Опыт изучения жизни и быта эскимосов



Опыт изучения жизни и быта эскимосов

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский



Г.А.Ушаков

Пища эскимосов

«И в прежнее время, то есть до прихода европейцев, и теперь эскимосы питаются в основном мясом морских животных. Первое место среди них занимает морж, второе – тюлень (нерпа, лахтак) и третье – кит. Особенно лакомым считается оленье мясо, но его выменивают у соседей чукчей-оленеводов, и поэтому оно редко попадает в меню эскимоса. Кроме мяса этих животных, эскимосы едят мясо медведя, а в момент нужды – мясо песца и даже собаки.

Летом немалым подспорьем в питании служит мясо птиц. Эскимосы едят всех птиц, водящихся на Севере. Исключение составляют ворон и журавль, к которым относятся с предубеждением, но отнюдь не потому, что считают их «погаными». «Мясо очень крепкое», – говорят эскимосы, а они вообще предпочитают мясо мягкое, сочное и жирное. Но когда наступает голодовка, то и мясо ворона поедается с охотой, так как оно все же не крепче старых моржовых шкур, снятых с яранги, или ремней с упряжек и вкуснее мяса собаки, которыми приходилось питаться во время все более и более частых голодовок.

Вообще эскимосы не знают «поганых» зверей и птиц, которых нельзя было бы употреблять в пищу.

До своего знакомства с эскимосами я часто сталкивался с широко распространенным мнением, что они любят пить топленый жир. Среди известных мне эскимосов я не встречал ни одного такого любителя, И когда они слышали о таком мнении, то обычно говорили: «Врот!» (Врет!) – или же весело смеялись, принимая это за шутку.

Всякое мясо эскимосы охотнее едят, когда оно немного начинает издавать запах.

Кулинарные приемы эскимосов замечательно просты. Мясо в большинстве случаев едят сырым или замороженным, иногда – в вареном или сушеном виде.

В сыром виде в пищу идет и китовая кожа с прилегающим к ней слоем жира – «ман'так'». Большинству европейцев с непривычки «ман'так'» покажется неаппетитной, но на самом деле она обладает вкусовыми качествами, способными удовлетворить многих гурманов. По вкусу она несколько напоминает свежее сливочное масло, а еще больше – сливки. «Ман'так'» употребляется и в вареном виде. Тогда она менее вкусна и хрустит на зубах, как нежный хрящ. «Ман'так'», которая уже начинает издавать запах, называется «эквак».

Как «ман'так'», так и мясо вообще эскимосы варят в воде без соли и каких бы то ни было приправ. Обычно мясо вытаскивается из котла, лишь только хорошо прогреется, оно даже не успевает потерять сырой, кровяной цвет. Дичь варится таким же образом. Приготовляя к варке птиц, эскимосы не ощипывают их, а сдирают с них кожу. Потом кожа очищается от жира и выбрасывается, а жир идет на приготовление особого блюда, называемого «пуг'-нык'».

Во время своих поездок по острову мне часто приходилось отсиживаться от непогоды в эскимосских ярангах, питаясь «ман'так'». Когда свежей «ман'так'» не оказывалось, гостеприимные хозяева предлагали не менее вкусное блюдо – сушеное мясо, именуемое «ныфкурак'». На «ныфкурак'» идет мясо моржа, лахтака, нерпы и медведя. Способ приготовления очень прост. Из туши зверя вырезают вместе с позвонками ребра, между ними делают надрезы и вывешивают на солнце. Солнцу, слабому в этих местах, усиленно помогает ветер, и через три-четыре недели «ныфкурак'» готов. Особенно вкусным мне казался «ныфкурак'» из мяса лахтака. Морж и медведь слишком жирны, а жир на солнце приобретает неприятный горьковатый привкус.

Рыба, как и дичь, служит немалым подспорьем в питании эскимосов. Она, так же как и мясо, поедается большей частью в сыром или мороженом виде, реже – вареной и сушеной.

Из растений эскимосы употребляют и пищу листья ивы, луговой лук, сладкий съедобный корень и листья «нунивака», «сюк'-лъяк» (вид съедобного корня), «к'угылн'ик'» (щавель) и ягоды «ак'авзик» (морошку), «сюгак'» (голубику) и «пагунг'ак'» (шикшу).

Ягоды едят сырыми. Идут они и на приготовление лакомого блюда, о котором с восхищением отзывались мои спутники, но мне за отсутствием на острове оленей не удалось его испробовать. По описанию эскимосов, это блюдо нечто среднее между компотом и винегретом. Для его приготовления берется содержимое оленьего желудка и к нему подмешиваются ягоды – морошка, шикша или голубика. «Нык'нипих'тук'!» (Очень вкусно!) – говорили мои спутники, вспоминая об этом блюде. Не испробовав этого деликатеса, я не могу высказать своего мнения, но, несомненно, он необходим и полезен для эскимосов, так как здесь вообще очень мало растительной пищи.

Грибов эскимосы не едят, называя их «туг'ныг'ам сигутн'ат» – чертовы уши.

Из морских водорослей эскимосы употребляют в пищу морскую капусту, выбрасываемую на берег прибоем, но едят ее с интересной предосторожностью. Дело в том, что, по их убеждению, морская капуста может расти в желудке человека и этим вызывать боли. Предупредить такое явление, по мнению эскимосов, очень легко. Стоит только стеблем похлопать себя по голому животу, и тогда можно есть сколько угодно.

Любят эскимосы полакомиться различными морскими моллюсками. Собирают их в полосе прибоя или извлекают из желудка моржа. Мне не раз приходилось наблюдать во время охоты, как эскимосы, свежуя только что убитого моржа и распоров ему желудок, с удовольствием поедают извлеченных оттуда моллюсков».

«Все едят руками, нагибаясь над «к'аютак'ом» за каждым куском и делая своего рода слойки из ломтиков мяса и жира.

Полужидкие блюда, например, описанное выше угощение из ягод и содержимого желудка оленя, а у нас на острове – какую-нибудь кашу, едят без ложек. Кушанье выливается на «к'аютак'», и каждый погружает в него три пальца правой руки – указательный, средний и безымянный – и облизывает их. После насыщения хозяйка подает «вых'лъюк» – тряпку, и все вытирают губы и руки.

Посуда, как правило, не моется.

В настоящее время эскимосы привыкли к европейским продуктам и уже не могут жить без чая, сахара и табака, с трудом обходятся без муки. Но все же эти продукты являются второстепенными в их питании.

Чай эскимосы пьют до десяти раз в сутки, преимущественно кирпичный. Заваривают его очень крепким и редко дают воде вскипеть. Если вода нагрелась настолько, чтобы заварился чай, то этого достаточно. Когда же по недосмотру хозяйки вода закипит, то в нее опускают комок снегу, а иногда и холодный камень. Сахар употребляется только вприкуску.

Мука идет на приготовление «хавустак». «Хавустак» – это лепешка, сваренная в моржовом или нерпичьем жире. Хлеба эскимосы не пекут, но при случае едят его с большой охотой. «Хавустак» приготовляется следующим образом: мука заливается холодной водой, замешивается – и тесто готово. Если есть, кладут соду, если нет, прекрасно обходятся и без нее. Вот из такого теста делают лепешки и хорошо проваривают их в кипящем жире. Румяные с виду, эти лепешки тверды и безвкусны».

Из других «достижений» цивилизации среди эскимосов привилась водка. О «благотворных» последствиях проникновения водки в быт эскимосов говорить не приходится. Можно только приветствовать запрещение Правительством ввоза подобных продуктов в район Чукотки».

Табакокурение у эскимосов

«Другой не менее достойный продукт – тоже дар цивилизации – табак. От недостатка табака эскимосы теперь страдают не менее, чем от отсутствия мяса. Эскимос, не курящий и не жующий табак, –  редкость. Мужчины поголовно не только курят, но и жуют его, женщины – преимущественно жуют. Жуют табак даже дети, и уже в десятилетнем возрасте едва ли на сотню ребятишек можно найти десятерых, не имеющих этой привычки. Мне много раз приходилось наблюдать, как эскимоски успокаивали плачущего грудного ребенка, засовывая ему в рот табачную жвачку. «Без табака рот сохнет», – оправдывают эскимосы свое пристрастие к нему».

Жилище эскимосов

Автор часто останавливался в эскимосских ярангах, которые воспринимались им как привычное жилище,  поэтому он не дает подробного описания яранги, но обращает внимание на интересные детали.  «В эскимосской яранге нет обеденного стола. Столовую посуду составляет одно узкое, продолговатое и мелкое деревянное блюдо – «к'аютак'» и широкий полукруглый женский нож – «уляк'». «К'аютак'» ставится прямо на пол, и вокруг него располагается вся семья. Проворно работая ножом, хозяйка нарезает на блюде мясо и жир тонкими ломтиками. Причем, первый и последний ломтики от каждого куска обязательно съедает сама.

Одежда эскимосов

«Основной материал, из которого делается одежда эскимосов, – олений мех. Для полярного климата это, безусловно, самый практичный материал. Одежда, сшитая из него, – легкая, мягкая, не стесняет движений и в самые сильные морозы прекрасно сохраняет тепло.

Все полярные путешественники сходятся на том, что мягкий, легкий, бархатистый мех северного оленя – лучший из всех мехов для одежды и спальных мешков.

Не менее ценное качество оленьего меха – его упругость, благодаря чему снег, набивающийся в шерсть во время метелей, не смерзается, как в любом другом мехе, и легко выбивается, поэтому одежда остается совершенно сухой.

Кроме того, эскимосы шьют одежду из тюленьих шкур, моржовых и тюленьих кишок и привозной хлопчатобумажной ткани, которую они начали использовать относительно недавно.

Шапки обычно носят лишь мужчины. Женщины зимой и летом чаще ходят с непокрытой головой. Самый распространенный вид головного убора – «насяпрак'» (малахай). По своему покрою он близок к шапке-шлему, но спереди более открыт. Обычно «насяпрак'» шьется из оленьего меха, как правило, снятого с головы животного. Оторочен он бывает преимущественно собачьим мехом, и только наиболее состоятельные эскимосы делают оторочку из меха росомахи.

Кроме «насяпрак'а», эскимосы носят «макакаки» и «насяг'ак'». Последние более распространены среди оленеводов-чукчей. Эти головные уборы, по существу, представляют собой разновидность «насяпрак'а»: «макакаки» несколько уменьшенная его копия, но верхушка у него срезана, так что сверху голова открыта. «Насяг'ак'» напоминает наш вязаный шлем, перед его опускается на грудь, а сзади он доходит до половины спины; под мышками он бывает перехвачен ременными завязками.

Летом, как правило, и мужчины шапок не носят, довольствуясь узким ремешком, придерживающим волосы.

Последнее время появились под общим наименованием «лък'-ик'» фуражки и кепки. Но большой необходимости в них нет, и они скорее являются роскошью и показателем материального благополучия.

Верхней одеждой мужчины служит «аткупик» (кухлянка). Девается она двойной: нижняя – «илюлик'» – надевается мехом внутрь прямо на голое тело, а верхняя – «к'аслъик'» – мехом наружу. Она имеет прямой покрой, напоминая рубаху без клиньев в подоле, с вырезом, в который можно только просунуть голову. К «илюлик'у» пришивается воротник (обычно из собачьего меха). Надевая «к'аслъик'», воротник выпрастывают поверх него. «Аткупик» достигает колен или даже закрывает их; подпоясываясь, эскимос высоко поднимает подол и собирает его в большую складку под поясок, который держится над самыми бедрами. Таким образом надежно прикрывается живот. Кроме того, складки заменяют карманы, эскимосы прячут в них трубку, кисет, спички, патроны, а в поездках даже бутылку с водой для намораживания льда на полозья нарты.

Штаны – «к'улъиг'ыт» – шьются из разного материала: оленьего меха, оленьих лапок и нерпичьих шкур, но по покрою все они одинаковы. Пояса на таких штанах нет, и стягиваются они не на талии, а на бедрах шнурком. Шнурком же стягиваются штаны и у щиколоток. Сзади они шьются несколько длиннее, спереди – короче, так что живот весь открыт. Никаких разрезов на штанах нет.

В зависимости от назначения и качества материала штаны делятся на «сюпак'ак'» – верхние, из оленьего меха, которые носят мехом наружу; «илыпх'аг'ык» – нижние, из того же материала, но сшитые мехом внутрь; «к'алнак» – верхние штаны из оленьих лапок; «тумк'ак'» – из нерпичьих шкур; «тунук'итылг'и» – из нерпичьих шкур, отделанные сзади вышивкой из красной и белой мандарки.

«Сюпак'ак'» и «к'алнак» носят только в холодное время года, «илыпх'аг'ык» – круглый год, а «тумк'ак'» – летом, «тунук'итылг'и» надевают только по праздникам. Это парадный костюм самых сильных борцов, так сказать, их отличительный признак…

Рукавицы, как правило, шьют с одним пальцем. Они не отличаются красотой, как и обувь эскимосов, предназначенная для зимних поездок и летней охоты, но не менее удобны и практичны. Зимой обычно носят «аг'илъюгык» – рукавицы из оленьих лапок шерстью вверх, а летом – не боящиеся воды «айыпх'атак» из нерпичьей шкуры. Фасон у тех и других одинаковый. Весной и осенью, когда нужно предохранить руки и от сырости, и от мороза, часто очень чувствительного, носят «аг'илъюгык». Тыльная сторона у них сшита из оленьих лапок, а передняя – из нерпичьей шкуры. Перчатки с пятью пальцами носят очень редко, больше по праздникам. Очевидно, они заимствованы у русских. Эскимосы их называют «ихыраг'ык», что дословно означает «ручники» («иха» – кисть руки).

В зимнюю дорогу эскимос надевает нагрудник – «манун'итак». Он обычно делается из нерпы или короткошерстного собачьего меха и предохраняет ворот от намерзания инея. В особенно холодное время надевают еще налобник – «к'агуг'итак'» – полоску из тонкого оленьего меха шириной в 3 – 4 сантиметра».

Обувь эскимосов

«В эскимосском языке насчитывается до двадцати терминов для обозначения разнообразных видов обуви. Обувь же вообще называется «камгыт». Судя по обилию названий, некогда эскимосская обувь была, вероятно, весьма разнообразна, Теперь же ассортимент ее значительно сократился. Современную обувь можно разделить на три основные группы: зимняя обувь, летняя обувь для морской охоты и сырой погоды, летняя обувь для сухой погоды и домашнего обихода.

Наиболее характерная деталь эскимосской обуви – ее подошва. Она всегда делается из лахтачьей шкуры. Шкура очищается от жира, вытягивается и высушивается. Дальнейшей обработке она не подвергается. Изготовленные из нее подошвы, намокнув, сильно садятся, и если подошва по размеру будет соответствовать ноге, то вскоре обувь станет негодной. Поэтому подошва всегда делается с большим запасом с каждой стороны. Загнув этот запас вверх (работа производится зубами), подошве придают форму корытца и в таком виде подшивают ее к голенищу. Намокнув и сев, она быстро теряет форму, но служит долго.

Особенно большой запас оставляют в летней обуви, предназначенной для сырой погоды.

Наиболее распространены в настоящее время «стулъюг'ык», «акугвиг'асяг'ык», «куильхихтат» и «муг'ник'ак». «Стулъюг'ык» шьют в виде короткого чулка, немного заходящего за щиколотку, перед и короткое голенище делают всегда из оленьих лапок. Голенище заправляют под штанину и туго стягивают шнурком последней, что исключает возможность попадания внутрь снега. В местных климатических условиях «стулъюг'ык» по праву можно считать идеальной зимней обувью. Это же название эскимосы присвоили и другому виду обуви, заимствованной ими, очевидно, у тунгусов и якутов, а именно – торбасам. От «стулъюг'ыка» они отличаются только более длинным голенищем, так что чулок закрывает колено. Эта обувь носится поверх штанов. Распространена она мало: для ходьбы и езды на нарте она неудобна, а при метели в голенище набивается снег.

Летом эскимосы преимущественно носят «куильхихтат» из нерпичьей шкуры с оставленной на ней шерстью. Голенища у них короткие, наверху имеется шнурок, который затягивается поверх штанины. Перед делается широким и от носка идет по прямой линии к щиколотке. Это позволяет надевать обувь, даже если, намокнув, она сильно ссохлась. Излишек переда завертывается в складку и затягивается оборой. «Акугвиг'асяг'ык» и «акугвыпагыт» очень между собой сходны. Только первые доходят до колена, и наверху их завязывают шнурком, а вторые выше колена и шнурка не имеют. Как те, так и другие шьют из нерпичьей шкуры, но шерсть с нее предварительно снимается. Перед так же широк, как и у «куильхихтат».

Создавая описанные выше типы обуви, эскимос заботился всецело о ее практичности, и надо признать, что он этого добился, хотя и в ущерб внешнему виду.

Зато не лишена изящества обувь, предназначенная для домашнего обихода и сухого времени года – «паяк'ык» и «муг'ник'ак». Эту обувь шьют из нерпичьей шкуры, перед делается из оленьего меха шерстью внутрь и украшается вышивкой».

Бытовые обычаи эскимосов

«На ночь эскимос раздевается догола. (Впрочем, в пологе он обычно сидит совершенно голый и днем.) Просыпаясь, он ждет, пока жена приготовит завтрак, и, только уделив достаточно внимания последнему, принимается за одевание. Всю одежду, отданную с вечера для просушки, по порядку подает ему жена. В первую очередь он натягивает штаны. Если он остается дома, то ограничивается одними «илыпх'аг'ык». Затем, натянув меховые чулки, эскимос обувается, и туалет закончен. Кухлянку надевает только при выходе из полога и подпоясывается кожаным ремнем – «тафси». На ремне всегда висит нож – «савик» – и несколько корольков стеклянных бус. Последние – про запас, для жертвы злому Духу.

Отправляясь на охоту, эскимосы берут с собой еще и большой охотничий нож – «стыгмик», который носят на бедре и прикрепляют деревянной застежкой к поясу штанов».

Астрономические знания эскимосов

По мнению автора, астрономические понятия эскимосов очень ограниченны. «Созвездия у них имеют свои названия: Большая Медведица – Северные Олени, Плеяды – Девушки, Орион – Охотники, Близнецы – Лук, Кассиопея – Медвежий След, Цефей – Половина Бубна».

Исчисление времени у эскимосов

Счисление времени ведется у эскимосов по луне, причем «единственной единицей времени является месяц – «танк'ик'» (луна). Понятия недели, года у них отсутствуют, ни один эскимос не знает, сколько ему лет.

Месяцев считается двенадцать, но так как лунный месяц имеет только 27,3 суток, то эскимосский месяц не представляет собой точно определенного периода времени, а постоянно передвигается. Из-за этого получается путаница, и нередко можно услышать, как двое стариков спорят, какой сейчас идет месяц. Спор большей частью разрешается обращением к жизни природы, которая, в сущности, и является истинным календарем эскимосов, что подтверждается названиями месяцев:

к'уйн'им к'алг'иг'вига – гон у домашних оленей – октябрь;

туп'тум к'алг'иг'вига – гон у диких оленей – ноябрь;

пынъиг'ам к'алг'иг'вига – гон у диких баранов, или ак'умак' – месяц сидящего солнца – декабрь;

канах'таг'ъяк – месяц инея в ярангах – январь;

ик'алъюг'вик – месяц рыболовной сетки – февраль;

назиг'ахсик' – месяц рождения нерп – март;

тыг'иглюхсик' – месяц рождения лахтаков – апрель;

лъюг'вик – месяц пращи – май;

пинаг'вик – месяц вскрытия рек – июнь;

ылън'аг'вик – месяц мелеющих рек – июль;

нунивагым палиг'вига – месяц сбора съедобного корня нуни-вака – август;

палиг'вик – месяц увядания, или тун'тух'сиг'вик – месяц смерти (убоя домашних оленей), или алъпам к'атыг'вига – месяц ухода из гнезд молодых кайр – сентябрь.

В конце сентября оленеводы-чукчи действительно забивают домашних оленей, а эскимосы обменивают у них оленье мясо на продукты своей охоты».


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru