Физико-географическое районирование материковых тундр. Кольско-гыданская область



Физико-географическое районирование материковых тундр. Кольско-гыданская область

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Горбацкий Г.В. Физико-географическое районирование Арктики. Часть 1. Издательство Ленинградского университета, 1967 г.

Кольско-гыданская область

Кольско-гыданская область характеризуется интенсивной циркуляцией воздушных масс и разнообразными морскими течениями. Здесь, как нигде больше в материковых тундрах, циркуляция воздушных масс отличается сложностью и изменчивостью, что можно объяснить большой контрастностью термического состояния морских течений и исходных воздушных масс.

В сезонном плане типы воздушных масс генетически более или менее однородны на всем пространстве кольско-гыданской области, так как интенсивность их циркуляции и основные термические свойства обусловлены в основном состоянием двух центров действия атмосферы (очагов) — исландского минимума и полярного максимума. По-видимому, сезонная пространственная однородность воздушных масс в описываемой области также обязана в какой-то мере довольно простому устройству материковой поверхности.

Что же касается постоянных поверхностных морских течений, непосредственно сказывающихся на природных условиях рассматриваемой области, то следует подчеркнуть имеющиеся существенные различия между течениями южной части Баренцева моря и теми, которые известны на юге Карского моря. В Баренцевом море огромную ландшафтную роль играют атлантические теплые воды, в Карском же море единственным поверхностным теплым течением является Обь-Енисейское, обусловленное материковым стоком. По своему отепляющему влиянию, в особенности зимою, оно имеет несравненно меньшее значение, чем атлантические воды. Последнее обстоятельство, а также несколько ослабленное проникновение зимою в район Карского моря Циклонического теплого воздуха является достаточным основанием для разделения всей кольско-гыданской области на две провинции: восточно-европейскую и западно-сибирскую. Такое разделение описываемой тундровой области оправдывается и с точки зрения геолого-геоморфологической: восточно-европейская провинция тундровой полосы представляет северную часть Русской платформы с ее допалеозойским фундаментом; между тем северная часть Западной Сибири, как известно, представляет плиту с герцинским фундаментом. В отношении своего геологического развития и некоторых геоморфологических черт, обусловленных событиями четвертичного периода, каждая из этих двух провинций отличается известным своеобразием, что вкратце освещается в посвящаемых им характеристиках.

 

а. Восточно-европейская провинция

В восточно-европейскую провинцию входит вся тундровая полоса европейской части СССР. Ее южная граница проходит приблизительно следующим образом: от Кольского залива к устью р. Поной, затем она идет несколько севернее 66-й параллели (между г. Мезень и с. Семжа), отсюда поднимается к среднему течению р. Вижас (самая западная из рек, впадающих в южную часть Чешской губы). Далее граница тундры, несколько выдаваясь к северу по долинам больших рек, текущих в меридиональном направлении, пересекает Тиманский кряж почти в средней его части и тянется на северо-восток — к вершине дельты р. Печоры. Спустившись восточнее Печоры до 67-парал-лели, вдоль которой она делает несколько изгибов к северу, граница приобретает общее направление на восток, к Полярному Уралу.

В прибрежных тундрах европейской части СССР различаются такие более или менее обособляющиеся ландшафтные территории: прибрежная тундра Кольского полуострова, тундры Канинская, Тиманская, Малоземельская и Большеземельская.

Канинская тундра занимает полуостров Канин (примерно до 66-й параллели) и южное побережье Чешской губы — на восток до р. Пёши, разделяющей Канинскую и Тиманскую тундры. Тиманскую и Малоземельную тундры очень часто смешивают друг с другом, и даже у местного населения нет точного представления о границе между ними. Тиманской, в соответствии с рельефом и растительностью, правильнее считать тундру, которая ограничена на юго-западе р. Пешей, на западе — Чешской губой, на юге — р. Сулой, на востоке и северо-востоке — р. Индигой, на севере — Баренцевым морем. Пространство же, лежащее к востоку от Тиманской тундры, т. е. ограниченное на западе р. Индигой, на востоке — р. Печорой, следует считать Малоземельной тундрой. С ней граничит по р. Печоре расположенная к востоку от последней Большеземельская тундра, простирающаяся до хребта Пайхоя, и Полярного Урала. Площадь Большеземельской тундры более 100 тыс. кв. км; эта тундра наиболее колоритна.


Карта-схема Кольско-гыданской области

1 - южная граница тундр

2 - граница сектора  

3 - граница провинции  

4 - границы районов  

Провинции: а - восточно-европейская, б - западно-сибирская,

Районы: 5 - мурманский, 6-  канинско-малоземельский, 7 - большеземельский, 8 - пай-хойский, 9 - ямальский, 10 - гыданский


В восточно-европейских тундрах полярный день продолжается в среднем около двух месяцев — с середины мая до середины июля; однако ввиду низкого стояния солнца над горизонтом температура воздуха летом невысокая. Для описываемой провинции характерна интенсивная атмосферная циркуляция, обусловленная взаимодействием полярных атлантических воздушных масс и арктического воздуха; с этим связана очень большая изменчивость погоды. Существенное климатообразующее значение имеет положение провинции на самой окраине материка, вдоль побережья которого проходит (в общем с запада на восток) Мурманская ветвь теплого Нордкапского течения и ее струи: Канино-Колгуевская и Колгуево-Новоземельская; они ослабляют ледовитость омывающих материк акваторий и усиливают морские черты климата тундры.

Годовые амплитуды средних месячных температур воздуха увеличиваются в пределах побережья от 18° (на западе) до 30° (на востоке). В глубине тундры годовая амплитуда средних месячных температур воздуха достигает 35°. Следовательно, в' восточном и южном направлениях континентальность климата увеличивается. Зимы здесь холодные и продолжительные, они длятся с конца октября до конца апреля (на востоке области даже до конца мая), т. е. продолжаются 7—8 месяцев. К летним месяцам относятся июль и август; в конце августа уже замечается довольно быстрый переход к осени. Однако в этом отношении существует различие между западными и восточными районами тундры, а также между побережьем и удаленными от моря территориями. Зима на Мурманском побережье длится менее полугода, и морозы здесь, вследствие проходящего вдоль побережья теплого течения, обычно не бывают сильные (—25°, редко —30º); причем зимою довольно часты оттепели. То же отмечается и для мыса Канин Нос. В восточной же части европейской тундры зима наступает в начале октября и длится до конца мая, иногда даже до начала июня. Минимальные температуры воздуха опускаются ниже —50°.

О различии зимних условий на западе и на востоке европейской тундры можно судить также по времени вскрытия и замерзания соответствующих рек: р. Поной, замерзая в ноябре, вскрывается в начале мая, в то время как Печора в своем нижнем течении вскрывается почти месяцем позже и на месяц ранее замерзает (соответственно, в среднем, 30 мая и 27 октября). В качестве примера для промежуточного района можно указать р. Индигу, которая вскрывается в последней декаде мая и замерзает в самом конце октября.

Наиболее холодный месяц обычно везде — февраль. В Полярном средняя температура этого месяца —9°, на м. Канин Нос — 10°, в Индиге —15°, в Нарьян-Маре —17°, а на станции Югорский Шар —19°. Во время оттепелей абсолютные максимумы температуры могут достигать в Полярном +5° (декабрь, январь), на м. Канин Нос +3° (декабрь, март), в Нарьян-Маре + 7° (декабрь, январь). Число дней с морозом в Полярном составляет, в среднем, 209, а в Югорском Шаре — 281.

Самый теплый месяц в европейской тундре — июль. Средняя температура этого месяца на м. Канин Нос +8°, в Индиге +9°, в Югорском Шаре +6°. В южных районах средняя температура июля достигает +12°. Следует отметить, что в Нарьян-Маре и в других пунктах, расположенных в долине Нижней Печоры, несмотря на их положение севернее полярного круга, средняя температура июля даже превышает 12°, очевидно, благодаря отепляющему влиянию реки. Абсолютный максимум температуры воздуха в Нарьян-Маре равен +29° (в августе), но в Югорском Шаре и на м. Канин Нос +25°. Это объясняется охлаждающим влиянием моря (на м. Канин Нос) и скоплением (в частности в Югорском Шаре) льдов, продолжительно тающих летом. В отдельные дни короткого лета температура воздуха в тундре нередко достигает +20, +25°, что не исключает частых ночных заморозков в те же сутки и временами выпадения снега. Наблюдения в северной части Тиманской тундры показывают, что в этом районе дней с температурой выше +20° бывает от трех до пяти, и случаются они в июле и августе. На Мурманском побережье вследствие влияния постоянного теплого течения температура воздуха летом более устойчива, чем на других прибрежных участках. Но по той же причине средняя январская температура воздуха на Мурманском побережье колеблется лишь в пределах от —8 до —10°; между тем в восточной части европейских тундр средняя температура января доходит до —20°.

Как уже отмечалось выше, описываемые тундры расположены в области интенсивной циркуляции воздуха, поэтому сильные ветры здесь явление обычное. Зимою преобладают юго-западные и отчасти южные ветры, дующие с материка, где в это время года холоднее, чем на море, и, следовательно, барический градиент направляется к морю. Этими зимними ветрами вызывается, между прочим, дрейф льдов в Баренцевом море на северо-восток. Летом наступает господство морских ветров, т. е. северо-восточных, северных и, отчасти, северо-западных. Таким образом, смена ветров летних и зимних имеет муссонный характер. Сила ветра бывает значительная; во всяком случае ветры силой в 12—15 м/сек нередки.

В европейских тундрах высока относительная влажность, достигающая, в среднем, даже летом 70—80%. Велика здесь облачность, особенно в осенние месяцы, когда она доходит до 85%. Наименьшая облачность приходится на лето — около 70% ясных дней здесь очень мало. Это видно из нижеприводимых данных. На м. Канин Нос в году число ясных дней составляет 15, в Индиге — 14, в Нарьян-Маре — 40, в Югорском Шаре — 27. В указанных пунктах число пасмурных дней в году (соответственно): 236, 216, 162, 203. В прибрежных тундрах часты туманы. Дней с туманом в течение года, например на Индиге,. больше 70; из них около половины приходится на лето. На станции Югорский Шар в году более 100 дней с туманами.

Наибольшее количество атмосферных осадков выпадает в августе-сентябре, наименьшее — в феврале и марте. В прибрежных районах годовая сумма осадков убывает с запада на восток: на Мурмане она составляет около 400 мм, в Индиге — около 300 мм, в Югорском Шаре — около 200 мм. По мере удаления от побережья годовое количество осадков увеличивается; так, например, в Нарьян-Маре годовая сумма их более 400 мм. Наибольшее количество осадков выпадает в восточно-европейских тундрах с июля по октябрь, наименьшее — с декабря по март. Характерной чертой служит ничтожное количество в тундре гроз: три-четыре за лето, в иные годы — ни одной. Это объясняется слабой нагреваемостью почвы и слабым развитием восходящих токов воздуха.

Самым типичным видом атмосферных осадков служит снег: число дней со снегом на м. Канин Нос до110, в Индиге — примерно 130, в Нарьян-Маре — около 120, в Югорском Шаре — более 100. Соответственно дней с дождем: около 90, более 70, более 80, до 50. Вследствие малого количества зимних атмосферных осадков снежный покров в тундре в целом маломощный. Ввиду господства сильных ветров он распределен крайне неравномерно: наряду с обширными участками обнаженного грунта встречаются в понижениях большие сугробы снега, сметаемого туда ветром. Мощность снежного покрова увеличивается в направлении с запада на восток: в Териберке (на Мурманском побережье) она в марте достигает 50—54 см, а в Пустозерске (на Нижней, Печоре) в том же месяце — 60—66 см.

Небольшая мощность снежного покрова и сильные морозы — условия, благоприятствующие значительному промерзанию грунта и сохранению такого состояния его на некоторой глубине от земной поверхности в течение многих лет непрерывно.

В европейской части СССР южная граница тундры совпадает с северным пределом распространения еловых лесов, кроме Кольского п-ова, на котором далее всего на север заходит береза пушистая, встречающаяся на побережье Мотовского залива.

Основной растительный покров тундры, неизменный на всем ее протяжении, это — мхи и лишайники. Среди последних следует выделить вид, имеющий в экономике тундры весьма существенное значение, так называемый олений мох, или ягель, являющийся существенной пищей северного оленя. Только в южной подзоне, в кустарниковой тундре, над моховым покровом существует кустарниковый ярус, в котором преобладает береза карликовая. Наряду с последней, но в меньшем количестве встречается ива, голубика, багульник болотный.

Наибольшим разнообразием растительного покрова отличаются бугристые болота, свойственные главным образом южным участкам тундровой зоны. Бугры состоят преимущественно из сфагнового мха и покрыты лишайниками, багульником, голубикой, морошкой приземистой, вороникой черной, медвежьей ягодой, ожикой волосистой, поленикой, куропаточьей травой, щавелем злаколистным, седмичником европейским, камнеломками, встречающимися среди щебенчатой тундры, Кассандрой болотной, березой карликовой и ивой ползучей. В понижениях между буграми, по-местному «ерсеях», расположены торфяники, покрытые обычно зарослями осок  и пушиц; последние в период своего цветения создают издали впечатление снежного покрова.

В понижениях и на ровных участках типичной тундры развиты торфяники, образованные мхами. На поверхности этих торфяников, если участок более или менее сухой, довольно густо разбросаны небольшие кочки, покрытые березовым ёрником, багульником и другими вересковыми; на таких местах обычно растет много морошки. Это — тип торфяно-кочкарной тундры. При большем увлажнении в таких же условиях рельефа развиваются моховые тундровые болота.

На прибрежных мокрых участках (лайдах) расселяется солелюбивая растительность, как, например, триостренник морской. На песках прибрежной полосы встречаются ромашка крупноцветковая  и злак волоснец песчанистый.

На песчаных грунтах поодаль от морского побережья, там, где меньше сказывается влияние холодных ветров, можно встретить отдельные кусты березы, мхи и лишайники, а также представителей некоторых травянистых растений, как, например, злак волоснец, щавель злаколистный, ромашка, золотая розга. Все эти травянистые растения не образуют сомкнутого покрова, а распределены разбросанно, но мхи и лишайники на закрепленных, не развеваемых песках создают сплошной покров. Таковы, в частности, растительные сообщества дюнных песков близ устья Печоры. Кроме кустов березы извилистой, здесь наблюдаются кустообразные формы ели европейской  и лиственницы сибирской.

Сильно отличается от низинной тундры облик растительных группировок на наиболее возвышенных участках, в особенности тех группировок, которые встречаются на скалистых участках или на каменистых россыпях. Такие условия существуют на Кольском полуострове, на Канинском Камне (хр. Паэ), Тиманском кряже и Пай-хое. Скалы обычно покрыты отдельными пятнами лишайников. Сосудистые растения и мхи встречаются только по трещинам, в которых имеется слой почвы, хотя бы ничтожный по своей мощности. Поэтому растительный покров на скалистых участках и на каменистых россыпях не сомкнут. В наиболее благоприятных условиях здесь образуются отдельные подушки из некоторых растений. Так, например, как указывает В. Н. Андреев (1931), на северном склоне хребта Паэ встречаются подушки из куропаточьей травы, смолевки бесстебельной, камнеломки дернистой, незабудочника волосистого, колокольчика льнолистного, крупки ледниковой, василистника альпийского, грушанки крупноцветковой и некоторых других растений. На м. Канин Нос встречаются обладающие подушечным ростом кисличник двухстолбчатый и горец змеиный. На юго-западном склоне Паэ отмечены заросли полыни Тилезия. В глубоких трещинах растут ягели.

На пологих склонах, удобных для образования устойчивого, существующего всю зиму снежного покрова, растительность менее разрежена, и в ней участвуют низкие кустарничковые формы (береза карликовая, водяника, толокнянка альпийская и некоторые другие, мхи и некоторое количество лишайников.

Такой же, в основном, характер имеет растительный покров в верхней части Северного Тимана. И здесь на каменистой поверхности травянистые сообщества представляют исключение; наблюдаются редкие экземпляры ожики колосистой, ястребинки альпийской, овсяницы приземистой и других форм, и спорадически встречаются подушки кустарничков: водяники, толокнянки, ожики, голубики. По земле местами стелется береза карликовая. Только в понижениях, окаймленных более высокими кустами березы, растут крупные экземпляры вейника, золотой розги, ястребинки альпийской, чемерицы арктической. На Тимане чаще, чем на Паэ, встречаются суглинистые почвы, в которых местами содержится немало крупного обломочного материала. На таких участках распространены ягели.

Подобно тому, как это наблюдается на Паэ, и на Северном Тимане, и на Пай-хое распространена береза карликовая, образующая на некоторых участках этого хребта значительные заросли. Но вместе с тем она здесь встречается далеко не везде. Так, например, береза карликовая отсутствует вовсе в районе реки Ою; нет ее и в приморской части Пай-хоя, в полосе шириною до 15—20 км. На каменистых россыпях этой возвышенности встречаются в изобилии крупка, многочисленные камнеломки, мак полярный. В речных долинах, в особенности по берегам рек, здесь существуют заросли разнообразных цветковых растений — лютика, фиалки двуцветной, гвоздики пышной и др.

Вообще на склонах тундровых речных долин, в особенности обращенных на юг, местами развивается богатая растительность, состоящая из зарослей крупного ивняка с разбросанными среди него обширными цветочными пятнами. Эти пятна образуются цветковыми растениями, широко распространенными в более южных широтах: кипрей узколистный, или иван-чай, купальница европейская, герань лесная, тысячелистник обыкновенный, манжетка обыкновенная, чемерица, золотая розга, горец живородящий и др.

По берегам наиболее значительных рек — Неси, Мглы, Вижаса, Омы, Пёши, Сулы, Индиги и Печоры — встречаются прекрасные луга. Они отличаются густым травостоем и дают даже при том еще далеко недостаточном использовании трав, какое здесь существует, большие сборы сена — до 3 и более тонн с 1 га. Среди растительности заливных, пойменных лугов преобладают злаки, главным образом лисохвост луговой, мятлик луговой, костер безостый и некоторые другие. Кроме того, на этих лугах встречается горошек мышиный, клевер лупиновидный, копеечник неясный, остролодочник арктический, астрагалы. Близ самого уреза воды очень часты осоки, преобладает осока водяная. На низинных незаливных лугах часто встречается хвощ полевой, который в больших количествах распространен на долинных склонах; здесь же распространены травы: овсяница красная и овечья, мятлик альпийский и арктический. Иногда можно встретить колосок душистый.

Восточно-европейскую провинцию кольско-гыданской области можно разделить на 4 физико-географических района, исходя из существующих между ними преимущественно геолого-геоморфологических различий. Районы эти следующие: 1) мурманский; 2) канинско-малоземельский; 3) большеземельский; 4) пай-хойский.

1. Мурманский район. Среди приморских тундровых равнин Мурманское побережье занимает особое положение как в геоморфологическом, так и в климатическом отношениях. Это узкая прибрежная полоса, поверхность которой представляет чередование невысоких останцовых холмов с пологими склонами и оглаженными вершинами, узких ложбин и скалистых поверхностей. Здесь выходят на дневную поверхность или залегают очень неглубоко граниты, гнейсы, кристаллические сланцы. На многих участках холмы и другие формы рельефа покрыты щебенчатыми, каменистыми почвами.

На самом западе Кольского побережья расположены два полуострова — Рыбачий и Средний, соединенные перешейком, имеющим длину 1 км и ширину около 2 км. С материком полуостров Рыбачий в свою очередь соединяется перешейком длиною в 2 км (ширина более 3 км). В строении отмеченных полуостровов участвуют древнепалеозойские сланцы и песчаники — породы, которые легко подвергаются воздействию внешних процессов; поэтому здесь распространены плоские возвышенности с крутыми склонами. Эти возвышенности, как правило, сравнительно невысоки, наибольшие высоты не превышают 300 м (абс).

Еще недавно на месте перешейка, соединяющего Средний п-ов с Рыбачьим, существовал пролив. Следы прежней морской деятельности наблюдаются здесь и на значительно более высоких уровнях в виде морских террас. Наряду с последними имеются террасовые уступы, образовавшиеся в результате сильного выветривания пород и последующего солифлюкционного и гравитационного перемещения обломочного материала.

Полуостров Рыбачий отличается большой изрезанностью берегов, здесь много заливов и бухт. Крупный Мотовский залив (длина более 40 км), расположенный на месте сброса, отделяет Рыбачий и Средний полуострова от главной части Кольского полуострова, которая сложена допалеозойскими породами. Между Мотовским и Кольским заливами расположен участок материка с высотными отметками, доходящими до 500 м над уровнем моря, к которому он обрывается скалистыми берегами. Такие обрывистые склоны береговых возвышенностей называются по-местному «пахтами».

Кольский залив представляет фьорд длиною до 60 км, берега которого достигают 150 м абс. высоты. В южной части Кольского фьорда, близ Мурманска, наблюдаются четыре террасы высотой 50, 65, 80 и 125 м. К востоку от Кольского залива морское побережье (Восточный Мурман) понижается до 100— 150 м (абс). Одновременно меняется и его общий характер: фьордов здесь нет, но незначительные губы и бухты многочисленны. Единственный крупный залив Восточного Мурмана — Териберская губа, длина ее около 10 км. В заливах наблюдаются следы отступания моря в виде морских террас и молодых морских осадков.

Прибрежная возвышенная равнина Мурмана на всем своем протяжении спускается к морю крутыми берегами; в глубь материка она постепенно повышается. Рельеф равнины холмистый, на ней расположены куполообразные вершины, а наряду с последними многочисленные понижения, занятые либо озерами, либо болотами, либо реками. Оглаженность вершин — характерная черта местного рельефа, представляющая результат ледниковой обработки в прошлом. Понижения имеют, по-видимому, сбросовое происхождение. Разломы земной коры, в том числе и очень молодые, на Кольском полуострове существуют в большом количестве. Вдоль всего Мурманского побережья проходит сбросовая линия, определившая в основных чертах общее направление и обрывистый характер берега. Такими же тектоническими линиями ограничен Кольский полуостров с юга и с востока. Еще академик А. П. Карпинский высказал предположение о том, что контуры Кольского полуострова определяются сбросами двух взаимно перпендикулярных направлений — северо-западного и северо-восточного (Карпинский, 1919). В таком случае Горло Белого моря представляет жёлоб тектонического происхождения.

Мурманское побережье сопровождается большим числом недалеко от материка расположенных островов; они обычно незначительных размеров и встречаются группами. Самый крупный из них — о. Кильдин, вытянутый более чем на 16 км с запада на восток и имеющий ширину около 7 км; его западные и северные берега высокие и крутые. Южный берег ступенчат: на нём отчетливо выражены 4 террасы. На северо-востоке острова находится реликтовое озеро Могильное.

Климатические условия благодаря теплому Мурманскому течению здесь мягче, чем на любом другом участке материковых тундр. Напомним о том, что средняя годовая температура воздуха близка к 0°, а годовая амплитуда средних месячных температур воздуха около 20°.

В западной части данного района, к западу от р. Иоканьги, распространена каменистая ягельная тундра с некоторым участием на менее каменистых площадях березы карликовой. К востоку от р. Иоканьги на прибрежных песчаных участках преобладает пятнистая ягельная тундра, а на каменистых грунтах — кустарничковая тундра, в которой господствуют водяника и вересковые кустарнички, например черника. На склонах и на вершинах холмов встречается ёрниковая тундра, не занимающая, однако, больших пространств. В ложбинах, разделяющих холмы, и на скалистых участках, в значительной степени оголенных, распространены мохово-лишайниковые сообщества, в которых преобладают лишайники, покров которых характерен для ёрниковых группировок. Распространению лишайников благоприятствуют почвы легкого механического состава, образующиеся на каменистых россыпях (Салазкин, 1934).

2. Канинско-малоземельский район. Канинско-малоземельский район, включающий Канинскую, Тиманскую и Малоземельную тундры, занимает северную часть Русской платформы до низовьев р. Печоры на востоке. Преобладающая часть района представляет низменную холмистую равнину, нарушаемую двумя крупными останцовыми возвышенностями — Тиманскнм кряжем и Канинским Камнем.

Тиманский кряж, расположенный к востоку от Чешской губы, входит в тундровую зону только своей северной частью. Самая высокая точка Северного Тимана — гора Б. Коврижка, 247 м. Тиманский кряж тянется с юго—юго-востока на северо—северо-запад. Являясь палеозойским складчатым горным сооружением, он в настоящее время представляет слегка волнистое плато, покрытое моренным материалом, под которым залегают коренные породы. В верхней части и на склонах кряжа встречаются моренные сопки, расположенные единично и группами. Хорошо выраженными продольными долинами северная часть Тиманского кряжа разделяется на четыре параллельных гряды. Если двигаться с запада на восток, то будем пересекать последовательно такие гряды: Косминский Камень, Тиманский Камень (продолжение его к югу от р. Сулы называется Хаймин-ский Камень), Чайцынский Камень (продолжением его к югу от р. Сулы служат Катагарские сопки), круто обрывающийся в Баренцево море Чайцынскими мысами, которые сложены порфиритами, и самая восточная из гряд — Каменноугольная, спускающаяся к морю утесом Святой Нос. Южное продолжение Каменноугольной гряды называется «Щепины горы». Высота Каменноугольной гряды в бассейне реки Индиги колеблется приблизительно от 40 до 80 м над ур. м. (в южной ее части, уже вне тундровой полосы высота достигает 250 м над ур. м.). Высота Чайцынского Камня превышает 200 м над ур. м.

Продолжением Тиманского кряжа к западу служит ограниченный сбросовыми линиями Канинский Камень (хр. Паэ); его высота соответствует высоте Тиманского кряжа. Самая выдающаяся вершина Канинского Камня покрыта элювиальными обломками и моренными отложениями. Здесь существуют отдельные холмы, сложенные моренными суглинками и супесями; местами же эти холмы группируются в гряды. Склоны хребта ступенчаты, в особенности северный.

К югу от Канинского Камня, в средней части п-ова Канина, встречаются группы сопок из морских отложений. Высота этих сопок доходит почти до 100 м над ур. м. Наиболее выдающиеся Шомоховские сопки — самые южные из встречающихся здесь, они расположены несколько севернее р. Чижи.

Побережье п-ова Канина (подобно остальной части южного побережья Баренцева моря — до самого Югорского Шара), за небольшим исключением, представляет тундровую низменность, которая сложена рыхлыми четвертичными породами и характеризуется в общем небольшой изрезанностью. Западное побережье Канина довольно прямолинейное и лишено значительных мысов и заливов. Берега сложены четвертичными рыхлыми породами, которые перекрыты торфяным покровом. Высота берега над линией прилива определяется несколькими метрами  (8—10). Берег, как правило, обрывист и сопровождается почти сплошной намывной песчанисто-илистой полосой — «кошками», которые прерываются только в местах впадения в море рек. Б средней части рассматриваемого участка, на 67° с. ш., расположено устье р. Чижи, которая течет по депрессии, начинающейся от расположенных на водоразделе Парусных озер, откуда берет начало р. Чеша, впадающая в одноименную губу. По мнению одних исследователей, эта депрессия представляла в прошлом морской пролив; другие же предполагают, что она служила руслом мощного потока, протекавшего с юго-запада вдоль крач ледника на север.

Северное побережье п-ова Канина (между Каниным Носом и м. Микулкиным) представляет северный склон хр. Паэ. Здесь отчетливо выделяются три террасы. Нижняя терраса (ширина до 300 м) сложена валунным суглинком и круто обрывается к самому морю, достигая приблизительно 50 м абс. высоты. Выше расположена следующая терраса. Склон ее представляет обнажение кристаллических сланцев, у основания которого встречаются осыпные валы из местного обломочного материала. Высота этой террасы — около 100 м над ур. и. Наконец, еще выше лежит третья терраса, по-видимому, денудационная. Она постепенно, с удалением от моря, повышаясь, переходит в общую поверхность хр. Паэ.

На поверхности Паэ и на нижележащей террасе распространены группами или единично сопки (30—40 м отн. высоты), сложенные мелкоземом, в который включены мелкие обломки сланцев и других пород. Здесь же наблюдается много озер различных размеров и заболоченных участков, особенно развитых на верхней, денудационной террасе. По склонам хребта стекает много рек и речек, встречающихся либо в ущельях, либо в хорошо разработанных долинах с каменистым дном. В наиболее крупных долинах северного склона Паэ наблюдаются пойменная и надпойменная террасы.

Восточное побережье Канина (к югу от м. Микулкина) представляет тундровую равнину, обрывающуюся в сторону моря, подобную той, которая существует на западном побережье. Но характер береговой линии несколько иной: здесь довольно часто встречаются мысы, сложенные известняками и мергелями и создающие своеобразный «кулисный» характер берега.

Тундровая равнина восточного побережья Канина, в особенности к югу от р. Чеши, усеяна огромным количеством остаточных озер, разнообразных по форме и по размерам. По-видимому, эти озера и разделяющие их болота некогда составляли единый озерный водоем. К устьевым участкам рек, текущих из тундры, приурочены обширные топкие, временно покрывающиеся морем участки, так называемые лайды, постепенно переходящие в полосу осушки, отличающуюся на юго-восточном побережье Канина большой шириной вследствие значительных амплитуд приливно-отливных колебаний морского уровня (6—7м). В этой же части побережья Канина встречаются крупные береговые валы, расположенные большей частью в районе устьев наиболее значительных рек. Выносы последних служат основным материалом, слагающим эти образования. Сковывающая отложения береговых разрезов вечная мерзлота испытывает летом сильное термическое воздействие атмосферы и моря, что благоприятствует размыванию берегов морем и их оплыванию и развитию солифлюкционного перемещения грунтов.

На низменных побережьях Канина существует много признаков их современного тектонического погружения; исключением, как полагает М. А. Спиридонов, является Канинский Камень, испытывающий современное поднятие (Спиридонов, 1962, стр. 95). Указание на поднятие Канинского Камня согласуется с утверждением В. М. Стоваса, что побережье Белого и Баренцева морей испытывают неравномерное поднятие, более интенсивное в западной части этих акваторий и на северо-востоке их, и что в это поднятие вовлечены Фенноскандия, Мурман, Хибины, Карельское побережье, а также Малоземельская и Большеземельская низменности, Пай-хой; скорость поднятия колеблется от долей миллиметра до 1 см в год (Стовас, 1963, стр. 1417). Однако Канин п-ов у В. М. Стоваса обойден молчанием.

К югу от линии м. Микулкин — м. Бармин расположена Чешская губа, представляющая самый крупный залив тундрового побережья в европейской части СССР. Она вдается в материк на 100 км, ширина ее между указанными выше входными мысами 60 км; максимальная ширина (на широте устья р. Чёши) более 120 км. Низменный в общем характер побережья сохраняется на юге и на востоке Чешской губы. Наибольшей высоты (20—25 м) берега достигают в районе рек Пёши и Beликой. Восточный берег Чешской губы отличается своей прямолинейностью. Он вытянут почти по меридиану и на большей части своего протяжения сложен песчанистыми и песчано-глинистыми четвертичными отложениями, за исключением нескольких мысов, представляющих выходы коренных пород (слюдистых сланцев и базальтов).

К востоку от м. Бармина расположена широкая Индигская губа, в которую впадает р. Индига. Длина губы около 20 км, ширина ее между входными мысами Бармин (на западе) и Святой Нос (на востоке) около 40 км. Западная часть губы! имеет низкие (3—4 м) берега, которые к востоку постепенно! повышаются. Слоистые песчано-глинистые породы слагают берега и здесь. На морском берегу наблюдается 10-метровая терраса, представляющая один из наилучшим образом сохранившихся древних абразионных уровней, встречающийся и далее к востоку.

Побережье между мысами Святой Нос и Русский Заворот называется Тиманским. Весь Тиманский берег (длина его 270 км) довольно прямолинейный; его можно отнести к типу выровненных берегов. Таким состоянием Тиманскнй берег обязан приливо-отливным течениям, которые в этом районе идут вдоль него. На всем своем протяжении он имеет только две небольшие губы: Горносталью, длина которой немного больше 10 км (ширина у входа более 43 км), и Колоколковую, вдающуюся в материк более чем на 21 км и достигающую ширины более 13км (но при входе меньше 2 км).

Побережье между Индигской губой и Печорой, представляющее северную часть Малоземельской тундры, по характеру отложений и по рельефу может быть разделено на две части: западную — до Колоколковой губы (с впадающей в нее р. Нерутой) включительно и восточную, прилегающую к Печоре. Западная часть представляет низину, сложенную песками, которые прикрыты торфом незначительной мощности. На этом участке встречаются дюнные гряды, котловины выдувания («ярей») и неглубокие озерные понижения. Реки (главная р. Нерута) текут здесь медленно, в узких и глубоких долинах. Ближайшая к морю часть описываемой низины представляет низменность, усеянную многочисленными озерами и в большей своей части полого спускающуюся к морю. Восточная, припечорская, часть Тиманского побережья более высокая; здесь много моренных гряд, на которых имеются сопки. Самая высокая из них сопка Моховая, расположенная в глубине материка и возвышающаяся над тундровой равниной метров на 30. На побережье наблюдается морская терраса на высоте 40—50 м, а ниже ее еще одна терраса, песчаная, на высоте 10 м.

Против средней части Тиманского берега расположен в непосредственной близости от него о. Сенгейский (длиною более 25 км и шириной более 6 км), сложенный песчано-глинистыми отложениями. Высота его соответствует высоте материкового побережья, от которого этот остров, очевидно, недавно отделился. Мыс Русский Заворот, служащий восточной оконечностью Тиманского берега, представляет песчаную косу, средняя высота которой равна 2—3 м, а длина достигает 43 км. В западной части этой косы встречаются песчаные бугры метров в 9—10 высотой; к востоку они постепенно исчезают, переходя в низменный мыс, нередко заливаемый морем.

В Малоземельской тундре, несколько поодаль от моря, наблюдаются моренные сопки, гряды и целые массивы («мусюры»), господствующие над увалистой или волнистой равниной; число их увеличивается с запада на восток. Максимальная высота этих моренных возвышенностей над уровнем моря местами значительна.— так, например, абсолютная высота сопки Моховой около 185 м, но относительная высота ее около 30 м. По мере приближения к долине Печоры простирание моренных гряд становится северо-восточным. На самом востоке Малоземельской тундры, на левобережье дельты Печоры расположена Heнецкая гряда, протягивающаяся с севера на юг; ее наибольшая высота превосходит 150 м.

В климатическом отношении описываемый канинско-малоземельский район близок к мурманскому. В особенности это относится к Канину и очень хорошо подтверждается соответствующими данными для м. Канин Нос, где средняя годовая температура воздуха равна —1°; годовая амплитуда средних месячных температур, примерно, такая же, что и на Мурмане. Здесь, как и там, пять месяцев в году (июнь—октябрь) имеют положительную среднюю температуру воздуха. Но на севере Тимана климат уже несколько суровее: так, в Индиге средняя годовая температура воздуха равна —3е, а годовая амплитуда средних месячных температур достигает 25°. Положительную среднюю температуру воздуха имеют здесь только четыре месяца в году (июнь—сентябрь). Годовое количество осадков примерно 350 мм; большая часть их выпадает в теплое время года.

В соответствии с указанными особенностями климата многолетняя мерзлота неповсеместна, и постоянная температура многолетнемерзлых пород, как правило, выше —1º; мощность их незначительна, в особенности в западной части района.

Почвы преимущественно глеевые, нередко торфяно-глеевые. Близ моря встречаются заливаемые им луга. Прибрежные низменные равнины входят в мохово-лишайниковую подзону тундры. Там, где основным субстратом служат пески, распространен лишайниковый покров. На суглинистом субстрате, обычно поодаль от моря, существуют ёрники и ивняки с моховой подстилкой. Большие площади заняты бугристо-кочковатыми мочажинными болотами. Озера, довольно обычные в прибрежных тундрах, окаймлены осочниками. На останцовых участках древних горных сооружений коренные породы покрыты элювиальными отложениями, на которых формируются преимущественно почвы легкого механического состава. На последних, в особенности там, где вовсе отсутствует или существует на большой глубине от поверхности вечная мерзлота, распространены ёрников ые кочкарные тундры с участием водяники и с лишайниковым покровом или чисто лишайниковые тундры, преобладающие на плоских останцах. В пониженных и увлажненных местах встречаются ивовые заросли.

3. Большеземельский район. Большеземельский район включает одноименную тундровую территорию, расположенную к востоку от р. Печоры. Восточнее мыса Русский Заворот расположены Гуляевские кошки, которые представляют совокупность мелей и песчаных островов высотою не более двух метров. При сильных и устойчивых северных ветрах Гуляевские кошки скрываются под водой. Характерной особенностью Гуляевских кошек является постоянное изменение их конфигурации и даже постепенное перемещение,— отсюда и название «Гуляевские». Неустойчивы и весьма изменчивы очертания проливов, разделяющих кошки. Материалом для образования Гуляевских кошек послужили и служат преимущественно выносы Печоры.

Гуляевские кошки отделяют от моря Печорский залив. Западный берег Печорского залива составляют так называемый Захарьин берег, пустынный, песчанистый и очень низкий, и дельта Печоры. Захарьин берег образует несколько губ, вдающихся в Малоземельную тундру. При входе в Печору расположен бар, глубина над которым во время отлива меньше 3 м. Через бар прорыты два канала (Приемный и Баровый). Бар подвергается значительным и постоянным изменениям вследствие огромного количества печорских выносов. Дельта Печоры состоит из очень большого числа крупных и мелких островов, разделенных проливами различной глубины. Среди крупных островов встречаются и такие, длина которых достигает 30 км при вдвое меньшей ширине.

Из многочисленных рукавов Печоры наиболее широкий и глубокий — восточный рукав, протекающий под высоким правым берегом; этот рукав носит название Большая Печора в отличие от самого западного рукава, узкого и мелководного — Малой Печоры, омывающей низкий малоземельский берег.

Правый берег Б. Печоры обрывист и высок (более 30 м) и образует выступающий на север м. Болванский Нос, к востоку от которого расположена очень мелководная Болванская губа длиной километров 20. Восточнее ее, в пределах южного побережья Печорского залива, расположена Поганчевская губа, также мелководная. Печорский залив на востоке замыкается длинным и узким островом Песяковым, который сложен песками.

Острова печорской дельты представляют типичные аллювиальные образования. Северные острова плоски, низменны и покрыты травянистой растительностью; южные, напротив, достигают большой высоты и покрыты довольно густой кустарниковой растительностью. Конфигурация островов из года в год значительно изменяется; некоторые острова, явно сокращаясь (по протяженности) со стороны устья Печоры, увеличиваются («насыпаются») с противоположной стороны.

На некоторых участках как островных, так и материковых берегов вырисовывается (не везде одинаково отчетливо) новая терраса. Эта терраса, по высоте соответствующая летним уровням воды, своим происхождением обязана аккумулятивной деятельности реки в течение меженного сезона, и над ней располагается терраса также аккумулятивная, которая, однако, уже настолько хорошо сформировалась, что может быть определена как первая снизу; она достигает приблизительно 5 м высоты над урезом воды (в августе).

На берегах, уже не покрываемых теперь водами в периоды их наивысшего уровня, почти во всем Нижнепечорском районе большим распространением пользуются песчаные «сопки», которые тянутся иногда целыми цепочками. Это дюнные образования, которые обычно сопровождаются непосредственно к ним примыкающими котловинами выдувания («яреями»). Последние нередко достигают очень больших размеров, а днища их, как правило, покрыты песчаной рябью. Во многих случаях даже закрепившаяся на этих песках и успевшая развиться растительность не спасает их от развевания, при котором также засыпается и погибает уже прижившаяся растительность. В этом главным образом находит свое объяснение факт нахождения погребенных почв везде, где широко развиты поверхностные песчаные образования.

На морских берегах к востоку от устья Печоры наблюдаются береговые валы, состоящие из грубого песчаного материала и отступающие несколько в глубь материка. Высота этих валов в Болванской губе достигает 4—5 м. Местами они располагаются в 2—3 параллельных друг другу ряда, между которыми часто встречаются замкнутые, отшнурованные от моря водоемы. Заполняющая их пресная вода в некоторых случаях отличается прекрасными вкусовыми качествами.

Прибрежная тундра здесь не может быть отнесена к какому-либо определенному ярко выраженному типу — она является тундрой переходной, смешанного типа, так как бугристые площади встречаются наряду с заболоченными мелкокочковатыми участками. Вдали от берегов она приобретает увалистый характер, и по мере удаления на восток холмы становятся все выше и выше, достигая высоты в 40—50 м над уровнем воды. Эти холмы, очевидно, составляют моренную гряду, протянувшуюся с севера на юг.

В целом побережье между Печорским заливом и Югорским Шаром низменное и существенно не отличается от Тиманского. Единственную отличительную черту восточной части Ненецкого побережья представляет Хайпудырская губа, которая вдается в материк почти на 75 км и достигает ширины около 45 км. Наиболее значительными мысами в восточной части Ненецкого берега служат низкие Медынский Заворот и Бельковский Нос, сложенные рыхлыми отложениями. Но далее, до самого Югорского Шара, берег большей частью обрывист и достигает 8—9 м высоты; только близ Югорского Шара он становится пологим. Вся прибрежная часть побережья восточнее Бельковского Носа усеяна выходами коренных пород, которые местами наблюдаются близ берега и под водой. Чем ближе к Югорскому Шару, тем этих выходов становится больше.

В настоящее время побережье Большеземельской тундры переживает стадию поднятия, по-видимому, довольно интенсивную. В пользу этого говорят многочисленные факты: быстрое течение рек, имеющих нормально выработанные долины и образующих много излучин (например р. Куя); значительное обмеление устья Печоры, происходящее параллельно с увеличением площади островов ее дельты и из года в год усиливающееся; наличие висячих долин второго и третьего порядка и их явная террасированность; существование в пределах всего побережья огромного числа озер и речек, которые (даже самые короткие), как правило, заканчиваются дельтами («мурами»); распространение прибрежных береговых валов; наконец, наличие широкой мелкозодной полосы моря близ берегов.

К востоку от Печоры холмистость тундры усиливается: разнообразнее и многочисленнее становятся моренные гряды, имеющие здесь по преимуществу меридиональное направление. На севере, между Печорской и Хайпудырской губами, расположен сложный моренный ландшафт, и здесь часто теряется определенная ориентировка гряд; моренные гряды становятся насыщеннее валунами, которые вместе с тем отличаются более крупными размерами. Этот моренный массив, образовавшийся в результате «скучивания» отдельных гряд, известен под названием Большеземельской гряды, или Земляного хребта; его местное название Еней. Северо-восточная часть этого массива имеет большую абсолютную высоту (до 356 м), чем южная, где максимальная абсолютная высота не превосходит 250 м. Еней представляет плоскую возвышенность, состоящую преимущественно из небольших холмов и служит водоразделом рек, текущих с одной стороны в Баренцево море, а с другой — в Печору. От этого массива, являющегося главным моренным узлом Большеземельской тундры, отходят отроги и к северу, и к югу в виде цепей холмов, то более, то менее разобщенных; их местное название «мусюры». Самым северным отрогом является Вангурей, или Пытков Камень (200 м вые), нацело сложенный четвертичными отложениями. Особенно значительное скучивание моренных образований существует в области Вашуткиных озер. Для ландшафта этой части Большеземельской тундры очень характерно огромное количество озер. Гряды здесь имеют преимущественно широтное простирание. Указанное скучивание моренных гряд либо обязано местному поднятию коренных пород, либо возникло в результате сближения фронтальных частей нескольких самостоятельных ледников — Тиманского, Новоземельского и Полярноуральского. На юге Еней переходит в менее высокую (до 180 м) конечноморенную гряду, простирающуюся с северо-востока на юго-запад и заканчивающуюся в том месте, где Печора получает направление на север. Восточнее, между реками Колвой и Макарихой, существует еще одна гряда того же простирания. Эти гряды представляют южный рубеж Большеземельской тундры.

В верхнем течении р. Адзьвы, как и в районе Вашуткиных озер, в расположении моренных гряд наблюдается некоторая Упорядоченность — они вытянуты здесь в основном в широтном направлении. Южнее, между реками Колвой, Адзьвой и Роговой, существуют меридиональные моренные гряды. Очевидно, такая ориентировка гряд обусловлена аккумуляцией ледника, который спускался в тундру с востока, с Полярного Урала, в то время как широтные гряды свидетельствуют о преобладающем (если не исключительном) влиянии новоземельского ледника. Возможно, что в накоплении меридионально вытянутых гряд направляющим фактором здесь являлся коренной кряж Чернышева, по обе стороны которого и параллельно которому указанные морены отложились. На востоке Большеземельской тундры находится имеющий увалистую поверхность кряж Адак, сложенный палеозойскими породами,— он представляет северную часть кряжа Чернышева; высота его менее 100 м над ур. м.

Между Хайпудырской губой и хребтом Пай-хой, ближе к последнему, моренные холмы и гряды имеют наиболее значительные абсолютные высоты (300—400 м) вследствие высоко поднятого коренного цоколя этого хребта.

Абсолютные отметки в Большеземельской тундре заметно убывают к югу — от 360 м (в северо-восточной части хр. Еней) до 100—150 м на юге тундры. Между тем относительные высоты моренных гряд колеблются только в пределах 25 и 65 м; следовательно, здесь существует общее понижение тундровой поверхности на юг, и это прекрасно подчеркивается распределением местной речной сети, которая, в основном, тяготеет к Печоре. К ее бассейну относятся самые крупные реки низинной тундры. Обособленным участком является северная, узкая прибрежная часть тундры, гипсометрически наиболее низкая. Ее пересекают главным образом короткие реки. Амплитуды высот в пределах прибрежной тундры весьма незначительны, и здесь много озер. В своей основе прибрежный участок тундры представляет поверхность морской абразии.

В Большеземельской тундре широко (но не повсеместно) встречаются следы позднеледниковой трансгрессии. Море, захватив северную окраину тундры, распространялось на юг по долинам наиболее значительных рек, например по долине Печоры. Этому обстоятельству обязаны существованием пространства, сложенные морскими четвертичными песками (с остатками раковин), которые подвергаются теперь речной эрозии и ветровому воздействию (выдуванию и перевеванию). К югу от хребта Еней наблюдаются песчаные возвышенности, представляющие, как полагают, древние уровни морской аккумуляции. В тундре существует множество озер, образовавшихся в котловинах, часто расположенных между моренными формами рельефа. В прибрежной части тундры многочисленны озера другого происхождения — остаточные, которые в прошлом были участками моря, но к настоящему времени оказались либо отрезанными от него вследствие изменения базиса эрозии, либо отделены отмелями и косами, образующимися главным образом в устьях рек и речек, впадающих в море.

К востоку от Печоры наблюдается заметное усиление континентальных черт климата; здесь существуют довольно суровые погодные условия, в особенности на востоке Большеземельской тундры. Это можно подтвердить такими данными. На западе зимы короче и мягче; так, на п-ове Канине их продолжительность в среднем составляет 215 дней, а на востоке — 240—250 дней; средняя температура воздуха зимою на западе — 17—18°, а на востоке —20°. Устойчивый снежный покров на западе сохраняется с середины ноября до середины мая; в восточной же части района снежный покров устанавливается в конце октября, а таяние его начинается в середине июня. Кроме того, зимою на востоке часты снежные бураны, обусловленные преобладающими здесь в это время года северо-восточными ветрами. Средняя мощность снежного покрова к концу зимы (в апреле) на востоке составляет 65 см. Лето в восточной части района короткое; правда, средняя температура воздуха в июле равна + 12—13° (на западе +8—9°), но уже в самом начале сентября нередки затяжные заморозки. Средняя годовая температура воздуха на западе равна —4°, а на востоке —7º.

Годовое количество атмосферных осадков к западу от Печоры составляет приблизительно 350 мм, а на востоке — около 300 мм. Основная часть выпадающих осадков во всем районе приходится на теплое время года.

В растительном покрове района участвуют разнообразные тундровые сообщества, часто сменяющие друг друга. Они во многих местах нарушены интенсивным выпасом оленей и в этих случаях представляют вторичные группировки, или пятнистую тундровую поверхность (например, на Вангурее). На моренных холмах и грядах распространены ёрниковые тундры с ягельным наземным покровом или моховые и реже мохово-лишайниковые тундры (возвышенность Еней). На склонах холмов в понижениях нередки заросли ивы и осоки. Значительным распространением пользуются бугристые болота, представляющие комплекс, в котором торфяные бугры, покрытые сфагнумом, чередуются с мочажинами. В последних, если они сильно увлажнены, почти безраздельно господствует осока. В долинах встречаются разнотравно-злаковые луга и осочники.

4. Пай-хойский район. На самом северо-востоке Русской равнины к востоку от Хайпудырской губы расположен Югорский п-ов. Здесь находится остаточный герцинский горный массив Пай-хой, низкие и плоские вершины которого местами возвышаются над увалистой моренной равниной.

Этот район выделяется среди районов европейской тундровой полосы своими суровыми климатическими условиями. Средняя годовая температура воздуха здесь —7—8°. Месяцев с положительной средней температурой всего три (июнь, июль, август); абсолютный максимум температуры воздуха не более +25°, а абсолютный минимум составляет —45°. Лето в общем колодное и короткое, что объясняется поздним вскрытием морской акватории, омывающей побережье данного района: Югорский Шар освобождается от льда лишь к августу, когда здесь и открывается навигация. Ввиду таких условий только в пай-хойском районе распространена не существующая в более западных районах арктическая тундра с полигональными образованиями и незначительным распространением растительности, ютящейся преимущественно по трещинам. Для каменистых участков типичен лишайниковый покров; в пониженных и заболоченных местах обычны заросли осоки прямостоящей.

 

б. Западно-сибирская провинция

В западно-сибирскую провинцию кольско-гыданской области входят п-ова Ямал, Тазовский и Гыданский, а также юго-западное побережье Карского моря между Пай-хоем и Байдарацкой губой. Южная граница провинции на западе в общем совпадает с полярным кругом, так что губы Байдарацкая, Обская (исключая ее самую южную часть, вытянутую вдоль параллели) и Тазовская (кроме ее южной части) относятся к данной провинции. Отклоняясь далее к северо-востоку, рассматриваемая граница подходит к нижнему течению Енисея, который служит восточным рубежом западно-сибирских тундр.

Ландшафтные черты западно-сибирской провинции еще во многом сходны с ландшафтными условиями восточно-европейской провинции. Но в отличие от последней здесь шире распространены арктические тундры (в восточно-европейской провинции они известны только на Югорском п-ове), что объясняется более суровым климатом, обусловленным несколькими причинами, о которых уже упоминалось ранее. К главным из них относятся: 1) положение самой северной окраины п-овов Ямала и Гыданского на 3° севернее Югорского п-ова; 2) отсутствие в Карском море поверхностных теплых морских течений атлантического происхождения; 3) резкое преобладание холодных течений; 4) как следствие предыдущих явлений — продолжительное существование вблизи побережий летом скоплений морских льдов, таяние которых понижает температуру воздуха в это время года; 5) значительно большее, чем на севере европейской части СССР, участие в атмосферной циркуляции холодных воздушных масс, вторгающихся либо с севера, либо (только зимою) с востока — со стороны Таймырского п-ова.

Подобно восточно-европейским материковым тундрам западно-сибирская провинция как часть приатлантического сектора характеризуется интенсивной циркуляцией воздушных масс, которая представляет и здесь наиболее существенный теллурический фактор формирования климата. Но большая удаленность западно-сибирских тундр от Атлантического океана сказывается в континентальности климата, которая в данной провинции увеличивается в направлении как с севера на юг, так и с запада на восток. Это подтверждается данными, приводимыми в табл. 2. Продолжительность зимы в западно-сибирских тундрах не менее 7—8 месяцев. При вторжении холодных воздушных масс (с севера и с востока) минимальные температуры воздуха могут достигать —57° в Новом Порту и —62° в Дудинке (Орлова, 1962). Лето здесь короткое, прохладное; часты заморозки и кратковременные снегопады. В отдельных случаях на юге провинции максимальная температура воздуха достигает +30°.

При общей для тундровой зоны муссонной смене ветров в течение года наиболее сильные ветры, обусловленные интенсивной атмосферной циркуляцией, бывают здесь зимою, когда они достигают в среднем около 10 м/сек, но максимальные скорости могут доходить до 25—30 м/сек.

Относительная влажность воздуха, в особенности на западе провинции, велика во все месяцы; средняя годовая в Новом Порту — около 87%; несколько меньше она на востоке (в Дудинке — около 80%. Годовое количество осадков на севере провинции составляет около 200 мм и увеличивается к югу, достигая близ южной границы тундры 300—350 мм. Число дней с осадками превосходит 150. Большая часть осадков выпадает летом, обычно в виде моросящих дождей. В это же время года часты пасмурные дни (не менее 20) и дни с туманами, в особенности в прибрежных районах. Из числа дней с туманами (а таких дней в году около 80) не менее 50% приходится также на лето. Немного менее половины годовых осадков выпадает в виде снега (снегопады здесь возможны в любое время года). Устойчивый снежный покров, мощность которого достигает 30 см на севере и 50—60 см на юге провинции, держится с начала октября до начала июня. В связи с сильными ветрами в зимнее время года часты метели, особенно в прибрежных районах.

Суровые климатические условия способствуют существованию сплошной вечной мерзлоты, которая обнаруживается здесь, По наблюдениям В. Н. Андреева, на глубине 10—15 см под торфом и 30—50 см под песчаным грунтом. На севере Ямала В. Н. Андреев в 1932 г. обнаружил толщи почвенного льда мощностью в 10—12 м .

На схематической карте распространения многолетнемерзлых пород в Западной Сибири В. В. Баулиным и Е. Б. Белопуховой (1963) южная граница сплошной вечной мерзлоты показана в виде слабо выпуклой к югу линии, идущей от Салехарда к Игарке. По данным этих же авторов мощность мерзлых толщ на территории, ограниченной с юга указанной линией, колеблется от 400—450 м на севере до 250—300 м на полярном круге, а средние годовые температуры верхних горизонтов этих толщ составляют от —8—10° до —3° (Баулин, Белопухова, 1963, стр. 44—45). К сожалению, авторы не указали, исключено ли для упомянутых ими «верхних горизонтов мерзлых толщ» влияние внешних условий, т. е. идет ли у них речь о мерзлых горизонтах с постоянной температурой; надо полагать, что имеется в виду именно такая температура.

Остановимся кратко на тех геоморфологических чертах, которые характерны для всей описываемой провинции. Подчеркнем прежде всего наиболее типичные особенности для всего побережья западно-сибирских тундр. Берега здесь по преимуществу низкие, плоские и сложены главным образом морскими четвертичными песчано-глинистыми отложениями, которые легко размываются волнами и течениями и переоткладываются, вследствие чего у берегов возникают молодые наносные образования. Наиболее крупные заливы, далеко вдающиеся в сушу, представляют эстуарии впадающих в них рек. Вместе с тем в связи d обильным выносом размытых отложений в устьях многих рек образуются бары и дельты.

Прибрежные зоны описанных полуостровов представляют молодые (в геологическом смысле слова), широкие, ступенчатые, террасированные равнины. Такие морские террасы отмечаются на высотах 5—8, 15—20, 30—70, 100—120 м над ур. м. Близ уреза воды широко развиты пляжи и береговые валы, a из эоловых образований — дюны (в частности, параболические).

На внутренних тундровых территориях, главным образом на водоразделах, рельеф холмистый или грядовый. Рельеф в центральных и южных районах Гыданского п-ова выделяется наибольшими для всей полосы западно-сибирских тундр высотами, достигающими 200 м (абс). Характерные для тундр криогенные формы рельефа (бугры пучения, полигональные формы, термокарстовые образования), а также маргинальные ледниковые и водно-ледниковые формы, существующие на севере Западной Сибири, наиболее многообразны в восточной части ее тундровой зоны.

На крайнем севере Западной Сибири вследствие ее равнинности ярче, чем на многих других территориях материковой Арктики, выражены геоботанические тундровые широтные подзоны, закономерно сменяющие одна другую. К северу от южной границы западно-сибирских тундр расположена самая южная их подзона — подзона кустарниково-лишайниковых и кочкарных тундр. Наиболее характерны для нее — ёрниковые тундры из березы карликовой, представленные наилучшим образом на песчаных грунтах. На глинистых грунтах к березе карликовой присоединяются различные виды ив. В тундровых кустарниках существует довольно разнообразный во флористическом отношении кустарничково-травянистый ярус, для которого обычны из кустарничков багульник и брусника, а из трав — вейник незамечаемый, осоки, хвощ, пушица узколистная, горец живородящий, лютик однолистный, морошка, голубика и другие растения.

На участках с достаточным снежным покровом распространены кустарниковые тундры с моховым покровом, в котором имеются как сфагновые, так и зеленые мхи; последние встречаются во всей подзоне, но сфагновые мхи близ северной границы подзоны постепенно исчезают (Городков, 1938). На грунтах легкого механического состава в ёрниковых тундрах существует напочвенный покров из ягеля. В направлении с запада на восток заметно увеличивается площадь под алекториевыми тундрами. Для пониженных и сильно увлажненных мест на юге подзоны характерна бугристо-кочкарная тундра, в которой господствуют пушица, осока, морошка, брусника и другие растения. На побережье Байдарацкой и Обской губ существуют торфяно-сфагновые и сфагново-осоковые болота. В долинах крупных рек (например, в долине Юрибея, на Ямале) распространены низинные травяные и моховые болота, а на поймах встречаются хорошие луга.

Приблизительно на параллели среднего и нижнего течения р. Юрибей лежит северная граница южной кустарниковой подзоны, к северу сменяющейся типичной, мохово-лишайниковой тундрой. Мохово-лишайниковые тундры занимают митральные части Ямала и Гыданского полуострова (его большую часть). Растительный покров в этой подзоне в целом более однороден, чем в предыдущей. На более тяжелых грунтах с покрывающими их тундрово-глеевыми и перегнойно-торфяно-болотными почвами в подзоне типичной тундры господствует покров из лесных мхов; на легких песчанистых грунтах с почвами слабо оподзоленными обычен покров из лишайников. На западе подзоны распространены кладониевые тундры, но восточнее (в особенности в центральной части Гыданского п-ова) они заметно уступают свое первенство тундрам с алекторией —лишайником, более приспособленным к суровым климатическим условиям крайнего Севера.

В мохово-лишайниковой подзоне встречаются такие флористически разнообразные сообщества, как тальниково-ёрниково-моховые тундры, где наряду с ёрником и ивой существует кустарничково-травянистый ярус из брусники, пушицы, мятлика арктического, горца живородящего и других травянистых растений. На холмистых участках встречаются травяно-моховые тундры с осокой, березой карликовой и зелеными мхами (Ревердатто и др., 1963, стр. 201).

Северные части Ямала и Гыданского п-ова, а также близлежащие острова (Белый, Шокальского и др.) входят в подзону арктических тундр, в которой отсутствует сплошной растительный покров, поверхность пятнисто-полигональная; близко к поверхности залегают весьма низкотемпературные многолетнемерзлые грунты с постоянной температурой —8—10°. Велика здесь заболоченность территории. Почвенный покров представлен в основном арктическими скрыто-глеевыми почвами или торфяно-болотными (низинно-болотными) почвами, которые встречаются в южных районах подзоны. На юге подзоны арктических тундр еще существуют отдельные мохово-лишайниковые участки с верхним ярусом, состоящим из кустарничков и трав. К наиболее характерным представителям этого яруса относятся брусника, дриада точечная, пушица Шейхцера, камнеломка поникающая, лютик снеговой, осока прямостоящая и некоторые другие растения.

Вообще для растительного покрова подзоны арктических тундр, в особенности для ее южной части (приблизительно к югу от 72-й параллели), типична его комплексность, обусловленная характером мезо- и микрорельефа тундровой поверхности. Повышенные участки заняты лишайниковым покровом, а в разделяющих эти участки понижениях располагаются либо осочники, либо заболоченные зеленомошники.

Такие ландшафтные черты северной части арктических тундр, как полигональные и «медальонные» образования на поверхности, весьма скудная растительность, ютящаяся либо по трещинам, окаймляющим распространенные здесь полигоны, либо по периферии тундровых «медальонов», скрыто-глеевые арктические почвы или едва затронутые почвообразованием грунты, их крайне маломощный деятельный слой,— все это, как нам кажется, позволяет самые северные территории Ямала и Гыданского п-ова и ближайшие к ним острова отнести к арктическим полупустыням.

Болота. Около 50% площади провинции занимают болота и заболоченные земли. Такая высокая заболоченность обусловлена общим равнинным характером поверхности и присутствием неглубоко и повсеместно залегающих толщ многолетнемерзлых грунтов, которые практически представляют водоупорный горизонт и вместе с тем оказывают конденсирующее воздействие на водяные пары воздуха, циркулирующего в почве и грунтах.

В южной части описываемой провинции характерны плоскобугристые болота, представляющие сочетание торфяных бугров и разделяющих их мочажин. Форма и размеры бугров разнообразны. На их поверхности наблюдаются небольшие фитогенные кочки, главным образом из зеленых мхов и лишайников.

Зональные изменения в характере поверхности болот в условиях Западно-Сибирской равнины определяются лучше, чем в других местах. Здесь в подзоне арктических тундр распространены минеральные осоковые болота, располагающиеся на пониженных участках. Они выстланы маломощным (до 25—30 см) слоем торфа, подстилаемого мерзлыми грунтами. На поверхности таких болот обычно наблюдаются морозобойные трещины, разделяющие ее чаще всего на прямоугольники. Последующее развитие трещин приводит к более отчетливо выраженным полигонам и к обрамлению их невысокими торфяными валиками.

В подзоне типичной тундры преобладают трещиновато-бугристые болота (по В. Н. Андрееву), представляющие переходный тип от тетрагональных полигонально-валиковых болот на севере к плоскобугристым болотам южной части тундровой зоны. Такую точку зрения не исключают Н. Я. Кац и М. И. Немштадт (1963, стр. 233). Нам представляется, что указанные три основных морфологических типа болот находятся в последовательно развивающемся генетическом ряду — зональном и высотно-поясном (на положительных формах мезорельефа) и зависят от мощности деятельного слоя, которая увеличивается в общем с севера на юг. То обстоятельство, что в восточно-европейских тундрах такой закономерной последовательности в развитии полигональных болот и такого разнообразия последних не наблюдается, можно объяснить тем, что там вечная мерзлота встречается спорадически и вообще находится на пределе своего существования.

Кроме полигональных бугристых болот, в западно-сибирских тундрах встречаются ровные или кочкарные осоковые болота (заросшие озера) и заболоченные моховые тундры на минеральном грунте (Кац и Нейштадт, 1963, стр. 232).

По ландшафтным условиям (прежде всего по литолого-морфологическим) западно-сибирскую тундровую провинцию следует разделить на два крупных района: ямало-тазовский и гыданский, или приенисейский.

1. Ямало-тазовский район. В ямало-тазовский район мы включаем также ближайшую к п-ову Ямалу часть южного побережья Байдарацкой губы, представляющего увалистую аккумулятивную равнину с максимальными абсолютными высотами, не превосходящими 100 м. Здесь имеются выходы нижнепалеозойских пород (филлиты, доломиты, известняки, глинистые сланцы, песчаники). Местами встречаются отдельные холмы, ядро которых представлено этими породами. Южные и восточные берега Байдарацкой губы однообразны и относятся к типу аккумулятивных выровненных берегов. Северное побережье губы представляет моренную равнину, на которой встречаются водно-ледниковые положительные формы рельефа, представленные озами и друмлинами; берег преимущественно абразионно-бухтовый.

Основную часть района представляет п-ов Ямал с характерной для него в целом спокойной равнинной поверхностью, исключая его южную часть, где имеются невысокие моренные гряды и холмы типа камовых. Несколько приподнятая центральная часть является плоским, местами расчлененным водораздельным пространством, на котором берут начало многочисленные реки, текущие одни на запад, другие — на восток. На этом главном водоразделе (по-ненецки «хой»), покрытом морскими песчано-глинистыми отложениями и достигающем около 100 м высоты (абс), находятся самые крупные озера полуострова. Озеро Нейто, наибольшее из них, занимает площадь примерно в 300 км2. Общая площадь озер составляет не менее 10% поверхности полуострова. Водораздельная часть полуострова представляет повышенную моренную возвышенность, покрытую морскими отложениями. Ее склоны широкими ступенями — террасами спускаются к омывающим полуостров акваториям.

Западные берега Ямала к северу от Байдарацкой губы сохраняют вначале бухтовый характер, но он вскоре меняется: берега сопровождаются цепочками «кошек», т. е. узких вытянутых вдоль побережья осушающихся при отливе песчаных отмелей, пересыпей и кос. Образованию таких наносных участков благоприятствует Ямальское течение, проходящее вдоль западных берегов полуострова, в основном песчанистых. Хорошо известные на побережье восточно-европейских тундр «лайды» распространены и здесь. В устьях рек обычны бары. Близ северных берегов Ямала количество отмелей и молодых плоских наносных островов значительно увеличивается.

Восточное побережье Ямала в основном низкое и плоское; местами наблюдаются береговые обрывы высотой до 20 м.

На Ямале наилучшим образом выражена зависимость климата, в частности сезонных климатических явлений, от солярно-радиационных условий. Это подтверждается отчетливо выраженной на Ямале ландшафтной зональностью. К северу от лесотундры (ее северная граница находится примерно на параллели р. Щучьей) последовательно располагаются следующие подзоны тундры.

Кустарниково-лишайниковая подзона. В ее пределах расположен почти весь бассейн р. Юрибей, включающий также депрессию, занятую крупнейшими здесь озерами Ярро-то, многочисленными малыми озерами и заболоченными участками, которые сопровождают левобережье Юрибея.

Расположенная между Юрибеем и Обской губой водораздельная возвышенность со сглаженными положительными формами рельефа и ее восточные отроги покрыты обширными лишайниковыми (ягель, алектория) и мохово-лишайниковымп тундрами, которые местами, в особенности на юге подзоны, сменяются плоскобугристыми и осоковыми болотами. К западу от указанной выше депрессии с озерами Ярро-то плоские отроги «хоя» с лишайниковым (в основном ягельным) покровом чередуются с понижениями, в которых развиты осоковые и плоскобугристые болота. По склонам холмов обычны ёрники, в долинах — ивняки.

К описываемой подзоне относится также западная часть Тазовского п-ова, где характерен грядово-холмистый рельеф с высотами от 40 до 80 м над ур. м. Верхние части склонов холмов заняты мохово-лишайниковыми тундрами, а близ их подножья располагаются ёрники и болота — плоскобугристые и низинные. Восточная, низкая, часть Тазовского п-ова характеризуется множеством озер и болот. В растительности преобладают осоковые болота.

Типичная, мохово-лишайниковая тундра. Северная граница типичной тундры огибает с севера район озер Ней-то и Ямбу-то. В центральной, наиболее высокой части «хоя» господствуют мохово-лишайниковые и моховые тундры. На востоке подзоны расположена слабовсхолмленная равнина, на которой высятся отдельные песчаные сопки, а на западе в долинах много ивовых зарослей. В верхних частях встречающихся несколько поодаль от Обской губы моренных гряд развиты моховые тундры, на склонах гряд — кустарники (главным образом ивняки); на более или менее ровных пониженных участках обычны многочисленные озера и болота.

На западной, карской стороне Ямала, которая представляет волнистую равнину, ступенеобразно повышающуюся в глубь полуострова, на повышенных местах существует моховой покров, на ровных участках — торфяные и осоковые болота, в долинах — густые заросли кустарников.

Подзона арктической тундры охватывает всю остальную, северную часть Ямала и близлежащий отчлененный о. Белый. Приблизительно по 72-й параллели проходит граница между южно-арктическими и северо-арктическими тундрами Ямала. Последние мы склонны отнести к арктическим полупустыням. В центральной, наиболее высокой водораздельной части южно-арктической тундры (50—60 м абс. высоты) распространены преимущественно лишайниковые и лишайниково-пятнистые Участки, подстилаемые песками. К востоку и к западу от этого водораздела имеется очень пологий спуск к побережью. Близ Обской губы развиты осоковые болота и мокрые моховые тундры, прерываемые лишайниковыми тундрами на более высоких участках. В северной части описываемой подзоны, т. е. в типичной арктической тундре, представляющей здесь ровную песчаную низменность, существует пятнистая или мохово-лишайниковая поверхность; в обычных здесь блюдцеобразных понижениях преобладают осоковые болота. Такие условия характерны и для о. Белого.

2. Гыданский район. Восточный район западно-сибирско провинции включает Гыданский п-ов и территорию, простирающуюся от южной части Тазовской губы на северо-восток к низовьям Енисея.

В гыданском районе, по сравнению с ямало-тазовским рельеф более пестрый и генетически более сложный; береговая линия значительно расчлененнее (в особенности в северной части Гыданского п-ова); ступенчатый характер побережья, весьма характерный для Ямала, здесь наблюдается в основном только в узкой полосе на северо-западе Гыданского п-ова. Западное побережье полуострова характерно всхолмленностью, меньшей изрезанностью береговой линии и обрывистыми берегами, достигающими в высоту 30—40 м. Такой характер берега можно объяснить воздействием на него речного течения, которое, направляясь на север, прижимается к восточному берегу Обское губы и таким образом постоянно подмывает его. Это в особенности справедливо для южной части описываемого берега. Hа севере же Обской губы преобладает воздействие приливов и отливов, причем амплитуда приливо-отливных уровней достигает здесь почти 2 м.

На Гыданском п-ове существуют крупные заливы; к ним относятся Тазовская, Гыданская и Юрацкая губы. Восточное побережье Тазовской губы выше западного, рельеф которого! плоский и низменный. Песчаные берега Гыданской губя характеризуются мелкой изрезанностью; у мысов существуют песчаные отмели, которые образуются в результате замедления течения и выпадения из воды взвешенных в ней частиц. Гыданская губа, в целом, мелководна, но восточные берега несколько приглубы; возможно, что это результат подмывания их течением, которое направляется из южной части губы в северную. Юрацкая губа (между полуостровами Оленьим и Мамонта) отличается особенно малыми глубинами (4—6 м), обширными отмелями и низкими песчаными берегами. Постоянное течение и здесь идет в общем с юга на север; при выходе из губы оно разделяется на две струи: одна, более мощная, подходит к о. Шокальского, вторая — к о. Вилькицкого. Уместно отметить также течение, идущее из Енисейского залива на запад к п-ову Явай (северо-западный выступ Гыданского п-ова). Таким образом, на юге Карского моря, к северу от Гыданского п-ова отмеченные материковые речные воды сливаются, и здесь формируется стоковое Обь-Енисейское течение.

Во внутренней части гыданского района распространены холмы и гряды, относящиеся к маргинальному ледниковому комплексу. Для поверхности рассматриваемой территории характерно сравнительно небольшое (по сравнению с Ямалом) распространение верхнечетвертичных морских песчано-глинистых отложений, преобладают здесь верхнечетвертичные моренные, флювиогляциальные, перигляциально-озерные и современные аллювиальные отложения. К этому добавим, что на Гыданском полуострове имеются (правда в незначительном количестве) выходы верхнемеловых глинистых песков и палеогеновых глинистых отложений. Простирание наиболее выдающихся грядообразных возвышенностей, к которым приурочены самые высокие точки полуострова, в средней и южной его частях отвечает простиранию герцинских складок Полярного Урала, с одной стороны, и таймырских, — с другой. Это служит одним из подтверждений того, что описываемая нами территория расположена на герцинском, почти равнинном фундаменте; последнее обстоятельство подтверждается и ранее упомянутыми сведениями о выходах в данной провинции палеозойских пород. Весьма вероятно, что наличие в основании пенепленизированного герцинского фундамента, по-разному на различных его участках реагировавшего впоследствии на мезозойские и кайнозойские эпейрогенические движения, в том числе и новейшие, обусловило и характер береговой линии, и распределение современных высотных отметок, и образование хорошо выработанных и террасированных речных долин, в частности на юго-западе Гыданского п-ова. При этом нельзя не учитывать существующие в центральных, наиболее приподнятых частях полуострова, трансверсальные долины, заложенные верховьями рек Танама, Мессо и их притоками, и свидетельствующие об усилении речной эрозии (в частности, регрессивной).

Во внутренних частях Гыданского п-ова встречаются многочисленные, очень малые по своим размерам, озера, приуроченные к небольшим понижениям между холмами и грядами, но не образующие, как правило, целых озерно-проточных систем, которые характерны для внутренних участков Ямала, и вообще ни в какое сравнение не идущие с озерами Ямала.

Большая высота и расчлененность рельефа, более восточное положение гыданского района, естественно, делают его климат суровее по сравнению с ямало-тазовским. Это в особенности относится к зимним условиям, когда на состоянии погоды в Гыданской тундре очень сильно сказываются вторжения холодного воздуха с Таймырского п-ова; они могут вызывать понижение температуры до —62° (Орлова, 1962, стр. 293). Средняя температура января равна —29°. Весна в гыданском районе холодная и короткая, лето прохладное. Средняя температура июля на севере Гыданского полуострова +4°, но на юге она составляет + 12°. В конце августа уже наступает осень. Вегетационный период на севере описываемого района длится около трех месяцев. По характеру растительного покрова Гыданская тундра может быть в общем разделена на такие же три почвенно-ботанические подзоны, что и Ямальская. Однако между указанными территориями в этом отношении существуют некоторые различия. В кустарниковой подзоне Гыданского полуострова отмечается значительное распространение сфагновых плоскобугристых болот, расположенных среди меньших по площади холмистых участков, в верхних частях которых существуют ёрники, а на склонах — лишайниковый покров. Севернее, в подзоне типичной тундры, на главном водоразделе полуострова, где рельеф грядово- или холмисто-моренный, увеличивается ролы моховых тундр с ёрниками и лишайниковых тундр, но площадь болот сильно сокращена. В северной части подзоны на повышенных участках, покрытых песчано-глинистыми отложениями преобладают моховые и мохово-лишайниковые тундры, по склонам— ивняки, в понижениях — осоковые болота. Наконец, на севере подзоны арктической тундры, на побережье Гыданского залива, в связи с тем, что основным грунтом служат здесь глинистые отложения, широко развиты обширные осоковые болота и заболоченные приморские луга. Для повышенных участков характерна полигонально-пятнистая тундра; местами встречаются небольшие участки моховой тундры. По флористическому составу одноименные группировки ямальских и гыданских тундровых подзон тождественны. Можно лишь напомнить о том, что в гыданском районе уже наблюдается усиливающееся к востоку преобладание в лишайниковых тундрах отходит на задний план.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru