); по Диннику -140 кв. км (Ледн. 330); по мнению других исследователей, площадь ледников еще меньше указанных размеров).

Еще в очень недавнее время ученые полагали, что ледники Кавказа далеко уступают ледникам Альп. Знаменитый Агассис предполагал, что по развитию ледников Кавказ остается далеко позади Альп. Абих первый высказал мысль, что Кавказ в отношении богатства и разнообразия ледников должен занять одно из самых видных мест среди гор Старого Света. (Динник. Ледн. 289. Абих Кав. К. 448:»…вероятно, что кавказский хребет будет причислен к самым богатым ледниками горам, когда будут окончены дальнейшие исследования долин». (Abich H. Ueber die Lage der Schneegranse 258-259).). Но и Абих делал невольные ошибки, являвшиеся результатом заключений при малом количестве научных фактов: например, Абих определил площадь снегов и ледников Эльбруса в 122,5 км, тогда как в настоящее время эта площадь определяется в 260 кв. в.

Динник в своем исследовании «О современных и древних ледниках Кавказа», изданном в 1890 г., пишет: «По количеству или величине ледников Кавказ сильно уступает Каракоруму, Гималаям и Скандинавским горам, значительно уступает Альпам, но сильно превосходит прочие горы Европы и Азии. На северном склоне Кавказа находится не менее 70 ледников 1-го разряда и несколько сотен второго. Величина поверхности наибольших из ледников Кавказа не уступает или почти не уступает поверхности наибольших ледников Альп (Алеч,  Горнер,  Нижне-Аарский и пр.» (Динник, 416 и 328. Он же говорит (383): «В ледниковый период Кавказские ледники не спускались так низко и не достигали такой величины, как ледники Альп и даже Пиренеев».

Только позднейшие наблюдения рассеяли это предубеждение о незначительности Кавказских ледников. Д. Фрешфильд впервые высказал мысль, что по обилию ледников и величине их Кавказ не уступает Альпам. (Михайловский, 150 (D. Freshfield. The Peaks, Passes… р. 694). Наблюдения Краснова и Кузнецова показали, что наибольшие древние ледники Кавказа были вдвое больше Пиренейских. (Михайловский. 150-151). В 1896 и 1897 г.г. Императорское Русское Географическое Общество, сознавая недостаточность сведений о ледниках западного Кавказа, командировало Н. А. Буша и Н. Н. Щукина в пределы Кубанской области и Сухумского округа для изучения ледников и растительности. Ими было осмотрено и описано 220 ледников в Кубанской области и Абхазии, и из них 130 никем еще не описанных. («Правит. Вестн.», 1899, № 26 от 2 февр.). Остаются еще не обследованными ледники верховьев р. Хурзука и еще истоки нескольких небольших речек.

Таким образом, исследование ледников Кавказа еще не закончено, но полученные факты уже ставят Кавказ по крайней мере наравне с Альпами.

Эльбрус имеет такое устройство, которое чрезвычайно благоприятно для образования обширнейших снежных полей и многочисленных ледников. Он является самой высокой во всем Кавказе вершиной и самой мощной, хотя довольно изолированной от других значительных вершин. Кроме того, к его значительному трахитовому конусу примыкают многочисленные долины, состоящие из кристаллических пород и представляющие из себя разорванные второстепенные кратеры. Такие горные цирки весьма удобны для залегания снега. Ледники же обыкновенно спускаются по склонам долин, следуя направлению прежних потоков лавы. Наконец, конус Эльбруса имеет не очень крутые склоны. Особенно пологи восточные и юго-восточные склоны, между тем как западные склоны круты. Вследствие этого ледники и снега Эльбруса представляют пространство в 8 раз большее сравнительно, например, с ледниками и снегами Казбека.

Высота снеговой линии на Эльбрусе не везде одинакова. На западном склоне его, по Абиху, она равняется 10923 ф., на восточном, при начале Баксанского ледника - 10500 ф. На северном склоне, в пяти верстах к северу от вершины Эльбруса, снеговая линия лежит на 11233 фут. На том отроге Эльбруса, который отделяет истоки Малки от истоков Кубани, Абих нашел вечные снега на 12310 ф. (Динник, Ледн. 316. Энцикл. сл. Брокгауза 26, стр. 853: на Эльбрусе снеговая линия находится на высоте около 10700 ф. (зап. и вост. склон.) - 11700 ф. (сев. скл.). Abich H. Ueber die Lage der Schneegranse (262) высчитывает среднюю высоту снеговой линии на Эльбрусе н 10886 ф.).

Надо, однако, иметь в виду, что высота снеговой линии не постоянна, находится в большой зависимости от годовой температуры и от количества осадков, выпавших в год наблюдения. После очень снежной зимы и при холодном лете линия вечного снега должна значительно понизиться. При противоположных условиях, т. е. после малоснежной зимы и при жарком лете, снеговая линия поднимается. (Динник. Современные и др. ледники Кавказа, стр. 319. Динник. Эльбрус и его отроги, VI, № 3, стр. 270.). Кроме того, при одних и тех же условиях снеговая линия в мае, июне, июле и августе будет менять свою высоту. Динник пишет: «Побывав на Эльбрусе несколько раз, я заметил, как велико бывает различие в положении снежной линии на этой горе в разные годы. В 1874 году я был на западном склоне Эльбруса, именно в верховьях Хурзука, поднимался на Эльбрус значительно выше снеговой линии и хорошо заметил те места, до которых спускалась в то время снежная линия. В 1879 году я снова попал на то же место и был поражен совершенно иным расположением снегов. Зубчатый барьер остроконечных, темных скал, так резко и красиво обрисовывавшийся в 1874 г. на ослепительно белой, снежной пелене, теперь был далеко ниже линии снегов; многие крутые скалы в других местах горы, прежде так же торчавшие из снега, теперь были окружены голыми осыпями; один высокий гребень, находящийся между истоками Хурзука и Кугуртлю-су, через который мы в 1874г. перебрались с большим трудом по причине глубокого снега, покрывавшего его, в 1879 г. был почти совершенно обнажен».

Во всяком случае, снеговая линия на Эльбрусе, проходящая приблизительно на 11000 ф., лежит почти на 2000 ф. выше, чем в Пиренеях, и только на 500 - 1000 выше, чем на южном склоне Альп, и представляет собою среднюю величину снеговой линии всего Кавказа. (Реклю. VI, 62. Стебницкий. И. К. О., V. стр. 2-3. Его же. Изв. И. Р. Г. О., IX, № 5).

Несмотря на такую значительную высоту снеговой линии, все-таки огромное пространство горы Эльбруса, выше 11000 ф., т. е. приблизительно на 2 версты вертикальной высоты, покрыто снегами или льдами, за исключением тех немногих скал, на которых снег и лед не держатся вследствие крутизны или действия ветра.

Площадь снегов и льдов Эльбруса теперь, как уже было сказано, определяется почти в 260 кв. верст. С Эльбруса спускается не менее 15 ледников 1-го разряда и не менее 62 - 2-го разряда. (Михайловский, 155 стр.).

В бассейне р. Кубани находятся перворазрядные ледники: Уллу-Кам, Кюкуртлю и Битюк-тюбе; в бассейне р. Малки: Балк-баши-буз, Уллу-чиран, Кара-чуль, Уллу-кол,Уллу-малиен-дерку, Микель-чиран, Двурогий Кынгыр-сырт, и наконец, в бассейне р. Баксана: Ирик, Терскол, Гара-баши, Хотю-тау и наиболее известный ледник Эльбруса – Азау, или Баксанский. Не все ледники исследованы и описаны достаточно подробно. Точное научное изучение их еще не производилось. Мы имеем лишь довольно случайные несистематические наблюдения и описания. Поэтому описания одного и того же ледника у разных наблюдателей получаются весьма несходные. Вот описание наиболее известных ледников, заимствованное у очевидцев.

Ледник Кюкуртлю (Кугуртлю) спускается с западного склона Эльбруса и находится в верховьях речки Кюкуртлю-су, которая, сливаясь с р. Битюк-тюбе-кол, образует р. Уллу-Хурзук. Он спускается до 2778 метров, (= 9112 ф.). (Михайловский, стр. 176). По словам г. Динника (Динник. Ледники 386 и (более подробное описание) Эльбрус, стр. 267-269), ледник этот трудно доступен. В расстоянии версты от нижнего конца его надо слезать с лошади и пробираться пешком   по   очень утомительному пути.

«Конечная морена, в виде гряды шагов в 500 длиною и шагов 200 шириною, окружает с нижней стороны ледник и состоит из крупных обломков различных горных пород. В нескольких местах через нее прорываются бурные потоки, образующие множество водопадов. Шум воды слышен был буквально по всем направлениям. У самого конца глетчера также навалены груды громадных каменных глыб, между которыми прокладывает себе путь вода, вытекающая из-подо льда. Такия же глыбы лежат в самом неустойчивом положении и на краю глетчера, образующего здесь очень крутой ледяной уступ. При восхождении на ледник в июле 1879 года, мы должны были на протяжении шагов 160 идти, высекая во льду ступени; когда же первый, самый крутой уступ был побежден, дальнейший путь стал уже гораздо легче».

«Ледник Кюкуртлю имеет ширину в нижней части около 400-600 шагов, вверху же заметно расширяется».

По новейшему определению, длина ледника - 6,1 километра с фирном, а длина без фирна 5,1. (Михайловский, 176. Динник   (Ледники, 386) говорит ошибочно: «Длина его, насколько можно судить по глазомеру, равняется 1,5 или 2 верстам»).

«Вверху  ледник разделяется на два более или менее разобщенные поля. Одно из них спускается с самого Эльбруса, а другое с его отрога,  идущего к югу». (Динник. Ледники, 386-387).

«Поверхность ледника не представляет ничего особенного; в нижней части его она более или менее грязна и усеяна множеством крупных и мелких обломков скал, но чем дальше вверх, тем чище и чище становится она. В расстоянии версты от нижнего конца поверхность ледника делается почти совершенно чистой. Только в одном месте, с правой стороны ледника, мы встретили множество громадных трещин, в других местах они имеют меньшие размеры и встречаются не так часто. Боковые морены, состоящие из мелкого щебня, тянутся в несколько параллельных рядов и лежат частью на самом глетчере, частью по бокам его. Верхняя часть ледника почти со всех сторон окружена высокими, остроконечными разорванными скалами, вероятно, краями древнего кратера Эльбруса. Особенно замечательны в этом отношении те, которые находятся на северо-западной стороне. На южной находятся скалы желто-серого цвета. Вероятно, на них есть осадки серы, придающие им такой цвет.   Соседние горы состоят главным образом из трахита; встречается часто порфир и гораздо реже гнейс и протогин. Многие камни содержат значительное количество железа». (Динник. Эльбрус, 269).

«В конечной морене ледника часто попадаются куски, достигающие пудов двух весу и состоящие из серы, перемешанной с зернышками белого кварца, кусками трахита и других минералов. Благодаря присутствию серы в моренах ледника, он сам и вытекающая из него речка получили свое название, означающее «Серный ледник» и «Серная речка». («Кугурт» - значит - сера. Прим. Динника). Без сомнения, эта сера осаждалась на стенках кратера Эльбруса в то время, когда вулканическая деятельность его еще не прекратилась совершенно».

Ледник Уллу-кам спускается с юго-западного склона Эльбруса и дает начало истокам р. Уллу-кам. Он оканчивается на более значительной высоте, чем Кюкуртлю, а именно на высоте 2966 м (по Абиху 8720 ф., по Гейму 2659 м); размерами он также уступает первому леднику, имея длину всего 4,2 км, а без фирна лишь 2,5 км.

Ледвик Чилу-каш (Правит. вестн. 1899, № 26): «Спускающийся тоже с юго-западного склона Эльбруса, почти сплошь засыпан камнями и покрыт грязью. Нижний конец его обрывается почти отвесною стеною, из-под которой бежит правый исток реки Чилу-каш. Вверху над ледником высоко поднимается в воздухе величественная западная вершина Эльбруса, которая кажется очень близкою. Вершина ледника окружена зубчатым барьером остроконечных скал, расположенных полукругом, вероятно, некогда бывшим краем второстепенного кратера Эльбруса. Юго-западная часть стены кратера обрушена, и здесь образовалась брешь, сквозь которую и нашел себе путь вниз нынешний ледник».

Ледник Азау или Баксанский - один из самых больших на Кавказе и Эльбрусе. Он спускается с конечного южного отрога Эльбруса и хребта Хотютау, связывающих Эльбрус с главным хребтом. Из него берут начало некоторые истоки р. Баксана. Относительно изменения величины ледника мы имеем несколько наблюдений. В 1849 г., по определению Абиха, он оканчивался на высоте 7350 ф. над уровнем моря, в 1873 году (по его же наблюдению) он уже доходил только до 7630 ф. В 1881 г. его посетил Динник. (Динник. Ледники, 387 и 388 и Горы и ущел. Терск. обл., 28-30).

Тогда нижняя часть ледника имела ширину до 100 саж. «Она представляла более или менее крутой склон, пересеченный множеством трещин и отстоящий от крупного соснового леса сажен на 300 или 400. Ледник имел небольшие конечные морены, что указывает на отступание его в это время. В расстоянии верст двух от нижнего конца Азау становится заметно шире, достигая 170 саж., а еще версты на полторы выше ширина его, вероятно, более версты. Боковые морены на левой стороне ледника очень велики; они лежат частью на льду, частью сбоку его и представляют несколько параллельных гряд. На льду они образуют полосу шагов в 100 ширины; правая же сторона глетчера в средней и нижней части его упирается в отвесные скалы и имеет морены лишь в несколько шагов шириною. Азау образуется из 4 ветвей, из которых две получают начало со снегов Эльбруса, одна с Хотютау и одна с гор, ограничивающих правую сторону ледника. (Михайловский (155) говорит, что в настоящее время три из этих ветвей не доходят до главного ледяного потока и обратились в самостоятельные глетчеры). Хотя одна из ветвей, начинающихся на Эльбрусе, вероятно, длиннее всех прочих, но за начало глетчера скорее можно принять широкое ледяное поле, спускающееся с Хотютау. Вверху оно без заметной границы переходит в огромное снеговое поле, имеющее несколько верст в длину и ширину.

«С правой стороны к левой части присоединяется короткая, изогнутая ветвь, имеющая, вероятно, менее полуторы версты в длину и самые незначительные морены; она присоединяется к главной ветви верстах в 3-х от нижнего конца ледника. Ветви левой стороны значительно больше; обе они спускаются с Эльбруса. Нижняя из них присоединяется к главному глетчеру против правой ветки; она сравнительно не велика, располагается в узком скалистом ущелье и пересекается множеством поперечных трещин; в одном месте на ней находится большой ледопад, которым она перерезывается совершенно. Ниже этого места снова тянется более ровная поверхность, сливающаяся, наконец, с главной ветвью».

«Следующая ветвь имеет длину гораздо большую, но тоже довольно узка. Начинается она с обширных снежных полей, спускающихся от самых вершин Эльбруса. Она очень обрывиста и во многих местах состоит из одних только ледяных столбов и зубцов, разделенных пропастями. Морен по сторонам ее не заметно».

При своем посещении Динник не поставил на леднике никаких знаков. В 1883 г. ледник Азау посетил Россиков и поставил знаки. (Состояние ледников северного склона центрального Кавказа, отчет за 1893 и 1894 г.г.  д. чл. К. Н. Россикова. (Зап. Кав. Отд. И. Р. Г. О. 1896 г.), стр. 282-283, 286-288). Через 11 лет (10 Июля 1894 г.) он посетил его вторично. По его наблюдениям, «в течение 11 лет ледник Азау изменил свой наружный вид и положение нижнего конца. Ледник отступил на 1105 саж.; освободившаяся от льда площадь дна долины - ниже подошвы современного устья ледника, справа и слева от прорезывающего его потока оказалась заваленной большими насыпями и кучами обрывков поперечных валов конечных морен. Малодоступный, сильно расчлененный множеством продольных, поперечных и краевых трещин, крутой ледяной обрыв устья, превышавший 46 саж. высоты и более 111 саженей ширины по подошве, значительно обтаял, понизился до 30 саж. и сузился по подошве до 80 саж., но, как и раньше, оставался малодоступным и без свода. Трещины всех трех рядов, рассекающие ледяные толщи его, носили совершенно другой характер и отличались другим положением; поперечные трещины во всю ширину верхней линии устья доминировали над трещинами краевыми и продольными, тогда как раньше, на выступе той же линии, преобладали только одни продольные трещины. Ширина краевых трещин колебалась от 1 фут. до 6 саж. Ледяной обрыв устья отодвинулся от боковых морен и по верхней линии совершенно изолировался от них. Характер льда, как самого устья, так и нижнего конца его стока представлял сплошную и однородную массу настоящего глетчерного льда красивого зеленого цвета, лишь местами, или вернее, участками, обнаруживая слоистость с характерным чередованием слоев чистого льда со слоями полупрозрачного от избытка включенных пузырьков воздуха. Береговые морены, правая и левая, уширились и, вследствие понижения уровня ледяной поверхности устья, выступали над ледяной его массой на несколько саженей выше. По ширине подошвы устья зияло восемь продушин с шахтами и короткими ходами; самая большая из продушин, средняя, достигала до 2 арш. высоты и 3-4 саж. глубины; из нее и выбегал бурный, молочного цвета, главный подледниковый поток истока р. Баксана.

«Сток ледника Азау обтаял, как и устье, по всем трем измерениям; уровень его ледяной поверхности до впадения в него двух нижних ледниковых рукавов - с правой и левой стороны, понизился   относительно  всех   установленных на нем знаков и пометок. Энергичнее всего таяние с поверхности шло по левой стороне стока - около 18 саж.; ограниченнее - с правого бока - до 13 саж.; минимальная величина понижения не превышала 11 саж. по правому боку. Ширина ледникового стока в среднем сократилась до 10 саж., максимальная же величина сокращения с каждого бока достигала 20-25 саж. Из прочих следов верхней, нижней и внутренней убыли стока, совокупностью которых определяется «физиономия» стока, резче всего выступила по длине поверхности его довольно глубокая и широкая с пологими ледяными краями ложбина, которой, как бы сказать, разделялась нижняя часть стока на две неравные половины: на правую, более или менее закрытую массовым скоплением обломков горных пород, от величины щебня до огромных кусков скал и глыб, и левую, совершенно лишенную моренных отложений, менее рассеченную трещинами, бугристую, с различного рода неровностями в виде впадин, углублений и пр.  выклиновывающуюся к устью».

«Сильнее других частей обтаяла поверхность стока у нижнего конца (устья); эта последняя стала плосче; обрамлявшие ее с левой стороны высокие ледяные бугры и конусы, засыпанные щебнем, обломками и валунами, понизились и, как бы расплылись в толщах льда; ямы и углубления выровнялись и уширились; беспорядочно перепутывавшиеся трещины и расселены со стороны устья одни закрылись, другие обратились в глухие ходы, извилистые шахты и отдельно замкнутые пустоты; массовые скопления обломков горных пород на ледяной поверхности слились в сплошную непрерывную и широкую полосу и приобрели большую компактность и толщину. Огромный валун, или вернее, обломок скалы в несколько тысяч куб. м., находившийся на ледяной поверхности стока ниже упомянутых выше двух ледниковых рукавов, относительно уцелевших пометок, установленных на обеих береговых моренах, визированных поперек стока по линии валуна, оказался в 1894 г. с лишком на 221 фут ниже этих пометок; другими словами, ледник двигался со скоростью 20,09 футов в год, или около 0,06 в сутки».

«Область снежника также подверглась изменениям одинакового характера с изменениями стока, хотя и не в такой степени; фирновые поля его в различных частях сократились за счет толщей самого фирна; по двум пометкам 1883 года на скалах фирнового поля на южном склоне г. Эльбруса, на высоте свыше 11796 фут., убыль фирна определилась в 18 футов».

«Характер ледникового ложа, положение   на   нем   самого ледника и рельеф самого ледникового    ущелья   не    исключает образование завалов и обвалов».

 

Ледник Азау

 

Год наблюдения

Устье

Собственно сток

В дюймах

 

Уменьшилась (в футах)

1

раз

2

раз

длина

толщ.

ширина

по подошве

высота

толщ.

ширина

 

стока

снежника

1888

1893

772

112

217

10

99

70

18

2

5

высота

ледниковых

отложений

Толщина свеже-

выпавшего снега

в области стока

и снежника

 

Конечные морены ледника Азау, по словам Дннника (Динник. Горы и ущелья Терской обл., Зап. Кав. О., кн. XIII, в. I, 27), но велики и «состоят из куч красного вулканического туфа, черного трахита с белыми вкраплинами санидина и серого ортоклазового порфира. Тут же валялись куски очень красивого ленточного трахита с узкими прослойками черного туфа».

Абих посетил ледник Азау в октябре 1849 г. (Абих. Кавказский Календарь на 1853 г., стр. 447. И. И. Стебницкий. О распростр. ледн. на Кавк. Зап. К. О., V, стр. 5. Abich H. Ueber die Lage der Schneegranse, 268.), тогда ширина ледника в том месте, где он входил в сосновый лес, в средней его части, простиралась до 1400 фут., а толщина от 60 до 80 фут. Тогда ледник спускался до 7350 футов и входил в сосновый лес, от которого в 1881 г., по Диннику, ледник отступил сажен на 300-400. «Высокие сосны, - говорит Абих, -низверженные ледником, лежат на льдинах и отпавших обломках (гальки), другие всем стволом глубоко вмерзли в ледяную массу, тогда как их тенистые зеленые ветви свободно выходят наружу. Лед этого глетчера изобилует продольно поднятыми пузырями, и несмотря на свою видимую плотность, он собственно есть конгломерат ледяных полиедров разных величин, слабо между собою соединенных, так что при сколько-нибудь сильных ударах молотком большие льдины разбиваются вдребезги. Между развалинами каменных пород, находящихся на поверхности ледника, есть обломки разложенного и заключающего в себе серу трахита,  которые, вероятно, ледником были снесены  вниз с высот Эльбруса, где они и находились в местах прежнего извержения лавы».

Азау спускается по широкому трахитовому потоку, который составляет таким образом ложе глетчера; сам же этот поток покоится на кристаллических первозданных породах. (Динник. Ледники, 367).

Ледник Азау считается не самым большим ледником Эльбруса, а только одним из самых больших, но о нем мы имеем сведений больше, чем о каком-либо другом леднике Эльбруса. Это объясняется тем, что Азау самый доступный ледник: подъем к нему от аула Урусбиева по реке Баксану очень легок, по крайней мере, много легче, чем подъем к другим ледникам. По этой же самой причине через ледник Азау пролегает тропа, ведущая из долины Баксана в долину Уллу-кама в Карачай, а также и на юг в Сванетию, в долину р. Ненскрыры. Таким образом, всякий путешественник, желающий перебраться из Терской области в Кутаисскую губернию или в Кубанскую область через главный хребет, никак не минует ледника Азау. Впрочем, этот путь через Азау очень труден, и путешественники по возможности избегают его.

С Кубанской стороны перевал удобен. Г. Ваганов говорит: «Р. Уллу-зе берет начало с ледников главного кряжа Кавказских гор - Чипер-азау, и перевал этот называется тем же именем. Дорога к этому перевалу находится в долине р. Уллу-зе и не представляет никаких затруднений для перегона скота. Подъем через перевал также один из легких, ибо приходится переваливать всего через одну гору по довольно хорошей тропе. Несмотря, по-видимому, на все относительные удобства этого перевала, через него ни наши карачаевцы, ни сванеты не переходят. Объясняется это тем, что сванеты в этом углу ищут под рукою селения Терской области, а карачаевцев не пускает ветеринарно-карантинная стража. В течение всего 1897 года через этот перевал прошли только одни пешеходы и вовсе не наблюдалось случаев перегона скота или пероноса кож». (П. Ваганов. Известия О. Л. И. К. О., в. I, стр. 18).

Кроме подъема по Уллу-зе на перевал Чипер-азау есть еще подъем на перевал Хотютау, но с обоих перевалов в долину Баксана попадают через ледник Азау. Тепцов, который в своих указаниях часто преувеличивает действительность, дает тоже очень хорошее описание ледника Азау и дороги через него. «Жители Баксана имеют постоянные сношения с карачаевцами, живущими по истокам Кубани, и избирают для этих сношений более удобный, хотя и более далекий путь, по Кыртыку. (По Кыртыку, вокруг Эльбруса с севера и далее по истокам   Малки и по плоскогорью Садырлар в аул Хурзук). Через глетчер же Азау ходят очень немногие смельчаки и преимущественно воры со скотом. Недоступность пути, дремучие леса в истоках Кубани и Баксана дают ворам с краденым скотом надежное убежище от караулов, которые горцы содержат на свой счет у всех горных проходов в Сванетию и Рачу. Горцы не помнят, проходил ли кто-либо из путешественников через Азау, так как и за большую плату редкий из карачаевцев решится проводить путешественника по этим дебрям и скалам. Только беспечные и  безучастные к своей жизни сваны пойдут с путешественником хоть в самый ад. Мы решились пройти в Карачаи перевалом Чипер через Азау. Проводники предупреждали нас об опасности пути и советовали идти по Кыртыку, но мы встретили под Азау осла с вьюком и погонщика-карачаевца, который, подтверждая трудность пути, сказал, что если мы обладаем хотя небольшой опытностью в лазании по скалам, то победим и этот перевал. В помощь нашим сванам мы взяли одного из карачаевских караульщиков». (Тепцов, 68-71, 72-73, Вып. 1892г.).

«Перевал через Азау сделан был нами при ясном и безоблачном небе. Едва заметная тропа вначале колесит по левой, северной, морене и скоро теряется в ней. Множество остроугольных камней во многих местах делают путь положительно невозможным, что заставляет путника сойти на ледник и отыскивать путь среди зияющих трещин. Поверхность глетчера в устье производит впечатление застывших морских волн. Более часу мы карабкались по морене, а затем вступили на отлогую и почти ровную поверхность глетчера. Глетчер как-то вдруг расширился и образовал обширное зеленовато-серое поле, окаймленное со всех сторон скалами и белоснежными вершинами. На скалах нависли меньшие глетчеры, а за ними снеговые поля, среди которых кое-где торчат исполинскими зубцами одинокие гранитные утесы. На поверхности ледника нам попадались скелеты лошадей, волов, овец, перепелок, замерзшие мотыльки и мухи, чаще же всего -  скелеты погибших туров и большое число турьих рогов, достигающих иногда в длину до 2 арш. Путь по леднику вначале был легок, подъем незначителен; шероховатая поверхность льда не позволяла ногам   скользить;   встречались трещины, но их или обходили, если они были широки, или перепрыгивали, если они были узки. По поверхности ледника журчат ручейки, которые большей частью исчезают или в бездонных трещинах или в воронкообразных колодцах. Немногие из ручьев достигают конца глетчера, где они каскадами падают с ледяной скалы в вырвавшуюся из-подо льда реку. Через трещины до слуха путника долетает отдаленный гул и рев подводной реки, увидеть которую нам не удалось даже через самые широкие трещины. Иногда слышались глухие выстрелы в леднике - это трещал лед, образуя новые щели».

«Большинство трещин имеют поперечное направление, что обусловливается, по всей вероятности, поступательным движением глетчера по неровной, волнистой поверхности его ложа. Долевые трещины на Азау очень редки и обыкновенно узки - не более 1,5 аршина, тогда как поперечные достигают 1,5 саженей ширины. Две отвесные зеленоватые стены льда уходят в неизмеримую глубину, из которой доносится зловещий рев подледной реки и водопадов. В стенах встречаются отверстия - естественные ледяные штольни, по которым течет вода до трещины, где она образует красивые водопады. Брызги от этих водопадов рассыпаются в искрящуюся водяную пыль, которая облаком стоит в трещине и скрывает от взоров наблюдателя дно пропасти. Много прогоняемого скота гибнет в таких трещинах. Встречаются трещины, суживающияся на глубине нескольких саженей до полуаршина. Упавший в такие трещины скот извлекается следующим способом: смельчак-горец обвязывается веревкой; товарищи спускают его в трещину; там он рубит на куски застрявшее животное, привязывает части его к другой веревке; товарищи, вытащив все мясо, вытаскивают и его на свет Божий».

«Особенное внимание наше привлекли колодцы. Они образуются в широких, котлообразлых углублениях; вода, падая в них, размывает их все глубже и глубже; таким образом получается во льду глубокая яма, и колодец готов. Наибольший из колодцев, виденных нами на Азау, представлял собою воронкообразное углубление, верхний диаметр которого равнялся 2,5 арш. В воронку эту с разных сторон вливались пять ручьев. Вода, по-видимому, не вмещалась в воронке и вертелась в одну сторону на глубине 2 арш. Над воронкой поднимался столб водяной пыли, а в столбе была видима радуга».

«При старании идти как можно быстрее, ледник Азау пройден был нами в 5,5 часов, отбросив 1,5 часа на остановки   для   отдыхов   и,   положив наименьшую скорость 2 версты в час, можно заключить, что длина глетчера (включая сюда и снеговые поля его) не менее 8 верст. (Эта цифра немного более нашей. Описание ледника Азау см. также C. Hahn. Kaukasische Reisen und Studien. Leipzig. 1896, стр. 30-35). Наибольшая же ширина около 4-х верст».

«Влияние разреженного воздуха сказалось не только на нас, но и на наших проводниках сванетах, ко всему, казалось бы, привыкших. Дыхание у всех было частое, порывистое, несмотря на получасовой отдых; пульс был от 90 до 100 ударов в минуту; кровь приливала к голове, и клонило ко сну; ощущение тошноты чувствовали все. О большой разреженности воздуха можно было судить еще и потому, что разговаривавшие проводники наши уже на расстоянии каких-нибудь 40-50 саж. не слышали друг друга. Звуки в разреженном воздухе глухи, а выстрел не производит обычного гула. «Гайда -пошел, барин! Не хорош! Голова пропал!» - так поднимали обыкновенно нас сванеты».

Ледник Гара-Баши начинается у обширного, обрывистого поля, расположенного на ю.-в. склоне Эльбруса и спускается до 2878 метров. Вначале он относительно широк (Динник. Горы Терск. обл., 32), а потом сильно суживается и в конце едва ли имеет больше 50 или 60 саж. ширины. Длина его также небольшая (около 4 верст). Он залегает в глубокой крутой балке. Склоны Эльбруса, прилегающие к Гара-Баши, состоят из легко рассыпающихся красноватых туфов и трахитов, вследствие чего речка (один из истоков Баксана), вытекающая из-подо льда, имеет мутную, непрозрачную, красноватую воду. По словам туземца Измаила Урусбиева, Гара-баши-чиран прежде (лет 30 или 35 тому назад) спускался гораздо ниже, где его ущелье становится еще более узким и крутым. С правой стороны ледника находятся осыпи, с левой - не особенно высокий кряж, также состоящий из вулканических туфов и трахитов, а тотчас за ним лежит ледник Терскол.

Ледник Терскол (Терскол-чиран, - Динник,  стр. 34-35: «Терс - кривой, кол -балка, небольшая долина, ущелье») начинается от большого снежного поля ю.-в. склона Эльбруса и очень близко подходит к долине Баксана. «Поверхность его очень крута и пересекается таким множеством трещин, что ходить по ней едви ли можно. Размеры ледника небольшие: посередине ширина приблизительно с версту». Длину г. Динник со слов Измаила Урусбиева, определил «немногим   больше   ширины».  Михайловский дает длину 5 километров, а конец ледника на 2625 м (8608 фут.).

«Если смотреть на этот ледник снизу, то он имеет вид прямоугольного треугольника с  притупленными углами. Значительно ниже его находятся морены, доказывающие, что в прежние времена и этот ледник был значительно больше».

Ледник Ирик спускался, по определению Абиха, до 8303 фут. (по Гейму - до 2552 м., по Михайловскому - до 2541 м), он имеет длину до 8 верст и потому является самым большим из ледников Эльбруса. Он очень длинен, но за то узок (Тепцов, 72).

Ледник Балк-баши-буз (Буз - по-карачаевски означает лед. Прим. Динника - см. Динник. Эльбрус, 273) начинается широкой котловиной на свверо-западной стороне Эльбруса, в верхней части спускается довольно круто и при этом быстро суживается. Он имеет в длину версты 2 или 3, ширина его в нижней части не более ста сажен, а в верхней - по крайней мере 3/4 версты. (Можно думать, что это тот самый ледник, который у Михайловского называется Уллу-чиран, длина которого у него определена и 6,3 км). Поверхность вверху довольно чиста, покрыта фирновым снегом и имеет беловатый цвет, из которого проглядывает во многих местах сине-зеленый оттенок льда. На половине длины ледника видны грязевые полосы и каменные обломки, а нижний конец его совершенно скрывается под моренами. Здесь из-подо льда вытекает несколько мутных ручьев,  составляющих один из истоков Малки.

Огромное количество второразрядных ледников еще не исследовано и не описано, потому что до них в большинстве случаев можно добраться только при очень больших усилиях, с большим трудом и опасностями.

Рассматривая одноверстную карту Эльбруса, мы найдем еще несколько замечательных мест: 1) обширную снежную долину Джика-уген-кез, на северо-восточной стороне горы, к этому полю непосредственно примыкает ледник Кынгыр-сырт; 2) на южной стороне того же снежного поля отмечено «замерзшее озеро». Литературных описаний ни долины, ни озера мы не имеем.

Снежные поля покрывают огромное пространство Эльбруса, не занятое ледниками. Только кое-где темнеют высокие крутые скалы, на которых не может держаться ни лед, ни снег. Несмотря на столь значительное количество ледников, мы должны заметить, что, судя   по   громадности   конуса этой величественной горы можно было бы рассчитывать встретить здесь еще большее количество ледников и притом гораздо больших размеров. Изолированное положение Эльбруса, отдельно от главного, покрытого снегом хребта, является одною из главных причин относительно скудости ледников. Кроме того, малое количество атмосферных осадков, выпадающих в этой части Кавказа и, наконец, отсутствие особенных обширных горных цирков не позволили развиться гигантским ледниковым областям. По относительному развитию ледников Эльбрус сильно уступает Альпам и многим горам Азии; даже на Кавказе отдельные ледники Дигории, Безенги и Балкарии по длине превосходят ледники Эльбруса: так, например, ледник Безенги (бассейн Черека) имеет длину почти 20 километров.

Древние ледники Эльбруса, как и прочие ледники Кавказа, спускались значительно ниже. По мнению проф. Мушкетова «ледники» (притебердинского хребта) «когда-то были значительной величины, спускались по крайней мере до высоты 4000 ф., а вероятно, даже до 2500 ф., но затем сократились почти до современных размеров. Однако современные ледники, отличающиеся некоторыми оригинальными топографическими условиями, обнаруживают ясные признаки колебания в своих размерах. В настоящее время все ледники не спускаются ниже 6000 ф. и находятся в периоде убывания или уменьшения, что, кажется, представляет явление общее для всех ледников Кавказа, по крайней мере, последних двух или даже трех десятилетий. В 1881 г. мне, говорит проф. Мушкетов, впервые пришлось констатировать факт отступания ледников в группе Эльбруса и Казбека, но, вероятно, период отступания совпадает с началом 70-х или концом 60-х годов, так как на Девдоракском леднике отступание констатировано после 1867 г. Если считать, что продолжительность периодов возрастания и уменьшения ледников, выведенная недавно Форелем по отношению к альпийским ледникам, действительно составляет 35 лет, т. е. почти одинаковая с 35-летними периодами Брюкнера в колебаниях климата, то, следовательно, современная убыль Кавказских ледников должна скоро замениться периодом возрастания их, т. е. максимум через 10-20 лет; хотя, разумеется, для ледников Теберды и Чхалты, может быть и другое число, так как период в 35 лет определен как средний, выведенный из периодов различной величины колебаний различных ледников». (Мушкетов, 56-57).

Следы древних морен, например, Баксанского ущелья тот же проф. Мушкетов нашел не только вблизи Урусбиевского аула, на высоте 5200 ф., но даже около Атажукинского аула, лежащего верст на 50 ниже Урусбиевского. (Динник. Ледн., 365-366). Динник говорит, что большие моренные отложения он нашел в крупном сосновом лесу выше Урусбиевского аула; на них теперь растут сосны более обхвата толщиною.

Из вышеприведенных слов проф. Мушкетова видно, что древние Кавказские ледники едва ли опускались ниже 2500 ф., тогда как в Пиренеях следы моренных отложений встречаются даже на высоте 1150-1200 ф. Тем не менее очевидно, что в древнейший период весь конус Эльбруса был покрыт снегом и льдами до самого подножия включительно, а от его подошвы ледники извивались змеями, спускаясь дальше вниз по долинам р.р. Уллу-Кама, Малки, Баксана и их притоков. Среди этих-то масс снега и льда возвышались конусы, извергавшие по временам лаву.

Если принять во внимание те сведения, которые мы имеем о состоянии ледника Азау в 1849 и 1873 г.г. по записям Абиха, в 1881 г. по записям Динника и в 1883 и 1894 г. по записи Россикова, то можно думать, что Азаусский ледник, а следовательно, и другие ледники Кавказа в настоящее время должны увеличиваться, иначе закон 35-летних колебаний Фореля не верен или по крайней мере неточен. Именно в 1849 г. ледник Азау оканчивался на высоте 7350 ф., захватывая часть соснового леса; в 1873 же году ледник доходил только до 7630 ф. Дальнейшее отодвигание нижнего конца ледника отметили Динник и Россиков. Весьма вероятно, по этим цифрам, что отступление ледника началось не позже, наприм., 1865 г., следовательно, приблизительно в 1900 г. кончается 35-летний период убывания ледника, и в настоящее время ледник должен снова увеличиваться. (Если мы предположим, что убывание началось с 1860 г., что тоже возможно, то в настоящее время ледник должен иметь уже значительный прирост). Если этого увеличения мы теперь не заметили, то закон Фореля о периодичности колебаний ледников требует поправки.

Впрочем, весьма вероятно, что ледники в текущий геологический период имеют, независимо от временных колебаний убыли и прибыли, общую наклонность к убыванию, и каждое увеличение предшествующего периода будет меньше увеличения последующего периода.

Некоторые исследователи, бывавшие на склонах Эльбруса, говорят, что «на Эльбрусе каждые 5-10 минут слышны отдаленные глухие звуки». (Динник. Горы Терск. обл., XIII, 31). Эти звуки, конечно, происходят или от многочисленных обвалов или от того, что лед громадных ледников горы то там, то сям трескается и образование этих трещин всегда сопровождается страшным грохотом.

Огромные снежные поля и ледники Эльбруса питают собою начало рек, текущих как в Черное, так и в Каспийское моря. Здесь начинается р. Кубань, здесь же берут начало р.р.Баксан и Малка, весьма значительные притоки Терека.  Отметим следующие наиболее известные речки.

С северо-западных склонов Эльбруса и из ледника Уллу-Чирана, около перевала Бурун-таш, начинается р. Худес, правый большой приток Кубани. С северо-западного же склона Эльбруса, из ледника Битюк-тюбе начинается р. Битюк-тюбе-кол, а из ледника Кюкуртлю начинается р. Кюкуртлю. Эти две реки, сливаясь, образуют р. Уллу-Хурзук.

Если из аула Хурзука ехать вверх по р.р. Хурзуку, Битюк-тюбе или Кюкуртлю, то вершина Эльбруса будет почти все время перед глазами. По долине Кюкуртлю, как говорит Динник, особенно далеко (верст за 20) видны у Эльбруса «две высокие черные, вероятно, базальтовые скалы, поднимающиеся среди гладкой осыпи». (Динник. Эльбрус, 266).

Бассейн р. Хурзука отделяется от бассейна р. Худеса высоким хребтом (Садыр-лар) высотою около 10000 фут. Этот хребет, отделяясь от Эльбруса, идет в северо-западном направлении до самого аула Карт-Джюрта и на всем своем протяжении служит водоразделом р.р. Худеса и Хурзука. Истоки р.р. Худеса и Битюк-тюбе в самых своих верховьях сходятся очень близко, на расстоянии около 1 версты, и их разделяет только указанный выше хребет.

Долина Битюк-тюбе большей частью довольно широка, и на ней расположено несколько кошей. Только около самого Эльбруса эта долина вдруг суживается. По Битюк-тюбе-колу подъем к самой вершине Эльбруса, по-видимому, невозможен.

От юго-западных склонов Эльбруса, из ледника Уллу-кам начинается р. Уллу-кам на высоте более 2500 метров. С юго-западных же склонов из ледника Чилу-каш, начинается р. Чилу-каш, приток Уллу-кама.

Около аула Уч-кулана сливаются две речки: Уч-кулан и Уллу-кам; от этого аула, от места слияния новая река носит уже всем известное имя р. Кубани. Горцы-карачаевцы обыкновенно вторую реку называют неправильно Хурзук. Эта река образуется из слияния р.р. Уллу-кама и Уллу-Хурзука, сливающихся немного выше аула Хурзука. Уллу-кам больше, нежели р. Уллу-Хурзук; долина Уллу-кама больше и шире долины Уллу-Хурзука. Вследствие этого правильнее реку, образовавшуюся из слияния Уллу-кама и Уллу-Хурзука, называть Уллу-кам -  по имени более значительной из двух слившихся рек. (Ср. Ваганов. I выпуск, стр. 17).

Все указанные реки принадлежат, таким образом, к бассейну Кубани или Черного моря.

На южный склон Кавказского хребта с Эльбруса не спускается ни одной реки; причиной этого служит то обстоятельство, что Эльбрус расположен к северу от главного Кавказского хребта, и с южной стороны от Эльбруса стеною поднимается главный хребет высотою более  10000 фут.

Из ледников северных склонов Эльбруса (Уллу-чиран, Кара-чул, Уллу-кол, Уллу -малиен-дерку, Микель-чиран, Кынгыр-сырт) начинаются многочисленные речки, дающие начало р. Малке.

Одним из самых замечательных пунктов в окрестностях Эльбруса является Кекрекский водопад на р. Малке, находящийся, правда, уже на расстоянии верст 10 от подножия собственно Эльбруса. Динник дает подробное описание этого водопада,  которое мы приведем целиком. (Динник. Эльбрус, 285-286).

«Река  течет здесь в глубокой, мрачной пропасти, шириной сажени 2 или 3; вода мутна и вся покрыта пеной; страшный гул вылетает со дна пропасти. В одном месте русло образует глубокий уступ, в котором и находится водопад. Если смотреть снизу, то видны расположенные полукругом отвесные скалы, сажен в 60 высотою. Начиная сверху и приблизительно до половины, их прорезывает темная извилистая трещина, через которую несется Малка. Она падает здесь, следовательно, с высоты сажен 20 или 25, вырываясь из трещины, и имеет вид большого мутного потока, скатывающегося в пропасть, который дальше начинает дробиться, а внизу, ударяясь о гранитные глыбы, превращается в мелкую водяную пыль. В высоких скалах сбоку водопада находится углубление вроде пещеры с свешивающимися с потолка черными сталактитами».

«Когда подходишь   к водопаду, то еще сажен   за 20 от него начинает обдавать брызгами, а трава здесь всегда такая мокрая, как будто после сильного дождя. Осмотревши водопад снизу, мы взобрались на скалы, чтобы взглянуть на него сверху. Здесь свалившаяся гранитная глыба образовала естественный мост через пропасть, по дну которой течет Малка; мы взошли на нее и оттуда снова увидели водопад».

«Недалеко от водопада находятся два больших углекислых источника. Один из них имеет резервуар сажен 2,5 длины и почти такой же ширины, другой несколько меньше. Желто-красный осадок на стенах и дне резервуара указывает на присутствие в воде железа. От избытка угольной кислоты вода в обоих бассейнах как будто кипит, образуя посредине бугор, фута в полтора высоты. Несколько выше этих источников находятся большие, довольно правильные, трахитовые столбы. Они суживаются кверху и по форме напоминают скорее конус или пирамиду, чем цилиндр и достигают сажен 8 или  10 высоты».

Динник не называет точно этого водопада. Вероятно, это тот самый водопад,  который у Абиха назван Кекрекским. (Абих. Объясн. разреза, 450: «Другие достойные примечания предметы в верхних частях долины р. Малки составляют два находящиеся там с различными свойствами минеральные источники, из которых верхний находится при 7811 ф. высоте над морем близ берегов Малки, неподалеку Кекрекского водопада. Он берет свое начало из почвы, образующей туф и гранитные валуны или гальки, которыми наполнилась узкая долина одного из притоков Малки и покрылся красный кварцевый порфир, составляющий основную каменную породу».

У Надеждина (Кавк. край, стр. 60) тоже сказано: «Малка (165 в. дл.) составляет главнейший и последний приток Терека с левой стороны. Она вытекает из подошвы Эльбруса двумя источниками, из которых правый образует замечательный водопад Кенрек, падающий с высоты 16 сажен». В примечании он прибавляет: «Водопад увенчан площадкой, на которой на скале сохранилась надпись: «11 июля 1821г. здесь стоял лагерем ген. Эмануэль». Динник (1. с. 284-285) говорит тоже, что недалеко от описанного водопада находится «обширная площадка, на которой с лишком 60 лет назад стоял корпус русских войск, отправленных для покорения Карачая. На одной гранитной скале нам показали надпись, свидетельствующую об этой экспедиции: «1828 года с 8-го по 11-е июля здесь стоял лагерь под командой генерала от кавалерии Эммануэля». Слова эти были выбиты на граните каким-нибудь стальным инструментом».

Очевидно, что надпись относится к. 1829 г., когда здесь остановилась лагерем экспедиция ген. Эмануэля и академика Купфера, совершившая первую попытку восхождения на вершину Эльбруса (см. ниже).

К бассейну Малки принадлежат все многочисленные ручьи, которые начинаются на северо-западном склоне Эльбруса.

Из ледников восточного и юго-восточного склона Эльбруса начинаются многочисленные ручьи, образующие верховья р. Баксана. Самым главным рукавом следует считать ту речку, которая выходит из ледника Азау или  Баксанского.

Кроме этих речек на склонах Эльбруса есть несколько озер. Так Н. Динник, описывая свое восхождение на Эльбрус с площадки Малиен-Дерку, говорит: «Выступив  с Малиен-Дерку в 6 часов утра, ... к 10 час. утра мы достигли вечных снегов, спускающихся на северном склоне Эльбруса до выс. 11500... Первое встретившееся нам на пути снежное поле имело сравнительно небольшие размеры... Вскоре мы перебрались через поле. Тут перед нами открылась площадь, занесенная снегом, из которого, однако же, во многих местах торчали обнаженные скалы. На ней находились три небольшие озерца с чистой, прозрачной, темно-зеленой водой. Заброшенные на такую высоту, они, конечно, совершенно были лишены органической жизни и имели берега, состоящие частью из льда, частью из обнаженных камней». (Динник. Эльбрус, 279-280).

Кроме этих озер на карте помечено еще несколько других небольших озер, о которых мы не имеем более положительных сведений.

Вследствие того обстоятельства, что на Эльбрусе находится огромное скопление снегов и льдов, эта гигантская гора имеет очень важное климатическое значение.

Население окрестностей Эльбруса часто определяет предстоящую погоду по виду этой горы, являющейся как бы огромным барометром своего рода: если утром вершина Эльбруса совершенно чиста, не покрыта ни одним облачком, то это предвещает яркий, безоблачный день; если же вершина его утром начнет «куриться» - покрываться маленькими струйками облаков, то это несомненный признак того, что скоро облака закроют все небо. На эти приметы население обращает очень большое внимание и пользуется ими, если только из данного места виден Эльбрус.

Кроме того, Эльбрус - громадный естественный холодильник: Эльбрус и его подножия отодвигают годовую изотерму +8,5 далеко к северу.

К западу от Эльбруса расположена небольшая область с малым количеством осадков (около 400 мм), между тем как к северу и к югу от него лежат области с очень большим количеством осадков (750-1000 мм). Количество осадков, выпадающих в полосе близ Эльбруса, по временам года распределяется следующим образом: зимою (дек. - февр.) 100-200 мм, в остальные времена года по 200-300 мм в каждую четверть.  (Об осадках на Кавказе - А. В. Воскресенский, ч. I. (Прилож. К Зап. К. О. И. Р. Г. О., кн. XVII, в. I). Карты I-V. Ср. Надеждин, Кавказский край, 83. Над. Оп. геогр. К. Кр., 75 пр).

На самом Эльбрусе, конечно, бывают чаще всего снежные бураны, которые грозят смертью несчастному путнику, отважившемуся ступить на снежные поля великана. Поэтому подниматься на вершину Эльбруса можно только при расчете на хорошую погоду. Большинство путешественников, поднимавшихся на вершину Эльбруса, должно было провести несколько часов, полных страха.

А. В. Пастухов, бывший на вершине Эльбруса 31 июля 1890 года, говорит, что там «термометр, повешенный на высоте 2-х аршин от снега, против солнца, показывал с 9 ч. 20 мин. утра до одиннадцати -8,1° C, а с одиннадцати до часу пополудни он показывал -7,5° C; во все это время дул сильный западный ветер. В это же самое время в Пятигорске температура была + 29,9° C, в Тифлисе +33,7° C и в Батуме +34° C» (Восх. Пастухова, 31). Он же далее говорит: «Можно предположить, что там, на вершине Эльбруса, термометр никогда не поднимается выше 0°, а следовательно, и таяние не происходит, что доказывает и снег, на котором даже около скал незаметно никаких следов таяния; и снег не может там накопляться, потому что в сухом виде он уносится ветром, и, действительно, его очень мало, и в особенности на западных и южных скатах обеих вершин, где он не покрывает даже мелких камней. Это, в свою очередь, может служить, до некоторой степени доказательством того, что там господствуют западные и южные ветры. На северных же скатах снегу довольно много, и он тут лежит плотной массой».

Так как массив Эльбруса поднимается с довольно высокого подножия, достигающего высоты не менее 7000 ф., то лесная растительность на его склонах очень незначительна. Именно только с юго-восточной стороны около ледника Азау, по долине Баксана, есть довольно значительный сосновый лес. Со всех других сторон леса, по-видимому, нет. Таким образом, значительная часть склонов Эльбруса покрыта лишь луговой альпийской растительностью.

Некоторое понятие об этой альпийской флоре даст помещенный ниже список тех растений, которые И. Я. Акинфиев собрал во время своих поездок на склонах Эльбруса  в период 1887 по 1894 г. (И. Акинфиев. Альпийские растения Центрального Кавказа в Зап. Кавк. Отд. И.Р.Г.О., кн. XIX, 1897, стр. 1-35). Высота тех пунктов, на которых брались образцы растений, чаще всего более 9000 ф. над уровнем моря.

Что касается животного мира, то он не особенно богат. Из крупных животных на склонах Эльбруса встречали туров. По словам Радде, буйволы, которых он называет Аuerochs, бродят в лесах, у подошвы Эльбруса, в местности, орошаемой притоками Кубани. «Их грива не так роскошна, как у литовских зубров, а шерсть передней части туловища не так густа, как у американских бизонов». (Реклю, VI, 59. Radde Hetermanns Mittheilungen 1868, №2). Эти животные из лесов Кубани заходят и на снежные поля Эльбруса. То же можно сказать и относительно серн и каменных баранов.  Из птиц встречаются вороны.

Снежные  поля имеют свои микроорганизмы.

Своей западной и юго-западной стороной Эльбрус обращен в Карачай, к карачаевцам, так как в области верхней Кубани живут карачаевцы, горцы татарского племени. Северные, восточные и юго-восточные склоны Эльбруса обращены в стороны, заселенные кабардинцами. Однако на самом верхнем течении реки Баксан находится аул Урусбиевский, население которого тоже карачаевцы; эти карачаевцы, по-видимому, пришли в Урусбиевский аул недавно, едва ли больше 50 лет. И карачаевцы и кабардинцы изредка загоняют на альпийские луга Эльбруса свой скот и ставят там свои незамысловатые коши.

По западному краю Эльбрусского массива проходит граница Кубанской области и Терской, так что высшая западная вершина Эльбруса лежит на меже этих двух областей. Меньшая часть Эльбруса - западная (менее четверти всего массива) находится в Кубанской области, большая же часть Эльбруса лежит в Терской области. Западный склон вообще очень крут, между тем как с остальных сторон склоны довольно покаты.

 

Названия Эльбруса у разных народностей. - Предания, соединяемые с Эльбрусом: у черкесов, осетин, грузин  и др.

Эльбрус у разных народов имеет разные названия: черкесы его называют Куеха-Маф, т. е. «приносящая счастье, счастливая гора» (Л. Я. Люлье. Общий взгляд на страны, занимаемые горскими народами: черкесами... Зап. К. О. И Р. Г. О., кн. IV, стр. 182, прим. 3); кабардинцы – «Ошхамахо» (Апостолов 18 и Лопат. стр. 37 (XII вып.) по-кабардински: уасhа (Лопат. Каб. сл. 11, II, 33) - бугор (33,1, 26), гора; махо - (Лоп. ЗС, II, 14) день; (37, I, 27) дневной), т. е. «гора дня»; у карачаевцев и татар она называется Минги-тау (Минитау, Минкитау), т. с. тысячная (одна из тысячи) гора;  другое татарское или  грузинское    название  «Ял-буз», т.  е. «Ледяная грива» (Эл. Р., VI, 88).

Черкесы, по-видимому, смотрят на эту гору как на «Святую гору», на «Вершину Блаженных» и считают, что снежная вершина Эльбруса «Трон Властителя Вселенной, царя духов» (Эл. Р. VI, 88 и ссылка на Kolenati. Die Bereisung des Caucasus. Bodenstedt. Die Volker des Caucasus).

По Е. Маркову. (Жив. Р. IX, П) Эльбрус у персов был известен за Кавказ-гору, Каф-Даг - основу того, «изумрудного хребта Кафа», который, по понятию древних, опоясывал землю, «как перстень палец». За Эльбрус, по верованию грузин, зацепился, после потопа и ковчег Ноя, отчего вершина Эльбруса раскололась надвое.

По Радде (Жив. Р. IX, 34) Эльбрус называется у абхазцев «Урюшигюмое».

Вейденбаум говорит, что слово Эльбрус считается словом зендского происхождения (234), а Грове (Хол. К. 139) считал словом персидского языка, означающим просто снежную вершину.

 Русские стали звать великана Кавказских гор Шат-горою. Происхождение названия Эльбруса неизвестно, может быть, это не что иное, как испорченное грузинское название «Ял-буз» (Бар.-Услар (Зап. К. О. И. Р. Г. О., кн. XII, 109-110) сообщает, что он Зендавесте говорится о горе «Альборз», в которой иные видят нашу гору Эльбрус. Он же (I,стр.112) предполагает, что «гора Эльбрус, Альбордж, Бордж есть пегльвийская переделка зендского названия Березат-гаири, «высокая гора». Ср. также 484-485).

С давних пор, конечно, Эльбрус привлекал к себе внимание соседних народов, и есть много преданий, связанных с этой горою. По кабардинскому преданию, записанному у Л.Г. Лопатинского, одноглазый богатырь некогда дерзнул проникнуть на вершину дивной горы; он уже пробрался в расщелину между обеими вершинами. Но Бог приковал дерзкого к скале длинною цепью за шею и послал коршуна, который ежедневно прилетал и клевал сердце богатыря. Вполне очевидно, что это предание стоит в прямой связи с греческим преданием о Прометее. Трудно решить только вопрос о том, где источник этого предания: греческий рассказ или кавказское повествование, которое находим у Л. Лопатинского (Каб. пр. XII. 37- 40). «Выше всех гор Кавказа подымается Ошхамахо [по кабардински – Эльбрус. Прим. Л. Лопатинского] и упирается в небо своими двумя вершинами. Снежные бури бушуют вокруг горы Jины [великан, Прим. Л. Лопатинского] (такое написание в оригинале), льды оковали ее крутые обрывы, и никогда не тающие снега покрывают, как будто саваном, ее скаты и поляны. Кто раз видел эту гору, тот никогда не забудет чудного блеска снегов; в век не изгладится у него из памяти сияние играющих на ледяном ее покрове лучей солнца. Раньше длинной цепи -  курш [хребет, Прим. Л. Лопатинского] раньше других вершин Кавказа и отдаленного Гуржысhа [Казбек, Прим. Л. Лопатинского] (такое написание в оригинале), отражается на ее ледяной поверхности утренняя заря; раньше на нее падают утренние лучи солнца. При солнечном закате белоснежная Ошхамахо загорается розовым отливом; с замиранием дня он меркнет фиолетовым оттенком, сливаясь постепенно с темной лазурью вечернего неба. Эти чудные переливы света ласкают взор до тех пор, пока огненный шар дыhа [Солнце, Прим. Л. Лопатинского], закатившись за хребет Горениж  [Хребет с восточной стороны Кисловодска, Прим. Л. Лопатинского], не погаснет последними лучами. Тогда перестает гореть и Ошхамахо. Гордо эта гора выступает впереди снежной цепи и стоит на страже Кавказа!

Никто из смертных не был на вершине этой горы-великана! Многие пытались пробраться туда, куда залетают только птицы небесные, касаясь своим крылышком ледяных ее откосов, - заглянуть в ее пропасти, чтобы увидеть скрывающиеся в ее безднах чудеса; но кому это удавалось?

Когда-то, - давно это было - один богатырь, с одним глазом во лбу, дерзнул проникнуть тайны Тhа [Бог, Прим. Л. Лопатинского] и пробрался в расщелину между обеими вершинами, в то самое место, где поднимается огромная, видимая для глаза скала, у подошвы которой пробивается родник чистой, как горный кристалл, воды. Не потерпел бессмертный Тhа дерзновенного поступка смертного и приковал его к скале длинною цепью за шею. Много лет прошло с тех пор; богатырь состарился. Длинная борода, белая, как ледники Ошхамахо, доходит ему до колен; мощное тело согнулось, а гордое лицо избороздилось морщинами. В наказание за дерзкую попытку богатыря, Тhа послал хищную птицу: коршун прилетает к нему каждый день и безжалостно клюет его сердце; когда же страдалец наклоняется, чтобы испить из родника немного воды, то хищная птица, бросаясь раньше его, выпивает все до последней капли. Эта вода имеет чудесную силу. Кому удастся испить этой воды, тот будет жить до конца света. Наступит время, когда Тhа рассердится на грешных детей Адама и, освободивши одноглазого от наказания, выпустит его из недр горы. Горе тогда людям! Он отомстит им за свои вековые страдания.

Нагрянули на Кабарду крымские татары, и захотелось грозному хану Шагин-Гирею побывать на вершине Эльбруса. У подошвы   Охшамахо  он остановился у кургана и порешил здесь заночевать. Курган этот и поныне называется «султанский ночлег». На следующий день Шагин-Гирей должен был подниматься на самую вершину. Он уже был близ ее, когда услышал голос: «Калты, калты, Шагин-Гирей!». Слова эти по-карачаевски означают: постой, постой! Послушался вещего голоса хан и возвратился со своим войском домой. Это был голос того же самого старика, который прикован к скале Эльбруса.

Не удавалось сынам гор побывать на вершине Ошхамахо, но чужие люди, все-таки успели там побывать. Пришли энглизы [Это, по-видимому, относится к первому восхождению на Эльбрус, совершенному 19 июля 1868 года, членами Лондонского альпийского клуба: Фрешфильдом, Муром и Теккером, Прим. Л. Лопатинского], взяли двух проводников-кабардинцев и взобрались на самую вершину. Долго они смотрели оттуда во все стороны, все что-то измеряли и, наконец, насыпали из камней небольшой курган в знак своего там пребывания. Спустившись с вершины, они прибыли благополучно в аул Урусбиева. Тут все их засыпали вопросами, не видали ли они прикованного к скалам старика. Рассмеялись энглизы! Никого они там не видали; впрочем, скалу с родником они видали, но воды им не удалось испить. Да и пить-то ее нельзя. Достать воду можно, но пить из родника Онихамахо воспретил сам Магомет».

По другому преданию, вершина Эльбруса – «жилище горного духа», который один владычествует в этом царстве снегов и метелей, низвергая в ущелья каменные и снежные обвалы. Хотя никто не видал этого властелина, но пастухи и охотники не раз слышали его предостерегающий голос, когда неосторожно или опрометчиво приближались к границе его владений.

На вершине же Эльбруса «живет вот уже целые тысячелетия огромная серая птица Симург, которая одним глазом видит все прошедшее, другим - все будущее. Когда Симург поднимается на воздух, земля вздрагивает от могучих взмахов его крыльев, ревет буря и закипает волнами море до самого своего дна. По временам с вечно снежного трона Симурга раздаются невнятные звуки, подобные жалобным стонам; тогда умолкают птицы в лесах, цветы опускаются на стеблях своих, сердито ропчут потоки в каменных ущельях и блестящая вершина скрывается в облаках. Но временами же с Эльбруса раздаются гармонические, райские звуки. Тогда проясняется небо и блещет глубокой синевою, золотом горят солнечные лучи на белом челе Эльбруса, горные потоки шумят веселым шумом, и лес наполняется душистым дыханием оживших цветов. (Friedrich Bodenstedt – Кавказ. Меча, стр. 38-39).

Осетинское предание говорит: в старину один смелый пастух, Бессо, постоянно бродивший по неприступным утесам, как-то раз сбился с пути среди бездн, окружающих Эльбрус, и вдруг был поражен глубоким стоном, который, казалось ему, издавала сама гора... Не успел прийти в себя испуганный горец, как его вихрем перебросило через пропасть в страшную пещеру, над нею зиящую. В этой пещере, наполненной золотом, серебром, оружием и всякими богатствами, заманчивыми для горца, стонал и рвался в мучительных судорогах красавец-юноша, прикованный к утесу пещеры тяжелою цепью. Черный коршун сидел у него на ребрах и безжалостно терзал его внутренности. Чудный узник напрягал все свои усилия, чтобы достать рукою конец короткой цепи, висевшей на противоположной стене пещеры, вот уже многие сотни лет как он силится достать ее, и все напрасно... Он говорит Бессо: «Достань побольше старого железа и докуй мне цепь, чтобы я мог достать ее руками - тогда я буду свободен и задушу проклятого коршуна, а все эти богатства,   которые ты тут видишь,  будут твои».

Бессо свято исполнил поручение, но не сумел сохранить заповеданной тайны, и в ту самую минуту, как он уже готовился достигнуть таинственной пещеры, вместе с провожавшими его земляками, вдруг раздался страшный гром, и скала с пещерой провалилась в бездну. (Е. Марков. Живоп. Росс, IX, стр. 8)


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru