Антарктические экспедиции под руководством Р.Бэрда



Антарктические экспедиции под руководством Р.Бэрда

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Ричард Бэрд (1888—1957) - американский полярный исследователь, летчик, адмирал, руководитель четырех крупных антарктических экспедиций. Р.Бэрд первым пролетел над Северным и Южным полюсами, проводил географические, геологические, метеорологические наблюдения в горах Королевы Мод в 1928-1930 гг. Участвовал в исследованиях Антарктиды в экспедициях 1933 -35 гг., 1939-41 гг., 1946 - 48 гг., 1955 -56 гг.

Р.Бэрд был особенно увлечен исследованиями Антарктиды. Он писал: «Этот удивительный уголок земного шара не похож на Арктику с ее льдами, плавающими над морской пучиной в 3000 м глубиной. Антарктида - это огромный материк, где горные пики пробиваются через материковые льды, толщина которых в некоторых местах достигает 3000 - 4000 м. Площадь материка составляет более 11 млн кв. км., США и Европа, вместе взятые, не смогут покрыть своей площадью снежных просторов этого континента. Этот громадный материк - единственное место в мире, где еще сохранились огромные «белые пятна» на географических картах. Это значит, что человеческий взгляд никогда не проникал в эти районы. Поверхностное и случайное изучение геологического строения недр антарктического континента позволяет предполагать наличие огромных богатств, скрытых под массами снега и льда, вес которых исчисляется фантастической цифрой в 6 сантиллионов (6 000 000 000 000 000 000 000 000 000) т. На наветренном оголенном склоне одной из зубчатых горных вершин хребта Королевы Мод, менее чем в 400 км от полюса, я видел огромный черный пласт каменного угля».

«В Антарктике бывают невероятные морозы, - продолжал исследователь. - Средняя температура антарктических морозных дней на 40° ниже морозов в Арктике. Я сам наблюдал, как столбик термометра в скрытом под снегом, наполненном дымом домике колебался возле деления, отмеченного числом - 64. Мне также известно, что на плато Центральной Антарктиды, на высоте около 4000 м над уровнем моря, где человек еще никогда не зимовал, в течение полярной ночи температура опускается до - 73°. Такие температуры можно будет когда-нибудь использовать для нужд человечества. Здесь, в холодильнике природы, можно будет разместить склады излишнего продовольствия, которое сможет пролежать любое количество времени, являясь аварийным запасом на случай каких-либо бедствий или голода».

Предохраняющие свойства антарктических морозов не раз были проверены при нахождении старых баз, построенных предыдущими исследователями. Р. Бэрд замечал, что продукты, пролежавшие там 40 лет, оставались такими же свежими, как и в тот день, когда их положили. В морозном воздухе Антарктиды нет бактерий и окисление также невозможно. Некрашеные доски оставались совершенно белыми и ничуть не потемнели от погоды, на гвоздях не было ни малейших признаков ржавчины».

Имея огромный опыт полярных зимовок, Бэрд считает основным предметом теплой одежды малицу, то есть эскимосскую шубу. Он говорит, что эта одежда, появившаяся в результате вековой борьбы с холодом, прекрасно предохраняет от самых жестоких морозов, будучи не особенно тяжелой: малица из оленьего меха весит не больше 3 кг. Бэрд писал: «Самой чувствительной частью тела, в особенности в походе, являются ноги. Лучшие умы, посвятившие себя географическим исследованиям, мучительно и часто безрезультатно бились над разрешением проблемы обуви, пригодной для полярных переходов». По опыту описываемых им экспедиций наилучшей теплой обувью оказались пьяксы, сплошь покрытые мехом и выложенные внутри несколькими слоями войлока и слоем травы сенны. Благодаря этой траве, поглощающей влагу, нога никогда не потеет и предохраняется от сырости.

Бэрд подчеркивал значение авиации для полярных исследований, потому что, по его мнению, «огромные расстояния являются самой драматической стороной для человека в полярных районах». Он писал: «Но если настанет день, когда освоение Антарктики станет реальным делом, мы сможем иметь атомные реакторы в таких местах, как Южный полюс. Атомное тепло может позволить нам растапливать большие количества снега для постройки ровных ледяных стартовых дорожек для самолетов».

Из трудностей, которые вынуждены переживать зимовщики в Антарктиде, Бэрд отмечает нервное напряжение и бессонницу, вызванные постоянным дневным светом. «Часто мы совсем не ложились спать, пили горячий шоколад и кофе и обсуждали, какова будет жизнь на полюсе, если мы останемся здесь. Через окна наших бараков незаходящее солнце подстерегало нас каждую минуту. Мы стали жертвой обычной антарктической болезни «большой глаз». Наши глаза стали распухшими и воспаленными. Когда, наконец, изнеможение овладевало нами, мы спали и при свете».


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru