Пещерный туризм



Пещерный туризм

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Рисунок худ. П. Клеттенберга


В редком туристском отчете, особенно по горным районам нашей страны, не встретишь упоминаний о пещерах. Пишут, например, так: «По рассказам местных жителей, поблизости находятся громадные пе­щеры, еще никем не обследованные», или: «На склонах отвесных гор, среди которых течет река, зияют мрачные, загадочные отверстия пещер». Естественно, казалось бы, что дальше последует описание этих «необследованных», «загадочных» пещер. Но здесь неизменно роковое стечение обстоятельств: или времени не хватает, или свечей не взяли, или еще что-нибудь. А результат один — пещеры остаются в стороне от пыт­ливого глаза туриста. Невольно возникает вопрос, почему же такие феномены природы игнорируются нашими туристами, так жадно стремящимися к познанию своей ро­дины, рвущихся на борьбу с трудностями, к тому, чтобы раскрыть все загадки, кото­рые ставит перед людьми природа.

Как же образовались пещеры и что они представляют собою? Пещеры — это пу­стоты в толще земли. Своим образованием эти пустоты обязаны размывающему и растворяющему действию воды. Просачиваясь сквозь мельчайшие трещины земной поверхности, атмосферные воды размывают горные породы, образуя в них подземные каналы, которые постепенно расширяются и углубляются. В этом случае вода действует двояко. С одной стороны, это действие меха­ническое (так называемый процесс эрозии), усиливающееся тем, что поток воды несет с собою песок, мелкие кусочки камней. Эти твердые частицы, ударяясь о породу, усили­вают разрушающее влияние воды. С другой стороны, вода действует химически, раство­ряя в себе встречающиеся горные породы (процесс коррозии). Так как проникающая вглубь вода содержит в себе значительное количество поглощенной из воздуха углеки­слоты, ее химическое действие, как растворителя, весьма энергично.

Если по пути такого подземного потока встретятся горные породы, легко поддающиеся как механическому, так и химиче­скому действию воды, образование этих пу­стот происходит усиленно. В толще земли создаются лабиринты в виде подземных коридоров и зал. Поэтому совершенно понятно, что наиболее богаты пещерами районы, сло­женные из карстовых пород (известняков). Подавляющее большинство пещер обя­зано своим происхождением одновременно обоим процессам, т. е. и эрозии и корро­зии, ибо только некоторые горные породы не поддаются растворяющему действию воды. Возраст пещер определяется сотнями ты­сячелетий. Знаменитый французский спе­леолог Мартель высчитал, что для образо­вания сталактита «Астрономическая башня» высотой в 20 м в Агтелеке потребовалось не менее 150—300 тыс. лет.

Достигнув наибольшей величины, пе­щеры или отдельные участки их начинают дряхлеть. Происходит то, что называют про­цессом «заполнения» пещеры. Та вода, которая создала пещеру, теперь ее разрушает. Размываемые через сеть мельчайших трещин и отверстий стены и своды пещеры дают осыпи и обвалы.

В сухих пещерах в результате испарения воды, и отложения растворенных в ней веществ, происходит энергичное образование сталактитов, сталагмитов и так называемых «наплывов» на стенах и сводах. В конце концов, эти образования, сливаясь в единую массу, совершенно заполняют всю полость пещеры.

В сырых пещерах такое заполнение про­исходит за счет огромных масс пещерной глины, образующейся в результате разло­жения известняка (процесс декальцификации).

Пещеры простираются в глубине земли иногда на громадные пространства, исчисляемые десятками километров, то поднима­ясь почти до поверхности, то спускаясь по­логими галереями или, наоборот, отвес­ными провалами в глубь земли. В них исследователь может встретиться с подзем­ными речками, озерами, водопадами. Ог­ромные залы с лесом причудливых колонн, сталактитов, сталагмитов (иногда мощ­ных, как окаменевшие стволы гигантских деревьев, иногда спускающихся нежнейшей кружевной завесой и ломающихся от од­ного прикосновения) чередуются с узкими коридорами, через которые едва можно протиснуться лежа.

Некоторые пещеры имеют своих живых обитателей. В подземных озерах и реках можно встретить рыб, особую породу ма­леньких раков, в трещинах стен — насеко­мых. Один признак объединяет всех предста­вителей пещерной фауны: они слепы. Орган зрения в условиях абсолютной темноты под­земного мира для них не нужен.

Пещеры называют «колыбелью человече­ства». Трудно придумать более меткое и глубокое сравнение. В самом деле, предста­вим себе на одну минуту человека на заре его жизни. «Сотни тысяч лет, в истории земли имеющие не большее значение, чем секунда в жизни человека, наверное, протекли прежде, чем возникло человече­ское общество из стада карабкающихся по деревьям обезьян» (Ф. Энгельс. Диалектика природы — «Роль труда в процессе очеловечения обезьяны»).  Но все же оно воз­никло и стало завоевывать свое право на жизнь, на господство над окружаю­щим. Человек в то время мало, чем напоми­нал будущего властелина земли, если за­быть о том, что он усвоил прямую походку, специализировал работу органов своего тела и развил способность членораздельной речи.

Его оружием были палка и необделанный камень. Он был беззащитен против стужи и непогоды. Со всех сторон ему грозили опас­ности: от чудовищных животных, пресмыкающихся и даже себе подобных. Человеку надо было найти убежище, где он чувство­вал бы себя в относительной безопасности, где мужчины, отправляясь добывать пищу, могли бы оставить женщин и детей, где бы он был укрыт от дождя и холода. Надвигаю­щееся оледенение еще более заставило чело­века нуждаться в таком убежище, и вот тут недра земли своими пещерами предоставили человеку приют. Человек заселяет пещеры и живет в них тысячелетиями, постепенно со­вершенствуясь, развиваясь, и покидает свое насиженное жилище, только почувствовав себя достаточно сильным.

Но не один человек являлся жителем пещер в доисторические времена. Они яв­лялись убежищем и животных. Таким со­перником человека в обладании пещерами был пещерный медведь — чудовищное жи­вотное около 3 м длиной и 1,5 м высотой. Его исключительным убежищем были пе­щеры.

Охраняя человечество в период его мла­денчества, пещеры оказали ему в будущем еще одну колоссальную услугу: они помогли и до сего времени помогают, восстановить шаг за шагом историю земли и самого чело­века. Пещеры, как в несгораемых сейфах, сохранили свидетельства огромной ценно­сти. Открытие их проливает свет на загадки, над разрешением которых до этого бесплодно бились величайшие умы человечества. Так, например, найденные останки человека в Кроманьонской пещере (юго-запад Фран­ции), в Гайленлейторовской пещере, откры­тие так называемого неандертальского че­ловека (близ Дюссельдорфа) — в корне сло­мали все существовавшие до того времени гипотезы о времени появления человека на земле. Находимые в пещерах остатки ору­дий, предметов быта, стенные рисунки — все это постепенно ярко воссоздает картину жизни наших далеких предков.

В позднейшие времена народная фанта­зия окружила пещеры легендами о храня­щихся там несметных кладах, о подземных замках, о темных сверхъестественных силах, охраняющих эти богатства. Надо сказать, что эти легенды в части кладов, конечно, имеют под собой основания. В феодальную эпоху, когда каждая сфера представляла собою арену борьбы враждующих между собою маленьких властелинов, возникала необходимость иметь надежные тайники, куда можно было бы прятать свои богатства.

Конечно, пещеры с их запутанными хо­дами, мрачными и опасными, внушавшие страх суеверному человеку, как нельзя лучше подходили для этой цели. Такие рай­оны, как Кавказ, переживший бурную и сложную историческую жизнь, полную бес­конечных войн, многочисленных вторже­ний, особенно богат всякого рода пещер­ными городами и замками. Для устройства их использовались естественные пещеры, расположенные на неприступных местах и искусственным образом расширявшиеся и укреплявшиеся (например, гагринские подземелья, сухумские, пещерный город Вардзия, Уилис-Цихе около Гори и т. д.). Раскопки в таких пещерах дают массу ценного материала в области раскрытия исторического прошлого  народов,   населявших и населяющих данные районы.

Посещение пещер дает исключительные, ни с чем не сравнимые, незабываемые впечатления. Мы указали на громадное науч­ное значение спелеологических исследова­ний в вопросах геологии, палеонтологии и археологии. Поэтому понятен интерес, возникший к спелеологии в странах Запад­ной Европы, особенно во Франции, где со­здался и оформился специально пещерный туризм.

Почему же дело исследования пещер об­стоит у нас плохо? Ведь в нашей стране имеется немало исключительно интересных пещер, которые смело могут конкурировать с такими всемирно известными пещерами, как Адельсбергская в Австрии (между Триестом и Лайбахом) или Мамонтовая в Се­верной Америке.

На Урале — знаменитая Кунгурская пещера близ г. Кунгура на берегу р. Сылвы. Пещера тянется на десятки километров, имеет сотни разветвлений, провалов, под­земные озера, ледяные водопады и реки. Есть основания предполагать, что отдельные пещеры на реках Чусовой, Сылве и Ирени являются выходами Кунгурской пещеры. В геологическом отношении пещера пред­ставляет огромный интерес. Недаром Кун­гурская пещера вызвала такое восхищение осматривавших ее участников Международ­ного геологического конгресса 1937 г.

По своей красоте Кунгурская пещера со­вершенно исключительна. Посещение од­ного ледяного грота (так называемого «бриллиантового»), сверкающего при свете свечей каскадами огней и созвездиями ледя­ных кристаллов, должно привлекать ту­ристов. За бриллиантовым гротом следуют совершенно иные по характеру, но также потрясающие по красоте гроты: Полярный, Данте, Крестовый, Морское дно, Скульп­турный, Метеорный, Эфирный, Титаниче­ский и т. д.

Пещера исследована вглубь примерно на 6 км (туристы обычно доходят только до первого озера в 1,5 км от входа), несмотря на то, что известна она с очень давних пор — более полутораста лет. (Первым дал описание Кунгурской пещеры академик Лепехин, посетивший ее в 1770г. В 1879 г. в пещере работал археолог Поляков, в 1902 г. геолог Н. Каракаш).  Вокруг Кунгур­ской пещеры сложилось много легенд и пре­даний.

В последние годы Кунгурская пещера приводится в кое-какой порядок. Создан штат проводников, имеется фонд спецодеж­ды (холщовые комбинезоны), в пещеру про­водится электричество (правда, на очень небольшое расстояние от входа), постав­лено несколько телефонов.

Другая известная пещера находится на южном Урале «Капова пещера», или по-башкирски «Шуулган-Таш», на правом берегу р. Белой, около впадения в нее притока Шуулган. Находясь в глубокой долине, метрах в 100 — 150 от берега, пеще­ра с реки и не видна. Поэтому туристы, даже знающие о существовании этой достопри­мечательности, обычно проезжают на лод­ках мимо.

Вход в Капову пещеру открывается ог­ромной аркой метров 20 вышины и 30-35 ширины. Под самой аркой имеется воронко­образный провал, из которого вырывается поток кристально чистой и необычайно хо­лодной воды, небольшим ручьем впадаю­щей в р. Белую.

Пещера состоит из ряда галерей и гро­мадных залов, расположенных во много эта­жей друг над другом. В этой пещере имеются подземные озера. Обследовать эти пещеры довольно трудно, так как иногда ход в сле­дующий этаж находится под самым потол­ком высокого зала, на расстоянии несколь­ких десятков метров от пола. В 1935 г. мы пользовались остатками полусгнивших лестниц.

Так же, как и Кунгурская, Капова пе­щера открыта очень давно. Впервые она опи­сана Рычковым, исследовавшим ее нижний этаж в январе 1760 г. («Сочинения и переводы, к пользе и увеселе­нию служащие». Изд. Академии наук. СПБ. 1760). Однако  до конца она никем не обследована.

Кроме Кунгурской и Каповой, на Урале имеется бесчисленное множество других пещер, может быть, и не уступающих им по величине и интересу. Такова недавно открытая Катавская пещера близ дер. Сергеевки, в 3 км от Усть-Катавского завода. Громадный интерес представляют пещеры в верховьях р. Сим (приток р. Белой). Кстати говоря, сам Сим в этих местах вдруг исчезает под землей и вновь появляется на поверхность только через 5-6 км. Кто зна­ет, по каким чудесным подземельям он там проходит, что скрыто в недрах Серпиевских гор, где он мчит свои быстрые прозрачные воды?

Крепка и монолитна на первый взгляд кажется громада Чатырдага на южном бе­регу Крыма. На самом деле Чатырдаг весь пронизан целым лабиринтом подземных гал­ерей и зал. Вода поработала в карстах Ча­тырдага и образовала множество пещер. Наиболее популярная из известных до на­стоящего времени пещер Чатырдага — это Бин-Баш-Хоба, или в переводе на русский язык — «тысячеголовая пещера». Свое на­звание она получила от того, что в ней было найдено большое количество человеческих черепов. Предание гласит, что когда-то в пещере спряталась от турок тысяча татар. Турки, разыскав спрятавшихся по следам, разожгли перед входом в пещеру громадный костер, от дыма которого задох­нулись все люди, искавшие там убежища. Вход в пещеру Бин-Баш-Хоба находится на дне довольно глубокой воронки (около 150 м). Здесь небольшое отверстие, в кото­рое приходится лезть на четвереньках. Низ­кий коридор тянется метров на 50 и приводит в небольшой зал.

Далее следует новый коридор, по кото­рому турист попадает как бы в огромный храм с колоннами. Проход идет и дальше, но обычно осмотр здесь заканчивается, и от­даленные  недра  пещеры  не   исследованы.

Надо отметить, что сталактитовый зал пещеры много утратил в своей красоте. Варварские руки псевдотуристов обломали чудеснейшие, нежнейшие сталактиты. Труд­но подсчитать, сколько тонн сталактитов, на создание которых природе понадобились тысячелетия, было вывезено «на память», чтобы в дальнейшем просто быть выброшенными.

Неподалеку от «тысячеголовой» нахо­дится другая пещера — Суук-Хоба (в пере­воде — «холодная пещера»). Пещера начи­нается просторным коридором, приводящим в сталактитовый зал, также, увы, пострадав­ший от посетителей. Далее следует ряд гал­ерей, расположенных в несколько этажей (предполагают   наличие   четырех   этажей).

На Чатырдаге имеется еще ряд пещер, в которые никто не заглядывает. Из них особый интерес представляет пещера № 3 (по каталогизации бывш. Крымского гор­ного общества), находящаяся около края Среднего плато Чатырдага. Она начинается отвесным колодцем около 40 м глубиной и имеет ряд залов с белыми мраморовидными сталактитами и сталагмитами. Так называе­мый «большой зал» этой пещеры имеет длину около 40 м, ширину около 32 м и высоту не менее 40-50 м.

Не один Чатырдаг богат пещерами в Крыму. Около дер. Скеля (9 км от Байдар) находится самая обширная из известных пещер в западной части Яйлы — Скельская пещера (открыта в 1904 г.). Исследование этой пещеры сопряжено с большими трудностями  и  требует технических навыков.

В Судакских горах известны Туакские пещеры, в которых также обнаружено много костей.

На южных склонах Яйлы очень инте­ресна пещера Большой Бузулук. В ней изумительно красив ледяной водопад-столб зеленовато-голубого льда, метров 10-15 высоты и метра 2 ширины.

Перенесемся на минуту на Кавказ, с его величайшими горными вершинами, с его многонациональным населением, с его сложным, уходящим в отдаленнейшие века историческим прошлым.

Даже то сравнительно немногое, что из­вестно о пещерах Кавказа, заставляет сильнее биться сердце археолога и геолога. Не раз кавказские пещеры привлекали вни­мание европейских ученых, приезжавших для их исследования. В них побывал и зна­менитый Мартель, давший описание ряда кавказских пещер.

В 6-8 км от Кутаиси находятся откры­тые 13 лет назад археологом-любителем Чабукиани сталактитовые пещеры Сатаплиа, поражающие своими размерами и причудливыми формами. Они тянутся под зем­лей на несколько километров.

В окрестностях Хосты интересна пещера Широкопогосская. В 1935 г. ее частично обследовал археолог Замятин, нашедший там орудия каменного века. В глубокой тес­нине восточной Хосты, ниже села Батурина, расположены обширные Батуринские пе­щеры. Ряд признаков и находок с несомнен­ностью указывает на то, что пещеры были обитаемы первобытным человеком.

О кавказских пещерах можно было бы говорить до бесконечности. Упомяну, од­нако, только еще одну - Чиловскую пещеру, находящуюся километрах в 40 от Сухуми, близ села Чилау. По преданию, в Чиловской пещере томится прикованный со своим конем великан-богатырь Абласкир, зато­ченный туда богами за свою непомерную гордость. Эта легенда отдаленно напоминает миф о Прометее. Длина пещеры очень зна­чительна, до конца ее никто не проходил. Проникают в пещеру по дну вытекающей из нее речки, впадающей в р. Атаб. Во многих местах речка эта занимает почти всю ширину прохода, так что приходится ползти по воде. В некоторых залах имеются горячие серни­стые источники. В пещере были найдены ко­сти ископаемых животных и первобытного человека.

Только ли в горных районах страны ту­рист может встретить пещеры? Конечно, нет. Под самой Москвой, в 5 км от ст. Ле­нинской, находятся обширные Новлинские и Сияновские пещеры. (См. очерк А. Пронина «Исследователи пе­щер», «CиM» № 5 за 1937 г.). Из туристов-мо­сквичей редко кто бывал там. А ведь эти пе­щеры представляют огромный интерес как в геологическом, так и в археологическом отношении.

На р. Пьяна (приток Суры) имеется ряд пещер, также неизвестных туристам, путешествующим по Суре. Из этих пещер осо­бенно красива Барнуковская, описанная впервые в конце XVIII в. академиком Палласом. Стены, своды и колонны этой пещеры сложены из белоснежного гипса и бело-ро­зового алебастра.

А разве обследованы полностью те же пещеры Жигулевских гор, расположенные в центре страны, среди исстари густо насе­ленных районов?

Везде, куда ни бросишь взгляд, наша земля услужливо раскрыла свои недра и как бы требует от советского человека, чтобы он проник в ее глубины.

Исследование пещер — дело чрезвы­чайно серьезное и требующее специальной техники, знаний и снаряжения. История спелеологии связана не с одной человече­ской жертвой. Многие исследователи по­платились жизнью, работая в пещерах.

В чем же состоят здесь главные опасно­сти и трудности?

Прежде всего — в темноте. Кто не бывал в пещерах, тот не знает, что представляет собою абсолютная темнота. Неосторожный шаг — и путешественник может упасть в бездонную пропасть, а то и просто, спот­кнувшись об обломок скалы, сломать себе руки и ноги. Темнота затрудняет передви­жение по обрывистым склонам, лазанье по отвесным стенкам.

Вторая опасность — опасность заблу­диться, потерять направление. Как правило, большие пещеры представляют собою слож­ные лабиринты, с разветвленной сетью хо­дов, в которых легко запутаться даже бы­валому проводнику. Не так давно при посе­щении Кунгурской пещеры несколько экс­курсантов отстали от группы и провод­ника, сразу потеряли направление и запутались в бесконечных переходах. Их отсутст­вие было обнаружено лишь тогда, когда остальные возвратились на базу. Были ор­ганизованы поиски, продолжавшиеся почти неделю. Потерявшиеся были, наконец, най­дены совершенно обессилевшими, почти умирающими от голода, усталости и нерв­ного потрясения. После этого случая в пе­щере было установлено несколько телефо­нов.

М. А. Круковский  рассказывает, что при посещении пещер в верховьях р. Сим им были найдены, совсем недалеко от вы­хода из пещеры, останки заблудившегося и погибшего человека. (М. А. Круковский. Южный Урал. Изд. Тихомирова, Москва 1909).

Большую опасность для человека пред­ставляет скопление газов в пещере. Процесс декальцификации связан с выделением сво­бодной углекислоты, которая, скопляясь в низких местах пещер, вызывает отрав­ление живых существ. Кроме углекислоты, в пещерах могут встретиться другие вред­ные газы, особенно в районах, где имеются сернистые источники. В 1909 г. спелеолог Мартель, о котором уже упоминалось, чуть не погиб, задохнувшись в испарениях серо­водорода, пытаясь установить глубину мацестинских пещер. Вообще эти пещеры сто­или немало человеческих жизней.

Говоря об опасности скопления газов, следует упомянуть, что некоторые газы мо­гут угрожать взрывом (сероводород, руд­ничный газ).

Опасность подстерегает спелеолога и в виде огромных нависающих с потолка камен­ных глыб, из которых каждая, упав, может превратить человека в лепешку. Веками они держатся на своих местах, но иногда доста­точно легкого толчка для того, чтобы глыба сорвалась с своего места, увлекла с собой другие, и произошел обвал, который может раздавить людей или совершенно закупорить выход.

В потолке коридоров или залов иногда встречаются идущие вверх вертикальные воронки, сплошь забитые камнями, держа­щимися только упором. Достаточно иногда тронуть нижние, чтобы на головы исследо­вателей обрушился целый каменный поток.

Техника исследований пещер чрезвы­чайно близка к технике альпинизма, и совершенно понятна организация во Франции спелеологической секции именно при клубе альпинистов. Спелеология — это, если мо­жно так выразиться, «альпинизм вверх нога­ми». В пещерах понадобятся приемы скаль­ной техники, хождения с охранением, под землей встретятся те же «камины», «кулуары» и даже в некоторых пещерах — ледя­ные склоны.

Пещерный туризм требует очень слож­ного специального снаряжения и точно разработанной методики проведения иссле­дований. По вопросам снаряжения мы заимствуем некоторые сведения из статьи «Подземные экспедиции», напечатанной в № 27 за 1937 г. журнала «За рубежом». Верхней одеждой спелеолога является тонкий брезентовый комбинезон, плотно за­стегивающийся у кистей рук и на шее. Под него, в зависимости от температуры воз­духа в пещере, надевается теплое белье и платье. Комбинезон на локтях, коленях, плечах и нижней части спины подшивается толстой, но мягкой резиной. Ее назначение — смягчать удары и предохранять от сырости. Комбинезон не должен быть слишком ши­роким, чтобы не цепляться складками о неровности стен и пола (при движении полз­ком). Он имеет много карманов, плотно застегивающихся, чтобы в них не попадала вода. На ноги надеваются высокие кожаные ботинки, подбитые железными шипами. На голове — брезентовый шлем, также с тол­стой резиновой прокладкой. Поверх комби­незона надевается широкий кожаный пояс, наподобие применяемого пожарными, с кольцами для спасательной веревки. На руках — крепкие кожаные перчатки.

Освещение при исследовании пещер — вопрос решающий. Обычно у нас пользуются свечами, но этот источник света далеко несовершенен и может быть применен только при прохождении незагроможденных кори­доров и залов. В тех случаях, когда спелео­логу надо иметь свободными обе руки, свеча не годится, и пользуются электрической лампочкой, питающейся от сухой батареи и укрепляемой на лбу посредством широкой резиновой тесьмы. Самую батарею можно поместить в один из многочислен­ных карманов комбинезона. За границей для освещения применяются, кроме электри­чества и свечей, еще ацетилен и бутан.

Необходимо всегда иметь резервный за­пас свечей. Группа, оставшаяся в глубине большой пещеры без света, может избежать гибели только по редкой случайности. Спички хранятся в герметической упаковке, гарантирующей их от сырости.

Для спуска в вертикальные колодцы, для подъема и охранения берутся веревки и лег­кие веревочные лестницы, для преодоления склонов — кошки, для расширения проходов употребляются небольшие кирки или кайла с короткой ручкой.

Для связи с наружным миром, а также между отдельными группами, если в пеще­ры их одновременно отправилось несколько, служит полевой телефон облегченного типа. Мы не знаем результатов применения ра­диосвязи, которая, несомненно, при спелео­логических исследованиях может иметь громадное значение.

Для приготовления горячей пищи в дли­тельных экспедициях может оказаться подходящим сухой спирт («мета»). Для исследо­вания подземных озер и рек применяются складные (надувные) резиновые лодки. Из специального снаряжения берутся: геологический молоток, горный компас, термометр, эклиметр, рулетка, ручной бур, фотоаппа­рат, магниевые вспышки.

Таким образом, багаж спелеолога, даже не считая запасов пищи и воды, весьма значителен. Мелкие вещи размещаются по карманам комбинезона, крупные — в рюкзаках. Очевидно, что наш обычный рюкзак, громадным пузырем вздымающийся за спи­ной туриста, будет неприменим. Нужно разработать способы укладки вещей в пло­ские пакеты, занимающие как можно меньше места.

В части методики проведения пещерных путешествий приходится ограничиться несколькими самыми общими указаниями, так как имеющийся у нас опыт не систематизирован, а заграничный не заимствован и не проверен.

С несомненностью можно сказать сле­дующее.

Первое: при посещении больших и мало известных пещер обязательно снаружи должна оставляться резервная группа лю­дей и резервный запас снаряжения. Если возникают опасения, что со штурмовой группой случилось несчастье, резервная группа организует спасательные работы, причем о случившемся обязательно ставит в известность администрацию ближайшего населенного пункта.

Второе: для штурмовой группы основное — осторожность и осмотрительность продвижения. Чтобы не заблудиться, можно применять способ маркировки — отметки на стенах цветным мелом через небольшие промежутки в 5—10 м. При небольших исследованиях в разветвленных пещерах при­меняют еще такой способ: идя вперед, придерживаются все время одной стороны (например правой), сворачивая все время в каждое (в данном случае правое) развет­вление. На обратном пути держатся противоположной стороны.

Третье: идти следует цепочкой, на рас­стоянии нескольких шагов друг от друга в определенном порядке. Начальник груп­пы идет первым, время от времени проверяя, нет ли отстающих.

Четвертое: не увлекаться исследованием и согласовывать его с наличием осветительных материалов, продовольствия, а также физическим состоянием всех участников.

Пятое: не отправляться в малоизвестную пещеру сразу большими группами.

Шестое: составлять самое подробное описание посещенных пещер, план, отбирать образцы пород. В костеносных пещерах обращаться с найденными останками как можно осторожнее. Лучше их совсем не трогать, а о находке сообщить, с подроб­ным описанием, соответствующей научной организации, музею или нам в редакцию.

Таковы самые общие методические ука­зания, являющиеся результатом только теоретических выводов и небольшого личного опыта автора. Они подлежат проверке и дальнейшему развитию.

Я не сомневаюсь, что вооруженные тех­никой и в союзе с наукой наши советские туристы пойдут на исследование недр земли с таким же энтузиазмом, с каким они штурмуют величайшие горные вершины нашей страны и изучают ее отдаленнейшие районы.




Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru