Передвижение по снегу и льду. Часть 1



Передвижение по снегу и льду. Часть 1

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Franz Niebel. Eis und Schnee. Rudolf Rother, München, 1927.  Франц Ниберль. при участии доктора Карла Блодига. Передвижение по снегу и льду. Рудольф Ротер, Мюнхен, 1927 г.

Перевод с немецкого Григория Лучанского

 

 

С рисунками профессора Цельнера

Издание второе, переработанное и дополненное

 

Содержание

Предисловие  

Предисловие ко второму изданию 

Введение 

            I. Пригодность для занятий ходьбой по льду 

1. Физическая пригодность 

2. Духовная пригодность

3. Моральная пригодность

4. Поддержание и улучшение физического и духовного состояния

5. С проводником или без проводника?

6. Состав группы  

7. Посвящение альпинисткам

            II. Местность  (не переводилось)

            III. Снаряжение  

1. Костюм, обувь 

2. Ледоруб, кошки

3. Верёвка  

4. Защита от солнечных ожогов

5. Другие необходимые и обязательные предметы снаряжени6

6. Уход за предметами снаряжения и их ремонт

            IV. Ходьба по снегу, фирну и льду 

1. На снегу

2. На твёрдом снегу, на льду

3. Верёвка и её использование на снегу и льду

4. На леднике  

5. Желоба, стены, пласты, террасы 

6. На хребте 

7. На лыжах 

8. Подготовка к путешествию по леднику, наблюдения на месте 

            V. Опасности на высокогорных ледника

Заключение

 

Предисловие 

Я бы очень хотел увидеть лица тех, кто возьмут эту книгу в руки: «Передвижение по льду и снегу». Но еще больше мне хотелось бы узнать мысли этих людей. Я знаю, дорогой читатель, что до сих пор был известен своими передвижением по скалам, и как скалолаз приобрел симпатии многих, даже создал своего рода сообщество почитателей, для которых мое слово значит многое. И вот этот скалолаз пишет книгу… о технике передвижения по льду.

Скажу тебе честно: я сам был немало удивлен, когда услышал, что именно меня выбрали рассказать тем, кто стремится на ледники высокогорья, что им для этого нужно и на что надо обратить внимание. Я не боюсь этой задачи, ведь каждый скалолаз очень скоро понимает, что скалы – это, конечно, прекрасно, но только передвижение  по скалам  не могут воспитать настоящего альпиниста. Я уже давно совершаю походы по ледникам и пережил там много часов высочайшего счастья альпиниста. Сомнения и удивление вызвало во мне не это, а мысль, что, пожалуй, в прекрасных учебниках немецких, швейцарских, английских альпинистов все уже рассказано наилучшим образом. Однако эти мои возражения отмели и указали мне на то, что лучше объединить все знания в одной книге, чем читать разных альпинистов и с трудом выискивать нужные и необходимые сведения в этой области альпинистской техники. Потом мне шепнули об изложении доступным, не профессорским языком, о прекрасном помощнике и т.д., и я сдался, дав свое согласие. При этом я руководствовался не честолюбием или другими подобными причинами, но своей любовью к горам.

Если мой труд принесет хоть немного пользы и сможет ввести тебя в ту отрасль альпинизма, которая откроет тебе горы во всем их совершенстве, то я буду доволен и спокойно приму ворчание некоторых: «Всяк сверчок знай свой шесток!»

Я выражаю огромную благодарность д-ру Блодиху. Простой констатации факта достаточно; опыт этого героя ледников и покорителя четырехкилометровых высот признан всеми; человек знающий понимает, что это означает, и многословие здесь излишне.

Я также похитил несколько драгоценных часов его времени у моего товарища по клубу, профессора Целльнера. Он отомстил мне тем, что безжалостно заставил меня позировать ему; и все же я выражаю ему сердечную благодарность, хотя у меня болит все тело, за его прекрасные и реалистичные рисунки, которые он мне отдал. Надеюсь, меня не упрекнут за то, что «на спуске» я изображен идущим, держа руки в карманах: здесь важно было показать, как легко идти альпинисту в кошках и как правильно ставить ноги; или за то, что пролом в снежном карнизе альпинист одолевает в одиночку: хороший рисунок должен доносить суть, а это, надеюсь, удалось.

Мой друг Бауэр, приверженец порядка во всем, добросовестно написал главу о буссоли Безарда. Секция «Бавария» Австрийского Клуба альпинистов предоставила мне печатные формы, за что также приношу ей искреннюю благодарность альпиниста.

Так выходи в свет, рука об руку со своим братом – «Скалолазанием» – и помогай тем, кто стремится в горы. И, может быть, по этой работе узнают  - не мастера, этот титул я оставляю тем, кто лучше меня, – но человека, который искренно любит горы и альпинизм, который хотел бы, чтобы дух соревнования уступил старому духу альпинизма, и который честно подошел к своей задаче, дорогой читатель!

Куфштайн, август 1923 г.

Автор.

 

Предисловие ко второму изданию 

Я прочитал то, что другие специалисты написали о первом издании моей книги о передвижении по льду. То, что показалось мне основанным на стремлении честно указать на недостатки, я серьезно обдумал и использовал правильные советы. Надеюсь, что тем самым я сделал шаг вперед. Однако себя не переделать, и манера изложения осталась той же, что и в моих других учебниках.

Тем, кому я выражал благодарность при работе над первым изданием, я хотел бы выразить ее и здесь. Всеми руководило честное стремление послужить действительно доброму делу. Кроме того, я хотел бы поблагодарить инженера Вельценбаха и Хорешовского, давших мне ценные советы из своей недавней практики передвижения  по льду. Этим я хотел бы избежать упреков в том, что я не учитываю опыт молодых альпинистов, владеющих техникой хождения по льду и техникой Экенштейна. Герман Заттлер передал мне несколько очень поучительных фотографий о хождении на кошках Экенштейна, А. Карг – прекрасные изображения кошек и т.д.; я их вечный должник.

Пусть же фея ледников поцелует многих из тех, кто пока влюблен только в скалы. Я влюбился и в ледники, и в скалы и не могу сказать, что из них больше достойно любви; тот, кто идет в горы с чистой душой, тот найдет свой идеал и там, и там.

Куфштайн, май 1927 г.

Автор.

 

Введение 

В горах есть две основные формы, которые ты заметишь очень быстро, если, например, встанешь на наблюдательной вышке в северных Известняковых Альпах и посмотришь на юг. Рядом с тобой, вокруг тебя, к небу возносятся серые, красноватые, коричневые, зеленые горы – это скалы, голые или частично покрытые растительностью. На юге же солнце блестит на огромных, белоснежных плато и гребнях: это Центральные Альпы, горы и ледники. Скала и лед – сестра и брат, пусть очень разные, но тем не менее родные, и каждый великолепен на свой манер. Мы здесь рассмотрим ледники. Конечно, не следует буквально понимать слова «скала» и «лед». Если бы везде, где возвышаются белые скалы, встречался бы только лед в узком значении этого слова, то и сегодня некоторые наши горы остались бы непокоренными. Не говоря о том, что и на льду встречаются множество роскошных мест для скалолазания, лед вообще включает в себя и снег, и фирн, предшественников и родителей льда; они будут тебе встречаться гораздо чаще, чем та форма воды, которую ты видишь, например, на катке.

Походы по двум основным формам горного ландшафта, даже внешне резко отличающимся друг от друга, требуют разной техники. Скалолазание и передвижение по льду – это две основные формы альпинизма.

В историческом аспекте хождение по льду старше, чем скалолазание. Это легко объяснить. Во времена исследований и научных изобретений человек, естественно, чаще стремился к самым высоким горам Альп – а это горы с ледниками. Однако то, в чем хождение по льду опережает скалолазание по возрасту, последнее компенсирует своим бурным развитием по множеству мелких направлений, обеспечившим такие рекорды на скалах, о которых 20 лет назад не могли и подумать даже мастера скалолазания. Напротив, техника передвижения по льду и сегодня осталась по большому счету такой же, какой она была во времена классического альпинизма; за исключением единственного явления – техники применения кошек Экенштейна, – большого прогресса в развитии техники передвижения по льду не отмечается, да и кошки используются далеко не так широко, как, например, карабины и скальные крюки в скалолазании. Какое влияние окажут на хождение по льду ледовые крюки, появившиеся в последнее время, покажет будущее. Таким образом, тот, кто отправляется в обледеневшее высокогорье, идет по тому же пути и использует те же вспомогательные средства, что и некогда использовали великие покорители Альп; он представляет собой «консервативный элемент» в альпинизме, в то время как скалолазание стало настоящим видом спорта – прекрасным видом приложения человеческих сил, однако не лишенным и его недостатков. По моему мнению, это самое большое различие между этими двумя видами альпинизма; техника скалолазания стала спортом, техника передвижения по льду – еще нет. Без сомнения, последняя – более благородное явление, более тяжелое и важное; и хождение по льду возвышается над более покладистым и изменившимся в последнее время скалолазанием так же, как и покоряемые благодаря ему горные вершины. Этим высказыванием я не хочу принизить мое собственное увлечение. Тот, кто слышал мои выступления или читал мои книги по альпинизму, тот знает, какое уважение я испытываю к скалолазанию, но знает также мою точку зрения: тот, кто занимается исключительно скалолазанием, и прежде всего спортивным скалолазанием, не имеет права называть себя почетным именем альпиниста. Чтобы стать им, надо одинаково хорошо уметь передвигаться и по скале, и по льду. Я даже могу сказать: тот, кто знает только те горы, до которых он может добраться с помощью ледоруба и кошек, – не настоящий альпинист; он также не имеет права поглядывать свысока на горные пики и воображать, будто он хозяин гор.

Большее распространение получило скалолазание. Для большинства людей, поднимающихся в горы в Германии и Австрии, скалы более доступны, чем высокогорье. К тому же способный, тренированный человек может очень быстро освоить скалолазание; тому же, кто идет на лед, нужно много времени, чтобы набраться достаточно опыта для самостоятельного, приносящего удовольствие, безопасного путешествия по ледниковым горам. Возможно, ты скажешь также: «Скала выказывает большее разнообразие в формах и цветах; и если где-то в скалы вдается ледяная полоса или на стене встречается снежный участок, то это приятное разнообразие, а не утомительное однообразие широкого фирнового или ледникового поля. Физическая нагрузка на скале действует на все группы мышц равномерно, а на льду часами или даже днями вся нагрузка приходится только на ноги. Наконец, опасности на скале не так коварны, как на льду». Я мог бы опровергнуть все это. Я мог бы, например, сказать тебе так: «Большие походы по обледеневшему высокогорью – это не только барахтанье в снегу; идти по снегу – необходимость, которую нужно учитывать так же, как ты учитываешь необходимость преодолеть травянистые участки и осыпи на подходе к скале», и т.д. Я думаю, что у тебя совершенно другая причина предпочесть скалолазание хождению по льду: на льду не так легко стяжать лавры, как на скале, а ведь это – признайся, дорогой читатель, что я прав! – одна из причин того, что поход по леднику представляется тебе скучным и утомительным.

 

I. Пригодность к походам по леднику

Я всегда пытался и в устной, и в письменной форме донести до нашей молодежной команды, что нельзя быть односторонними и класть в рюкзак только обувь для скалолазания; когда-нибудь надо браться за кошки и ледоруб у, одним словом: надо идти и на ледник. И тут я сделал наблюдение, которое заставило меня задуматься. Почти каждый из молодых и предприимчивых скалолазов, даже те, у кого богатые родители, говорили мне: «Да ну! Для этого еще будет время. Пока могу, я буду ходить на скалы, а лед приберегу на потом». Кажется, будто в глазах нашей стремящейся на скалы молодежи альпинисты, выходящие на ледник, – это бодрые старички, выползающие на лед погреть свои старые кости на солнце. Нет, мой дорогой! Здесь ты ошибаешься. Действительно, некоторые качества, которыми должен в высшей степени обладать хороший скалолаз, для идущего на ледник не имеют решающего значения; однако тот, кто хочет самостоятельно идти по льду и фирну, получая от этого удовольствие, должен быть настоящим мужчиной, настоящим альпинистом и физически, и духовно; а что это означает, ты узнаешь из этой книжки.

В основном с кошками и ледорубом можно увидеть, действительно, зрелых альпинистов. «Зрелый» означает не седого старика, прожившего более полувека, но человека, который много видел и испытал на скале и ищет нового. Естественное становление нашего альпиниста, в том числе и из-за финансового вопроса, представляет собой следующую последовательность: сначала скалы, потом ледник. Однако это не обусловлено естественной необходимостью, как показывает пример швейцарцев, которые из-за особенностей горного ландшафта с самого начала вынуждены знакомиться с ледниками.

Я заметил, что из-за естественных особенностей местности между альпинистами из Восточных Альп и альпинистами из Западных Альп существует коренное отличие: первые больше ходят по скалам, вторые – по ледникам. Ты улыбнешься, услышав эту прописную истину; улыбайся, я не против. Но я против того, чтобы ты думал, что тебе, отличному скалолазу, Западные (или Центральные) Альпы покорятся без труда; я против того, чтобы ты считал: «Ерунда! Все эти прогулки по ледникам для меня, доказавшего свое мастерство на сложнейших стенах Западных и Северных Альп, – сплошное удовольствие!» Дорогой мой, если такие мысли бродят в твоем мозгу, полном известняковыми скалами, то возьми крепкий скальный крюк и повесь эти заносчивые мысли на крюк, вбитый где-нибудь в мрачном углу одной из северных стен; ибо, отягощенный всезнайством и спесью, ты рано или поздно будешь затянут ледниковым озером в одну из трещин. Ради всех горных святых, не воображай, что ты, хорошо показав себя на Западной стене Кирхля, с приятной улыбкой на устах пройдешь по настоящему альпийскому высокогорью; твои способности скалолаза, будь они даже вдвое лучше, чем на самом деле, никогда не заменят тебе опыта, которым должен обладать альпинист, идущий на ледник.

Опыт, заметь себе это, является основой безопасного и приносящего удовольствие передвижения по леднику; опыт является определяющим критерием в вопросе: Кто пригоден для передвижения по обледеневшему высокогорью?

Конечно, ты должен иметь различные качества, о которых ты можешь прочитать в любом альпинистском учебнике, в том числе и в старшем брате этой книжки – пособии о скалолазании. Об этом я много говорить не буду, но перечислю ради полноты описания.

 

1. Физическая пригодность

Хороший скалолаз не всегда пригоден для передвижения по снегу и льду. Даже если на скале он чувствует себя как дома, на обледеневшем высокогорье в определенных обстоятельствах он может не справиться. Причина заключается в огромном различии между этими двумя формами горного ландшафта – скалами и ледниками.

Если скалы в общем и целом не подвержены изменениям, то лед и снег постоянно меняют внешнюю форму и структуру. Если скала, выбираемая скалолазом, в большинстве случаев имеет трещины, выступы, то фирновая или ледяная стена их лишена; она предстает перед альпинистом одинаково гладкой, имеющей одинаковый наклон. Если часто с полным правом скалу называют «надежной», то лед – «коварным»; даже в походных дневниках отличных альпинистов можно встретить такие предложения: «Мы были рады, что после этого тяжелого, ненадежного льда снова ступили на скалу». Это наделение человеческими качествами различных горных местностей имеет основания. Скала даже под толстым слоем снега показывает свое строение, свои очертания, пусть даже очень приблизительно. Напротив, на леднике ты часто ступаешь на снег, который кажется тебе надежным, а он тут же выскальзывает из-под ноги и оставляет тебе серый лед, по которому ты немедленно скатываешься. На скале, если тебе для поддержания вертикального положения тела или равновесия не хватает ног, ты можешь помочь себе руками; ведь здесь есть опоры не только для ног, но и для рук. Попробуй этот способ на льду. Там тебе не помогут руки и сильные пальцы. Для рук здесь нужен особый инструмент, который обеспечит тебе опору и заменит пальцы. Часто даже на безобидных склонах рядом со следами ледовой ледоруба и следами ног можно заметить отпечатки пальцев; в 9 из 10 случаев можешь быть уверен, что здесь шел человек, чувствовавший себя далеко не уверенно. На скале ты идешь по пути, который создала для тебя природа, – по трещинам, выемкам, ложбинам и т.д.; он одинаков для каждого, он существует. На льду ты часто на довольно больших расстояниях должен сам создавать себе путь. Понимаешь, уважаемый читатель и скалолаз? На льду секрет успеха, его основа заключается почти исключительно в ногах, шагах, устойчивости. На скале почти половину успеха обеспечивают тебе твои инструменты. Очень быстро ты, будучи отличным скалолазом, но новичком на льду, к своему неудовольствию, а может быть, и стыду, вынужден будешь признаться самому себе, что за «скучным, унылым топтанием по леднику» скрывается больше, чем допускают это некоторые заносчивые скалолазы. Если ты долго не сможешь преодолеть свое недовольство обрывистыми ледниками и снегом, то ты просто непригоден к самостоятельным походам по собственно высокогорью, где скала представляет собой лишь скелет тела горы, обложенного ледниками.

Не в обиду будет сказано! Эти общие, но очень важные пояснения я вынужден был дать тебе перед тем, как поговорить о физической пригодности в деталях. Условия физической пригодности, в сущности, не отличаются от условий пригодности к скалолазанию. Итак, слушай:

Прежде всего ты должен быть здоров; у тебя должны быть здоровое сердце и здоровые легкие. Органы дыхания и кровообращения во время долгого подъема, часто по плохому снегу, работают совсем иначе, чем при прохождении даже самых трудных мест на скале; и не забудь еще одно обстоятельство: в известняковых горах, то есть собственно крае скалолазания, ты в среднем находишься на высотах, не превышающих 3000 м; в первичных горах, например, Центральных Альпах и Западных Альпах, ты значительно превысишь эту отметку, чтобы добраться до вершины. Что значит «разреженный воздух» на высоте от 3000 до 5000 метров, ты поймешь только на собственном опыте, и тогда, дорогой мой, ты будешь вынужден записать в свой походный дневник, что есть «горы, которые ты не покорил», хотя, исходя из своего опыта скалолазания, ты считал, что для тебя нет недостижимых вершин. «Горная болезнь», собирательное название для болезненных состояний (утомление до полного изнеможения, головная боль, сердцебиение и связанные с этим проблемы с дыханием, отвращение к еде, кровотечение из носа и ушей), возникающих из-за воздействия «разреженного воздуха» на человеческий организм, очень быстро выведет тебя из этого заблуждения. Привычка ослабит или полностью уничтожит симптомы; но обычно среднему альпинисту не хватает для этого времени. Чтобы подготовиться, ты можешь делать дома дыхательные упражнения, их должен делать даже самый знаменитый альпинист. Гюсфельд дает очень четкие инструкции: ляг на пол, на вдохе выпячивай диафрагму, на выдохе снова втягивай. Время от времени при этом поднимай и опускай верхнюю часть туловища, не отрывая при этом ступней от пола. На горной тропе на один шаг делай глубокий вдох, на другой – выдох. При этом частота дыхания соответствует скорости передвижения. В скалолазании твое телосложение, твой рост играют определенную, хотя и не самую важную, роль. В передвижении по льду и снегу это не так важно: высокие и стройные идут по леднику и фирновому склону точно так же, как маленькие и полноватые альпинисты. Конечно, запасаться жиром перед большим походом не следует; хотя ты и сбросишь вес, это будет сопровождаться не самыми приятными явлениями. Длина ног повлияет на расстояние между ступенями, вырубаемыми в снегу и во льду; если у тебя короткие ноги, а идешь ты за длинноногим товарищем, тебе придется добиваться сокращения этого расстояния либо уговорами, либо настойчивыми призывами. Так же очевидно, что тяжелый человек проваливается в снег глубже, чем легкий; однако ты не можешь значительно изменить свой вес.

Скалолаз полагает, что ему необходима ловкость. Она нужна и на льду, на ледниках, на крутых снежных склонах, не говоря уже о том, что тебе придется заниматься скалолазанием, чтобы добраться до цели. Ведь некоторые горы, на которые взбирается альпинист-высотник, покрыты льдом только на вершине. Напомню лишь о Маттерхорне и Мейе. Не менее часто тебе приходится балансировать на крутом ледяном склоне или на гребне горы, а для этого необходима ловкость; неуклюжий человек оступится и соскользнет там, где ловкий играючи пройдет через разломы во льду или, стоя на узких порожках, вырубит в обледеневшем склоне ступени.

Физическая сила тебе тоже нужна, если ты считаешь венцом деятельности альпиниста на льду вырубание степеней (чего я не одобряю). Насколько отсутствие физической силы препятствует, например, долго копать землю или рубить дрова, настолько же твои руки, плечи и все тело не вынесут высокой нагрузки на льду.

Итак, если ты от природы не наделен большой физической силой, но в остальном являешься вполне здоровым человеком, то либо не старайся вырубать ступени везде, где только можно, либо чаще бери в руки мотыгу или топор, чтобы развить необходимую силу в руках.

Очень важно для альпиниста, идущего на лед, обладать большой стойкостью, потому что походы по ледникам имеют совсем другой масштаб как во временном, так и в пространственном отношении, чем скалолазные туры. Эту стойкость тебе обеспечат, во-первых, твои здоровые внутренние органы; человек, страдающий астмой, сердечными или легочными заболеваниями, никогда не сможет вынести длительных нагрузок. Нагрузка на ноги тоже будет больше, чем во время походов по скалам; ноги ты должен тренировать особо. И поверь мне, за письменным столом или в клубном кресле ты их не натренируешь. Только стойкость, которую я уже называл следствием одновременной тренировки ловкости и силы, позволит тебе одолеть шаг за шагом отделяющие тебя от цели огромные площади, покрытые снегом и фирном, или перейти валы морен, при этом часто страдая от солнечного ожога.

Хорошее зрение, как и везде, поможет альпинисту на льду. Очки отлично помогают тем, кто плохо видит. Однако подробнее я остановлюсь на этом на стр. 70.

Ты не должен быть подвержен головокружениям; это непременное и основное условие для любого альпиниста. Возможно, ты считаешь, что это качество необходимо только на отвесных скалах над бездонной пропастью. Я проведу тебя по острому фирновому хребту, который тянется всего несколько метров и соединяет хорошо проходимые места. Или соберусь перейти с тобой не широкую, но идущую под уклоном 60° ледяную горловину. И если ты с бьющимся сердцем будешь смотреть вниз на отвесный, гладкий фирновый или ледяной склон и, находясь на надежной ступеньке, чувствовать себя не так уверенно, как на широком горизонтальном поясе осыпи, то в тебе еще живет тот злой дух, который нашептывает тебе о соскальзывании в мерцающую пропасть, падении в зев ущелья. Этого духа ты должен безжалостно истребить; часто помогает привычка. Если же тебе это не удалось, никогда не иди впереди остальных и не ступай на место, где тебя не сможет безопасно для себя страховать твой спутник. А если тебе становится не по себе уже на узкой тропинке без поручней или на подъеме над глубокой пропастью без троса и опор, то остается только одно: забудь о походах  в горы, где есть значительные высоты. Зальве и Вендельштайн – это тоже горы, а по железной дороге ты можешь попасть в царство вечного льда на Юнгфрау и Бернине, не испытывая головокружения.

 

2. Духовная пригодность

Коротко упомянутые физические качества ты должен иметь всегда, если хочешь отправиться в поход по альпийскому высокогорью; они нужны тебе также, если ты идешь за лидером или товарищем и заботишься только о том, чтобы не потерять его из виду. Но если ты хочешь сам возглавить поход (а это честолюбивое желание испытывает большинство), то тебе нужно еще кое-что в голове и в сердце.

Первым я назову умение ориентироваться. У тебя должны быть способности к этому; если же тебе при рождении отказано в этом даре, то без хорошего спутника ты испытаешь много неприятностей, а может быть, и погибнешь. Ты находишься в лучшем положении, чем наши предшественники, которые регулярно открывали новые местности, не будучи в состоянии приобрести в книжном магазине путеводители по любому региону, а вынужденные пользоваться несовершенными картами. На льду еще более, чем на скале, необходимо умение читать карты и обращаться с компасом, чтоб злейшие враги альпиниста – туман и непогода – не одолели тебя, воспользовавшись твоей неприспособленностью. В населенных областях высокогорных Альп ты встретишь указатели, которые помогут тебе сориентироваться на местности. На моренах можно часто обнаружить тропинки; переход от морены к леднику бывает отмечен камнями, а на снегу и фирне альпинисты протаптывают очень заметные тропы. Однако в туман и снег эта помощь бесполезна; не говоря о том, что ты не всегда захочешь идти обычным, проторенным путем на Шенбихлерхорн и Шварценштайн, Гросглокнер и Ортлер. Красивее всего высокогорье там, где ледоруб альпиниста редко вонзается в фирн, где за альпинистами любопытно следят глаза пастухов, в которых читается удивление тем, что есть люди, отважно идущие за пределы долин. Там же, где местных жителей может заинтересовать разве что кошелек альпиниста, горы лишены мира и покоя; покой можно найти лишь в священном уединении и одиночестве.

Присутствие духа необходимо там, где опасности подвергаются здоровье и жизнь. Егерь, внезапно оказавшийся лицом к лицу с известным своим хладнокровием браконьером, не станет говорить: «Пожалуйста, господин браконьер, дайте мне время прицелиться и пристрелить вас». И если идущий впереди тебя внезапно без единого звука обрушивается в пропасть, или ты начинаешь соскальзывать с обледеневшего крутого склона, если под тобой подламывается карниз или на тебя мчится лавина – у тебя нет времени достать из кармана учебник и посмотреть, как надлежит действовать в этом случае. Тебе приходится мгновенно принимать решение и необходимые меры; в этом случае надо руководствоваться не пословицей «Семь раз отмерь, один раз отрежь», а «Куй железо, пока горячо». В момент наступления опасности дать смерти отпор, хотя еще долю секунды назад и не думал об опасности – это настоящее присутствие духа (тренировка нервной системы по Ламмеру). Но и в опасные моменты нужно просчитывать и думать, как выйти из ситуации. Ни на мгновение нельзя «терять голову», иначе потеряешь и «дух». Я думаю, что присутствие духа неотделимо от отваги. Если ты боязлив и не можешь победить в себе это немужское качество, то придерживайся нахоженных троп и не удаляйся далеко от людей. Я не буду советовать тебе выбирать в попутчики добросовестных, хладнокровных и бесстрашных товарищей, чтобы избежать заслуженных упреков за такой совет – лучше спроси их сам, хотят ли они взять тебя с собой.

Я уже говорил тебе, что походы по ледникам – дело опыта. По опыту, еще одно важное качество, которое необходимо тебе среди заснеженных расщелин или перед вступлением на лавиноопасный склон или заснеженный хребет: осторожность! Люди, не имеющие опыта передвижения по льду, блестяще показавшие себя на скале и добившиеся там немалых успехов, в леднике видят только бесконечное белое поле и предпочитают подниматься на хребты, поскольку там «лучше снег» и т.д. Или же они не думают о перемене погоды, о незаметных, но явных для знающего человека признаках приближающейся бури; они поднимаются на снежного великана в легкой куртке и без защитных очков; это грубое нарушение элементарного правила безопасности, хуже даже, чем думать: «Снег холодный, мне нужно такое же снаряжение, как и полярникам». Итак: высоко в горах осторожность никогда не помешает.

В корне отлична от осторожности боязливость. Она возникает там, где ты чувствуешь, что не справишься. С опытом это абсолютно непригодное для длительных походов по льду качество исчезает, а развивается способность быстро принимать решения – альпинистская удаль. Удаль нужна тебе так же, как и осторожность. Способность решиться на подвиг и железная воля во время его совершения нужны, чтобы добиться в горах успеха – покорить заснеженную вершину или отказаться от ее покорения, если обстоятельства не позволяют этого, хотя до цели осталось чуть-чуть. Если ты можешь сделать это – у тебя есть удаль; ты имеешь и силы, и право ставить перед собой великие задачи, но – если у тебя есть достаточно опыта.

 

3. Моральная пригодность

Кроме физических и духовных качеств, являющимися частью необходимыми, частью желательными «деталями снаряжения» альпиниста, нужна еще и  третья группа, «свидетельствующая о духовной жизни и характере отдельного человека». При всем желании я не могу добавить ничего к тому, что писал в книге «Скалолазание» в главе «Моральная пригодность»: держись подальше от тех, кто рассматривает горы как арену спортивных достижений, от тех, кто хочет хвастаться своими успехами. К счастью, само обледеневшее высокогорье помогает бороться с такими устремлениями.

«Успех» достается на льду не так легко, как на скале, и поэтому на ледниках – исключая несколько популярных вершин – можно встретить больше альпинистов в хорошем смысле этого слова, чем на скале. Бóльшая доступность скал привлекает к ним множество людей, которым совершенно нечего делать в горах, и получается, что на льду можно встретить гораздо больше приятных людей, чем на скале. «Скучное барахтанье в снегу, несколько метров скалолазания и скучное барахтанье на обратном пути», естественно, ничего не значат для того сорта «альпинистов», которые берут с собой свои плохие привычки, дурные нравы и товарищей обоего пола в те места, где сама святость природы противится такому насилию. Однако эти мерзкие типы ничего не замечают и мешают многим порядочным людям насладиться красотой величественной горной природы. Горноспасательная служба! Вот плодородное поле для твоей деятельности! На леднике горы сами защищают себя от них, и это хорошо.

Я не смогу назвать тебе все те качества, которыми должен обладать альпинист. Но их всех объединяет одно: чувство товарищества. В уединении высокогорья, вдали от привычных удобств, мощь первозданной природы воздействует на человека, и здесь он может проявить те качества, которыми обладает – невзыскательность, скромность, готовность прийти на помощь, приветливость, доброту, а где надо, и решительность, и строгость. Сумма этих качеств и составляет «дух товарищества». Здесь падает маска, которую светский лев, ловкий спекулянт или мошенник носит, чтобы обманывать человечество; великан, который хвалился своей способностью переносить лишения, оказывается слабым, как младенец, а хилый, не выставляющий напоказ свои знания и силу воли человек при необходимости ради дружбы и товарищей выказывает силы, которых никто в нем не подозревал. Итак, развивай свои хорошие качества в общении с товарищами, тренируй самоотверженность, следуй добрым советам опытных альпинистов и указаниям руководителя группы, а если сам окажешься в почетном, но ответственном положении лидера, покажи себя заботливым, готовым прийти на помощь другом, одинаково ровным в общении и в опасной ситуации, и в беседе у костра или в альпинистском домике. Если в твоей группе есть женщины, обращайся с ними по-рыцарски, но без назойливости; не выискивай себе лучшие места на ночлеге у очага; будь вежлив с другой группой альпинистов, но без раболепства; если ты ходишь без проводника, не насмехайся над проводниками и их сопровождаемыми; ведь все могло быть иначе, и т.д. Если ты будешь следовать этим и другим правилам, которые перечислить здесь не представляется возможным, то будешь хорошим товарищем – это необходимо в горах, кроме разве тех случаев, когда идешь в одиночку; однако в одиночку ходить по леднику я тебе решительно не советую ради твоей же безопасности.

Еще одно: будь честным и искренним, если случится так, что ты сможешь присоединиться к группе, или когда идешь с проводником, который тебя не знает.

Не стыдно быть новичком и признаваться в этом, но скрывать это и разыгрывать опытного альпиниста перед другими людьми – не только стыдно, но и нагло и безответственно, потому что ты ставишь на кон их благополучие и даже жизнь. Честно признаюсь, дорогой читатель, со мной такое произошло один-единственный раз, и с тех пор я никогда так не делал. Может быть, это тебя чему-нибудь научит.

 

4. Поддержание и улучшение физического и духовного состояния

Необходимые и полезные качества – речь идет о физических качествах, некоторых духовных, но не о моральных – ты сам должен создавать в себе, развивать и поддерживать. Если ты каждый день проводишь за письменным столом, за прилавком или у станка, а все твои передвижения ограничиваются дорогой на работу и с работы, то не думай, что в отпуске ты сразу сможешь отправиться в длительный поход. Тело, которое поддерживается в хорошей физической форме благодаря занятиям спортом, гимнастикой, легкой атлетикой, плаванием, естественно, выдержит гораздо большие нагрузки, чем организм, который занимается только профессиональной деятельностью, а «отдыхает» в пропитанном алкоголем и никотином воздухе кафе и пивных. Ты должен сознательно относиться к своему организму, понимая, что каждый человек, даже не будучи альпинистом, должен заботиться о здоровье своего тела, чтобы получать удовольствие от жизни. Даже пьяница, бывает, собирается с силами, отправляется на охоту или на долгую прогулку – в итоге, правда, все равно хватается за пивную кружку. Пойми меня правильно: я не осуждаю пиво, еще меньше вино – я осуждаю лишь привычку к нему и потребляемое количество.

Чтобы подготовиться к вырубанию ступеней, я со всей серьезностью рекомендую тебе заняться рубкой дров. Заодно ты поможешь своей жене или другому человеку. Тренировки, которые проходит скалолаз в альпинистской школе, ты, если живешь не на экваторе или в малоснежных регионах, сможешь устраивать себе сам. Зимой у нас ты всегда найдешь заснеженные овраги, откосы и т.п.; для разнообразия ты можешь оставить лыжи в альпинистском домике и отправиться на крутые, трудные откосы, где можно потренироваться в передвижении по снегу, по ступеням, в копании и вырубании ступеней. Ты даже можешь – слушай, удивляйся и содрогайся! – один или два раза в год предпринять восхождение «по-старому» - с ледорубом и кошками. Я находил сравнимые с «швейцарскими походами» трудности и условия в восхождении на 1800-метровые «глыбы». Это прекрасные подготовительные упражнения перед походом на лед. А если ты на день задержишься в каком-нибудь альпинистском домике, откуда легко дойти до ледникового языка со множеством расщелин или ледового разлома, то можно потренироваться проходить между расщелинами и ледовыми глыбами (конечно, с соблюдением всех мер предосторожности!) – это будет очень полезным упражнением.

 

5. С проводником или без проводника?

Здесь я хотел бы сказать тебе несколько слов о походах с проводником и без проводника, а также вообще о подборе участников для передвижения по льду и снегу.

На скале походы с проводником давно вышли из моды. Техника скалолазания стала такой популярной, а плата, требуемая проводниками, – такой высокой, что естественным следствием стало сокращение количества походов под руководством официально признанных проводников; этому способствовало также то обстоятельство, что скалолазание легко осваивается способными людьми. Однако будь осторожен и честен и говори о том, что можешь идти без проводника, только тогда, когда ты действительно можешь сделать это и уже делал – самостоятельно водил группы в походы.

Потому что абсолютно безразлично, имеет ли человек, который держит тебя на страховочном тросе, значок проводника на куртке и удостоверение проводника в сумке, или же является просто хорошим, знающим горы товарищем; все равно в таких случаях ты идешь «с проводником».

На льду, высоко в горах, походы с проводником все еще довольно распространены. Во-первых, на ледники идут более состоятельные люди, чем на скалы, до которых добраться и легче, и дешевле. Во-вторых, – и это основная причина, – на льду нужно то, что не приобретешь за две недели: опыт. Проводник имеет необходимый опыт; ты гораздо реже сможешь уговорить опытного и умелого альпиниста взять тебя, новичка, с собой на лед, чем на скалу; он всегда будет сомневаться, выдержишь ли ты по-настоящему трудные, долгие походы и сможешь ли ты надежно подстраховать. Страховку на скале обеспечить проще и безопаснее, чем на льду. Поэтому умей ценить желание опытного альпиниста посвятить тебя в величайшие и потрясающие тайны гор. Если же у тебя достаточно даров златого тельца – пусть и в бумажном эквиваленте, – то тебе будет легко нанять профессионального проводника. У него ты сможешь научиться, если будешь нанимать его на длительный срок и регулярно, всему, что тебе необходимо. Лишь в одном случае я тебе сочувствую: если ты планируешь 1 или 2 раза в год отправляться в высокогорье по популярным маршрутам, чтобы побывать «и там, наверху»: опытный проводник сразу узнает тебе истинную цену, осторожно доставит тебя к цели, как живой груз, а после получения платы за работу поспешит откланяться. В таких случаях ты ничему не научишься. Но и не думаю, что тебе хотелось бы чему-то научиться.

 

6. Состав группы

Сколько членов должна насчитывать экспедиция в высокогорье? Конечно, дорогой мой, я могу только дать тебе хороший совет. Выдавать предписания – не мое дело.

Возможно, по скале ты всегда путешествовал в одиночку. Попытаюсь отговорить тебя от этого на льду. Но не хочу и, как некоторые, предавать анафеме всякого, кто отправляется на лед в одиночку. Ведь прежде всего он скажет: «Я не позволю командовать собой. Я делаю то, что считаю правильным. Я делаю то, что могу, следовательно, имею право это делать». Это гордые слова, свидетельствующие о самоуверенности, но это слова настоящего мужчины. Такие люди мне нравятся. Пусть каждый живет по-своему. Действительно, есть такие сильные личности, которым одиночные тяжелые и долгие походы по ледникам приносят радость, которые видят в таких походах отдушину для бродящих в них сил – и хорошо. Но я бы не стал называть их примером, достойным для подражания большинства. И, дорогой мой, то, что ты можешь совершить на скале, при некоторых обстоятельствах может на льду обернуться большим безрассудством. Примеров тому достаточно – почитай о них сам. Я же не буду тревожить покой мертвых.

Если на скалу лучше всего идти вдвоем с надежным товарищем, то в отношении походов по льду надо сказать следующее: безопасность, успех и удовольствие от похода обеспечат по меньшей мере трое опытных людей. Больше пяти человек не должны идти на одном веревке; если в группе больше пяти человек, то надо идти на двух веревках. На одном веревке должно быть не больше одного новичка. Где ему идти, об этом я скажу позже.

Все участники должны иметь соответствующую подготовку и снаряжение. Каждый должен взять с собой то, что ему необходимо. Некоторые предметы снаряжения, необходимые в равной степени всем членам группы, перед началом похода распределяются по участникам. Знаниями и умениями должны обладать все в равной степени. Этим я хочу не только указать на то, что все должны уметь читать карту и обращаться с компасом, но и что каждый перед началом похода должен справиться в соответствующей литературе о цели похода. Об этом тоже будет ниже сказано подробнее.

 

7. Посвящается альпинисткам

Я уже говорил, что меня несправедливо упрекают в том, что я терпеть не могу женщин-альпинистов. Надеюсь, что я уже давно опроверг это неоправданное обвинение. Уверяю тебя, дорогая альпинистка, я всегда рад видеть тебя в горах, если ты на самом деле увлечена альпинизмом. Я не люблю только «лапочек», спортсменок и охотниц на мужчин с затейливо украшенной ледорубом и кокетливой зажигалкой. То, что ты ищешь, надев штаны и ботинки с кошками, ты с гораздо большими удобствами можешь найти на асфальте, в лаковых туфельках и фильдекосовых чулках.

Я думаю, что могу позволить себе сказать, что из-за твоего общего строения (прости мне это выражение, я просто не могу найти лучшего) скала подходит тебе больше, чем лед. Те значительно бóльшие нагрузки, которым подвергают нас обледеневшие горы по сравнению с чистыми скалами, в целом ты вынесешь гораздо хуже, чем твои товарищи-мужчины. Воздействие солнечных лучей также доставит тебе больше беспокойства, чем мужчинам. Однако есть дамы, которые и во время долгих походов по горам могут «не ударить в грязь лицом», и если ты можешь позволить себе, в первую очередь физически, такие нагрузки, то спокойно берись за ледоруб и кошки. Кожа со здоровым коричневым загаром нравится мне больше, чем личико, которому, чтобы быть «красивым», нужны пудра и грим. Но еще и еще раз хочу сказать тебе: все должно быть в меру и иметь свою цель! Не ходи в поход по высокогорью, если обстоятельства кажутся тебе не совсем благоприятными. Это может иметь ужасные последствия. Горы никуда не денутся, и ты сможешь отправиться туда при более благоприятных обстоятельствах. В резковатом горном воздухе не забудь о своем самом лучшем украшении – истинной женственности, которая, к сожалению, часто растворяется в фамильярном тоне и окончательно гибнет под грубым ботинком с кошками. Твое чувство такта поможет тебе найти золотую середину между жеманностью и фамильярностью; твои товарищи будут общаться с тобой в той манере, которую ты им предложишь.

 

 

III. Снаряжение

Разумеется, в альпинистских ботинках с кошками ты не выйдешь танцевать на паркет; ты не сядешь за стол большой гостиницы в грубом шерстяном пальто. Если я спрошу тебя, почему, ты тут же дашь ответ. Однако есть множество людей, которые демонстрируют отсутствие вкуса и невоспитанность, легкомыслие и дерзость тем, что отправляются в горы в совершенно неподходящей одежде и с недостаточным снаряжением. Надеюсь, что ты, читатель этой книжицы, «с ужасом отвернешься» от таких наглецов и глупцов и будешь приближаться к серьезным горам в подобающем виде. Поэтому ты будешь руководствоваться соображениями чистоты и вкуса, ибо одеваться со вкусом можно не только идя в салон, но и отправляясь в горы.

 

1. Костюм, обувь

Костюм. Некоторым приходится поломать над этим голову. Кое в чем костюм должен отличаться от костюма скалолаза. Любимые скалолазами кожаные штаны или вельветовые брюки на льду не являются идеалом. Я советую тебе костюм из хорошей, плотной и гладкой шерсти. На него не налипает снег; он довольно быстро высохнет, если ты попадешь под дождь или сведешь близкое знакомство с ледниковым ручьем. Раньше, особенно в Швейцарии, были широко распространены длинные брюки. Однако у коротких, застегивающихся под коленями брюк больше преимуществ, в особенности потому, что в теплые дни приятно идти с голыми коленями. У куртки должна быть легкая подкладка; от ветра и холода у тебя должна быть дополнительная защита. Важно иметь как можно больше застегивающихся карманов на куртке и брюках. Ты не поверишь, каких только мелочей не носит с собой опытный альпинист, и все это надо где-то разместить.  На брюках должны быть сделаны справа и слева так называемые кармашки для часов: один для часов, другой для компаса. Все пуговицы, на которые пристегиваются подтяжки, должны быть в двойном количестве, если ты не хочешь носить рекомендуемый в последнее время поясной ремень. Следи за тем, чтобы тебе было удобно; брюки должны свободно закатываться выше колен, а куртка не должна стеснять движений и быть слишком длинной. В застегнутом виде куртка должна снизу прилегать к телу.

Тебе, уважаемая альпинистка, идущая на ледник, я бы посоветовал одеться в мужскую одежду, но только на время похода или ночевок. В долине женщины в брюках, особенно подчеркивающих линию бедер и открывающих икры, не производят хорошего впечатления. Дело твоего вкуса – выбрать себе простую, но практичную одежду. И не слушай советов моды – самого глупого явления во все времена. Если же во время похода или отдыха в альпинистском домике некоторые ревнители традиций посмотрят на тебя косо, когда ты откажешься от такой непрактичной юбки, то «скажи об этом старшему брату». Он вежливо, но ясно даст понять ревнителям морали, что они не правы. Когда же эта операция увенчается успехом, то ты должна вести себя как настоящая альпинистка, которой бриллиантовый блеск восхода солнца важнее, чем блеск собственных глаз. Относительно же нижнего белья, возможно, я буду проповедовать глухим, но скажу, что советую отказаться от холодного льна. Есть очень качественное шерстяное нижнее белье, настолько мягкое, что нисколько не «колется». В сильный холод на тонкую шерстяную рубашку нужно надеть короткую шелковую. Кружева на ней совершенно излишни. Это и полезно для здоровья, и удобно, потому что во время движения и под солнечными лучами, каким бы хрупким и воздушным созданием ты ни была, ты все равно вспотеешь.

Если на тебе льняное белье, это может стать опасным. Корсеты и тесные подвязки везде, а особенно в горах, для нормально сложенных женщин по меньшей мере излишни. По моей осторожной манере изложения ты видишь, что я очень тактичен.

Я снова перехожу к тебе, альпинист-мужчина! Нижнее белье: см. вышеизложенное. Головной убор: я вообще не ношу его. Конечно, обстоятельства требуют, чтобы ты взял его с собой. Лучше всего не слишком широкополая, легкая фетровая шляпа с ремнем под подбородком, которая выдержит и пребывание в рюкзаке. От непогоды и холода тебя защитит плотная шерстяная шапка, кожаная шапка, закрывающая уши, и т.п. Помни о том, что именно нос и уши очень чувствительны к холоду. В качестве дополнительной защиты от холода и ветра, как бы ни светило солнце в безоблачном небе, в рюкзаке надо иметь: кожаный жилет с рукавами или теплый шерстяной свитер. Свитер лучше иметь застегивающийся на пуговицы; кроме того, тебе нужна куртка из легкой, непродуваемой материи (баллонной). Проследи за тем, чтобы она была действительно непродуваемой, и постарайся найти непромокаемую материю. Такой, правда, пока нет; пришлось бы брать чистую резину; все ткани с пропиткой – это бабочки-однодневки в отношении водонепроницаемости. Хлопчатобумажный батист с резиновой пропиткой хорошо защищает от небольшого дождя, а в проливной дождь так же бесполезен, как и другие ткани. Но есть кое-что хорошее: в сильный дождь положи рубашку и куртку в резиновый пакет, а его – в рюкзак. Надень что-нибудь непродуваемое и вперед; увидишь, как приятно после дождя надеть сухую рубашку.

В сильный мороз, особенно в ветреную погоду, лучше надеть несколько легких предметов одежды, чем один или два толстых.

Кое-кто, возможно, посмеется, читая о снаряжении Гюсфельда в его книге о восхождении на Монблан (с. 116), однако Гюсфельд совершенно прав. «В холод и ветер свобода движений сохраняется даже тогда, когда надеваешь на шерстяную трикотажную фуфайку шелковую и фланелевую рубашки, затем жилет, затем вязаный шерстяной жакет и, наконец, короткую куртку из плотной материи». Внимание, мои дорогие! Только в холодную и ветреную погоду! При палящем солнце на сияющем леднике нужна как раз противоположность перечисленным предметам одежды: сетчатая рубашка или только собственная кожа, однако при условии, что твоя кожа стала «дубленой», если не хочешь получить очень опасные ожоги.

Очень важны рукавицы. Я их беру две пары, потому что промокшие насквозь рукавицы приносят мало радости. Практично брать также чехлы к рукавицам, сшитые из непродуваемой ткани. Пара тонких шерстяных перчаток также не добавит тяжести рюкзаку.

Если ты идешь в коротких брюках, что я тебе советую, то тебе нужны плотные вязаные гетры из грубой, обезжиренной овечьей шерсти; они закрепляются под коленями не очень туго затянутыми подвязками. Ты можешь также сделать, как я: возьми кожаный ремень от башмака и застегни его под коленом; я считаю, это лучше, чем резиновые подвязки.

Наденешь ли ты длинные брюки или короткие, имей в виду, что промежуток между ботинком и гетрами должен быть защищен от попадания снега и влаги. Возьми пару коротких обмоток, как это делают лыжники; они не должны быть очень пестрыми, как норвежские.

Гетры должны быть из толстой, мягкой овечьей шерсти.

Еще лучше носки из кроличьей шерсти, но они служат столь же мало, сколь дорого стоят. Носки из козьей шерсти слишком жесткие и грубые.

Блодих советовал предпочесть, особенно в Западных Альпах, длинные – длиной 3-3,5 м – обмотки гетрам; их преимущество в том, что они быстро сохнут и в долгих походах по снегу согревают голени.

Альпинистская обувь. Это самый важный предмет одежды. Если у тебя хорошая обувь, то ты можешь пройти по леднику и во фраке. Без обуви ты очень скоро не сможешь сделать ни шага в буквальном смысле этого слова. Годятся любые хорошо подбитые альпинистские ботинки с толстой подошвой, на которые можно прикрепить кошки и под которые можно надеть 2 пары толстых шерстяных носков. Поэтому полуботинки, которые я очень люблю носить в горах, не подойдут тебе, если на них нельзя укрепить кошки, да и тогда я бы хорошо подумал, стоит ли надевать полуботинки в высокогорье, поскольку, как бы хорошо они ни сидели, в рыхлом снегу они будут пропускать влагу сверху. Обмотки с ними не наденешь. Не надевай в большой поход новые ботинки; сначала «разноси» их.

 

2. Ледоруб, кошки

Твое «оружие и защита»: ледоруб и кошки! Верные друзья, настоящие помощники на льду и фирне, спутники альпиниста и в радости, и в горе. У того, кто видит в вас лишь дерево и железо, нет ни чувства дружбы, ни чувства благодарности; для него вы лишь орудие, а этого недостаточно. Как часто я подхожу к подставке, где висят мои ледорубы, достаю один за другим, заботливо смотрю, блестит ли металл, смазана ли рукоятка, любовно провожу рукой по блестящей стали, по рукоятке и снова осторожно,  как будто я могу причинить им боль, ставлю на место. Однажды я оказался в ситуации, когда мне пришлось посмотреть смерти в глаза; моя ледоруб лежала подо мной с рукояткой, раздробленной камнепадом. В момент затишья я достал ее; многие и не вспомнили бы больше о калеке. И если бы я нашел когда-нибудь заржавевшую ледоруб со сгнившей рукояткой, воткнутую в скалу или вмерзшую в вечный лед, я точно знаю, что взял бы «бесполезную» вещь себе, потому что ржавеющая без хозяина ледоруб поведает мне о тяжких испытаниях, ужасе перед неминуемой потерей или быстром прощании с царством гор из солнечной жизни.  Я также никогда не выдвигаю ящик стола, где лежат мои кошки, не восхитившись опасно-изящными зубцами, не вспомнив, как часто они надежно защищали меня от коварства льда; ни одно пятнышко ржавчины, ни малейший недостаток на острых зубцах не остается незамеченным: я знаю, чем я обязан этим долгое время недостаточно ценимым стальным зубцам. Прошу тебя, поступай так же. Не бросай ледоруб и кошки, когда они сослужили тебе службу, во влажный и пыльный угол; они не несут в себе органической жизни, но они сохранили тебе твою.

Я считаю уместным привести здесь краткий исторический обзор. Ледорубы и кошки употреблялись уже очень давно, хотя и имели совсем другую, гораздо более простую форму, нежели сегодня.

Фрешфилд считает, что хребет Друа-Кур в группе Монблана – это место, где альпинизм берет свое начало. Крестьяне Шамони поднимались туда, чтобы добывать хрусталь, и он предполагает, что современный ледоруб появился благодаря соединению древнего длинного альпенштока с маленьким топориком добытчика хрусталя, которое произошло по соображениям удобства (Альпинистский журнал, №186, обс. в Австр. Альп. газете в 1911 г., с. 93). Название короткого топорика «pioleta», которое и сегодня используется в областях Лес Ормон и Грион, связано с итальянским словом «piccozza» и немецким «Pickel» (ледоруб) (Л. Спиро в «Эхо Альп», 47 выпуск, обс. в Австр. Альп. газете в 1914 г., с. 71). Там же мы узнаем, что ледоруба изготовляются не только в наших альпийских странах, но и в далеком Непале и Новой Зеландии, что в группе Монблана есть Col du Piolet, pointe du Piolet (то есть «острие ледоруба»). И то, что г-ну Спиро не было известно стихотворение Ренка «К моему ледорубу», я не хочу ставить ему в вину.

Наши пионеры альпинизма несли еще ледорубы старинной формы, которые были скорее топором на длинной рукоятке. Очень поучителен двойной портрет Вимпера в «Друге альпиниста» за 1925 г., стр. 355. 25-летний Вимпер изображен с инструментом, напоминающим средневековую алебарду; 70-летний держит современную швейцарскую ледоруб. Потребовалось довольно много времени, чтобы длинная палка с топором превратилась в инструмент благородной формы, который сегодня в совершенстве изготавливается швейцарскими и тирольскими кузнецами. Большинство старых ледорубов имеют смещенный кзади центр тяжести, плохую круглую рукоятку, неуклюжую форму клюва и лопатки. У лопатки часто были срезаны края, так что впереди она была острая. Сегодняшняя практичная и хорошая форма отличается благородными узкими линиями стальных деталей, короткой, легкой и удобной овальной рукояткой. Между современным швейцарским ледорубом и ледорубом, выпущенной лет 25 назад, для знатока отличие видно с первого взгляда; оно так же велико, как отличие искусно сделанных лыж для телемарка от грубых деревянных крестьянских лыж, вырезанных деревенским плотником.

История ледоруба, выкованного из цельного куска, очень интересна. Здесь недостаточно места, чтобы изложить ее подробно. Тебе не повредит заглянуть через плечо одного из покрытых сажей почитателей Гефеста за работой. В альпийских музеях ты можешь найти много поучительных сведений. Прекрасное описание этой прекрасной работы дает В.Й. Гигер в «Альпине» за 1922 г., с. 178.

Кошками стали пользоваться гораздо раньше, чем ледорубом. Известный географ Страбон, ученый времен императора Августа, в своей «Географии» описывает Кавказские горы и их жителей, причем пишет в книге II, главе 5, абзаце 6 следующее: «Зимой на вершины гор не взобраться. Летом люди поднимаются на горы, надевая большие, изготовленные из сырой телячьей кожи и снабженные железными кошками башмаки, что они вынуждены делать из-за снега и льда. В горах Мидии и в особенности в Армении привязывают также деревянные, снабженные железными кошками насадки на подошвы» (перевод проф. Рамзауэра, Бургхауфен). Эти средства для хождения по снегу и льду можно отнести к предкам наших сегодняшних кошек и обручей.

По сообщениям Якша (Клагенфурт), приспособления для хождения по льду в Верхней Австрии и Каринтии использовались еще в так называемом Гальштатском периоде, ок. 400 г. до н.э. На раскопках захоронений возле Гальштатта были найдены железные приспособления такого рода с 4 зубцами. На изогнутых боковых частях есть по ушку, через которое проходила веревка (или ремень), с помощью которых насадка на обувь закреплялась между пяткой и подушечкой стопы. На горе Ценерберг, в деревне Треффендорф под Отманахом в Каринтии, под большим камнем была найдена пара бронзовых насадок, покрытых патиной, длиной 10 см, шириной 3 см, одинаковой ширины по обеим сторонам и одинаково суживающихся к середине. Концы обеих боковых сторон имеют отверстия. По каждой стороне расположено 3 шипа, всего 6, размещенных парами.

На раскопках у Шрегга (озеро Вертер Зее) в одном кургане нашли приспособления для хождения по льду длиной 10 см и шириной 4 см, боковые стороны которых изогнуты и заканчиваются мощными железными кольцами, количество и расположение кошек такое же, как и на ценербергских. Наконец, один исторический клуб из Каринтии купил найденные у Шрегга насадки на обувь, имеющие специфическую форму. Их длина составляет 10 см, ширина – только 1 см. Внизу справа и слева располагаются по шипу, в середине – расположенная напротив подушечки стопы треугольная пластина длиной 4 см. Ширина ее составляет сначала 3 см, к концу же она сужается, так что 3 шипа этого приспособления для хождения по льду составляют равнобедренный треугольник с длинной основной линией.

Олаф Магнус, шведский священнослужитель, в своей книге «Historia de gentibus septentrionalibus» описал ледовые инструменты (instrumenta glacialia), среди прочего деревянные башмаки с железными кошками (calcei lignei ferreis subducti cuspidubus), затем трезубцы (tricuspides) или железные треугольники с зубцами (stili) по углам; и, наконец, гибкие обручи (circuli flexibiles), которые со всех сторон снабжены зубцами (undique aculeos habentes, dentato more acutatos). Все эти предшественники альпинистских ботинок, кошек, обручей прикреплялись к ноге крепкими ремнями (сообщение д-ра Зигера, Вена).

Император Максимилиан, увлекавшийся охотой, оставил нам в 2 книгах рисунки и описания приспособлений для хождения по льду. В книге «Weißkunig» на 2 гравюрах мы видим, как по льду передвигаются люди, имеющие на ногах деревянные сандалии; подошва вырезана двумя острыми клиньями – эта форма затем была усилена железной оправой и, наконец, заменена железными кошками. В книге «Gejaidbuch» император лично дает описание охотничьих приспособлений для хождения по льду, предназначенное для его егерей. Он предписывает им использование таких приспособлений (fues Eyssen, с шестью кошками) и 2 пар «Gembssen Eyssen»: одну пару приспособлений для хождения по льду в горах и одну пару – для лесов; они должны иметь короткие кошки и низкое ушко и быть похожими на подкову. Сегодня эту форму, как известно, можно найти среди альгойских приспособлений для скалолазания.

И сегодня в старых крестьянских домах Альгоя и Тироля мы можем найти такие чудовищные насадки на обувь, которые сотню лет служили косарям на крутых склонах горных лугов, дровосекам – на скользком стволе сосны, старичкам и старушкам – на крутых обледенелых горных тропах по пути в церковь по воскресеньям. Они дали начало применяемым и сегодня насадкам на обувь – железным полосам, обычно с 4 кошками, которые могут сослужить хорошую службу и туристу, идущему зимой по среднегорью – например, на крутых, обледенелых тропинках.

Неизвестно, кто первый додумался вместо однополосных кошек использовать двухполосные и многополосные. Факт в том, что уже давно было придумано защищать всю стопу, а не только ее часть, такую как каблук или среднюю часть. Наряду со многими местными формами возникли Штубайерские, Альгойские и Трагефферские кошки, насколько я знаю, первые две разновидности состоят из 2 частей, третья – из 3 частей. Эти составные кошки знаменуют значительный прогресс; 6-10 кошек размещены по всей поверхности подошвы, так что при любом положении ступни в лед втыкаются по меньшей мере один шип или одна пара кошек, что невозможно, например, при установке кошек только на каблуках.

С такими составными кошками альпинисты (в основном в Восточных Альпах) работали много лет. Непонятно, почему раньше не нашлось умного человека, который устранил бы имеющиеся недостатки. Техника скалолазания достигла необычайных высот уже давно; однако на льду не появилось никаких новых техник: на пологом жестком фирне или льду альпинист довольствовался тем, что надевал кошки; там, где склон становился круче, в ход шла ледоруб. Высокие ледяные стены преодолевались исключительно с помощью вырубленных ступеней. И тут появился человек, чья «теория кошек» сначала вызвала недоуменное покачивание головами, но который сегодня, несомненно, обновил нашу технику хождения по льду. Он увидел все исконные, передающиеся из поколения в поколение недостатки применявшихся кошек и создал кошки, которые стали основой совершенно новой и безусловно перспективной техники альпинизма на льду. Эта заслуга принадлежит Оскару Экенштейну.

Он ставит не меньше 18 условий для того, чтобы были созданы кошки, пригодные для прохождения льда любой прочности и любого наклона. Первые 5 касаются материала. Правильно проверить его качество технически могут лишь немногие альпинисты; здесь приходится целиком и полностью положиться на честность и добросовестность кузнеца:

1.Материал должен быть устойчив к сгибанию. Если он в холодном состоянии немного согнется, не должно остаться трещин.

2.Он должен быть максимально способен к растяжению.

3.Он не должен становиться хрупким на морозе.

4.Чем крепче материал, тем лучше, потому что тогда он более износоустойчив.

5.С учетом этого материал должен содержать как можно больше углерода, его нельзя перекаливать. Сталь не нужно закалять, иначе она становится хрупкой.

Наличие остальных 13 условий может установить и неспециалист, поскольку они касаются внешней формы и веса.

6.Железо должно быть легким, но настолько прочным, чтобы можно было положиться на один-единственный шип. Пара насадок с кошками не должна весить менее 1,1 кг в расчете на мужчину весом 85 кг.

7.Каждая насадка с кошками делается цельнолитой. Заклепки, сварка, припаивание исключены (здесь замечу из личного опыта, что когда я приварил автогеном отломившуюся часть заднего звена, то сварочный шов выдерживал любую нагрузку).

8.Каждый внутренний угол, каждый полый угол должен быть скруглен. Острые углы всегда становятся самыми слабыми местами.

9.Зубцы должны отстоять друг от друга как можно дальше. Два расположенных рядом шипа при проникновении в лед отламывают от него кусок.

10.Для крупных альпинистов лучшее количество кошек – 10; альпинисты с небольшим весом могут обойтись 8 кошками.

11.Насадка с кошками должна быть прочно и плотно подогнана к подошве. (Нужно дать кузнецу оба ботинка, а не довольствоваться работой по отпечатку подошвы.)

12.Насадки из 3 звеньев не годятся, потому что среднее звено всегда непрочно.

13.Кошки должны иметь форму острой четырехгранной пирамиды и иметь острый кончик.

14.Кошки должны располагаться непосредственно под кантом обуви. Осевая линия пирамиды должна образовывать с подошвой прямой угол.Это двойное условие особенно важно.

15.Последняя пара кошек должна быть как можно ближе к концу подошвы, первая – к началу. При этом необходимо учитывать пп. 9 и 14.

16.Из пп. 15 и 9 следует, что кошки на каждой стороне должны быть расположены на равном расстоянии друг от друга.

17.Длина шипа должна составлять около 38 мм; если кошки в походе снашиваются до длины 25 мм, они больше не пригодны для трудных задач на льду. Площадь основания пирамиды должна составлять примерно 6,5 х 10 мм.

18.Ремни-крепления должны быть цельными, не спаянными и не сваренными.

Эти условия послужили основой для создания кошек Экенштейна, ставшими бесценными и неотъемлемыми вспомогательными средствами для современной техники альпинизма на льду. Наряду с длиной и остротой кошек решающее значение для их эффективности имеют расположение кошек и сочленений. Первое претерпело значительные изменения. В очень старых моделях шесть кошек расположены двумя рядами на небольшом расстоянии друг от друга почти в середине подошвы; следствием этого часто становилось сворачивание стопы на бок. Потом кошки стали смещаться все дальше к внешним краям, пока Экенштейн не разместил их полностью по внешним краям подошвы. Сочленение, которое до Экенштейна размещали чаще всего в трети между каблуком и задней частью подошвы, он перенес на середину подошвы. (Франц Хафтер из Трагес-Оберорта в Штирии, в настоящее время лучший мастер по изготовлению кошек Экенштейна, сваривает звенья кошек между пяткой и подушечкой стопы, причем для кошек на правую ногу он слегка смещает место соединения влево, а для кошек на левую ногу – вправо, что укрепляет посадку по подошве.) Эти изменения так и остались непревзойденными, что касается даже новейших форм кошек, которые очень немногим отличаются от исходной формы. Хорешовски, альпинист с огромным опытом походов по ледникам, смещает сочленение звеньев ближе к носку, чем Экенштейн – практически под подушечку стопы; вместо острых зубцов Экенштейна он выбрал клиновидную форму кошек. Острые поверхности передней и задней пар кошек идут параллельно направлению движения, у средних кошек эти поверхности перпендикулярны направлению движения. Часть, где находится каблук, снабжена накладками не в форме двух полос, а накладками из листовой стали, захватывающими и каблук. Шустер использует 8 кошек, с ним согласен Флайг, полагающий, что наряду с уменьшением веса кошек возникает дополнительное преимущество, а именно: плохой снег налипает между 8 кошками меньше, чем между 10. Однако я в своих многочисленных походах по ледникам не замечал особой разницы.

Итак, поскольку различия в конструкции современных кошек (Экенштейна – Хорешовского – Шустера) не являются принципиальными, большее внимание должно уделяться качеству материала и тщательности его обработки, чем миллиметровому смещению кошек и т.п. Подведу итог, исходя из своего опыта: до сих пор я пользовался кошками Экенштейна, изготовленными в Трагесе Францем Хафнером, и они великолепно служили мне в любой ситуации. Я попробовал также кошки Шустера; честно говоря, я не заметил особой разницы. Кошками Хорешовского я пользовался в моих двух последних швейцарских походах; о них я могу сказать только то, что клиновидные острия изнашиваются не так быстро, как обычные кошки.

После этих необходимых пояснений перейдем к дальнейшему рассмотрению ледоруба и кошек, необходимых для альпиниста. И ледоруб, и кошки будут тебе нужны в равной степени; однако без кошек ты мог бы пройти по леднику, без ледоруба же это невозможно. Это очевидно и бесспорно, однако не помешало образованию двух течений среди альпинистов, хотя и довольно поздно: существуют сторонники ледоруба и сторонники кошек. Первое течение – старое, второе – новое, и поскольку это последнее, в отличие от многих новинок, действительно принесло много добра и пользы, я вновь советую тебе уделить шипам больше внимания, чем ты это делал до сих пор.

Противниками кошек были – и частично остаются до сих пор – проводники по большим ледникам. Приверженность традициям и оценка восхождения по числу вырубленных ступеней – вот причины этого; к тому же прежние кошки имели множество недостатков, пока Оскар Экенштейн не изменил их конструкцию. Этому человеку, как уже говорилось выше, принадлежит заслуга единственного значительного скачка вперед в области техники хождения по льду; у него много сторонников, и я хотел бы, чтобы ты тоже встал в их ряды. С хорошими кошками на ногах ты сэкономишь уйму сил, ты играючи пройдешь туда, где без кошек или с плохими кошками постоянно приходится пользоваться ледорубом, а эта работа, что бы она собой ни представляла: вырубание ступеней или вбивание ледоруба для укрепления позиции – утомляет руки, не говоря уже о том, что все мышцы ног находятся в постоянном напряжении. Я понимаю и уважаю позицию человека, который с удовольствием рассматривает ровно вырубленные им ступени и ощущает глубокое удовлетворение проделанной работой; я уважаю эту работу, но сравнил бы таких людей с редкими исключениями, которые в зимних походах отвергают современные лыжи и пользуются старинными деревянными ободьями. Они схожи также с теми, кто взбирается на трудную для подъема скалу не с помощью специальной обуви для скалолазов, а в ботинках с кошками. Каждое сравнение немного неверно, но каждое содержит зерно истины. Подумай об этом!

Итак: очевидно, что тебе нужны оба орудия. Поэтому иди и купи себе, посоветовавшись с опытными альпинистами, снаряжение лучшего качества; только оно годится. Хорошие ледоруба продают некоторые швейцарские фирмы и некоторые кузнецы в Фульпмес (Штубайталь). Они не должны быть слишком длинными. Я много раз видел у церматтских проводников ледорубы с рукояткой длиной максимум 1,20 м. Центр тяжести должен быть у ледоруба впереди, чтобы она не отскакивала при вырубании ступеней и лучше впивалась в лед. Экенштейн придумал ледоруб, размеры которой ты можешь увидеть на рисунке (с. 28). Я такой не пользовался; Блодих дает ей высокую оценку, потому что «и в опасном положении, даже одной рукой, ей можно вырубить ступени».

 

Спуск по диагонали (фото Заттлера)

 

Ледоруб  состоит из острия (клюв) и широкого лезвия (лопатка), острия и рукоятки (ручки). Клюв и лопатка всегда соединены вместе; они крепятся на рукоятку с помощью длинных «пружин». Как материал годится только лучшая сталь. Клюв должен иметь прямоугольное поперечное сечение, потому что круглые или полукруглые формы приводят к повороту вбитой ледоруба; он должен быть тяжелее лопатки, в противном случае ледоруб будет проворачиваться в руке; кроме того, для пробивания льда нужен достаточно тяжелый клюв. На нижней стороне клюва обычно вырезаются зубцы. Резкое сужение к кончику способствует возникновению отдачи при рубке льда. Лопатка должна быть прямой, углы острыми. Лопатка и клюв должны быть слегка загнуты вниз. Рукоятка бывает двух форм: трех- или четырехгранная, на нижней части надет цилиндрический наконечник; или же наконечник соединен с рукояткой, т.е. рукоятка постепенно переходит в наконечник.

Я использую только швейцарские ледоруба, а у них первая форма; не могу назвать их недостатки, а достоинство в том, что рукоятка при застревании в щели немедленно подается, что невозможно, если рукоятка и наконечник соединены вместе.

Рукоятка должна быть изготовлена из качественного, крепкого ясеня или из карии, быть овальной в поперечном разрезе, потому что рукоятка ледоруба – это не рукоятка метлы, которая должна свободно проворачиваться в руке. Рукоятку нужно держать достаточно крепко, чтобы она не пружинила; иначе вместо легкого вырубания ступеней получится легкое образование мозолей. Чтобы ты мог крепче держать рукоятку в руке при вырубании ступеней, особенно если ты работаешь в перчатках, наложи в 30-35 см от конца рукоятки кожаное или алюминиевое кольцо; однако это негативно скажется на забивании ледоруба в страховочных целях.

Для высокогорных альпийских походов на лыжах были изготовлены ледоруба с двойной рукояткой. Рукоять состоит из двух подогнанных друг к другу стержней из ясеня или карии, каждый имеет овальное поперечное сечение, таким образом, рукоятка в поперечном сечении представляет собой сильно вытянутый овал. Нижняя часть каждого стержня обита листовой сталью; здесь, на концах, оба стержня соединены в одно целое с помощью разъема и винта со сферо-цилиндрической головкой. Металлическая часть ледоруба съемная, в основном тоже с помощью винтового соединения, верхняя часть составной рукоятки также окована сталью. Стержни, снабженные быстро надеваемыми кольцами, могут служить лыжными палками; однако ледоруба с составной рукояткой  малопригодны для тяжелой работы по вырубанию ступеней во льду. Такой ледоруб не годится, потому что она пружинит, а при сильных ударах винтовое соединение почти всегда разбалтывается. Я не советую тебе покупать такую ледоруб, пока на рынке не появится более совершенная модель; обрати внимание также на с. 138, где говорится о том, какой ледоруб нужна в высокогорных походах на лыжах.

Ледоруб должна также иметь петлю, чтобы вешать ее на руку во время скалолазания или передвижению по леднику. Это пришитый к кольцу пеньковый ремень или кожаный ремень с пряжкой. Первая разновидность часто имеет простой подвижный зажим из металла или кожи, чтобы петля не скользила по руке. Петля должна быть расположена на ледорубе так, чтобы она надежно держалась, этого можно добиться, крепко привязав пеньковый ремень хорошим шнуром. Во время вырубания ступеней петлю нужно снимать или с помощью шнура закреплять на рукоятке, чтобы не повредить ее во время работы. Рис. №2 показывает улучшенную форму.

 

Петля на ледорубе 

1. Простая форма.  2. Улучшенная форма.  3. Петля Монтандона

 

Петлю  а наматывают до металлической части, расстегивают пряжку с и снова крепко закрепляют ремень b, захватив им и участком ремня с пряжкой узкую часть лопатки. Эта петля не соскользнет с ледоруба, но обладает недостатками №1.

Все эти недостатки отсутствуют в том виде закрепления петли, который предлагает Монтандон.  Он использует кожаный ремень с пряжкой, способ закрепления которого ты видишь на рис. под №3 (с. 62). Если ледоруб несут за петлю, то длина петли легко регулируется затягиванием или ослаблением (а). Если предстоит вырубание ступеней, то пряжку расстегивают, свободный конец несколько раз обматывают вокруг рукоятки и снова застегивают пряжку (b). Если кому-то кнопка с кажется слишком ненадежной, можно выбрать заклепку или крепкую двойную кнопку из металла, которые применяются на оружейных ремнях, или зафиксировать петлю с помощью крепкого шнура. Кожаный чехол на металлической части защитит ее от ржавения, и уж наверняка защитит головы и другие части тела спутников в вагоне или на вокзале от неприятного контакта.

Кошки. Лучше всего приобрести эту необычайно важную часть снаряжения такой формы и качества, которые бы оптимально подходили тебе. Для этого пошли мастеру, которому ты доверяешь, оба ботинка, чтобы он точно подогнал кошки под ботинки. По-настоящему добросовестный мастер не удовольствуется отпечатком твоих подошв, который не очень точно передает размер. Если же ты по каким-то причинам хочешь, чтобы кошки изготовили по отпечаткам, то приложи готовые кошки к ботинкам и обратись к слесарю, чтобы он устранил те мелкие недостатки и несовпадения, которые ты обнаружишь. Предупреди его, чтобы он не сжег кошки, если понадобится их еще раз нагреть. Запомни: плохо сидящие кошки хуже, чем их отсутствие; они могут стать смертельно опасными.

К ноге кошки прикрепляются прочными пеньковыми или кожаными ремнями. Первые надежнее, но, намокнув, уменьшаются в размере, так что в холодную погоду их часто нужно расслаблять, чтобы не допустить сжатия стопы, приводящего к обморожению.

Есть множество видов прикрепления, патентованных и непатентованных. Два из них, опробованные и высоко оцененные лично мной, я хочу описать подробнее. В любом случае, надо выбирать прочные пеньковые ремни с пряжками. Штырек пряжки должен быть очень острым, чтобы не портить ремни и не превращать их застегивание в мучительную операцию.

 

Формы кошек

1. Старинные приспособления для хождения по льду.

2. Старая форма из трех частей.

3. Кошки более современной формы (из двух частей)

4. Кошки Экенштейна от Хафнера

5. Кошки Хорешовского

6. Кошки Шустера

 

Применялись и кожаные ремни. Их недостаток: от влаги они растягиваются и ослабляются. Пеньковые ремни держат кошки лучше, чем кожаные.

Способ крепления кошек Экенштейна. Любые кошки крепятся на два пеньковых ремня: более короткий длиной 68-70 см и более длинный длиной около 78 см; каждый ремень снабжен хорошей пряжкой.

Оба ремня крепко пришиваются, а лучше прикрепляются заклепками, к шипам. Я объясню тебе крепление на правую  ногу; ты сам можешь догадаться, как крепятся кошки к левой ноге.

 

Прикрепление кошек 

1. Крепление Каубы, кошки на левую ногу    2. Крепление Экенштейна

 

Не сердись на меня за то, что тебе придется поразмыслить; мне приходилось видеть людей, которые не могли отличить крепление кошек на правый ботинок от крепления на левый. Итак: более короткий ремень (2а) крепится на заднем правом кольце следующим образом: свободный конец (без пряжки) снаружи протягивается через расположенное снаружи кольцо, пока другой конец с пряжкой не окажется в 6-7 см от кольца. В этом положении конец с пряжкой закрепляется швом или клепкой, чтобы кольцо оказалось в петле ремня. Таким же образом закрепляется более длинный ремень (2b) на правом среднем кольце. При застегивании пряжки расположи все кольца так, чтобы они были обращены наружу (если ты этого не сделаешь, то впоследствии тебе придется помучиться), надень кошки на ногу, проведи сначала  задний (более короткий) ремень через щель налево к левому заднему кольцу, протяни ремень внутрь через это кольцо, проведи его через щель обратно, чтобы два его участка проходили друг над другом, и застегни оставшийся конец на пряжку. Затем так же поступи с более длинным ремнем b. Проведи его наискосок через ногу налево через левое среднее кольцо, оттуда наискосок направо вперед, к правому переднему кольцу, затем наискосок через носок налево к левому переднему кольцу (все время изнутри наружу) и снова обратно к правому среднему кольцу, где застегни его пряжкой. Так получается крест из ремня, пропущенного через 4 кольца. Понятно? Надеюсь на это. Ты должен хорошо затягивать ремни, конечно, не так, чтобы ремни рвались, а кольца отлетали; клади ремни аккуратно, чтобы они не перекрутились; достаточно среднего усилия. На бумаге процесс крепления кажется сложным. Однако если твое снаряжение в порядке, то после некоторой тренировки тебе понадобится меньше 1 минуты, чтобы надеть кошки на обе ноги. 

Кошки (по Экенштейну) 


 

Крепление Каубы. На картинке представлено крепление на левую ногу, а1 и а2 прикрепляются заклепкой на левом или правом заднем кольце. Затем участки ремня (а1-е и а2-d) пропускаются через средние кольца: с1 до места сгиба b2 и с2 до места сгиба b1 (конечно, положение зависит от размера ноги!). После пропускания с1 и с2 закрепляются клепками на левом или правом переднем кольце. Таким образом, как и в креплении Экенштейна, образуется крест над передней частью ступни, затем ремень пропускается через щель вперед и влево и застегивается находящейся слева пряжкой. Место перекрещивания с1- b2 и с2- b1 лежит свободно, не сшивается и не скрепляется клепками над ботинком. Если ремни положены правильно, то ботинок надевается, d пропускается через пряжку и затягивается, пока кошки не будут плотно закреплены на ботинке.

Переноска наших острозубых друзей в походе доставляет немало трудностей. В любом случае, не прикрепляй кошки ремнем к рюкзаку и не пристегивай их к рюкзаку снаружи, да еще и кошками в сторону своих спутников; эта «объективная опасность» в лучшем случае станет причиной конфликта, в худшем – опустошит твой кошелек. Лучше всего положить кошки в рюкзак, поместив их в прочный чехол. Если ты хочешь полностью обезопасить себя и своих спутников, купи насадки на кошки от Э. Пюна: это связанные друг с другом колпачки из тонкой жести, которые насаживаются на кошки. Я считаю, лучше всего проложить между кошками толстый слой шорного войлока и закрепить его шнуром или ремнем.

Чтобы кошки были всегда в порядке, тебе надо носить с собой еще кое-что: небольшой плоский напильник. Вечером после долгого перехода, особенно если ты шел по скале и щебню в кошках, проверь их остроту и целостность и, если нужно, подточи. Небольшое усилие принесет тебе только пользу.

 

3. Веревка

Третий союзник альпиниста на льду в борьбе с коварством природы – это веревка.

Запомни одно из самых основных правил хождения по льду: по заснеженному леднику всегда нужно идти только под защитой веревки, пусть даже ледник будет производить самое безобидное впечатление заснеженного равнинного поля. Итак: в рюкзаке всегда должна быть хорошая веревка. Лучше всего крученые веревки из итальянской длинноволокнистой пеньки диаметром 10-13 мм. Поскольку обычно на леднике альпинисты привязываются к веревке  на расстоянии друг от друга около 8 м, для группы из трех человек достаточно 25 м веревки. Идущий последним несет в рюкзаке более короткий вторую веревку.

Для прикрепления к туловищу часто рекомендуются ледниковые ремни. Возможно, я слишком пессимистичен, но такой ремень кажется мне жуткой вещью, лишним грузом для альпиниста. В любом случае, старый способ привязывания к канату с помощью хороших узлов непосредственно вокруг туловища не более опасен, если выражаться осторожно. Я не советую пользоваться на льду ремнями; в случаях, когда это необходимо, ты можешь изготовить себе подходящий ремень.

 

4. Защита от солнечных ожогов

Тебе может показаться, что это не важно. Ты относишься к сторонникам загара и думаешь: я рад, когда светит солнце. Среди поклонников солнца я, пожалуй, верховный жрец, но, однако, от некоторых видов воздействия солнечных лучей я вынужден защищаться. Особенно чувствительны глаза. Итак: нужно взять две пары защитных очков. Почему две пары? Да потому, что одна может сломаться; тогда у тебя останется вторая; или что-нибудь случится с твоим товарищем, и ты одолжишь ему одну пару. Защитные очки не должны плотно прилегать к коже, как очки автомобилиста или противогаз, иначе никакие отверстия для вентиляции не помогут и стекла всегда будут запотевшими. По моему опыту лучшими и, пожалуй, самыми дешевыми оказались защитные очки для людей с нормальным зрением, представляющие собой плоскопараллельно отшлифованные линзы желто-зеленого цвета, вставленные в роговую оправу. Часто рекомендуются также дымчато-серые линзы. (Недавно фирма Цейсс (Йена) выпустила в продажу так называемые умбральные линзы, серо-коричневый цвет которых высоко оценили выдающиеся, компетентные в этой области альпинисты. По их мнению, это лучшее, что когда-либо предлагалось в этой области. Я также остался очень доволен умбральными линзами средней интенсивности цвета). Однако при сильном ветре ты должен привязывать защитные очки шпагатом.

 

С меня на вершине Юнгфрау шторм из долины Ротталь сорвал очки, хотя на мне был шлем, и они улетели по крутой дуге, чтобы больше никогда ко мне не вернуться. Тот, у кого чувствительные глаза, должен выбирать такую форму очков, у которой дужки снабжены целлулоидными раковинами, задерживающими проникающие сбоку ультрафиолетовые лучи.

Есть и другое средство защиты глаз. Aqua zeozoni, прозрачная жидкость, которую закапывают в глаза с помощью пипетки и которая покрывает глазное яблоко тончайшей, ни в малейшей степени не мешающей видеть пленкой, гарантирует 3-4 часа надежной защиты.

Солнечный ожог, снежный ожог, поверхностный ожог кожи, может быть очень неприятным. Если ты не хочешь однажды утром проснуться с головой в форме улья, вздувшимися губами и тому подобными изменениями на лице, то вотри еще до начала похода «ледниковую мазь» (цинковую мазь, ланолиновые препараты и т.д.). Особенно эта мера предосторожности рекомендуется женщинам с их нежной кожей. И еще одно: перед долгим походом ты не должен умываться вообще или делать это очень осторожно. Это преступление против чистоплотности сделает, однако, твою кожу намного более стойкой к негативным воздействиям, чем если ты уничтожишь мылом и губкой то небольшое количество жира, которое скапливается на твоем лице в порах и складочках.

Раньше пользовались большой популярностью зеленые и синие ледниковые покрывала. Сейчас их встретишь редко. В них слишком жарко во время передвижения по леднику при солнечной, тихой погоде.

 

5. Другие необходимые и обязательные предметы снаряжения

Ледовый крюк. Это новейшая разработка, насколько я знаю, впервые примененная и описанная Ригеле (Заальфельден). Это штыри длиной около 18 см из закаленной, стойкой стали (особенно острие), снабженные подвижным кольцом; в поперечном разрезе они имеют прямоугольную форму, размер верха 6 х 16 мм; они суживаются к острию и имеют маленькие зазубрины, образующиеся сами по себе во время забивания.


Ледовый крюк: а - Старая форма, b - Крюк Фихтля

Они легко проникают в лед (предварительно нужно очистить его от рыхлого слоя) и отлично держат. Ледовые крюки служат для преодоления крутых ледниковых склонов и для страховки на тяжелых участках ледника, так же как и скальные крюки на труднопроходимой скале. Для забивания желателен молоток; ледоруб для этого практически непригоден. По моему мнению, такие крюки надо изготовлять в форме так называемого крюка Фихтля.

Не забудь также складной фонарь с тремя или четырьмя сторонами, несколько свечей, спички. Даже в самом легком походе ты можешь быть вынужден заночевать, а ночь, как известно, очень темная, особенно в лесу.

Швейные принадлежности, перевязочный материал, аптечка. Эти три вещи тебе понадобятся всюду и всегда. Конечно, этого с собой надо брать немного. Из швейных принадлежностей тебе понадобятся 2-3 крепких иглы, немного черных, белых и льняных (для более грубых материалов) ниток, несколько брючных пуговиц; из перевязочного материала – 1-2 упаковки бинта, кровоостанавливающая вата и по возможности жгут Эсмарха; для аптечки будет достаточно несколько медикаментов в твердой форме от головной боли и расстройства желудка, а также поноса и запора. «Без руля не выходи в море», - таков старый морской закон. Я бы хотел видоизменить его: «Без компаса не выходи в горы». Хороший компас, лучше всего буссоль Безарда, совершенно необходим, особенно при плохой видимости, ночью, в туман. Я не могу здесь подробно рассказать тебе, как с ним обращаться. Но в любом случае советую: иди к знающему человеку и попроси его научить тебя. Компас может буквально спасти тебя от смерти.

Очень коротко я хочу рассказать тебе самое необходимое и любопытное о буссоли Безарда:

Обычные компасы позволяют только определить север и юг, а затем лишь приблизительно придерживаться определенного направления. В трудных условиях (в туман и темное время суток) это мало поможет, потому что у этих простых инструментов отсутствуют необходимые приспособления.

Самым строгим требованиям, предъявляемым альпинистом в трудных условиях высокогорья к прибору, указывающему направление, полностью отвечает буссоль, изобретенная и улучшенная австрийским майором фон Безардом, поскольку потребности военных, послужившие причиной создания буссоли, очень схожи с потребностями туриста.

Этот компас имеет следующие возможности:

На местности с хорошей видимостью и на карте можно с большой точностью попасть в пункт назначения.

Можно точно измерить угол, который образует направление движения к цели с магнитным меридианом, а также с северным или южным направлением, т.е. так называемый азимут. Отсюда можно, определив угол на местности, найти пункт назначения на карте, или, наоборот, при определении азимута по карте соблюдать это направление движения на местности, что необходимо в тумане, в темноте, в лесу или горной цепи.

Таким образом, опираясь на азимут и длину пути, которая еще до выхода в поход определяется по карте, можно придерживаться выбранного маршрута даже при плохой видимости.

Буссолью, благодаря ее хорошей конструкции, можно отлично пользоваться и в трудных условиях, а также ночью без источника света (благодаря радиевому покрытию).

Буссоль годится для кругового обзора местности (панорамном определении).

Буссоль изготавливается двух моделей: более крупной и более мелкой. Среди новейших буссолей большая модель является более точной, поскольку имеет большую магнитную иглу и большее пространство для градусного деления.

Однако буссоль принесет тебе пользу в трудных условиях – а ей пользуются только в таких условиях – лишь в том случае, если ты потренируешься обращаться с нею и изучишь ее полностью в хорошую погоду. Ставь себе определенные задачи и решай их с помощью буссоли, чтобы получить точное представление о частных условиях, влияющих на пользование буссолью: длине шагов в гору и под гору, соблюдении определенного азимута на быстро меняющейся местности, зависимости между длиной пути по азимуту и реальной длиной пути по серпантину и т.д. Так ты получишь материал для расчетов.

Инструкция по использованию буссоли прилагается к каждому прибору. Она содержит ряд задач и их решения. Кроме того, небольшая статья д-ра Морригля в его указаниях по чтению карты в высокогорье будет полезна тебе в плане теоретического обучения, которое ты можешь проходить, сидя у теплой печки в своей комнате.

Не всегда необходим, но полезен бывает высотомер. Но если ты захочешь приобрести его, покупай только так называемый компенсированный высотомер. На таких покупках нельзя экономить; тогда лучше вообще не покупать. В сложной ситуации он помогает измерить пройденную высоту, а хороший анероид довольно точно предсказывает погоду.

То же самое касается бинокля. Здесь речь может идти только о призматическом бинокле, а он стоит очень дорого. Опыт учит нас, что мы обязаны зоркому глазу бинокля гладким протеканием иного похода и избеганием опасностей.

Чтобы сохранить продукты в хорошем состоянии «и на горах, и в долине», купи себе сообразно своему вкусу и финансовым возможностям алюминиевые контейнеры и полевые фляжки из того же материала или прочные, хорошо сшитые льняные мешочки. То, что ты возьмешь с собой из еды и питья, - дело вкуса. Пряные блюда и алкоголь не настолько полезны в горах, как думают некоторые. Ты доставишь себе и другим большую радость, если в холодную погоду на защищенном от ветра месте достанешь спиртовку и приготовишь горячий чай или хороший суп. Но тогда тебе придется носить с собой дополнительный груз в виде необходимого горючего – спирта, причем alcoholus absolutus лучше, чем денатурат. Сегодня в продаже появилось твердое горючее. Одну разновидность я попробовал – хваленую «Meta». Горючее отличное, горит даже в снегу. Но примусы, предназначенные для такого горючего, не так хороши: у них нет защиты от ветра, поэтому они греют слабо.

Если ты куришь, то не забудешь взять с собой «сладкий яд». Употребление никотина не настолько вредно, как считают некоторые.

Я хочу предостеречь тебя только от излишнего курения, от вдыхания сигаретного дыма и курения во время подъема. Но могу сказать тебе по собственному опыту, что трубочка, выкуренная привычным к курению человеком во время отдыха или на вершине, принесет пользу и успокоит.

В моем рюкзаке лежит также мешочек со следующими мелочами: полудюжиной крепких булавок (2-3 всегда вколоты в левую внутреннюю сторону моей куртки на груди), мотком очень крепкого тонкого шнура, 3-4 иголками, дюжиной разрезных заклепок из меди, кусочком мыла, коробком спичек, маркировочной бумагой, 1-2 запасными ремнями с пряжками, маленьким карандашом.

 В длительные походы, предусматривающие ночевку, и вообще на всякий случай, когда можно ожидать вынужденной длительной стоянки в холод, бурю, метель и т.д., и вообще во все походы по высокогорью нужно брать с собой предмет, значение которого для благополучия и жизни альпиниста до сих пор не удостоилось заслуженного признания: палатку или, что еще лучше, мешок-палатку. Палатка очень удобна там, где ее можно установить; для плановой ночевки это, пожалуй, лучшее, особенно если есть носильщик, с которым ее можно отправить обратно. Мешок-палатка, сшитый по проекту старого опытного альпиниста Здарского, представляет собой идеальную защиту от непогоды и ночного холода для тех альпинистов, которые идут без носильщиков и проводников. Я думаю, что буду прав, если скажу: почти всех несчастных, ставших жертвами ненастья и истощения сил, можно было бы спасти с помощью мешка-палатки Здарского. Его можно использовать всюду: как палатку, как спальный мешок, как навес от дождя, как матрас (наполнив его листвой или сеном): это настоящий друг альпиниста. Его вес и объем очень малы; он поместится в любом рюкзаке рядом с другими предметами снаряжения. Мешок Здарского был улучшен спортивным клубом «Nemecek» (Вена) так, чтобы его можно было ставить в качестве палатки. Я опробовал эту форму и нашел ее очень удачной.

  

Прямой спуск (фото Заттлера)

 

Очень важно небольшое вентиляционное отверстие в полностью водонепроницаемом материале, через которое выходит дым от трубки, испарения и запахи.

Все эти прекрасные вещи неси в прочном, вместительном рюкзаке с широкими лямками. На нем могут быть внешние карманы, в отличие от рюкзака скалолаза, если ты не планируешь много спусков на веревке по первичной породе. Сегодня рекомендуется так называемый шведский рюкзак. Факт, что в этом искусно укрепленном с помощью льна и кожи рюкзаке большой груз нести намного легче, чем в наших дедовских наспинных мешках; однако маннесмановская конструкция из трубок может стать препятствием для скалолазания. Так называемый рюкзак Бильгери нашел много сторонников среди поклонников горных лыж.

Если ты хочешь почувствовать себя следопытом, а не покорно тащиться, скучая, за широкой спиной проводника, возьми карты и путеводители. Предварительно, конечно, ты должен научиться читать карту и позаботиться об изучении альпинистской литературы до начала похода.

Все, что я перечислил тебе из предметов снаряжения, понадобится тебе на льду в большей или меньшей степени. Но поскольку для восхождения на вершину – а это, в конце концов, и есть конечная цель горного похода, пусть даже сегодня некоторые пророки и не считают важным достичь вершины – во многих случаях нужно преодолеть по-настоящему трудные скалы, нужно взять и кое-что из снаряжения современного скалолаза.

Итак, возьми в рюкзак несколько петель для спуска по канату из 4-8-миллиметрового троса, 2-3 скальных крюка с кольцом (лучше всего крюки Фихтля), 1-2 овальных карабина. Ботинки скалолаза очень хороши, хотя бы для того, чтобы ходить по дому. В основном в горы из скальной породы надевают ботинки с кошками, особенно на гранитные скалы, камины и щели, потому что крупнозернистая структура породы не дает шипам соскальзывать. Настоящие ботинки для скалолазания нужны настолько редко, что ты можешь обойтись без них, просто снимая обувь на трудных местах. Я еще ни в одном из своих походах не носил ботинки для скалолазания нигде, кроме как в гостиницах.

 

6. Уход за снаряжением и его починка

Как заботливая и рачительная домохозяйка, постоянно проверяя и штопая белье, может сэкономить много денег и избежать многих расходов, так экономит и альпинист, если не жалеет усилий на то, чтобы после каждого похода проверить свое альпинистское снаряжение. Хорошее обращение во время похода также воздастся сторицей. Например, ты должен всегда сушить промокшие ботинки (но не слишком близко к огню), вынимать промокшие стельки, ухаживать за кожей ботинок, смазывая ее хорошим кремом. Верёвку всегда проверяй до и после использования, потому что и на льду канат страдает от влаги, от острых ледяных краев и т.д. Влажные веревки сушат на воздухе, время от времени их надо слегка смазывать вазелином. Не позволяй ржавчине образовываться на ледорубе и кошках; затупившиеся острия ледоруба и кошек подтачивай напильником, в тяжелых случаях отдавай их мастеру «для вытягивания». Спиртовку, фонари, фляжки после использования надо тщательно чистить; тогда они будут служить тебе в десять раз дольше, чем в том случае, если ты оставишь их задыхаться в саже и неприятном запахе. Фляжки нужно хранить с открытой крышкой!

Это лишь несколько советов – они должны показать тебе, как сохранить свое снаряжение. Если ты не будешь этого делать, то придется, вздыхая, раз за разом опустошать кошелек; помни, за легкомысленным человеком хищно следит смерть в ожидании момента, когда же порвется канат, за которым плохо следили, или на льду соскользнет затупившийся шип. Не навлекай на себя эту опасность!

Ты узнал, кто годится для хождения по льду, какими качествами ты должен обладать, чтобы наслаждаться походом по сверкающему царству фирна. Ты знаешь, что ляжет тебе под ноги, когда ты приблизишься к обледенелым зубцам; далее, ты знаешь, что тебе нужно взять с собой, чтобы в долгом, тяжелом походе защитить себя от сил природы. Ты знаешь: кто хочет войти в воду, должен научиться плавать, в применении к нашему случаю: после этих приготовлений ты действительно отправишься туда, где дикие ледниковые волны разбиваются о массивы скал. Здесь надо в первую очередь помнить: знакомься с настоящим высокогорьем осторожно, держась за руку хороших проводников, и учись, учись и еще раз учись. На скалах, если ты хороший гимнаст, ты сможешь быстро перенять приемы у мастера и скоро сможешь пройти самые трудные места; на льду же придется забыть о быстрых успехах и долгие годы собирать опыт по крупицам, пока однажды ты не сможешь сказать про себя: я могу – значит, я дерзну. Не уподобляйся тем, кто на скале добросовестно использует веревку и страховку, а в леднике или фирне видит только легкопроходимые участки и отказывается от веревки: мы знаем ужасные примеры, когда добросовестные скалолазы погибали, впервые вступив на лед.

 

IV. Передвижение по снегу, фирну и льду

Снег, фирн и лед являются «совершенно особым материалом», который ты на обледенелом высокогорье должен знать в совершенстве, если хочешь владеть им во всех его разнообразных формах и изменчивых свойствах так, чтобы парить, как «дух над материей». Скалы, в общем и целом, по форме и свойствам в одно и то же время представляют собой сходную картину и предъявляют одинаковые требования к альпинисту. Неважно, будешь ли ты преодолевать скальный камин утром или после обеда: если погода хорошая, ты не ощутишь никакой разницы, кроме разницы между утренней прохладой и полдневной жарой; если камин влажный, то в 6 часов утра 15 июня ты ощутишь те же неудобства, что и в 6 часов вечера 15 августа; в любое время ширина камина остается одинаковой, и в нем можно увидеть одни и те же зажатые между стенками глыбы. Не так обстоит дело на снегу, фирне и льду. Может случиться так, что там, где в один год ты встречаешь изрезанный щелями ледник, на другой год можно спокойно пройти на лыжах по гладкому фирну. В этом году восхождение на хребет в августе может стоить тебе больших усилий по преодолению льда; в следующем году в то же самое время года ты встречаешь здесь голые скалы. Один и тот же путь по леднику ночью, при свете фонаря, и ранним утром был легким и безопасным, поскольку твердый фирн повсюду образовал прочные перемычки; на обратном пути под полуденным солнцем ты по колено проваливаешься в размягчившийся фирн и вынужден недоверчиво ощупывать каждую перемычку через расщелину и очень осторожно ступать на нее, а при необходимости искать новые способы перехода. Как видишь, для обучения здесь предоставляется еще меньше возможностей, чем на скале. Гораздо больше внимания, чем на скале, тебе нужно уделить изучению перед началом передвижения погодных условий и особенностей местности, причем не только на текущий момент, но и с учетом прошлых и будущих изменений. Знаменитый принцип «авось получится» и на скале не оправдывает себя; на льду же этот принцип – признак глупости или дерзости (не путать со здоровым мужеством). Если на лед идет бессовестный аферист, он часто может «потерять все». Конечно, так же неправильно бояться слишком многого; в этом случае можно трусливо просидеть в долине, в хижине, в то время как энергичные товарищи обретут в борьбе высшее счастье альпиниста. Нет! Добросовестно и честно проверь все условия; и если на основе этой проверки ты придешь к заключению, что поход предпринять можно, то смело отправляйся в прохладную свежесть ночи, в ледяные ущелья, на покорение вершины!

 

1. На снегу

При этом слове новичок наверняка представляет себе глубокий мягкий снег, в который путник проваливается по бедра. Да, мой дорогой, это случается, и время от времени тебе придется заниматься этим тяжелым делом. В основном же все совсем не так плохо. Я, например, больше люблю идти по крутым карам на Кайзере или в Карвенделе в тот период, когда подвижная осыпь покрыта снегом, чем тогда, когда она ничем не прикрыта – это гораздо менее утомительно. Но одно ты должен запомнить с самого начала: доверяй снегу; если он лежит на хорошей основе и уже немного сел, то даже на крутом склоне каждый шаг дается так же легко, как на ступенях домашней лестницы. Многие считают, что каждый шаг надо делать с опаской, потому что можно провалиться. Это не так. Здесь нужно, как и в вопросах религии, просто «верить» - верить в надежность снега и собственную устойчивость. Если ты веришь проводнику и самому себе, то очень скоро постигнешь секрет передвижения по крутым склонам, покрытым снегом. Шагай без страха со ступени на ступень и держись как можно прямее; чем прямее ты держишься, особенно на спуске, тем увереннее ты чувствуешь опору и тем меньше ты скользишь.

Если снег очень мягкий, то речь о специальной технике передвижения не идет; чтобы идти по снегу, постоянно проваливаясь, не нужны знания – нужна стойкость. Однако несколько советов могут быть полезны. Лучше всего делать шаги как можно более соразмерными: это касается как расстояния между отдельными шагами, так и темпа, который не должен быть слишком быстрым. Впереди идущий должен регулярно сменяться, чтобы каждый одинаково участвовал в прокладывании пути. Если впереди идущий на склонах шагает слишком высоко, а на ровной местности слишком широко, то вежливо попроси его соразмерять длину ног с твоими.

Если все члены группы идут правильно, то все одновременно поднимают ту же ногу и одновременно ставят ее на землю. В целом такое передвижение похоже на часовой механизм. Если впереди идущий меняет шаг, делай то же самое. Ставь свою правую ногу на след правой ноги впереди идущего; с левой поступай так же; испорченный по невнимательности след разозлит и тебя самого, и всех, кто идет за тобой. Если же ты не попадаешь в след, то проложи новый, но не в километре от старого, а чуть выше и к стороне от него; так ты прижмешь свежий снег, и он выдержит твой вес. На подъеме придерживайся принципа: прямо вверх! Вбивай ногу в снег носком с большим или меньшим усилием (в зависимости от прочности снега), держа носок немного вниз, то есть «нормально по отношению к поверхности склона» (Блодиг). Второй шаг делай не прямо над первым, а немного в стороне от него и не слишком высоко. Таким образом, отдельные ступеньки получатся более прочными, поскольку это будут уже не вертикально расположенные друг над другом пустоты с тонкими промежуточными стенками.

Если ты хочешь подниматься зигзагом (что рекомендуется только при плотном снеге), Блодиг советует: «Нога, обращенная к горе, должна ставиться носком, немного вперед и вниз; нога, обращенная наружу – на пятку».

Если ненадежный снег толщиной более 10 см лежит на льду, его нужно убрать, иначе кошки не будут держать. Вырубать ступени здесь обязательно. Если самый нижний слой снега уже сел и смерзся со льдом, то достаточно просто вытоптать ступени. Поперечного перехода по ненадежному снегу надо по возможности избегать. Если же все-таки необходимо перейти поперек ненадежного склона или снежного желоба, то сделать это надо как можно выше и с соблюдением всех необходимых мер безопасности.

Снег, не выдерживающий вес альпиниста, новичка может прямо-таки привести в отчаяние. Но и здесь ты можешь кое-что сделать. Во-первых, не каждый проваливается одинаково глубоко (и это не всегда зависит от веса). Если осторожно ставить на снег всю стопу, а предварительно «потереть» поверхность снега, как бы осторожно нащупывая путь, то можно идти не проваливаясь, даже если ты весишь больше, чем твой неуклюжий спутник, который, ступая с медвежьей уверенностью, каждый раз проваливается в снег. Такое «нащупывание» на наклонной поверхности эффективнее, чем на горизонтальной. Как уже говорилось, ты можешь обеспечить себе твердую опору, осторожно притоптав снег на небольшой глубине, потому что под давлением снег очень быстро твердеет, за исключением глубокого, ледяного рыхлого снега; но это ты узнал уже в детстве, играя в снежки.

Если ты на крутом склоне, даже применяя все вышеописанные приемы, продолжаешь проваливаться в рыхлый снег, то встань на склон на колени, прижав к нему всю поверхность ноги от колена; вес будет распределяться лучше, и ты не будешь проваливаться, осторожно передвигаясь ползком наверх и при этом опираясь на ледоруб, вбитый в снег клювом так, что рукоятка лежит на поверхности снега. Если при этом ты еще помогаешь себе ладонями и предплечьями не соскользнуть обратно, то тебе покорятся даже самые непокорные участки (пусть и не очень длинные).

Липкий снег, который налипает на подошвы огромными комьями, может очень утомлять, а на спуске представлять опасность. Поэтому вовремя сбивай налипший снег.

Если толщина снежного слоя очень велика, то часто ногу просто не вытащить; может случиться и так, что тебе придется, веселя товарищей, вытаскивать ступню из снега обеими руками. В таком снегу приходится барахтаться всей нижней половиной тела; однако надолго сил не хватает.

На спуске, где можно, следует идти прямо. Тогда ты можешь даже лучше, чем на подъеме, противостоять мыслям о том, что снегу нельзя верить и что ты можешь провалиться. Если ты последуешь моему совету, этого не случится. А совет таков: наклонись вперед, как на лыжах. Чем сильнее ты наклонишься вперед, тем увереннее ты будешь идти и стоять; чем больше ты откидываешься назад, тем легче тебе поскользнуться. Не бойся крутых снежных склонов! Уверенно вбивай в снег пятки «нормально» по отношению к склону, и ты увидишь, что снег держит. Не делай вертикальных шагов, как и на подъеме, и не делай слишком больших шагов. В «Справочнике альпиниста» секции Уто Швейцарского альпинистского клуба рекомендуется: «Следует делать высокие шаги; они требуют большего напряжения сил, но держат лучше». Я думаю, что вышеописанный способ так же надежен, но требует меньше сил, потому что шаги можно делать меньше. Кроме того, не у всех людей длинные ноги. На спуске коротконогому альпинисту придется трудно, если он попытается делать очень широкие шаги. Следи за тем, чтобы нога, особенно когда ты устал, не входила в снег боком: на крутом, мягком склоне легко опрокинуться, оступиться и упасть.

И на подъеме, и на спуске ступай по проложенным следам, особенно если за тобой идет еще кто-нибудь. Не по-товарищески, особенно на спуске, из-за своей невнимательности делать ступени непроходимыми для следующих за тобой спутников. Только если снег очень мягкий, ты можешь передвигаться вниз прыжками – если склон позволяет. Не забывай на спуске делать ступени достаточно глубокими. Это особенно необходимо, если под мягкой поверхностью снега лежат более твердые слои, где нога находит хорошую опору, или если сам по себе однородный слой снега размягчен на поверхности солнечными лучами; в противном случае на более твердом нижнем слое нога может поскользнуться.

Очень быстрый способ спуска – съехать. Если снег имеет хорошее качество, то есть не настолько мягкий, чтобы проваливаться сквозь него, но и не настолько жесткий, чтобы ботинки не оставляли на нем следов, ты можешь стоя съехать с него, опираясь на ледоруб. Твои подошвы будут действовать как поверхности лыж; скольжение идет по направлению носков твоих ботинок; ноги должны стоять на опоре всей поверхностью. Если захочешь затормозить, подними носки ботинок и вдави каблуки в снег. Нетрудно даже изменить направление: необходимо одновременно и параллельно повернуть подошвы, как на лыжах; если сделать резкий поворот, можно остановиться. Такой спуск может сберечь много времени, он доставляет удовольствие, но только если ты можешь видеть всю поверхность и конец спуска. Это необходимое условие при спуске скольжением. Даже лучший альпинист может упасть; правда, воткнув ледоруб  в снег, можно остановиться, но можно и потерять ледоруб; спуск скольжением приятен, если на пути не встретятся поперечные щели, вмерзшие снежные глыбы, обрывы. Неосторожный спуск скольжением уже оборвал несколько человеческих жизней. Это может случиться в особенности тогда, когда снежный склон внезапно переходит в обледенелую поверхность, где затормозить практически невозможно. Смотри, чтобы склон не заканчивался осыпью; там почти всегда образуется лед. Правда, можно съезжать и по льду, но только на коротких участках, заканчивающихся безопасно. В отличие от скольжения по снегу, где необходимо держаться как можно прямее, а ноги сомкнуть для увеличения скорости и где тормозить ледорубом приходится только в случае необходимости, здесь ледоруб, который держат одной рукой возле шипа, а другой возле головки, принимает на себя практически весь вес тела и оставляет во льду глубокие следы; тело наклонено вперед, ноги довольно широко расставлены; тормозить поворотом здесь не имеет смысла.

На кошках ты не съедешь со склона, особенно если у тебя длинные кошки Экенштейна.

Снег налипает комьями под подошвой, а это может представлять серьезную опасность.

Блодиг рассказывает о спуске скольжением с лицом, обращенным к склону: «Один первоклассный альпинист (Янг) рекомендует, особенно на участках, где грозит камнепад, съезжать лицом к склону. Нужно взять ледоруб под мышку, чтобы клюв лежал на спине, обхватить рукоятку обеими руками и изо всех сил воткнуть шипом в снег. Таким образом, во время спуска можно защититься от падающих камней. В любой момент можно затормозить или остановиться». Конечно, это исключительный случай. Даже если бы я был еще более «первоклассным» альпинистом, я бы попробовал такой спуск не раньше, чем обзавелся бы глазами на затылке.

Для поддержки и страховки на снегу служит ледоруб, который вертикально втыкается в снег. С его помощью можно обеспечить надежный спуск скольжением на взаимной страховке. Предположим, вы с товарищем хотите съехать со снежного склона. Ты радостно начинаешь спуск; твой товарищ пропускает соединяющий вас канат за вбитый ледорубом. Когда веревка кончилась, ты втыкаешь в снег свой ледоруб и выбираешь канат настолько, насколько твой спутник спускается, и затем он спускается дальше на длину веревки, а затем весь процесс повторяется. Приятнее, конечно, съезжать без веревки. На снегу веревка по меньшей мере мешает, на льду ее использование почти невозможно.

Если же, несмотря на всю осторожность, ты будешь близок к падению, ты можешь, как сказано выше, остановиться с помощью ледоруба. Если ты потерял ледоруб или покатился, или опрокинулся, тебе грозят неприятности, даже если склон, что само по себе неплохо, переходит в осыпь или нагромождение камней. Не теряй головы, с помощью ловкости и сильной воли ты еще можешь избежать самого худшего. Я утверждаю это, исходя из своего опыта. Следи за тем, чтобы не оказаться в положении головой вниз, приложи все усилия к тому, чтобы перевернуться на спину; а когда тебе это удастся, тормози локтями и очень осторожно ступнями, и ты отделаешься лишь царапинами и тому подобными мелкими повреждениями.

Если спускаться предстоит по очень крутому склону с хорошим снегом, то можно спускаться, как на скалах: лицом к склону. Этот вид спуска по крутым, почти отвесным снежным склонам популяризовал знаменитый Кедербахер из Рамзау. Такой спуск абсолютно безопасен, особенно если использовать страховку с помощью ледоруба, но для новичка несколько утомителен. Ты должен с такой силой вбивать носки ботинок в снег, чтобы пробивать корку наста, которая может покрывать снежный склон; при этом носок должен быть слегка отклонен вниз. Опорой для рук является глубоко вбитый ледоруб.

Если тебе нужно пересечь очень крутые склоны, на которых может скользить нога, то лучше всего будет перед каждым шагом вбивать в снег ледоруб и ставить подошву вплотную к внутренней стороне рукоятки ледоруба (обращенной к горе), и таким образом создавать себе надежную опору.

Если снег настолько тверд, что протаптывать ступени тяжело, их можно выбивать боковой стороной ботинка с кошками. Ледоруб можно использовать как надежную, хорошую опору для рук: ее вбивают клювом перед собой и при подъеме крепко держатся за рукоятку. После занятия хорошей позиции ледоруб снова вбивают перед собой. Есть альпинисты – и не из самых плохих, – которые при поперечном пересечении склона лишь слегка прижимают рукоятку ледоруба кошками к склону и равномерно опираются на нее. Однако такой способ рекомендуется только на отвесных склонах и на не очень твердом снегу. Вбитый ледоруб, конечно, надежнее, чем прижатый к склону.

Само собой разумеется, что ты всегда должен стараться найти вмерзшие камни, пологие места на крутом склоне, твердые, сформированные ветром снежные хребты на ровной поверхности.

Если туман или рассеянный свет мешает тебе определить крутизну склона, брось перед собой снежок, который, скатываясь, ясно покажет тебе угол наклона.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru