Антология экспедиционного очерка



Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Александр фон Мекк. Массив Хан-Тенгри. 1907 г.

 

Приложенные к этой статье рисунки сделаны с клише, любезно предоставленных в наше распоряжение редакцией журнала «Lе Tour du Monde» 

Азия представляет собою, как известно, страну высоких плоскогорий и глубоких низин, необозримые степи которой чередуются с высочайшими горами, области богатейших флор с бесплодными пустынями, где, одним словом, преобладают резкие контрасты, крупные масштабы и грандиозные формы. В Азии находятся высочайшие поднятия земной коры, и громаднейшие горные цепи, массивы и нагорья заполняют собою центральную часть Азиатского материка. В ряду этих горных систем одно из первых мест по своим разнообразным географическим особенностям занимает Тянь-Шань. Это нагорье тянется в длину на 2000 километров, между 40° и 46° сев. широты, на границе между Россией и Китаем. С трех сторон оно окаймлено понижениями: с севера к нему прилегает Джунгарская степь, с юга — долина р. Тарима и пустыня Такла-Макан, с запада — аралокаспийские степи; к востоку отроги Тянь-Шаня постепенно понижаются и сходят на нет в Монголии.

Особенность речных систем, берущих начало на Тянь-Шане состоит в том, что ни одна капля воды с него не стекает в открытое море. Некоторые реки вливают свои воды во внутренние бассейны: Аральское море, Балхаш, Иссык-куль, Лоб-нор; другие теряются в песках пустынь.

Центральная часть Тянь-Шаня образует массив Хан-Тенгри. Он занимает площадь приблизительно в 225 километров в широтном направлении (между перевалами Бедэль и Музарт) и 180 километров в направлении долготы, между селениями Нарын-кол (Охотничье) на севере и Ак-су на юге. Русско-китайская граница, идя с севера, проходит через центр массива и загибается к западу. Долина р. Кашгар-дарьи, принадлежавшая одно время России, входит ныне в состав Китайской империи. Караванные пути из Кашгара ведут в Ош, Андижан и Фергану, а через перевалы Бедэль (к западу от Хан-Тенгри) и Музарт (к востоку от него) в город Пржевальск на берегу озера Иссык-куль и в Кульджу.

За последние годы несколько европейских путешественников посетили Тянь-Шань. Это были: фон Альмаси в 1899 г., князь Боргезе в 1900 г., проф. В. Б. Сапожников и д-р М. Фридрихсен в 1902 г. и д-р Г. Мерцбахер в 1902 и 1903 гг. Сопоставление результатов всех этих экспедиций проливает много света на строение Тянь-Шаня, и мы вкратце приведем маршруты этих путешествий и главнейшие, достигнутые ими географические результаты.

Первым исследователем Тянь-Шаня был нынешний вице-президент Имп. Русск. Геогр. Общества П. П. Семенов (1857), получивший недавно добавочную фамилию Тян-Шанский, но за сорок с лишком лет после его путешествия познания наши о Тянь-Шане почти не пополнялись, и потому, когда началась эпоха новейших путешествий, закончивших, так сказать, эру открытий, то наши познания о строении этой горной системы оказались довольно ограниченными. Знали о существовании ледников Семенова и Мушкетова, о двух проходах через главную цепь, по перевалам Бедэль и Музарт и из долины р. Текеса, определили высоту высшей видимой вершины всей группы в 23000 фута и только. Об оледенении Тянь-Шаня также имелось мало сведений, и длину ледников определяли значительно меньше, чем она есть в действительности, например, ледник Семенова считали длиною всего верст в пятнадцать. Целый ряд долин, расходящихся по радиусам от Хан-Тенгри, не был посещен ни одним путешественником и далеко не все хребты были известны даже по расспросным сведениям.

Первым в ряду новейших путешественников в области Тянь-Шаня мы считаем фон Альмаси, хотя он произвел мало географических исследований.

 

Экспедиция фон Альмаси

 Д-р Георг фон Альмаси и барон д-р Рудольф   фон Штуммер-Трауенфельс   отправились в Тянь-Шань в 1899 г. с целью собирания зоологических коллекций. Из Верного они направились сперва к оз. Балхашу и дошли оттуда по направлению к Кульдже до китайской границы, затем повернули к югу, пересекли Темурлык-Тау и пришли к Пржевальску. Здесь они разделились: барон ф. Штуммер-Трауенфельс посетил Верный, дважды пересек Заилийский Алатау и затем на юге дошел до края Аксайского нагорья, а д-р фон Альмаси снарядил караван к массиву Хан-Тенгри. Два месяца он путешествовал по долине Сарыджаса и в ее окрестностях (подробного маршрута в «Известиях Венского Географического Общества» он не дает), питаясь, как он говорит, преимущественно тем, что удавалось добыть на охоте, и живя в юрте. Свои географические открытия он приурочивает к карте, приложенной к отчету Краснова и Игнатьева («Изв. Р. Г. О.», 1887). Кроме двух имеющихся на карте горных цепей, отделяющихся от Хан-Тенгри на запад, он отмечает третью цепь Ыч-чат (Уч-чат). По его словам, от Хан-Тенгри отходят к западу три долины: Сарыджас, Иныльчек и Каинды, разделенные   хребтами:   Сарыджазын-тау,   Иныльчек-тау  и Ыч-чат-тау, и «этот последний, за вторым прорывом Джанарта продолжается на запад под тем же названием и здесь, вероятно, тождествен с хребтом Кок-шал-тау карты». Затем Альмаси  сообщает, что хребты Сарыджазын и Кылью (т.е. Сарыджасский и Куэлю) представляют собой один хребет, прорезанный первым прорывом Сарыджаса, и что хребты эти сходятся между собою, а не расположены кулисами, как нанесено на карте, приложенной к отчету Игнатьева и Краснова. Здесь, в хребте Куэлю, в расстоянии не более трех верст (по воздушной линии) Альмаси видел высокую гору, названную им Пик Эдуард, которая, по его мнению, немногим ниже Хан-Тенгри. Наблюдая заход солнца, он видел, что солнечные лучи перестали освещать Пик Эдуард лишь на несколько секунд раньше, чем Хан-Тенгри. Затем Альмаси высказывает предположение, что в прежнее время верхний бассейн Сарыджаса и Куэлю представлял обширное озеро, которое спустило свои воды на север.

В долине р. Каракол, к югу от Пржевальска, Альмаси открыл озеро, которое он назвал Илона. К сожалению, мы не имеем возможности дать более подробного описания путешествия фон Альмаси по его книге, т. к. она написана на венгерском языке. Д-р Фридрихсен говорит, что он пользовался хорошей рукописной картой верхнего течения Сарыджаса, составленной г. фон Альмаси.

 

Экспедиция князя Боргезе.

Князь Чезаре Боргезе с д-м Брокерелем и известным проводником Цурбриггеном отправились в Тянь-Шань как альпинисты с целью горных восхождений и с намерением, если возможно, взойти на вершину Хан-Тенгри. Экспедиция выступила 11 июля 1900 г. из Пржевальска и направилась сперва на восток до с. Джаргеса, а оттуда на юг в долину р. Турген-Аксу. Река эта образуется из слияния двух рек: Турген-Аксу и Кок-кия, а эта последняя составляется из речек Карагыр и Ашутер. Так называемый перевал Турген-Аксу находится в верховье р. Ашутер; по ущелью р. Турген-Аксу вряд ли есть проход для лошадей, ибо долина замыкается хребтом с вершинами свыше 5000 м. Кн. Боргезе прошел перевалом Турген-Аксу в долину р. Кизилташ, левого притока р. Оттук. Высоту перевала д-р Брокерель определяет в 3547 м, тогда как по Мерцбахеру высота его 3880 м., а по Сапожникову — 3876 м. Брокерель называет всю реку, текущую на южный склон с перевала, Карагыр-Кизильташ, тогда как Сапожников называет ее Оттук (Карагыр). Вдоль этой реки путешественники спустились в долину р. Сарыджас и пошли вверх по ее течению.

Река Сарыджас составляется из двух: собственно Сарыджаса, который вытекает из ледника Семенова, и речки Ашутер с одноименного перевала. Невдалеке от их слияния Сарыджас принимает справа, т.е. с севера, р. Кашкатер, текущую с одноименного перевала. Кн. Боргезе со спутниками отправился на этот перевал 19 июля и с него поднялся на одну снеговую вершину, лежащую несколько к югу от перевала, которую он и окрестил именем Кашкатер-тау (4120 м.). Поднимаясь на эту гору, путешественники желали выяснить топографию Хан-Тенгри и пути подхода к нему. Но они были немало удивлены, увидав наиболее высокую вершину на горизонте почти к югу от себя, а не к востоку, как они этого ожидали, судя по имевшимся у ним картам. Вершина эта, однако, не была Хан-Тенгри, который был заслонен ближайшими горами; чтобы приблизиться к этой вершине, они решили идти в долину р. Иныль-чек.

Провожатые указали им на перевал Тюз в Сарыджасском хребте, по которому можно проникнуть в долину р. Иныльчека. Спустившись по Сарыджасу к устью р. Тюз, они поднялись к верховьям этой реки и увидели перед собой два, близко один от другого лежащих ледника.

 

Фото Кашкатер-тау (4250 м)

 

Они решили идти по малому леднику. Но при всем искусстве местных лошадей лазить по горам путешественникам не удалось перевести их через ледник, и потому, вернувшись назад, они разбили палатки у небольшого моренного озера. На следующий день они пошли по левобережной морене большого ледника и в 11 ч. у. достигли перевала Тюз (3460 м). Отсюда им открылся прекрасный вид на могучий ледник Иныльчека и на всю его долину, которая тянется полукругом с востока на запад, выпуклой стороной к северу. Спуск в долину (высотою в 2000 м) оказался очень трудным для лошадей.

Сделав здесь остановку, они двинулись затем к леднику, но подход к нему был настолько труден, что путешественники убедились в невозможности при наличных средствах без большого числа носильщиков подойти к подошве Хан-Тенгри с этой стороны. Поэтому они решили попытаться сделать подход с китайской стороны, а для этого нужно было обойти весь массив с юга и подняться на восточный его склон.

Двигаясь на юг, они пересекли горную цепь Иныльчека по перевалу Аттиайло и спустились в долину р. Каинды. По этой долине они прошли вниз по течению реки и далее к югу пересекли Каиндинский хребет перевалами Уч-чат и Арчар и вошли в долину р. Койкав.

Пик Уч-чат (4485 м)

 

Эта долина представляет собою очень узкое ущелье, где нередко река мчится в отвесных стенах, не оставляя для людей ни малейшего карниза. Дойдя вверх по долине до одного места, где пришлось идти по руслу бешено мчавшейся реки Койкав, путешественники убедились, что лошади не в силах бороться с течением, и поэтому они вернулись на берег; переночевав, они попытались спуститься вниз по долине, но и эта попытка оказалась неудачной, и потому экспедиция волей-неволей тем же путем вернулась в долину р. Каинды. Здесь их встретил посланный от Семиреченского губернатора, который извещал их о начавшейся войне с Китаем и советовал им не переходить китайскую границу.

Из долины Каинды князь Боргезе, д-р Брокерель и Цурбригген совершили восхождение на безымянную вершину около перевала Уч-чат, которую они назвали пиком Уч-чат (4485 м.). С этой вершины они могли обозревать всю окружающую местность, и взоры их естественно направились прежде всего в сторону Хан-Тенгри, который они будто бы нашли без труда, ибо он возвышается в глубине долины Каинды.

Но... и эта вершина оказалась не Хан-Тенгри, а, как ее называет д-р Брокерель, Каинды-тау. Это высокий снеговой купол, находящийся на том же хребте, на котором стоит и Хан-Тенгри, причем Каинды-тау как раз заслонял им вид на Хан-Тенгри, вследствие чего они и приняли одну вершину за другую. В этом они убедились в следующие дни, когда отправились на ледник Каинды.

Д-р Брокерель в своем описании дает названия нескольким вершинам в хребте, отделяющим ледник Каинды от ледника Иныльчека, — Гайрук-арка, Кекирбек, Ечинтау, Таштарак и Картыш. Между вершинами Картыш и Каинды-тау имеется седловина, на которую наши альпинисты совершили восхождение и назвали эту седловину перевалом Ак-мойнак (4560 м.). Посещение этого перевала было очень удачно, ибо оно выяснило им действительное положение Хан-Тенгри; затем они увидели обе ветви ледника  Иныльчек и убедились, что единственный путь подхода к Хан-Тенгри — это по леднику Иныльчек.

Вернувшись в лагерь, путешественники провели еще несколько дней при отвратительной погоде в долине Каинды и затем прошли ее во всю длину до впадения ее в Сарыджас. Здесь они хотели проникнуть в долину правого притока Сарыджаса, Иирташ, но через Сарыджас не оказалось брода, и потому экспедиция по левому берегу поднялась к северу, вступила в долину Иныльчека и перевалила хребет Иныльчека по перевалу Тез. Спуск привел их опять к Сарыджасу и, перейдя его, они вступили в долину р. Куэлю. Пройдя всю эту скучную долину до перевала Куэлю (4160 м), они перейдя через последний, спустились в долину р. Иирташ. Истоки этой реки лежат в хребте Терскей-алатау, и она сперва течет на юг, а потом поворачивает на восток, впадая в Сарыджас с его правой стороны.

В долине Иирташа экспедиция провела несколько дней, и г. Брокерель с Цурбриггеном сделали еще одно восхождение, на вершину, названную ими Каракум   (4150  м), лежащую   в  хребте Ишигарт   (южный склон   долины   Иирташ). Хребет этот отделяет р. Иирташ от   долины    другой реки, также правого притока    Сарыджаса, которую Брокерель называет Джаннарт — верхнюю    его   часть Иштык, а Фридрихсен и Сапожников — Ак-Шийряк,   Мерцбахер — Иштык-су и Каульбарс — Сары-герме. С высоты этой вершины   они   могли хорошо обозреть всю окружающую     местность, и г. Брокерель довольно подробно останавливается на описании всего виденного оттуда, причем это описание вполне согласуется с картою Мерцбахера.

Главной  целью князя Боргезе и его спутников были горные восхождения, и потому они мало интересовались научными вопросами и лишь между прочим выяснили несколько географических данных, бывших неизвестными в литературе до их путешествия. Напротив того, экспедиция проф. Сапожникова преследовала естественно-исторические задачи и в этом отношении ею достигнуты хорошие результаты. К краткому обзору этого путешествия мы теперь и перейдем.

 

Панорамный вид на Хан-Тенгри

 

Путешествие проф. В. Б. Сапожникова и д-ра М. Фридрихсена

В 1902 г. проф. В.  В. Сапожников, д-р  М.  Фридрихсен, А. П. Велижанин, Н. Ф. Кащенко, Н.В. Попов и В.Ф. Семенов совершили большое путешествие по Семиреченской области. Мы коснемся здесь только той части их пути, которая пролегала по центральному Тянь-Шаню.

Из Верного путешественники прошли через хребет Терскей-Алатау перевалом Карагыр (3932 м.), спустились в долину р. Оттук и затем свернули в долину правого его притока Тирпу. Здесь они вышли на плоскогорье, пройдя которое, начали спуск в долину р. Куэлю, причем следовали вдоль речки (южной Терпу) и разбили палатки недалеко от правого притока Куэлю — Саракюлота, в лесу, на правом берегу Куэлю.

Пробыв здесь несколько дней, они сделали ряд экскурсий в стороны. Одна такая экскурсия привела их на плато Арпа-Тектыр, находящееся в углу между Куэлю и Сарыджасом. Затем караван их разделился, и большая часть вьюков была отправлена вниз по Куэлю в долину Сарыджаса, а Сапожников со спутниками пошел вверх по Куэлю. На этом пути они пересекли правые притоки Куэлю — Верхний и Нижний Саракюлот, левый — Моло, правые — Киндык, Шаркратма, Орой-булак и левый Сарычат; далее, все идя вверх по Куэлю, г. Сапожников встретил еще следующие притоки: правые Бордютер и Оттык-таш, левый Карагультер и правый Ачикташ. В верховьях Куэлю караван перевалил через водораздельный хребет к югу по перевалу Куэлю (4209 м) и спустился в долину р. Иирташ, пройдя долиною ее левого притока Ашу-Куэлю.

Долина Иирташа поражает своим бесплодием, лесная растительность в ней отсутствует и даже травы растут плохо. В 4 верстах от Ашу-куэлю вниз по течению находится левый приток Челок-булак, на три версты дальше — правый приток Джаман-су, потом слева ничтожный Ачик-таш и правый многоводный Кийигарт; приняв этот последний приток, Иирташ поворачивает на восток.

Экспедиция прошла еще дальше вниз по течению Иирташа и свернула (на север) в долину р. Урта Учкуль, посещенную экспедицией кн. Боргезе. Три речки Учкуль называются Баш-учкуль — верхний, Урта-учкуль — средний и Аяк-учкуль — последний. В верховьях р. Учкуль они вышли на перевал Теректы (3713 м). Отсюда им хорошо был виден хребет Куэлю; наиболее высокую вершину этого хребта д-р Фридрихсен предложил назвать Пик Сапожникова (5227 м). Проф. Сапожников определил теодолитом высоты главнейших вершин как хребта Куэлю, так и находившегося к югу от них хребта Ишигарт. Затем экспедиция спустилась в долину р. Теректы, из которой, по расспросным сведениям, есть пешеходный перевал в долину Куэлю и второй перевал в долину Иирташа.

Тем же путем через перевал Теректы экспедиция вернулась в долину Иирташа и направилась на перевал Ишигарт (4152 м). Река Ишигарт имеет два истока; путь на перевал идет правым (более южным) из них. С этого перевала исследователям открылся обширный вид на долину р. Ак-Шийряк, или Иштык. Сапожников говорит, что киргизы называли именем Джангарт (а не Джаннарт) правый приток Сарыджаса, текущий с одноименной горы.

Вернувшись в долину Иирташа, караван тем же путем, как пришел, возвратился в долину Куэлю, прошел ее во всю длину до впадения в Сарыджас и в долине этой последней реки недалеко от впадения в нее р. Карагайте нашел свой лагерь. Отсюда Сапожников сделал экскурсию для определения местоположения и высоты Пика Эдуарда, мало уступающего, по мнению фон Альмаси, высоте Хан-Тенгри. Но погода была плохая, и ему не пришлось ничего видеть с той вершины, на которую он забрался.

Вдоль Сарыджаса караван направился вверх по левому берегу реки, перешел все его притоки, затем у устья р. Тюз перешел Сарыджас вброд и разбил лагерь на правом его берегу у р. Ичкелеташ. Далее путешественники следовали вверх по долине, мимо левого притока Адыр-тер (вытекающего из ледника Мушкетова) и остановились у правого притока Кашкатер. Отсюда Сапожников и Фридрихсен посетили перевал Кашкатер, который ведет в долину р. Як-таша (верховье р. Кок-джар) и оттуда перешли еще седловину Какпак, до верховья одноименной реки, а затем повернули обратно и тем же путем вернулись в долину Сарыджаса, где их лагерь был перенесен вверх по реке к устью р. Ашутер. После того они прошли на ледник Семенова, поднялись по нему до высоты 3783 м и делали разные наблюдения. Сапожников говорит, что ледник Семенова имеет 10-12 верст в длину, тогда как по определениям Мерцбахера длина того же ледника — 32 километра. В другую экскурсию они поднялись по правому берегу Ашутера на одну сопку с плоской вершиной (3596 м), откуда был превосходно виден Хан-Тенгри; влево от него (т.е. к северу) виднелась другая высокая снежная вершина (Пик Семенова, по Мерцбахеру). Были сделаны фотографические снимки этой вершины и вычислена высота Хан-Тенгри, которая, по этому вычислению, оказалась равной 6950 м. Ранее высота Хан-Тенгри определялась в 7300 м (24000 футов — по Александрову), а в своем предварительном отчете Мерцбахер приписывает Хан-Тенгри высоту в 7200 м.

Покончив с своими работами, караван двинулся вверх по р. Ашутер на перевал Нарын-кол (3963 м) (Ашутер — по Мерцбахеру). Путь лежал по среднему из ледников, спускающихся с перевала. У Мерцбахера на карте р. Ашутер названа р. Каракол, а перевал Нарынкол — перевалом Ашутер. Спуск шел сперва снежным полем, потом осыпью, в долину р. Ашутер, являющуюся верховьем р. Баян-кол (Баюм-кол — по Мерцбахеру). Караван остановился у одного правого притока, Ала-Айгыр и, переночевав, на следующий день вступил в поселок Охотничий, откуда путешественники проследовали в Джаркент и разъехались по домам.

 

Экспедиция д-ра Г. Мерцбахера.

Последним по времени и наиболее плодотворным по результатам является путешествие д-ра Г. Мерцбахера. Он пробыл в Тянь-Шане два года: 1902 и 1903. Д-р Мерцбахер не новичок в деле странствований по высокогорным странам. Мы знаем плоды его исследований на Кавказе, изложенные в его прекрасном двухтомном сочинении. Кроме того он путешествовал по Персии и как альпинист посетил все вершины Альп и Пиренеев. Предполагая делать в Тянь-Шане восхождения, он взял с собой сперва одного, а потом и второго тирольского проводника; для сбора зоологических и ботанических коллекций пригласил из Пятигорска садовода Русселя, а для топографических работ —мюнхенского инженера г. Пфанна.

В первое лето (1902 г.) Мерцбахер отправился из Пржевальска через перевал Санташ (2155 м) в Каркару, где происходила ежегодная ярмарка и где он закупил лошадей, а затем — в Охотничий (Нарын-кол), где окончательно снарядил свою экспедицию. Первой своей задачей он поставил исследование долины Баян-кола (Баюм-кола), но ранее он посетил еще правые притоки р. Текеса, Мукур-муту и с высоты одной вершины (3400 м) сфотографировал хребет в истоках р. Уэртенты, так как ему хотелось определить местоположение Хан-Тенгри, а по русской (40-верстной) карте последний должен был находиться в этом узле.

Мерцбахер надеялся подойти к Хан-Тенгри из долины Баян-кола, но там в глубине ее оказалась высокая гора, которой он дал сперва название Мраморной стены, а  потом, когда он убедился, что эта гора является действительным узлом центрального Тянь-Шаня, окрестил ее именем Пик Николая Михайловича (6200 м) в честь председателя Имп. Русск. Геогр. Общества. Из долины Баян-кола путешественники совершили несколько восхождений на разные вершины (отчасти гранитные от 4300 до 4500 м высотою, отчасти сланцевые, снеговые в 5000-5500 м). В одну из экскурсий по направлению на восток они поднялись на вершину в 5000 м, потом, спустившись с нее, поднялись на другую в 4800 м, а спустившись и с этой, пришли на востоке к истокам неизвестного ледника, который направлялся сперва на северо-восток, потом на восток и, наконец, загибал на юго-восток.

Из Охотничьего экспедиция перешла перевалом Ашутер (3900 м) в долину Сарыджаса, откуда со многих точек виден Хан-Тенгри. При наблюдении отсюда кажется, как будто эта гора находится в глубине ледника Семенова и прежние путешественники действительно сообщали, что этот ледник питается снегами Хан-Тенгри. Но взобравшись у ледника Семенова на одну вершину (4200 м), подымающуюся от северного склона долины, Мерцбахер убедился, что та гора, которую на всех прежних картах обозначали именем Хан-Тенгри, есть Пик Николая Михайловича.

Как в 1902 г., так и в следующем году Мерцбахер производил съемку ледника Семенова, и по его вычислениям ледник этот имеет более 30 верст в длину и от полутора до трех в ширину; оканчивается он на высоте 3600 м, и ледниковый язык его спускается по южному его боку гораздо дальше вниз, чем по северному, хотя ледниковый поток вытекает с правого северного борта ледника. По мнению Мерцбахера, все ледники Хан-Тенгри стационарны, один только ледник Мушкетова выказывал признаки отступания. Из всех посещенных им в Тянь-Шане ледников ледник Семенова всего более похож на альпийские, отличаясь от них только большим обилием ледниковых озер. За верхним фирновым полем в хребте, на водоразделе, есть седловина, ведущая в долину Баян-кола, которую Мерцбахер назвал Семеновским перевалом. При восхождении на высшую гору в бассейне этого ледника, на Пик Семенова  (6400 м), Мерцбахеру и его спутникам не удалось дойти до вершины; они попали на сухой, мучнистый снег и побоялись вызвать падение лавины. Боязнь эта имела основания: несколько дней спустя г. Пфанн с товарищами отправились к югу через перевал Мушкетова (4100 м) на ледник Мушкетова и затем, начав подъем на высокую безымянную гору, подвергся серьезной опасности: на высоте 5300 м под их тяжестью сухой снег начал скатываться и увлек за собою всех четырех восходивших; они спаслись от гибели только благодаря тому обстоятельству, что в 200 м ниже оказалась складка (выемка) на склоне, куда они и свалились.

Затем Мерцбахер через перевал Тюз-ашу (в хребте Сарыджас) проник на ледник Иныльчек, но описание этого последнего будет дано ниже при обзоре путешествия Мерцбахера 1903 г.; упомянем только, что в этой долине 22 авг. (1902 г.) путешественники испытали землетрясение.

Вернувшись в долину Сарыджаса, экспедиция перешла перевалами Кашка-тер (3600 м) и Капкак (3680 м) и по красивой долине Капкака (правого притока Текеса) вернулась в Нарын-кол. Отсюда в начале сентября она еще раз посетила долину Баян-кола и, вернувшись снова в Нарын-кол, выступила оттуда 23 сентября в направлении Музартского перевала. Здесь при переправе через р. Музарт одна из вьючных лошадей упала в воду, вследствие чего все снятые фотографические пленки подмокли, несмотря на то что они находились в герметически закрытых ящиках. Ввиду этого в следующем году Мерцбахер вынужден был посетить вновь все те пункты, откуда он делал снимки.

Около 3-го китайского пикета в долину Музарта спускается с востока большой ледник, по словам Мерцбахера, самый «дикий» из имеющихся в Тянь-Шане. На перевал поднимаются по незначительному, покрытому осыпью леднику Ялын-Ханзын, самый перевал представляет довольно широкую седловину (высшая точка 3500 м, по Игнатьеву — 3730 м), откуда ведет спуск на юг по леднику Джипарлык, начинающемуся выше перевала на северо-востоке и спускающемуся до уровня 2900 м, причем конечный язык его выказывает следы сильного отступания. Горы вокруг перевала состоят из мрамора и доломитового известняка. В южной музартской долине Мерцбахер констатировал сильные дислокации; как граниты, так и осадочные породы здесь подверглись сдвигам и чрез трещины между ними выступили изверженные породы. Обильны здесь также признаки бывшего некогда мощного оледенения: моренные отложения находятся на террасах, лежащих на 400 м выше настоящего уровня долины, гранитные глыбы (валуны) встречаются на плоскости в 26 милях от подножья гор, а ближе к горам разбросаны холмы морен и почва состоит из ледникового аллювия.

Перевалив через хребет, Мерцбахер пошел через Аксу и Марал-баши долиною р. Кашгар-дарьи в Кашгар, где и провел часть зимы. Отсюда он сделал несколько экскурсий к северу для сбора палеонтологического материала и съездил в Ташкент за новыми инструментами и фотографическими принадлежностями, а также чтобы выписать второго проводника из Тироля. В марте 1903 г. он снова вернулся в Кашгар, и в апреле вновь выступил в горы.

Путь его лежал мимо озера Шор-куль в долину той реки, которая в русских пределах называется Аксай, в среднем течении Кок-шаал, а при впадении в Ак-су — Таушкан-дарья. Все время его путешествия до Уч-Турфана горы были окутаны туманом и в горных долинах лежал глубокий снег. Поэтому только из Уч-Турфана он направился в Баи и посетил хребет Халык-тау. Идя из Баи вверх по течению р. Капсалян, экспедиция прошла в долину р. Терек и следовала по ней до водораздела. Вернувшись тем же путем, она посетила еще долину Кепек-чай и через перевал Бузайташ (около 2000 м) проникла в соседнюю долину Тильбичек. Мерцбахер мог убедиться, что хребет Халык состоит не из кристаллических пород, а из известняка и глинистых сланцев, а также что он обильно покрыт снегами и ледниками. После того экспедиция направилась вновь в долину южного Музарта и из пикета Тамга-таш посетила ледник Каракол, спускающийся с Пика Николая Михайловича на восток.

Вернувшись в Аксу и в Уч-Турфан, Мерцбахер решил приступить к исследованию южного склона хребта Кок-Шаал, чтобы проследить место прорыва Сарыджаса к югу. Этот вопрос оставался до него совершенно неразрешенным; было только предположение, что река Джаннарт, левый приток Таушкан-дарьи, и есть тот канал, по которому выливаются воды Сарыджаса в бассейн Тарима. Мерцбахер прежде всего направился в долину Джаннарта и, когда увидел эту неглубокую речку в долине, в которой следы половодья замечались лишь на высоте 3-4 м над бывшим тогда уровнем воды, он тотчас же решил, что через Джаннарт не могут вытекать воды Сарыджасского бассейна. Для получения, однако, неоспоримых данных Мерцбахер прошел до истоков этой реки и взошел на снежный перевал (Джаннартский, 4400 м) у подножья красивой высокой горы (пик Джаннарт). Отсюда он проник в соседнюю долину Мункез, но и здесь оказалась лишь небольшая река. Киргизы единогласно уверяли, что продолжение Сарыджаса — это река Кум-арык, которая под именем Аксу впадает в Яркенд-дарью (Тарим).

Для исследования вопроса о прорыве Сарыджаса экспедиция направилась к Кум-арыку. Вблизи оазиса Ок-татыр она перешла на левый берег и, то следуя вдоль реки, то взбираясь высоко над ее уровнем, прошла около 25 верст до того места, где действительно существует прорыв и где могучая река проложила себе путь между отвесными стенами, вдоль которых нет никакого прохода. Вернувшись тою же дорогой назад до селения Шайхле, Мерцбахер посетил еще ледник Сабавче и прошел вверх по нему около 10 верст. Общую долину этого ледника Мердбахер определяет в 22 версты. Преобладающая горная порода здесь—гранит. Бегло осмотрев ледник Сабавче, Мерцбахер намеревался перейти на северную сторону хребта новым перевалом, на который он и двинулся долиной Кукуртук, но скоро ему пришлось убедиться, что с вьюками ему там не пройти, и потому он только посетил перевал налегке. Внимание его обратил на себя тот странный факт, что в долине Кукуртук нет ни одного дерева и даже травы мало, хотя там часто идет дождь, тогда как в соседней долине Джаннарт растительности очень много, хотя над нею и редко видны грозовые тучи.

Из долины Кукуртук экспедиция пошла прямым путем на Бедэль, причем ей пришлось пересечь несколько поперечных долин. Сперва шли сухой широкой долиной Чон-Джар, потом травянистой долиной Балтер-Яйлак, в которой также нет текущей реки, а далее через перевал Кок-белез (3250 м) спустились в долину Хурго, притока Кок-рума. Хурго в нижнем своем течении прорывается сквозь толщи конгломерата. С водораздела между Хурго и Кок-румом хорошо видна цепь гор на южном берегу Таушкан-дарьи (до 3500 м высоты). Спустившись по крутому склону, экспедиция пересекла долину Кок-рума и вышла к устью долины Бедэль у караванной стоянки Уйтал. Долина Бедэль длиною около 55 верст. От последней своей стоянки Мерцбахер направился к северо-востоку и взошел на возвышенность, с которой сделал ряд фотографических снимков и нанес на карту оледенение истоков р. Бедэль. К юго-западу от перевала Бедэль находится группа ледников, из которых к югу вытекает многоводная река Чалматы, а к северу неисследованная еще река Карасай (Каракал), левый приток Нарына. Высокая вершина Узун-гущ (?) только немногим уступает Пику Петрова. С северного склона перевала Бедэль стекает ручей, принадлежащий тому же водному бассейну Тарима, как и р. Бедэль на южном склоне, так как этот ручей впадает в р. Иштык, который отрогами Ак-Шийряка отклоняется на северо-восток и несет свои воды в Сарыджас. Последний, прорвавшись через пограничный хребет, течет под именем Кум-арыка, а затем под именем Аксу впадает в Яркенд-дарью (Тарим).

От перевала Бедэль экспедиция следовала обычным караванным путем через перевал Иштык (3500 м) и Ак-бель (3700 м), но через Терскей-Алатау она прошла не Барскунским перевалом, а через Джауку (Зоика). По возвращении в Пржевальск, Мерцбахер скоро отправился опять в Каркару и Нарын-кол для снаряжения новой экспедиции в горы, чтобы восполнить пробелы предыдущего лета. Тем временем г. Кейдель отправился в долину Уллук-Каркара и через перевал Сарт-Джол (3720 м) проник в долину Кок-джар, везде собирая богатый геологический и палеонтологический материал. Затем через перевал Кашка-тер (3700 м) он проник в долину Сарыджаса и при устье долины Мын-тер отмерил базис в одну милю, концы которого определил астрономически, и вычислил высоту Хан-Тенгри и других высоких вершин. Напомним, что предыдущим летом г. Пфанн с другого базиса также определял высоту этой вершины и это дало возможность Мерцбахеру довольно точно вычислить действительную высоту Хан-Тенгри.

Сам Мерцбахер с своим вьючным караваном вышел из Нарын-кола 19 июля и, перейдя Капкакский перевал, направился вверх по Сарыджасу к леднику Семенова. Несколько дождливых дней задержали начало работ, и за это время г. Кейдель, отправившись от своего базиса, подошел тоже к леднику и стал продолжать свою триангуляцию. Съемка была закончена им в девять дней, причем топографические детали были фиксированы фототеодолитом. Закончив съемку, г. Кейдель должен был отправиться в Германию, а Мерцбахер продолжал свои исследования. Из бивуака в 20 верстах от конца ледника он проник на широкий ледник к востоку и на водораздел с Баянкольским ледником, названный перевалом Баюмкол (4400 м). Затем он взошел еще на одну снеговую вершину к северу от перевала (4700 м) и на вершину в 4800 м на южном склоне Семеновского ледника. От этого ледника Мерцбахер перешел в долину Адыр-тер и посвятил неделю на исследование ледника Мушкетова, причем совершил восхождение на одну снеговую вершину в 4700 м у северного края ледника. Мушкетовский ледник имеет 20 верст в длину (а не 8, как полагал Игнатьев); нижний конец его на 5-6 верст завален осыпью. Конец его лежит на высоте 3480 м; ледниковый поток вытекает из-под северного бока ледника; Мушкетовский и Семеновский ледники отделены одна от другого лишь сравнительно невысоким снеговым хребтом (Мушкетовский перевал, 4400 м) и имеют один общий фирновый бассейн, который, однако, спускается не с Хан-Тенгри. Геологические породы здесь — глинистые сланцы и известняки.

Следующей целью обследования был ледник Иныльчек. Мерцбахер послал своих вьючных лошадей долинами, а сам более коротким путем пересек долины Джам-тама и Кузгунья (откуда взошел на одну гору в 3750 м и увидел Хан-Тенгри к востоку) и долиною Тюз-ашу и перевалом Тюз-ашу (4050 м) вышел к леднику Иныльчек.

Не станем останавливаться на всех подробностях его исследования этого ледника, скажем только, что здесь он нашел разрешение загадки о местоположении Хан-Тенгри.

Ледник Иныльчек образуется из двух длинных ветвей, которые, не доходя около 16 верст до конца, сливаются между собою и образуют один ледник. Вся длина его около 70 верст при 3-4 верстах в ширину. Несколько продольных морен его сложены из осадочных пород, и только левая боковая морена состоит из гранита. Обе ветви ледника разделяются высоким снеговым хребтом, и Хан-Тенгри есть кульминационный пункт этого хребта. При устье северного Иныльчека вся ледниковая долина занята озером, и при крутых боках долины проникнуть на этот ледник было невозможно. Поэтому Мерцбахер пошел по южной ветви и подошел по ней к подножью Хан-Тенгри. Массив этот оказался сложенным из известняка. По мнению Мерцбахера, он представляет собою громадную антиклинальную складку, от которой осталась одна дуга, с вершиною Хан-Тенгри, кругом же его везде замечаются дислокации (сбросы).

Покинув ледник Иныльчек, Мерцбахер пошел вниз по долине, в которой везде встречал следы бывшего оледенения, и затем свернул в долину Ачайло и через перевал того же имени (3800 м) спустился в долину Каинды. Отсюда он снова поднялся вверх и дошел до ледника, имеющего до 18 верст в длину при 700-800 метрах в ширину. У левого края этого ледника имеется много ледниковых озер и встречается большой водопад.

Встретив на леднике Иныльчек одну боковую морену из гранита, Мерцбахер старался выяснить вопрос, откуда происходит этот гранит, но на леднике Каинды он его не нашел. Здесь встречаются только диабаз, метаморфические глинистые сланцы и песчаники.

От конца этого ледника Мерцбахер прошел вниз долиною около 35 верст и, перевалив к югу (перевал Уч-чат, 3450 м), спустился в долину р. Койкав. Но здесь двигаться дальше вверх оказалось невозможным. Река эта течет в таких крутых берегах, что не оставляет ни малейшего места для прохода, и пришлось вернуться обратно. Здесь в реке он нашел обломки гранита и вывел отсюда заключение, что в верховьях ледников Койкав и Иныльчека имеется зона кристаллических пород.

Идя далее тем же путем, Мерцбахер вернулся в долину Сарыджаса и через перевалы Мыш-тер и Капкак прошел в Нарын-кол. Хорошая осенняя погода побудила его предпринять еще одну экскурсию, и он посетил еще раз долину Баян-кол, чтобы повторить фотографические снимки с тех пунктов, с которых он фотографировал в 1902 г., и таким образом восстановить испорченные негативы. Затем он исследовал верховья р. М. Музарт, которая состоит из двух рек — Уертенты и Сайкал. Истоки обеих этих рек — в обширных ледниках, и, по-видимому, Сайкальский ледник имеет общее направление с востока на запад, и река лишь ниже по течению сворачивает на север. В долине Сайкала Мерцбахер посетил озеро Нура-нор (по-калмыцки), или Каракол. Один из притоков Баян-кола, Ак-куль, питается водами озера Ак-куль. В другой долине, рядом с Ак-кулем, лежит еще озеро Яшик-куль, которое, впрочем, Мерцбахеру не удалось посетить.

Продолжавшаяся хорошая погода побудила Мерцбахера посетить еще одну боковую долину Б. Музарта, именно Дондукол, которая является одной из самых живописных долин центрального Тянь-Шаня. В верховьях этой реки и ее притоков Мерцбахер открыл несколько ледников, из коих западный Дондукольский имеет 5-6 верст в длину. И здесь, как и в других долинах, он поднимался на большие высоты для выяснения топографии местности.

Был уже конец октября, и Мерцбахер решился вернуться в Европу. Но сперва он поехал еще в Кульджу, чтобы забрать там окаменелости, добытые в Темурлык-Тау. Между тем быстро наступила зима, и проход через перевал Хонохай оказался невозможным, пришлось сделать крюк через проход Шатэ. Заехав в Пржевальск и забрав здесь оставленные вещи, Мерцбахер только в декабре мог добраться до Ташкента.

Из этого беглого изложения предварительного отчета о путешествии Мерцбахера можно видеть, что путешествие это было очень плодотворным для познания центрального Тянь-Шаня. Мерцбахеру удалось проникнуть почти во все долины и со многих вершин обозреть все хребты этой горной страны. Главнейшими результатами его исследований является, во-первых, определение положения Хан-Тенгри, который возвышается не на главном, а на боковом хребте; горным же узлом центрального Тян-Шаня является Пик Николая Михайловича, который на прежних картах и фигурирует под именем Хан-Тенгри. Затем Мерцбахер убедился, что Сарыджас прорывается восточнее, чем предполагали ранее, и что продолжением его является река Кум-арык, а не Джаннарт. Хан-Тенгри, как и большинство других высоких цепей центрального Тянь-Шаня, состоит из осадочных пород (известняков), а не гранитов. Мерцбахеру мы обязаны также сведениями о размерах главнейших ледников и вообще об оледенении центрального массива, а также и о следах здесь ледникового периода. Наконец, важным вкладом в науку является произведенная его экспедицией топографическая съемка, хотя он и говорит в своем предварительном отчете, что приложенная к этому отчету карта составлена лишь на основании неполных вычислений и что остаются еще неиспользованными несколько сот барометрических отметок и до 2000 фотографий. Тем не менее, картина центрального Тянь-Шаня и теперь уже получила значительные изменения сравнительно с данными прежних карт. Мерцбахер вывез также богатейшие палеонтологические и петрографические коллекции и, хотя и менее полные, коллекции ботанические и зоологические.

Из всего сказанного явствует, что экспедицию д-ра Г. Мерцбахера следует признать одним из самых выдающихся новейших путешествий в горные страны и тем более ценным для нас, что она была совершена, главным образом, в русских пределах и касается горного массива, принадлежащего России.





Кашкатер-тау, 4250 м


Пик Уч-Чат (4485 м)



Панорамный вид Хан-Тенгри




Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru