Характеристика Сибирской тундры



Характеристика Сибирской тундры

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Проф. В. В. Ревердатто, проф. В. А. Хахлов. Природа Сибири. Сибкрайиздат. Новосибирск, 1928 г. 



Глава I.

Распределение растительности.

От полярных тундр к горным тундрам 

Различные климаты, от полярного до климата сухих средне-азиатских пустынь, укладываются на безграничных просторах Сибири. Мы можем увидеть все эти смены климатических условий и соответствующей им растительности, сидя на палубе парохода, плывущего вверх по одной из наших великих сибирских рек. Особенно хорошо можно наблюдать такую смену картин природы на Енисее. Представим себе, что мы едем от устья вверх по этой реке. Раньше начала июля такое путешествие предпринять мудрено. Нередко около 15 июля в устье Енисея еще встречается мелкий, но сплошной лед. На берегах белеют полосы снега. Бесконечно ровные «тундры», покрытые мхом, лишаями и прочей жалкой растительностью, – вот что мы видим близ устья Енисея около 72° сев. широты. Такая картина нас сопровождает до с. Дудинки (69° 24') и лишь изредка, в логу, на крутом берегу, можно заметить чахлую лиственницу в зарослях ольхи и тальника. Холодная, неприветливая страна! Какое-то особенно теплое чувство вызывают первые рощи лиственниц и елей, постепенно переходящие в леса верстах в 15 выше Дудинки. Путешественник, пробывший лето в безлесных равнинах низовьев Енисея, рад этим первым жалким рощицам. Здесь конец тундры и начинаются леса. Сначала идет лес редкий, чахлый, покрытый мхами, из жалких лиственниц и елей. Около речки Игарки показывается пихта. Несколько раньше появился кедр. Недалеко от Туруханска появляется сосна и, наконец, выше Туруханска, Енисей течет на 1000 с лишком верст, почти до Красноярска, уже среди лесистых, таежных берегов. Небольшой остров степи у Красноярска, затем опять горная тайга до д. Новоселовой, где леса отходят в глубь от реки на восток и запад. Исчезают хвойные породы, с запада вплотную к берегам подходит степь, и от Новоселовой путь вверх по Енисею идет уже среди безлесных причудливых скал, склонов, далеко от реки переходящих в холмистые степи Минусинского уезда и Хакассии. Близко Минусинск. Далеко на юге чуть видны в тумане очертания гор – это Саяны. Минусинск остается позади, и мы подъезжаем к деревне Означенной, где Енисей вырывается из горных теснин на степные просторы. Саянские хребты с пятнами снега отчетливо видны в розовом закате. Горы грядой подступили к степи и замкнули в свои теснины Енисей.

Дальше в эти теснины. Степь еще пытается проникнуть в горы, но постепенно исчезают последние степные кустарники и цветы. К воде спускаются сосны, лиственницы – и вот опять мрачная горная тайга. Путь наш как-будто окончен. Безлесные, болотистые равнины – тундры севера, тысячи верст тайги, сотни верст безводных степей и опять тайга. Пойдем еще дальше, еще вверх по Енисею, в его истоки. Река становится все уже, быстрее. Таежные горы зажали ее совершенно. Река превращается в речку, мелеет. Тайга редеет. Мощное высокотравье покрывает склоны. Реки нет, одни ручьи, пятна и поля снега. Пологие плато (равнины), покрытые мхами, лишайниками.

Но ведь это же картина севера? Это тундра? Да, тундра, с теми же мхами, кустарниками и даже частью с теми же растениями – полярного севера.

Итак от тундры к тундре. Путь наш окончен.

Но где же та закономерность, о которой мы говорили выше?

По мере движения с севера на юг, вглубь континента, климат не делается теплее и суше и за степями не следуют пустыни. Мы, наоборот, за степями опять встретились с тайгой и дальше с тундрой.

 

Вертикальная зональность

 

В процессе нашего воображаемого путешествия по Енисею (которое, между прочим, совсем не трудно перевести в действительное) мы открыли еще один закон изменения климата и растительности – закон «вертикальной зональности». Мы говорили уже, что при изменении климата по поясам одновременно изменяется и растительность, образуя арктическую область (тундры), лесную область, степную область и пустынную область. Эти климатические пояса и растительные области (или, как их называют некоторые ученые, «зоны») на равнине в идеальном порядке, постепенно, плавно сменяют друг друга с севера на юг. Это закон горизонтальной, широтной зональности: климат и растительность на равнине изменяются по широте. Подобную же картину зонального изменения климата и растительности мы наблюдаем и в горах по мере подъема вверх. На каждые 100 метров температура падает приблизительно на 1°, количество влаги в воздухе и осадков увеличивается, и если горы находились в степи, то при подъеме мы сначала находим леса и климат, соответствующие лесной области, далее – тундры и климат, напоминающие арктическую область и, наконец, вечные снега, соответствующие климату ледяных пустынь полюса.

Такое явление мы называем вертикальной зональностью. Саяны, встретившиеся на нашем пути, заставили нас пройти обратно климатические пояса и растительные области в силу этого закона «вертикальной зональности».

Если бы верховья реки уходили все далее на юг по равнине, мы пришли бы в пустыни, в роде среднеазиатских, – жаркие и сухие.

Иртыш за Семипалатинском немного касается таких пустынь, прежде чем его скроют горы Монгольского Алтая.

Вот те закономерности, которые управляют распределением растительности в Сибири, которые объединяют эту растительность в крупные области, вытянутые с запада на восток. Всего таких областей в Сибири мы насчитываем шесть – это будут:

1) арктическая, 2) лесная, 3) степная, 4) пустынная, 5) альпийская и 6) Китайско-Японская.

Эти области далеко не однородны внутри на своем протяжении с запада на восток, а разделяются на более мелкие единицы по другим более сложным законам.

 

Глава II.

Арктическая область 

Южная граница арктической области определяется довольно извилистой линией, идущей, грубо говоря, вдоль побережья Северного Ледовитого моря. Почти на всем своем протяжении граница эта не спускается южнее полярного круга и только при впадении р. Оби и Таза, а также на Камчатке, она проходит значительно южнее.

Арктическая область не является однородной даже с севера на юг. Ее можно подразделить на две полосы, идущие друг за другом и называемые «зонами»: 1) тундровую зону и 2) лесотундровую зону.

Первая, тундровая зона характеризуется полным отсутствием лесов. Вторая, как показывает само название, является переходной от чистой безлесной тундры к лесной области.

Тундровая зона, не имея лесов, представляет собой громадные пространства, совершенно ровные в Западной Сибири, холмистые близ Енисея, гористые – в Восточной Сибири. Отсутствие леса возмещается зарослями кустарников: тальников, полярной березки, ольхи. Эти кустарники близ лесной границы, т.-е. на южной оконечности тундровой зоны, достигают нередко высоты по пояс, а в долинах речек еще выше. По мере движения на север, они все уменьшаются, превращаются в карликовые ползучие кустарники, потом остаются только в трещинах и углублениях почвы между кочками и, наконец, почти вовсе исчезают.

Основной покров почвы тундры составляют мхи и лишайники. На более низких сырых местах они образуют сплошной ковер, а на сухих, возвышенных, почва покрыта ими только на 1/4 и меньше. Остальное пространство занято пятнами голой почвы часто без признаков растительности.

 

Сообщества тундры 

Таким образом получается особый вид «пятнистой тундры», где мхи, лишайники и жалкие, едва приподнимающиеся над поверхностью мхов, кустарники занимают только углубления, трещины в почве между глинистыми или щебнистыми пятнами.

На более влажных местах образуются другие разновидности тундры, напоминающие очень близко наши кочкарные болота, но с зарослями пушицы арктической, красивой полярной зубровки и с большим количеством своеобразных полярных осок. Это будет кочкарная тундра. 

Иногда преобладают, особенно на северной окраине тундровой зоны, в почвенном покрове тундры лишайники, оленьи мхи и другие. Тогда мы имеем «лишайниковую тундру», но она может быть в то же время и «пятнистой». В южных частях преобладают мхи, и появляется «мховая» тундра. Разновидностей тундр много, но общие всем черты: крайняя – угнетенность деревянистой растительности, почти полное отсутствие однолетних растений, преобладание среди растений мхов, лишайников, осок и злаков и сравнительно незначительное количество двудольных растений; все растения маленькие, большей частью невзрачные. Общий характер тундры унылый и монотонный. И тем более бросаются в глаза отдельные представители арктической флоры своею красотою, искупающие общую монотонность ландшафта. На щебнистых холмах в тундре разбросаны темные, плотные дерновинки арктической звездчатки. Ее чисто белые, многочисленные, изящные цветы радуют взор, утомленный бесконечными мхами, осоками. Вот полярные красавцы: ярко желтый полярный мак и выглядывающие из плотной подушки своих листьев и окружающих лишайников крупные бледно-палевые цветы дриады. Быть может, на наших цветистых лугах эти скромные красавцы тундры и померкли бы среди ярких красок огоньков и колокольчиков, но здесь в тундре они на первом месте, и им отдают дань своим посещением немногочисленные насекомые тундры.

А вот еще оригинальный мытник, розовая головка цветов окутана шаром паутины. Это шуба цветка: нежнейшие волоски защищают его от внезапных колебаний температуры и гибели. Не мало растений в тундре покрыто густыми волосками. И все растения – маленькие, редко какое возвышается на 30-40 сантим. Еще интересный злак: у него цветы в колосках не дают семян. Слишком коротко здесь лето, чтобы они успели прорасти. В процессе длительной борьбы за существование приобрели право на жизнь такие экземпляры этого злака, у которых семена прорастают еще на самом растении и уже в готовом виде, с листьями и крохотными корешками, падают на мох тундры и укореняются очень быстро, успевая окрепнуть к наступлению холодов.

Много интересного и поучительного можно понаблюдать в этой, казалось бы, такой монотонной и неприветливой картине далекого севера.

Но в тундровой зоне мы имеем не только различные разновидности тундры, в общем сходные между собой. На крутых береговых склонах больших рек мы сразу попадаем как бы в другой мир. Заросли ольхи по-пояс и выше, масса ярких цветов, нередко знакомых нам из лесов и лугов, высокие зонтичные. Что же за причина, вызывающая такую резкую перемену?

Средняя летняя температура для тундровой зоны будет около +4°, а продолжительность вегетационного периода, когда возможно еще произрастание растительности, не больше 11/2 месяцев. Средняя годовая температура –13,5°.

Почва вечно-мерзлая, лишь летом оттаивающая на незначительную глубину. Часто мерзлота все лето держится непосредственно около мхового покрова и только на обнаженных «пятнах» оттаивает на 10-20 сант.

Если в летний день температура воздуха на высоте 1 метра над поверхностью почвы будет около +10°, то на поверхности лишайников она поднимается нередко до 20°–25°, на глубине же каких-либо 3 сантим, она опять падает до +5°. Совершенно очевидно, что этими соотношениями объясняется низкий рост растений, склонность их образовывать дерновины, подушки (ведь у поверхности земли теплее).

Близкая мерзлота и низкая температура почвы препятствуют распространению древесной растительности.

На береговых склонах почва оттаивает значительно глубже, лучше прогревается и просушивается. Вот причина пышного развития растительности береговых склонов арктической области. Вот почему нередко на таких склонах мы находим представителей наших лугов, требующих более тепла, чем они могут найти в окружающей тундре.

Лесотундровая зона имеет много признаков лесной области, и самый главный – это присутствие деревьев, разбросанных или в виде отдельных островов, или в виде немногочисленных сильно разреженных и угнетенных лесов. Почвенный покров – мховый и лишайниковый. Цветковые растения в значительной степени еще те же, что в тундре, но уже появляются лесные растения, и количество их, по мере продвижения на юг, все увеличивается. Там, где арктические растения почти совершенно исчезают – будет приблизительно южная граница лесотундровой зоны, а следовательно, и арктической области вообще. Появление лесов в арктической области заставляет ожидать и смягчившихся климатических условий. И на самом деле климат здесь характеризуется средней температурой вегетационного периода уже в +9,5°, средняя годовая –7,6° и продолжительность вегетационного периода не меньше двух месяцев.

Наиболее выносливыми древесными породами являются лиственницы. Сибирская и даурская лиственницы образуют лесную границу, причем сибирская лиственница с запада доходит до водораздела Енисея с Леной и здесь сменяется даурской лиственницей, идущей далее на восток.

Вся лесотундровая зона – это арена непрерывной, ожесточенной борьбы деревьев с суровыми климатическими и почвенными условиями, ставящими им предел распространения на север, – борьба леса с надвигающейся тундрой. Изуродованные, искалеченные, поросшие лишайниками деревья стоят под убийственным дуновением полярных ветров. Всюду можно видеть трупы уже погибших деревьев.

Несколько южнее границы леса в Западной Сибири присоединяются к лиственнице сначала ель, потом пихта, а на востоке, за Колымой, этих деревьев в лесотундре мы не найдем. Там, к образующей лесную границу даурской лиственнице, присоединяются с юга низкорослый кедр и душистый тополь.

Состав травянистой растительности арктической области в целом постепенно меняется с запада на восток, от Урала до Камчатки. Одни виды постепенно заменяются другими, нередко близкими и внешне часто сходными. Здесь по внешнему виду мы не видим нарушения общего сходства характерных сообществ запада и востока.

На восток от Енисея равнинный характер тундры и лесотундры начинает исчезать, и появляются довольно значительные возвышенности, горы. Здесь следует ожидать уже выявления закона вертикальной зональности. И в самом деле, в лесотундровой зоне уже сравнительно небольшие горы, видимые, например, на северо-восток от Туруханска, одеты на верху почти все лето снегом, совершенно безлесны и покрыты щебнистой и лишайниковой тундрой. Таким образом, здесь единственная зона, появляющаяся вследствие вертикальной зональности среди лесотундры – будет тундровая.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru