Очерки физической географии Восточносибирского края



Очерки физической географии Восточносибирского края

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: К.Н. Миротворцев. Очерки физической географии Восточносибирского края. ОГИЗ. Москва – Иркутск. 1933 г.  



Очерк I

Сравнительная характеристика основных физико-географических элементов 

Орография

Восточно-сибирский край

Высокое положение над уровнем моря, почти весь район занят Среднесибирским плоскогорьем и нагорьями (Саяны, Забайкалье, Витимское).

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Более низкое положение над уровнем моря, преобладание низменностей, только юго-восток занят Алтайскими горами.

 

Дальневосточный край

Гористый характер периферических поднятий Вост. Азии, круто опускающихся к Тихому океану и более пологих к западу. Нет ни обширных низменностей, ни плоскогорий.

 

Якутия

Чередование поднятий (плоскогорий), впадин (котловин), горных хребтов и отдельных гор.

 

Гидрография

Восточно-сибирский край

Ангаро-Енисейский бассейн и верховья Лены и Амура, близко сходящиеся, благодаря чему создается возможность связать их между собою сетью каналов и сделать Восточно-Сибирский край и в частности Забайкалье центром водотранспортной связи Монголии, Дальнего Востока, Якутии, Зап. Сибири и Европы (через Сев. Морской путь). Крупнейшее в СССР и самое глубокое озеро Байкал. Р. Енисей – единственная из сибирских рек, доступная для крупных морских судов на несколько сот км вверх по реке. Самые большие запасы водной энергии на порожистых реках.

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Обь-Иртышский бассейн. Через Иртыш существует связь с Зап. Монголией, Сев. Морской путь через Карское море связывает с Европой. Большие и многочисленные степные озера пресные (Чаны) и соленые (Кулундинское и др.)

Большие болотистые пространства Нарымского края, р. Обь недоступна для больших морских судов. Водной энергией менее богат, чем Вост. Сибирь.

 

Дальневосточный край

Амурский бассейн – связь с Тихим океаном и Манчжурией (через Сунгари и Уссури). Большое озеро Ханка. Кроме побережья Сев. Полярного моря, омывающего также берега соседних районов, длинная линия побережья более теплых и доступных морей Тихого океана (Берингова, Охотского и Японского)

Р. Амур в устье заграждена баром, мешающим проходу морских судов.

 

Якутия

Ленский бассейн и др. реки Сев. Полярного моря: Индигирка, Колыма, Яна, и т. д., дающие возможность организовать связь ЯАССР с Тихоокеанским побережьем чрез Сев. Поляр, море и восточный проход Беринговым проливам.

Реки для морских судов недоступны, в верховьях порожисты и богаты водной энергией. Обилие неглубоких пресных озер на севере.

 

Климат

Восточно-сибирский край

Более значит, континентальность по сравнению с Западносиб. и Дальне-вост. краем и меньшая по сравнению с Якутией.

Температуры года (1° до -16°) и зимы (–20° до –33°) ниже Зап.-сибирск., но выше, чем в Якутии.

Осадков от 200 до 450 мм, малый снежный покров, большое распространение вечной мерзлоты, достигающей в Забайкалье наиболее южных широт во всей Сибири.

Безветренная погода, высокое атмосферное давление зимой и низкие абсолютные минимумы температуры даже в южной части края (Верхоленск, Нерчинск). Сильное распространение явлений:

Инверсии температуры. Линии зимних изотерм круто направлены на юго-восток, а летних – на сев.-восток.

Краткий вегетационный период (в земледел. полосе ок. 90–100 дней), частые случаи возврата холодов весною и ранние заморозки в конце лета.

Малая облачность и обилие часов солнечного освещения, особенно в Забайкалье.

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Влияние Атлантического океана более заметно, чем в Вост. Сиб. Темпер. года от + 2° до –12° и зимы от –16° до –28°.

Осадков больше, чем в Вост. Сибири, особенно в средней таежной части, снежный покров толще. Зимою сильные бураны. Линии изотерм менее отклоняются от направления параллелей. Вегетационный период значительно длиннее, особенно на юге. Вечная мерзлота только в тундровой полосе

 

Дальневосточный край

Влияние Тихого океана, муссонный климат, большое количество атмосферных осадков (от 300 до 800 мм), ураганы на побережье. Широкое развитие вечной мерзлоты к северу от Сахалина и верхн. течения Амура.

Изотермы направлены вдоль побережья от юго-зап. к сев.-востоку.

Лето сырое и за исключением Уссур. края и Зейско-Буреинской низменности, холодное. Вегетационный период на юге длиннее, чем в Вост. Сиб., а на севере короче.

Ср. годов. температура от +4° до –14°

 

Якутия

Сильная континентальность, низкие температуры зимы (–32° до –48°) и года (–8° до –17°), наиболее низкая абсолютно температура для всего материка Евразии (в Верхоянске –67°). Лето относительно жаркое по срав-нению с другими районами соответствующих широт, но короткое. Почти повсеместное распространение вечной мерзлоты, встречается ископаемый лед. Осадков мало (200–250 мм). Обычны явления инверсии температуры в горных районах.

Сибирский отрог Ср. Азиатского антициклона зимою, поэтому преобладание тихой и ясной погоды.

 

Почвы

Восточно-сибирский край

Подзолистые лесные почвы в тайге, причем оподзоленность в южной тайге не очень велика, благодаря тому, что почвы залегают на известковистых горных породах.

В лесостепи и степи черные суглинки и деградир. чернозем, на юге Забайкалья пятна каштановых почв и солонцов. Вертикальная зональность, различие экспозиции склонов и разнообразие горных материнских пород делают почвенный покров весьма пестрым. Более или менее обширные площади однотипных почв, залегающих в одинаковых условиях и допускающих одинаковые методы их использования, встречаются довольно редко.

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Правильная зональность почв от тундровых на севере до полупустынных на юге. Подзолы тайги залегают на мягких наносах, много болот как в зоне тайги, так и в лесостепи. Широкая полоса черноземов, суживающаяся к востоку.

Каштановые почвы и различные виды солонцов, обилие соленых озер в южной степи.

Однотипные почвы встречаются большими площадями.

 

Дальневосточный край

Преобладают разновидности болотных и других почв избыточного увлажнения.

Значительные по размерам, удобные для эксплуатации участки однотипных почв встречаются только в Приханкайской низменности и в Приамурских луговых степях (Зее-Буреинская низменность).

 

Якутия

Преобладают подзолистые болотные и торфяно-болотные почвы. Замечательно присутствие солончаковых образований (интразонально) в таежной полосе.

 

 

Растительность

Восточно-сибирский край

Основные зоны – тундра, тайга и лесостепь со степью. Тундра гипновая и лишайниковая. В лесотундровой полосе главными породами леса являются лиственница, реже ель. Среди кустарников березка с железистыми веточками (bеtula exilis).

Тайга спускается далеко на юг, сливаясь с тайгой горных районов юга. Основные породы леса: лиственница сибирская и даурская, сосна, кедр.

Лесостепь и степь не занимают сплошной непрерывной зоны, а состоят из отдельных пятен-островов, отделенных друг от друга горнотаежными пространствами. Степи занимают более или менее широкие долины и склоны гор.

Широкое распространение лесотундрового ландшафта не только на севере, но и в средних широтах юго-восточной части края в пределах Витимско-Олекминского района.

В юго-восточной части встречаются представители манчжурской флоры

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Зоны – тундра, тайга, лесостепь и степь. Тундра бугристая, сфагновая и кустарниковая. В лесотундре – сиб. лиственница и др. хвойные, ерниковая европейская березка (Betula nana).

Тайга только в районе Кузнецкого Алатау опускается к югу в пределы Алтайских гор, на остальной территории сменяется лесостепью значительно севернее (по линии от Тюмени к Новосибирску).

Основные породы леса –  пихта, ель, кедр, лиственница, сосна, береза. Много лесов заболоченных.

В горах Алтая встречаются островки третичной реликтовой растительности (липа и нек. травы).

Лесостепь характеризуется луговыми степями и березовыми колками.

Пески по долинам рек заняты сосной. Горная тайга на Алтае состоит из пихтово-кедровых лесов в сев. части и лиственничных боров на южных склонах.

В равнинной части Зап. Сибири наблюдается зональная смена растительности от таежной до полупустынной.

 

Дальневосточный край

Зоны – тундра, тайга, широколиственные и смешанные леса, луговые степи. Тундра лишайниковая кустарная и травянистая.

В лесотундре – кедровый сланик, тополь.

Тайга занимает район к сев. от Амура.

Охотское побережье, Камчатка, Уссурийский край составляют самостоятельные области, характеризуемые деревьями, не встречающимися в остальной Сибири: аянская ель, береза Эрмана, корейский кедр, манчжурский орех и т. д.

Типичных степей нет, имеются заливные луговые пространства с полуболотной почвой.

 

Якутия

Зоны – тундра, тайга. Интразональные луга и лесостепные образования.

В лесотундре – даурская лиственница.

Тайга из даурской лиственницы, по горам стелющийся кедр, в восточной части по долинам примешивается тополь. Сосна только в юго-западной части, высокоствольный кедр почти отсутствует. Из крупных лиственных пород только береза.

 

 

Животные

Восточно-сибирский край

Животный мир относится к Восточному отделу Палеарктической области.

Западные формы к востоку исчезают и примешиваются формы нагорной Азии, Даурии и Приамурья.

Местными подвидами являются: енисейский соболь, енисейский бурый медведь, баргузинский соболь, забайкальская белка и др.

В реках Полярн. бассейна отсутствуют лососевые. Нет раков. Своеобразная фауна Байкала.

Пушные звери (белка, соболь) имеют более темную окраску.

В Забайкальских степях обитает тарбаган.

 

Зап. Сибирь (включая Западносиб. край и Тобольский север Уральск, обл.)

Животный мир относится, кроме Алтайско-Саянской части, к зап. отделу Палеарктики. Не далее Енисея заходят многие европейские формы (напр., обыкн. гага, дупель, лесная куница, соловей, серая ворона).

Наибольшее сходство с фауной соответствующих широт Европы. Пушные звери имеют более светлую окраску.

Обско-Иртышский бассейн богат рыбой (осетр, стерлядь, нельма и др.).

 

Дальневосточный край

Своеобразный животный мир Камчатки, Уссурийского края и Амура (тигр, енотовидная собака, пятнистый олень, медведь рыболов, уссурийский фазан и др.).

В реках – лососевые породы рыб, белуга, амурский осетр, встречаются речные раки.

Разнообразная фауна морей и побережья (морской бобр, котик, командорский песец и т. д.).

 

Якутия

Кроме обычных восточно-сибирских форм имеется ряд эндемиков-грызунов и землероек, снежный баран, колымский суслик, верхоянский сурок, колымский лось.

Заметно влияние Америки (в пределах Колымского и Чукотского полуостровов).

Фауна рек относится к ледовитоморской ихтиологической провинции.

Лососевые рыбы, обычные на Дальнем Востоке, здесь не встречаются.

 

 

Очерк II

Геоморфология

(орография и геологическое строение)

 

Восточносибирский край, вообще мало еще исследованный, почти научно не освещен со стороны геоморфологического строения его поверхности. Для многих частей края нет даже данных обыкновенной топографической съемки и нередко обозначенные на существующих географических картах реки имеют в действительности совершенно иное направление своего течения или находятся на расстоянии нескольких десятков и сотен километров от того места, где они значатся на карте. Что же касается гипсометрических более или менее крупного масштаба карт, дающих действительное представление о рельефе страны, то такие карты имеются лишь для некоторых пограничных с Монголией и Манчжурией южных частей края. Не так много можно найти и результатов барометрического определения высот. Существующие обзорные физические карты дают лишь в общем вернее представление о территории края, как о стране с преобладанием возвышенностей, с разнообразным и сложным рельефом, в изображении же на этих картах отдельных деталей рельефа откроется еще не мало ошибок.

Там, где на старинных картах картографы тщательно вычерчивали хребты по водоразделам, там во многих случаях оказались плоские, иногда даже не очень высокие возвышенности, как, напр., на водоразделе Ангары и верхней Лены и т. д.

Специальных геоморфологических исследований в крае почти не было, за весьма немногими исключениями. Всего ближе к генетическому изучению рельефа были работы геологов, особенно за последнее время, большинство же имеющихся данных об устройстве поверхности края имеет характер топографических или орогидрографических описании. Геологи далеко еще не пришли к соглашению относительно многих вопросов стратиграфии и тектоники, что также создает большие затруднения для геоморфологической характеристики края. Поэтому в дальнейшем мы даем краткий очерк, который можно назвать скорее очерком орографии и топографии края, чем геоморфологической характеристикой, которая для всего края еще никем не написана. Добавленные в конце очерка краткие сведения по геотектонике и геологии отчасти восполняют недостаток такого топографо-орографического описания.

 

Орография. По устройству поверхности Восточносибирский край отличается большим распространением положительных форм рельефа. Площади, занятые возвышенностями, значительно преобладают над низменностями, как это можно видеть на любой гипсометрической карте Северной Азии. Наиболее высокие горные пространства в виде дуги, вогнутой к северу, окаймляют по южной границе центральную часть края, которая в виде Среднесибирского плоскогорья или плоской возвышенности, расширяясь в меридиональном направлении, протягивается к северу почти до морского побережья. Юго-западная граница края, начиная от Енисея, в районе рр. Маны и Сисима, до оз. Байкала занята системой Саянских гор, почти не изученной, во многих своих частях трудно доступной и мало посещаемой даже охотниками. Около 54° сев. шир. на меридиане г. Канска (96° в. д.), к югу от так называемого Канского белогорья, выгнутая к северу дуга Саян достигает своей наиболее северной части. Отсюда на юго-запад тянется цепь Западных Саян, сливающихся на широте Телецкого оз. с хр. Сайлюгемом, а на юго-восток тянутся массивы и хребты Восточных Саян, основной осью которых принято считать хребет Ергик-Таргок-Тайга. Хребты Майского белогорья, хр. Крыжина и некоторые другие, протягивающиеся по направлению к Енисею от этого узла, точно также, как Канское и Игарское белогорья, находящиеся севернее, также обычно включают в общую систему Восточных Саян, хотя некоторые географы предпочитают выделять их в самостоятельную систему Северных Саян (Некоторые географы считают, что название Ергик-Таргок-Тайга применимо лишь к ю.-зап. хребту Саян, другие (Берг) считают, наоборот, применимым это название лишь к хребту, идущему на ю.-в. от наиболее северной оконечности Саянской дуги. Существует также мнение о необходимости выделения этого хребта (отождествляемого с урянхайским названием Тазарма) в группу Северных Саян (Попов). Орография Саян, особенно сев.-зап. и центральной части, настолько мало еще известна, что трудно пока разобраться во всех взаимоотношениях отдельных гор и хребтов, самое название которых точно не установлено. Саяны – это не хребет в обычном смысле этого слова, а сложная сеть горных возвышенностей и горных цепей, составляющих обширную горную страну).

Средняя высота Восточных Саян около 2000 м, но отдельные вершины поднимаются значительно выше, достигая в южном узле (горные вершины Мунку-Сардык) высоты в 3475 м. В рельефе Восточных Саян преобладают массивные округленные формы гор с более или менее крутыми склонами и широким ровным или слабо волнистым гребнем. В некоторых местах встречаются и альпийские формы с зубчатым пилообразным и скалистым гребнем, таковы Тункинские и Китойские Альпы и некоторые другие. Значительные пространства Восточных Саян, особенно в средней и северной части, представляют живописный ландшафт средних гор, покрытых хвойным лесом. Часто встречаются в горах снежники, не стаивающие вообще или стаивающие только к концу лета, еще чаще поднимаются гольцы, состоящие из оголенных россыпей камней, каменных гребней и плоских вершин. На наиболее высоких частях Восточных Саян встречаются небольшие ледники и фирновые поля. Наиболее крупные ледники известны на Мунку-Сардыке, имеются также ледники на гольце одного из правых притоков М. Агула и на Хара-Хардын у перевала Тенгыз. Часто встречаются следы бывшего более обширного оледенения в виде каровых озер и бараньих лбов. Бывшие ледники, судя по остаткам конечных морен, спускались до высоты около 1 000 м и ниже и имели иногда длину до 50 км. Акад. Обручев признает для Саян два периода оледенения, а проф. Львов устанавливает даже четыре периода. Некоторые долины многочисленных речных потоков в своих верховьях среди альпийских болот и тундр широки и имеют пологие склоны, ниже же по течению реки врезаются глубоко, образуя мрачные ущелья, пороги и водопады, и только выходя в предгорья или в широкие долины, снова приобретают более спокойное течение по более пологому и широкому руслу.

О наиболее хорошо известном юго-восточном участке Восточных Саян проф. А. В. Львов дает следующую геоморфологическую характеристику. «В геоморфологическом отношении район представляет сильно расчлененную высокогорную страну, заполненную системой отрогов, отходящих в сев.-западном, северном, северо-восточном и юго-восточном направлениях от пограничного Саянского кряжа и служащих водоразделами между левыми притоками Ангары... Восточный Саян или Гурбидабан отделяет системы р. Иркута от системы р. Ури, левого притока Селенги. Тункинские, Китойские и Бельские Альпы служат соответственно водоразделами бассейнов рек Иркута, Китоя, Оспы и Б. Белой».

«Просматривая на карте высоты этих гор, не трудно убедиться, что они достигают приблизительно одинаковой высоты в пределах от 3 000 до 3 300 м для Тункинских Альп в горбу поднятия, 2 500 – 3 000 м – в Китойских и Бельских и от 2 000 до 2 500 м в Саянах. Все это определенно указывает, что эта высокая горная страна, несмотря на глубокое расчленение ее эрозионными процессами, представляет собой не что иное, как древний пенеплен, приподнятый на значительную высоту. Так как на многих выдающихся вершинах сохранились еще шапки базальтовых покровов, то очевидно, что это поднятие древнего пенеплена произошло сравнительно недавно, после излияния базальтов, от сплошного некогда покрова которых остались только отдельные обрывки на выдающихся вершинах гольцов... Судя по резкости рельефа, поднятие древнего пенеплена еще не закончилось. Это поднятие и послужило импульсом к углублению речных долин в связи с новыми циклами эрозии. Таким образом, Саяны, Тункинские, Китойские и Бельские Альпы представляют типичные горы размыва или остаточные горы».

В. В. и Н. В. Ломакины, исследовавшие горную область, лежащую к юго-западу от Байкала, между долиной р. Иркута и монгольской границей, т. е. юго-восточный конец Саян, считают это пространство широким нагорьем, «среди кажущегося на первый взгляд хаотического строения поверхности которого можно установить общий план и закономерность в распределении повышенных участков и впадин (Землеведение. 1930, т. XXXII, в. 1-2, стр. 22). В основе мы имеем здесь четыре линии хребтов, параллельно вытянутых в широтном направлении и отделенных друг от друга понижениями, которые имеют характер как бы впадин». «Из хребтов два северных более высоки и представляют поднимающиеся за пределы лесной растительности гольцы, а два южные – более низки и покрыты целиком лесной растительностью... Все хребты имеют очень крутые северные склоны и более пологие южные».

«Одной из наиболее характерных особенностей нагорья является плосковерхость образующих его гор и хребтов. Почти везде по верхам хребтов мы видим ровные и плоские поверхности, представляющие иногда настоящие равнины». «По своему положению среди окружающей местности и взаимному расположению плосковерхие горы различаются друг от друга. То плоские и ровные поверхности протягиваются непрерывно по верху длинного хребта, то располагаются одна над другой и образуют столовые горы со ступенчатыми склонами, то, находясь близко друг от друга, создают целые ландшафты столовых гор; то среди общей поверхности какой-либо нагорной равнины поднимаются одинокие столовые горы, господствующие над окружающей местностью». «Высокая поверхность нагорья во всевозможных направлениях глубоко разрезана речными долинами. Хребты и разделяющие их понижения, образованные в основе тектоническими процессами, которые обусловили основную конфигурацию местности, несут на себе не в меньшей степени отпечаток эрозионной деятельности». В северной части этого нагорья преобладает северо-западное простирание складок, а в южной–северо-восточное. Линия, разграничивающая области разных простираний, проходит по линии сбросовых дислокаций, ограничивающей с севера Дзан-Муринские гольцы. Сбросовые явления отмечаются также с северной части веек четырех широтных хребтов, совершенно не связанных с простиранием складок.

Так же, как проф. Львов, Ломакины указывают на остатки базальтовых покровов, образующих некоторые вершины нагорья и находящиеся обычно высоко над речными долинами за исключением южной части нагорья, где базальты залегают также на дне долин (в Цанагинской и Зымкинской котловинах).

В наиболее высоких частях нагорья часто встречаются более или менее значительные участки россыпей, состоящих из крупных (гранитных) или мелких (гнейсы, кристаллические сланцы) обломков горных пород. На крутых склонах россыпи переходят в осыпи, спускающиеся иногда довольно далеко вниз, в долины. Обломки россыпей обычно покрыты корочками разноцветных лишайников, а под ними летом можно слышать шумное журчанье ручейков.

Как геологическое строение Восточных Саян, так и их природные богатства известны очень мало. Из горных пород главное развитие имеют гнейсы, кристаллические сланцы, граниты, сиениты, известняки (в том числе и мраморы), хлоритовые и слюдяные сланцы, базальты. Среди известняков встречаются пещеры с остатками культуры каменного века, как, например, знаменитая группа Бирюсинских пещер (к югу от Красноярска), Нижнеудинская пещера и другие. На дне некоторых долин встречаются излияния базальтов и туфы небольших вулканов, как, напр., вулканов около деревни Талой в долине р. Иркута; такие же молодые, но еще более значительные по размерам вулканы известны на Оке, Джиде и возле оз. Косогола. Из полезных ископаемых можно назвать месторождения слюды, графита, асбеста, ляпис-лазури, нефрита, мраморов и драгоценные камни. Из металлов – золото рудное и россыпное, полиметаллические руды, признаки платины, а также обнаружены в предгорьях, по р. Оноту, железистые кварциты. Много минеральных источников как холодных, так и теплых. Но все это лишь случайные находки, настоящие систематические поиски и разведки только начинаются, точно так же, как лишь теперь приступают к систематическому изучению растительности и животного мира Саян. Эти изучения могут открыть нам новый район богатейших производственных возможностей как в области использования недр, так и в организации горного, сельского, лесного и курортного хозяйства.

В настоящее же время Саяны почти необитаемы, за исключением предгорий и некоторых долин в горах, как, например, Цанагинская котловина на Джиде, Тункинская и Торская котловины по р. Иркуту, долина верхней Оки, Тофалария и некоторые разбросанные по горной тайге заимки русских и кочевья сойот-урянхов. Возле южной оконечности Байкала к Восточным Саянам примыкают горы, окружающие озеро Байкал.

Почти прямо на восток от Восточных Саян, по южному берегу Байкала до р. Селенги тянется хр. Хамар-Дабан, являющийся естественным продолжением Вост. Саян и служащий водоразделом между Селенгой и Байкалом. Крутые в сторону Байкала и более пологие в сторону долины Селенги склоны Хамар-Дабана густо поросли кедровым лесом, некоторые вершины, выступая за пределы леса, представляют гольцы с каменными россыпями, покрытыми кедровым слаником, альпийскими растениями, а выше мхами и лишайниками с редкими полярными кустарниками. На Хамар-Дабане, также, как и в Саянах, имеются ясные следы бывших оледенений.

По северному берегу Байкала протянулись горы, из которых ближайшие к берегу известны под названием Приморского хребта, продолжением его к северу от параллели о. Ольхона служит Байкальский хребет. Приморский хребет – это горст, поднявшийся над грабеном Байкала. Входящие в состав eго возвышенности имеют характер массивных гор из кристаллических пород – гнейсов, известняков, метаморфических сланцев, конгломератов и т. д.

Поверхность Забайкалья представляет почти везде чередование более или менее высоких горных плато и цепей с речными и озерными долинами, более или менее широкими и глубокими. Простирающийся с юго-зап. к сев.-востоку от верховьев pp. Чикоя, Хилка, и Ингоды до р. Каренги, правого притока Витима, Яблоновый хребет делит Забайкалье на две неравные части – западную или Байкальскую Даурию и восточную, известную под названием Нерчинской Даурии или Восточного Забайкалья. Последнее является (по Зюссу) нижним восточным уступом Саянско-Байкальского нагорья, т. е. всей горной системы В. Саян, Байкальских гор и Забайкалья. Байкальскую Даурию делят еще на Селенгинскую Даурию и Баргузинскую тайгу с примыкающей к ней южной частью Витимского плоскогорья.

Начинаясь от р. Арей, как продолжение находящегося от него к Юго-западу Малханского хребта, Яблоновый хребет служит водоразделом сначала между р. Хилком и Ингодой, затем между р. Читой прит. Ингоды) и Кондой (прит. Витима) и заканчивается между Витимом и правым притоком его Каренгой. Прямого и непосредственного, как это до сих пор можно видеть на многих географических картах, продолжения далее на сев.-восток в виде Станового хребта Яблоновый хребет не имеет. В юго-западной части хребет имеет до 80–90 км ширины, на севере – ок. 30–35 км. Вершина водораздела на всем протяжении юго-западной части представляет широкое плоскогорье, покрытое густым лесом, кое-где поднимаются плоские и невысокие вершины с очень пологими склонами. Высшей точкой Яблонового хребта является голец Б. Саранакан (1610 м) к сев.-востоку от г. Читы. Долины и даже плоские вершины хребта часто заболочены, во многих местах установлено наличие «вечной мерзлоты». В осевой своей части хребет состоит из древних слоисто-кристаллических пород, образующих часто причудливой формы скалы и обильные каменистые россыпи.

В Селенгинской Даурии, кроме Хамар-Дабана, различают еще целый ряд хребтов, имеющих протяжение с юго-запада на сев.-восток и служащих водоразделами между реками, составляющими бассейн р. Селенги. Таковы Моностой, Цаган-Дабан, Джидинский, Малханский, Мензинский и др. Долины среди гор местами расширяются и известны под названием степей, каковы, напр., Боргойская, Тамчинская, Загустай, Тугнуйская и другие.

Продолжением Хамар-Дабана, к северу от устья Селенги, служит хр. Улан-Бургасы. К северу от устья р. Баргузина вдоль берега Байкала тянется хр. Баргузинский, составляющий юго-западную границу Витимского плоскогорья, ограниченного с юга и востока р. Витимом. Плоскогорье имеет монотонно равнинный или холмистый характер и образует довольно значительное понижение в районе Баунтовского оз. Высота Витимского плоскогорья в среднем около 1 000 м, отдельные вершины поднимаются до 1500 м и редко выше. Древние кристаллические породы, из которых состоит плоскогорье, местами перекрыты более поздними покровами базальтов.

Во многих местах имеются совершенно ясные следы древнего оледенения – морены, ледниковые плотинные озера (как, напр., Орон, Ничатка) и т. д. Рельеф плоскогорья мало расчленен, за исключением каньонообразных долин крупных рек и отдельных хребтов и вершин, частью вулканических (потухшие вулканы Мушкетова и Обручева). Часто встречаются обширные заболоченные и трудно проходимые пространства, тождественные северной лесотундре.

К северу от Витимского плоскогорья, в верхнем течении реки Б. Патома и ее правых притоков, расположено Патомское нагорье, резко возвышающееся над приленской частью Среднесибирской платформы. Патомское нагорье, подобно Витимскому, представляет собою древнюю размытую плоскую возвышенность с широкими плосковыпуклыми водоразделами и корытообразными долинами среди мягких известняков и сланцев и с узкими ущельями среди кварцитов и песчаников. Средняя высота нагорья 1 200–1 300 м абс. высоты, водоразделы поднимаются до 1 500 м.

Витимо-Патомский район во многих своих частях еще мало известен, несмотря на то, что его богатство золотыми россыпями привлекало к себе внимание золотоискателей. Население пока редкое, но в районах добычи золота бывают временные значительные скопления людей. Среди первобытной суровой природы Витимского плоскогорья особенно резко выделяются такие районы как бывших, так и настоящих приисков. Влияние деятельности людей на изменение природных условий здесь можно наблюдать с особенной очевидностью.

Восточнее Яблонового и Малханского хребтов в Вост. Забайкалье расположены хребты Черского и Даурский, к юго-востоку от которых встречается ряд невысоких горных возвышенностей, известных под именем хребтов Борщевочного, Эрмана, Нерчинского, Адун-Челонских гор и др. В южной части Борщевочного хребта, в верховьях р. Ингоды, поднимается вершина Сохондо (2 530 м), считавшаяся ранее самой высокой горой Забайкалья, а теперь уступившая первенство гольцу Барун-Шебетуй (2556 м) в верховьях р. Чикоя и Чикокона, куда из Монголии заходят отроги хребта Кентей.

Юго-восточный угол Забайкалья между Ононом и Аргунью имеет почти равнинный характер степей, аналогичных с соседней Монголией.

К северу от р. Шилки, на водоразделе между Шилкой и Витимом одной стороны и р. Олекмой с другой находится горная страна, по которой проходит извилистая линия Олекминской части Станового водораздела (между Леной и Амуром). Весь этот район, лежащий к сев.-востоку и востоку от Витимского нагорья, весьма мало известен, не имеет постоянного населения и орография его совершенно не выяснена.

Относительно района в верховьях р. Олекмы и его верхних притоков–Тунгира, Нюкжи и др. известно, Что все это пространство представляет собой настоящую горную страну, где горы не образуют непрерывную цепь, но расположились группами в самых различных направлениях и разделены между собою долинами, образующими настоящий лабиринт. Большие площади покрыты болотами или марями. Везде можно проследить распространение вечной мерзлоты на различной глубине от поверхности почвы (от 1 до 40 см). В долине среднего течения Тунгира на глубине до 2 м обнаружен даже лед, покрытый суглинком и моховым покровом.

Среди горных хребтов и сопок Забайкалья в некоторых местах имеются значительные более или менее ровные пространства, связанные с долинами рек и озер и известные под именем степей. Происхождение их не всегда достаточно ясно. Таковы, напр., кроме указанных выше степей Селенгинского района, степи Баргузинские, Еравниские, Нерчинские, где среди окружающей их горной тайги имеются участки степной почвы и растительности.

Горы Восточных Саян и Байкальские ограничивают с юга так называемое Среднесибирское плоскогорье (Ак. Обручев называет эту область плитой или шельфом, ак. Ферсман относит ее к глыбам или щитам, а проф. Тетяев, ак. Борисяк и др. называют платформой), занимающее громадное пространство между Енисеем и Леной и сливающееся с возвышенностями к востоку от среднего течения р. Лены. Постепенно понижаясь к северу, плоскогорье около 70° с. ш. уступами переходит в прибрежную Северно-сибирскую низменность.

Среднесибирское плоскогорье в большей своей части сложено из древних, горизонтально залегающих пластов известняка, сланца и песчаника, прорванных и покрытых местами излившимися из глубин кристаллическими породами, известными под общим именем «сибирских траппов» (Трапповые интрузии и покровы встречаются от линии жел. дор. на юге (напр., по р. Ия около Тулуна) до острова Диксона на севере. Геохимическими исследованиями 1931 г. обнаружены излияния траппов также в пределах В. Саян (между рч. Тумугу и Вакирка). Экспед. Всесоюзн. Ак. н., 1931 г., стр 51). Реки, сбегающие на плоскогорье с нагорий, находящихся южнее, а также берущие свое начало на восточной, более высокой, части плоскогорья, проложили более или менее широкие и глубокие долины, между которыми остались плоские водоразделы, напоминающие не высокие хребты, напр., Березовый, Илимский, или же столовые возвышенности (напр., Манзурская возвышенность), в зависимости от направления рек и покровов траппов, представляющих наиболее значительные препятствия для размывающей деятельности текущих вод. Там, где реки прорезывают толщи траппа, кристаллического известняка или песчаников, образуются глубокие ущелья с почти вертикальными стенами («щеки»), а на реках появляются каменистые перекаты и пороги, имеющие часто серьезные и трудно преодолимые препятствия для судоходства, но в то же время делающие реки мощным источником энергии (пороги на р. Ангаре и ее притоках, на Енисее, Витиме и т. д.).

Наиболее благоприятные для жизни природные условия имеются в южной части этого плоскогорья, там, где выходящие с Саянских гор реки размыли широкие долины, где рельеф более спокойный и мягкий, а таежная растительность уступает место смешанному лесу и лесостепям и даже степным участкам. Лесостепи и степи, являясь продолжением на восток лесостепной зоны Западной Сибири, не имеют характера того сплошного, широкого и спокойного залегания, которое свойственно Западносибирской равнине. Неровности рельефа разбили эту лесостепную зону на ряд отдельных волнистых и холмистых участков, островов лесостепи и степи среди подавляющего моря тайги. К числу таких образований относятся лесостепи Красноярско-Канские, Черемхово-Иркутские, Балаганские, Верхоленские и Косая степь (последняя уже в пределах Северо-Байкальского нагорья) (Балаганские лесостепи известны обилием гипсовых месторождений и широким развитием карстовых явлений – пещерами, воронками, провалами и т. д.). Эти, примыкающие к предгорьям лесостепные участки, прорезанные лучшими путями края – железной дорогой и старым московским трактом, являются наиболее населенными и наиболее хорошо исследованными. Здесь сосредоточены производственные центры края как сельскохозяйственные, так промышленные.

На западной окраине Среднесибирского плоскогорья, между р. Каном и Подкаменной Тунгуской, поднимается Енисейский кряж, представляющий горную страну с рядом хребтов и столовых возвышенностей. Горы Енисейского кряжа не превышают высоты в 1 000 м и почти сплошь покрыты хвойной тайгой, среди которой по долинам горных рек разбросаны золотые прииски.

Громадный район приблизительно к северу от 60° с. ш., занятый северным продолжением Среднесибирского плоскогорья, Северносибирской низменностью и восточной окраиной Западносибирской, низменности, издавна известен под названием Туруханского края. Рекой Енисеем Туруханский край разделен на две неравные части –  западную, составляющую часть Западносибирской низменности (в среднем ок. 50 м над уровнем моря) и восточную на Среднесибирском плоскогорье. Однообразный рельеф Западносибирской низменности нарушается не высокими ответвлениями Енисейского кряжа, простирающимися на сев.-сев.-запад в область Западносибирской низменности на левом берегу Енисея.

Восточная половина Туруханского края представляет размытое плато со средней высотой от 500 до 600 м, имеющее общий уклон с востока на запад, куда текут длинные правые притоки р. Енисея. Водоразделы между многочисленными реками, изрезавшими плоскогорье, носят название хребтов, имеющих, в зависимости от слагающих их горных пород, пологие или крутые склоны. Обильные излияния траппов создают затруднения для размывающей деятельности реки и способствуют образованию на реках восточной части Туруханского края частых порогов и «шивер». На крайнем востоке водораздел между р. Н. Тунгуской и Вилюем (бас. Лены) составляют Тунгусские столовые горы (до 1067 м высоты).

На севере Туруханского края также имеется ряд возвышенностей, среди которых наиболее известны Норильское плато к востоку от низовьев Енисея (к вост. от Дудинки и к югу от оз. Пясино), на сев.-западе полуострова Таймыра горы Бырранга и некоторые др.

Норильское плато поднимается до 500 – 600 м над уровнем моря, к западу по направлению к Енисею оно постепенно понижается, а на севере обрывается резким уступом (по линии разлома земной коры). В пределах Норильского плато расположены вытянутые долины, представлявшие прежде ложе ледников, а теперь занятые озерами (Хантайское, Лама, Хета) или речными долинами, окаймленными цепями столовых гор.

Все эти возвышенности еще почти не исследованы и имеющиеся о них сведения весьма незначительны  (Наиболее известны Норильские горы, благодаря работам Урванцева и отчетам разных экспедиций (напр. землеустроительной в 1930 г.). В районе р. Таза встречаются обширные болотистые пространства и громадное количество мелких озер.

В качестве одного из факторов, в результате воздействия которых создались современные формы поверхности севера Среднесибирского плоскогорья, большое значение имеет также ледниковая эпоха. Следы ледниковой эпохи в виде холмов, увалов и хребтов, сложенных моренными отложениями, широко распространены в пределах Таймырского полуострова. Карта оледенения Сев. Азии, составленная акад. Обручевым, показывает, что ледниковый покров охватывал всю северную половину края от морского побережья почти до параллели Подкаменной Тунгуски (около 62° с. ш.), затем льды покрывали Витимо-Олекминское плато и пространство между Леной и Байкалом. Ледники спускались также с Енисейского кряжа и Восточных Саян в предгорья, захватывая верховья левых притоков Ангары. На самом юге ледники захватывали  верховья Онона, спускаясь из Монголии, с гор Кентея.

А. И. Толмачев на основании своих наблюдений также признает правильность представлений о значительной интенсивности оледенения севера Сибири, но считает, что некоторые пространства, как напр., Анабаро-Хатангское плато, значительная часть Хатангского района не покрывались ледниками. На Таймыре был мощный ледниковый покров гренландского типа, а водораздельное плато между верховьями Хатанги и Енисеем было занято ледниками долинного типа.

Берега Сев. Полярного моря имеют ряд глубоких заливов и бухт в устьях довольно многочисленных рек, таковы заливы: Енисейский, Хатангский, Таймырский, Миддендорфа, Фаддея и многие другие, не имеющие определенных названий. Вдоль западного берега Таймырского полуострова расположены многочисленные мелкие острова и шхеры (напр., шхеры Минина). Проф. О. Баклунд приводит из предварительного отчета погибшего на севере геолога Толля следующую характеристику Таймырского побережья: «По всему Зап.-Таймырскому полуострову от Енисея до Таймырского пролива мы не видим, насколько об этом можно судить, ни одного выдающегося отдельного хребта, но зато целый ряд старых кряжей, потерявших свою прежнюю высоту вследствие разрушения атмосферическими явлениями и вследствие погружения под уровень моря; ведь, все рассеянные вдоль берега острова являются продолжением материка, от которого они теперь отделены наступившим морем. Но тип этого берега, тождественного по своей изрезанности с фиордовым побережьем Финляндии и Швеции, выработало не только одно море своими волнами и плавучими льдами; как там, так и здесь наиболее важным фактором являлось действие ледников и их потоков в послетретичный период». Значение ледников для выработки строения берегов и рельефа прибрежной полосы не подлежит сомнению, что же касается того, какое движение береговой линии на Таймыре наблюдается в настоящее время – сказать без достаточных наблюдений трудно.

Приведенные наблюдения Толля и характер Енисейского залива, подтопившего прежнюю дельту р. Енисея в районе Бреховских островов, а также разрушение старых речных террас как будто говорят за наступление в настоящее время моря на сушу.

 

Очерк V

Климатическая характеристика Восточносибирского края

 

Климатическая характеристика может быть дана на основании тех наблюдений погоды, которые за более или менее длительный срок собираются и обрабатываются метеорологическими станциями. Полнота и длительность срока наблюдений, густота географического размещения, выбор местоположения станций и ряд других условий определяют ценность метеорологических данных, а также в значительной мере полноту и качество климатической характеристики.

Ниже, в очерке истории физ.- географического изучения, мы указываем более конкретно ряд недостатков в имеющихся материалах по климатографии, здесь же даем опыт краткой характеристики климата, используя, по возможности, все доступные нам более новые материалы.

 

Общая климатическая характеристика.  Для лучшего понимания особенностей климата Восточной Сибири необходимо предварительно вспомнить общие географические условия. К числу таких основных условий нужно отнести следующие:

1) Географическое положение. Край занимает центральную часть северной Евразии между 50° и 77° с. ш. и между 76 и 120° в. д., удален от всех теплых морей на несколько тысяч километров, а наиболее населенная и важная в хозяйственном отношении южная часть края так же удалена и от холодного Северного Полярного моря.

2) На юге преобладают высоты в 500–700 м и более, горы имеют высоту в Забайкалье 1200–2000 м, а в Вост. Саянах – 2200–2500 м и даже до 3500 м. На Среднесибирском плоскогорье средние высоты от 300–400 м постепенно понижаются на сев.-запад до 100–50 м, переходя уступами в Западносибирскую и Северно-сибирскую низменности.

3) Состояние атмосферы Вост. Сибири находится под сложным воздействием Средне - азиатского антициклона с одной стороны и под влиянием, идущим с сев.-запада с Карского моря, с другой. Юго-восточная часть края, особенно Восточное Забайкалье, испытывает в довольно значительной мере также влияние восточно-азиатского муссона.

Связанное с господством Сибирского антициклона высокое барометрическое давление зимою обусловливает преобладание ясной и тихой погоды, значительных морозов, широкое развитие зимою инверсий температуры и тонкого снежного покрова.

Под воздействием всех этих факторов создается климат края, не везде, конечно, на такой обширной территории одинаковый, но имеющий некоторые общие черты, отличающие его, напр., от климата соответствующих широт европейской части нашего Союза. Общая характеристика основных особенностей климата Вост. Сибири может быть кратко формулирована в следующих положениях.

Климат Вост. Сибири континентальный, с большими колебаниями температуры не только годовой, но также и суточной, с малыми осадками зимою и сравнительно обильными осадками летом, с весьма, широким распространением «вечной мерзлоты» почвы. Средние температуры в Вост. Сибири годовые и  зимние, как правило, значительно ниже средней температуры, обычно соответствующей местностям, находящимся на тех же параллелях, но в менее континентальных условиях, наоборот, летние температуры выше. Напр., по Дове и Шпиталеру средняя годовая температура на 53° ,с. ш. равна 3°, январская –10°, июльская -16, тогда как в Сибири на той же широте наблюдаются температуры в –1°– годовая, –25° январская и +20° июльская.

Зимняя температура с запада на восток, по мере удаления от океана, падает, достигая низших пределов на плоскогорье Восточносибирского края, а далее к востоку, с приближением к Тихому океану, снова повышается. Летняя температура изменяется меньше, но все же совершенно ясно видно, наоборот, повышение температуры, в континентальных условиях Вост. Сибири. В дальнейшем рассмотрим отдельно главнейшие элементы климата.

 

Температура воздуха.  На площади более 3,5 млн. кв. км на протяжении 27 градусов меридиана и при разнообразии рельефа температура не может не иметь значительных различий. В основном эти различия определяются географическим положением того или иного места, т. е. имеют характер зональный, но вместе с тем на температуру часто оказывает весьма значительное влияние разница высот и наличие больших водоемов. Средняя годовая температура колеблется от –12,7° на Хатанге под 71° с. ш.  до –0,5 в Троицкосавске и Канске. Вся наиболее заселенная часть вдоль предгорий Вост. Саяна и все Забайкалье охватывается годовыми изотермами от –3° до 0°. Общее направление годовые изотермы имеют с сев.-зап. на юго-восток, т. е. в направлении повышающихся средних высот. Январские изотермы еще более отклоняются от параллелей на юго-восток, указывая на увеличение зимних холодов от запада к востоку. На Таймырском полуострове и на Хатанге в январе средняя температура –33,4° , в Красноярске –18,2° , а в Сретенске, находящемся на 2° южнее Красноярска, но значительно восточнее и на 300 м выше его над уровнем моря, январская температура – 32, т. е. ниже, чем в устье Енисея (напр., в Гольчихе), такую же температуру (–32°) в январе имеет Верхоленск. Изотермы июля имеют иное распределение: севернее 60° с. ш. они в общем направлены с юго-зап. на сев.-вост., а в южной части края сохраняют свойственное годовым и зимним изотермам отклонение (от Енисея до Байкала) на юго-восток. В пределах материка на метеорологических станциях не наблюдалась средняя температура июля ниже 12° (Хатанга) и только на о. Диксон средняя температура июля 4,2°. На юге Забайкалья средняя температура июля повышается до 20°, а наиболее населенная полоса во всем крае располагается в пределах июльских изотерм 18–19°. Вообще, летом разница в температуре различных станций, если не считать о. Диксон, менее значительна, чем зимою. Несмотря на то, что зональность температурных условий проявляется достаточно ясно, необходимо заметить, что южная возвышенная часть края испытывает значительно более сильные отклонения от нормальных температур, свойственных соответственным по широте местностям других районов, чем это замечается на севере, менее приподнятом над уровнем моря. Амплитуда колебаний между средними температурами января и июля достигает наибольшей величины в Забайкалье, на Витимском плоскогорье и на Лене (Сретенск 52°, Борзя 46°, Верхоленск 49°, Киренск 47°, Благовещенский прииск 48°), в западной части края контрасты менее велики (Тулун 40°, Канск 39°, Красноярск 38 ), к северу в западной половине края величина амплитуды возрастает, но все же не достигает размера восточных станций (Братский острог 43°, Туруханск 44°, Енисейск 42°).

Отклонения температуры от многолетних средних в отдельные годы значительны, особенно зимою, но подметить какую-нибудь правильную периодичность в изменчивости температуры пока не удается, можно лишь, как думает А. В. Вознесенский, утверждать, что некоторое смягчение климата Сибири за последние 30–35 лет (писано в 1913 г. К. М.) действительно имеет место. Абсолютная изменчивость годовой температуры достигает в Енисейске 5,6° , Иркутске 4°, Красноярске 4,7°, Верхнеудинске 4,8°; в январе в тех же пунктах изменчивость равна 22,3°, 16,4°, 19° и 12,2°, а в июле соответствующие цифры будут 7,2°, 6,5°, 6,7° и 7,8°. Наиболее холодным месяцем почти везде является январь, а самым теплым июль. В эти же месяцы обычно наблюдаются абсолютные минимумы и максимумы температуры. К сожалению станций, где бы велись долголетние наблюдения, что необходимо для выявления наибольших отклонений температуры, немного, но все же можно сказать, что, за исключением побережья Байкала, нет местностей, где бы температура, хотя бы иногда, не понижалась ниже –40°. Наиболее низкая температура в крае наблюдалась в Туруханске –61,3°, в Братске наблюдалась температура –57,6°, в Енисейске –56,9°, в Иркутске –50,2°, Илимске –58,7°, в Шаманском –54,5°, Сретенске –55°. Максимальные температуры летом в крае, по-видимому, редко превышают 35–36° (по срочным наблюдениям, по максимальному термометру, вероятно, встречаются и более высокие температуры). Хотя, как можно судить по направлению изотерм, пространства, повышенные над уровнем моря, имеют более низкие температуры как летом, так и зимою, однако этого нельзя сказать по отношению к пунктам, находящимся довольно близко друг от друга, но имеющим значительную разницу в высоте. В горах, где такие условия имеются, широко распространено явление обратного хода температур, т. е. вверх по горе температура не понижается, а повышается (так называемая инверсия температуры), причем повышение температуры достигает иногда 3° (При приведении температур к уровню моря прежде принималось обычно (по Ганну) понижение  на 0,5° на каждые 100 м.) на каждые 100 м поднятия.

Проф. А. В. Вознесенский на анализе температур станций, находящихся близко друг к другу, показал, что в Вост. Сибири наблюдается, особенно в периоды господства Зимней тихой антициклональной погоды, повышение температуры с высотою, причем это явление он связывает с разницей снежного покрова на верхней и нижней станции, из которых первая бывает лучше защищена от потери тепла лучеиспусканием, благодаря более значительному снежному покрову. Явления инверсии температуры наблюдаются преимущественно с октября до марта месяца, с апреля же по сентябрь наблюдается обычно нормальное убывание температуры с высотой, хотя в некоторых случаях застаивание холодного воздуха в долинах отмечается и летом. На переохлаждение зимою в долинах и вообще в отрицательных формах рельефа Вост. Сибири указывал также проф. А. И. Воейков и многие другие наблюдатели (Наблюдения на Эйфелевой башне и аэродинамические исследования в свободной атмосфере дают основания говорить об явлениях инверсии и независимо от гор. Хотя отрицать влияния рельефа нельзя, но в основном, как указывал на это в своем докладе на 1 Вост-сиб. науч.-иссл. съезде проф. Вознесенский, явления инверсии зависят от общей динамики атмосферы в условиях мощного Сибирского антициклона, благодаря чему температурные разрезы приземного слоя атмосферы Сибири по вертикали значительно отличаются от европейских). Практически очень важное значение имеют явления инверсии в условиях мезо и микрорельефа. В ясные ночи в долинах значительно холоднее, чем на окружающих склонах и весенние и осенние заморозки бывают внизу сильнее и чаще, чем вверху. Местные жители хорошо знают эти особенности климата и избегают располагать пашни в закрытых долинах, или зимою не оставляют скот на ночь в таких пониженных местах (при зимнем пастбищном кормлении). Опытные путешественники, как свидетельствует Аболин, в Забайкалье «место для ночлега всегда выбирают не на дне долины, несмотря на близость воды, корма для лошадей и других удобств, а на так называемых залавках или на невысоких увалах, на высоте 50–200 м над дном долины. В то время как внизу на траве появляется иней, наверху термометр показывает еще 5–7°. Деревья на вершинах невысоких увалов и на залавках весной распускаются на несколько дней раньше, чем на дне долины».

Явления инверсии вызывают в некоторых случаях изменения в порядке распределения растений по вертикальной зональности – более теплолюбивые растения занимают иногда более высокие места. Точно также возможно, что с этим явлением связано уменьшение или даже отсутствие вечной мерзлоты на вершинах, тогда как в близлежащих долинах мерзлота наблюдается. На вершине Сохондо не обнаружено мерзлоты при копании до 53 см, тогда как в долинах Онона и Чикоя вечная мерзлота встречалась уже на глубине 20–42 см (Отсутствие или сокращение явлений вечной мерзлоты на повышенных местах может иметь большое значение при постройке железных и грунтовых дорог). Явления инверсии представляют собою один из частных случаев значения рельефа для климата. Благодаря комбинированию этого фактора с другими, встречаются иногда весьма сложные случаи, в которых значение рельефа несомненно, но размеры этого значения весьма трудно отделить от других причин. Так, напр., рельеф несомненно имеет значение для количества безморозных дней.

Значение положения над уровнем моря для сельского хозяйства выявляется из этой таблички совершенно ясно, но при этом нельзя не указать также влияния других факторов. Открытые равнины и широкие долины рек имеют более значительный безморозный период, чем заболоченные таежные места. Хилок, расположенный в лесистом районе, располагает только 77 днями без мороза, тогда как севернее его находящийся Укыр, расположенный на открытом плоскогорье даже несколько выше Хилка над уровнем моря, имеет 89 дней без мороза, хотя средняя температура года и летнего периода в Укыре ниже, чем в Хилке. О Среднесибирском плоскогорье участники почвенно-ботанических экспедиций все согласно указывают, что летом наблюдается большое различие между климатическими условиями открытых долин и покрытых тайгой возвышенных междуречных пространств.

«Частые туманы, роса, ночные заморозки с инеем считаются обычными явлениями в нашем районе. Ближе к большим рекам, как Ангара, Илим, Лена – климат становится мягче и ночных заморозков здесь почти не бывает», – так характеризует особенности климата в районе между Ангарой, Илимом и Леной один из ботаников.

В виду весьма большой важности изучения климатических условий тайги на Среднесибирском плоскогорье (особенно в интересах сельского хозяйства и лесоводства позволяем указать еще на некоторые наблюдения исследователей, так как настоящего стационарного изучения до сих пор там не было. Ботаник Ганешин различает приангарье и таежный район. «Приангарье – узкая полоса, примыкающая к Ангаре и отличающаяся менее резкими колебаниями температуры, что объясняется, вероятно, присутствием большой многоводной реки, окутанной обычно густыми туманами. Таежный район – с резкими колебаниями температуры, причем даже в июне месяце на болотистых местах в пихтово-кедровой полосе в ясные ночи температура падает ниже 0º. Эта характеристика относится к Ангаро-Илимскому водоразделу.

О районе к северу от Ангары Драницын пишет: «Заангарье с его узкими долинами и плосковершинными хребтами представляет своеобразные климатические условия, отличные от долин p. Ангары. По нашим походным наблюдениям летом 1910 г. в то время, как на Ангаре стояла засуха, внутри страны экспедиция страдала от дождей». Вполне сходную характеристику дают также Благовещенский, Шульга, Криштафович и др. Экспедиция Академии наук по изучению условий лесовозобновления (1931 г.) также указывает, что из-за климатических условий жители водоразделов но тракту Б. Мамырь–Усть-Кут (дер. Суворка, Избушечная-Хребтово) садят только: овощи и картофель, да сеют ячмень на зеленый корм (вызревает он очень редко).

Все это свидетельствует о необходимости постановки серьезных наблюдений и опытов и организации в тайге опытных сельскохозяйственных, лесных и климатических станций, так как вce вышеприведенные отзывы говорят о малой пригодности тайги на водоразделах для сельскохозяйственного освоения при данной агротехнике, в условиях мелкого хозяйства, но это совершенно не означает невозможности вообще лучшего использования северной тайги. Нужно лишь найти для этого соответствующие способы и научно обосновать их, чего нельзя сделать без наблюдений и опытов.

Абсолютные минимумы температуры представляют исключение и хотя для некоторых практических целей нельзя не принимать их во внимание, однако более важное и постоянное значение имеют, конечно, средние минимумы. О холодах восточносибирской зимы можно судить по следующим данным о средней минимальной температуре января – Благовещенский прииск –47,2°, Енисейск –44, ° Киренск –50,3°, Николаевский завод –46°, Иркутск –38,8°, Красноярск –38,9°, Петровский завод –47,1°, Чита – 43,7°. Троицкосавск –36° (В справочнике Гл. геофизич. обс. приводятся цифры, значительно выше указанных нами по данным Вознесенского. К сожалению, из coпоставления текста этих сочинений нельзя определить причины таких сильных расхождений).

Большая часть дней в году по всему краю имеет температуру ниже 0°, хотя в некоторые из этих дней и бывают кратковременные оттепели.

Количество морозных дней колеблется от 260 (в Дудинке) до 203 (в Красноярске), в некоторых горно-таежных районах число морозных дней еще больше (напр., в Мондах–264, в Петровском заводе–261), причем местные условия (рельеф, расположение гор и т. п.) имеют большое значение для длительности морозного периода. Оттепели зимою чаще бывают на повышенных местах юго-восточной части края (Петровск. завод–106 дней, Верхнеудинск–77, Троицкосавск–75, Благовещенский прииск–66, Иркутск–73) реже в пониженных районах на западе и севере (Красноярск–59 дней, Енисейск–54, Туруханск–37 и Дудинка–29).

В климатических описаниях обычно год делят на 4 сезона, причем каждый из сезонов составляется из 3 месяцев. Если такое деление более или менее пригодно для умеренно-теплого пояса, где погода указанных месяцев в общем соответствует представлению о тех сезонах, к которым они отнесены, то в условиях холодного климата, когда более половины года наблюдается отрицательная температура, такое деление на сезоны является бесполезной условностью. В марте месяце, а на севере края и в апреле еще стоит суровая зима, точно также как весь ноябрь и октябрь. Это зимние, а не весенние и осенние месяцы. Было бы, пожалуй, правильнее  распределять времена года в условиях умеренного климата средних широт по времени наступления определенной устойчивой средней температуры, считая, например, границами конца зимы и начала весны наступление температуры не ниже 0°, начало лета – время наступления и окончания температуры +10о, осень от 10° до 0 и зима – весь период времени, когда средняя температура держится ниже 0°. Определение периодов года по такому принципу приводит к довольно интересным в практическом отношении выводам. Оказывается, что началом весны южнее 60° с. ш. в Вост. Сибири можно считать только вторую декаду апреля, а началом лета уже третью декаду мая, началом осени можно считать первую декаду сентября, а концом – первую декаду октября. Таким образом, весна продолжается от 31 до 40 дней, а осень от 30 до 37 дней. Севернее 60° с. ш. температура выше 0° устанавливается во второй половине мая и в июне, а в начале третьей декады сентября снова устанавливается температура ниже 0°. Если же считать, что время от 0 до наступления средней температуры в 5° является только предверием весны и концом зимы, то весеннее время еще сократится на половину. Лето при таком исчислении на всей территории южнее 60 с. ш. продолжается более трех месяцев – от 100 до 118 дней, на севере около 65–80 дней и меньше, на остр. Диксон лета нет, так как средняя температура не поднимается выше 5°. (Проф. А. В. Вознесенский в своем докладе на I краев. Вост.-Сиб. науч. иссл. съезде приводил о продолжительности времен года ряд интересных данных и демонстрировал карты изолиний продолжительности сезонов. Доклад напечатан в Метеорол. вестн. 1932. № 5–6.)

Зима продолжается на Таймыре около 270 дней, на большей части средней полосы края от 200 до 250 дней, а возле Байкала 180 дней. Продолжительность теплого времени, когда температура повышается выше 0°, 5° и 10°, – имеет большое практическое значение для строительства и особенно для сельского хозяйства. Каждое растение предъявляет определенные требования к теплу, и если местные растения начинают вегетацию при температуре в 4–5, а некоторые быть может и при более низкой, то большинство культурных растений нашей земледельческой зоны активно живут, начиная с 8–10°. Так как одним из наиболее распространенных приемов определения сельскохозяйственной ценности климата является подсчет суммы средних дневных положительных температур за вегетационный период, то и самое определение начала и конца вегетационного периода имеет весьма важное значение. В литературе нет вполне установившегося мнения о том, как и за какое время правильнее производить подсчет суммы температур.

Против пригодности для сельскохозяйственной климатологии метода подсчета суммы температур также имеются возражения (весьма серьезные и основательные с точки зрения метеорологии), но несомненно, что практически сумма температур может служить довольно хорошим интегральным показателем требовательности различных растений к теплу. В результате исследования вопроса о значении суммы температур Г. Т. Селянинов делает следующий вывод: «таким образом, климатологически термическую оценку вегетационного периода целесообразнее всего производить суммами температур в пределах 5,10 и 15°, в зависимости от вида растений, для общей же ориентировки можно ограничиться температурой выше 10°, как являющейся средним пределом роста для большинства сельскохозяйственных культур». В условиях Вост. Сибири необходимо только отметить, что и в течение периодов с 5 и 10° температурой бывают возвраты холода и ранние заморозки, иногда губящие растения.

К сожалению, пока еще нельзя привести достаточного количества данных о сумме температур в различных местах края, так как хотя подобная разработка в настоящее время производится, но вполне законченных обработкой и опубликованных данных еще не имеется.

Ниже мы приводим некоторые показатели, вычисленные нами на основании данных Иркутской метеорол. обсерватории (до 1920 г.). Так как мы имели только подекадные средние за май–сентябрь и сроки наступления первых и последних заморозков, то полученные нами цифры не могут отличаться большой точностью, как вычисленные не из подсчета ежедневных наблюдений, а из средних декадных, но относительную ценность эти цифры несомненно имеют J для характеристики сельскохозяйственных возможностей различных районов.

Нужно заметить, что вообще все опубликованные показатели температуры, осадков и т. п. в разных источниках не всегда сходятся, причем в некоторых случаях расхождение весьма значительно. Объясняется это разницей сроков наблюдения и различием методики обработки цифр.

Принимая во внимание, что на северной границе пшеницы везде сумма температур (за период со средней температурой 10° и более К.М.) колеблется в пределах 1600–1800°  (Селянинов) видно, что теоретически посевы ее могут считаться вполне обеспеченными довольно далеко на севере (В отдельных случаях с благоприятными «местными» условиями климата пшеница созревает, напр., до 65-67 с. ш. (Ак. Вавилов. Проблемы северного земледелия), если этому не препятствуют местные условия, как, напр., высота над уровнем моря и краткость безморозного периода, сумма тепла в течение которого бывает иногда меньше, чем в летний период. Эту разницу в сумме тепла за лето и в течение безморозного периода (среднего) можно видеть из следующих примеров: в Тулуне сумма температур за лето 1 552°, а за безморозный период 1 296° ; в Черемхово –за лето –1 636°, в безморозный период –1 553°; в Братске – летом 1 692° , в безморозный период –1 548°, в Иркутске 1 728 и 1 602, Верхнеудинске – 1 846 и 1 702, Сретенске – 2006 и 1674. Возвраты заморозков в начале вегетационного периода (наблюдались случаи заморозков 29 июня в Тулуне, 23 июня в Иркутске, 15 июня в Канске, 10 июня в Троицкосавске и т. д.) и наступление ранних холодов в последней декаде августа и первой декаде сентября диктуют необходимость выработки мер борьбы с вредным влиянием заморозков (морозостойкие и скороспелые культуры, особые методы обработки почвы и отепление ее и т. д.).

Борьба с вредным влиянием заморозков вполне возможна, тем более, что не всякое падение температуры ниже 0° вредно отзывается на растениях. В некоторых случаях кратковременная температура до –2–4° не губит урожая зерновых, корнеплодов, капусты и некоторых других растений.

Выше было указано, что большое значение для местных особенностей климата имеет, кроме гор, наличие больших водоемов. Наиболее ярко значение больших масс воды проявляется в крае по побережью и вблизи оз. Байкала. При 623 км длины, 74 км ширины и 2 200 км береговой линии Байкал имеет площадь водной поверхности около 33000 кв. км, кроме того, благодаря большой глубине (наиболее глубокие места до 1 731 м), Байкал является самым большим пресноводным водохранилищем (объем около 23 000 куб. км). Благодаря иным, чем на суше условиям нагревания воды, зимний период на Байкале теплее, а летний – холоднее, чем вдали от озера, средняя годовая температура выше, а сумма температур меньше. Лето на Байкале короче, а весна и осень затягиваются дольше. Термические условия больше похожи на приморские, но для сельского хозяйства они менее пригодны. Несколько цифр нижеследующей таблицы могут подтвердить эту краткую характеристику.

Как отражается на климате берегов влияние Байкала можно, например, видеть из того, что «в средине июня, когда у Байкала еще только начинает трогаться растительность, у Верхнее-Ангарска и Ченчи (в долине Верхн. Ангары) растительность в полном развитии. Огородные овощи, которые прекрасно разводятся в указанных двух селениях, не каждый год вызревают в Чичевках (устье р. Верхн. Ангары)». Охлаждающее летом влияние Байкала вызывает сильное опускание пределов горной растительности на берегу. Во многих местах на берегу наблюдается растительность гольцового типа (гольцовый рододендрон, кедровый сланец, гольцовая осока, лишайники).

Конечно, на побережье Байкала при более детальном и внимательном его изучении найдутся, вероятно, более благоприятные для земледелия пункты, благодаря сочетанию тех или иных признаков микроклимата (Своеобразные условия Байкальского климата и прибрежных районов других водоемов представляют большой интерес в настоящее время, так как при осуществлении грандиозных проектов Ангаростроя возникнут новые большие водные бассейны, которые окажут влияние на климат окружающего района). Есть указания на особо благоприятные местные климатические условия в Слюдянке.

Все использованные выше данные о температуре относятся к наблюдениям в метеорологической будке, особенности же термического режима ближе к поверхности почвы, на самой почве и глубина промерзания и оттаивания почвы, имеющие весьма важное и часто решающее значение для многих практических вопросов строительства и сельского хозяйства, нами не освещаются, так как в этом отношении наблюдений велось очень мало, они относятся к очень немногим станциям и производились на протяжении короткого периода. Организация таких наблюдений необходима. В качестве примера разницы наблюдений на высоте 2 м над землей и на самой почве укажу на данные Баяндаевского оп. поля, из которых видно, что безморозный период по наблюдениям в будке равен 97 дням, на задерненной поверхности почвы –76 дней, а на испаханной только 68 дней.

 

Атмосферные осадки. Количество и распределение осадков во времени составляют весьма важную часть климатической характеристики, но так как колебания количества осадков по годам очень велики, то и показания различных источников, базирующиеся на наблюдениях различного числа лет, также в отдельных случаях довольно сильно расходятся. Однако, для общей климатической характеристики точность имеющихся данных вполне достаточна. Просматривая таблицы средних годовых и месячных осадков и карты изолиний осадков (изогиеты) легко убедиться, что годовое количество осадков увеличивается с севера на юг к Саянам и горам, окружающим оз. Байкал, где распределение осадков особенно запутано, благодаря резким разностям рельефа на небольшом сравнительно расстоянии и благодаря влиянию Байкала.

Южное Забайкалье представляет собою второй район (первый – на севере) малых осадков. В общем количество годовых осадков колеблется от 330 мм на Хатанге до 310 в Красноярской лесостепи и до 350–400 мм в подтаежных районах от Нижнеудинска до Иркутска, в приангарских лесостепях выпадает от 250 до 300 мм (Бохан –263, Кимильтей–272, Черемхово–327), а в южном Забайкалье менее 300 мм (Верхнеудинск–202, Борзя–241, а Селенгинск даже 161 мм). Распределение осадков возле Байкала всецело зависит от  направления ветров и расположения горных хребтов, конденсирующих влагу на своих склонах, поэтому на сев.-зап. берегу Байкала, загороженном от господствующих ветров Байкальским хребтом, количество осадков не велико (Голоустное–229 мм, Ольхон–164 мм), тогда как на южном берегу Байкала, подверженного влиянию дующих на него ветров северных румбов, выпадает более 400 мм (Култук–419лш,Мысовая–491 мм, Мурино–848 мм, Казарма 223 в. даже 1036 мм).

Горные возвышенности и в других частях края оказывают такое же влияние на распределение осадков. В. Б. Шостакович приводит ряд примеров такого влияния и последовательной смены областей с повышенным количеством осадков районами более засушливыми. Как примеры можно указать ряд станций на возвышенности вдоль линии жел. дороги (Зима, Кутулик) с 376 мм осадков и лежащие более низко над уровнем моря к западу от них Балаганские степи с 275 мм, точно также за Березовым хребтом с осадками до 400 мм следуют Верхоленские степи с осадками ниже 300 мм, за сильно увлажняемым Хамар-Дабаном находится к югу от него бедная осадками долина р. Селенги и т. д.

Сравнительно небольшое годовое количество осадков на большей части территории края и особенно в земледельческой зоне не имеет, за исключением наиболее засушливых районов вредного влияния на сельское хозяйство, благодаря тому, что невысокие температуры задерживают испарение осадков и, кроме того, главная масса осадков приходится на теплую часть года, благодаря чему растения в период вегетационный не испытывают обычно недостатка влаги (Вследствие удаленности В-Сиб. края от океанов циклоны приносят мало влаги, и большая часть осадков приходится на долю дождей местного происхождения. Местные осадки образуются, главным образом, летом, когда от сильного нагревания суши образуются восходящие токи воздуха, способствующие сгущению испаряемой влаги. Зимою же низкие температуры и нисходящие токи воздуха, образующиеся вследствие высокого барометрического давления, не способствуют местному испарению и даже понижают относительную влажность приземного слоя воздуха). На некоторых станциях количество осадков за пять теплых месяцев (май–сентябрь) составляет от 75% (Иркутск) до 93% (Борзя) от годового количества, на зимний длинный сезон приходится весьма немного. Наибольшее количество осадков приходится почти везде  или на август или на июль, а наименьшее бывает в феврале или марте. От марта месяца до июля или августа количество месячных осадков увеличивается, а с августа до февраля убывает, причем наиболее резкий скачок замечается между сентябрем и октябрем. Отношение между количеством осадков в самый сухой и самый дождливый месяц достигает в Южном Забайкалье 1:60, в Иркутске–1:12, тогда как для большинства станций европейской части Советского союза оно не превышает 1:3, а для Зап. Сибири 1:5. Большинство осадков выпадает в виде дождей, дающих в день не более 5 мм.

Продолжительные дожди и сильные ливни бывают довольно редко, а наибольшее, суточное количество осадков достигает в Иркутске 68 мм, Нижнеудинске –75 мм, Благовещенском прииске – 58 мм, в Енисейске–45 мм, Култуке –79 мм, Чите –51 мм, Троицкосавске –53 мм, Мысовой –117 мм. Продолжительные сухие периоды более вероятны, чем дождливые. Продолжительность дождливых периодов летом обычно не превышает 5–9 дней, причем вероятность их очень невелика, тогда как засушливые периоды почти везде возможны до 14 дней, а во многих случаях доходят до 20 и даже 30 и более дней (напр., Иркутск, Троицкосавск, Чита). Весна и начало лета чаще страдают от засухи, чем конец лета.

На юго-востоке края длительные периоды без осадков более вероятны, чем на севере и западе. Неустойчивость количества осадков в различные годы можно иллюстрировать следующими данными о максимуме и минимуме годовых осадков: Дудинка 339 и 128 мм, Енисейск–614 и 333, Красноярск–474 и 127, Киренск–433 и 244, Шаманское– 407 и 211, Нижнеудинск–585 и 159, Иркутск–576 и 209, Верхнеудинск–367 и 77, Троицкосавск–481 и 166, Нерчинский завод–657 и 182, Сретенск–404 и 182 мм. Станции на побережье Байкала дают такие же колебания–Голоустное–380 и 155 мм, Ольхой–345 и 113, Б. Ушканий остров–407 и 194 мм.

Для сельскохозяйственной климатографии важное значение имеет распределение осадков в течение вегетационного периода. Не имея возможности подробно останавливаться на этом вопросе, приведем цифры по нескольким станциям в качестве примера. Вычисления сделаны нами по декадным данным за те же годы, как это выше было указано в отношении суммы температур.

На каждый день вегетационного периода приходится, за исключением наиболее засушливых мест, до 2 мм осадков, т. е. количество в общем достаточное, если принять во внимание не особенно высокую среднюю температуру и потому малую испаряемость.

Для правильного представления об обеспеченности сельскохозяйственных культур влагой, «важно знать не то количество осадков, которое выпало на данной территории, а то, которое используется растением». Для решения этого предложен ряд методов определения коэффициентов испарения, требующих для своего вычисления данных о температуре и влажности. Малое количество наблюдений над испарением (по показаниям эвапарометра, атмографа и т. д.) и влажностью заставляет искать других приемов для определения обеспеченности растений осадками. В качестве такого метода за последнее время некоторыми принимается отношение количества осадков к температуре, называемое «гидротермическим коэффициентом». Селянинов предложил вычислять гидротермические коэффициенты делением сумм осадков на сумму тепла, деленную на 10 (Имеются и другие приемы вычисления «гидротермического коэффициента» – напр., за гидротермический коэффициент принимается отношение суммы осадков 4-х месяцев вегетационного периода – май-август к средней температуре воздуха за тот же срок). Увеличение коэффициента (особенно больше единицы) соответствует увеличению степени обеспеченности осадками. Вычисленные нами по этому методу коэффициенты для некоторых станций, по-видимому, вполне согласуются с этим утверждением, подтверждая практическую ценность таких вычислений (среди теоретиков физиков «гидротермический коэффициент» встречает очень серьезные и вполне основательные возражения).

Восточносибирский край по абсолютному количеству годовых осадков является районом недостаточного увлажнения (во многих случаях годовое количество осадков меньше, чем в Саратове, Сталинграде и даже Астрахани), но растения испытывают не больше нужды во влаге, чем во многих сухих местах европейской части СССР, хотя некоторые районы безусловно нуждаются в искусственном орошении, как, напр., долина р. Селенги.

В связи с количеством зимних осадков стоит такой существенный климатический элемент, как высота снегового покрова. Толщина снежного покрова уменьшается с севера на юг и юго-восток, исключение составляют некоторые горные районы на юге, где имеется толстый снежный покров. В Туруханске толщина снега достигает в апреле 108 см, в Енисейске–78 см, в Илимске–51 см, в подтаежных районах около 30–50 см, в лесостепи–20 и менее см, в Забайкалье от 2 см (Оловянная) до 33 (Кабанск). Исключительно глубокие снега бывают на Хамар-Дабане (Мишиха–134 см). Снег покрывает землю почти во всем крае, за исключением Туруханского края и горных высот, в конце первой или во второй декаде октября, а таяние заканчивается во второй и третьей декаде апреля. В Туруханске снег держится с конца сентября до конца мая (ок. 240 дней). Устойчивый снежный покров продолжается менее, заканчиваясь в конце марта или в самом начале апреля. Незначительная во многих местах толщина снежного покрова и низкие температуры зимы обусловливают весьма глубокое промерзание почвы и образование толстого льда на водоемах Восточной Сибири.

По наблюдениям в Иркутске, под естественным покровом в феврале ср. температура почвы на глубине 0,4 м–11,4°, на глубине 0,8 м–7 и на глубине 1,6 м–0,6°, под оголенной поверхностью все показатели ниже. Толщина льда достигает на р. Ангаре до 70 см (Шаманское) –100 см (у с. Рыбного), та же толщина наблюдается на Енисее и на верхней части р. Лены, значительно толще лед в малоснежном Забайкалье – на р. Шилке от 100 до 180 см, на Ингоде даже до 210 см. Очевидно, что снеговая защита в данном случае имеет весьма важное значение.

 

Вечная мерзлота. В связи с малоснежностью и низкими температурами зимы находится еще одно явление природы, имеющее большое влияние на климат страны, на многие физические и биологические явления, – это так называемая «вечная мерзлота» (лучше было бы название «устойчивая мерзлота»). М. И. Сумгин дает такое определение этого явления: «Вечно мерзлой почвой или вечной мерзлотой называется слой почвы или породы, находящийся на некоторой глубине от дневной поверхности и имеющий отрицательную или нулевую температуру, длящуюся непрерывно неопределенно долгое время – от двух лет до десятков тысячелетий». Связь этого явления с условиями прежних геологических эпох и с современными климатическими условиями довольно сложная и полностью не везде выяснена. Для многих мест, особенно для районов сплошной вечной мерзлоты, связь последней с ледниковой эпохой, по-видимому, несомненна, что же касается сохранения вечной мерзлоты в настоящее время и возможности ее появления, то «благоприятными климатическими факторами для существования мерзлоты являются: 1) холодная, малоснежная, длинная зима; 2) короткое, сухое и сравнительно прохладное лето; 3) короткие весна и осень, как необходимое условие для длинной зимы и 4) малое количество осадков в течение всех сезонов». Сюда же следует прибавить местные мезо–и микроусловия – характер растительности или степень оголения почвы, микрорельеф и микроклимат. Все перечисленные выше, благоприятные для вечной мерзлоты условия, имеются почти во всем Восточносибирском крае и поэтому неудивительно, что почти весь край, за исключением долины Енисея к югу от Туруханска, входит в область широкого распространения этого явления.

Мощность слоя вечной мерзлоты достигает иногда 60 и более м и залегает она на различной глубине от поверхности почвы. Весь север, примерно от параллели Туруханска, занят областью сплошного распространения вечной мерзлоты, мощность которой достигает от 60 до 100 и более м, южнее же она сопровождается островами талой почвы. В Забайкалье мощность мерзлоты достигает 50–70 м.

Не имея в виду подробного изложения значения вечной мерзлоты, мы лишь кратко укажем на некоторые явления, связь которых с вечной мерзлотой может считаться установленной. Близкая к поверхности мерзлота оказывает большое влияние на растительность и заболоченность. Преобладание в тайге Вост. Сибири лиственницы, особенно даурской, выработавшей специальные приспособления (поверхностная корневая система, придаточные корни), большая фаутность леса, слабость развития сфагновых торфяников, однообразие и бедность видами болотной растительности – все эти явления связаны с вечной мерзлотой.

Необходимо при этом иметь в виду, что если районам вечной мерзлоты свойственны определенные формы растительности, зато и существование в некоторых случаях, а особенно глубина залегания вечной мерзлоты зависит от растительности – в тайге, под моховым покровом мерзлота держится упорнее и ближе к земной поверхности.

Вечная мерзлота создает затруднения для существования грунтовых вод, что приводит к тому, что большинство рек летом в периоды отсутствия дождей и особенно зимою имеют весьма низкий уровень воды, малые реки промерзают до дна и перестают течь зимою, летом же после сильных дождей не только горные потоки, но и такие реки, как Селенга, Ингода, Шилка очень быстро выходят, из берегов (На Селенге и др. забайкальских реках такие явления наблюдались, напр. в 1932 г.)

Благодаря вечной мерзлоте на реках и в долинах образуются наледи, появляются вспучивания почвы и бугры. При нарушении естественных условий, напр., при постройке зданий, мостов и т. п. отрицательные особенности района вечной мерзлоты проявляются иногда в очень наглядной форме – под зданием появляется вода, отдельные части зданий неравномерно оседают, появляются трещины в стенах, разрывы водопроводных линий и т. д. Имеет значение вечная мерзлота и для сельского хозяйства, причем влияние ее в этом случае, как показали опыты Амурской оп. станции, довольно сложно. Опыт Забайкальской и Амурской жел. дороги, а также факты губительного влияния мерзлоты на крупные строительные сооружения (напр., железнодорожные мастерские в Чите), затруднения в водоснабжении в районах с вечной мерзлотой, – все это говорит за необходимость тщательного изучения этого явления и выработки мер борьбы с неблагоприятными влияниями мерзлотности. В последнее время накопился ряд данных, позволяющих думать, что Забайкалье и территория к западу от него являются районом, где вечная мерзлота деградируется под влиянием климата и воздействия человека. Такое положение вещей заставляет для этого района вырабатывать и свои меры предохранения строительства. Если в районах сплошной мерзлоты необходимо найти меры к сохранению ее под и возле сооружений, то в районе деградации, очевидно, необходимо полное ее уничтожение перед началом строительства, так как сохранение ее будет уже идти против естественного хода вещей и потому очень затруднительно.

В связи с вечной мерзлотой и вообще глубоким зимним промерзанием почвы находится еще одно весьма распространенное явление образование крупных и мелких бугров в тундре и в заболоченных районах Среднесибирского плоскогорья и прибайкальских нагорий. Проф. А. А. Григорьев полагает, что условия образования бугров в Вост. Сибири отличаются от условий образования по внешности подобных же бугров в Европейской тундре и в Зап. Сибири, поэтому Восточную Сибирь он выделяет в особую провинцию. По его мнению «восточносибирская провинция характеризуется: 1) образованием крупнобугристого, а частью и мелкобугристого микрорельефа при помощи подпочвенных линз и штоков льда (курсив наш), чаще без участия сфагнума; 2) образованием другого (более распространенного) вида мелкобугристого микрорельефа путем передвижения плывуна, которое нередко сопровождается выливанием его наружу; 3) выпуклыми тундровыми пятнами. Замечательной особенностью восточносибирского микрорельефа является то, что его распространение не ограничивается чисто тундровой и лесотундровой зонами, но заходит далеко к югу в связи с проникновением далеко на юг и вечной мерзлоты». Более внимательное и детальное изучение условий образования бугров, особенно в более южных районах может иметь большое практическое значение для правильной постановки мелиорации заболоченных кочковатых пространств для превращения их в пастбища и сенокосные луга.

Геоморфологическое значение низких температур вообще и в частности вечной мерзлоты не подлежит сомнению, но изучение этих факторов геоморфологами только еще начинается.

 

Прочие элементы  климата. Из остальных особенностей климата Вост. Сибири укажем лишь немногие, так как имеющиеся о них материалы более скудны и они не имеют такого основного значения, как тепло и влага.

Восточная Сибирь славится обилием ясных дней и малой облачностью. По обилию солнечного сияния многие местности Забайкалья (Чита, Троицкосавск и др.) превосходят южные части Европ. СССР и Крым, особенно зимою. Средняя продолжительность солнечного сияния в Троицкосавске 7 час. (8,4 летом и 5,6 час. зимою), в Чите –7,1 час, Иркутске – 6,6 час. Красноярске – 5 час, тогда как в Халиле (Финляндия) – 4,5 и Абас-Тумане (Грузия) – 5,5 час. Без солнца в южной части края бывает только от 23 до 50 дней, в северной половине до 90 дней. Продолжительность наблюдающегося солнечного сияния составляет от 60 до 70%, а на севере около 40% к возможной его продолжительности.

Так как обилие света и притока солнечной энергии может значительно влиять на сокращение срока вегетации растений, то богатство Вост. Сибири солнечными днями имеет большое значение для безморозного периода.

Если продолжительность солнечного сияния увеличивается с запада на восток, то вероятность пасмурной погоды, наоборот, сокращается в том же направлении. Так, в январе возможность пасмурной погоды изменяется с СЗ на ЮВ от 65 до 25% и менее в строгой последовательности, причем даже Байкал, где вероятность пасмурной погоды в это время измеряется в 46–50%, не влияет на эту строгую последовательность.

Та же картина наблюдается в апреле, с тем лишь различием, что пасмурность юго-восточной части края, т. е. в пределах Восточного Забайкалья увеличивается до 31–35%.

В июле наблюдается также сокращение вероятности пасмурной погоды с СЗ на ЮВ, но строгая последовательность сокращения процента вероятности пасмурной погоды нарушается областью около Байкала, где в это время вероятность пасмурного неба определяется в 56–60% тогда как кругом этого района на 3, С и В находится район с вероятностью только 51–55%, вероятность пасмурной погоды в Восточном Забайкалье поднимается до 46–50%, но все же остается наиболее низкой в крае, те же цифры вероятности пасмурности неба характеризуют в это время Красноярско-Канские степи.

Сильное распространение по долинам рек и в долинах среди гор имеют туманы, часто вредно отражающиеся на земледелии и судоходстве. М. И. Ткаченко, три раза сплывавший по р. Н. Тунгуске, жалуется на туманы ночью и утром в течение всего лета. Туманы на Ангаре бывают и летом, но особенно бывают густыми, покрывая иногда всю нижнюю часть г. Иркутска, зимою перед ледоставом.

Ветры преобладают на западе края юго-западные, а в восточной части края сев.-западные, на севере – южных румбов. Большой силой ветры, особенно зимою, не отличаются, чаще всего наблюдается скорость до 5 м в сек., за исключением севера, где наблюдаются особенно к западу от устья Енисея, частые и сильные бури (пурга). На юге наиболее вредное влияние имеют ветры в конце зимы и весною, приносящие иногда морозы (гололедица, вредная для пастбищного скотоводства) и сильно иссушающие почву. Хотя температура в январе в некоторых пунктах Прибайкалья и Забайкалья (напр. Верхоленск, Сретенск) почти не отличается от температуры в тундре низовьев Енисея, но зима в Забайкалье значительно легче переносится человеческим организмом, чем на севере и дело не только в иных условиях освещения (что, конечно, имеет значение), но и еще в большей жесткости погоды на севере. Жесткость же зависит от сочетания температуры с ветром и при одной и той же температуре погода при штиле или слабом ветре легче переносится, чем при сильном ветре. Для определения жесткости или суровости погоды служит коэффициент Бодмана. На карте с показанными на ней линиями коэффициента одинаковой жесткости, составленной проф. Вейнбергом, видно, что жесткость зимы возрастает с юго-востока на сев.-запад. На юге края коэффициент жесткости меньше, чем на соответствующих широтах Зап. Сибири, тогда как в Приенисейской тундре коэффициент этот больше, чем к западу от полуострова Ямала и даже значительно больше, чем в холодной области от низовьев р. Лены до Анадыря, хотя температура к востоку от Лены ниже, чем на Енисее. Таким образом, зиму в районах нижнего течения Енисея приходится считать наиболее суровой в Сибири, тогда как весь район к югу от 60° с. ш. при низких температурах зимы особенной жесткостью климата не отличается.

Как распределение господствующих ветров по направлениям, так характер распределения по временам года осадков и температуры находится в связи с распределением барометрического давления воздуха. Зимою над Восточной Сибирью устанавливается высокое давление с центром антициклона над Сев. Монголией и изобары распределяются в убывающем порядке с юго-запада на сев.-восток. Наибольшего развития антициклон достигает в феврале (начало его замечается уже с сентября), после чего постепенно давление убывает и весною (в мае) сменяется областью слегка пониженного давления, изобары распределяются в обратном порядке – давление понижается с севера на юг. Летом по всем станциям наблюдается более низкое давление, чем зимою (разница среднего давления между зимою и летом достигает 10–17 мм), причем эта разница больше на юге, чем на севере. Безветрие, устойчивость ясной сухой погоды зимой и изменчивость, более значительные ветры и частные осадки в теплую половину года – таковы результаты указанного распределения атмосферного давления.

 

Опыты климатического районирования. Более или менее дробного разделения территории Восточносибирского края на климатические области или провинции с учетом тех или иных практических задач до настоящего времени не было сделано. Такая работа может быть только предметом специального научного исследования и прежде всего нуждается в выработке определенной методологии климатического районирования. Имеющиеся попытки климатического районирования (преимущественно в интересах сельского хозяйства) касаются только отдельных частей края и отличаются совершенно различными методами решения поставленной задачи и друг с другом не сравнимы. Таково, напр., районирование В. Б. Шостаковича всей южной земледельческой части Сибирского края, куда входила и западная половина Вост. Сибири до Байкала, а также районирование Дальневосточного края и в том числе Забайкалья П. И. Колосковым. Что же касается более общих и широких попыток климатического районирования всего земного шара или только территории нашего Союза, то они общеизвестны – это опыты Воейкова, Кеппена, де-Мартонна, Берга, Вознесенского и Вейнберга, не считая ряда других опытов, в той или иной мере варьирующих схему Кеппена или других авторов.

Наиболее поздними по времени для Вост. Сибири являются опыты Берга, Вейнберга и Вознесенского.

Проф. Вейнберг в Сиб. сов. энциклопедии дает видоизмененную часть мировой карты Кеппена, на которой Вост. Сибирь разделена на три зоны: забайкальскую или материково-полярную с сухой холодной зимой, океанически-полярную (климат сосны) с влажно-холодной зимой и тундровую на побережье Сев. Полярного моря. Также придерживаясь в общем методологии Кеппена, проф. Вознесенский на основании только данных о температуре и осадках распределил в своей «карте климатов СССР» территорию Восточносибирского края на следующие типы: климат тундр, бореальный климат тайги и климат холодных степей с малоснежной зимой. Почти то же деление находим и у проф. Берга: климат тундры, климат сибирский и холодные степи Забайкалья.

 

Очерк VII

Растительность Восточносибирского края

 

Растительность тундры. Разница в географическом положении различных участков тундры, неодинаковые условия климата, почв и различия в орографии объясняют

разнообразие состава растительности тундры. Имеет значение и геологическая история, по крайней, мере наиболее заметное распространение степных форм именно в тундрах Вост. Сибири связывается А. И. Толмачевым с непосредственной близостью этих участков тундры с центрально-азиатскими степями в период, непосредственно следовавший за ледниковой эпохой. Континентальные условия Таймырского полуострова, находящегося на одинаковых широтах с Северным островом Новой земли и Гренландией, объясняют то обстоятельство, что Таймыр не покрыт ни ледниками, ни вечными снегами, а, по словам А. И. Толмачева, его коллекция растений, «собранная в районе от 74°20' до 74°50' о. ш., насчитывает около 190 видов высших растений, в соответствии с чем таймырская флора оказывается наиболее богатой флорой, существующей в таких широтах».

В тундрах Таймырского полуострова и примыкающих районов на пониженных местах залегает моховой покров, на котором летом появляются цветковые растения, а кое-где разбросаны кустики полярных ивняков. На более сухих местах берегов рек и озер состав растительности разнообразнее, здесь встречаются полынь, альпийский мак, лапчатка, несколько видов злаков и др. На высоких равнинах, среди мохового покрова встречаются часто пятна, лишенные всякой растительности (пятнистая тундра).

«На тундре, как и в степи, почва не прикрыта сплошным дерном, цветковые растения сидят здесь отдельными пучками и дерновинками, разделенными промежутками оголенной почвы, в лучшем случае слегка подернутой мелкими лишаями и мхами». Толмачевым А. И. найдены на Таймыре несколько видов растений, которые прежде были обнаружены только или значительно южнее или значительно западнее Таймыра  или, наоборот, много восточнее – в Колымском крае,  – на Чукотском полуострове и в арктич. Америке,  – на Канадском архипелаге). Миддендорф указывает, что в области р. Таймыра совершенно отсутствуют ягодники – голубица, брусника, морошка и другие.

Южная граница тундры не представляет из себя ровной линии близкой к какой-либо из параллелей сев. широты. В некоторых местах большие площади чисто тундрового характера встречаются довольно далеко на юге, в других случаях, наоборот, полоса тундры сильно сдвигается к полярному побережью, а лес отдельными языками внедряется далеко к северу, преимущественно по рекам. Вдоль рек почва лучше дренирована, вечная мерзлота уходит глубже, склоны берегов, особенно наклоненные к югу, лучше прогреваются, благодаря изменению угла падения солнечных лучей. Имеет также значение и тепло, приносимое с юга реками севера, а также более комковатая структура почвы, так как пылевидные мелкие частицы почвы лучше вымываются на дренированных склонах.

 

Лесотундра.  Область, где происходит эта борьба тундры и леса и где лес имеет весьма угнетенный вид так называемого «криволесья», эта область получила название лесотундры. Лес покрывает склоны речных долин и вообще наиболее низкие места, не поднимаясь на возвышенности выше 300–350 м, где господствует горная тундра. Наибольшее распространение имеет ель с примесью сибирской лиственницы и березы. Даурская лиственница, являющаяся господствующим деревом в соседней Якутии, не достигает берегов Енисея, но уже в районе Хатанги господствует. А. И. Толмачев считает, что даурская лиственница сменяет сибирскую непосредственно к востоку от оз. Пясино.

Деревья в лесотундре имеют угнетенный вид, много суховершинных елей и лиственниц, местами хвойные деревья почти стелются по земле (стланцы). Здесь много ягодных кустарников. Вся лесотундра лежит в области вечной мерзлоты, оттаивающей под моховым покровом лишь до глубины 10–25 см, этим объясняется непрочность корневой системы деревьев, легко вырываемых ветром.

Провести границу леса на севере можно лишь весьма приблизительно, так как имеющиеся сведения носят случайный характер. Строевой лес, хотя и не особенно высокого качества, встречается до 71°, а иногда даже до 73° с. ш., т. е. в пределах Енисейского севера леса заходят по широте далее, чем где-либо в Евразии.

Что касается южной границы лесотундры, обычно проводившейся около Туруханска, т. е. около 66° с. ш. и даже севернее, то возможно, что эту границу нужно отодвинуть к югу, по крайней мере, в бассейне Енисея. Авиационная разведка лесов, выполненная в 1931 г, членами лесоисследовательских партий Ком. Сев. мор. пути, показала, что к северу от 61–62° с. ш. происходит борьба леса с тундрой и часто трудно сказать при широком обозрении местности, что здесь преобладает – лес или тундра. Обилие болот (до 50% территории) и озер, низкое качество леса (сосна в борах-беломошниках V бонитета), обилие различных пороков леса (косослой, мокрослой, и апенная гниль) и распределение леса полосами по рекам обычно не далее 10 км от реки – все это позволяет отнести район к сев. от параллели р. Вахты, т. е. бассейн Елогуя и Таза на левом берегу и низовья р. Н. Тунгуски на правом берегу Енисея к области лесотундры, где хорошие высококачественные леса встречаются в виде исключения, большинство же лесов низкого качества, что, конечно, не исключает возможности использования их для местных нужд и для лесотехнической промышленности.

В лесотундре, как и в тундре, довольно обширные площади заняты лишайниками и в том числе ягелем, служащим наряду с кустарниками, главной пищей для северных оленей.

 

Северная тайга. Пространство, занятое по обоим берегам Енисея южнее лесотундры и приблизительно до 58–59° с. ш. относится к северной таежной зоне. Преобладающей породой леса здесь является лиственница, к которой примешиваются ель в речных долинах и кедр по водоразделам. Пихта встречается реже. Сосна на склонах рек по песчаным полосам и по каменистым местам. Лесные пространства прерываются довольно часто обширными болотами и мокрыми лугами с кочкарниками. Много торфяных болот по долинам.

С сев.-зап. на юго-восток, приблизительно от верховьев р. Пясины, пересекая Н. Тунгуску в направлении к северной оконечности Байкала, проходит граница между сибирской и даурской лиственницей. Несколько южнее, но также с отклонением к юго-востоку, проходит северная граница кедра.

Чрезвычайно широко распространены гари, особенно в бассейне Нижней Тунгуски и  Подкаменной Тунгуски. Гари часто заболачиваются и занимаются ерниками. В верхнем течении Нижней Тунгуски, по словам Никифорова «собственно тайгой занято немного более 50–60% пространства. Остальное пространство представляется в виде слабо извилистых лапчато-ветвящихся, широких, более светлых, чем тайга, лент ерников, которые сопровождают все распадки, мелкие речки, ручейки. Широкое распространение ерников вообще можно считать одним из главных признаков равнинной северной тайги в отличие от равнинной южной тайги, где ерники – редкое явление».

О широком распространении гарей  (О громадной площади, захватываемой иногда лесными пожарами, можно судить по данным, опубликованным В. Б. Шостаковичем о лесных пожарах Сибири в 1915 г., когда общая площадь погоревшего в Сибири леса определялась в 125000 км2, дымом же от пожара была покрыта площадь до 6000000 км2) между Ангарой и Подкаменной Тунгуской свидетельствует также Боровиков. В районе Подкаменной Тунгуски проф. Ревердатто намечает следующие таежные ассоциации растительности: 1) елово-пихтовая моховая тайга с подлеском из ольхи, шиповника, рябины и бузины. На моховом покрове ягодники – брусника, голубика и немногие травы – грушанка, кислица, линнея, хвощи; 2) елово-кедрово-моховая тайга; 3) елово-кедровая лиственничная тайга, в травяном покрове появляются акониты, анемоны, лютики, лесная саранка; 4) кедрово-елово-лиственничная тайга с богатым подлеском из ольхи, ивы, можжевельника, шиповника и т. п. В травянистом покрове появляются представители высокотравья.

Пространство между Тунгуссками и Леной занято преимущественно лиственнично-сосновыми лесами, и чем далее на восток, в бассейн Лены, тем более преобладает лиственница (даурская).

 

Южная тайга. Плоскогорье между Енисеем и Леной к югу от северной тайги занято южной тайгой. На юге-востоке в Витимском районе и в Прибайкалье, также в Саянах эта таежная лесная полоса переходит незаметно в горную тайгу, в наиболее низких местах не отличающуюся от тайги на плоскогорье.

Породы леса здесь те же, что и в северной тайге, но относительное распространение этих пород другое. Роль рельефа и климата в распределении древесных пород выступает достаточно ясно. Так, весь бассейн р. Ангары, особенно в районе 30–40 км от реки, занят сосново-лиственничными лесами с явным преобладанием сосны, водоразделы между Ангарой и Леной (Березовый хребет) заняты пихтово-кедровой тайгой и склоны к р. Лене покрыты, главным образом, лиственницей с примесью сосны, более чистые сосновые боры встречаются здесь лишь в условиях хорошего дренажа и лучшего прогревания почвы. Преобладание лиственницы даурской по Лене объясняется меньшей требовательностью ее к теплу вообще и особенно к теплоте почвы и способностью мириться с вечной мерзлотой, чего не выносят сосновые насаждения. Климат же на Лене более суров, чем на Ангаре, влаги несколько больше (хотя и не везде) и мерзлота встречается почти везде, тогда как на Ангаре, в пределах долины и склонов мерзлота обычно не наблюдается, хотя на водоразделах была констатирована (напр., на Око-Ангарском водоразделе, в моховом лесу). Широкое распространение сосняков по Ангаре, даже в необычных для сосны условиях (на суглинках) некоторые ботаники (напр., Криштафович) объясняют занятием сосной бывших таежных гарей, возобновление которых пихтово-кедровыми и даже березовыми лесами затрудняется повторными гарями. Сосна страдает от гарей меньше и как только создаются условия, благоприятные для сосны, последняя легко занимает освободившиеся от тайги пространства. На водоразделах влаги больше, температура ниже, почвы холоднее и гари занимаются осиной и березой, а не сосной.

Гари вообще представляют чрезвычайно любопытный пример диалектического процесса развития в природе. Представляя явление вредное в природе, ведущее к уничтожению громадных массивов леса и, в условиях правильного лесного хозяйства, явление совершение недопустимое, в то же время палы только, по-видимому, и создали в нашем крае те ценные сосновые массивы леса, которые представляют все еще главный объект лесоэксплуатации. В результате гарей районы, прежде сырые и занятые тенелюбивыми породами леса, пихтово-елово-кедровой тайгой – такие районы при благоприятных условиях рельефа осушаются и занимаются противоположными прежним лесным формациям светолюбивыми породами – лиственницей и, главным образом, сосной, в случае же особо неблагоприятных почвенных и климатических условий, светлыми лесами из березы и осины.

Многие ботаники, изучавшие сибирскую тайгу и в частности леса Среднесибирского плоскогорья, как напр., проф. Гордягин (Зап. Сибирь), Дробов, Боровиков, Криштафович и др. (Вост. Сибирь), указывают на эту своеобразную «полезность» гарей. Боровиков склонен обобщить, «что все боровые формации края есть явление вторичное в крае, вызванное влиянием палов. Весь край должен был бы быть занят таежными формациями и широкое распространение в настоящее время в крае боровых формаций зависит прежде всего от огня, а затем от почв края». Наиболее трудное вытеснение сосной лиственницы также происходит в естественных условиях благодаря палам. «Можно сказать, что только благодаря огню сосна входит в насаждения лиственницы, только благодаря ему она здесь укрепляется, только при его помощи она начинает с течением времени вытеснять лиственницу, только при его благосклонном участии она окончательно вытесняет и лиственницу, конечно, при данных климатических и почвенных условиях края».

Отсюда, конечно, нельзя делать вывода о пользе лесных пожаров в настоящее время, в условиях Советского союза, когда стихийные процессы в природе должны заменяться разумным вмешательством общества, которое найдет менее расточительный и более быстрый метод насаждения желательных лесных сообществ.

В сосновых борах южной тайги в качестве подлеска широко распространен даурский рододендрон (известный в Вост. Сибири под неправильным названием багульника, а на Алтае называемый маральником), шиповник, ольха, брусника, толокнянка. Довольно разнообразна травянистая растительность в высокотравных и разнотравных борах, где, наряду с лесными формами, встречаются и луговые. Нередко встречаются боры с моховым почвенным покровом или даже почти без всякого травянистого покрова. Наиболее значительные по размерам и лучшие по качеству сосновые насаждения края сосредоточены между Енисеем, Чуной, Окой и Ангарой, захватывая оба берега последней; на юге сосновые боры переходят в предгорья Саян (особенно в районе р. Белой, Уды, Маны, Бирюсы) и далее в Забайкалье – на песчаных и щебневатых почвах.

 

Горная тайга. В горной, южной части края, растительный мир лесной полосы (горнотаежной) состоит в большей части из лиственницы, кедра, пихты и ели, образующих разнообразные сообщества в зависимости от условий рельефа, экспозиции склонов, почвы и местного климата. Так, всего выше в горы заходит кедр, за ним следует лиственница, пихта встречается в широких долинах и на менее высоких плоских водоразделах, на более богатых мягких почвах, а ель в сырых узких долинах, по берегам ручьев и рек. С запада на восток в Саянах распространение пихты сокращается, причем в восточной части Саян она встречается редко и вновь входит в состав тайги на Хамар-Дабане. Ель также убывает в восточном направлении; встречаясь за Байкалом только редкими мелкими ельниками в виде узких полос в заболоченных долинах речек. Наоборот, значение кедра возрастает в восточном направлении и в восточной части Саян, в верховьях, напр., р. Белой кедр составляет почти единственное высокогорное дерево, к которому примешивается на более низких местах лиственница и сосна.

Кроме хвойных, в горной тайге нередко распространены, в качестве подлеска, рябина, ольха, таволга, жимолость, черемуха, а также примешиваются береза, осина, а в широких долинах горных рек (напр., Джиды, Жемчуга и др.) встречается ароматический тополь  (Как реликтовый пережиток третичной эпохи на береговых склонах Енисея против устья р. Маны встречается липа, имеющая кустарниковый характер). В травяном покрове встречаются брусника, черника, голубица, хвощи, папоротники, осоки, вейник, высокие зонтичные, по старым гарям красивые заросли кипрея, лилий и др., на каменистой почве большие заросли бадана.

При подъеме в горы наблюдается обычная смена растительности – полог гор занят смешанным лесом, выше сменяющимся исключительно хвойными деревьями, из которых верхнюю границу леса обычно занимает кедр, вместе с которым высоко поднимается в горы ползуний можжевельник, кустарниковая ольха и другие кустарники. Высота границы кедра зависит не только от климатических условий, но также и от почвы, и в тех условиях, где на высоте 1 800 м и даже ниже начинаются каменистые россыпи, там уже кедра, да и других деревьев, нет. Верхний предел лесной растительности в Вост. Саянах проходит на высоте около 2 000 м над уровнем моря, отдельные низкорослые деревья доходят до высоты 2 100–2 150 м. Кедровый сланец, особенно широко распространенный на Дальнем Востоке и в Колымско-Охотском крае, а также встречающийся довольно часто и в Забайкалье, особенно на Хамар-Дабане, к западу от Байкала почти не распространяется.

Пространства гор выше предела лесной растительности заняты или моховыми болотами, кустарниками или реже лугами, если имеется достаточный почвенный покров, или же каменистыми россыпями, снежными и ледниковыми полями.

Благодаря обилию кристаллических пород, луга альпийского типа не имеют широкого распространения и пока почти не используются для хозяйственных целей (По-видимому, нельзя рассчитывать на возможность особенно широкого развития альпийского типа молочного скотоводства).

В характере распределения лесной растительности в горах, особенно за Байкалом, нужно отметить различие растительности на разных склонах по странам света. Северные склоны более покрыты лесом, чем южные. За Байкалом можно совершенно ясно видеть, как лес, поднимающийся по северному склону, на вершине горы вдруг останавливается ровной стеной, как бы не решаясь спускаться вниз по южному склону. На высоких горах эта разница сказывается в том, что на северном склоне лес опускается ниже к подошве горы.

В поймах рек и на островах, особенно многочисленных по Селенге и Ангаре, наряду с луговой растительностью широко распространены лиственные деревья и кустарники, часть которых имеет и хозяйственное значение, как, напр., разнообразные ивы (тальники), идущие на плетение рыболовных ловушек, корзин и на лыко для дубления кожи; черемуха и сибирская яблоня (Сиб. яблоня оказалась весьма пригодной для прививки на ней культурных форм садовых яблок), а по илистым островам Селенги и ее притоков также облепиха доставляют ягоды, отчасти заменяющие отсутствующие пока в Сибири фрукты.

С точки зрения практической, как кормовые площади, луга и лесные травы почти не изучены, но вообще можно сказать, что в пределах лесной полосы хорошие луга хотя и встречаются, но особенно обильными признать их нельзя.

Все исследователи лесной полосы (ботаники, почвоведы и лесоводы) обычно отмечают недостаток лугов, особенно севернее 54–55° с. ш. Мелиорацией заболоченных пространств и расчисткой леса можно, конечно, очень сильно увеличить естественную кормовую площадь и во много раз поднять продуктивность наших сенокосов и пастбищ, которые способны прокормить количество скота даже в несколько раз превышающее современные стада. Как в горной тайге, так и в тайге на плоскогорье, нужно отметить ряд растений, имеющих практическое применение, как, напр., бадан, черемша, саранка и разные лекарственные растения – зверобой, тысячелистник, хвойник и т. п.

Среди лесов, занимающих в общем весь край от тундры на севере до южной государственной границы, встречаются в виде отдельных пятен, иногда довольно значительных по площади, лесостепи и степи. Те и другие не похожи вполне на западносибирские. Вместо березы становятся характерными для лесостепи перелески из сосны и лиственницы, хотя встречаются и березовые колки (В Восточн. Забайкалье встречаются растения, свойственные дальневосточной флоре и на запад не встречающиеся вплоть до Урала, как, напр., ландыш, дуб (монгольский) и др.). Рельеф этих местностей выражен весьма заметно и растительность приурочена к разностям микрорельефа – бугорки имеют более сухолюбивые растения – ковыль, вероника, саранка, лапчатка, богородская трава, в ложбинах более пышный ковер из луговых форм – ирис, акониты, лютик, мятлик, костер, герань, чина луговая и т. д.

Настоящих степей, какие встречаются в Западной Сибири или на юге европейской части Советского союза, в Восточной Сибири нет, хотя некоторые местности и известны под этим именем, например, Унгинская степь, Верхоленская степь, Боргойская, Ононская степь и т. п. Это более или менее обширные пространства, свободные от леса, залегающие или в широких долинах рек, или по пологим суходолам и на плоских водоразделах. Особенно обширны такие горные степи в юго-восточном Забайкалье (Борзинский район, Агинский аймак), бедном атмосферными осадками и подпочвенными водами. Здесь часто местность принимает уже полупустынный характер с довольно бедным травянистым покровом, состоящим из некоторых злаков, типца, изредка ковыля, чия, касатика (ирисов), красной саранки и белой полыни. Такого же характера растительность встречается в юго-западном Забайкалье, по левым притокам р. Селенги, а также к сев. от Байкала в некоторых степях Балаганского района.

Среди таких степей в небольших западинках часто встречаются участки засоленной почвы, покрытой солянковой растительностью.

Из этого краткого обзора растительности можно заключить, что Вост. Сибирь –лесной край.

По данным бюро лесной статистики Наркомзема видно, что общая площадь лесов в пределах Восточносибирского края на 1 окт. 1927 г. составляла около 2,5 млн. кв. км или почти 70% всей территории, а удобная лесопокрытая площадь 37% (Лесистость Зап.-Сибирского края определяется в 24%). Если исключить из общей территории безлесную тундру, высокие горы и степные пространства, то лесистость остальной территории значительно повысится. По тем же данным Наркомзема, общая лесная площадь Восточносибирского края составляет 25% лесной и 23% удобной лесной площади всего СССР. Из других областей Союза только Якутия имеет такую же площадь лесов.

Преобладающей породой в лесах края можно считать лиственницу даурскую и сибирскую, за ней следуют сосна, кедр, пихта, ель, береза и осина. Под лиственницей занята 1/2 всей лесовокрытой площади, территория с господством сосны немного меньше (В Зап. Сибири преобладают пихта и ель, затем березовые и осиновые леса и за ними уже следуют насаждения сосны и кедра. Лиственница там занимает только около 4% всей лесопокрытой площади). Перестойные и спелые насаждения занимают более половины всех хвойных лесов.

Другие деревья – тополь, ольха, сибирская яблоня, черемуха, различные ивы (тальники), разнообразные кустарники и ягодники растут в виде подлеска среди хвойного леса или образуют заросли по берегам рек и на островах.

 

Очерк IX

Естественно-исторические районы

 

Природные ландшафты

 

I. Тундра. От берегов Северного Полярного моря на юг, приблизительно до линии, идущей от р. Таза на 68º с. ш. к с.-в., между Дудинкой и Усть-Енисейским портом, через р. Дудыпту к р. Хатанге на 72° с ш. – все это пространство занято ландшафтом тундры, характерной особенностью которой является безлесье. В зависимости от того, встречаются ли кустарники, какие виды мхов и лишайников преобладают, имеется ли сплошной растительный покров или среди него встречаются голые пятна, бугры, песок и щебень и т. д. – различают типы ландшафтов тундры. Акад. Комаров характеризует тундру средней Сибири, в отличие от западно-сибирской и дальневосточной, как более сухую, более ровную, с преобладанием растительности из сухих мхов (гипновых и политриховых) и лишайников. Восточносибирская тундра отличается, кроме того, наличием некоторых степных форм растительности. Отсутствие леса в тундре объясняется не столько низкой температурой зимы, сколько вечной мерзлотой, холодной почвой и иссушающим губительным влиянием холодных ветров. Эта же необходимость предохранения от охлаждения и иссушающего влияния ветров создает в тундре обилие стелющихся растений, близко прижимающихся к земле (стланцы лиственницы, стелющиеся кустарники, некоторые травянистые растения) и образование подушек из мхов и травы.

Громадное значение в тундре имеют разности микрорельефа. В тундре пользуются широким распространением бугры. Эти бугры, особенно мелкие, кажущиеся на первый взгляд вредным явлением, препятствующим удобному передвижению по тундре, имеют на самом деле большое положительное значение. Выпуклые формы рельефа тундры – это наиболее сухие и наиболее прогреваемые с солнечной стороны элементы тундровой поверхности, они же создают и некоторую защиту от ветра. На буграх находят для себя наилучшие условия ксерофитные лишайники (ягель) и ягодники, последние на солнечных сторонах выпуклостей дают наиболее крупные и сладкие ягоды. Важного значения ягеля и ягодников для всего животного населения тундры, а также для человека доказывать не приходится. Бугорки тундры служат также защитой от врагов птицам и мелким животным тундры, а хищники, наоборот, пользуются ими как хорошим прикрытием при своих охотничьих набегах.

Кроме микрорельфа во многих частях тундры имеются и вообще значительные различия в устройстве поверхности. Горы Бырранга и др. прорезывают тундру в различных направлениях. Мелкие блюдцевидные впадины часто заполнены водой и такие мелкие озера, иногда соединяющиеся друг с другом небольшими протоками (висками), разбросаны по тундре в громадном количестве. Многие из озер богаты рыбой. В короткое лето с незаходящим за горизонт в течение месяца и более солнцем тундра оживает, озера и болота наполняются прилетевшей гнездиться и выводить птенцов разнообразной перелетной птицей, вслед за которой из смежной лесотундры и тайги появляются хищники: волк, лисица, горностай. Зимою, наоборот, тундра безжизненна, остаются в ней только постоянные ее обитатели: песец, лемминги, белая куропатка, а на морском побережье белый медведь, да на ягельниках, покрытых неглубоким снегом, пасутся северные олени.

Берега крупных рек, текущих из тайги, а также побережье моря во многих местах покрыты громадными скоплениями мертвого леса, часть которого занесена илом. Практическое значение этих запасов мертвого леса в безлесной тундре весьма велико. Без этого «адамова» леса жизнь людей в некоторых районах тундры была бы невозможна.

Климат тундры характеризуется следующими чертами: средняя годов, температура –10° и ниже, в самый теплый месяц ср. температура не поднимается выше 4-10°, осадки в Восточносибирской тундре достигают лишь 200–250 мм в год, причем большая часть их выпадает в конце лета, зимою бывают сильные ветры («пурга»), наблюдается сплошное залегание вечной мерзлоты. Имеют свои отличия в тундре также почвы – слабоподзолистые на песках, скрыто-подзолисто-глеевые на глинистых грунтах и торфянисто-болотные.

В пределах тундры, как интразональное явление, можно выделить долины больших рек, по которым в полосу тундры проникают не только более обильные здесь, чем по водоразделам, кустарники, но и хвойные деревья (лиственница) (Так называемый «закон Миддендорфа», согласно которому лесные полосы в виде лент далеко заходят на север по сравнению с границей леса на водоразделах). Богаче представлены в долинах и цветковые растения и злаки, дающие возможность получения корма для скота.

Зону тундр нашего севера А. Я. Тугаринов делит на три района: западный (юрацкий) низменный с фауной, сходной с западносибирской; восточный (Таймырский) возвышенный, с большими площадями каменистых тундр и с фауной северо-вост. Сибири и береговой район, обнимающий морское побережье с полосой прилегающей суши, с особенно суровыми климатическими условиями и с морской фауной. Другие авторы выделяют арктическую (на побережье моря) и типичную тундру, а в пределах последней по характеру почвенного покрова и растительности различают бугристую, полигональную, щебневатую и другие разновидности.

 

II. Лесотундра. Южнее тундры тянется полоса лесотундры, в пределах которой лес встречается не только по долинам рек, но и в полосе междуречья, занимая там некоторые склоны возвышенностей не выше 300–350 м над уровнем моря, где начинается господство горной тундры. Название «криволесье», даваемое иногда ландшафту лесотундры, весьма хорошо подчеркивает главнейшие особенности лесотундры – происходящие там процессы борьбы леса с тундрой.

Из хвойных пород в нашей лесотундре преобладает ель и лиственница сибирская, сменяющаяся к востоку и юго-востоку от водораздела между Пясиной и Хатангой даурской лиственницей. Из лиственных пород встречаются береза, ольха, полярные ивы и разнообразные ягодники. Деревья в большинстве случаев имеют весьма угнетенный вид, суховершинны, искривлены и, лишь в отдельных более благоприятных условиях на дренированной в долинах почве, встречаются участки леса, пригодные для хозяйственного использования.

В климатическом отношении лесотундра характеризуется средней годовой температурой от –10,1° (в Дудинке) до –7,7° (Туруханск), июльская температура в тех же пунктах +13,2° и 15,8°, а средняя в январе –28°. Осадков выпадает несколько больше, чем в тундре  – от 230 до 300 мм в год, толще и снеговой покров. Распространены скрыто-подзолистые почвы и торфяники. Переходный характер растительности в лесотундре обусловливает также своеобразный состав фауны, в которой смешаны элементы тундры и лесной области. Как особенность Восточносибирской тундры и лесотундры следует отметить в горных районах горного снежного барана.

Так же, как и в тундре, в лесотундре много озер и болот.

Южную границу лесотундры обычно намечают до линии, идущей от верхнего течения р. Таза на 64° с. ш. к Енисею несколько севернее Туруханска, к востоку от которого граница делает изгиб к северу почти до 67° с. ш. и потом снова спускается к 66° с. ш. в верховьях р. Мойеро и Кочечумо. В настоящее время, как было мною отмечено в очерке «о растительности», границу лесотундры, быть может, придется передвинуть южнее, до параллели р. Вахта, т. е. примерно до 62° с. ш.

В пределах лесотундры можно наметить разновидности ландшафтов низменной, болотной и равнинной лесотундры к западу от Енисея и возвышенной, суровой и более сухой – к востоку от реки. Как интразональное явление на Среднесибирском плоскогорье можно отметить обширные участки горной тундры (вертикальные зоны выше 350 м).

 

Лесные ландшафты.  Лесной пояс занимает громадную площадь и в зависимости от разных климатических и геоморфологических условий представляет большое разнообразие типов ландшафтов, пока еще мало изученное, В качестве обширных областей лесные пространства края можно разделить на зону северной тайги, зону южной тайги и горную тайгу.

 

Северная тайга.  Южную границу сев. тайги можно приблизительно провести по водоразделу между Средней и Верхней Тунгусками, по линии, идущей несколько севернее Енисейска к устью Витима на Лене, т. е. около 60° с. ш. Рекой Енисеем она делится на западную и восточную часть. Первая расположена на низменности, не превышающей 50 м над уровнем моря, обильна болотами, мокрыми лугами и кочкарниками, леса елово-пихтово-кедровые, сосна встречается по сухим песчаным гривам вдоль речных долин и проникает на север дальше, чем к востоку от Енисея.

Восточная часть расположена на Среднесибирском плоскогорье со средней высотой около 500 м, прорезанном долинами больших рек, размытые водоразделы между которыми получили название хребтов. В местах трапповых излияний реки образуют пороги, а по берегам распространены скалы и каменистые россыпи. Всюду вечная мерзлота, а замерзание рек сопровождается образованием донного льда. Распространены слабо подзолистые почвы, в лесу преобладающей породой является лиственница, около Енисея сибирская, а возле р. Лены уже даурская, ель встречается исключительно по речным долинам, кедр на водоразделах, а сосна связана с наиболее нагреваемыми сухими склонами в южной части этой зоны, причем обычно не заходит далеко от рек, а занимает дренированные склоны долины. Пихта встречается очень редко и только ближе к Енисею. Лиственные породы (береза, осина, рябина, ольха и др.) распространены всюду в виде примеси к хвойным.

Животный мир состоит из обычных для сибирской тайги обитателей. Главным промысловым животным служит белка, из крупных хищников много медведей. Можно отметить зимою заход по р. Енисею и Н. Тунгуске песца из лесотундры. Климатические условия настолько суровы, что нельзя рассчитывать на возможность развития земледелия в широких масштабах. В отдельных же, особо благоприятных по климату местах и преимущественно в широких долинах больших рек, можно надеяться на развитие огородничества и даже зерновых посевов при условии, конечно, надлежащего подбора семенного материала и выполнении агротехнических приемов северного растениеводства (яровизация семян, защита от заморозков, внимательное отношение к условиям микрорельефа и микроклимата и т. п.).

В пределах северной тайги выделяются, как особые типы ландшафта, долина р. Енисея и долины рек Нижней и Подкаменной Тунгуски, кроме того, различные ассоциации лесной растительности и заболоченные пространства также создают разновидности ландшафта.

 

Южная тайга. В западной части края она опускается к югу до параллели Красноярска и Канска, где в виде отдельных пятен и языков в нее вдаются участки лесостепи, далее к востоку тайга спускается южнее и местами, как это замечается и на западе, сливается с горной тайгой.

Здесь также, как и в предыдущей зоне выделяются две части, различные по высоте, западная возле Енисея и восточная, каждая из них несколько выше соответствующих частей северной тайги.

Западная часть на высоте от 100 до 200 м со слабо волнистым рельефом, являющимся результатом размыва осадочных отложений глин и песков. Восточная часть расположена на Среднесибирском плоскогорье и со средними высотами от 500 до 700 м и в значительной части может быть названа районом Приангарья.

Несмотря на то, что южная тайга лучше освещена различными экспедициями, все же еще трудно дать более подробное деление ее на отдельные ландшафты. Лесная растительность состоит из хвойных, среди которых лиственница и сосна выдвигаются на первое место, кроме того, лиственные породы занимают также большее место, чем в северной тайге. Много гарей. В западной части – черная тайга.

Почвы подзолистые, болотные, аллювиальные и скелетные на местах выхода кристаллических пород. Траппы к востоку от Енисея имеют большое распространение. По берегам Енисея и Лены скалистые выходы красноцветного песчаника. Климатические условия вполне обеспечивают, особенно в южной окраине зоны, возможность земледелия, особенно посевов овса, льна и конопли; при благоприятных условиях мезо и микрорельефа разводят рожь и даже пшеницу; скотоводство, особенно разведение лошадей и кр. рогатого скота возможно, но сильно страдает от «гнуса» летом и от морозов зимою. Обилие копытных и пушных животных, также рыбы в реках, обеспечивает население, здесь уже более густое и оседлое, промыслами.

В южной, наиболее населенной части, тайга часто разрежена, тенелюбивые хвойные сменяются после гарей и вырубок лиственными породами или же сосной. Здесь намечаются уже такие разновидности ландшафтов, как районы открытой тайги, сосново-лиственничных боров, «субори», возможно, конечно, и дальнейшее подразделение – по типам лесов, по разнице высот и экспозиции склонов, по долинам рек, ландшафты островов на Енисее и Ангаре, луга, болота и т. д.

В пределах южной тайги можно найти самые разнообразные стадии изменений, переживаемых тайгой под влиянием как стихийных явлений, так и от разнообразной деятельности людей. Первобытной, нетронутой тайги почти нет. Леса этой зоны являются основным районом лесной промышленности, в расчете на эти же леса строятся планы лесопромышленной пятилетки.

В качестве разновидности лесных ландшафтов этой зоны можно отметить ландшафты сосновых боров по берегам Ангары и других рек бассейна Енисея, пихтово-кедровые леса водораздельных плато и лиственничные леса приленской части. Каждый из этих типов ландшафтов отличается от другого не только составом древесных пород и сообществом травянистых растений, но также условиями орографии, климата, почвы и т. д. Сосняки расположены в участках более сухих и теплых на разнообразных почвах, но все же предпочитают лучше дренирующиеся и потому более оподзоленные почвы. Темная тайга занимает более высокие места, более холодные и с тяжелыми, менее оподзоленными почвами. Листвяги же на Лене занимают места, где весьма суровый климат и вечная мерзлота. Пожары помогают сосне и в некоторых случаях лиственнице расширять пределы своего распространения, а где встречаются совершенно неприемлемые для сосны условия, там гари занимались лиственными породами – березой и осиной.

 

Горнотаежные ландшафты. Влияние неровностей рельефа и повышения над уровнем моря можно проследить, как это и указано выше, во всех ландшафтных зонах. Уже разница между левобережьем и правобережьем Енисея в основном сводится к различиям в рельефе и может считаться проявлением вертикальной зональности, в отдельных случаях в вышеописанных зонах можно встретить и настоящие горные ландшафты, напр., в пределах Енисейского кряжа и на водоразделах между Тунгусками, но в основном все же весь север края от моря до линии, идущей примерно от Красноярска к Иркутску, находится в пределах равнины, более или менее приподнятой над уровнем моря. Совершенно другой характер имеют ландшафты южной дуги, состоящей из Саянского нагорья, горного Забайкалья, Северо-Байкальских гор и Витимского нагорья. Точно также совершенно своеобразные отличия имеет район побережья Байкала. Во всей этой (южной и восточной) части края нельзя встретить вполне правильного зонального распределения географических явлений. Элементы различных зон тайги, степи и горной тундры здесь чередуются в зависимости от высоты гор, давая чрезвычайно запутанную и пеструю картину ландшафтов. Озеро Байкал, а также влияние непосредственно примыкающих с юга пустынных нагорий центральной Азии, а с юго-востока тихоокеанских климата, флоры и фауны – все это еще больше осложняет картину и чрезвычайно затрудняет изучение и классификацию наших горных ландшафтов.

Все же можно выделить, как основные типы, горные ландшафты Вост. Саян, Зап. Забайкалья, Восточного Забайкалья, Северо-Байкальские и Лено-Витимские.

Чем севернее находится район, тем ниже начинается пояс горной тайги и горной тундры, тем меньше разнообразия в горных ландшафтах. В Забайкалье, особенно на южных склонах, можно проследить смену горных ландшафтов от альпийской тундры до полупустыни, тогда как во многих местах Витимского нагорья даже нет на больших пространствах настоящей тайги, а встречается лишь горная тундра и лесотундра на обширных плоских возвышенностях, на высоте немного выше 1 000 м.

Наибольшее разнообразие горных ландшафтов наблюдается в южном Забайкалье, где исследователи   (Прасолов. Южное Забайкалье) отмечают следующую смену сверху вниз:

а) гольцы – 1 700–2 500 м, нижнюю часть которых составляют альпийские луга и мохово-кустарниковая тундра, выше ледниковые образования и каменистые россыпи;

б) горная тайга –1 200–1 700 м, верхний пояс которой состоит из кедрово-лиственничного леса, а нижний из смешанных лесов: из кедра, лиственницы, пихты, ели, сосны, березы, осины и др. лиственных пород, примешанных в самых разнообразных сочетаниях;

в) лесостепь – 1 000–1 200 м, с участками соснового и березового леса;

г) горные степи предгорий – 800–1 000 м и

д) сухие степи в глубоких долинах и на низких всхолмлениях – 500–800 м.

Но это только общая схема, в которую вносятся изменения влиянием экспозиции склонов («сивера» и «солнопеки»), направлением хребтов (на северной стороне Хамар-Дабана тайга спускается до уровня Байкала, тогда как на противоположной стороне к Гусиному озеру на той же высоте степные образования), различной шириной долин рек и т. д. Почвы, растительность, животный мир различаются не только в зависимости от вертикальной зональности, но и от географического положения (манчжурско-китайские формы растительности и животных в Забайкалье, там же даурская лиственница, сибирская лиственница к западу от Байкала и Яблонового хр. и т. д.)

Многие горные районы, особенно Саяны, Сев. Прибайкалье и Витимский район мало изучены, но и для них имеются (напр., у ак. Комарова, проф. В. И. Смирнова, у Ломакиных) первые попытки вертикального расчленения ландшафтов.

Для ландшафтов юго-восточной части Саянского нагорья Ломакины дают следующее описание:

«В северной части нагорья, в пределах двух гольцовых массивов, таежная растительность развита по долинам рек и склонов хребтов, тогда как более верхняя часть последних поднимается над пределами леса и покрыта горными тундрами или каменистыми россыпями. Южная, менее высокая, часть нагорья как по долинам, так и по хребтам, одета тайгой. Состав тайги по долине р. Жемчуг разнообразен. Здесь растут ель, береза, лиственница, кедр, пихта, осина, у русла встречаются большие тополи. По мере передвижения вверх, растительность становится более однообразной. Сначала исчезает сосна, затем пихта, ель, а также тополь. В конце-концов пропадает береза, а верхняя граница леса состоит из лиственницы и кедра. Почва в лесу чем выше по долине, тем все больше становится заболоченной»... «Большие моховые и лишайниковые болота с низкорослыми кустами появляются еще в верхней зоне сплошной лесной растительности и выше захватывают сплошь зону редколесья»... «Альпийские луга на хребтах нагорья нигде не развиты». (Землеведение. 1930, т. XXXII, в. I-II).

 

Лесостепные ландшафты. Между равнинной тайгой на севере и горными Лесостепные районами на юге залегают отдельными пятнами, ландшафты, занимая южную часть Среднесибирской платформы или Иркутского амфитеатра, пространства лесостепей на плодородных лесных суглинках и деградированном черноземе с сосново-лиственничными борами (галлерейные леса) и березовыми насаждениями. Лесостепные участки расположены вдоль линии железной дороги, начиная от Енисея на восток, то расширяясь, то суживаясь к Иркутску.

Это лучшие в земледельческом отношении участки Восточносибирского края, наиболее густо населенные не только сельским, но и городским населением.

Лесостепи эти представляют собой не только естественные образования, но часть их, примыкающая к лесу, образовалась в результате пожаров и вырубок, взятых под сельскохозяйственную культуру – под пашни, сенокосы и пастбища. Степная растительность и изменяющаяся, благодаря обогащению гумусом, почва на таких расчищенных от леса участках уже вторичное явление. Окружающие эти лесостепи сосново-лиственничные боры, участки «субори» и «подтайги» служат памятниками этой длительной войны населения с лесом, это различные варианты и стадии «осветления» темной тайги. Более подробное изучение всех связанных с завоеванием тайги явлений могло бы, вероятно, пролить много света на вопросы изменения почв, климата, вечной мерзлоты, состояния грунтовых вод и т. п.

Кроме упомянутого уже района вдоль линии жел. дороги от Красноярска до Иркутска, где различают лесостепи Красноярскую, Канскую и Тулунско-Иркутскую, подобного же рода лесостепи встречаются по Ангаре, ниже Иркутска – Балаганские лесостепи и к сев.-востоку от Иркутска по Якутскому тракту Верхоленские лесостепи, по направлению к ост. Ольхону – Косая степь, Еланцинская степь, степь на Ольхоне. Среди населения, а иногда и в литературе многие из этих участков лесостепи называются степями и, действительно, своей растительностью, иногда даже ковыльно - типчаковой, и присутствием солончаков походят на степи, но все же их не следует смешивать с типичными степями Зап. Сибири. Ботаники относят эти степи к комплексу (северному и южному) типа разнотравных степей. Предбайкальские степи – это сравнительно небольшие, вытянутые по пологим склонам долин безлесные участки, с любого пункта которых почти всегда на горизонте можно видеть очертания возвышенностей и темные полосы леса. Значительно ближе по общему своему характеру такие степи подходят к степям Минусинским и к разнотравным ковыльным горным степям Забайкалья, составляющим одну из разновидностей горных ландшафтов.

 

 

VII. Побережье Байкала. Совершенно особое место среди естественно-исторических районов края занимают побережья Байкала. Конечно, на большом протяжении с юга на север по берегу озера встречаются, в зависимости от различных природных условий, разные ландшафты, интразонально вклинивающиеся в окружающую их природную среду, но все они имеют те или иные отличия, объясняющиеся влиянием Байкала.

В качестве таких общих для всего побережья Байкала явлений необходимо указать на климатические особенности побережий озера. Воды Байкала прогревают зимою приземную толщу воздуха настолько, что зима здесь становится теплее на 10-12°, чем места в тех же широтах, но расположенные к западу и востоку (Красноярск, Чита). Наоборот, лето, благодаря той же водной площади, много холоднее по своим температурам. Песчаная бухта на Байкале зимой – теплейшее место в Сибири для своей широты, так как температура января здесь на 12° выше соответственных температур в Нерчинском заводе. Охлаждающее летом влияние Байкала отражается на прибрежной растительности. Там, где к Байкалу близко подходят крутые склоны хребтов, на самом побережье можно наблюдать не только темную пихтово-кедровую горную тайгу, но даже некоторые более высокогорные формы растительности – кедровый стланец, альпийские кустарники.

Там, где впадают большие реки, как, например, Селенга и где горы отходят от берега, наблюдаются другие явления. Растительный мир дельты Селенги развился в условиях охлаждающего влияния Байкала, с одной стороны, и отепляющего влияния Селенги, – с другой. Удлиненный вегетационный период и более высокие температуры дельты Селенги препятствуют развитию высокогорной альпийской растительности, а охлаждающее влияние Байкала мешает, несмотря на небольшое количество осадков, развитию степных сообществ.

На юго-восточном берегу Байкала, как известно, обильные осадки способствуют развитию сырой горнотаежной пихтово-кедровой тайги, изобилующей ягодниками: малиной, черникой, брусникой, княженикой и др. А на противоположном, сев.-зап. берегу, недостаток влаги создает степные формации на Ольхоне, относительную бедность там таежных форм. Несмотря на более высокую среднюю годовую температуру по берегам Байкала, за исключением немногих пунктов, земледелие не развивается и берега весьма мало населены.

Более тщательное изучение всего разнообразия местных условий по берегам Байкала позволит, вероятно, выделить много разнообразных местных мелких ландшафтов, из которых некоторые могут оказаться вполне пригодными для поселений, для огородного хозяйства и для климатических курортов и дачного отдыха.

Конечно, в действительности замечается много отклонений от намеченной грубой схемы ландшафтов, но самое разнообразие ландшафтов для своего изучения требует обобщения его в какую-нибудь более легко обозримую и усваиваемую схему. До некоторой степени, в качестве первого приближения, приведенная схема может такую задачу выполнить, а дальнейшее изучение даст возможность систематизировать типы природных ландшафтов, встречающихся в пределах Восточносибирского края и позволит как проследить те изменения, которые происходят в них под воздействием деятельности населения, так и наметить более быстрые и правильные пути и методы дальнейшего овладения природными ресурсами края.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru