Антология экспедиционного очерка



Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Р. Лейцингер. Проект проведения пешеходной тропы на вершину Эльбруса и сооружения на нем метеорологических станций. Ежегодник Кавказского горного общества в городе Пятигорске №2 за 1904, 1905, 1906, 1907 гг. Под редакцией секретаря общества И.И. Медведкова. Пятигорск, Электропечатня «Сукиасянц и Лысенко», 1908 г.

 

Настоящий проект касается устройства:

1) 2-х метеорологических станций, на западной вершине Эльбруса (18 525 футов над у. м.) и на плато «Кругозор» (11 800 футов на у. м.), к которому примыкает, между ледопадом Гара-Баши и Азауским ледовиком, фирновое поле южного склона Эльбруса;

2) более удобного пути, значительно облегчающего восхождение на вершину Эльбруса.

 (Хроника восхождения на Эльбрус и библиография указаны при статье «Поездка в Баксанское ущелье и к Эльбрусу»).

Насколько важно устройство метеорологических станций на Эльбрусе, понятно каждому культурному человеку. В Европе раскинута целая сеть метеорологических станций по возможности на самых высоких вершинах, в том числе и на Монблане (15500ф). Честь устройства на вершине гиганта-Эльбруса метеорологической станции должна всецело принадлежать, как по инициативе, так и выполнению этой, не совсем легкой задачи Кавказскому Горному Обществу в г. Пятигорске. Чтобы облегчить означенную задачу, необходимо приготовить путь и доступ к возвышенностям находящимся по соседству с вершинами. После многих поездок к Эльбрусу и тщательных разведок, я убедился; что выполнение вышесказанного не так трудно, как кажется на первый взгляд, что и видно будет из настоящего проекта и смет. Совершая ежегодно поездки по разным направлениям к Эльбрусу, наблюдая при этом за движениями многочисленных ледников Эльбруса, наблюдая и любуясь его окружающими дивными окрестностями, я пришел к заключению, что южный склон Эльбруса и его окрестности заслуживают пальмы первенства, и я стал учащать туда свои поездки. Перо не в силах передать все красоты природы Баксанского ущелья и массы боковых ландшафтов. При этих поездках volens-nolens приходило в голову, что этот уголок мира заслуживает серьезного внимания тем более, что доступ к нему нельзя считать неудобным, с небольшими усилиями и средствами можно проехать на рессорных экипажах до отрогов Эльбруса, до Терскольского глетчера и даже  немного дальше, до самого Азау, куда мне прошедший год (1907 г.) удалось доехать на рессорных линейках, только в нескольких местах, мешают свободному проезду гигантского роста сосны. Доехав до ярко зеленеющей долины, на опушке громадного соснового бора, вы вступаете в мир идиллии -чудный луг, альпийская растительность, окружающие гиганты горы - торжественная тишина действуют на вас чарующим образом. Вы становитесь довольны и миром и собою - какая-то особая благодать нисходит на вас.

Здесь вас встречают и некоторые удобства: на поляне близ чудного родника увидите маленькую постройку из досок, не более 1,5 сажен в квадрате,  внутри нары, на которых смело может поместиться человек 10 и спокойно выспаться; здесь не беспокоит вас ни муха, ни комар, ни мошка, так как в этих местах их никогда не бывает, несмотря на то, что барак стоит над у. м. только на 2 400 метров или 8 000 футов. Пройдя от этого барака по чудному лугу, на котором растут в изобилии кусты азалии и рододендроны, и поднявшись на пригорок, обросший группой гигантов-сосен, вы услышите какой-то рев, и через несколько десятков сажен вашему взору представится, глубоко внизу, оконечность Азауского глетчера, из-под которого вырывается, как бешенный зверь из клетки, речка Азау, в брызгах которой образуется чудной красоты радуга. Поднимая взоры вверх, вы встретите величественную панораму на Донгузорунскую цепь - таких разнообразных видов бесчисленных глетчеров трудно найти. В нескольких местах падают с седого великана белоснежные пряди волос, почти до русла бешеного Азау и Баксана, и из-под них стремглав несутся серебряными нитями по страшным крутизнам почти сплошными водопадами слезы тающего снега и льда. Среди этих глетчеров выступают то громадные, грозные утесы, то чудные альпийские пастбища, по которым, словно черные точки, пасутся знаменитые своим вкусным мясом карачаевские барашки. Повернитесь более влево, и перед вашим взором развернется на десятки верст Баксанское ущелье с лесистыми панорамами, в середине которых выделяется белою нитью, прорезывающей этот пейзаж, бешеный Баксан. Вот здесь истинно можно забыться часами, можно получить чистое, высокое наслаждение бесподобными картинами природы; эстетическое чувство каждого будет удовлетворено; здесь еще не исковеркана, не обезображена природа невежественно-эгоистичной рукой человека. Наконец, от этих панорам повернитесь еще налево, и перед вами откроется более очаровательная, более величественная картина: перед вами во всем величии белоснежный колосс Шат-гора. Будто рукой подать до его вершины, но когда увидишь и сообразишь, какие громадные поляны фирна расстилаются между куполами и черными кряжами, окружающими подошвы его вечного снега, то иллюзия исчезает перед суровой действительностью. С этого пункта можно великолепно ориентироваться и ознакомиться с гигантом и даже взобраться на него, это-то место и дало мне первый толчок к разработке проекта проведения отсюда тропы к вершинам Эльбруса, и затем уже явилась смелая мысль, что есть возможность на вершине Эльбруса поставить метеорологическую станцию. Само собою разумеется, что все приготовления для сооружения должны быть сделаны на Азауской долине. Несмотря на то, что немногочисленные восхождения на Эльбрус сделаны со стороны Терскольского ущелья и глетчера, который оканчивается на 2 624 метра над у. м., протяжение местности между Терскольском глетчером и Баксанской долиной более коротко и чересчур обрывисто для устройства пологого подъема. Иное дело Азауская долина. Расстояние от барака «Азау» (8 000 ф над у. м.) до окончания фирнового поля Эльбруса, спускающегося до плато «Кругозор» (11 800 ф над у. м.), составляет по довольно ровным, не крутым альпийским пастбищам около 6-ти верст длины и имеет около 3 800 футов вертикального подъема. Пройти это место можно совершенно безопасно и спокойно следующим образом.

От Азауского барака в западном направлении встретится черный кряж, постепенно возвышающийся от глетчера Азау до фирнового поля; отдаляясь от приюта понемногу вправо, вы переходите речку, образующуюся от железного источника, откуда ведет еле заметная тропа, по которой летом гоняют скотину на верхние пастбища. По этой тропе продолжаете путь все выше, подъем становится уже около 25°, и через час пути речка Гара-Баши-су перегораживает вам дорогу. (Бешеная Гара-Баши-су ниже одной версты падает красивым водопадом на глетчер Азау и образует маленькое озерцо). Несмотря на ее быстроту, нетрудно ее переехать верхом или перейти пешком; отсюда тропинка направляется понемногу вправо, ближе к ущелью Гара-Баши, где местами подъем увеличивается до 30° и идет по чудному альпийскому лугу. На высоте 9 500 футов впереди уже виднеются   ледовики и водопад Гара-Баши. Когда подниметесь выше, перед вами появятся громадные глыбы красной лавы и базальта, особенно ближе к краю ущелья Гара-Баши. Не следует подаваться влево, так как там довольно крутой подъем, на котором в обыкновенной обуви довольно трудно удержаться, так как она, особенно по траве, сильно шлифуется. Около 10 500 ф. пастбище становится скуднее, но все же еще можно встретить редкое на Кавказе растение Rhododendron ferrugineum и Saxifrage с золотисто-желтыми цветочками, а также Alpina fritillaria. Справа, глубоко внизу, ясно видны следы старых морен глетчера Гара-Баши. Около 11 000 футов подъем становится легче (не более 20°), воздух дивный, дышится невообразимо легко, но чувствуется прохлада; немного выше 11 000 футов вы достигаете плато, шириною около 80 сажен, и по нему, повернув направо, уже прямо направляйтесь на купола Эльбруса. Под ногами растительности почти уже нет. Направляясь небольшим подъемом по совершенно гладкому плато, все ближе подходите к фирновому полю; в страшной глубине влево виден Азауский ледовик и Чипер-Азау; местами приходится идти по щиколотку в зернистой лаве, чаще попадаются громадного размера обломки трахита, базальта, когда-то изверженных из кратеров Эльбруса. Поднимаясь выше, еще раз преграждает вам путь громадный кряж почти во всю ширину плато, но обойти его с обеих сторон не представляет ни малейшего затруднения; еще сажен полутораста - и перед вашими глазами ледяное море Эльбруса. Воздух прозрачен, холод не чувствуется, солнце сильно греет, ледяная покрышка дедушки Эльбруса тает и превращается в воду, образуя неисчислимое количество ручейков, которые по скользкой покрышке, а кое-где уходя в трещины ледовика, падают чудными водопадами слева на Азауский ледник, справа в ущелье Гара-Баши.

Вступив на границу вечного льда и оглянувшись во все стороны, вы невольно скажете, что здесь должен быть 1-й этапный пункт между вершинами Эльбруса и плато, мною прозванным «Кругозор». Здесь должна быть устроена метеорологическая станция за № 1, пункт для отдыха и убежище для туристов и альпинистов. Здесь должна быть поставлена в горах первая русская изба, в точном смысле этого слова. Сосновый Азауский бор даст вам нужное количество строительного материала, втаскивать который на катерах весьма легко. Поставить или прислонить постройку к громадной глыбе утеса, могущего служить якорем и защитой от сильных бурь, - дело человеческих рук и удобоисполнимо, плоская крыша из досок должна быть укреплена рядами наложенных на нее камней (как на альпийских хижинах в Швейцарии). Полов не требуется, а должны быть устроены человек на 15-20 нары для ночлега, затем шкафчик для аптечки, шкаф для метеорологических, геологических, астрономических и горных инструментов. Посреди избы должен быть устроен очаг приличного объема, с котлом для варева; самовар с чайною посудою, шампуры и т. п. предметы составят движимый инвентарь незатейливого хозяйства в горах. С небольшими затратами можно провести дорожку для легкой одноконной арбы, к которой по мере надобности припрягать цугом один или два катера.

Станция № 1 находится на высоте 11 800 ф над у. м., а западная вершина Эльбруса на 18 525 ф, что составит вертикальную линию длиною в 6 725 ф, а подъем от «Кругозора» до вершины Эльбруса в общей сложности не превышает 30°, то выходит, что расстояние между Кругозором и западной вершиной Эльбруса (считая 2 зигзага на Куполе), около 2 500 сажень или 5 верст. В расстоянии 1 250 сажень от «Кругозора», по прямому направлению к седловине Эльбруса, рельефно выделяется из фирнового поля черный кряж, около которого должна быть поставлена русского типа избенка в 4 квадратных аршина. Эта изба должна служить местом отдыха и убежищем во время непогоды для туристов и рабочих при сооружении пути. Путь этот от Кругозора представляет совершенно прямую линию, так как на всем этом пространстве лишь одна трещина, которую легко завалить или перекинуть через нее бревенчатый мостик. Но так как во время бурана и сильной непогоды все же можно сбиться с пути, то необходимо поставить вехи, т. е. указатели. Наиболее удобным считаю поставить на расстоянии 10 сажен друг от друга железные 4-х дюймовые столбы длиною в 3 аршина, причем 1 аршин, обвернувши мхом, врубить в лед, а 2 аршина оставить поверх льда.

В верхних концах этих столбов должны быть пробиты 0,5 дюймовые дыры для соединения всех вех толстой железной проволокой, которая не должна быть сильно натянута и в промежутках между столбами должна почти касаться льда. Если во время бури проволока и даже столбы будут занесены снегом, то образуется ледяной вал, который также будет служить указателем пути,   т. е.   будет не только видимой, но даже ощущаемой линией, могущей во время непогоды или ночью быть руководящей нитью, чтобы не сбиться с пути на таком недалеком пространстве. Для установки указателей пути нужно всего 125 железных столбов и 1 500 сажен проволоки.  По окончании сооружения пути и будки № 2 перейдем к сооружению пути до седловины Эльбруса. Длина пути от будки № 2 до седловины составляет около 750 сажен, если принять во внимание, что отвесная вышина от будки № 2, которая будет находиться на 15 000 ф. над у. м. до седловины, которая находится на 17 500 ф. над у. м., то длина пути составит 2 500 футов при подъеме в 30°; на седловине с правой стороны западного конуса находятся громадные кряжи, выступающие из-под ледника, и вот сюда нужно вести прямую линию от будки №2. Кряж этот прекрасно виден с «Кругозора» простым глазом; к нему-то нужно прислонить избушку или будку № 3, по образцу будки № 2 обложить ее с трех сторон камнями, оставив открытым лишь один бок со стороны двери; конечно, раньше, чем поставить будку № 3, нужно поставить, как между № 1 и № 2, на 10-саженном расстоянии железные столбы и соединить их проволокою, на что потребуется 75 столбов и около 900 сажен проволоки. Обеспечив таким образом путь от № 1 до будки № 3, можно приступить к сооружению последней дистанции, т. е от будки № 3 до западной вершины. Отвесная вышина от седловины до каменных кряжей, находящихся на краях кратера, которые очень ясно видны простым глазом с «Кругозора» составляет приблизительно 250 сажен. Сооружение этого пути представляет самую трудную работу: при сильно разреженном воздухе на такой высоте работать, казалось бы, почти невозможно; но не нужно забывать, что люди, исполняя прежнюю работу, уже постепенно привыкли, и разреженный воздух не будет для них особенно тягостным. От будки № 3 также будут поставлены железные столбы с проволочными соединениями, на что потребуется 25 столбов и 300 сажен проволоки; с этой работой при сносной погоде, с надежными горцами-сванетами и энергичным руководителем возможно справиться скоро. Остается совершить самое трудное, т. е. поставить метеорологическую станцию № 4 (имени Пастухова); но и с этим возможно справиться, имея сзади прочные, опорные пункты и заранее заготовленные тщательно до последней мелочи постройки в долине Азау. Важно то, что все четыре постройки, будучи поставлены на твердой почве, прислонены хоть с одного бока к кряжам, выступающим по этим всем 4 местам из-под покрова вечного льда, вследствие чего мною и выбраны эти места для сооружений. Представляется еще громадное преимущество и в том отношении, что есть под рукой достаточное количество каменного материала, которым следует обложить со всех сторон все означенные деревянные постройки, конечно, за исключением дверей и окошек, и тогда никакая буря или ураган не снесет их. Конечно, вначале придется удовольствоваться небольшой метеорологической станцией, а именно в 4 аршина шириною, в 6 аршин длиною и в 4 аршина вышиною, причем дверь одна, размером 2x1 арш.,  и в каждую сторону окошко из крепкой слюды или очень толстого стекла, размером 6x16 вершков; плоская крыша из самодельных досок, как и каждое бревно избы, должна скрепляться всюду железными скобами. На крыше необходимо положить увесистые камни (швейцарские альпийские хижины) и сверх того по возможности соединить постройку с каменными кряжами, чтобы можно окончательно быть уверенным в их устойчивости. Не так обстоит дело с метеорологической станцией на вершине Монблана, там поневоле она поставлена на вершине глетчера, так как каменные кряжи наружу не выходят, следовательно, нет такой точки опоры, как на Эльбрусе, что при движении ледовиков имеет громадное значение; следовательно, обнаженные стены бывшего кратера Эльбруса в этом отношении дают нам громадные преимущества. С внутренних сторон стены станции и будок должны быть обиты материалом вроде того, из какого калмыки и киргизы строят свои кибитки; он, во-первых, предохраняет от пронизывающего ветра, а во-вторых, от опасности в пожарном отношении. Затем очень важно поставить станцию по длине (6 арш.) вплотную вдоль продолговатого кряжика, который ясно виден со станции «Кругозор». Конечно, все станции и будки будут без полов, а природные каменные полы будут устланы калмыцким толстым сукном. Слева от входа на 12 вершков от пола должны быть устроены во всю длину избы в 2 этажа нары, шириною в 2,5 аршина. Около стены противоположно двери должен находиться небольшой очаг для отопления сгущенным спиртом или большого размера усовершенствованная керосинка. Против нар во всю длину избы должен быть поставлен стол из двух досок, вышиною в 12 вершков; над столом  в 1,5 арш. полка,  которая  будет служить для установки метеорологических аппаратов, аптечки и фонарей, и шкаф для провизии, книг, географических карт, письменных принадлежностей и т. п. Понятно, что каждый предмет должен здесь иметь свое определенное место, каждый квадратный вершок имеет свое назначение. Затем само собой понятно, что на всех этих постройках необходимо поставить громоотводы. Покончив со всеми этими сооружениями или, вернее сказать, раньше чем приступить к этим важным для науки и для альпинистов сооружениям, необходимо составить сметы, к рассмотрению которых и перехожу.

Что касается лесного материала, то можно наверняка сказать, что административная власть пойдет навстречу такому делу и отпустит азауского леса, сколько такового потребуется, тем более, что громадный чудный лес здесь пока еще непроизводительно растет и гниет. Таким образом, приходится считаться преимущественно со стоимостью работы. Как уже сказано, избы, т. е. срубы со всеми деталями должны быть изготовлены на Азауской поляне; каждая часть, каждое бревнышко, косяк, доска и т. п. должно быть четко занумеровано, все должно быть здесь собрано в том виде, как оно должно стоять на своих местах.

1.Станция № 1  на «Кругозоре» должна быть самого большого размера, так   как здесь   главный   операционный   базис во время работы, в ней должны иметь свое убежище и рабочие. Размер станции должен иметь в длину 10 аршин, в ширину 5 аршин и в вышину 4 аршина; заготовка   ее около Азауского бора, включая двери, окошки, крышу дощатую, скобы, обойдется в 400 руб., транспорт и  установка ее на «Кругозоре» - 200руб. и обкладка камнями со всех четырех сторон -100 руб., а всего 700 руб., конечно, не считая стоимости лесного материала.

2.Заготовка будки № 2 со  всеми   приспособлениями  на Азау будет стоить 200 руб., транспорт ее до «Кругозора» - 50 руб.; от «Кругозора» на место постановки - 200 руб., установка-50 руб. и обкладка камнями-100, и всего будка № 2 обойдется в 600 руб.       

3. Будка № 3 будет стоить с доставкою до «Кругозора» 1250 руб., а от «Кругозора» до седловины Эльбруса транспорт ее обойдется в 700 руб., установка ее 300 руб. и обкладка камнем - 250 руб., а всего будка № 3 обойдется в 1500 руб.

4. Метеорологическая станция  № 4 со  всеми  оборудованием  и скреплениями внизу на   Азауской поляне  обойдется в 600 руб. Транспорт ее до «Кругозора» - 200 руб; от «Кругозора» до вершины Эльбруса - 1500 руб. Установка и обкладка ее камнями-500 руб., а всего станция № 4 на вершине Эльбруса обойдется в 2800 руб. Итак, сооружение на местах 2-х станций и 2-х будок обойдется всего в 5600 руб. (при транспорте окажут громадную услугу, особенно по фирновым полям, остро подкованные катера). Конечно, раньше, чем поставить на местах будки № 2 и № 3, а также станцию № 4, необходимо последовательно, согласно настоящему проекту, поставить, так сказать, сберегательную линию из железных столбов и проволоки. От «Кругозора» до будки № 2 расстояние около 1250 саж. или 2,5 версты. При установке через каждые 10 сажен по 1-му столбу потребуется на означенную линию 4-х дюймовых 125 столбов и проволоки 1500 сажен; затем от будки № 2 до № 3 (расстояние 750 саж.) потребуется 75 столбов и 900 саж. проволоки. От будки № 3 до метеорологической станции (250 саж.) потребуется 25 столбов и 300 саж. проволоки, а всего с запасом потребуется 240 столбов и 3000 саж. проволоки. Принимая во внимание, что 4-х дюймовая железная балка в 3 и 1/4  арш. обходится в Пятигорске по 1 руб. 75 коп. (1 пуд -1 р. 50 к. в каждой 3 и 1\4 арш. длины 1пуд 7 ф.), то 240 столбов обойдутся в 420 руб., провоз их до Азауской поляны (по 60 коп. за пуд) составит около 170 руб.; по следующему расчету: 25 пуд. на подводу, проезд 5 суток (по 3 руб. в сутки) - 15 руб. и считая, что 3000 саж. проволоки стоит 135 руб., провоз до Азауского приюта 45 руб., что составит 180 руб. (1 пуд проволоки в Пятигорске -1 руб. 80 коп., в 1 пуде 40 саж., следовательно, требуется 75 пуд.). Затем транспорт железных столбов от Азауского приюта до «Кругозора» (за каждый по 50 коп.) за 240 пуд. 120 руб., а за проволоку 40 руб., что вместе составит 160 руб.

Постановка столбов на местах на всем расстоянии и укрепление проволоки обойдется в 480 руб., а все железное ограждение на всю линию обойдется в 1410 руб.

Кроме означенного расхода, предвидится содержание при Азауском приюте в июне, июле, и августе кузнеца для ковки катеров, ишаков для заготовления железных скоб и других предметов по 40 руб. в месяц, что составляет 120 руб.  Содержание кашевара на 4 месяца по 25 руб.=100 руб.; затем разные харчи для заведующего работою и рабочих 500 руб. (считая 100 барашек - 200 руб., молочные продукты - 100 руб., мучные и разные другие - 200 руб.) Покупка двух катеров, которые необходимы при работах, как заведующему, так и для разных целей, и двух седел - 150 руб. Означенные катера по окончании сооружения должны оставаться при Азауском приюте, где уже всегда будет находиться стража, и летом должны служить для въезда на «Кругозор» туристов.

Кроме того необходимо для покупки 20 подков для рабочих, 10 коротких полушубков, 10 бурок, 10 войлоков большого размера, 20 синих очков и 50 саж. манильских канатов - 40 руб.

Во время производства работы должны быть два стражника, один при Азауском приюте, а другой при станции «Кругозор», на май, июнь, июль, август и сентябрь по 30 руб. в месяц, что составит 300 руб. Заведующему работою в продолжение 5 месяцев следует заплатить по 200 руб. в месяц -  1000руб.; приказчику заведующего работой по 40 руб. в месяц на 5 месяцев - 200 руб. На проезды из Пятигорска члену-наблюдателю от Кавказского Горного Общества - 225 руб. Устройство сигнализации  - 500 руб. Устройство дороги от Азау до «Кругозора» для одноконной арбы - 200 руб.

Таким образом, предвидятся следующие расходы:

1) На содержание станции «Кругозор» - 700 руб.

2) На содержание будки №2 - 600 руб.   

3) На содержание будки №3 - 1500    руб.

4) На содержание станции № 4 - 2800    руб.

5) На содержание будки     железных ограждений - 1410    руб.

6) На содержание кузнеца - 120   руб.

7) На содержание кашевара - 100   руб.

8) На покупку продовольствия - 500   руб.

9) На покупку 2-катеров и седел - 150 руб.   

10) На обувь и другие приспособления - 400 руб.

11) На жалование стражникам - 300    руб.

12) На жалованье  заведующему работой - 1000 руб.

13) На жалованье  приказчику  -  200    руб.

14) Ревизору-члену Кавказского Горного Об-ва - 225  руб.

15) На устройство сигнализации - 500   руб.

16) На устройство дороги до «Кругозора» - 200  руб.

А   всего:    10705 руб.

К этой сумме следует прибавить стоимость метеорологических и астрономических аппаратов. Выбор и приобретение их, конечно, уже предоставляется ученым Обществам. При сооружении названных работ немалую услугу могли бы оказать ветеринарные пункты, находящиеся летом в Донгузорунских казармах и в Азауской сторожевой будке в числе около 15 человек с лошадьми.

Выполнение означенной нелегкой задачи примет на себя Кавказское Горное Общество. На него лягут работы по изысканию средств на сооружение столь важного для науки предприятия.

Позволю себе надеяться, что все члены Общества охотно пойдут навстречу моему призыву; я более чем убежден, что если обратиться к заграничным альпийским клубам, то с лихвою можно собрать такую ничтожную сумму, но к такому непатриотическому приему не следует прибегать, если можно эту сумму и дома собрать. Полагаю, что и правительственные учреждения, Кавказская администрация и все понимающие значение такого предприятия пойдут навстречу. Поэтому Кавказскому Горному Обществу, не откладывая это дело в дальний ящик, следует приняться с полной энергией, чтобы оно, выполнив эту задачу, могло бы гордиться тем, что победило гиганта Эльбруса и что этими сооружениями спасло от верной гибели не одного отважного туриста-альпиниста. Кроме всего этого, мы привлечем массу ученых, альпинистов в наш чудный край и осветим лабиринты громадного Кавказа, которые до сих пор почти не исследованы. Я более чем уверен, что в скором времени и наш Кавказ понравится русским не меньше Тироля или Швейцарии.





Проект пути и сооружений по фирновому полю от Кругозора до вершины Эльбруса


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru