Первый проход Северным морским путем в 1878-1879 годах



Первый проход Северным морским путем в 1878-1879 годах

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Адольф Эрик Норденшельд (1832—1901) - шведский геолог и географ, исследователь Арктики, которому принадлежит честь первого сквозного плавания Северовосточным проходом. В 1878-1879 гг. совершил плавание на судне «Вега» вдоль северных берегов Европы и Азии из Атлантического океана в Тихий.

«Вега» представляла собой переоборудованное китобойное парусно-паровое судно. Ее экипаж насчитывал 30 человек.

В комплект одежды путешественников входили следующие вещи:

шерстяное толстое белье;

блуза из парусины со множеством карманов, которую носили поверх матросской куртки для защиты от ветра и метели. По воспоминаниям А.Э. Норденшельда, она оказалась очень практичной и приобрела общие симпатии.

лапландская шуба из оленьего меха (песк), которая считалась идеальной для санных поездок на собаках или оленях, но не подходила для того, чтобы проходить большие расстояния, так как была слишком теплой;

парусиновые сапоги на кожаных подошвах, внутри выложенные сеном из осоки. На ноги одевали сначала одну или две пары чулок, поверх которых носили валяные портянки и затем уже парусиновые сапоги. Парусиновые сапоги и вложенное в них сено легко просыхали и, как отмечали путешественники, были значительно удобнее кожаных. Даже в мокром виде они были легкими и, благодаря вложенному в них сену, давали свободный выход ножной испарине, по описаниям Норденшельда, который считал их довольно гигиеничными. Норденшельд рекомендовал такие сапоги для зимних путешествий и охоты.

чулки;

овчинные шапки;

овчинные башлыки, купленные в Петербурге. Их покрой был аналогичен покрою башлыков, используемых в русских войсках.

рукавицы из тюленьей шкуры и замши на мерлушечьей подкладке, отороченные мехом с длинным волосом. Их, как правило, прикрепляли к шнурку, надетому на шею.

шерстяные рукавицы, которые использовали при работе.

Также были взяты очки с цветными стеклами, розданные всем в начале февраля. Подобный комплект был отмечен как удачный выбор, приспособленный к суровому арктическому климату. Он дополнялся удобной и привычной зимней одеждой, которую обычно носят в Швеции (рис №1).

Целью путешествия было стремление обогатить науку новыми сведениями, расширить круг научных представлений человечества о природе нашей планеты. Маршрут включал в себя сквозное плавание вдоль северных берегов Европы и Азии из Атлантического океана в Тихий.

Для экспедиции был найден прочный, построенный из дуба китобойный пароход «Вега» водоизмещением в 357 тонн, снабженный специальной ледовой обшивкой. Кроме паровой машины, мощностью в 60 лошадиных сил, судно было оснащено парусами.

«Вегу» сопровождали три вспомогательных судна, закупленных в Швеции для плавания по Енисею и Лене. До Енисея следовали пароход «Фразер» и парусное судно «Экспресс», груженные углем и товарами для Сибири, а до Лены - небольшой специально построенный пароход «Лена».

Экипаж парохода состоял из 16 матросов и трех китобоев. Офицерский состав и команда корабля были подобраны из опытных моряков шведского военного флота. В качестве участников экспедиции были приглашены зоологи Стуксберг и Нордквист, ботаник Чельман, врач Альмквист. Гидрологическими, метеорологическими и магнитологическими работами должны были заниматься помощник капитана Брузевиц, штурман Бовэ и лейтенант Говгард.

Особое внимание Норденшельд обратил на научное оборудование экспедиции и заготовку продовольствия. По его просьбе о приборах и инструментах для научной работы позаботилась Шведская Академия Наук. Основываясь на опыте предшествующих экспедиций, в особенности зимовки 1872-73 года, Норденшельд решил запасти как можно больше продуктов, обладающих противоцинготными свойствами. Помимо консервов, масла, муки и сухарей, были взяты свежий картофель, который пришлось привезти с берегов Средиземного моря, много клюквенного экстракта и моченой морошки. Запасы продовольствия были рассчитаны на два года.

Типичный рацион путешественников в расчете на одного человека демонстрируют примеры ежедневного меню:

№ 1. Воскресенье

Завтрак: масло 25,5 г, кофе 42,5 г, сахар 32 г

Обед: солонина или сушеная рыба 425 г, кислая капуста 425 г, консервированный или свежий картофель 52 г, консервированная зелень 33 г, мясной экстракт 6 г, изюм 32 г, рис 212 г, водка или ром - 32,5 см3

Ужин: масло 25,5 г, чай 6 г, сахар 6 г, ячменная крупа 41,5 г, сыр 51 г.

№ 2. Понедельник, среда, пятница

Завтрак: как в №1.

Обед: консервированное мясо или рыба 1 порция, консервированный картофель 51 г, консервированная зелень 23,5 г, консервированный лук 1 порция, мясной экстракт 6 г, водка или ром 32,4 см3.

Ужин: как в №1, но без сыра.

№ 3.Четверг

Завтрак: как в №1.

Обед: солонина 400 г, горох 16 см3, мясной экстракт 6 г, ячменная крупа 32,5 см3, водка или ром 32,5 см3.

Ужин: как в №2.

№ 4. Вторник

Завтрак: масло 25,5 г, шоколад 42,5 г, сахар 32 г

Обед: солонина 400 г, макароны 64 г (или фасоль 460 см3 или зеленый горошек 1 порция), фруктовый суп 1 порция, водка или ром 32 см3.

Ужин: как в №2.

№ 5. Суббота

Завтрак: как в №4.

Обед: консервированный бифштекс или жареное мясо 1 порция, консервированный или свежий картофель 51 г, консервированный лук 1 порция, фруктовый суп 1 порция, водка или ром 32 см3 .

Ужин: как в №2.

Дополнительно каждый получал ежедневно 500 г сушеного хлеба или муки (1/3 ржаной), 13 г табаку, затем каждую неделю 400 г пшеничной муки, 76 г коровьего масла, 56 г соли, 30 г горчицы, 13 г перцу и 32, 5 куб.см уксусу.

Кроме всего перечисленного, с 15 февраля по 1 апреля дважды в неделю путешественникам давалась «каша из морошки», смешенная с ромом. С собой были взяты две живые свиньи, которых зарезали в конце года, получив таким образом свежее мясо. Часто удавалось обменивать у туземцев различные предметы на большое количество рыбы, так что временами представлялась возможность есть свежую рыбу раз в неделю.

На многих стамухах вблизи судна находились довольно глубокие скопления пресной воды. Этой водой команда пользовалась как для питья, так и для стирки. После 14 декабря, когда все лужи промерзли до дна, стали добывать воду, растапливая лед.

На «Веге» строго следили за соблюдением чистоты и правил гигиены. Как командный состав, так и матросы имели возможность принимать ванны. Руководитель экспедиции считал это требование гигиены обязательным в условиях зимовки. Состояние здоровья участников экспедиции было в течение зимы вполне хорошим. В отчете доктора Альмквиста перечисляется несколько случаев серьезных болезней, всегда завершавшихся выздоровлением, например, катар желудка и воспаление легких в слабой форме. Не было зафиксировано ни одного случая цинги, свирепствовавшей в прежние времена на судах во время продолжительных арктических плаваний.

Основными трудностями путешествия оказались плавучие льды, туманы, низкие температуры (до -46°С), снежные бури, мелководья вблизи берега и островов.

Общение с туземным населением позволило путешественникам наблюдать повседневную жизнь местного населения, изучать их дома, повозки, одежду. А.Э. Норденшельд в записках «Плавание на «Веге» отмечает, что «экипажи (туземцев) представляют маленькие, низкие, узкие, легкие санки, в которые впряжено от четырех до десяти и до двенадцати собак. Сани сделаны из кусков дерева и оленьего рога, соединенных ремнями из тюленьей кожи. В качестве полозьев применены тонкие пластинки из китовой кости». Для лучшей езды полозья тщательно покрывают слоем льда в два или три миллиметра толщиной, который несколько раз поливают водой. Различные части саней не соединяются гвоздями, а связываются кожаными ремнями или веревками из китового уса. На низком, неудобном сиденье обычно лежит кусок меха, чаще всего белого медведя. Количество собак, запрягаемых в каждые нарты, было различно. Исследователь пишет: «Я видел чукчу, ездившего на двух небольших тощих собаках, по-видимому, без особого усилия тащивших по ровному, крепкому снегу свой тяжелый груз».

Сбруя собак сделана из кожаных ремней в 2,5 см шириной, образующих два обруча. Первый - вокруг шеи или плеч собаки. От этого обруча идут с обеих сторон ремни к среднему обручу, к одной стороне которого прикреплена ременная постромка. «Благодаря тому, что густая шерсть собак прекрасно защищает их, я не видел ни одной собаки, выбывшей из строя вследствие ссадин от сбруи, и вся упряжка требует очень мало внимания от возницы. Зато ноги собак часто болят от острого оледенелого снега. Поэтому к снаряжению саней относится и известное количество собачьих башмаков, но пользуются ими только в случае крайней необходимости», - отмечает А.Э. Норденшельд.

Исследователь обращает внимание на то, что чукчи не строят «ни хижин из снега, ни деревянных жилищ, так как в их краю нет строительного леса и деревянные дома мало подходят для оленеводов-кочевников». Чукчи как зимой, так и летом живут в ярангах - юртах своеобразной постройки, не встречающейся у других народов. Для защиты от холода яранга делается двойной, так что внешняя оболочка заключает внутреннюю юрту или спальное помещение. Оно имеет форму параллелепипеда около 3,5 м в длину, 2,2 м в ширину и 1,8 м в высоту. Спальное помещение окружено толстыми теплыми оленьими шкурами, а сверху еще покрыто слоем травы. Пол образует моржовая шкура, положенная на хворост и солому. На ночь пол покрывается дополнительно оленьей шкурой. Внешнее помещение яранги также окружено пологом и служит кладовой. Внутренняя часть яранги согревается тремя светильниками на ворвани, дающими в соединении с испарениями множества людей, теснящихся в маленьком помещении, такое сильное тепло, что обитатели его в самый жестокий мороз могут сидеть раздетые догола.

По наблюдениям Норденшельда, летом чукчи проводят весь день, готовят пищу и работают во внешней части яранги. «Она состоит из сшитых тюленьих и моржовых шкур, часто, однако, таких старых, вытертых и рваных, как будто ими пользовалось много поколений». Шкуры внешней части помещения натянуты на деревянные ребра, тщательно связанные между собой кожаными ремнями. Ребра частью опираются на колья, частью на треножники из дерева, выкинутого на берег волнами; колья вбиты в землю, а треножникам придают необходимую устойчивость подвешенным посредине тяжелым камнем или мешком из тюленьей кожи, наполненным песком.

Чтобы дать яранге окончательную устойчивость, еще более тяжелый камень подвешен на ремне, прикрепленном к вершине яранги, или же центр крыши соединен с землей толстыми ремнями. В одной яранге с этой целью применялся таль с потерпевшего крушение корабля, натянутый с блоком между вершиной яранги и вмерзшим в землю железным крюком. Кроме того, ребра укрепляются в каждой яранге перекладинами в форме буквы Т. Вход представляет собой низкую дверь, закрывающуюся по желанию оленьей шкурой. Пол внешней части яранги земляной. Такие жилища ставятся и снимаются в течение нескольких часов.

Лодки делаются из моржовых шкур, сшитых и натянутых на легкую основу из дерева или костей. Различные части этой основы связаны кожаными ремнями или веревками из китовых жил. «Формой и размером лодка чукчей - «аткуат», называемая русскими байдарой, совершенно схожа с гренландским «умиаком». Она так легка, что четверо мужчин могут поднять ее на плечи, и все же так просторна, что в ней помещается тридцать человек. «Анаткуат», или лодки, предназначающиеся только для одного человека, встречаются редко; они гораздо хуже построены и менее красивы, чем гренландские «каяки». На больших лодках гребут веслами с широкими лопастями, при этом каждый мужчина или женщина гребет только одним веслом. Посредством этих весел достаточное количество гребцов может мгновенно довести быстроту хода до десяти километров в час».

Зимнее одеяние членов экспедиции на "Веге"


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru