Способы передвижения по тайге



Способы передвижения по тайге

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский


Устройство поверхности

Характер земной поверхности Восточной Сибири и Якутии очень сложен и разнообразен. Своеобразными в этом отношении являются следующие области. Это — с одной стороны — пространство, заключенное между нижним течением Енисея на западе, на востоке средним и нижним течением р. Лены. На севере эта область ограничена Ледовитым океаном, на юге подножием Саянских гор и Байкальского нагорья. Рельеф этой области главным образом представлен так называемыми столовыми возвышенностями. Столовые высоты в виде отдельных гор с плоскими вершинами (отсюда название «столовые») или целые, нерасчлененные плоские водораздельные массивы-плато. Наибольшей высоты плоские горы достигают в верховьях pp. Котуй, Хеты и Курейки, а также в области так называемого Енисейского кряжа, вытянутого по правому берегу Енисея от устья р. Кан до р. Подкаменной Тунгуски. Во всех указанных местах высота столовых возвышенностей достигает 700—800 м над уровнем моря (так называемая абсолютная высота). Для большей части остальной площади-плато, носящего название Енисейско-Ленской плоской возвышенности, абсолютная высота выражается в 400—500 м. Речные долины глубоко врезаны в плато, образуя местами живописные и изумительные по своей красоте ущелья. На фоне почти идеально горизонтального плато вырисовываются изредка изолированные плоские вершины, с красивыми столбами известняков на вершинах и склонах. Дно долины за исключением ущелистых участков обычно представляет собой луговину с довольно богатой растительностью. Течение могучих полноводных рек очень быстрое (6—8 км в час). Нередки громадные пороги, где вода со страшной силой и скоростью скатывается по крутому каменистому руслу. Скорость течения в порожистых участках доходит почти до скорости движения товарного поезда (около 20 км в час). Две глазные водные артерии области — Енисей и Лена—имеют сложную, громадную сеть боковых притоков, охватывающих колоссальные площади: достаточно сказать, что площадь одного Ленского бассейна выражается в 2650000 кв. километров. Ряд боковых притоков главных рек является крупными полноводными реками. Таковы — Ангара, Подкаменная Тунгуска и Нижняя Тунгуска, впадающие в Енисей и вершинами своими близко подступающие к система левых притоков Лены. Крупнейшими притоками Лены являются pp. Витим, Олекма, Вилюй и Алдан, соединенные потоки которых создают Лене русло в много километров (до 25) ширины и до 16—20 м глубины.

С востока к Енисейско-Ленской плоской возвышенности примыкает обширная горная страна — Верхоянско-Колымский край. Северной границей этого края является Ледовитый океан, южной — мощные цепи гор Верхоянского и Станового хребтов. На восток горная область тянется до Берингова пролива. Горы обычно имеют крутые склоны и каменистые безлесные вершины, называемые «гольцами», так как благодаря сухости климата они не покрыты вечными   снегами. Некоторые из гольцов поднимаются на 2500 метров над уровнем моря. Горные долины узки, по дну их стремятся быстрые, многоводные порожистые реки. Значительные горные поднятия располагаются по верхнему и среднему течению рек Яны и Индигирки. Область еще очень мало исследована, настолько мало, что только в 1926 году была обнаружена колоссальная горная область, названная в честь первого исследователя края геолога Черского — хребтом его имени. Открытие хребта Черского, сделанное экспедицией Академии наук СССР под руководством С. В. Обручева, вызвало большую сенсацию во всем научном мире. Отдельные вершины хребта поднимаются до 3300 м над уровнем моря. На запад от хребта Черского, между Яной и Леной на значительном расстоянии тянется Верхоянский хребет, достигающий местами 3000 м. Наиболее значительные вершины Черского и Верхоянского хребтов покрыты вечными снегами. В этой части района нередко встречаются широкие долины, по которым текут полноводые реки, напр. Колыма, Индигирка. Восточная часть Верхоянской дуги тянется вдоль побережья Охотского моря и называется ныне Колымским хребтом. Этот хребет имеет мягкие, закругленные контуры гор; лишь местами встречаются мрачные тесные ущелья, скалистые обрывы, острые скалы.

К югу от Ленско-Енисейской плоской возвышенности и Верхоянско-Колымского края располагается своеобразная область Байкальского нагорья. Нагорье занимает обширную площадь, протягиваясь от границ Монголии на юге до изгиба р. Лены между Витимским и Олекминским на севере. В западную окраину нагорья врезана глубочайшая впадина — оз. Байкал. Наибольшая глубина озера достигает громадной цифры — 1520 метров. На восток нагорье протягивается через верховья pp. Олекмы и Алдана до Станового хребта и далее в Амурскую область. В пределах нагорья преобладающей формой рельефа являются массивные, округленные горы с крупными заметными склонами и широкими ровными безлесными гребнями. При взгляде с какой-нибудь вершины становится очевидным, что находишься на древнем высоком плоскогорье, в которое врезан целый лабиринт долин, рек. На общем однообразно мягком фоне гор изредка выделяются цепи острых крутобоких вершин со скалистыми отвесными склонами. Резко бросаются в глаза полосы и пятна снега, задерживающегося до конца лета. Это целый ряд возвышенностей, расположенный внутри Байкальского нагорья (Делюн-Уранский хребет, Южно- и Северно Муйский хребты и др.). По каменистому ложу широких долин текут бурные, изобилующие перекатами и порогами, реки. Мне приходилось плавать по Витиму, Чаре, и каждый порог оставлял неизгладимое впечатление мощи и силы. Особенно памятен Делюн-Оронский порог на Витиме. Порог образован гранитной скалой, перегораживающей русло реки. Река сильно сужена подступившими вплотную высокими крутыми горами. Переливаясь через гранитный уступ, вода падает по всей ширине на 1,6 м, образуя под порогом хаос волн, вздымающихся на высоту 4—6 метров. Близ левого берега в граните имеется прорыв—«ворота», — куда и устремляется главная масса воды со скоростью около 30 километров в час. Глухой рев порога слышен за 1,5—2 км и служит грозным предостережением для плывущих по реке. Нужно много смелости, быстроты, сметки и физической ловкости для того, чтобы проскочить через  это солидное препятствие, созданное природой.

 

Климат

Климатические условия всей таежной полосы средней Сибири и Якутии очень суровы. Особенно суров климат Якутии, являющейся одной из самых холодных областей земного шара. Здесь около гор. Верхоянска находится полюс холода Северного полушария, от которого средняя годовая температура повышается даже в направлении к северу, в сторону Ледовитого океана.

Низкие средние годовые температуры стоят в непосредственной связи с чрезвычайно жестокими зимними морозами. Сильное охлаждение зимой усугубляется необычайной сухостью воздуха. Защищающая земную поверхность от охлаждения облачность зимой очень незначительна. Крепчайшие морозы часто сопровождаются тяжелым ледяным туманом, стелющимся по земле. Сухостью воздуха объясняется также незначительное количество выпадающего снега. Однако это свойство атмосферы является благодетельным для человека и животных, позволяя легче переносить страшные морозы, достигающие в Верхоянске 70°. Самые сильные морозы свирепствуют в пониженных частях — котловинах, — на дно которых скатывается со склонов масса наиболее охлажденного воздуха. В общем, зимой воздух почти совершенно неподвижен. В это время года царит поражающая тишина, нарушаемая в особенно сильные морозы тихим шуршанием— «шепотом звезд». Шорох и шуршание, вероятно, являются результатом изменения формы и образования трещин в снеговом покрове и в окружающих предметах. Все живое буквально замирает в зимнее время. Птица и лесной зверь зарываются в снег, выходя лишь на самое короткое время для кормежки.

Сильнейшие морозы вызывают глубокое промерзание подпочвы, не оттаивающей даже летом. Промерзшая почва — «мерзлота» — простирается до 100 метров в глубину и представляет собой явление, далеко еще не совсем понятное. Существует специальная комиссия при Академии наук СССР, занимающаяся этим вопросом, глубоко интересным теоретически и весьма важным в практическом отношении, как это мы увидим далее. 


Зима в горах

 

Если зимы отличаются крайне низкими температурами, то летние периоды, наоборот, знойны и нередко засушливы. Летом температура поднимается иногда до 40°. Нередко летом с севера набегают холодные волны, резко понижающие температуру. В связи с сухим, знойным летом стоят повторяющиеся из года в год во многих местах лесные пожары. Загораясь от случайной причины, — костра, спички, разряда молнии — леса горят многими днями, иногда неделями, выгорая громадными площадями. Сгорают вместе с лесом и моховища белого мха — продукт питания северного оленя. Пожары то затихают, дойдя до речки или болота, то вновь разгораются, раздуваемые ветром, направляющим огонь на новые участки. Зарево таежного пожара неизменно производит громадное впечатление среди тишины и безлюдья таежных пространств. Дым лесных пожаров расстилается на колоссальные площади и стоит долгими днями, а иногда неделями, застилая горизонт сплошной пеленой. Временами дымовой покров бывает настолько густ и плотен, что препятствует рейсированию судов по крупным судоходным рекам края.

Характерной особенностью климата северо-востока таежной полосы является почти полное выпадение весны и осени в смене времен года. Суровая зима с ее жестокими морозами почти сразу сменяется летом и наоборот. Теплое время начинается довольно поздно: например, в центре Якутии рост травы наблюдается только в начале июня. Уже в сентябре начинаются первые заморозки и выпадают первые снега.

Своеобразные климатические условия обусловливают ряд интересных, особенностей режима рек. Летом, кроме небольших быстрых паводков, вызванных дождями, обычно наблюдается сильное повышение уровня воды (на несколько метров), совпадающее с наиболее теплым временем. Этот паводок происходит в силу глубокого протаивания мерзлоты на склонах и водоразделах. Зимой вследствие больших морозов образуется настольной толстый ледяной покров, что протекающая под льдом вода не может удовлетвориться суженным объемом и по трещинам или просочившись через берега разливается поверх льда. Особенно это явление, называемое «наледями», характерно для периода перед вскрытием рек, когда ледяной покрыв крепко примерзает к берегам. Наледи сильно мешают санной езде по реке — прекрасной зимней дороге, о которой летом в этих краях можно только мечтать. При замерзании наледи образуют массивы слоистого или натечного льда, в горных долинах сохраняющегося до конца лета. Такие наледи лежат прямо на галечном русле, около самого водостока.

Большая толщина льда (до 2,3 м на Лене) при вскрытии реки весной благоприятствует образованию мощных заторов, особенно в тех местах, где река описывает крутые завороты и протекает между крутых, высоких берегов. Скопление льда в заторах образует пробку, закупоривающую движение всей водной массы реки.

Уровень воды в реке быстро поднимается, всплывают льдины, производящие на берегах сильное разрушение. Особенно высокий ледоход наблюдался на р. Лене в 1915 году. Подъем над средним летним уровнем воды местами достиг 15 м (сел. Потапово). В результате на берегах было разрушено свыше 30 поселков, при чем у некоторых из них льдом совершенно были снесены как строения, так и плодородные слои земли на пашнях и огородах.

 

Растительность

Крайний север с прибрежной полосой от 20 до 300 км, а также острова Ледовитого океана представляют собой однообразную тундру, поросшую мхом или серым лишайником. Однообразный фон тундры в течение быстро протекающей весны расцвечивается ковриками незабудок, Черноголовки и желтыми лютиками. Осенью на ней желтеют ягоды морошки. Южнее тундры идет полоса криволесья, состоящего из корявой лиственницы, за которой простирается бесконечное море лиственичных лесов, теряющих на зиму свой зеленый убор. По долине р. Оленек далеко на север заходит ель. Сосновые, березовые, осиновые леса встречаются, главным образом, к юго-западу от линии Верхний Оленек — р. Витим. По южной окраине описываемой нами области располагается ряд участков пихтовой и кедровой тайги. Древесная растительность юга в области, тяготеющей к линии Сибирской магистрали, отличается от остальных ее лесов высокоствольностью, мощностью деревьев и свежестью их зелени. Брусника, черника, голубица, черная и красная смородина, малина, облепиха в изобилии встречаются в отдельных участках тайги. На юго-востоке есть даже дикий виноград. Несмотря на большую суровость климата, злаки, в особенности ячмень и пшеница, возделываются до 63,5° северной широты, т. е. примерно до широты Якутска, а отдельные пашни встречаются даже за полярным кругом, напр. у Средне-Колымска.

 

Животный мир

Животный мир тайги разнообразен и обилен. Самым распространенным зверьком является белка, питающаяся кедровой, еловой, пихтовой и лиственичной шишкой и... грибами, шляпки которых белка аккуратно насаживает на сучок, и в период отсутствия корма использует их в качестве продовольственного резерва. В деле поедания кедровой шишки белка имеет упрямого и вездесущего конкурента — кедровку, небольшую птицу величиной с галку. Появление в тайге крупного зверя или человека отмечается резким, неприятным криком кедровки — «птицы шпиона», как зовут ее многие таежные охотники.

Обычным хозяином леса является медведь, присутствие которого в лесу чувствуется чуть ли не в каждом таежном уголке. Разодранные, полусгнившие стволы деревьев, в рухляди которых медведь добывает себе на пищу насекомых, развороченные безжалостной лапой муравейники, здоровеннейшие следы на песчаной или иловатой отмели и целый ряд других признаков показывает, что вы находитесь в сфере влияния какой-нибудь медвежьей семейки. Когда через тайгу проходит конный или олений вьючный караван, — мало шансов натолкнуться на медведя. Но если полюбопытствовать или в силу необходимости пройти назад по следам каравана, то частенько поверх человечьих, конских или оленьих следов можно увидеть массивный свежий, глубоко вдавленный след медвежьей лапы.

Много зайцев (по-сибирски — ушкан), живущих на лесных опушках, полянах, в долинах речек и рек. Есть лисица, местами волк, росомаха. Волки там, где они постоянно существуют, являются сущим бичом для скотоводческого хозяйства, особенно для оленных тунгусов. Олень не попадется в лапы медведя, но от волка ему не уйти.

Встречаются довольно часто изящные, необычайно чуткие и осторожные горностаи. В наиболее глухих участках тайги живет сильно выбитый в настоящее время драгоценный соболь. Этот ценный зверек настолько дик и неподатлив к приручению, что до сих пор неизвестен точно образ его жизни и все детали ее, связанные с деторождением. Отсутствие этих знаний сейчас ставит большие препятствия для разведения соболя в питомниках. По некоторым реками живет осторожная красивая хищница — выдра, нелегко дающая свою дорогую шкурку в руки охотника-промышленника.

На склонах гор в тени глубоких ущелий, нередко сохраняющих снег до самой осени, спасаются в летнюю жару чуткие, стройные олени; изредка в лесу промелькнет, как легкая бесшумная тень, изящнейшая фигура изюбра, дающего весной драгоценные панты. В южной половине таежной полосы Сибири бродят многочисленные и в настоящее время могучие сохатые (лоси.) На высоких утесах, отвесных столбах, на склонах гор нередко можно заметить небольшую фигурку кабарги, доверчиво идущей на голос примитивного пищика, которому мастерски подсвистывает тунгус.

В Прибайкалье, в роскошных степях верховьев р. Чары, водится доверчивая, красивая косуля. На вершинах далеких, мрачных Норильских гор, в горных цепях северо-востока Якутии и мощном, высоком массиве Кодар в верховье р. Чары живет артистически прыгающий через пропасти обладатель нежнейшего мяса и недурной шкуры — горный баран «чубукун». В прибрежных зарослях и нагорных склонах Прибайкалья, в Муйской и Верхне-Чарской степях обитают стада кабанов.

В лесу можно встретить стайку рябчиков, со свистом взлетающих почти из-под ног. Неловко, шумно поднимается при приближении человека тяжелый глухарь или некрасивая копалуха с выводком. Редко взгляд охотника радует четкий силуэт кроншнепа, сопровождающего быстрый полет своим характерным криком. На реках и озерах копошатся всевозможные породы уток, изредка гуси, много куликов. Часто встречаются чайки больших и малых размеров. В южной части области в небе можно заметить характерную фигуру парящего орла.

В водах Байкала и мало известного, исключительного по своей красоте, озера Орон на Среднем Витиме живет нерпа. В реках и озерах обитает многочисленная фауна рыб — окунь, ерш, налим, карась, карповые, моксун, нельма, сиг, таймень, щука, хариус, стерлядь, язь, осетр и др. В далеких Норильских озерах вылавливается еще великолепная форель. Настоящее бедствие тайги представляют собой комары и мошка — таежный гнус, с которым очень приходится считаться и людям и животным. Самое «кошмарное» время — июнь. Особенно страдает от комаров скот; бывают случаи, что комары замучивают скотину до смерти. Мошка, ближайший сородич москита, держится очень долго. Она не пропадает после первых осенних снегов, легко стаивающих при ясном дне. Люди ходят в особых волосяных или тюлевых сетках. Животных мажут дегтем, на остановках разводят дымокуры. Измученные животные буквально лезут на костер, чтобы избавиться от нестерпимого зуда и боли от укусов.

 

Пути сообщения

Всю Сибирь, в том числе и восточную ее часть, пересекает полоска Сибирской железнодорожной магистрали. Вся громадная область, расположенная к северу от железной дороги, пользуется — как основными путями сообщения — реками. Главными речными путями являются Енисей и Лена. Общая длина речной сети в пределах одной ЯАССР выражается в 20000 км. Из них удобны для судоходства не менее 12000 км. Используется в настоящее время 5330 км. Пароходное движение было открыто только в 1856 году. По Енисею, Лене сейчас ходят десятки пароходов, таскающих за собой баржи, груженые разными товарами. Каждую весну заготовляется много лодок, карбасов и пр. для выполнения одного рейса. Лодка весной спускается на воду, грузится товаром и плывет  по течению   вниз, отмеривая   тысячи   верст.   В   низовье   эти   суда   обычно используются как строительный материал.

По Енисею ежегодно сплывает до порта вереница пароходов с железными баржами — лихтерами, — встречающаяся с морской флотилией. Морские суда окружным путем через Архангельск, Новую Землю; заходят в Енисейскую губу, поднимаются по глубоководному мощному Енисею до порта и перегружают на речные суда импортные   грузы,   принимая   от речной флотилии продукты нашего экспорта. Несколько пароходов завозят из Красноярска и Енисейска артели рыбаков на рыболовные «пески» низового Енисея и осенью тащат и рыбаков и бочки с рыбой вверх по реке обратно. По Лене ходят регулярные товаро-пассажирские пароходы до Якутска. Ниже Якутска рейсируют несколько судов, обслуживая рыбачьи промыслы и другие нужды низового населения.

  

Тип сплавного судна

 

Навигационный период рек продолжается от 112 до 173 дней в году.

Весь речной транспорт Восточной Сибири стоит в настоящее время перед непосредственной задачей рационализации использования имеющихся судовых единиц, объединения в единую организацию всего речного флота, бывшего до самого последнего времени раздробленным (Якутское госпароходство, флотилия концессии Lena goldfields Lmt и так далее), и пополнения флота новыми мощными судами с механической тягой.

Работа водных путей пополняется гужевыми дорогами. Почти все существующие в таежной полосе «дороги» носят наименование дорог лишь благодаря тому, что судьбою им предопределено восполнять роль и значение транспорта, не имея для этого собственно никаких фактических данных. Ни по внешнему виду, ни по содержанию на них перевозочных средств редкие, вьющиеся тропинки, часто теряющиеся в болотах и каменистых местах, не оправдывают наименования дорог. Назвать их дорогами можно лишь весьма условно и только вследствие отсутствия каких-либо других путей сообщения. «Дороги» подразумевают ясно видимое участие человека в созидании их и поддержке нормального состояния, между тем как на огромном большинстве существующих дорог района на всем их протяжении почти не видно следов руки человека и участия его в поддержании дороги. Нередко участками дорог являются тропы диких оленей и других животных.

Кроме того, огромный район, охватывающий с севера местности, почти совершенно не заселенные и дикие, и в южной части включающий сравнительно процветающие участки, естественно имеет самые разнохарактерные тропы, дороги и т. п., различающиеся не только качеством и внешним видом, но и самыми способами передвижения и перевозочными средствами.

Грунтовые дороги, имеющие сооружения в виде мостов, почтовых станций или заезжих дворов, с видимыми следами по устройству полотна дороги, развиты мало. Движение по грунтовым дорогам идет круглый год. В Якутии таких дорог к 1926 году было всего 1035 км. Существуют дороги этого типа между Ангарой и Сибирской магистралью, напр. от ст. Тайшет до поселка Дворец на Ангаре, между Ангарой и Леной (Мамыр — Усть-Кут). Значение этих дорог велико, но на фоне гигантских бездорожных пространств все же незначительны их размеры. В виду минимальных затрат на эти дороги при их постепенном проведении говорить об осушке болот не приходится, и на значительном протяжении такие дороги устланы жердяными гатями.

Существует целый ряд проселочных дорог идущих от поселения к поселению. Дороги соединяют иногда довольно отдаленные пункты. Никаких мостов, улучшений грунта и иных строительных работ на таких, дорогах нет, как большею частью нет и выбора прямого направления, ибо образование таких дорог произошло постепенным заселением местности. Передвижение прерывается во время распутиц. Для грузовых перевозок проселочными дорогами пользуются только зимой. Грузы возят на лошадях.

Зимними дорогами являются собственно все реки, яри чем в более густо населенных местах с частыми поселениями передвижение производится по льду на лошадях; в незаселенных местах ездят на собаках или на оленях. Передвижение на оленях или собаках не зависит от поселений, так как олени питаются круглый год подножным кормом (белый мох), для собак корм в виде рыбы берется с собой. Ночевки и отдыхи делаются в любом месте, защищенном от ветра, при наличии оленьего корма. На местах остановки ставятся палатки из бязи, легкой и не ломающейся на морозе материи. В палатке ставят железную печь; на пол настилаются ветки хвойных деревьев — и  «дом» готов.

Такими «зимними дорогами» соединены почти все пункты района; местное население передвигается в любом нужном ему направлении. Примером может служить зимний тракт от села Жигалова на Верхней Лене до гор. Якутска, в значительной части проходящий по льду Лены, изредка выходя на проселочные дороги. Сани, обычно запряженные парой лошадей, выехав за деревню, сразу ныряют на полном ходу под откос берега, вылетают на чистый ровный лед, по которому скользят легко, с характерным шорохом. При смене лошадей, бешенным галопом сани взлетают на откос, в деревню, откуда через час-полтора выезжают, повторяя с монотонным однообразием все несложные перипетии ямщицкой езды по Лене.

Под названием троп объединяется большинство дорог района. Тропой называется направление просеки, пробитой для вьючного передвижения. Никаких дорожных сооружений на тропах нет, если не считать редких удлиненных затесей на деревьях, сделанных ловким сильным ударом тунгусской пальмы. Пересекая бесконечные болота, тропы часто теряются благодаря тому, что животные идут вразброд. Извиваясь в горах, ища более легких перевалов и избегая топей, такие тропы конечно вовсе не имеют прямого направления и значительно удлиняют кратчайшее расстояние между конечными пунктами. Завися от оленьих кормов, тропы часто меняют направление и поэтому в большей части не могут считаться постоянными.

Различные проводники-туземцы, отыскивая менее топкие болота и более легкие перевалы, имеют свои «направления». Пользоваться таежной тропой не жителю тайги, не-туземцу очень трудно, потому что в выборе направления теряются иногда даже очень опытные проводники. Нужен многолетний опыт и чутье местного человека, чтобы разбираться и находить верные выходы и направления. Передвижение по таким тропам сопряжено с массой неожиданностей и самых непредвиденных препятствий. Таежные непрерывные глубокие болота, в которых животные погружаются нередко до вьюков, препятствия из мертвого леса, наваленного в несколько этажей, полусгнившего, стелющегося густого кедрового сланца — заставляют нередко прорубаться, чтобы двинуться вперед; временами, подходя к горам, тайга сменяется площадями булыжника и щебня, часто крупных обломков скал, где животные нередко получают серьезные, иногда смертельные ранения.

Летом 1930 года наш вьючный караван, состоявший исключительно из лошадей, пробирался по отвратительной тропе, лепящейся по большей части по крутым скалистым склонам горной долины р. Калар (приток Витима). Один из участков оказался особо тягостным.

Лошади осторожно переступали между острыми глыбами скал, скользя и застревая копытами в углублениях между ними. Шедший впереди общий любимец «саврасенький» оступился, изогнулся весь, повалился на бок и вместе с вьюком покатился вниз по каменной осыпи.

Все замерли; повернувшись три раза, он зацепился вьюком за чахлую лиственницу, остановился, потом одним броском вскочил и, весь дрожа от напряжения, сам вышел на тропу далеко впереди каравана, у самого берега реки. Потихоньку тронулись дальше. Лошади трогательно ставили ноги как-раз на те места, где только что была нога человека; уши у всех навострены! Среди обычной таежной тишины и позвякиванья подков о камень вдруг раздался звериный, нечеловеческий вой. Лошади дрогнули и остановились. Шедший в конце каравана белый иноходец лежал на боку и, раздувая ноздри, кричал, как раненый на смерть зверь. Быстро развязаны веревки, вьюки, снято седло. Несколько судорожных движений — и иноходец встал; на животе была кровь, которая капала на зазубренный острый пенек, проколовший, как копье, брюхо животного. На месте прокола быстро образовалась громадная опухоль; иноходец погиб безвозвратно, получив прободение брюшины и кишек.

Бурные горные ручьи и речки разливаясь заставляют ждать днями и неделями спада воды. Все эти препятствия сокращают иногда дневной переход до 5 километров. Как правило, средний дневной переход нужно считать в 20 км. В общем, выезжая хотя бы и на небольшое расстояние в 100—200 км, никогда нельзя предвидеть, сколько времени займет передвижение.

В зимнее время эти тропы служат дорогами для нартового передвижения. Нарты — род саней для упряжи пары оленей. Передней частью нарты является дуга, прикрепленная к полозьям, принимающая на себя удары о все препятствия в пути; сквозь дугу пропускается ремень, за концы которого впрягаются олени. Ремень идет под брюхом животного, у передней лопатки выходит набок и мертвой петлей охватывает основание шеи и грудь оленя. Роль оглобель выполняет передвижной ремень. Ударяясь о пни, деревья, нарта под влиянием пружинящей дуги и округлости загиба ее отражается от этих препятствий. Это свойство дает возможность проехать на нарте там, где могут пройти рядом два оленя, т. е. по самой примитивной просеке в 1 метр шириной. Дуга впереди является как бы отражательным щитом, упирающимся в чрезмерно высокие препятствия (пни, кочки). Тогда нарту приподнимают, оставляют в сторону, и движение продолжается. Обычно на нарту грузится 8—10 пудов. Дневной, переход составляет 20—40 километров в зависимости от глубины снега, качества просеки и дальности предстоящего пути.

 

 

В таежных болотах

 

 

Оленьи запряжки в нартах

 

Нужно признать, что нартовое передвижение по глухой, казалось бы совершенно непроходимой тайге является в общем быстрым и даже «комфортабельным», конечно по сравнению с условиями летнего вьючного передвижения по этим же тропам. Но и зимой тайга ставит много препятствий передвижению. Падающий валежник, кедровый сланец (бульбухта по-якутски) и мертвый лес часто заставляют прорубаться; горные речки долго не замерзают, образуя очень значительные наледи, по которым олени скользят, и иногда приходится делать по наледям зарубки топором; глубокие снега (до 2 м) иногда делают необходимым предварительное протаптывание свободными, без упряжи, оленями лежащих впереди участков и заготовление для оленей корма. Последнее приходится делать, когда глубокий снег покрывается крепкой корой и олени бывают не в состоянии добывать из-под снега мох, служащий им кормом. В этом случае срубают пораженные лишайниками деревья, лишайник сильно поражает ель и лиственницу, свешиваясь с веток длинными белыми прядями в виде пакли.

В силу всего этого и зимой трудно предвидеть продолжительность того или иного передвижения.

Характерным примером такой тропы может служить Аян-нельканская тропа, носящая громкое название «тракта». Такими же дорогами являются направления от Якутска за Верхоянский хребет, на Оленек и по побережью Охотского моря и морей Лаптевых и Восточно-Сибирского.

Так называемые «зимники» отличаются от тропы лишь тем, что на некотором расстоянии одно от другого строятся примитивные рубленые избы-зимовья, в районе которых летом производят заготовку сена, ибо движение по таким дорогам производится главным образом на лошадях. Такие дороги, приспособленные большею частью специально для перевозки грузов, обычно проводятся по кратчайшему расстоянию, пересекая болота, речки и т. п. препятствия, замерзающие зимой, когда функционируют эти дороги. В тех местах, где заготовку сена для лошадей по тем или иным причинам производить нельзя, дорогу, обслуживают олени.

До сих пор во всей таежной Сибири сохранился первобытный способ пользования водными путями, — эта тяга лодок с пассажирами или грузом против течения реки. Для этой цели по берегу существуют тропинки для верховой лошади, которая тянет за собой лодку на тонкой длинной бечеве.

Под осень, когда Лена мелеет настолько, что в верхнем ее плесе даже мелко сидящие пароходы не могут ходить, все пассажиры, начиная от Усть-Кута, пересаживаются с пароходов на длинные большие лодки с крытым верхом. Лошадь или пара лошадей с одним верховым идет по берегу, бредет по воде там, где мели идут далеко от берега, перебредает протоки. Особенно мучительны и для лошадей и для людей последние дни перед появлением шуги. Появляются забереги — тонкая, но твердая ледяная оторочка вдоль берега, которая режет ноги лошадям. В лодке холодно, особенно по ночам; звенит и ломается лед заберегов, шуршит мягкое ледяное сало — шуга о борта лодки. Иногда льдом простругиваются насквозь досчатые борта, и лодка вместе со всем живым и мертвым грузом погружается в ледяную воду. Часто приходится стаскивать лодки с мелей, бродя по воде и ощущая под ногами — скользкую оледенелую гальку.

На отдельных реках с редким населением, не имеющим достаточного количества лошадей, конная тяга заменяется людской. Люди же таскают лодки на бичеве по рекам, берега у которых непроходимы для лошади (Ангара в ряде участков, Подкаменная и Нижняя Тунгуска, Витим и др.). Небольшие лодки поднимаю вверх, работая шестом, — тяжелая, требующая много силы и ловкости работа.

На Енисее я видел однажды остяцкую лодку, влекомую бичевой. По берегу шли, впрягшись в ответвления бичевы, женщина, мальчик и здоровенный пес.

Говоря о путях сообщения и перевозочных средствах таежной Сибири, нельзя не упомянуть о других, вслед за нартой, остроумных изобретениях, — это стружки и берестянки. Стружок — легкая лодка, выдолбленная из целого бревна осины; делают их русские и остяки. Берестянки — легкие лодки, грузоподъемностью от 5 до 30 пудов, сделанные из березовой коры «бересты» — привилегия тунгусов. Лодки эти, отличаясь чрезвычайной легкостью (берестянки весят от 16 до 50 кг), почти не погружаются в воду, имея осадку в 5, 10, 15 см, и благодаря этому в самую «малую» воду самые мелкие протоки проходимы для них. В виду легкости и неустойчивости лодки, непрочности того материала, из которого они сделаны, необходимо иметь большой навык и привычку, чтобы пользоваться такой лодкой. Тунгусы вверх по реке «ходят» в берестянках стоя, подталкиваясь размеренными толчками шеста. Так же стоя стреляют они водяную дичь, с большой скоростью и ловкостью маневрируя податливой и легкой берестянкой.

  

Тяга на бечеве

 

Такой тип лодок, как и нарта, является совершенно незаменимым в условиях таежных путей сообщения. При глухих зарослях тайги в долинах рек с непроходимыми болотами-топями зимой остается возможным лишь один способ передвижения — по льду рек, летом же по этим речкам — на берестянках. Часто иного способа передвижения, как берестянка, совершенно нет, и летом для туземцев берестянки выполняют не меньшую службу, чем зимой олени.

   

Тунгус в берестянке

 

Таково состояние путей сообщения таежной Восточной Сибири, и, лишь считаясь с полным бездорожьем края, тропы, зимники, тягу бечевой и хождение шестом можно назвать средствами сношения.

Среди всей первобытности путей сообщения экзотичным является характерный гул пропеллера и четкий силуэт аэроплана на фоне безлюдной тайги. За последние годы налажено систематическое воздушное сообщение по линии Иркутск — Якутск с ответвлением на Бодайбо. Теперь с аэропланом свыклись, одобрительно и с интересом глядят на посадку, взлет его с вод «великий реки». Воздушным путям сообщения на всем громадном протяжении тайги принадлежит громадное будущее.

Постепенно внедряется с юга от линии железной дороги хорошая, крепкая дорога, по которой ходят автомобили. За последнее время необычайно быстро растет напр. тракт, соединяющий Иркутск с Леной (поселок Качуг). Дорога эта, видевшая совсем недавно лишь медленно идущие вереницы обозов, теперь необычайно оживлена сотнями автомобилей — большими грузовиками и маленькими подвижными пассажирскими машинами.

В ближайшее время будет приступлено к железнодорожному строительству на территории таежной области. Первоочередным железнодорожным направлением в настоящее время намечается линия, идущая от г. Енисейска до с. Усть-Кут на верхней Лене, а отсюда на восток, через среднюю Якутию и Становой хребет к Охотску. Эта морская гавань уже в настоящее время обслуживает Якутию, как ее морской порт. От этой линии идет ряд ветвей, связующих Ангару с существующей магистралью. От Усть-Кута через северную оконечность Байкала протягивается линия на станцию Могоча. Эта линия прорежет огромные пространства северо-восточного Прибайкалья и приобщит к хозяйственной жизни эту обширную окраину, ныне очень мало исследованную, но таящую в себе разнообразные ископаемые, лесные и пушные богатства. Ответвлением от этой линии от Килян до Бодайбо решается чрезвычайной важности задача соединения с сетью железных дорог Бодайбинского золотопромышленного района; только с момента осуществления этой связи можно будет считать обеспеченным дальнейшее беспрепятственное развитие добычи золота здесь. Основная ценность этого ответвления и состоит в том, чтобы достигнуть одновременно кратчайшей связи и с Дальним Востоком и с Бодайбо.

Другое направление намечается от Забайкальского участка трансазиатской магистрали. Эта линия должна обслуживать Алданский золотопромышленный район Якутии, а отсюда пройти к верхнему течению реки Вилюй. От Вилюя намечается линия, на Якутск и далее на Аян-Нелькан, т. е. к порту Охотского моря, имеющему еще большее значение, чем Охотск. Среди всех железнодорожных проектов исключительной смелостью отличается так называемый Алеутский проект. Его задача заключается в установлении непосредственной связи сибирских железных дорог с американскими — подведением с двух сторон Берингова пролива железнодорожных линий и в устройстве громадного морского тоннеля. Несмотря на чрезвычайное значение, которое смогла бы иметь эта непрерывная линия для всего мирового хозяйства и по финансовым и по политическим соображениям, этот проект пока неосуществим.

Основной грузовой поток во всей Восточной Сибири движется по направлению с юга на север, например для Якутии — с Иркутска на Якутск. По последнему пути идет до 90% всех грузов Якутской республики. Главным грузом является хлеб. В количестве 122 тысяч центнеров (1 центнер — 100 кг) он ежегодно ввозится в пределы республики по Лене и частично из Забайкалья. В этом же направлении идут сахар, мануфактура и машины. От портов Охотского моря внутрь страны проникает чай. Наконец, некоторое количество грузов для крайнего севера ежегодно подвозится из Владивостока через Берингов пролив к устью Колымы и Лены. В общем ввоз достигает 160 тысяч центнеров в год, на сумму до 9 миллионов рублей. В свою очередь, из тайги на юг вывозят пушнину, золото и некоторое количество мяса и масла.

Нужно сказать, что товарообмен всей таежной области ничтожен по сравнению с ее громадными размерами. То же относится и к ее торговым оборотам. Средняя сумма торговых оборотов на одного жителя в год не превышает 40 руб., т. е. примерно в пять раз меньше, чем по всему Союзу. Следовательно, хозяйственная деятельность Якутии — передовой части таежной области — до сего времени дает ничтожный эффект в отношении товарности. Чтобы хозяйственно оживить эту страну, в дальнейшем придется сделать в нее очень значительные вложения труда и накоплений народного хозяйства. Вся таежная область — от Енисея до Берингова пролива — громаднейший по своим хозяйственным возможностям резерв, который будет использован в народном хозяйстве в полной мере лишь в отдаленном будущем.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru