Опыт полярных исследований Руала Амундсена



Опыт полярных исследований Руала Амундсена

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Руал Амундсен (1872—1928) - выдающийся норвежский полярный исследователь, путешественник, совершивший несколько экспедиций в районы Северного и Южного полюсов. Первая из них (1903 - 1906 гг) имела целью определение точного местоположения Северного магнитного полюса. В ходе этой экспедиции Амундсен осуществил три зимовки, на судне «Йоа» впервые проплыл Северо-западным проходом с востока на запад от Гренландии до Аляски, провел ценные геомагнитные наблюдения, в районе Канадского Арктического архипелага нанес на карту более 100 островов. Еще более значительна экспедиция 1910-1912 гг., имевшая целью открытие Южного полюса. Она была предпринята на судне «Фрам», в ходе экспедиции Амундсен с четырьмя спутниками высадился на ледяной барьер Росса и, отправившись в глубь материка, достиг Южного полюса, на месяц опередив команду Р.Ф. Скотта.


Плавание Р.Амундсена на судне «Йоа» (1903-1906 гг.)

Целью экспедиции являлось установление местонахождения северного магнитного полюса. В экспедиции участвовало 7 человек: Г. Хансен, А. Лунд, П. Ристведт, Х. Хансен, Г.Ю. Викс, А.Х. Линдстрем, Р.Амундсен.

Судно экспедиции представляло собой яхту с мотором мощностью 13 лошадиных сил. Р.Амундсен писал, что именно мотор помог преодолеть многие трудности во время путешествия. К дополнительным транспортным средствами относились сани, каяки, лыжи, собаки.

При отплытии было взято 10 собак, участвовавших во 2-й экспедиции «Фрама», позже в г. Годхван (Гренландия) на борт были приняты еще 4 собаки, в ходе путешествия несколько собак погибло.

Из провизии был взят пеммикан (для людей и собак), мука в консервах, сладкие булки, кофе, хлеб, шоколад, окорока. Р.Амундсен вспоминает, что кок обменивал сладкие булочки на рыбу и мясо у местных жителей в Годхване, где путешественникам удалось пополнить запасы соленой лососиной, свежей рыбой, мясом гаги, гагары. Амундсен и его спутники вели охоту и рыбную ловлю, что обеспечивало пополнение и внесение разнообразия в их рацион.

На корм собакам в день, как правило, шла 1 сушеная рыба и литр воды на каждую особь. После удачной охоты собакам давали свежее мясо.

Прочее снаряжение включало в себя карабины системы Краг-Йергенсена, взрывчатка (200 кг пироксилина), 20 бидонов с керосином.

Полет Р. Амундсена до 88 градуса северной широты в 1909 г.

Цель экспедиции - исследование ледяных просторов Арктики с воздуха и изучение границ океана для уяснения природы Земного шара.

Экспедиция происходила на моторном судне «Хобби» и военном транспорте «Фарм». Начало путешествия - май 1909 г.

Участники экспедиции на судне «Хобби» - Рисер-Ларсен, Дитриксон, Омдаль, фотограф Берге, механик завода Роллс-Ройс Грин. Участники экспедиции на «Фарме» - Амундсен, капитан Хагеруп, лейтенант Торкелъсен, лоцман Несс, доктор Магперсон, директор пизанских заводов Шулъте-Фролище, механики Фойхтом и Цинсмайер, журналисты Рамы и Уортон, метеорологи доктор Бьер- кнес, Калъваген, Деволъд, повар Ульсен, парусник Рене, лейтенант Хорген, аптекарь Цапфе, Линкольн Элсворт.

Для путешествия были использованы аэропланы лодочного типа «Дорн ье-Валь», у которых отсутствуют боковые поплавки. Вместо этого имеются «камбалы» по обоим сторонам корпуса, благодаря чему возможно продвигаться через лед, подобно ледоколу. Аппараты этого типа снабжены двумя моторами, которые установлены «гуськом»: один тянет, другой толкает. Задний пропеллер действует как контрпропеллер по отношению к переднему, потому что пропеллеры вращаются каждый в своем направлении. Таким образом возможно поднять груз, равный собственному весу аэроплана. При легком грузе на борту аэроплан может подниматься с воды даже на одном моторе.

Для защиты аэроплана от низких температур все трубопроводы были обмотаны полотняной лентой, некоторые трубы были обернуты войлоком на случай разрыва труб. Для обеспечения охлаждения к воде прибавили 40% чистого глицерина, и получалась смесь, не застывающая до -17°С. Для поддержания нужной температуры в гондоле моторов пользовались аппаратами Therm's. Эти аппараты в дни пребывания во льдах путники ставили в кают-компании, когда спускали воду из радиаторов. Они давали так много тепла, что было очень уютно.

Дневной рацион участника экспедиции включал в себя следующее продовольствие: пеммикан - 420 г, шоколад - 2 плитки по 125 г, галеты - 125 г (12 штук), сухое молоко - 100 г, молоко с солодом - 125 г. Всего на каждого человека в расчете на 30 дней заготавливалось 30 кг продовольствия.

Пеммикан приготовляется следующим образом: мясо сушится при возможно низкой температуре, чтобы оно не потеряло своего вкуса, а затем перемалывается в порошок и смешивается с сухими и также перемолотыми в порошок овощами. Все размешивается в растопленном жире, а затем разливается по формам, где и застывает в твердую массу. О большой питательности полученного вещества можно судить по тому, что 5 кг мяса превращаются всего лишь в 1 кг мясного порошка. При варке с водой пеммикан превращается в кашу или в суп в зависимости от количества воды. 80 г пеммикана достаточно для приготовления большой чашки супа для одного человека.

Вместо кофе каждое утро члены экспедиции пили горячий шоколад (1/3 плитки на 400 г воды) иногда с сухим молоком. Когда кто-то начинал слабеть, то он получал десять таблеток солодового молока.

Каждый член экспедиции имел следующее снаряжение: рюкзак, содержащий смену белья, спички в непромокаемом мешке, механическую зажигалку, нитки и иголки, чашку и ложку. Затем в пределах дополнительных 2 кг можно было взять с собой в мешок табак, трубку, парусиновые рукавицы, снежные очки фирмы Opticus, дневник, кепку или другие вещи личного пользования. Кроме того, на каждого полагалось: 1 нож, 1 пара лыж фирмы Johansen and Nitsen, 2 лыжных палки, 1 лямка (лямки для нарт были сделаны так, чтобы тяга распределялась на плечи и на бедра), спальный мешок.

В комплект белья участника экспедиции входили такие предметы одежды: фуфайка, подштанники, 1 пара чулок и 1 пара толстых носков. Из обуви брались лыжные сапоги и еще пара обуви по выбору. Пилоты были тепло и рационально одеты. Амундсен писал: «Мы надевали несколько одеяний, которые можно было, не теряя времени, или сбрасывать или опять надевать в соответствии с температурой или смотря по тому, нужно производить тяжелую работу или нет». На тело было надето по очень тонкой шерстяной фуфайке и по паре кальсон из той же материи. Поверх белья надевались очень толстые кальсоны и исландская шерстяная фуфайка. Верхней одеждой служили длинные штаны и куртка с капюшоном. Это был рабочий костюм и лыжный костюм для возможного похода к твердой земле. Костюм летчика состоял из просторной куртки и длинных штанов, сшитых из тонкой кожи на подкладке из верблюжьего волоса. Поверх надевалась короткая шуба (анорак) из тюленьей шкуры. На головах были авиационные шлемы на меховой подкладке. У каждого были обыкновенные очки с простыми стеклами. Около сиденья для пилота висели авиационные очки в маске и очки-консервы вместе с маской для защиты остальных частей лица. На шее был шерстяной шарф, а на руках специально сделанные для путешественников рукавицы из двойной овчины, шерстью внутрь и наружу. Поверх натягивались рукавицы из тонкой непроницаемой для ветра материи, которые доходили до самого локтя.

Обувь была важной частью снаряжения. На поверхности льда могла быть глубокая снежная каша, поэтому лыжные сапоги были сшиты с непромокаемыми доходившими до колен голенищами. Из-за длинных голенищ сапоги были пригодны только для хождения на лыжах. На случай похода по местности, где нельзя пользоваться лыжами, каждому приходилось брать еще по паре сапог. В результате Амундсен, Омдаль и Фойхт выбрали себе комаги. Элсворт и Дитриксон взяли камики: кто с короткими, кто с длинными голенищами.

Каждый аэроплан имел комплект «общего снаряжения», в который входили следующие предметы:

брезентовая лодка,

нарты,

медицинский ящик, мета-аппарат, банка с таблетками,

палатка,

запасные ремни для лыж и для нарт,

примус с алюминиевым котлом, коробка запасных частей и игл для примуса,

брезентовые перчатки, наперстки, большие иглы, нитки,

шаровой секстан, искусственный горизонт, указатель дрейфа, компас, солнечный компас, карты и навигационные таблицы, бинокль, циркуль, 2 транспортира, карандаши, доска для карты,

вахтенный журнал,

дымовые бомбы (6 маленьких, 4 больших), пистолет для дымовых бомб,

дробовик и 200 патронов, винтовка и 200 патронов, пистолет Кольта с 50 патронами,

электрический карманный фонарь,

запасные части для моторов и инструменты для починки моторов,

топор, деревянная лопата, пила,

тросы и ледовый якорь,

30 л керосина, бидон и воронка для бензина, воронка для масла,

3 пары канадских лыж, запасная палка для лыж,

1 кг мази для сапог, мазь для лыж,

полмешка осоки,

1 кг анилина.

В распоряжении экспедиции также находились 1 большой и 1 маленький кинематографические аппараты, 600 м фильма, 2 фотоаппарата с пленками и пластинками, 1 насос для бензина с длинным шлангом, паяльный аппарат с патронами.


  

Одежда и обувь участников экспедиции к Южному полюсу

Экспедиция Р. Амундсена на Южный полюс 1910 —1912 гг.

Целью экспедиции было достижение Южного полюса и проведение некоторых научных наблюдений. Основная база экспедиции располагалась в китовой бухте (бухте Уэйлз). Дополнительные стоянки были организованы на 81° и 82° с.ш. Участники экспедиции: Амундсен, Хассель, Л. Хансен, Стеллер, Бьолан, Кристенсен, Ренне, Бек, Вистинг, Хальворсен, Сундбек, Иохансен, Преструд, Нильсен, Ертсен, Хельмер Хансен, Стубберуд, К. Ульсен, А. Ульсен.

«Важным условием, - писал Амундсен, - для того, чтобы экспедиция в полярных льдах проходила благополучно и все ее участники работали дружно и в беде и в удаче, является постоянная полная нагрузка работой каждого участника... Начальник обязан следить за выполнением этого условия, что за долгий период времени бывает иногда очень трудно сделать. Только из-за одного этого не следует брать с собой много народу: несколько человек всегда можно занять работой, но обеспечить постоянную работу большому количеству людей совершенно невозможно».

Для осуществления путешествия Амундсен воспользовался знаменитым судном «Фрам». «Фрам» (это третий поход судна) - судно, построенное специально для экспедиции Нансена, для дрейфа во льдах полярного бассейна в 1893-1896 гг. Во втором походе это судно было в 1898-1902 гг. в экспедиции, возглавлявшейся Отто Свердрупом, исследовавшей архипелаг Перри у берегов Северной Америки.

Среди других транспортных средств были использованы промысловые лодки, собаки, сани, лыжи.

97 собак для целей экспедиции были куплены в Гренландии и доставлены на судне. Для защиты от сырости и жары на палубе, на 3 дюйма выше основной палубы, была сделана еще одна палуба. Благодаря этому усовершенствованию, по словам Амундсена, собакам была не страшна стекающая по палубе вода. Кроме того, поверхность настила всегда была прохладной, что было особенно важно во время пребывания в тропических широтах. Дополнительно был натянут тент, который защищал собак от солнечных лучей.

По словам Амундсена, на длинных дистанциях собаки предпочтительнее всяких других упряжных животных (например, маньчжурских пони), «если только сразу установить надлежащую субординацию». «Важное основание для пользования собакой заключается в том, что этому небольшому созданию гораздо легче перебираться через множество хрупких снежных мостов, которые нельзя избежать на барьере и на растрескавшихся ледниках. Еще одно преимущество: собаку можно кормить собакой же. Единственное, что оставалось после такой собачьей закуски - это зубы жертвы! А если день выдавался очень тяжелый, то не оставалось даже и зубов! Можно постепенно уменьшать количество собак, убивать худших и кормить ими отборных. А если и нам самим хотелось съесть кусок свежего мяса, то мы могли вырезать нежное филе», - писал Амундсен.

Участниками экспедиции были взяты десять саней, сделанных по образцу нансеновских, но несколько шире, длиной около 3,5 м. Полозья саней были сделаны из американской гикори со стальной оковкой, остальные части - из норвежского ясеня. К каждым саням была приложена пара накладных полозьев, которые легко крепились скобами и легко снимались. Стальная оковка была промазана суриком, накладные полозья - дегтем. За время плавания было изготовлено по паре запасных полозьев для всех 10 саней. Каждые сани весили около 300 кг и были запряжены 6 собаками. В особо тяжелых случаях в сани могли запрягать до 20 собак (при прохождении крутых склонов ледников и т.п.). По замечанию Амундсена, сани тяжелые, но пригодные для любой работы на любом рельефе.

Также было взято 20 пар лыж из гикори, длиной 2,5 м, сравнительно узких, по мнению Амундсена. Лыжные палки были сделаны из бамбука с эбонитовыми кольцами. Крепления представляли собой комбинацию из креплений Витфельда и Хёйер-Эллефсена.

Продовольствие было подобрано с величайшим старанием и заботливо упаковано.

Продукты питания запасались отдельно для собак и людей. Для собак были взяты консервы пеммикана (рыбного и мясного), в котором содержался молочный порошок и третьесортная мука. «Были получены из Мосса два сорта пеммикана - рыбный и мясной. Оба сорта, кроме сушеной рыбы и жира, содержали также известный процент молочной муки и муки из рыбных отходов», - писал Амундсен. Пеммикан был расфасован в полукилограммовые упаковки и не требовал никакой обработки. Помимо этого собак кормили сушеной рыбой, мясом убитых тюленей, пингвинов и моржей. В их пищу добавляли жир и витамины.

Для людей также был взят пеммикан. Он отличался от пеммикана, которым ранее питались путешественники, тем, что в его состав были добавлены овощи и овсяная крупа. Это, по мнению Амундсена, позволило улучшить его вкусовые качества и повысить усвояемость продукта. Этот сорт пеммикана впервые был предложен для армии. Предполагалось, что он заменит собой «резервный рацион».

Вина и спиртные напитки, которые в большом разнообразии и немалом количестве имелись в распоряжении экспедиции, Амундсен не считал вредными при умеренном употреблении и указывал на необходимость избегания их употребления во время санных походов. «Лично я считаю алкоголь, употребляемый умеренно, лекарством в полярных странах», - писал Амундсен.

В третьем плавании «Фрама» норма потребления спиртных напитков составляла одну стопку плюс 15 капель по средам и воскресеньям к обеду и стакан пунша в субботу вечером. По праздникам полагались добавки.

Были взяты сигары и табак.

От трех разных фирм в Христиании было получено все, что нужно по части сыра, печенья, чая, сахара и кофе. Для десерта имелись конфеты, монпасье, шоколад, мармелад, фруктово-ягодные соки, печенье. Также в распоряжении экспедиции были сухое молоко, овощи, фрукты. Ночная вахта всегда была обеспечена кофе.

Во время плавания к берегам Антарктиды на борту судна содержали поросят, таким образом, участники экспедиции на это время были обеспечены свежей свининой.

Меню на время плавания было следующим:

Завтрак: оладьи с вареньем или мармеладом, сыр, свежий хлеб, кофе или какао.

Обед: горячее блюдо и десерт (обходились без супа, так как экономили воду). На десерт предлагались калифорнийские фрукты.

Во время пребывания на материке участники экспедиции часто употребляли в пищу мясо тюленей, пингвинов.

Все сухие продукты были запаяны в жестяные банки и затем уложены в крепкие деревянные ящики. Чрезвычайно большое значение для полярной экспедиции имеет упаковка консервных продуктов. Провиантные ящики для санных переходов были сделаны из ясеневых досок. В ширину они имели 30 см, в высоту - 40 см. На верху ящиков располагалось небольшое круглое отверстие, закрывающееся алюминиевой крышкой, что давало возможность достать из ящика требуемое, не открывая его. Амундсен указывал на преимущества такого устройства по сравнению с обычным (сплошная крышка и завязки), когда для того, чтобы достать что-либо, необходимо было развязывать ящик и вновь завязывать его.

Снабжение одеждой - важная статья в полярном путешествии. По словам Амундсена, ни у одной экспедиции не было одежды крепче и теплее. От базы норвежского военного флота было получено около 200 шерстяных одеял. Они были спрессованы, сваляны в толстую твердую массу. Из них была сшита теплая полярная одежда.

Всю одежду, которая предназначалась для участников экспедиции, по словам Амундсена, можно было разделить на две категории: одежда для очень низкой температуры и одежда для более умеренной температуры. У путешественников имелся достаточный запас меховой одежды различной толщины (толстой, средней и легкой), которая была сшита из оленьих шкур. Вся меховая одежда была сшита по образцам одежды эскимосов: толстые и тонкие анораки, толстые и легкие штаны, зимние и летние пимы.

Каждый участник экспедиции имел по три пары легкого трикотажного белья (для теплых широт), по две пары очень толстого шерстяного белья ручного пошива (для холодных широт), по две толстых шерстяных фуфайки ручной вязки, по шесть пар длинных вязаных носков, по несколько пар толстых чулок из оленьего меха и коротких носок, исландские и другие свитера.

С армейских складов участники экспедиции получили верхнее платье для теплой и холодной погоды, нижнюю одежду, сапоги, башмаки, штормовые костюмы, гренландские тюленьи парки. Последние были признаны очень теплыми и более подходящими для использования в сильный мороз. Из 250 хороших оленьих шкур была сшита одежда по образцу одежды эскимосов-нетчилли, вывезенной Амундсеном из экспедиции на «Йоа» (толстые и тонкие анораки, толстые и легкие штаны, зимние и летние чулки).

Для более умеренной температуры предназначалось нижнее платье из плотной шерсти, поверх которого надевался костюм из ветронепроницаемой материи (анорак и брюки или куртки с капюшоном и брюки). Костюмы из ветронепроницаемой ткани были сшиты из двух разных сортов материи: английской и норвежской. Для санных переходов использовались костюмы из легкой английской ткани, не пропускающей ветер, костюмы для тяжелых работ были сшиты из норвежской ткани, которая хорошо защищала от ветра, но не была так удобна и легка, как английская. Одеяние для более высокой температуры состояло из плотного шерстяного нижнего белья и костюма, сшитого из непроницаемой для ветра материи барбери (плотная тонкая английская материя). Одежда, непроницаемая для ветра, изготовлялась из двух различных сортов материи: барбери и обыкновенной зеленой материи, употребляемой зимой. Для санных путешествий, где нужно экономить на весе и работать в простой, но удобной одежде, лучше всего подходила одежда из барбери. Она легка, крепка и непроницаема для ветра. Для тяжелой работы предпочтительна зеленая материя. Она более громоздка и менее удобна во время продолжительных переходов. Одежда из материи барбери была сшита в виде анорака и штанов, и то и другое очень просторное. Другой тип одежды шился в виде штанов и куртки с капюшоном.

Руки участников экспедиции защищали варежки, рукавицы из ветронепроницаемой ткани, кожаные рукавицы, перчатки. Поверх варежек надевались чехлы из непроницаемой для ветра материи, чтобы не снашивать варежки слишком быстро. Кроме них, у членов экспедиции было 10 пар обыкновенных варежек для прогулок.

Для совершения лыжных и санных переходов к плюсу участникам экспедиции была необходима мягкая обувь с жесткой подметкой. По слова Амундсена, при ношении жесткой обуви снижается риск обморожения ног. «Главное - чтобы лыжи сидели на ногах совсем плотно и составляли с ногами одно целое», - писал Амундсен. Поэтому были сшиты специальные лыжные ботинки по образцу беговых. Подошва их была толстой и твердой, головка - кожаной, голенище - брезентовым. Позже сапоги были собственноручно переделаны участниками экспедиции. Например, сапоги Амундсена после усовершенствования выглядели так: толстый брезент был заменен тонкой ветронепроницаемой материей, носок расклинен, что позволяло надевать большее количество пар чулок; был удален один из слоев в толстой подошве.

Преобразованиям подверглись и другие предметы одежды. Некоторые участники экспедиции пришивали или убирали козырьки на головных уборах; использовали новые виды подтяжек. Помимо этого, были сшиты новые более просторные штормовые костюмы и чулки из ветронепроницаемой ткани. Они были дополнительным более удобным средством сохранения тепла и оказались более устойчивы к износу. Из тонкой медицинской фланели было сшито нижнее белье.

Для защиты глаз использовались снежные очки со сменными стеклами, кожаные очки с прорезями для глаз без стекол. У кого-то было и собственное изобретение - очки в комбинации с защитителем для носа. Амундсен пользовался парой обыкновенных очков с тонированными, чуть желтоватыми стеклами.

Все спальные мешки были одноместными и завязывались вокруг шеи. Для того чтобы это было проще сделать, верхняя часть спальных мешков шилась из более тонкого меха. По своему желанию участники экспедиции укорачивали или удлиняли индивидуальные спальные мешки, а также вносили другие изменения в их конструкцию.

Конструкция спальных мешков предполагала соединение трех составных частей: вкладыш, наружный спальный мешок, чехол. Из меха пыжиков и олених была сшита дюжина легких одноместных спальных мешков, которые предполагали использовать в качестве вкладышей для больших, толстых мешков при очень сильном морозе. Наружные спальные мешки были сшиты из меха оленей и весили около 6 кг. Чехлы для спальных мешков были сделаны из ткани для наперников. Они были намного длиннее спальных мешков и завязывались наверху, для того чтобы снег не попадал внутрь во время дневных переходов. На ночь участники экспедиции повязывали чехлы для спальных мешков вокруг шеи для того, чтобы не допустить образование ледяной корки на меховой поверхности, которая появлялась из-за осаждения влаги при дыхании. Амундсен не рекомендует использовать для пошива спальных мешков тонкую шкуру с брюха животных, поскольку через нее легче проникает холод, от испарений эти участки становятся влажными, покрываются инеем. Отсыревшая каждый раз, когда человек находится в мешке, тонкая шкура начинает линять, влага распространяется все шире, и в конце концов мешок «лысеет». Прочее снаряжение включало в себя:

швейные принадлежности: нитки, иголки, пуговицы, ножницы, тесемки;

канцелярские принадлежности: писчая бумага разных форматов, перья, ручки, чернила, чернильный порошок, кнопки, мел, гуммиарабика, записные книжки, блокноты, судовые журналы, дневники для санных переходов;

кухонные принадлежности: чашки, тарелки, ножи, вилки, ложки, чайники, стаканы, котелки. Для целей экспедиции было взято 5 котелков Нансена. По воспоминаниям Амундсена, «они греют лучше других котелков, но у них есть и один минус: они занимают много места. Мы пользовались ими, когда выезжали устраивать склады, однако вынуждены были отказаться от них при переходе к полюсу»;

предметы для досуга: книги, игры, фонограф, музыкальные инструменты (пианино, скрипка, флейта, мандолина, губная гармоника, гармонь), ноты;

предметы гигиены: мыло, шампуни и т.д.;

лекарственные средства и аптечки;

спички и огнетушители;

научные приборы: маятниковый прибор, астрономический теодолит, секстанты, компасы, бинокли и т.д.;

ремни из свиных кож, сто комплектов собачьей упряжи, сделанной по образцу аляскинской. Амундсен и его спутники запрягали собак по образцу аляскинских упряжек цугом, поскольку считали, что вся сила тяги направлена по прямой, что эффективно. Кроме того, при встрече с трещинами в ледяном массиве, собаки пересекали их поодиночке, что уменьшало риск возникновения несчастных случаев. Амундсен также пишет о том, что собакам было удобнее работать в аляскинской упряжи, чем в гренландской, поскольку первая включала в себя узкий подбитый ошейник, и главная нагрузка ложилась на плечи, тогда как гренландская упряжь сжимала грудь, вследствие чего образовывались потертости. Однако позже Амундсен пишет о непрактичности аляскинской упряжки и переходе на гренландскую, а также о выработке собственной упряжи, в устройстве которой сочетались достоинства вышеуказанных типов упряжек.

страховочные веревки (длиной около 30 м, скрученные из тонкой шелковистой пряжи);

ружейные патроны;

десять пар лыж-ракеток;

керосин, керосиновые лампы;

полтонны пироксилина;

лесоматериалы.

Для зимовки был заготовлен сборный дом, подробное описание которого сделано Амундсеном: «Дом был 8 м в длину и 4 м в ширину. Высота от пола до конька - около трех с половиной м. Обыкновенный дом, с двускатной крышей и двумя комнатами. Одна, длиной 6 м, должна была служить спальней, столовой и гостиной. Другая комната, длиной 2 м, предназначалась для кухни. Из кухни через люк можно было попасть на чердак, где предполагалось хранить часть провианта и снаряжения. Стены были из трехдюймовых досок с воздушной изоляцией. Воздушная прослойка отделяла от досок наружную и внутреннюю обивку. Для изоляции использовали картон. Пол и потолок двойные, крыша одинарная. Толстые, крепкие двери стесаны по краю наискось, чтобы плотнее закрывались. Два окна: одно, в торцевой стене, с тройной рамой, другое, на кухне, с двойной. На кровлю мы взяли толь, для полов - линолеум. В комнате было две вентиляционные шахты: одна вытяжная, другая для поступления свежего воздуха. Вдоль стен шли в два этажа койки для десяти человек: у одной стены шесть, у второй - четыре. Осталось только назвать стол, табуретки для каждого и керосиновую лампу.

Половину кухни занимала плита, вторую половину - буфет и полки. Дом основательно пометили, чтобы было легче его собрать. Чтобы его не снесли антарктические бури, я попросил ввинтить по крепкому рыму в обоих концах коньковой балки и в каждый из четырех угловых столбов. Мы взяли с собой 6 метровых рым - болтов, намереваясь вбить их в лед барьера. Эти болты и рымы на доме мы думали соединить стальными тросами, которые натягивались винтовыми талрепами. Кроме того, имелись запасные цепи, их можно было перекинуть через крышу с обеих сторон, если буря станет очень свирепствовать». Обе вентиляционные шахты и колпак над дымоходом прочно крепились снаружи оттяжками. Позже Амундсен напишет о некоторых трудностях с системой вытяжки и воздухообмена, которые им периодически приходилось устранять. Зачастую люди, лежавшие на верхних койках, жаловались на жару.

В процессе зимовки с западной стороны дома была сделана пристройка в виде тамбура с двумя окнами. Ее ширина составляла 4 м, а длина второй стены - 3 м. Кроме того, был вырыт проход полутораметровой ширины вокруг дома. Его накрыли, продолжив покатую крышу до поверхности снега. На восточной торцевой стене прибили планку на соответствующей высоте, и с нее спустили на снег доски. Этот навес был прочно укреплен внизу. С тамбуром ход сообщался через боковую дверь в северной стене. Здесь можно было хранить консервы и свежее мясо. А в восточном конце хода брали снег для приготовления пищи.

Участники экспедиции использовали также палатки, рассчитанные на различное количество обитателей. Из 15 шестнадцатиместных палаток десять были старые, но крепкие. Остальные пять были куплены на военных складах. Во время перехода к полюсу участники экспедиции снабдили пять новых палаток полом из толстого брезента. Кроме них было взято 6 трехместных палаток, сшитых в мастерских военно-морского ведомства Норвегии. Они были сделаны вместе с полом из очень плотной ткани. В комплект палатки входил только один шест. Такую палатку, по воспоминаниям Амундсена, было легко поставить. Она была легкой, крепкой и удобной. Вход в нее оформлялся в виде рукава. В палатке вырезалось отверстие нужных размеров, к которому был пришит мешок, открытый с двух сторон, служивший входом в палатку. По воспоминаниям Амундсена, «в палатку со сплошным полом и таким входом даже в самый сильный буран не проникнет ни одна снежинка».

Во время плавания к берегам Антарктиды была сшита трехместная палатка из тонкого шелка, которая потом была оставлена участниками перехода на Южном полюсе. Уже в Антарктиде путешественники сделали новую палатку, сшив между собой две трехместные палатки. Эту новую палатку Амундсен характеризует так: «Во всех отношениях идеальная палатка, которой мы пользовались во время перехода к полюсу». Также уже в Антарктиде несколько палаток были перекрашены в темно-синий цвет, и для них были сделаны чехлы из коечных занавесок темно-красного цвета. Для защиты палаток от собак во время санных переходов был сделан «заборчик» из ветронепроницаемой ткани, который натягивали вокруг палатки. К «заборчикам» были пришиты петли, позволяющие растягивать их на лыжных палках. Однако путешественники не пользовались собственным изобретением, поскольку намного удобнее было строить ограду из снега.

Как пишет Амундсен, лучше всего палатка, окрашенная в темный цвет. Основная причина - лекарство для глаз. «Когда пройдешь целый день по блестящей поверхности, то пребывание в темном помещении - огромное облегчение для глаз. Также в ней теплее и темную палатку гораздо легче различать на белой поверхности, чем светлую».

Первыми при высадке на берег были поставлены две 16-местные палатки с пришитым полом. Вокруг них натянули треугольником стальные тросы - ограждения для собак. Сторона треугольника была равна 50 м. Дом было решено ориентировать с запада на восток, с входом с западной стороны. Предпосылками для такой ориентировки дома являлись особенности микроклимата, а именно: преобладание восточных ветров.

В целом базовый лагерь состоял из четырнадцати 16- местных палаток и обширных подледных помещений. Восемь из четырнадцати палаток предназначались для восьми упряжек, шесть служили складами. В трех из них лежала сушеная рыба, в одной - свежее мясо, в одной - разный провиант, в одной - дрова и уголь. Позже часть продуктов была перенесена в подледные помещения. Со временем почти все снаряжение и продовольственные запасы экспедиции были перенесены в подснежные и подледные помещения. Под поверхностью располагались не только склады, но и мастерские и другие хозяйственные помещения.

Собачьи палатки также были преобразованы. Пол в них был углублен почти на 2м, таким образом, высота палатки от пола до высшей точки потолка составляла около 5,5 м, диаметр палатки внизу достигал 4,5 м. Вдоль стен на равном расстоянии друг от друга в фирн были вбиты 12 кольев, чтобы привязывать собак.

Основными трудностями в ходе экспедиции к Южному полюсу были непроходимые сугробы, сильный ветер, температуры ниже 56 градусов С, узкие трещины во льду.


План "Фрамхейма"


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru