Север Средней Сибири. Георграфический очерк



Север Средней Сибири. Георграфический очерк

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Пармузин Юрий Павлович. Средняя Сибирь. Очерк природы. Издательство социально-экономической литературы «Мысль». Москва, 1964 г.



Север Средней Сибири 

Север Средней Сибири занимает пространство между долинами нижних течений Енисея и Лены с крайними точками 80°20' и 127°40' в. д., между берегом арктических морей и извилистой линией, проходящей несколько южнее Северного полярного круга, с крайними точками – мысом Челюскин (71°43') на севере и 65°30' с. ш. на юге. В этих пределах размещается больше трети Средней Сибири.

На крайнем севере располагается Таймырский полуостров с горами Бырранга, южнее – Северо-Сибирская низменность и окраина Средне-Сибирского плоскогорья. Это разнообразие макроформ рельефа составляет важнейшую особенность Севера Средней Сибири. Горные гряды Бырранга, Северо-Сибирская низменность и три куполообразных вздутия северного края платформы (горы Путорана, Анабарский и Оленёкский массивы) простираются в восточно-северо-восточном направлении.

Литологический состав горных пород Бырранги и северного края платформы очень близок: это породы кристаллические докембрийские, карбонатные нижнепалеозойские, угленосные и вулканогенные верхнепалеозойские и нижнемезозойские. Длительный сопряженный подъем этих двух возвышенных частей страны вызвал компенсационный прогиб Енисейско-Хатангской впадины, которая выполнена в большой степени продуктами разрушения горных пород поднимающихся территорий.

По сравнению с другими частями Средней Сибири ее север теснее взаимосвязан с арктическим морским бассейном. Здесь часто вторгаются арктические воздушные массы, морской арктический воздух трансформируется в континентальный.

За исключением Енисея и Лены, здесь начинаются все остальные реки арктического бассейна: Пясина, Таймыра, Хатанга, Анабар, Оленёк с многочисленными притоками. Вся страна объединена северным направлением стока и однотипным режимом рек.

Ландшафты (Под термином «ландшафт» автором понимается генетически однородная территория, сложенная однотипной горной породой и современной корой выветривания, имеющая однотипный рельеф и сток, типически и закономерно повторяющийся микроклимат, почвенные разности, растительные ассоциации, а также определенные виды микроорганизмов и животного мира с однотипно идущими процессами развития; обычно эта территория в той или иной степени преобразована человеком) размещены группами, с четкой зональной закономерностью.

Зональность ландшафтов, определяемая климатическими особенностями, является одним из важнейших факторов экзогенных (внешних) процессов рельефообразования, характера литологии осадочных пород, режима рек и развития почвенно-растительного покрова, который составляет и кормовые ресурсы животного мира и естественные ресурсы многих видов общественного производства. С зональностью ландшафтов неизбежно согласуется практическая деятельность человека и наиболее рациональное использование природных ресурсов (характер жилищ, одежды, система отопления, земледелие, животноводство, лесоэксплуатация, гидро-энергостроительство, нормативы промышленного строительства и открытых горных разработок и т. д.).

Север Средней Сибири имеет две ландшафтные зоны (не считая небольшой по площади арктической пустыни полуострова Челюскин): тундр; лесотундр и северных редколесий (тундролесий).

 

Зона тундр 

Зона тундр занимает крайний север страны. Ее южная граница переходит р. Енисей под 60°50' с. ш. (севернее г. Дудинки), поднимается к долине р. Хатанги до 72°30' с. ш., затем спускается к югу к р. Удже до 71о20', к долине р. Оленька до 72° с. ш. Ширина зоны колеблется от 100 км в бассейне Оленька до 600 км на меридиане мыса Челюскин.

По классификации Б. П. Алисова (1956), зона тундр Средней Сибири почти целиком входит в арктический климатический пояс.

С ноября по февраль (до 102 суток) длится полярная ночь. В это время не бывает резких колебаний температур. Показатели солнечной радиации очень низки – около 70 ккал/см2 в год. Большую роль играет рассеянная радиация, в биологическом отношении более важная, чем прямая. Количество ее летом больше, чем в средних широтах из-за частой, но тонкой облачности. Благодаря длительному полярному дню сумма солнечной радиации в это время равна радиации в южной тайге. Однако низкие температуры воздуха не соответствуют величине радиационного баланса. Это объясняется расходом тепла на таяние снега, на прогревание мерзлой почвы и частым приходом арктических масс воздуха.

Морское влияние ощущается главным образом летом и только в узкой прибрежной полосе, где образуются холодные туманы, постоянно идут моросящие дожди. Солнечные дни редки. Вдали от побережья, особенно за горными грядами, туманы бывают реже, а солнце чаще.

Континентальность климата закономерно увеличивается в восточно-юго-восточном направлении. На юго-востоке тундровой зоны абсолютный минимум температур достигает –59°, а абсолютный максимум +33°. В том же направлении сокращается годовое количество осадков от 500 мм в горах Бырранга до 200 мм на р. Оленьке. Уменьшается снежный покров и сила ветра, увеличивается количество солнечных дней.

Северо-западная часть расположена на стыке различных климатических влияний: морских и континентальных, Атлантики, с ее пониженным давлением, и Сибирского и Арктического антициклонов.

В первую половину зимы интенсивна циклоническая деятельность. Бушуют холодные ветры южных румбов. Они более холодны, чем морские – северные. Скорость ветра иногда достигает 40 м/сек. Ветры поднимают пургу, сгоняют снег с возвышенностей и южных склонов, забивают им котловины и долины и уплотняют снег так, что на его поверхности, как на асфальте, не остается следов человека и медведя. Плотность снега достигает 0,4–0,7, т. е. равна твердости плавикового шпата. Снег, сдуваемый ветром с возвышенностей, шлифует их поверхность – уничтожает растительность и почвенный покров, – образуется голое пятно грунта. В западинах же снежные забои долго не тают летом, замедляя развитие растительности.

Арктический и Сибирский антициклоны зимой смыкаются друг с другом в восточной (большей) части зоны. Циклоны сюда почти не проникают. Восточнее рек Хатанги и Нижней Таймыры зима более устойчивая и тихая, менее облачная.

В среднем по тундре зима длится 8 месяцев, заморозки начинаются с середины августа, а кончаются в начале июля. Минимальные среднемесячные температуры бывают в январе, но на побережье самый холодный месяц – часто февраль и даже март.

За холодную часть года, несмотря на ее продолжительность, выпадает осадков меньше, чем за теплую. На западе максимум их доходит до 113 мм, на метеостанции Черная зарегистрировано 91 мм, на востоке (Саскылах) – 21 мм, в Устье Оленька – 62 мм. Падающий снег мелкий и сухой, как пыль, а поэтому очень подвижный.

Снежный покров устанавливается со второй половины сентября на севере, к середине октября на юге, а в горах уже в августе. Сходит он в июне на севере и в мае – на юге. Но в некоторых оврагах и горных долинах снег не успевает стаять за лето. Вода под ним пробивает туннели. К осени же водоток нередко прекращается, не успев разрушить снежный забой.

Нарастание снежного покрова, идет медленно. Наибольшей толщины он достигает в январе, а сильные морозы наступают в октябре. При небольшой толщине снежного покрова уже в первую половину зимы грунты сильно промерзают. В результате в восточной части тундры зарегистрирована наиболее мощная в мире многолетняя мерзлота грунтов. В Нордвике и Усть-Порте ее мощность 400–600 м.

Маломощный снежный покров не препятствует животным отыскивать пищу. Поэтому здесь количество животных больше, чем в Западной Сибири, где снежный покров глубже. Тем не менее многие животные откочевывают в кустарниковую тундру и в редколесье, где снег менее плотен, а ветры слабее.

Весна начинается в конце апреля, что знаменуется сменой ветров южных румбов на северные. В отличие от зимы происходит суточная смена дня и ночи с колебанием температуры между днем и ночью. Частые оттепели начинаются в мае, но все же среднемайская температура отрицательна.

Весной (в апреле) облачность относительно небольшая. Сильная освещенность увеличивается в связи с чистотой воздуха, девственной белизной снега и легкой прозрачной облачностью. В это время опасно путешествовать с незащищенными глазами: можно получить тяжелое заболевание. Так, участники Великой Северной экспедиции Дмитрия Стерлегова в 1738 г. были поражены тяжелой болезнью глаз и, пройдя весной от Гольчихи до мыса, названного теперь Стерлеговым, не смогли продолжать съемку берегов.

Переход от весны к лету постепенный и довольно условный.

Лето в среднем длится два месяца. Только на юге и особенно на юго-западе оно длиннее. Там положительные среднемесячные температуры держатся четыре месяца – с июня по сентябрь с максимальной в июле (в Гольчихе 8,3°, а на юго-востоке – до 12°). На мысе Челюскин наблюдается наиболее низкая среднеиюльская температура зоны +0,8 с абсолютным максимумом +18°.

В приморских и западных районах сентябрь теплее июня, а в центральных и восточных, наоборот, июнь теплее сентября.

Самый длинный безморозный период отмечается для южной части – 65, максимумом до 70 дней в году. На мысе Челюскин безморозный период отсутствует. Вегетационный период длится от 10 дней на полуострове Челюскин до 75–80 в крайней юго-западной части. Это практически исключает всякое земледелие на междуречьях. Только начиная с 30-х годов в долинах крупных рек стали выращивать наиболее морозостойкие огородные культуры.

Облачность в северной и северо-западной частях густая и низкая. Часто идет моросящий дождь. Капли его настолько мелки, что воздух кажется пропитанным водой. Снегопады возможны во все летние месяцы. Они гибельно отражаются на выводках птиц.

Преимущественное направление летних ветров северное, из арктической области высокого давления в область пониженного давления над континентом. Таким образом, обнаруживается муссонный тип ветров. За теплый период выпадает наибольшее количество осадков – от 304 мм в западной части (пос. Черная) до 154 мм в юго-восточной части (пос. Саскылах).

Осень характеризуется изменчивой погодой, частой сменой направления ветров, дождями с мокрым снегом, ночными заморозками.

Три «теплых» времени года практически укладываются в четыре месяца с суммой активных температур (когда среднесуточная выше 10°, т. е. особенно благоприятна для вегетации), не превышающих 400–500°. Большая часть зоны (арктическая тундра) вообще не имеет среднесуточных температур выше 10°.

В связи с низкими температурами воздуха и неглубоким залеганием слоя многолетнемерзлых грунтов для тундры характерны незначительные испарение и транспирация. Даже столь небольшие осадки здесь резко превышают испарение, которое в среднем не бывает больше 50 мм в год. Вся зона относится к избыточно-увлажненной, так как отношение осадков к испарению превышает 1,33 мм (Атлас сельского хозяйства СССР, 1960).

Преобладание атмосферных осадков над испарением и водоупорность мерзлых грунтов создают условия для большой обводненности со значительными коэффициентами стока – до 0,9. Реки многоводны. Повсюду огромное количество озер (они занимают в низменностях до 30% площади). Озера соединены с реками. Увлажнение грунтов значительно, хотя поверхностный слой почвы на дренированных повышениях летом нередко высыхает.

Питание рек происходит за счет таяния снега и летних осадков. Питание грунтовыми водами незначительно. Распределение годового стока крайне неравномерно. Например, весенний сток Оленька составляет 66%, летне-осенний – 33%, а зимний – за ноябрь – апрель включительно – всего 1 %. На многих же мелких реках зимний сток равен 0, т. е. реки промерзают до дна. Это не относится к Пясине, Нижней Таймыре, Хатанге, Анабару, Оленьку.

Половодья от таяния снега бывают большие и бурные. Это связано с быстрым переходом от зимы к весне. На р. Пясине уровень воды поднимается до 10 м и держится на этой высоте иногда 10 дней, затем начинается постепенный спад. Понижение уровня воды продолжается до осени, но летом от дождей могут быть кратковременные подъемы до 2–3 м. К осени реки сильно мелеют. Многие из них уходят под каменные обломки, заваливающие русла, особенно в горах. Большинство рек замерзает в конце сентября, а самые крупные (Оленек, Пясина) – в начале октября. Вскрытие – в июне – начале июля.

Длительный ледостав на реках сильно тормозит и ограничивает речное судоходство в тундре.

Прозрачность воды в реках большая при незначительной минерализации. Размеры многих (термокарстовых) озер невелики, глубины малы.

Почти полностью тундровыми реками являются Пясина и Таймыра. Часть бассейнов Хатанги, Анабара и Оленька находится в зоне редколесий. Река Пясина вытекает из одноименного озера, расположенного в лесотундре. Широкой долиной река пересекает Северо-Сибирскую низменность, как бы натыкаясь на крутой уступ Бырранга, поворачивает к западу, а потом каньонообразной долиной прорывает самую узкую часть гор, впадая в Пясинский залив. Общая длина Пясины 820 км, ширина от 250–300 до 1500 м, площадь бассейна 192,2 тыс. кв. км. Наибольшие притоки слева – Агапа и Пура, справа – Дудыпта, Янгуда, Тарея. В течение 3–3,5 месяцев Пясина судоходна. От всех среднесибирских рек она отличается большими глубинами (до 25 м).

В пределах гор Бырранга начинается и кончается самая северная из крупных рек – Таймыра. Под названием Верхняя Таймыра она течет вдоль южной подошвы гор и впадает в оз. Таймырское. Из озера река вытекает уже под названием Нижней Таймыры (длина 200 км). Ее ширина от 800 до 2500 м между оз. Таймырским и устьем р. Энгельгардт. Ниже Таймыра вступает в каньон шириной 200 м, а в низовье расширяется до 4 км, имеет острова, мели. Скорость течения от 1 до 2–3 м/сек и только у устья – 0,2 м/сек. Судоходство ограничено свободным ото льда периодом (в 3 месяца). Притоки Нижней Таймыры – Шренк (длина 330 км), Мамонта и др.

У южной подошвы гор Бырранга, как бы подпруженное ими, раскинулось самое большое, но мелководное озеро Средней Сибири – Таймырское. Его площадь – около 5 тыс. кв. км – сильно меняется в зависимости от колебания уровня, который достигает 5,6 м (Грезе, 1947). Кроме Таймырского, у южной подошвы гор лежит еще несколько крупных озер: Надтурку, Портнягино (360 кв. км), Кугусалах (260 кв. км). В межгорных понижениях и на платообразных предгорьях распространены глубокие озера: Аятурку, Левинсон-Лессинга, Московское, Сомнений, Сожаления, Суровое, Неприветливое, Лютые. Все они проточные и занимают тектонические трещины и впадины. Многие открыты в 1949– 1950 гг. и раньше не были известны даже местным жителям.

Озерные впадины на низменности либо старичные, либо термокарстовые. Мерзлотные процессы влияют на формирование современной коры выветривания и рельефа. Возникают трещины, бугры, избыточное увлажнение и течение грунта на контактах талых и мерзлых пород, так называемая солифлюкция.

Обычно в толще многолетней мерзлоты грунтов различают три горизонта: а) верхний – оттаивающий за лето здесь на 0,3–1,5 м, в котором активно идут процессы перемещения грунта – деятельный слой; б) средний, который не оттаивает, но сильнее нижележащего выхолаживается зимой и нагревается летом. Это вызывает большие температурные напряжения и нередко образование трещин до 2–4 м ниже деятельного слоя; в) нижний – мерзлотный грунт с постоянной температурой. При замерзании воды в морозобойных трещинах или трещинах высыхания среднего горизонта возникают полигональные грунты с прямолинейными трещинами и валиками вдоль них. Такие полигоны имеют чаще четырехгранную форму и достигают 30–60 м в поперечнике. Замерзающая же вода остается в трещине в виде ледяного клина. На каменистых грунтах формируются каменные кольца, «венки», «гирлянды» и т. п., на глинистых и суглинистых грунтах – ячеистые почвы, мелкобугристый рельеф, мелкополигональные грунты, пяти- и шестигранники до 0,5–2 м в поперечнике. В связи с маломощностью деятельного слоя (оттаивание летом происходит на небольшую глубину, и масса воды в слое невелика) в среднесибирской тундре мало крупных бугров – булгунняхов и наледей.

А. И. Попов (1958) указывает на еще большие размеры четырехгранников – до 300, 500 и даже 1000 м по каждой стороне. Трещины, ограничивающие такие полигоны, имеют значительные размеры, а валики вдоль них в низовье Енисея некоторыми исследователями принимались за ледниковые камы.

По склонам долин и гор при мерзлотных процессах образуются полосы крупнообломочного материала. Вдоль таких полос возникают ложбины стока и выносится материал разрушения склонов. Вытаявший лед в трещинах приводит к образованию ложбин и даже оврагов на склонах, а на равнинах – к образованию земляных останцов – байджарахов высотой до 2–3 м или впадин термокарстовых озер. Байджарахи быстро возникают и разрушаются, а термокарстовые озера сохраняются долго из-за малого испарения. Чаще всего полигональные грунты наблюдаются на заболоченных местах. При избыточном увлажнении на горных склонах, особенно на приморских низменностях, образуются полигональные болота, легко происходят солифлюкционные процессы, и склон приобретает мелкоступенчатый профиль, а горные вершины быстро оголяются, становятся каменистыми. Многие, даже небольшие, возвышенности приобретают суровый облик высокогорных арктических пустынь, лишенных почвенного и растительного покровов.

В таких неблагоприятных жизненных условиях самые благоприятные местообитания растений в тундре – это подветренные склоны, глубокие долины, западины, в том числе трещины полигонов. Снежные забои в полых формах рельефа предохраняют растения от вымерзания и свирепых ветров зимой. Летом же в трещинах полигонов им обеспечивается хороший дренаж.

Приспосабливаясь к суровым климатическим условиям, арктические растения имеют приземистые и стелющиеся формы, жесткие листья, длинную, сильно разветвленную корневую систему и т. д. Так, арктические кустарники ив до 1 м длиной, распластавшись по земле только на несколько сантиметров, выставляют над мхами свои сережки. Многие из растений сохраняют зелень и даже цветы на долгую зиму, а некоторые сохраняют способность к подснежному развитию. Часто можно видеть весной под коркой снега изумрудные лужайки с бутонами цветов, в то время как на открытых местах нет еще признаков жизни. Стебли ложечной травы на удобренных птичьим пометом местах после зимнего промерзания часто продолжают вегетировать и способны цвести.

Способность травянистых и кустарничковых растений к сохранению вегетативных органов на зиму имеет большое значение для оленей, которые предпочитают зеленый корм лишайникам.

Растительный и почвенный покров тундр мозаично распределен по поверхности в зависимости от микрорельефа, экспозиции склонов, механического состава грунтов, характера увлажнения и даже от местообитания птиц, грызунов и песцов. Это характерно для всех холодных и избыточно увлажненных территорий. Для своего размещения растения пользуются малейшим благоприятным фактором; это резко бросается в глаза в тундре. Повышения среди однообразных осоково-пушицевых кочкарников или мохово-лишайникового покрова покрыты красочным разнотравьем с крупными цветами: полярным маком, лютиком, синюхой, мытником и др. Растительный покров тундр разорван пятнами голых грунтов, которые увеличиваются в числе и размерах в северном направлении.

Короткое лето, длительный холодный период, холодные грунты, избыточная влажность деятельного слоя создают неблагоприятные условия для жизнедеятельности микроорганизмов. Разложение отмерших частей растений идет в тундре крайне медленно. Отмершие остатки не успевают разложиться за лето. Накапливается маломощный (так как растений вообще не очень много и в основном они многолетники) торфянистый слой, до 4 – редко до 20 см, покрывающий примитивную, почти не имеющую морфологических горизонтов, скрытоглеевую, оглеенную или глеевую почву. Почвы тундры обычно маломощны, содержат много щебня и дресвы (хрящеватые), мало нужных растениям солей и гумуса, который заключен в слое не более 3 см мощности. В связи с малой биологической активностью, деятельностью анаэробных (могущих жить без свободного кислорода) микроорганизмов и восстановительных процессов в почвах накапливаются вредные для растений закиси железа и алюминия. В целом тундровые почвы обладают низким плодородием. В квадратах полигональных тундр развиваются либо моховой покров, либо осоково-пушицевые болотца, либо сине-зеленые водоросли, а почвенные горизонты вообще незаметны.

Склоны валиков вокруг полигона заняты лишайниками: тамнолией, цетрарией  и алекторией, зелеными мхами, среди которых прячутся ивы ползучая и полярная. Там же растут камнеломки, некоторые злаки, звездчатка, ожика и др. Иногда на равнинах встречаются подушки багровых и зеленых мхов. Берега многочисленных озер занимают заросли осок, хвоща, арктофилы.

В тундре различают три ландшафтных подзоны.

Арктическая тундра занимает большую часть Таймырского полуострова, а восточнее – узкой полосой тянется через всю северную окраину страны. В ней отсутствуют ягодные растения, карликовая береза, почти нет лишайниковых тундр. Занимающие значительную площадь полигональные тундры состоят из квадратов сырых осочников.

По периодически заливаемым приливами и прибоями берегам морей обычно распространены приморские луга с зональной полосчатостью в распределении трав. Вблизи берега засоленные почвы покрыты осоками ползучей обертковидной, морской, бескильницей ползучей, дюпонция Фишера и др. На менее засоленных почвах дальше от берега к ним присоединяются фиппсия холодная, вейник щучковидный, плевропогон и некоторые представители разнотравья; звездчатка приземистая, крестовник скученный, ромашка крупноцветная, лапчатка. Такие луга являются кормовыми угодьями, но могут использоваться как сенокосы, что практикуется, например, близ Нордвика.

Мохово-лишайниковая или типичная тундра характеризуется многочисленными видами зеленых мхов, преимущественно гипновых. Среди них как бы разбросаны пятна лишайников – тамнолий, цетрарий, клядоний. Из травянистых чаще всего распространена осока гиперборейская, но встречаются и яркоцветущие разнотравья: мытник лапландский, дриада точеная, астрагал зонтичный, клайтония арктическая, камнеломки, а также вейник арктический, хвощи. В кустарничковом ярусе встречаются багульник, березка тощая, кассиопея четырехгранная, голубика, брусника, звездчатка Эдвардса. Такие сухие пространства чередуются с заболоченными мохово-осоковыми и с осоково-пушицевыми болотами.

Для среднесибирских тундр в отличие от западносибирских характерно увеличение удельного веса кустарничковых и уменьшение моховых тундр. Это связано с изменением субстрата почв. Если в Западной Сибири преобладают рыхлые песчано-глинистые грунты, то на Северо-Сибирской низменности – щебенчатые грунты.

В кустарниковой тундре высота и густота кустарников увеличивается в южном направлении, особенно в долинах, западинах, вокруг озер, что зависит от снежного покрова, за уровень которого кустарники обычно не поднимаются. По высоте тундровых кустарников можно судить о толщине снежного покрова. Основной фон растительности составляют березка тощая (ерники) и кустарниковые ивы (тальники). Ерниками чаще заняты высокие места, ивняками – низкие, поэтому они проникают дальше к северу.

В зависимости от микро- и мезорельефа, а также от дренированности почв кустарники располагаются неравномерно. Самые дренированные прирусловые валы заняты продуктивными разнотравными ивняками с ивами финиколистой, мохнатой, сизой, красивой, высотой иногда более метра. В южной части к ним примешивается ольховник. Во втором ярусе обычны травы: хвощ, валериана, мытники, нардосмия, грушанка. Мхов обычно не бывает.

Понижения поймы вместо кустарников заняты кочкарником с осоками, пушицами, а в мочажинах – с сабельником. Здесь развит и моховой покров.

Междуречья заняты ерниками, чередующимися с участками мохово-лишайниково-кустарничковой тундры и болотами. По степени увеличения увлажнения различаются ерники разнотравные, мохово-лишайниковые, мохово-гипновые, мохово-сфагновые. Почвы под ерниками обычно торфянисто-глеевые или оглеенные супесчаные и суглинистые.

 

А. Бырранга

Провинция арктических гор и прибрежных низменностей Бырранга занимает большую часть Таймырского полуострова. Горы протягиваются (как Кавказ) больше чем на 1000 км. Южной границей провинции служит граница ландшафтов арктических тундр в предгорном прогибе, параллельном южной подошве гор Бырранга. На севере рой островов сопровождает сильно расчлененное и изрезанное побережье.

Это самая северная в мире континентальная окраина. Она омывается мелководными арктическими морями с длительным ледяным покровом, что усиливает суровость природы. Море очищается ото льда только в самые благоприятные годы – с конца июня по конец сентября, но нередко пролив Вилькицкого все лето бывает забит льдами, что не раз служило причиной неудач прежних («доледокольных») арктических экспедиций.

Бырранга имеет сложное геологическое строение. Однако все его разнообразные и разновозрастные горные породы группируются в четыре комплекса отложений: 1) протерозойский – из метаморфических пород: гнейсов, кристаллических сланцев, кварцитов, мраморизованных доломитов и известняков, пронизанных интрузивными телами, гранитов, занимающих выровненную северную часть полуострова полосой в 70–100 км; 2) нижне- и среднепалеозойские морские карбонатные и лагунные отложения с гипсами, солью, ангидритом протягиваются полосой в 50–70 км параллельно первой; 3) южная, горная часть Бырранги занята более молодыми, преимущественно континентальными, отложениями пермского и триасового возраста; 4) предгорная впадина выполнена толщей юрских, меловых и четвертичных песчано-глинистых пород.

В пермских отложениях насчитывается до 26 пластов каменного угля мощностью от 0,7 до 10 м. Имеются все марки углей – от антрацитов до паровично-жирных и газовых. Общие запасы до глубины 1800 м оцениваются в 683,5 млрд. т, а до 300 м – 83,3 млрд. т. Угли малозольные и малосернистые, известны коксующиеся. Имеются угли и в триасовых и в меловых отложениях с запасами, превышающими 28 млрд. т до глубины 300 м. Угольные пласты выходят на поверхность и не разрабатываются из-за отсутствия потребителя.

Неоднократные этапы тектонических движений и горообразования с разломами и разрывами вызвали внедрения магмы и связанные с ними рудопроявления: молибденовые, свинцово-цинковые, медно-никелевые, ртутно-мышьяковые. Зона оруденения прослежена на протяжении 150 км при ширине в несколько десятков километров. Месторождения не разведаны, хотя очень перспективны. На всем протяжении гор обнаружены месторождения флюорита (плавикового шпата) в известняках пермских и девонских отложений, различных слюд. В горной части провинции широко развиты траппы, которые могут использоваться для изготовления минеральной ваты, литейных камней.

Основной тектонической структурой Бырранги является огромный антиклинорий. Осевая часть его проходит вдоль северного побережья Таймыра (Берег Харитона Лаптева). Северо-западное крыло антиклинория опущено под дно Карского моря, а юго-восточное, приподнятое крыло, составляет главную часть провинции.

Согласуясь с основным направлением складчатых структур с запада юго-запада на восток северо-восток протягиваются гряды гор, цепи холмов, вытянутых понижений между ними и предгорное плато. Высоты закономерно повышаются с запада на восток и с севера на юг.

Между Енисейским заливом и р. Пясиной гряды гор сильно расчленены, понижены и сглажены часто до куполообразных холмов. Максимальные высоты здесь не превышают 402 м. Между реками Пясиной и Таймырой гряды выражены отчетливее и достигают 625 м. К востоку же от р. Таймыры число гряд увеличивается. Склоны их становятся круче. Многие вершины имеют резкие – альпинотипные формы, а максимальная высота равна 1146. м. К берегу Прончищева и на юг к Северо-Сибирской низменности горы обрываются резкими тектоническими уступами.

В ландшафтах Бырранги господствуют арктическая тундра и арктическая горная пустыня. Вдоль побережья, то сужаясь, то расширяясь и заходя далеко по некоторым долинам рек к югу (иногда до 70–100 км), тянется холмистая и пологоувалистая арктическая пустыня и арктическая тундра.

Во всех глинистых, иловатых и торфянистых отложениях здесь широко распространены линзы и клинья ископаемого льда, особенно мощные (до 40 м) на низменном берегу Прончищева. При строительстве любых сооружений надо избегать мест с ископаемым льдом.

Повсюду возвышаются плосковерхие и куполообразные холмы, длинные и короткие гряды. На востоке провинции, особенно на полуострове Челюскин, холмы и низкие горы представлены останцами выветривания коренных кристаллических пород. Они еще недавно были островами – продолжением архипелага Северной Земли. Абсолютная высота их достигает 300, а изредка и 400 м при относительной – до 250 м. В приенисейской части холмы ниже. Относительная их высота чаще всего 10–60, реже до 450 м. Имеются также холмы, сложенные ледниковыми и морскими рыхлыми отложениями.

Всхолмленность рыхлых отложений обязана главным образом современным мерзлотным процессам: термокарсту, возникновению морозобойных трещин и эрозионному их размыву, пучению грунтов. Холмы вспучивания – булгунняхи – достигают 12–15 м высоты при диаметре до 100–120 м. С поверхности такие холмы обычно покрыты торфом до 0,5–0,6 м и суглинистыми породами такой же мощности, под которыми лежит ледяное ядро. Между холмами часто располагаются небольшие озерки, болота и равнинные пространства.

Вдоль берегов тянутся неширокие плоскоравнинные заболоченные морские террасы. Заболоченность их значительно меньше, чем в арктической тундре Западной Сибири. Хорошо выражены морские террасы до высоты 270–265 м на берегу Харитона Лаптева, до 160 м на полуострове Челюскин, до 120–150 м на восточном Таймыре.

Весьма типичны полигональные и пятнистые тундры. Полигоны имеют пяти- и шестигранную форму размером 0,5–1,5 м и четырехгранную размером до 5–15 м.

Нередко, особенно на западе, четырехгранные полигоны заняты водой, разделены узкими валиками, поросшими осоками, пушицами, изредка с примесью разнотравья.

Крутые, защищенные от холодных ветров склоны чаще всего северной экспозиции, если на них имеется мелкозем, иногда покрыты луговинами, на которых насчитывается около 50 цветковых растений: стелющаяся полярная ива, осоки, пушица, злаки, разнотравье. Круглосуточный день способствует быстрому развитию трав. Такие арктические луговины пригодны для оленьих пастбищ.

Верхние части холмов и возвышенностей обычно покрыты каменисто-щебенчатыми россыпями с отдельными кустиками корковых лишайников, низеньких осок, полярных маков, астрагалов  и др. Растения прячутся между камнями, покров их редок.

Южнее, вдоль Таймырского полуострова, тянется полоса платообразных предгорных арктических пустынь и тундр. Она расширяется к востоку от устья Пясины и наиболее выражена между реками Пясиной и Нижней Таймырой. Средняя абсолютная высота плато 200– 400 м. Над общей поверхностью в рельефе выступают дайки диабазов, сиенитов и других изверженных пород. Относительная высота этих холмов и грив 70–150 м. Вершины и пологие склоны их покрыты каменными осыпями и россыпями. Россыпи располагаются в виде щебенчато-суглинистых и каменных многоугольников, а нередко и просто развалами каменных глыб.

Плато расчленено долинами рек. Долины, если они проходят параллельно простиранию тектонических складок, широкие и пологосклонные, например долина рек Мамонта, Шренка. Если же долины секут складки, то они узки, имеют каньонообразный или ящикообразный поперечный профиль, стремительное течение, пороги. В долинах обычно указывают две-три террасы.

До 200 м пологие склоны и песчаные террасы иногда покрывает разнотравье. Богатство травянистого покрова очевидно, связано с карбонатным составом горных пород. В первую половину лета и на весенних проталинах арктическая тундра покрывается пестрым красочным ковром цветов.

 

Выше 200–300 м расположена арктическая пустыня. Растительность не покрывает и 30% ее площади. Здесь господствуют многочисленные виды корковых и листоватых лишайников, некоторых мхов и разнотравья. Большую часть площади занимают каменисто-щебнистые россыпи – унылые каменные моря.

Преобладают почвы каменисто-щебенчатые, песчано-галечные и щебенчато-песчаные, примитивные, зачастую лишь прикрытые несомкнутой тонкой подстилкой из неполностью перегнивших остатков растений. По понижениям и речным террасам, так же как и в прибрежной полосе, развиты полигональные грунты. Заболоченность меньше, чем на побережье.

Предгорное плато к югу переходит в арктическо-пустынные горы, полоса которых достигает ширины 100–150 км. От устья Енисея горы начинаются двумя рядами невысоких холмов. Разрозненные холмы постепенно повышаются, превращаясь в гряды северо-восточного простирания. Между реками Пясиной и Нижней Таймырой горные гряды параллельно и кулисообразно заходят друг за друга. Так, с севера на юг идут гряды: Геологическая, Бегичева, Белый Камень, Топографическая, Хенка-Бырранга, Ая-Бырранга, Такса-Гербей. Восточнее р. Нижней Таймыры число гряд достигает 15.

Вершины гор здесь имеют резкие очертания, острые гребни, много ледниковых каров и цирков, снежников, а в районе высшей точки – несколько современных ледничков общей площадью около 50 кв. км. Наибольший из них – ледник Неожиданный – достигает 20 кв. км. Между грядами располагаются платообразные массивы до 10–30 км ширины. В понижениях широко распространен бугристый рельеф. Склоны гряд, особенно южной экспозиции, круты. Вершины и склоны покрыты каменистыми осыпями. Повсюду наблюдаются структурные и солифлюкционные нагорные террасы. В районах выхода карбонатных пород и гипсов в бассейне р. Пясины развиты карстовые явления в виде пещер, воронок и исчезающих рек.

В горах по сравнению с платообразными предгорьями резко возрастает количество дней с туманами. Это объясняется тем, что горы лежат выше преобладающей, в общем очень низкой, облачности. Здесь же значительно сильнее ветры, чаще летние заморозки. Между 250 – 300 и 800 м распространена арктическая пустыня каменистых осыпей и россыпей с редкими лишайниково-травянистыми куртинками. Мхи зеленые и печеночники доходят только до отметки 400 м. Выше идут корковые и накипные лишайники, цетрарии, пармелии. В нижних частях склонов и долинах распространена арктическая тундра. Нередки осоково-разно-травные лужайки с высокой травой и цветковыми.

Очевидно, благодаря таким лужайкам в горах встречаются толсторогий (или снежный) баран. Это почти вымершее животное сохранилось только в заенисейских горах Севера Сибири.

Горы Бырранга обрываются на юг к предгорной впадине пятисотметровым уступом. В орографическом отношении она входит в состав Северо-Сибирской низменности.

Впадина представляет собой волнистую всхолмленную низменность с абсолютными высотами междуречий около 200 м. Ближе к горам всхолмленность увеличивается. Ориентировки холмов не наблюдается.

Долины рек широкие и пологосклонные. В долинах рек, впадающих в озеро Таймырское, развиты аллювиальные террасы высотой до 30 м, сложенные с поверхности песчано-галечными отложениями с валунами горных пород, принесенных ледником из высоких частей Бырранги. Иногда в террасовых отложениях встречаются торф, обломки и пни лиственниц, что указывает на прежнее, более северное положение лесов.

Видовой состав растительности по сравнению с горами увеличивается. У Таймырского озера найдено 194 вида высших растений. В долинах распространены несомкнутые кустарники ивы, достигающие 40 см высоты. Куропаточья трава одевает склоны и вершины холмов. Изредка появляются кусты карликовой и тощей березки.

Близ озера Таймырского, и тем более восточнее, зимние ветры слабее. Снежный покров, а поэтому и растительность здесь равномернее, гуще и выше, чем на западе и тем более на севере провинции. Летом держатся устойчивые и самые высокие для данной широты температуры, что обеспечивает благоприятные условия роста растительности. В июле 1928 г. отмечены среднесуточные температуры +20°. Эта полоса из всех предыдущих наиболее перспективна под оленьи пастбища (Тугаринов и Толмачев, 1934), которые пока не используются.

 

Б. Кряжи Прончищева и Чекановского

Провинция арктических куэстовых кряжей Прончищева и Чекановского протягивается дугообразно с юга на северо-запад длиной 625 км, шириной 75 км. Это низкогорная и холмисто-грядовая территория с тремя-четырьмя параллельными грядами. Склоны гряд, обращенные на северо-восток и север – к морскому берегу, крутые – от 15 до 50°, а на юго-запад и юг, за исключением подмываемых р. Оленек, – пологие – 5–3°. С севера к крутым обрывам кряжей подходит полого-наклонная равнина шириной 7–50 км, сложенная четвертичными морскими песками и глинами до 60–70 м видимой мощности.

Наибольшая высота – гряда Ангардам-Таса – в северной части кряжа Чекановского достигает 529 м, а к западной оконечности кряж Прончищева понижается до 200 м. Кряж Чекановского отделен от кряжа Прончищева долиной Оленька. Оба кряжа резко расчленены долинами малых рек, стекающих к юго-западу и северо-востоку. Относительные превышения колеблются от 50 до 200 м.

Тектонические движения происходили в верхнетриасовое время, придав слоям моноклинальное падение. Значительный подъем провинция испытала в четвертичном периоде. Чередование плотных песчаников с песчано-глинистыми слоями пермского, триасового, юрского и мелового возрастов послужили причиной куэстового рельефа.

Осевые части гряд имеют горизонтальные площадки иногда шириной до 500 м. Крутые склоны покрыты каменисто-щебенчатыми осыпями, а пологие – супесчано-суглинистым делювиальным шлейфом. В коротких долинах стекающих с кряжей рек, особенно проходящих параллельно грядам, имеются аллювиальные террасы высотой 0,5–1 и 2 м – пойма, 8–10 м и 15–20 м – цокольные надпойменные террасы. В их супесчано-гравийных отложениях нередко погребены пни и корни лиственницы.

В глинисто-аргиллитовых слоях и на террасах долин рек развиты промоины, овражки и лощины. Ледяные клинья и линзы при вытаивании вызывают расчленение поверхности. В результате часто встречаются байджарахи – конусообразные глинистые столбы, окаймляющие обрывы террас, берегов рек и склоны лощин. На равнинах много термокарстовых озер.

Долины рек, пересекающих гряды, узки, склоны их скалисты. В водораздельной части кряжа Чекановского имеются покинутые долины с аллювиальными террасами вдоль сухого русла. В некоторых глубоких долинах снег не успевает растаять летом, так же как не успевает полностью сойти лед с некоторых озер, промерзающих до дна. Летом постоянно идут моросящие дожди. Солнечных дней на побережье меньше, чем на южных склонах кряжей.

Реки, стекающие с кряжей, коротки – до 30–50 км, имеют режим горных, проходимы вброд повсюду, кроме прибрежной полосы с приливами. Кроме Оленька и Лены, зимой все реки промерзают. Арктическая тундра, очень похожая на тундры Бырранги, окружает арктическую горную пустыню, занимающую верхние части склонов и вершины гряд.

Каменные россыпи в виде сети с квадратными, округлыми или эллипсовидными ячейками располагаются на слабонаклонных или горизонтальных поверхностях. Среди них имеются суглинистые совершенно голые пятна, окруженные кольцом мелкой щебенки, а затем более крупными обломками песчаников. Изредка в укрытых местах растут корковые лишайники и цветковые: полярный мак, камнеломки, крестовник холодный, мятлик полярный, астрагал и др. По крутым склонам полосами спускаются осыпи, накапливаясь шлейфами у подножия.

 

В. Дельта Лены

Вырвавшись из тисков хребта Туора-Сис и кряжа Чекановского на шельфовое мелководье Ледовитого океана, веером раскинула Лена крупнейшую дельту мира. На 180 км вдается дельта в море Лаптевых. Ее площадь более 28 тыс. кв. км. Тысячи островов разделяются больше чем восемьюстами проток. Общая протяженность проток 6,5 тыс. км. Самая глубоководная, широкая и короткая (110 км) из них – Быковская занимает впадину древней долины и отходит от останцового острова Столб (114 м) в залив Неелова и к губе Буор-Хая, где расположен порт Тикси – морские ворота Якутии. Эта протока – главный судоходный путь, соединяющий реку с морем. Через длинные Трофимовскую и Сардахскую протоки в море поступает большая часть ленской воды. Узкая протока – Большая Туматская – делит дельту почти пополам – на низкую, восточную (до 8 м), и высокую, западную, стороны. Вдоль крутого склона кряжа Чекановского по впадине древней долины проходит длинная протока Оленёкская. Между этими пятью главными протоками заключена густая сеть узких и извилистых.

Глубины проток непостоянны. Зимой часть их не только промерзает, но и высыхает из-за малого притока речной воды. Весной вместе с водами приносится песок и ил. После весеннего половодья очертания берегов и формы дна проток становятся настолько неузнаваемыми, что затрудняется судоходство. Меняются и очертания приустьевых частей проток благодаря приливам и отливам, а также сгонно-нагонным ветрам.

Среди десяти крупнейших островов – Эрге-Муора-Сисе (7 тыс. кв. км), Харданг-Сисе (1 тыс. кв. км), Собо-Сисе.

Острова восточной стороны Ленской дельты невысоки. Они образованы тремя террасами: пойма 0,8–3 м, высокая пойма 2–5 м и надпойменная терраса 6–7 м, сложенные песком и землистым торфом. Западная сторона дельты состоит из высоких островов с террасами 10–12, 18–20 м и не является в полном смысле дельтой, а представляет собой остаток древней равнины, расчлененной молодой частью реки (Гусев, 1953).

Все острова дельты испещрены термокарстовыми озерами, часто четырехугольной формы («лыбы»), с обрывистыми берегами. Обычны здесь и булгунняхи. Только крупных булгунняхов, высотой от 10 до 40 м с диаметром от 10 до 150 м, насчитывается свыше 120.

На островах сформировались полигональные тундры с крупными квадратными полигонами. Они типичнее здесь, чем на Таймыре, благодаря повсеместному распространению рыхлых отложений. Немалую роль играют ветры, осушающие и развевающие речные пески до образования песчано-холмистых, не покрытых растительностью пространств.

В целом ландшафтные группировки дельты представляют собой сочетание арктическотундровых, пойменно-террасовых и болотных. Лишайниковые тундры сухих возвышенностей и бровок островов переходят в мохово-лишайниковые и моховые на пологих склонах или осоково-моховые и осоково-травянистые болота в низинах. Скрываясь моховым покровом, стелются по земле кустарниковые ивы и березка тощая. Много съедобных грибов.

Обилие озер и травяной растительности привлекает сюда перелетных и особенно водоплавающих птиц.

Дельта Лены освоена лучше предыдущих территорий. Она имела 8 постоянных населенных пунктов; работает один рыбозавод. Численность населения зависит от сезонов рыболовства и охоты. Рыболовство в устье Лены и ее дельте, на которое возлагали раньше радужные надежды, как на мощную пищевую базу, ограничено замедленным приростом ихтиофауны. Поэтому сейчас встает вопрос об организации и строгом регулировании рыболовства, а также и охоты.

За счет травянистого покрова дельты можно расширить поголовье крупного рогатого скота. Однако это требует устройства защитных средств от холода в течение восьмимесячной зимы и заготовку кормов. Рациональнее использовать дельту в качестве летних оленьих пастбищ.

***

 

Между предгорным прогибом Бырранги и уступом Средне-Сибирского плоскогорья, правым бортом долины Енисея и куэстовыми кряжами Прончищева и Чекановского протягивается Северо-Сибирская низменность. Площадь ее свыше 400 тыс. кв. км. Ее основу составляет тектонический прогиб.

Этот прогиб был занят морем с незначительными перерывами, начиная с синийского периода до нижнемелового времени. При обмелении моря в девонский период образовались залежи соли, а в пермский период – угли.

Пески, глины, песчаники, известковистые песчаники представляют собой молассы, то есть обломочные накопления разрушающихся и размываемых окружающих горных сооружений. Во время герцинских горообразовательных процессов на Бырранге в Хатангской впадине быстро накоплялись обломочные породы, планктон моря и, органические вещества. Выделяющееся тепло и сильное давление, деятельность погребенных анаэробных бактерий способствовали образованию нефти. Вся Северо-Сибирская низменность – одна из перспективных нефтеносных провинций Средней Сибири. Почти все слои – от девонского до нижнемеловых – нефтеносны. Нефть содержит много аофальтово-смолистых веществ, парафина и серы, по составу близка нефти Урало-Волжского нефтеносного района, однако промышленных притоков нефти пока не обнаружено. Известные месторождения Нордвика и Усть-Енисейское эксплуатировались около года.

Енисейско-Хатангская впадина характеризуется значительной газоносностью нефтяного происхождения. Некоторые скважины давали до 500–11 800 куб. м газа в сутки. Газ относится к типу азотно-метанового с тяжелым углеродом.

Общая мощность мезозойских отложений в депрессии достигает 200–500 м. Большая их часть содержит пласты угля. Так, в приенисейском районе на глубине 160–1285 м пройдено скважинами 24 рабочих пласта бурого, переходного к каменному углю с запасами более 200 млрд. т.

Ни палеогеновых, ни неогеновых отложений в депрессии пока не обнаружено. Этим Северо-Сибирская низменность существенно отличается от Западно-Сибирской, где широко распространены морские отложения этих периодов.

По современным ландшафтам с их историей развития за четвертичный период в низменности различаются три провинции: тундровые Енисейско-Хатангская и Анабаро-Оленёкская и относящаяся уже к следующей зоне лесотундр и северных редколесий – Пясино-Оленёкская.

 

Г. Енисейско-Хатангская провинция

Енисейско-Хатангскую провинцию в четвертичном периоде не раз занимал холодный бореальный бассейн, в который спускались ледники с окружающих возвышенностей. Общая мощность четвертичных отложений достигает 150–170 м с очевидным уменьшением к востоку.

Несмотря на равнинность, рельеф низменности сложен. Через ее середину как бы протягивается горб, оконтуренный на западе, севере и юге предгорными прогибами. В западный прогиб входит Енисейский залив и озеро Пясино. Вдоль северного прогиба проходят долины средней части Пясины и Верхней Таймыры с Таймырским озером, южный прогиб – у северного края Сибирской платформы орошается реками Дудыптой и протекающей уже в лесотундре Хетой.

Параллельно Бырранге простираются всхолмленные повышения с относительной высотой 30–50 м, а в северо-восточной части – до 80–100 м. Пологосклонные гряды местные жители называют гербеями, а отдельные плосковерхие сухие массивы – тасами. Многие гербеи в плане имеют полукруглую форму и протягиваются на десятки километров. Они группируются в три повышения, параллельных Бырранге и обрыву Средне-Сибирского плоскогорья.

Осевые части гряд зачастую обусловлены полого выпуклыми антиклинальными структурами. В них близко от поверхности лежат песчано-глинистые слои мелового, а иногда и юрского возрастов. Эти структуры перспективны на нефть.

У северо-восточной окраины провинции расположено несколько останцовых (отчлененных от Бырранги) гор с абсолютной высотой до 420 м, сложенных пермскими угленосными породами. Высшую отметку равнины – 252 м имеет возвышенность Гербитас.

К западной части низменности увеличивается площадь равнинных низин, расположенных полосами. Такие полосы достигают 70 км ширины. Сложены они морскими четвертичными, преимущественно суглинистыми, отложениями. В их поверхность врезались реки, протекающие в хорошо разработанных долинах с двумя-тремя террасами. Пересекаясь, полосы образуют причудливую сеть между тасами и гербеями.

На склонах гряд или долин в типичной тундре интенсивно идут процессы солифлюкции. С вершин удаляется рыхлый материал, образующийся в результате выветривания. Поэтому верхние части тасов и гербеев обычно покрыты щебенчатыми и дресвяными россыпями. По склонам видны узкие солифлюкционные ступеньки, а вдоль склонов – ложбины временных водотоков.

На верхних частях возвышенностей и солифлюкционных ступеньках растительность, разрежена. Она вынуждена ютиться в трещинах и близ больших камней, защищаясь от ветра и используя накопившийся мелкозем. Широко распространены приземистые кустарнички – дриада, кассиопея, звездчатка. Пятна, лишенные растительности, занимают от 25 до 80% возвышенных мест.

Пологие склоны покрыты осоково-дриадовыми или мохово-лишайниковыми ассоциациями. На таких участках резко сокращаются пятна оголенных грунтов, не превышая в общем 30% площади.

У подножий склонов встречаются пушицево-лишайни-ково-моховые кочкарники. Высота кочек 10–17 см при диаметре 8–14 см. Почвы низин торфянисто-глеевые.

Западины между повышениями заняты мочажинами с гипново-осоковыми и пушицево-моховыми болотами. Изредка на речных и часто на морских террасах встречаются полигональные болота.

По поймам рек, островам, береговым валам, а местами по крутым склонам долин, там, где быстро стаивает снег, встречаются тундровые луговины. В них насчитывается 60–70 видов разнотравья, зачастую они очень красочны. Некоторые участки, особенно по долине Пясины, покрыты сплошным белым ковром цветущей ромашки. Рядом с ней голубеет площадка незабудок или ясколки с крупными белыми цветами, резухой, крупками (до 10 видов), проломниками. Встречаются куртинки живородящей гречихи, кисличника, щавеля, астрагала, копеечника, синюхи, мытника, валерианы, арники, лисохвоста, вейника, овсяницы, мятлика, щучки.

Луговины распространены и там, где долго задерживается снег. Они зеленеют тогда, когда окружающая тундра отцвела и побурела.

Луга являются хорошими весенними и осенними оленьими пастбищами. Животные охотно поедают гречиху, астрагал, звездчатку, мытник. Лук, щавель и особенно кисличник – средства, не раз спасавшие исследователей и охотников от цинги. Кроме того, тундровые луга содержат лекарственные травы: валериану, синюху, крестовник, арнику.

Пойменные луга чередуются с болотами и разнотравными кустарниками; и те и другие при небольших мелиоративных мероприятиях могут быть превращены в отличные луга.

Злаки: мятлик, лисохвост, зубровка, овсяница, вейник гренландский, щучка бурно разрастаются на местах бывших становищ, у нор песцов и леммингов, у гнездовий птиц, около капканов (пасти на песца), на тропах и вообще на хорошо дренированных почвах, где человек свел тундровую мохово-лишайниковую и кустарничковую растительность.

В южной части провинции распространены кустарниковые тундры, но на более узкой полосе, чем типичная тундра. По долинам кустарники проникают далеко на север, иногда достигая арктической тундры. Чаще встречаются мохово-травянистые кустарники; лишайниковых кустарников мало.

Условия местообитания растительности в кустарниковых тундрах благоприятнее. Здесь длиннее вегетационный период, глубже и равномернее лежит снежный покров, слабее ветры. Поэтому увеличивается количество ягодных кустарничков, меньше пятен голого грунта. Замедляя ветер, летом кустарники дают приют массе слепней, мошкары, что очень мешает пастьбе оленей.

Хозяйственно провинция освоена лучше, чем Бырранга. По долинам крупных рек располагаются мелкие населенные пункты, фактории, метеостанции. Летом с юга пригоняют оленей на пастбища. Стада кочуют по всей низменности. Тундра может прокормить десятки тысяч оленей. Однако там, где кормится тысяча диких оленей, не всегда можно прокормить сотню домашних, так как последние передвигаются значительно медленнее и быстрее выбивают пастбища. В кустарниковой тундре пастбища особенно посещаются вдоль основных троп Дудинка – Волочанка – Хатанга в переходные периоды. Широко летние пастбища используются в районах озер, где пастухи ловят рыбу и бьют птицу.

 

Д. Анабаро-Оленёкская провинция

Анабаро-Оленёкская провинция имеет монотонный простой рельеф. Между реками Хатангой и Оленьком простирается слабо наклонная с юга на север равнина. Высоты закономерно понижаются от максимальной отметки 130 м (у южной границы провинции) до 0 м (у моря). Средняя высота около 50 м. Низменность не имеет линейно вытянутых равнин и ярко выраженных гряд, как западнее Хатанги. Неглубоко врезанные долины многочисленных рек, ручьев, временных водотоков, термокарстовые западины и озера, густо покрывающие всю равнину, бугры лучения в пониженных болотистых местах, создают неровности рельефа. Долины и междуречья мягко волнисты и равнинны. Провинция не занималась ни морем, ни ледником, начиная с верхнемелового времени.

Мощность четвертичных озерных и речных отложений не превышает 50 м в долинах. Междуречья же покрыты лишь маломощным элювиальным чехлом.

Равнина изъедена котловинами термокарстовых озер или осушенными озерными котловинами с террасированными склонами. Особенно много котловин там, где развиты глинистые грунты. Отложения террас озер и рек нередко содержат погребенную древесину лиственницы. Древесина так хорошо сохранилась в мерзлых грунтах, что может быть использована как дрова.

Морское побережье сильно изрезано. Отделяя Анабарский залив от залива (бухты) Нордвик, далеко в море вдается узкий полуостров Нордвик (Пакса). Между заливами Нордвик и Хатангским помещается полуостров Хара-Тумус, расчлененный в свою очередь бухтами Отмелой и Кожевникова.

На полуострове Хара-Тумус имеются резко возвышающиеся гипсовые и соляные сопки. Сопки рассечены эрозионными ложбинами, карстовыми провалами и воронками. Известна Соляная сопка, возвышающаяся на западном берегу залива Нордвик. Соляной шток ее имеет мощность в несколько сотен метров (буровая скважина не вышла из соли на глубине 726 и 1256 м). Запасы высокосортной соли исчисляются сотнями миллионов тонн. Нордвикское соляное месторождение с запасами 852 млн. разрабатывалось в 1941 –1946 гг., добыто 70 тыс. т соли. Сейчас месторождение затоплено.

В бассейне Анабара и восточнее этой реки болот меньше, чем в Енисейско-Хатангской провинции, а полигональные болота встречаются только в долине Оленька. Общая площадь болот составляет приблизительно 10% площади провинции. Характерны болота с мелкобугристой поверхностью. Бугры до метра высотой имеют внутри ледяное ядро, а сверху – слой глины и торфа мощностью в 30–40 см. На этом покрове растут мхи и лишайники, редкие кустики ивы и березки, осоки, мятлик, голубика. Пятна голого грунта занимают на повышениях до 30% площади.

Некоторое представление о распределении растительных ассоциаций можно получить из подсчетов В. Д. Александровой (1937), сделанных для переходной западной окраины провинции. 47,5% бассейна р. Попигая заняты моховыми тундрами, 10% – лишайниковыми, 4% – дриадовыми, 5% – кочкарными, 28% – болотами, 5,5% – луговинами, кустарниками. Указанные соотношения сохраняются для суглинистых грунтов понижения западной части провинции.

Вообще в провинции меньше, чем в предыдущей, цетрариевых и особенно клядониевых тундр, зато сильно возрастают площади алекториевых тундр. Под их покровом прекрасно развиваются мхи – политрихумы и дикрановые, кустарнички – диапензия лапландская, кассиопея, люцула, камнеломки, голубика, брусника.

 

Зона лесотундр и северных редколесий

Зона занимает узкую южную пониженную полосу Северо-Сибирской низменности и север Средне-Сибирского плоскогорья до полярного круга включительно. Ширина ее достигает 750 км.

До сих пор в учебных пособиях и некоторыми геоботаниками различается лесотундра и подзона северотаежных лесов. Однако еще А. Л. Чекановский (1896), пересекший север Средне-Сибирского плоскогорья, образно назвал его ландшафт «редколесной тундрой». Действительно, низкорослые, корявые, тонкоствольные лиственницы на междуречьях далеко отстоят друг от друга, не заслоняя обзора. Их жидкие и узкие кроны, почти не давая тени, не мешают развитию светолюбивой арктоальпийской и тундровой растительности.

О растительности южной части Оленёкского бассейна В. Б. Сочава (1957) говорит, что, за исключением редкостойных лиственниц, все остальные особенности этой «северной тайги» более близки к тундре, чем к тайге. Автор этих строк посетил западную и восточную окраины зоны и также убедился, что ландшафт ее никак не соответствует названию «тайга».

Главную причину своеобразия ландшафтов этой широкой зоны следует искать в климатических особенностях Севера Средней Сибири.

Климат зоны отнесен Б. П. Алисовым (1956) к субарктическому. Восточнее 94° в. д. он однороден, что связано с континентальным положением. Эта однородность нарушается только горным рельефом Путораны и Анабарского массива. В средней полосе полярная ночь длится 56 суток; продолжительность полярного дня –около 75 суток. Над всей территорией зимой устанавливается область высокого давления – Сибирский антициклон. Только в западную часть Путораны – в полосу больших озер проникают атлантические массы воздуха. Приблизительно до 94° в. д. циклоническая деятельность здесь особенно высока в теплый период года. Но восточнее действие циклонов проявляется лишь изредка.

Сочетание северного заполярного положения с континентальностью при незначительной радиации и господстве сибирского антициклона по суровости приближают здешнюю зиму к восточносибирской, самой холодной в северном полушарии. Так, средняя температура января в западной части (Ессей) –37,2°, а абсолютные минимумы могут доходить до –70°. В центральной части (Оленек – высота 130 м) среднеянварская температура равна –40,9°, а в наиболее континентальной, восточной части (Сухона – высота 70 м) –42,6°. При приближении к Ледовитому океану зима становится теплее.

Холодный период с устойчивыми отрицательными среднемесячными температурами, снежным покровом и инверсиями температур длится около восьми месяцев – с октября по май.

Благодаря повышенному атмосферному давлению зимой, увеличивающемуся к югу от 766 до 771 м, в зоне господствуют ветры южных румбов. Сила их небольшая. Метели редки. Только в западной части Путораны – на периферии антициклональной зоны – в октябре, ноябре и марте ветры значительны.

Сильно уменьшается облачность зимой. Резко снижается количество осадков. За холодный период их выпадает от 21–29 мм в восточной части и до 38–42 мм в средней. Как исключение, в горах Путорана зимой выпадает от 70 до 190 мм осадков. Совсем мало осадков приходится на конец февраля – начало апреля.

Снежный покров держится от 220 на юге до 260 дней на севере. Однако мощность его в среднем не превышает 30–50 см (лишь на западе более 70 см). Это не исключает глубоких снежных заносов в горах, особенно на склонах северной экспозиции, благодаря перевеванию южными ветрами.

Весна – пасмурная и ветреная – быстро сменяется летом. Оттепели начинаются во второй половине апреля. Лед на озерах нередко лежит до июля.

Летом почва и приземные слои интенсивно нагреваются. Главным циркуляционным процессом является приток арктического воздуха и трансформация его в воздух континентальный. Воздух, приходящий из области высокого давления над Арктикой, в область низкого давления приносит волны холода и ветры северных румбов. Зона северных редколесий служит «тамбуром» Центральной Сибири, в котором происходит прогревание холодного воздуха. Тем не менее лето относительно теплое, хотя и короткое. Безморозный период повсюду длится от 48 до 70 дней. Средняя температура самого теплого месяца – июля на севере (Саскылах) +11,1°, а на юге (Эйк) +14,7° и даже +16°. Максимальные температуры повсюду превышают 30°, а близ восточной границы – на один градус севернее полярного круга, известен абсолютный максимум +38°. Самая низкая среднегодовая температура (–15°) отмечена на севере Анабарского массива; самая высокая – у юго-восточной границы зоны (–11,6°).

На вторую половину лета приходится максимум осадков. В июле или августе их выпадает больше, чем за всю зиму. Несмотря на значительное количество осадков, в июле на востоке случаются засухи. Много дней стоит ясная бездождная погода. Во время полярного дня снижается (иногда до 40%) относительная влажность.

С половины августа осадки выпадают равномернее. Август (особенно вторая его половина) облачный и даже пасмурный месяц. В среднем за теплый период выпадает от 154 мм осадков в северной до 247 мм в центральной, 235 мм – в западной и 175 мм в юго-восточной частях. Грозы очень редки. Облачность уменьшается от 94° в. д. к востоку.

Осенним периодом, который наступает очень резко, можно считать период с третьей декады августа до начала октября. Появляются устойчивые ночные заморозки, а в сентябре выпадает снег.

Годовое количество осадков в среднем по зоне превышает 200 мм. Однако на крайнем севере выпадает всего 175 мм, а на юге – 200 мм. В центральной же, наиболее типичной, части выпадает 225–289 мм, а в западной части Путораны – 500 мм и даже 600 мм в год, что объясняется атлантическим влиянием и возвышенным рельефом.

Сумма годового испарения достигает 100–120 мм в южной и 50 мм в северной частях. Значительно большая часть осадков, а именно 150–200 и до 500 мм в Путоране идет на сток. Средний годовой сток увеличивается по направлению с северо-востока на юго-запад. Сток почти полностью осуществляется в теплую часть года. Это объясняется повсеместным распространением многолетней мерзлоты. Она почти полностью исключает просачивание воды в грунт летом и прекращает грунтовое питание зимой. Летом мощность деятельного слоя колеблется в пределах 0,2–1 м.

Все многочисленные реки, кроме западнопуторанских, относятся к бассейну моря Лаптевых. Главным источником их питания служит снег, на втором месте – дождь. Грунтовое питание незначительно.

Реки вскрываются в течение первой половины июня. Ледоход продолжается 5–7 дней. Половодье проходит бурно. Уровень воды на крупнейших реках поднимается до 9–10, а иногда и до 12 м. Второй паводок наступает в конце июня – начале июля благодаря таянию снега и горах, с которых берут начало реки Оленек, Анабар, Котуй, Курейка. Подъем уровней рек происходит зачастую очень быстро от августовских дождей.

Ледостав начинается между концом сентября и серединой октября. Разница в замерзании рек северных и южных районов достигает 10–15 дней.

Из крупнейших рек, пересекающих зону редколесий, могут быть использованы как судоходные Оленек (длина 2415 км, площадь бассейна 246 500 кв. км, годовой сток 35 куб. км при среднегодовом расходе 864 куб. м/сек), Анабар (длина 924 км, площадь бассейна 81600 кв. км) и Котуй (длина 1200 км) с Хетой (длина 734 км при ширине до 609–1200 м).

Максимальная мощность многолетнемерзлых грунтов в зоне северных редколесий пока неизвестна. Они развиты повсеместно, за исключением прирусловой части Лены и, по-видимому, других крупнейших рек. В мерзлых грунтах заключено много клиньев и линз, льда. Даже почвы пронизаны ледяными линзочками. Мерзлотные процессы в грунтах такие же, как в тундре.

Даже при маленьких уклонах интенсивно идут процессы солифлюкции. Широко распространены солифлюкционные ступеньки, «пьяный лес», мелкие гряды, особенно на болотистых пространствах. Склоны южной экспозиции летом всегда влажны и даже мокры, что связано с маломощностью деятельного слоя и прогреванием грунтов солнцем. Ледяные включения в почве тают, увлажняя склоны. Склоны же северной экспозиции более сухи из-за маломощного деятельного слоя, затененности, а значит, меньшего таяния ископаемого льда.

На равнинных пространствах, как правило, развит полигональный бугристо-западинный мерзлотный микрорельеф. Чаще всего это расположенные в шахматном порядке бугорки высотой 20–50 см, диаметром 1,5–2 м. Каждый бугорок окружен вогнутой западиной, очевидно, развивавшейся на месте мерзлотной трещины. Бугорки занимают до 70–80% площади, а западины – 20–30%. Кроме этого типичного микрорельефа встречаются и крупные полигональные грунты арктически-тундрового типа с ячейками до 50 м в поперечнике. Особенно широко распространены такие полигональные грунты на покровных суглинках в бассейне Оленька.

Благодаря энергичному стоку после каждого дождя (влага не просачивается в мерзлые грунты) на всех склонах интенсивно образуются рытвины временных водотоков – делли. Ложбины имеют глубину от 0,5 до 1,5 м при ширине до 5 м, а иногда и до 40 м. Ширина перемычек между ложбинами от 10 до 50 м. Иногда под ложбинами обнаруживаются клинья льда, в этом случае на склонах южной экспозиции делли развиты гуще.

По днищам ложбин гуще растут кустарники, а по нижним частям склонов ложбин – деревья. Межложбинные повышения заняты сухим и почти лишенным кустарника низкорослым редколесьем. На аэрофотоснимках характерен полосчатый рисунок. Радиальная полосчатость аэрофотоснимков указывает на округлые возвышенности, к которым относятся и потухшие вулканы. Эта характерная черта редколесий является дешифровочным признаком при поисках трубок взрыва, к которым приурочены месторождения алмазов.

В распределении растительности зоны редколесий характерна мозаичность. От тундровой эта мозаичность отличается тем, что неравномерно распространены не мохово-травянистый покров, а уже деревья и кустарники, чувствительно реагирующие на малейшие изменения условий местообитания у северного предела своего распространения.

Типичнейшими растениями здесь являются лиственница даурская и кустарники: ольховник, березка тощая, багульник стелющийся и болотный  и клядониевые лишайники. В южной части зоны к лиственнице местами примешиваются ель и береза плосколистная, а в западной – западносибирские растения (лиственница сибирская, березка карликовая, береза Кузмищева).

Ландшафты северных редколесий группируются в три подзоны.

Северная, или лесотундровая, подзона протягивается в восточно-северо-восточном направлении, сужаясь к низовьям Оленька и началу Ленской дельты. Распределение и высота лиственницы, стойкой против морозов, в восточном направлении становится равномернее, что связано с увеличением летних температур, уменьшением силы зимних ветров, улучшением дренированности почв и грунтов благодаря песчанистым и карбонатным отложениям.

Густота и высота древостоя на низком плато средней подзоны несколько больше. Благодаря положению высотная зональность обнаруживается на таких высотах, на которых в более южных районах на нее нет даже намека. Так, все междуречья выше 250–300 м заняты уже горной тундрой, даже если нет гор. В горных областях – Анабарском массиве, Путоране – горная тундра становится господствующим ландшафтом, а редколесья занимают узкие полосы днищ и нижние части склонов долин.

В южной подзоне рост лиственницы улучшается, к ней примешиваются ель, иногда до 20%, (Сочава, 1957) и береза, появляются можжевельник, малина. Увеличивается ярусность растительности. На междуречьях встречаются деревья до 10–12 м высотой, 20 см в диаметре. Долины же иногда заняты настоящими лесами с максимальной высотой деревьев 17–18 м, но со слабо развитой кроной.

В подлеске обычна кустарниковая ольха, в кустарниковом ярусе березка тощая, несколько видов ивы, реже красная смородина, шиповник, можжевельник. Третий ярус состоит из багульника, голубики, брусники, занимающих вместе с кустистыми лишайниками бугорки. Понижения между буграми заросли зелеными мхами (5–7 см высотой).

На бугорках обычно развиты минеральные глинистые почвы. В случае карбонатного субстрата эти почвы вскипают от соляной кислоты с самой поверхности. Генетические горизонты в этих почвах различаются очень плохо.

В западинах, так же как и на бугорках, имеется глеевый почвенный горизонт, но он покрыт бурым органогенным – мощностью в 10–15 см, содержащим до 45–50 % гумуса. Материнская порода до глубины 1 –1,5 м сильно льдиста. До 70–80% ее объема составляет чистый лед (Зольников, 1958). Почвы имеют щелочную и слабощелочную реакцию. Под буграми они оттаивают на 70–80 см, а в западинах, покрытых нетеплопроводным мхом, на 30–50 см. При пожарах обгорают бугорки, а в западинах почва обычно сохраняется, что играет ведущую роль в возобновлении редколесий.

На местах старых стойбищ, на вырубках, вдоль бровок террас встречается травянистый покров. В нем присутствуют иван-чай, тимофеевка, незабудка лесная, лютик едкий, синюха северная, пижма обыкновенная, подмаренник северный и топяной, гвоздика ползучая, колокольчик круглолистый, горошек мышиный, купальница азиатская, вероника широколистная, копеечник темный, лапчатка кустарниковая, первоцвет мучнистый, дриада точечная, козелец, горец живородящий, флокс сибирский, смолевка ползучая, ясколка, порезник плотный, камнеломка, хвощи. По сырым местам, протягивающимся вдоль тыловых швов террас, широко распространены осоки и пушица, ерники, мхи. По бечевникам растут дикий лук, щавель. Особенно пышно растут травы на покинутых стойбищах и на местах сведенных лесов и кустарников с их моховым покровом.

Зона северных редколесий не отличается оригинальностью и обилием животного мира. Он однообразен и характеризуется смешением тундровых и таежных форм. Тем не менее по своеобразному обитанию животных эта зона не похожа ни на тундровую, ни на таежную.

Условия обитания животных в зоне северных редколесий имеют много общего с тундровыми, но здесь больше запасов кормов, выше защитная роль растительности. В редколесьях зима морознее, чем в тундрах, но менее ветрена и с менее продолжительным периодом полярной ночи. Редкий древостой и кустарниковый ярус создают некоторую защиту от ветров. Главное же преимущество редколесных ландшафтов зимой – рыхлый без настов и уплотнений снежный покров. Он не препятствует добыче подснежной пищи, позволяет птицам и мелким животным укрываться в нем от стужи.

Летом, как и в тундрах, многолетнемерзлые грунты и сильно влажный деятельный слой неблагоприятны для устройства нор. Однако на карбонатных породах восточной части Средне-Сибирского плоскогорья водоносность грунтов незначительна. В расселинах скал и между камней делает норы большое количество животных.

В воздухе редколесий, как и в тундре, мало углекислого газа и болезнетворных бактерий. Длинные «дни» летом с продолжительным солнечным сиянием, а следовательно, значительным ультрафиолетовым облучением способствуют активной жизнедеятельности организмов и сопротивляемости болезням. Увеличение по сравнению с тундрами количества и продуктивности зеленой массы, ягодников и способность сохранения на зиму растений с вегетативными органами, как в тундре, улучшают перезимовку животных.

Для животных пресных вод, так же как в тундре, благоприятным фактором является повышенное содержание кислорода в связи с малым прогреванием воды. Поэтому развивается зоофитопланктон – пища птиц и рыб. Но в озерах и болотах разводится много личинок комаров. Из-за маловетрености летом комары здесь более обильны и докучливы, чем в тундре.

Наконец незначительная освоенность редколесий человеком устраняет, пожалуй, наиболее мощный неблагоприятный фактор для естественного развития животного мира, так как именно человек истребляет самое большее число животных. Реки и озера северных редколесий богаче рыбой, чем водоемы тайги. Особенно это бросается в глаза в расположенных рядом бассейнах рыбного Оленька и более бедного рыбой Вилюя.

Типичные речные рыбы – муксун, таймень, достигающий полутораметровой величины, кондевка, голец, пелядь, стерлядь, налим, чир, нельма, хариус, ленок, сиг, ряпушка. Реже встречаются омуль, осетр сибирский. В многочисленных озерах в изобилии водятся щука, окунь, плотва), баранатка. Однако не следует думать, что рыбные ресурсы Севера неисчерпаемы. Они велики сейчас лишь потому, что мало используются, а реки не загрязняются отходами промышленности. За счет рыболовства в редколесной зоне на некоторое время можно увеличить товарное производство рыбы и консервов, но всегда следует помнить об охране и регулировании рыбных запасов. Неумеренный лов может привести к быстрому истощению рыбных богатств. На это указывает пример рыболовства в низовьях Лены, где в конце 30-х годов без предварительного изучения было создано сразу несколько рыбозаводов и сделана ставка на широкое использование рыбы и в местном снабжении и в экспорте. Вылавливались главным образом муксун (50% улова), кондевка (32%), нельма, омуль, таймень, налим (Лососевые: нельма, ленок, таймень, голец и их род сиговые – омуль, ряпушка, пелядь, чир, сиг, муксун, тугун, валек, баранатка). Результатом явилось резкое сокращение рыбы. Уже к 50-м годам нынешнего столетия, т. е. немногим больше чем за 10 лет, было сильно нарушено ее естественное возобновление.

На озерах редколесий летом царит оживление. Гусиные – гуменник и гусь белолобый, утки, лебеди, гагары, крохали прилетают сюда за тысячи километров, чтобы в течение 2,5–3 месяцев вывести потомство. Для гусей и казарок, питающихся в основном растительным кормом, редколесья содержат разнообразные виды пищи и особенно ягоды: голубику, бруснику, морошку.

Сухопутных птиц в редколесьях мало. Чаще других встречаются дрозд, трясогузка, дятел. В юго-западную часть, где растет ель, залетает клест и на юго-восток – кукушка  и журавль. На прибрежных скалах селятся ястреб и сокол. Повсеместно распространены малая сова и белая куропатка. Однако мало типичных таежных представителей – глухаря  или рябчика, заходящего в зону редколесий лишь на крайнем юге. Меньше, чем в тундре, и куликов.

На зиму большинство птиц улетает либо в тайгу, либо в южные края, но зато из тундры прилетают зимовать полярная (белая) сова и белая куропатка.

Главным животным редколесья, как и в тундре, следует считать северного оленя. Он является как бы центром, вокруг которого группируются разнообразные виды фауны. Олени еще не учтены на севере Средней Сибири, а между тем охота на них может иметь немаловажное значение для снабжения мясом населенных пунктов.

Если бы не было северного оленя, возможно, отсутствовали бы и некоторые кровососущие насекомые, например олений овод. Два вида последнего – кожный и носовой  – являются паразитами-вредителями. Оводы, прокусывая шкуру оленя, делают в ней отверстия, от этого качество кожи снижается. Личинки кожного овода, отложенные в шерсти, развиваются 10–11 месяцев, питаясь кровью оленя, и иногда делают большие раны. Личинки носового овода вызывают зуд и выделение слизи (от чего олень худеет), а попадая в легкие, могут вызвать смерть.

Оленьи стада, вынужденные совершать летом большие переходы, чтобы не выбивать ежегодными выпасами пастбища и защищаться от гнуса, а зимой из-за холода, переходят из тундры в редколесье. За ними «эшелонами» следует свита хищников и паразитов. Сначала идут четвероногие «пастухи» – волки. На почтительном удалении от них держатся росомахи и песцы, питающиеся отходами оленьего стада и трапезы волков. Кроме того, разгребаемый оленями снег облегчает песцам охоту на леммингов и полевок. Лунки в снегу, оставшиеся после кочевья оленьего стада, используют белые куропатки: им легче находить корм и прятаться в разрытом снегу. Однако здесь их часто настигает песец; куропатки, вынужденные дожидаться удаления своих врагов – волков и песцов, замыкают кочевье. За оленями перелетает и ворон, не только питающийся падалью, но нередко нападающий на больных оленей или неокрепших пыжиков.

Интересно, что в малоснежные годы больших переселений в редколесья не бывает – олень чаще остается в тундре, и редколесья пустеют.

С весны начинается обратное путешествие. Олени стремятся покинуть леса, редколесья, кустарниковую тундру и уйти как можно севернее, в сырые и ветреные места или в безлесные горы, где бы им не докучали насекомые. Постепенно от стада отстают тучи мошки, комаров, а затем и оводов. Не связаны летом с оленями и куропатки, да и песцам легче достать пищу, и они менее зависят от оленей. Характерно, что в подзоне гольцово-редколесной многие олени не делают больших перекочевок. Часть их на лето выходит на гольцовые пространства и зимой спускается в редколесья.

В редколесьях широко распространен лемминг, за которым здесь охотятся и лесные и тундровые хищники. Его поголовье сокращается в южном направлении. Постоянно обитают горностай, ласка, заяц-беляк. Мало соболя, лисицы, белки и бурундука. Эти зверьки являются предметом промысла в двух южных редколесных подзонах. В юго-восточную часть заходит колонок.

В 30–40-х годах в нескольких районах редколесья была акклиматизирована ондатра. Ее быстрому распространению способствовало обилие озер и рек. Сейчас ондатра стала одним из главных промысловых зверей в редколесье. Охоту на ондатру следует всячески поощрять, иначе быстро размножающийся зверек истребит медленно восстанавливающиеся в условиях Севера пищевые ресурсы (болотные растения) вокруг озер и будет обречен на естественное вымирание.

В гольцово-редколесной подзоне, среди камней, широко распространена пищуха северная.

В редколесья не заходит тундряная куропатка. Южнее гольцово-редколесной подзоны не заходит толстоногий баран.

Основным отличием редколесий от тайги является резкое уменьшение поголовья постоянно обитающих здесь животных и выпадение некоторых типичных таежников. В редколесьях не встречаются барсук, рысь, летяга, летучие мыши, многие птицы, распространенные в тайге.

 

Е. Пясино-Оленёкская провинция

Пясино-Оленёкская провинция занимает узкую полосу южной окраины Северо-Сибирской низменности. Она представляет собой сильно заболоченную равнину с высотами 30–170 м. Только в западной, наиболее холмистой части имеются отдельные гряды выше 200 м. В общем неотектоническом подъеме эта полоса отстает от интенсивно поднимающегося северного края Сибирской платформы. В результате многочисленные реки, стекающие на север в пределах Средне-Сибирского плоскогорья, имеют узкие каменистые долины и горный характер потока. При выходе в предплатформенный прогиб их течение резко замедляется, долины сильно расширяются и поворачивают либо на запад, либо на восток. Речные (аллювиальные) отложения становятся мелкогалечными, песчаными и иловатыми.

Кроме пересекающих провинцию рек Пясины, Анабара, Попигая и Оленька в центральной ее части сливаются Хета и Котуй, образуя р. Хатангу. Хета течет по низменности вдоль северного края Средне-Сибирского плоскогорья, подчиняясь понижению предплатформенного прогиба. Наибольшие ее притоки – слева р. Боганида, полностью протекающая по низменности, и справа р. Маймеча (Медвежья), стекающая с Путораны.

Вдоль тектонического понижения проходят также долины рек Уджи – правый приток р. Анабара и Бура – левый приток Оленька.

Провинция, как и зона тундры, изобилует озерами. Многие из них имеют малые размеры и глубины. Эти старичные и термокарстовые озера распределены густо по всей территории и располагаются на различных гипсометрических уровнях. Крупнейшее озеро Пясино благодаря компенсационному тектоническому прогибу, по-видимому, представляет собой разлив р. Пясины. Длина озера около 70 км, но глубина на севере 1–2 м, а на юге – 6–7 м при наибольшей до 20 м.

Вся провинция входит в подзону лесотундры, но ландшафты, ее неоднородны. Западнее меридиана устья р. Дудыпты лежит ветреная территория и с наименее континентальным климатом. Здесь чаще ощущается влияние Атлантики. Ландшафты отражают промежуточное положение между Западной и Средней Сибирью и ближе всего подходят к понятию лесотундры, где участки редколесий перемежаются с участками различных тундр.

Широкие современные и древние долины Енисея и Пясины имеют асимметричный поперечный профиль и равнинное днище с тремя аккумулятивными террасами.

Древние речные и другие отложения покрыты маломощной пеленой покровных суглинков и супесей. В верхней части их цвет красновато-бурый, в нижней части – темно-бурый со слабо-голубыми разводами – следами оглеения. Там, где покровные суглинки отсутствуют или плащ их слишком маломощен, вследствие сильных ветров образуются развеваемые пески. Голые оранжеватые пятна песков летом резко выделяются среди блекло-зеленой одежды лесотундры, покрывающей однообразные волнисто-западинные и холмисто-западинные пространства. На особенно выдающихся вершинах холмов и узких гряд ветры выдувают песок, оставляя валунно-галечный материал. С годами каменистый материал уплотняется, напоминая мостовую. Песчаные пятна на пологих склонах и равнинных участках зачастую напоминают высоко приподнятую (на 60–70 см) округлую садовую клумбу. Диаметр выпуклой голой песчаной поверхности пятна достигает 10–15 м. Его склоны почти обрывисты. Вокруг пятна располагается плотная дернина из куропаточьей травы, мхов, ягеля, голубики, кустарниковых ив и березки (Кузнецов, 1916). Из древесных пород господствует лиственница сибирская, к ней примешиваются ель и сосна).

От Енисея до Пясины (приблизительно меридиан устья Дудыпты) растительность располагается в четыре яруса. Первый ярус – лиственница и ель высотой 1,5–3,5 м, второй – ольха, кустарниковые ивы и березка (до 1,5–2,5 м), третий – кустарничково-травяной ярус из багульника болотного и меньше стелющегося, Кассиопеи, голубики, осоки жесткой, пушицы, валерианы. Вокруг мочажин и западин много морошки, грибов (сыроежки, подберезовики). В четвертом – мохово-лишайниковом ярусе характерны лишайники: клядонии – оленья и лесная, цетрарии – кукушечья, снежная и курчавая, мхи зеленые и печеночники. Древесная растительность лучше растет на склонах южной экспозиции. Там чаще встречаются разнотравные ассоциации. На склонах северной экспозиции рост деревьев затруднен долго залеживающимися летом снежниками.

Вершины и склоны междуречий в ненарушенных человеком местах заняты лиственничными рединами. По бортам долин к господствующей сибирской лиственнице примешивается ель. Самая вершина елей, высота которых редко превышает рост человека, чаще всего сухая. Редкая крона однобоко торчит к северо-западу (очевидно, в связи с холодными южными ветрами зимой). Невысоко над землей растут густые ветки: здесь они засыпаются снегом и чувствуют себя лучше, чем верхние. Под их густым навесом зимой находят приют куропатки. Такие ели называют «дерево в юбке» или «куропаточий чум». Часто ели растут плотными группами или шеренгами, вытянутыми на северо-запад. В таких случаях их кроны смыкаются и лучше противостоят холоду и ветрам. Повсюду среди древесных пород растут кусты ольхи. Ольха не проникает в тундру дальше лиственницы. Особенно густы ее заросли там, где имеются токи грунтовых вод. Поэтому часто полосы кустов ольхи протягиваются вдоль понижений временных водотоков или каменистых полос. Сток идет под камнями.

Понижения, или микрозападины, на равнинных участках представляют собой типичный для лесотундры ландшафт лайд. Местное название лайды означает безлесные деформированные болота. Они отличаются от тундр наличием торфяного покровного слоя, состоящего из остатков современных мхов и кустарников при отсутствии сфагнумов. Лайды бывают равнинные – кочковатые, покрытые багульником с торфяным слоем мощностью более 10 см, мелкобугристые лишайниково-моховые и крупнобугристые лайды.

Торфяные бугры с растрескавшейся поверхностью достигают высоты 6–8 м при площади до 20–25 кв. м. Мощность торфа – от 0,4 до 4 м. Бугры зачастую окружены осоковым болотом или мелкими озерками.

Горизонт многолетней мерзлоты грунтов под лайдами имеет непостоянную глубину, что зависит от микрорельефа и растительного покрова. Отмечались глубины мерзлоты 24 см под торфом, 37 см – под моховым кочарником, 48 см под мелким болотцем и 80 см между двумя кочками.

Особенно типичны микрозападины для широких надпойменных террас – долин. По площади лайды занимают до 40% пясинской лесотундры (Кузнецов, 1932).

Восточнее междуречья Хеты и Пясины с Дудыптой микрозападины не встречаются. Растительность приобретает иные черты. В первом ярусе господствует даурская лиственница, сибирская же встречается отдельными экземплярами до Хатанги, а прочие древесные породы отсутствуют. Высота деревьев 1,5–4 м при диаметре ствола на высоте груди до 7–9 см. Кустарниковый ярус, состоящий из ольхи, полярных ив (красивой, сизой, ползучей, миртолистной) и березки тощей, более густ, чем в кустарниковой тундре.

Травянисто-кустарничковый ярус высок (45–90 см) и разнообразен по песчаным гривам поймы и надпойменных террас, но в общем он развит слабо.

Почвы на сухих местах и супесчаных субстратах палевые неоподзоленные, почти не дифференцированные на горизонты. На суглинках оглеение идет до верхнего горизонта. На морских глинах равнин почвы также не дифференцированы на горизонты. Мерзлота оттаивает на глубину более 60 см.

Нижние части склонов и сухие понижения поросли кустарниками. Сырые западины заняты болотами с торфяно-глеевыми и торфяно-болотными почвами.

Восточнее Хатанги из деревьев распространена только лиственница даурская. Напочвенный покров составляют лишайники на сухих местообитаниях и мхи с багульником на сырых.

Восточнее р. Анабара простирается однообразная равнина, иногда пологоволнистая. Она пересечена речными долинами Уджи и Бура, озерными западинами.

Из растительных ассоциаций господствуют заболоченная кочковатая и лишайниково-лиственничная лесотундра. Кроме даурской лиственницы, других древесных пород нет. В напочвенном покрове первой ассоциации присутствуют сфагновые мхи, островками встречаются лишайники цетрарии и клядонии, в кустарниково-травяном ярусе – багульник и березка тощая.

Вторая ассоциация занимает сухие междуречья с глеевомерзлотнотаежными песчаными и суглинистыми тундровыми глеевыми почвами. В напочвенном покрове преобладают цетрария кукушечья, клядония лесная и другие лишайники. Мхи и кустарники сильно разрежены по сравнению с марево-лиственничной лесотундрой.

Ф. В. Самбук (1937) подсчитал, что площадь с древостоем на пространстве лесотундры от Енисея до границы Якутии занимает 8,2 млн. га, зимние оленьи пастбища – около 5 млн. га с ежегодным приростом лишайников 250 000 т. Зимние пастбища сосредоточены в лесотундре и южнее.

 

Ж. Горы Путорана

Провинция гольцово-редколесных трапповых гор Путорана с запада, севера и востока ограничена 100– 300-метровым уступом. Эта самая возвышенная, с наибольшими площадями гольцов (горных тундр), глубоко расчлененная и крупноозерная провинция в зоне редколесий. Платообразные горы возвышаются огромным пологосклонным куполом с малозаметным уклоном. Гора Камень – 1701 м – высшая точка Средней Сибири. От нее во все стороны идут плоские водораздельные пространства, понижаясь до 1000–600 м высоты.

На западном обрыве плато обнажается полный разрез палеозойских отложений. Кембрийские доломитизированные известняки согласно перекрываются ордовикскими мергелистыми известняками, затем силурийскими прибрежными известковисто-глинистыми сланцами и известняками, переходящими в девонские мергелистые сланцы с линзами гипсов. Морские известняки сменяются пермскими угленосными континентальными отложениями. Все палеозойские отложения залегают в виде значительного по протяжению антиклинория меридионального простирания. Западное крыло антиклинория уходит под четвертичные отложения енисейской долины, а восточное – под мощный трапповый вулканический покров верхнепалеозойско-нижнемезозойского возраста (от перми до низов юры). Последний переходит в западное крыло северной части Тунгусской синеклизы, выполненной вулканогенными отложениями. Самая пониженная часть синеклизы совпадает с наибольшими высотами, и, таким образом, орография Путораны резко не совпадает с тектонической основой.

Вулканические отложения представлены двумя толщами: туфогенной и лавовой, покрывающей основную площадь Путораны.

Туфогенная толща мощностью не менее 600 м пронизана интрузивными долеритами. Долериты шире развиты у восточной и западной окраин тор, чем в их центре. Распространены дайки (секущие, кольцевые) и пластовые интрузии.

Лавовая толща состоит из многочисленных мощных покровов и потоков лав однообразного базальтового состава. Благодаря ровной поверхности застывших покровов сохранились идеальные ровные пространства междуречий, будь то поверхности в несколько метров в поперечнике или плато в 50–100 км протяжением.

Каждый лавовый покров или поток имеет трехчленное строение. Нижняя часть, мощностью 0,5–10 м, мелкокристаллических базальтов устойчива против выветривания. Она образует характерную мелкостолбчатую отдельность и постепенно переходит в среднюю часть покрова, где кристаллы и столбчатая отдельность базальта крупнее. Базальтовые столбы отвесно обрываются на верхних ступенях склонов эффектными скалами. Иногда сойти с них без применения альпинистской техники невозможно. Эти базальты постепенно сменяются миндалекаменными в верхней части лавового покрова. Верхняя часть сразу бросается в глаза благодаря пористости. Поры и пустоты выполнены халцедоном, кварцем, кальцитом и цеолитом.

Миндалекаменная часть лавовых покровов выветривается быстро, и за счет ее разрушения (в то время как нижняя плотная часть сохраняется) во всех склонах образуются ступени по 10–20 в каждой долине.

Такое трехчленное строение лавовых покровов и потоков связано с особенностями застывания лавы. Нижняя часть покрова застывала под большим давлением, а через верхнюю часть проходили выделяющиеся газы, которые и образовали пористость.

В верховьях многих рек сохранились глинисто-каменистые морены и флювиогляциальные гравийно-песчаные отложения ледникового периода. В западной части Путораны некоторые моренные валы перегораживают долины рек, однако все без исключения пропиливаются реками и в подпруживании озер, как считали некоторые исследователи, не участвуют.

В четвертичном периоде (предположительно в среднечетвертичное время) начался интенсивный подъем Путораны. Он продолжается и сейчас. Резкий подъем твердой сферической поверхности вызвал радиальную трещиноватость без вертикальных смещений блоков. Трещины разрыва быстро осваивались реками, что привело к радиально  расположенной гидрографической сети.

В тектонических трещинах на дне долин сформировались озера глубиной 50–250 м, а иногда и более. Длиннейшими озерами являются Дюпкун в долине Курейки (125 км длины) и близкое к нему Хантайское (более 110 км). Озера полуокружают с запада, юга и юго-востока путорансжий купол. В центральной части находится лишь одно значительное оз. Аян, вытянутое в северо-западном направлении на 53 км.

На западе широкими долинообразными депрессиями от Путораны отчленены возвышенности Марбенду между реками Курейкой и Северной, Исян между р. Северной и оз. Агатой, Дульдикон Камень и Кумто Камень между оз. Агатой и р. Тутончаной. Самая широкая плоскодонная депрессия известна под названием Норильской долины. Она проходит параллельно долине Енисея от г. Игарки до оз. Пясино, отчленяя от Путораны Норильское плато.

Подъем, сопровождающийся трещиноватостью, вызвал и продолжает вызывать перехваты рек часто совершенно различных бассейнов. Поэтому в Путоране крупные реки имеют резко поворачивающие долины, а на самых различных уровнях междуречий и водоразделов сохранилась сеть покинутых долин с аллювиальными отложениями и озерами, оставшимися в бывших речных руслах. Многие глубокие озера при перехватах оказываются спущенными, и тогда в долинах в гравийно-галечные и валунные аллювиально-пролювиальные отложения вклиниваются тонкие горизонтально-слоистые озерные супеси и суглинки, напоминающие ленточные глины.

Некоторые трещины образовались высоко на склонах долин и представляют собой мрачные ущелья глубиной до 100–120 м при ширине от 30 до 5 ми длиной в 2– 5 мм. Стены таких щелей отвесны, дно завалено огромными каменными глыбами.

С северной, восточной и юго-восточной частях гор реки стекают в бассейн Хатанги. Характерно, что, являясь истоками одной и той же реки Хатанги, реки Аян и Котуй вначале текут в диаметрально противоположных направлениях.

С южной и юго-западной частей гор стекают реки енисейского бассейна. Непосредственно в Енисей впадает Курейка – самая большая река Путораны. Ее длина 783 км, а площадь бассейна 40 180 кв. км. Ее долина резко поворачивает с юго-восточного на северо-западное, а затем на юго-западное направление, имеет длинные озера и ступенчатость русла. Из-за ступенчатости русла реки непригодны даже для малого флота.

Болота занимают только пойму и широкие малорасчлененные террасы долин рек. Это моховые, кочкарные болота с отдельными зарастающими озерками. Мелкие болота с каменистым дном встречаются на междуречных плато и на пологих склонах.

Ландшафты Путораны группируются в три вертикальные зоны: 1) лесотундр и редколесий, 2) горных тундр и 3) горных арктических пустынь.

В горных пустынях, распространенных выше 1000 – 1200 м, интенсивно идут процессы физического выветривания и сноса (денудации). Края платообразных останцовых возвышенностей обрываются до 20–60 м скалистыми уступами благодаря структурным особенностям базальтов. Столбы базальта постепенно отделяются от краев плато и обрушиваются, разбиваясь на большие шестигранные «тумбы». По краям плато рыхлые и мелкообломочные продукты разрушения базальтов быстро сносятся, а на поверхности остаются торцовые части базальтовых столбов в виде шестигранных многоугольников – «мостовых гигантов». У подножий крутых обрыbob на теневых сторонах образуются снежные забои зимой и перелетки снега в виде длинных горизонтальных полос.

Растительность горных арктических пустынь Путораны существенно не отличается от растительности арктических пустынь кряжа Чекановского и горного хребта Бырранга. Многие камни покрыты разноцветными пятнами накипных и листоватых лишайников. В углублениях, на накопившемся мелкоземе, прячутся отдельные дерновинки арктических цветковых растений, мхов и лишайников.

Ниже, от 1200 м до 800–820 м на юге и до 400 м на севере, горные полярные пустыни опоясываются горными тундрами. На этих высотах от 700 до 1200 м распространены широкие платообразные поверхности и их склоны. Равнинные плато обязаны своим происхождением мощным лавовым покровам. Подходя к обрывам плато, речки образуют водопады до 10–30–50 м высотой. В среднем и нижнем течении речки глубоко врезаются и сильно расчленяют плато, образуя каньонообразные долины.

Горная тундра занимает на юге почти половину, а на севере больше половины территории. Встречаются каменистые, полигональные, пятнистые разновидности тундр с кустарниковым мохово-лишайниковым, лишайниковым, мохово-осоковым, осоково-травянистым покровом. В нижнем поясе тундр (около 800–820 м) встречаются кустарниковые тундры. Они представлены низкорослым кустарником: карликовой, тощей и каменной березой, несколькими видами кустарниковых ив, ольховником, голубичником и багульником.

Выше 800 м абсолютной высоты на увлажненных седловинах и пологих склонах (структурных ступенях) распространены мохово-лишайниковые мелко-кочковатые и полигональные тундры. Многоугольники голых глинистых пятен до 0,7–1,4 м в диаметре разделяются узкими полосами, поросшими лишайниками, мхами, осоково-травянистой растительностью и полукустарничками. Во время сильных дождей голые глинистые пятна глубоко оттаивают. Весной они становятся топкими и вязкими, сильно затрудняя пешее передвижение. В сухую же погоду они затвердевают и растрескиваются, напоминая поверхность пустынных такыров.

На каменисто-щебенчатых, сильно увлажненных склонах развиваются сплошные покровы из осоки жесткой.

Ранним летом, в июне – начале июля, горная тундра покрывается пестрым покровом цветов: это полярные желтые маки, синий сибирский колокольчик, горная горечавка, астрагал альпийский, незабудка альпийская, камнеломка, валериана, горицвет, куропаточья трава, альпийская толокнянка, злаки. В сырых западинах растет пушица. Со второй половины июля основная часть цветов отцветает, и только у снежников, где приход весны и лета запаздывает, можно встретить в конце июля цветущую незабудку, лютики и др.

Если полярная горная пустыня бедна животным населением, то в горной тундре обильны грызуны: лемминги, пищуха и мышиные. Они селятся в мохово-осоковых кочках и среди каменных россыпей. Летом в горную тундру, особенно в кустарниковый пояс, залетает куропатка. Крупные озера окружены травянистой растительностью. Летом они заселяются утками, гусями, гагарами. Куликов же мало. Немного и насекомых. Поэтому летом, спасаясь от гнуса, в горную тундру поднимаются стада диких северных оленей.

Долины Путораны заняты редколесьями и лесотундрой. Подавляющее число долин заложено по тектоническим трещинам или по тектонически ослабленным линиям. Самые молодые трещинные долины только у днища имеют невысокие террасы или только пойму, склоны же круты и скалисты. Иногда такие трещины необоснованно принимаются исследователями за ледниковые троги. Однако троговые долины встречаются только в западной части Путораны. Многие же долины являются трещинами, заложившимися после горно-долинного оледенения. Обычно озера сопровождаются береговыми валами высотой 1–4 м. Валы созданы льдами во время весенних паводков. Наползая на берег, льды, как бульдозером, сгребают пески и гравий.

Норильская долина в западной части Путораны достигает 50 км ширины. Она заложена по осевой части антиклинория палеозойских пород. Очевидно, эту долину занимал Енисей, так как террасовые отложения, развитые в ней, без перерыва продолжаются на правобережье реки вверх по течению. Норильское плато, между Норильской и современной Енисейской долинами, по сути дела является останцом обтекания.

Дно Норильской долины имеет абсолютные высоты от 30 до 200 м. Оно представляет собой холмистую местность из эрозионно-денудационных холмов и бугров пучения. До 30% площади долины занято старинными и термокарстовыми озерами. В восточную часть Норильской долины открываются расширенные концы крупнейших долинных озер Путораны: Мелкого, Киты и Хантайского. Дно их до 200 м лежит ниже уровня океана.

Вдоль рек протягиваются узкие полосы густых лесов с травянисто-моховым покровом. Они состоят из сибирской лиственницы с примесью ели и березы. Высота лиственницы достигает 8–10 м, а южнее – и 15 м, обычная же высота березы 3–4 м. Густы кустарники ольхи и карликовой березы. В травянистом кустарничковом ярусе растут багульник, голубика. Почву покрывают зеленые мхи и печеночники, изредка сфагновые мхи. Междуречья заняты редколесьем лиственницы с примесью ели и участками крупнобугристой тундры.

На сухих высоких холмах и склонах гор распространены редколесья с ягельным покровом. На них развиты суглинисто-щебенчатые грунты со слабо расчлененными на горизонты почвами. Под мохово-лишайниковой подстилкой лежит неровный слабо окрашенный гумусом горизонт. Ниже располагается однообразная масса светло-бурого цвета, не вскипающая от соляной кислоты.

На северо-западной окраине Путораны елово-лиственничные редколесья поднимаются по ступенчатым склонам озерных котловин и долин до 250 м, а на юге – до 400–500 м абсолютной высоты. Выше идет пояс лиственничных редколесий до 400 м на севере и 550 м на юге. Лиственничники переходят в лиственничное мелколесье (горная лесотундра) от 550 м на севере и до 700 м на юге. До 700–900 м следует пояс кустарниковой тундры с кустарниковой ольхой. Почва под редколесьями на склонах интенсивно промывается, быстро эродируется, ее механический состав значительно обновляется после сильных дождей. Почва не имеет морфологических горизонтов.

Почвы на поверхности ступеней представлены суглинками с песком, дресвой и щебнем. Почти повсюду, ниже лесной подстилки (дернины), обнаруживается маломощный перегнойный горизонт темно-бурого цвета 1–4 см, состоящий из торфянисто-землистой массы. Глубже расположен светло-бурый суглинок с дресвой и щебнем, постепенно переходящий в сплошной темно-серый щебень с крупными обломками, дресвой, незначительным количеством суглинка.

Элементы западносибирских лесов распространяются до озера Аян, восточной части оз. Дюпкун Курейский и оз. Виви. До этого меридиана, близкого к 94° в. д., доходят сибирская ель, сибирская лиственница, береза, единичные экземпляры рябины и древовидной ивы.

К востоку от 94° в. д. встречается только даурская лиственница. Редколесья поднимаются до 550 м, сменяясь угнетенными, до высоты приблизительно 680 м, мелколесьями. Над ними до 760–780 м простирается пояс «горной лесотундры».

Растительность здесь часто обнаруживает черты инверсии: происходит обогащение видами, улучшение роста и густоты древостоя в средней части склонов. У верхней границы леса редкостойные лиственницы достигают высоты 12–15 м, а изредка и 18 м при диаметре ствола 20–25 см, чего никогда не бывает в нижней части склонов. Это объясняется влиянием температурной инверсии и неравномерным распределением снежного покрова. В котловинах часты наледи, а снега значительно меньше, чем в верхних частях склонов, ложится он позже и тает раньше, не предохраняя растения от заморозков и почвы от промерзания. Оттаивание почвы котловин задерживается, так как накапливается рыхлый, суглинистый, малотеплопроводный, сильно льдистый материал, покрытый теплоизолирующим мхом. Поскольку в верхних частях склонов лежит толстый снежный покров, скелетные почвы и каменистые россыпи меньше промерзают. Они быстрее оттаивают благодаря способности темноцветных камней скорее нагреваться. Снег с горнотундровых вершин сдувается и задерживается лесной растительностью верхних поясов. Это создает благоприятные условия для защиты растительности верхних поясов как от зимних морозов, так и от осенне-весенних заморозков. В восточной области Путораны гнуса меньше, чем в западной.

Природные ресурсы Путораны значительны. В мощной интрузивной залежи содержатся обильные вкрапленники меди, никеля, платины и кобальта. Руда была открыта во второй половине XIX в. Месторождение начало разрабатываться в 20-е годы, затем на его базе вырос город Норильск с комбинатом цветной металлургии. От пристани Дудинка (на Енисее) к Норильску проведена железная дорога. Рядом с рудами цветных металлов расположено месторождение угля, приуроченное к пермским континентальным отложениям. Запасы угля 30 млрд. т. Часть углей коксующиеся. Ежегодно Норильское каменноугольное месторождение дает для местных нужд 2 млн. т.

Местами уголь превратился в высококачественный графит. Месторождения графита известны в низовьях р. Курейки. Раньше он разрабатывался кустарным способом, но теперь добычу перенесли на легкодоступное месторождение – Ногинское на р. Нижней Тунгуске. В диабазовых лавовых покровах гнездами распространено оптическое сырье – исландский шпат. Палеозойские известняки служат строительным материалом.

Кроме известных месторождений весьма перспективные районы никелевого и платинового оруденения расположены в районах озер Лама, Глубокое, Хантайское. Там же находятся еще не разведанные месторождения спекающихся углей. Много мелких месторождений исландского шпата распространено в южной части Путораны. Наконец, могут иметь некоторое значение маломощные магнетитовые, титаномагнетитовые рудопроявления в бассейнах рек Северной, Курейки, связанные с интрузиями долеритов в карбонатные породы. Эти рудопроявления представляют собой северо-западную окраину полосы железорудных месторождений, расположенных южнее Путораны. Благоприятные геологические условия, большое количество озер – естественных водохранилищ, а также малая заселенность и малая пригодность земель под освоение благоприятствуют сооружению здесь гидроэлектростанций мощностью в 100– 150 тыс. квт. Наличие такого источника энергии сильно повысило бы экономическую эффективность Норильского горнопромышленного района. Западная область Путораны перспективна в горнорудном и энергетическом отношениях и нуждается в дальнейшем изучении и особенно в детальной разведке перспективных площадей рудопроявлений бассейна Курейки и западных озер.

В западной и восточной окраинах Путораны немногочисленное население – эвенки охотятся на песца, белку, соболя, северного оленя. Рыболовство имеет подсобное значение. Возможностей для охоты здесь меньше, чем в южной таежной части.

Благодаря запасам ягеля Путораны может служить отличным зимним пастбищем. Пастбища же используются пока мало и только по окраинам.

 

3. Анабарский массив

Провинция гольцово-редколесного Анабарского кристаллического массива на севере граничит с Попигайской котловиной и возвышенностью Хара-Тас (под 71° с. ш.). На западе (крайняя точка под 106° в. д.) массив спускается к котуйским впадинам. С востока (112° в. д.) провинцию ограничивает придолинное понижение Анабара, которое на юге постепенно переходит в Оленёкское плато.

Анабарский массив представляет собой полого выпуклый купол меньших размеров, чем путоранский. Его высота в центральной части 905 м, а по периферии – до 300–450 м.

Поверхности междуречий, как правило, плоски или полого выпуклы. Многие склоны ступенчаты. Устойчивые против выветривания горные породы, а также кварцевые жилы образуют резко выступающие над общей поверхностью сопки с относительной высотой 30–70 м.

Многие склоны междуречий асимметричны. В южной части провинции круче склоны северной экспозиции, а в северной части – западной экспозиции. Это стоит в связи с тектоническими особенностями провинции.

Как на Путоране, рисунок гидросети Анабарского массива центробежный. Судоходные реки отсутствуют. Массив изобилует тектоническими разрывами (местное название «челно»). Они шире, чем в Путоране (130150 м), и мельче (около 3050 м). Многие междуречья Анабарского массива пересекаются покинутыми древними долинами, некогда соединявшими различные бассейны. Особенно отчетливо выражены они в бассейнах рек Попигая – Котуя.

Анабарский массив является куполом не только в орографическом, но и в структурном отношении. В отличие от Путораны он сложен более древними горными породами. На поверхность центральной части выходят кристаллические сланцы, гнейсы, мигматиты с маломощными прослойками кварцитов, гранулитов, мраморов – кристаллическое основание Сибирской платформы – архейского возраста. Архейские отложения смяты в складки северо-западного простирания и прорваны интрузиями кислых пород – главным образом гранитов. Граниты сопровождаются пегматитами, аплитами, мигматитами и изредка кварцевыми жилами. В северо-западной части обнажаются интрузии основных пород – анортозитов. По периферии массива на архейских кристаллических породах залегают синийские красноцветные песчаники, железистые, кварцевые, аркозовые, состоящие из кварцевых и полевошпатовых зерен, конгломераты с прослоями кварцитов, доломитов, сланцев. Общая мощность 600–800 м. К архейским породам (в западной части) они обрываются уступом в 30–100 м под названием Красный Камень.

Климат Анабарского массива отличается большей суровостью и континентальностью, чем климат Путораны. Кроме Анабара, реки промерзают до дна. На них часты наледи. Вскрываются реки между 1-м и 10 июня. В начале июля наступает второй паводок – «черная вода». Он связан с таянием снега на вершинах. Паводки случаются и во время дождей. Ливень 13–14 июля 1948 года вызвал подъем воды в верховьях Анабара на 8 м, т. е. выше весеннего половодья (Кирюшина, 1952). В промежутке между дождями многие небольшие реки пересыхают. Даже в реках средней величины вместо перекатов остаются сухие галечниковые плотины, под которыми сочится вода. С осенними дождями и понижением испарения связан третий паводок (во второй декаде августа). Наконец подъем уровня бывает и перед ледоставом, когда заморозки выжимают грунтовую воду.

Замечено, что реки южной части провинции врезаются энергичнее, чем северной. Число же покинутых и древних долин на севере значительно больше. Рельеф архейских кристаллических пород пологоволнистый, характерный для древних пенепленов. Нередки одиночные конусообразные сопки (до 70 м относительной высоты) и кекуры – скалистые столбообразные останцы (15–20 м).

Выходы анортозитов образуют своеобразный горно-останцовый рельеф с зубчатой поверхностью. Если средний уровень поверхности при этом 400–500 м, то некоторые зубцы поднимаются до 700. Зубцы обычно имеют до шести структурных ступеней (таких же, как в Путоране). Низкие перевалы часто заболочены.

Для областей развития карбонатных синийских и кембрийских пород характерно слегка холмистое плато с высотами до 280–300 м. Плато окружает кристаллический архейский массив. Горизонтальная поверхность плато расчленена долинами рек со ступенчатыми склонами. Ступени зависят от чередования различных по литологическому составу горных пород. Песчаники и конгломераты синийского возраста выступают в виде столовых гор.

В долинах северной части провинции изредка встречаются ледниковые кары, цирки и долины, напоминающие троги. Их нижний предел распространения лежит на высоте 250–300 м в западной части (бассейн р. Котуйкана), на высоте 450–600 м в средней и северной части.

Анабарский массив имеет две основные вертикальные зоны: редколесья и горные тундры с границей 350–380 м абсолютной высоты – на севере и до 400– 450 м – на юге.

На равнинных платообразных поверхностях горной тундры распространены каменные многоугольники и кольца. Особенно развиты они на песчаниках. Отдельности (каменные глыбы) в виде брусков достигают 0,20–1 м. Они располагаются в виде частокола, огораживая правильный круг в 5–6 м в диаметре, выполненный щебенчато-дресвяным материалом. На пологих склонах «кольца» принимают овальные очертания, а на крутых вместо замкнутых кругов образуются каменные полосы – ограды вдоль склона. Каменистость возрастает с высотой плато и с увеличением крутизны склона. Бордюром вокруг каменных «частоколов» располагается травяная, полукустарничковая и мохово-лишайниковая растительность. Мелкозем с маломощным гумусовым горизонтом, незначительными пятнами заключен между камнями. На нем обычно растут алекториевые и цетрариевые лишайники. Камни одеты накипными лишайниками.

Покровные суглинки, покрывающие карбонатные породы, обычно заняты медальонными тундрами. Это округлые пятна голого глинистого грунта среди мохово-лишайниково-травянистой и кустарничковой растительности. С высотой пятен становится, больше. Полосы, поросшие осоками, лишайниками, редкими стелющимися ивами и березкой тощей, с высотой становятся уже. Клядониевых лишайников в горной тундре мало.

Пятна, лишенные растительности, на склонах вытянуты и образуют фестонообразные наплывы – микротеррасы.

В покинутых долинах тундровой зоны обычно распространены бугристые торфяники. Например, на междуречье рек Котуйкана и Рассохи, на левобережье р. Фомич днища покинутых долин лежат на высоте 500–600 м, т. е. выше границы леса. На таких высотах в современных условиях торфонакопления не происходит, и тем не менее высота торфяных бугров достигает 1,6 м. Среди бугров располагаются термокарстовые озерки. Иногда встречаются пни и засохшие стволы лиственниц. Последнее указывает на то, что перестройка гидросети повлияла на деградацию лесной растительности в покинутых долинах.

Переход горной тундры к редколесью довольно резок. Нередко у верхней границы редколесья наблюдается сухостой отмерших лиственниц, упавшие стволы и вывороченные сухие корни.

На северном склоне Анабарского массива тундр больше, чем редколесий. Безлесны даже многие долины (верховье р. Рассохи). На юге провинции на скелетных, щебенчатых почвах склонов высота деревьев достигает 5–10 м, а на севере – 2–5 м. На аллювиальных отложениях террас в южной части встречаются деревья 18 м высоты. На востоке леса поражены гарями. На них растут иван-чай, ольховый кустарник и густой подрост лиственницы.

Провинция Анабарского массива используется меньше, чем Путорана, из-за удаленности от населенных пунктов и путей сообщения. Это слабо и спорадически использующиеся охотничьи угодья и оленьи пастбища. Значительные ресурсы провинции заключены в полезных ископаемых и оленьих пастбищах.

Архейские отложения и прорывающие их интрузивные кристаллические породы кислого и основного состава напоминают аналогичные породы Алданского кристаллического щита. Однако если в бассейне Алдана сосредоточены богатейшие залежи золота, флогопита, магнетита, то на Анабарском массиве неизвестно промышленных концентраций этих полезных ископаемых. Тем не менее гранат-гиперстен-магнетитовые сланцы архея содержат до 35–40% магнетита. Имеются указания на рассыпное золото, на проявления флогопита. Возможны и другие полезные ископаемые, особенно связанные с интрузиями ультраосновных пород. Их детальная разведка – дело будущего, так как разработка этих месторождений пока нерентабельна.

 

И. Котуйская провинция

Провинция Котуйского расчлененного плато лежит между Анабарским массивом и Путораной. На севере она далеко вдается (до 72°20' с. ш.) в Северо-Сибирскую низменность, а на юге ограничена крутым уступом Сурингдэурен (65° с. ш.).

Провинция отличается резкой сменой форм рельефа: трапповые кряжи, например Хара-Тас, замыкающий ее территорию на севере (до 517 м высоты), Букочан (530–650 м), в средней части отдельные останцовые горы: Янкан (725 м), Комескоянген (929 м) и изолированные массивы в 900 и даже 1005 м чередуются с волнистыми и всхолмленными пространствами и равнинными впадинами: Верхневилюйской (свыше 400 м), Воеволинской (450 м), Чириндинской (320 м), особенно обширной Муруктинской (230), Аганылийской (150– 200 м), Попигайской (100 м).

Впадины соединяются реками бассейна р. Хатанги.

Водораздельные пространства нередко заболочены, имеют массу малых термокарстовых и крупных тектонических озер. Некоторые реки разных бассейнов вытекают из одного болота или даже озера. Например, из одного болотистого понижения берут начало Вилюй и притоки Мойеро.

Большинство рек, начинающихся в этой провинции, имеют незначительные уклоны русла, спокойное течение, плохо выраженные долины, песчано-галечное дно. В среднем течении, за редким исключением, все долины сужаются. Врезаясь в коренные породы, реки приобретают быстрое течение, шиверы и перекаты, каменисто-галечное дно. Характерны крутые изгибы рек – «кривляки», связанные с трещиноватостью коренных пород. По форме изгиба кривляки напоминают врезанные меандры.

Геологическое строение отличается моноклинальным падением слоев к западу и югу, в сторону Тунгусской синеклизы. С северо-востока провинции на юго-запад последовательно появляются более маломощные и молодые слои.

В бассейне правых притоков р. Котуя, ниже устья р. Мойеро, обнажаются доломитизированные, мергелистые и кристаллические известняки синийского возраста. Далее простирается широкое поле кембрийских (всех отделов) светлых (белых, кремовых, светло-серых) карбонатных отложений – преимущественно известняков мощностью около 2000 м. На выходах растворимых пород в бассейне Маймечи развиты карстовые воронки, исчезающие реки, внезапно появляющиеся источники.

Западнее и юго-западнее кембрийские отложения согласно покрываются ордовикскими доломитами мощностью от 250 до 500 м, с гипсами в верхней части.

Силурийские серо-зеленые песчаники, доломиты, мергели, известняковистые конгломераты протягиваются полукруглой полосой от низовьев р. Котуя к оз. Ессей и далее к юго-востоку, расширяясь у Муруктинской котловины. Мощность до 400 м.

Морские девонские, темно-серые глинистые, мергелистые, иногда битуминозные известняки с маломощными линзами гипса выходят узкой полосой на северо-западе, между реками Маймечей и Котуем, и на юге – в бассейне р. Вилюя. Мощность редко выше 100 м. Меньшую площадь занимают маломощные нижнекаменноугольные, иногда битуминозные и органогенные известняки в бассейне р. Маймечи.

Вдоль северной окраины протягивается узкая полоса пермских морских песчаников-алевролитов. Пермские континентальные (тунгусская серия) песчаники, глинистые сланцы, алевролиты с углями оконтуривают всю провинцию (кроме восточной части). Угленосные слои отмечены в верховьях р. Маймечи. Тунгусская серия покрывается туфогенной и лавовой свитами.

В северном, западном и южном направлениях увеличиваются число и площади интрузивных тел – долеритов – и ультраосновных пород. Как обычно, их спутником часто бывают металлические полезные ископаемые и слюды. Так, в бассейне р. Гули (правый приток Маймечи), на границе с Северо-Сибирской низменностью, в послевоенные годы открыто интрузивное тело ультраосновных пород (Гулинский плутон) с перспективными месторождениями флогопита.

На севере провинцию замыкает невысокий трапповый кряж Хара-Тас. Он имеет несколько параллельных гряд куэстового типа с крутыми северными склонами. Как передовая возвышенность Средне-Сибирского плоскогорья кряж Хара-Тас является конденсатором влаги арктических масс воздуха. Летом здесь чаще, чем на Анабарском массиве, идут моросящие дожди, часты и туманы. Похолодания и сильные ветры наступают внезапно (Ермолов, 1953).

Восточнее Хара-Таса лежит Попигайская впадина с отметками днища 50–100 м. Она выполнена туфогенными триасовыми и речными четвертичными отложениями и имеет характерный холмистый рельеф.

Междуречья Хара-Таса покрыты горной тундрой. В долинах и Попигайской котловине господствует лесотундра в сочетании с осоковыми, реже травянисто-гипновыми, болотами.

Южнее, до северо-западного склона Ессейской котловины и устья р. Аганыли, простирается широкое меридионально вытянутое понижение, обусловленное тектоническим прогибом. Здесь р. Котуй врезалась на 145–55 м абсолютной высоты. Понижение выполнено светло-кремовыми и светло-серыми известняками (Белый Камень) и ограничено двухсотметровым обрывом гор Путорана и Черного Камня (Хара-Тас). Смена горных пород обуславливает смену рельефа. Вместо плоских трапповых покровов с обрывистыми ступенчатыми склонами появляются полого выпуклые вершины с куполообразными холмами на водораздельных известняковых грядах. Широкие поверхности междуречий с высотами 300–550 м считают поверхностью выравнивания.

Долины рек в известняковом плато обычно широки, имеют пологие склоны, незаметно переходящие к междуречьям. Только близ Котуя и среднего течения Маймечи долины притоков становятся узкими, крутосклонными. Эффектные каньоны глубиной до 200–250 м образует Котуй близ устьев рак Аганыли и Кындын и участок среднего течения р. Маймечи.

На плато (300–350 м), у каньона р. Маймечи, наблюдаются невысокие гряды валунно-глинистого материала, которые считают мореной бывшего ледникового языка. Каньон пересекает гряды и не носит (как и другие каньоны провинции) следов ледниковой обработки. Если гряды действительно являются моренными, то, очевидно, каньон образовался после оледенения. Образование каньонов имеет прямую связь с тектонической трещиноватостью.

Ландшафт резко меняется, как только переходишь с траппового плато на известняковое. Леса, за исключением речных террас, почти целиком исчезают. Хорошая фильтрация вод и карстовые явления (воронки, пропадающие реки, сухие балки) не способствуют распространению лесной растительности. Пропадают не только болота, но и сырые участки на плато и его склонах. Нет сомкнутого мохового покрова и полигональных (медальонных) почв. Известняковое плато и его склоны в бассейне р. Маймечи и междуречья Маймеча – Котуй покрыты разнотравно-злаковой растительностью, что напоминает степной ландшафт. Травяная растительность обязана своим распространением трещиноватым известнякам (Шейнман, 1948).

В юго-западной части, где известняки с глинистыми примесями и доломиты прикрыты покровными суглинками, появляются мхи, ерники и лиственничные мелколесья и криволесья.

Южная часть провинции по рельефу представляет собой несколько пониженных котловин, разделенных повышенными перемычками. По окраинам они полуокружены расчлененными склонами возвышенностей.

Наибольшая из котловин – Муруктинская – занимает придолинную часть р. Котуя. Она выполнена мощными валунно-гравийно-глинистыми отложениями. Средняя высота ее днища 230 м. Днище всхолмленное, изобилует небольшими озерами и западинами. Вокруг многих озер имеются береговые валы высотой до 3–3,5 м. Котловина отделена от других, расположенных к северу (Ессейской, Мойеринской, Аганылийской), узкой и невысокой перемычкой, рассеченной р. Котуем.

Заболоченная равнина в приустьевой части р. Мойеро также имеет массу озер и западин, но отличается от Муруктинской котловины отсутствием мощной толщи рыхлых отложений. Аганылийская котловина с аналогичным мезорельефом днища выполнена аллювиально-озерными отложениями и вытянута в широтном направлении. Ессейская котловина целиком занята озером с абсолютной отметкой уровня 268 м. Имеются и еще котловины с озерно-холмистым рельефом днищ (Верхневилюйская с озерами Сурингда, Билянгда, Томпоко, Укикир).

Склоны крупных котловин имеют увалистый, полого-увалистый и останцово-низкогорный рельеф. Верхние части останцовых сопок сложены пластами траппов или плотными песчаниками пермского возраста, иногда силурийскими карбонатными породами.

Долины рек в котловинах имеют серию широких террас. Пересекая перемычки между котловинами, долины сужаются до каньонообразных, теряя верхние террасы. Повышаются уровни нижних террас. Есть участки покинутых реками долин, заполненных песчано-гравийным материалом. Это указывает на молодые и современные тектонические движения в районе Муруктинской котловины.

Рельеф большинства террас холмисто-западинный, с массой озер. По днищам котловин, вокруг озер с низменными берегами размещаются осоково-пушицевые болота. Выше по склонам они сменяются сначала мелко-кочкарными моховыми (сфагновыми) болотами, а затем ерниками (березка тощая), багульником, голубикой, реже встречаются морошка, пучки осок и других гидрофильных трав. Начинают встречаться отдельные угнетенные лиственницы. Их группы занимают каждое сухое повышение, а с середины склона ерниково-моховое болото переходит в заболоченное лиственничное редколесье.

В южных котловинах имеется несколько населенных пунктов. Близ фактории Эконда, поселков Мурукта, Ессей, Чиринда находятся зверофермы черно-бурых лисиц. Сообщение между населенными пунктами в основном осуществляется самолетами. Для небольших перевозок используются лодки и олени.

 

К. Оленёкское плато

Юго-восточную часть страны занимает Оленёкская провинция, примыкающая на востоке к Приверхоянскому прогибу с долиной Лены.

Повышенная часть тянется по обе стороны от полярного круга с наивысшей отметкой 962 м. Высоты закономерно понижаются к северу, югу и востоку  (до 400–300 м). В общем же это монотонное плоскогорье с пологими склонами.

Древнейшими отложениями здесь являются нижнепротерозойские метаморфизованные алевролиты, окварцованные песчаники с прослоями различных сланцев, обнажающихся на Ленско-Оленёкском междуречье. Как и на Анабарском массиве, эти слои собраны в крупные складки северо-западного простирания и представляют собой куполообразное Оленёкское поднятие, только площадь и высота его меньше.

В Оленёкской провинции широко распространены морские карбонатные породы всех трех отделов кембрия. Известняки обычно разбиты трещинами до 0,5–3,0 см шириной, заполненными вторичным кальцитом. Трещиноватые известняки обусловили древние формы карста. Сейчас карстовым процессам противодействует многолетняя мерзлота грунтов.

В маломощных песчаниках нижнего кембрия имеются признаки нефтегазоносности. Особенно перспективны на нефть и газ междуречья Оленька и Арга-Салы. Северо-восточную окраину провинции узкой дугой оконтуривают пермские и триасовые угленосные и туфогенные отложения, покрытые маломощными, сильно размытыми покровами базальтов.

Интрузии траппов (долеритов и габбро-долеритов) занимают в провинции незначительную площадь, но в вулканических трубках взрыва (бассейны Вилюя и Оленька) в 1954 г. обнаружены кимберлитовые трубки с коренными месторождениями алмазов. Поперечник трубок взрыва бывает от десятков до сотен метров. Кимберлиты оленёкско-вилюйского бассейна по составу и генезису близки южноафриканским. Это горная порода – базальтоид с несколькими разновидностями туфов мелко- и крупнообломочных, туфобрекчия, плотный «сливной» туф.

На юго-восточной окраине провинции на кембрийских отложениях сохранились островки морских песчано-глинистых рыхлых пород нижнеюрского возраста. Чем дальше к юго-востоку, тем юрские слои чаще и мощнее. Они оконтуривают также восточную и северную части провинции до бассейна Попигая.

Четвертичные отложения маломощны. Большую часть площади плоских междуречий покрывают характерные для провинции покровные суглинки. В четвертичном периоде подъем Оленёкской куполообразной структуры был меньшим, чем на Анабарском массиве и тем более на Путоране.

Большая часть провинции представляет собой «гофрированную» структуру, состоящую из параллельных пологосклонных валов, последовательно сменяющихся прогибами (Мархинский вал, Тюнго-Симпарский). Параллельно валам наблюдаются крупные нарушения разрывного характера. Так, через приустьевую часть р. Арга-Салы к Анабарскому массиву прямолинейно протягивается Оленёкская трапповая дайка длиной около 180 км.

Несмотря на значительные размеры Оленёкской провинции, даже крайне противоположные ее районы не имеют большой климатической разницы. Климат однороден, что связано с континентальным положением и однообразным рельефом. Провинция характеризуется самым континентальным климатом Севера Средней Сибири и с очень малым количеством атмосферных осадков – от 175 мм на северо-востоке до 280 мм на западе.

На севере очертания междуречий плавны и мягки. В северо-западной части заметны повышения с более резкими формами, связанными с выходами интрузий траппов. Это возвышенность Сюрях-Джангы (максимальная высота 403 м) на междуречье Попигая и Анабара, горы Томтор-Таса (259 м) в бассейне Уджи. Иногда на склонах, особенно в области выходов кембрийских пород, наблюдается ступенчатость, обусловленная сменой слоев различной устойчивости против выветривания. Ступени не имеют резких форм, как на траппах, их грани сглажены. Склоны изборождены мелкими ложбинами временных водотоков – деллями.

Долины Оленёкского массива, как правило, уже и глубже врезаны, чем долины бассейна Анабара. Стариц почти нет. По склонам многочисленны каменные осыпи. Древние долины сохранились на современных междуречьях. Доломиты образуют на склонах долин группы причудливых останцовых скал. Вдоль русла Оленька возвышаются скалистые берега.

Крупнейшая древняя долина, по-видимому выработанная древней Леной, пересекает область в северо-западном направлении, проходя через долину Оленька в месте прямоугольного изгиба реки.

Лиственничное мелколесье и криволесье разрежены на междуречьях и сгущены в долинах. Повсеместно начиная с высоты около 300 м на известняках распространены травы и почти отсутствуют пятнистые тундры. На отложениях, содержащих глинистые примеси, на туфах и траппах, наоборот, распространены типичные пятнистые, полигональные, каменистые тундры с осоками и пушицей, астрагалами. На широких междуречьях и седловинах, покрытых покровными суглинками, нередка заболоченность. Встречаются осоково-пушицевые мелкокочковатые и моховые (сфагновые) кочковатые болота. На песчаниках часты глыбовые россыпи с разрозненными куртинками лишайников, трав и полукустарничков.

К югу от 69° с. ш. растительность обогащается. Улучшается бонитет леса, почти полностью пропадают горнотундровые ландшафты. К даурской лиственнице примешивается ель (до 20%). На Оленёкско-Вилюйском междуречье и близ полярного круга уже встречается береза. В восточной части – по долинам Муны, Тюнга в виде редкой примеси распространен тополь высотой до 10–12 м при диаметре 20 см. Ложбины временных водотоков – деллей распространены еще более густо. Повсюду видны «медальоны» – пятна грунтов, лишенных растительности. Характерно также и мерзлотное пучение грунта.

По долине р. Оленька, на дренированных местах склонов и бровок террас, распространены лиственничные леса с примесью ели. Высота деревьев до 8–12 м. В подлеске – ольха. В кустарниковом ярусе – березка тощая, несколько видов ивы, реже – красная смородина, шиповник, можжевельник.

Ступенчатые склоны покрыты сухим лиственничным редколесьем, более разреженным, чем на пологих прямых склонах. Высота деревьев не превосходит 6–7 м. при толщине ствола 6–10 см. Подлесок обычно отсутствует, а все почвы покрыты слоем ягеля. Почвы скелетные. Вдоль крутых склонов полосами вытянуты каменистые осыпи.

На массивных глинистых известняках междуречья рек Оленька и Вилюя характерен пологоувалистый рельеф. Относительные превышения увалов над понижениями достигают 50–100–120 м при максимальных абсолютных высотах от 300 до 500 м. Склоны увалов пологие – в 5°, максимум – 10°. Вершины выпуклые, ширина их 0,5–1 км. На вершинах широко распространены блюдцеобразные просадки в 25–40 см глубиной при диаметре до 50 м. Зачастую впадины заболочены. Большие площади заняты полигональными грунтами. Лишенные растительности многоугольники обрамлены канавками до 15 см глубиной и до 60 см шириной.

Увалы покрыты лиственничным редколесьем с ольхой, ерником, багульником, голубикой и мохово-лишайниковым напочвенным покровом. Как и везде в провинции, здесь масса грибов: сыроежек, маслят, подберезовиков, реже груздей, рыжиков.

На широких вершинах встречаются сфагновые болота с березкой тощей, багульником, андромедой, лионией, водяникой, голубикой, морошкой и осоками.

Плоские междуречья юго-восточной окраины, покрытые юрскими песчано-глинистыми отложениями, как правило, заболочены. Это однообразные широкие мохово-кустарниковые болота (мари), с мелколесьем лиственницы и примесью березы по небольшим повышениям, с багульником, морошкой, клюквой, на торфянисто-глеевых почвах. В центральных частях западин распространены пушицевые болота с мелкими озерками. На известняках с повышенной битуминозностью растет труднопроходимый ольховый подлесок с багульником.

В юго-западной части провинции рельеф расчленен сильнее. Здесь не встречается широких равнинных междуречий. Амплитуда высот достигает 400 м. Плато расчленено глубокими долинами рек Арга-Сала, Марха с притоками. Склоны долин крутые с многочисленными каменисто-глыбовыми осыпями. Междуречные пространства представляют собой либо выпукловерхие увалы, либо останцовые плосковерхие массивные сопки. Плоские вершины последних сохранились благодаря бронирующему действию плотных пород. В целом создается волнистый (низкогорный) рельеф с высотами от 50 до 900 м, повышающийся к западу.

С высотой растет дифференциация ландшафтов. Между высотами 700 и 800 м лиственничное редколесье сменяется горными тундрами.

Перспективных для разработки лесов в провинции почти нет. Деловую древесину могут дать только лиственничные леса, протягивающиеся узкими полосками вдоль рек. Однако растительных ресурсов для оленей, сбора ягод, в меньшей степени сенокосных угодий в провинции много. Эти ресурсы пока не учтены и используются мало.

Территория провинции крайне мало заселена. В ее пределах нет благоустроенных дорог. На площади, почти равной площади Испании, находится не более дюжины населенных пунктов. Самые крупные месторождения алмазов имеются в Далдынском районе. Они готовятся к эксплуатации.

 

Л. Ленская низменность

Провинция Ленской низменности и по происхождению, и по современным ландшафтам относится к Восточной Сибири.

С востока ее ограничивает Верхоянский хребет, а с запада – склон Средне-Сибирского плоскогорья. На юге низменность расширяется до 190 км и южнее полярного круга незаметно сливается с Центрально-Якутской низменностью. У пос. Булун вместо прогиба идет «труба» (долина прорыва) шириной до 15 км. Максимальные высоты провинции редко поднимаются за 200 м.

Лена здесь уже оформилась в мощный глубокий поток. Крупных притоков на этом участке она не имеет, мелкие же многочисленны.

Основу низменности составляет глубокий предгорный прогиб Верхоянской горной системы на тектоническом контакте с Сибирской платформой. Прогиб начал формироваться в нижнеюрское время. Он заполнен морскими лагунными и континентальными отложениями юрского, мелового и четвертичного возрастов. В верхнемеловых континентальных углистых и известковистых песках и песчаниках с углистыми сланцами содержатся многочисленные маломощные и невыдержанные прослойки каменного угля. Четвертичные отложения представлены покровными суглинками, речными песчано-глинистыми отложениями ленских террас, конусами выноса (пролювиальными) горных рек и ледниковыми отложениями горно-долинного оледенения, встречающимися вдоль подошвы Верхоянского хребта.

Большая часть низменности представляет собой поверхности речных ленских террас до 170–200 м относительной высоты.

Вдоль западной окраины параллельно современной Лене проходит покинутая долина, орошаемая небольшими реками – Молодо, Сюнгюде, Хордонкой и Линде.

По обеим сторонам русла Лены тянется полоса плоской заболоченной низины с огромным числом озер. Низина состоит из двух уровней поймы (шириной в 20– 40 км) и двух надпойменных террас (30–35 м и 45– 50 м). Озерки соединены между собой протоками, образующими сложнейший лабиринт, путешествие по которому представляет большие трудности. Характернейшим микрорельефом низины являются морозобойные трещины с преобладающей шириной 0,5 м при глубине до 1,5 и 2 м. Эти трещины нередко служат причиной образования ледяных клиньев, которые погребаются речными наносами. По таким трещинам при вытаивании льда начинают развиваться овражки, промоины, лощины, происходит соединение термокарстовых озер.

Иногда на террасах встречаются заросшие или полузаросшие песчаные дюны. Характерно, что интенсивным «закрепителем» дюн является кедровый стланик. Появление в лиственничных редколесьях и среди мохово-осоковых болот кедрового стланика – одна из отличительных особенностей перехода ландшафтов Средней Сибири к Восточной.

Вся полоса плоской низины занята мозаично сменяющимися осоково-пушицевыми болотами, окружающими озерки, мохово-осоковыми, осоково-мохово-ерниковыми болотами, лиственничным редколесьем и криволесьями с различным по составу травянисто-кустарниковым ярусом и напочвенным покровом.

Луга редки. В них преобладают осоки и вейник. По галечниковым участкам террас из долин, подходящих с востока к Лене, вместе с лиственницей растет чозения – корейская ива.

К востоку и западу от плоской заболоченной низины тянутся две полосы холмисто-увалистой равнины, сужающиеся к северной окраине Приверхоянского прогиба.

Наибольшую площадь равнины составляют расчлененные долинами притоков и западинами поверхности трех цокольных верхних ленских террас от 70 до 200 м. Более широкая полоса их тянется по левобережью. Здесь в единую поверхность сливаются террасы древней покинутой и современной долин Лены. Уступы террас сильно размыты и понижены (снивелированы процессами денудации). Переход от одной террасы к другой зачастую слабо различим. Равнина слегка наклонена к Лене.

На правобережных высоких террасах распространены холмы из грубообломочного, плохо сортированного материала. Это частично конечные морены горно-долинного оледенения, а часто и размытые конусы малых притоков Лены.

Холмисто-увалистая равнина покрыта мохово-лишайниковыми лиственничными редколесьями. В напочвенном покрове развиты зеленые мхи и ягель. В ярусе кустарников широко развиты багульник, голубика, березка тощая, ольха, на песчаных и щебенчатых почвах встречается низкорослый кедровый стланик.

Богаты леса по бровкам высокой поймы. Кроме господствующей лиственницы встречается тополь душистый, древовидная ива, несколько видов кустарниковой ивы, чозения, ольха, красная смородина, шиповник. Кусты нередко перевиты таежной лианой – сибирским ломоносом. Из трав растут купальница, ветреница, иван-чай, мятлик, куриная слепота, куропаточья трава, камнеломка, дикий лук.

Почвы в зависимости от рельефа и субстрата перегнойно-глеевые мелкосуглинистые, дерново-палевые суглинистые и супесчаные торфяно-глеевые болотные.

В «трубе» Лена течет единым сужением до 4–2,1 км, врезанным в коренные породы, и лишена островов. Долина также резко сужена и асимметрична. Левый борт ее крутой и короткий, а правый длинный и сопровождается террасами: аккумулятивной в 10–12 м, цокольными в 40, 80, 140 и 180 м. Уровни террас заметно понижаются в северном направлении.

На хорошо дренированных местах распространено лишайниковое редколесье, или, вернее, мелколесье, так как высота лиственниц не превышает 3,5 м.

Напочвенный покров составляют клядониевые лишайники, вытесняющие всю травянистую растительность. Покров багульника, березки тощей, карликовых ив и ольхи сильно разрежен.

Низовья Лены – рыбопромысловый район. Ловятся нельма, муксун, ряпушка, омуль, таймень, чир, сиг. С рыболовными промыслами связано клеточное звероводство, использующее отходы рыб. Однако долина Лены на нижнем участке заселена слабо. Только летом население ее увеличивается за счет рыбаков. Зимой же эвены уходят из долин на пушной промысел. Наряду с охотой основным занятием эвенов является оленеводство.

Отепляющее действие Лены позволяет заниматься овощеводством (лук-батун, капуста, репа).

Весь Приверхоянский прогиб, частью которого является долина, перспективен, как угленосная, газоносная и нефтеносная провинция.

 

* * *

Огромная и геологически сложно построенная территория Севера Средней Сибири располагает разнообразными богатствами недр. Цветные и редкие металлы, уголь и нефть, соль и слюда, алмазы, строительные материалы могли бы послужить базой для развития промышленности. Однако минеральные ресурсы страны еще значительное время будут в резерве народного хозяйства из-за малой населенности территории и отсутствия сухопутных путей сообщения. В связи с суровым климатом и ограниченностью климатических и почвенно-растительных ресурсов развитие сельского хозяйства затруднено. Поэтому важное значение имеет очаговое огородничество и молочное животноводство для местных нужд. Однако огородничество требует утепления грунта, так как уже на глубине 40 см суточная волна тепла затухает, встречаясь с холодной волной снизу.

Сильно понижена жизнедеятельность почвенных микроорганизмов, что замедляет разложение органического вещества и накопление питательных веществ в почве. Запасы питательных веществ концентрируются только в поверхностном горизонте. Корневая система всех растений вынуждена разветвляться только в поверхностных горизонтах. В южных подзонах редколесья, несмотря на значительную разреженность и несомкнутость крон, корневая система лиственниц оказывается сомкнутой. Тем не менее даже такой большой аппарат добычи питательных веществ недостаточен для формирования густой кроны. Кроны лиственниц в редколесной зоне узки и разрежены.

Запасы лесных ресурсов в редколесьях невелики и сосредоточены главным образом по долинам рек. Основным отрицательным явлением следует считать медленное восстановление деревьев после вырубок и пожаров. Особенно плохо восстанавливается растительность после пожарища. Сырые ягельники не горят, но в сухом состоянии легко воспламеняются. Малейшая искра, брошенная папироса, не полностью потушенный костер, тлеющий сук или торфяная подстилка – вот причина пожаров ягельников. Стоит загореться ягелю, как в несколько секунд огонь охватывает десятки квадратных метров пространства. С ягелем сгорает маломощный почвенно-торфяный покров. Обнажается каменистый субстрат. Такие мрачные и пустынные места десятки лет служат укором неосторожности и непредусмотрительности людей.

Ягель (клядония или лишайница) широко распространен в редколесьях благодаря малой затененности. Этот лишайник быстрее растет на сырых почвах. При полном стравливании ягель восстанавливается через 3–5 лет. Замедление роста также испытывают кустарники, осоки, разнотравье после их стравливания, чего не наблюдается в тайге, где эти растения восстанавливаются ежегодно (Гульчак, 1954).

Оленье стадо никогда не стравливает ягельники полностью. В среднем используется от 10 до 40% пастбищной площади, поэтому за счет отрастания нетронутого ягеля пастбища восстанавливаются полностью через 1–3 года. Чтобы не нанести тяжелого урона пастбищу, практикуется выпас небольших стад с непродолжительными стоянками на одном месте. В силу специфических природных условий редколесной зоны (а также и тундровой) оленье стадо, будь то дикое или домашнее, вынуждено кочевать во все сезоны года.

Олень поедает 61 вид лишайников. Из них он наиболее предпочитает 4 вида (лишайницы: оленью, лесную, мягкую и горную) и 19 видов лишайников ест с меньшей охотой. Кроме того, олень употребляет в пищу 268 видов зеленых растений.

Пастбищные ресурсы Севера Средней Сибири и особенно зоны редколесий огромны. На этой площади можно было бы без риска уничтожения оленьих пастбищ разместить больше половины всех домашних оленей Советского Союза (более 1 млн. голов).

На отходах оленеводства, охоты и рыболовства выгодно развивать клеточное звероводство: серебристо-черных лисиц, голубых песцов и американских норок. Эти животные приспособлены к природным условиям Севера и дают ценный мех. Здесь же они пользуются привычным кормом (рыбьи головы, внутренности, кровь, тушки других пушных зверей). Таким образом, выгодно используются и взаимно дополняются пушной промысел и звероводство, которое получает все большее и большее распространение в зоне редколесий. Для нужд звероводства рекомендуется использовать хранилища в естественно мерзлых грунтах. Мерзлота долго сохраняет в свежем состоянии мясо (широко известны случаи находок неразложившихся туш мамонта), обеспечивает круглогодичное питание зверей в неволе мясом (в том числе убитых зимой животных), сохраняет высокое качество их шкурок.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru