Опасности в Альпах. Часть 2



Опасности в Альпах. Часть 2

Материал нашел, перевел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Опасности в Альпах. Опыт и советы Эмиля Цигмонди и Вильгельма Паульке. Издание девятое, улучшенное. Рассмотрены также характерные опасности высокогорных массивов, расположенных вне Европы. 

Перевод с немецкого

Ледоруб и кошки

Ледоруб (ледоруб), кошки и веревка (Использованию веревок посвящен отдельный раздел) – это основные средства защиты альпиниста против коварства льдов.

Вырубать ступени не обязательно, пока движение осуществляется с помощью хорошо закрепленных горных ботинок или пока можешь уверенно подниматься по склону, используя ледоруб.

В настоящее время нет необходимости распространяться о ценности кошек во льдах; в Швейцарии тоже прошли времена, когда во время экспедиций во льдах специально подсчитывали количество вырубленных ступеней и хвастались их количеством.

Вырубка ступеней отнимает силы и время, а это самое ценное, что может истратить альпинист, особенно во время длительных и тяжелых экспедиций. Кошки дают возможность бережно расходовать этот капитал. Пока одной группе без кошек часами приходится прокладывать себе путь, чтобы медленно продвигаться вперед, альпинисты, использующие кошки, могут продвигаться вперед быстро и без особых затруднений.

Если, несмотря на наличие кошек, им все же придется прокладывать ступени, когда лед станет тверже, а склон круче, то им не придется прокладывать более широкие ступени, но и на ступенях той же ширины они будут стоять увереннее.

Некоторые экспедиции стали возможны только благодаря использованию кошек, поскольку в определенных условиях вырубка ступеней занимает столько времени, что бивак становится непременным следствием. С помощью кошек на открытом глетчере можно спокойно преодолевать участки с уклоном до 50 градусов. В бесчисленном количестве ситуаций кошки позволяют сэкономить большое количество ступеней или воспользоваться лишь небольшими зарубками.

В Швейцарии осмотрительные проводники прибегают к ним, и даже в Англии сейчас исчезло давнее предубеждение против кошек. Здесь говорится, как в старой сказке: «что турист, овладевший техникой использования кошек, получает преимущества, которые он получил бы, если бы научился ходить на ходулях!» (см. Alpine Journal № 12. стр. 474) 

Уже Дент (Dent) в своей книге «Альпинизм» («Mountaineering») признает, что кошки являются великолепным вспомогательным средством.

В продаже имеются кошки различных форм, особенно много новых моделей появилось на рынке в последние годы, все изготовленные по системе Экенштайна: длинные тонкие зубцы и крепление к ранту подошвы.

Д. Экенштайну принадлежит заслуга разработки формы кошек, а также техники передвижения с применением кошек – до 1908 года! – и их совершенствования до уровня, который не был превышен до сих пор.

Кошки Экенштайна и их разновидности являются первоочередными элементами экипировки для путешественников во льдах.

Длинные зубцы способствуют чрезвычайно прочному сцеплению с фирном, даже на покрытых свежим снегом ледяных склонах – благодаря тонкой форме зубцы легко входят в хрупкий лед.

Расположение зубцов по контуру подошвы великолепно улучшает безопасность положения.

Новые кошки, разумеется, должны быть подогнаны под ботинки, это работа, которую может выполнить любой умелый кузнец. Ни в коем случае не нужно пытаться согнуть кошки в холодном состоянии, они могут сломаться.

Крепление кошек не должно занимать много времени. Поскольку чрезвычайно сложно в условиях холода и метели протягивать бесконечные ремни через петли, альпинисты уже давно придумали крепления для кошек, которые недавно появились в продаже.

Они дают возможность крепления (см. рис. 34) с помощью нескольких зажимов.

Использовать приспособления для натяжения в качестве замка опасно. Их раскрытие и потеря кошек уже приводило к падениям.

Нужно учитывать, что кожаные ремни во влажной среде растягиваются, в то время как пеньковые крепления сжимаются и оказывают давление на ногу (опасность обморожения!). Лучше всего зарекомендовала себя комбинация ремней и поясов.

Кошки с длинными, острыми зубцами неудобно переносить.

 

Рис. 34. Кошки

Если не хочешь поранить спутников, то не крепи кошки в верхней части рюкзака зубцами наружу!

Это почти также грубо и часто гораздо больнее, чем оскорбление бестактным высказыванием. Поэтому кошки следует носить внизу рюкзака, защищая толстым слоем войлока или завернув в толстый слой парусины.

Передвижение на кошках требует тренировки как никакой другой вид деятельности в горах. Главный принцип при этом заключается в том, чтобы наступать на всю ногу

То есть, по ледяным склонам можно ходить, не опасаясь соскользнуть до тех пор, пока подвижность голеностопного сустава позволяет это сделать: это касается как силы, так и продолжительности этой нагрузки. Упражнения позволяют развить и то, и другое.

При подъеме по диагонали или поперечном переходе для прилегания ступней к склону требуется выполнять наклон голеностопного сустава в сторону.

При поперечном переходе для увеличения устойчивости долинную ногу ставят несколько наружу в сторону склона.

Особенной осторожности требует выполнение поворота на склоне.

При спуске с помощью кошек уровень подвижности сустава стопы можно регулировать с помощью коленных суставов.

Использование любых приспособлений требует овладения определенной техникой; в первую очередь это касается кошек. Использование кошек таит как субъективные, так и объективные опасности для туристов, не обладающих достаточным опытом.

Передвигаясь без должного внимания, в случае усталости можно оступиться, зацепиться за носки, брюки или обмотки и упасть.

Поэтому главное условие: спокойное, осторожное движение вперед, поднимая стопы и ноги при каждом шаге и отводя их несколько в сторону.

Особенно неприятным и даже опасным может быть движение на кошках по мягкому фирну, по подтаявшему порошковому, или по свежевыпавшему снегу. Между зубьями налипает так много снега, что зацепление становится невозможным и это мешает безопасному передвижению. Осторожное продвижение и постоянная очистка налипающих комьев (с помощью ударов рукояткой ледоруба при поднятой ноге) в данных условиях являются необходимым условием.

Степень уклона спусков, которые можно преодолеть без ступеней, зависит, разумеется, от личных способностей альпиниста.

Принято считать, что подготовленный альпинист уверено может подняться на склон, имеющий уклон в 50 градусов.

По непроверенным данным, при особых условиях и на небольшие расстояния, уже были преодолены семидесятиградусные склоны.

Основные принципы техники передвижения на кошках Д. Экенштайн опубликовал более 25 лет назад (Oe.A.Z. 1908, № 64; 1909 № 78, P.Reuschel, Zeitschrift d. u. Oe.A.V. 1926, и наконец, др. Л.Мадушка. «Техника сложнейших ледовых переходов», Мюнхен, 1932).

Конечно, для защиты зубцов кошки нужно всегда снимать при выходе на скалу или отвал. Если все же необходимо идти на кошках по скалам, то следует позаботиться о том, чтобы тщательно их наточить после каждого похода; при истирании зубцов на 25 миллиметров кошки становятся непригодными для сложной ледовой техники.

Здесь необходимо напомнить еще раз, что альпинист обязан содержать все элементы снаряжения, от которых зависит его личная безопасность и безопасность его спутников, в идеальном состоянии.

Для вырубки ступеней используют хороший топор (см. рис. в конце данного раздела стр. 199). Ледоруб, используемая для длительного прокладывании ступеней в жестком льду и для страховки, должна обладать следующими качествами:

Распределение веса: центр тяжести должен приходиться на ледоруб, чтобы он плавно входил в лед и не отскакивал при рубке ступеней; поэтому рукоятка максимально легкая, но не в ущерб необходимой прочности – и не слишком длинная.

Материал: лучшая сталь; ледоруб должен иметь квадратное сечение. Ни лопатка, ни клюв не должны быть слишком изогнуты; и последнее – на обратной стороне должны иметься загнутые назад зубцы. Чтобы распорный эффект был достаточно сильным, а острие не «застревало», особенно в не слишком прочном фирне, к концу он должен резко суживаться, а не постепенно уменьшаться.

Лопатка должна иметь прямой, а не треугольный срез, уголки должны оставаться четкими, без скругления. Рукоятку из ясеня или гикори необходимо сделать настолько прочной, чтобы она не пружинила (дребезжание в руках!), и имела слегка закругленное сечение. Длина ледоруба зависит от роста человека, в среднем должна доходить до пояса.

На конце ледоруба закреплен длинный, загнутый к внутренней стороне ледоруба шип, и крепежное кольцо. Шип изготовлен из лучшей стали; нужно постоянно следить за его остротой, чтобы острие, забитое и в скалу, и в лед, всегда держалось прочно.

Обычно в 30-40 сантиметрах от конца рукоятки закрепляют кожаное кольцо. Между этим кольцом и головкой ледоруба вдоль рукоятки скользит металлическое кольцо, на котором закреплен темляк. Такое устройство дает возможность во время вырубки ступеней постоянно нагружать руку, не вынимая из темляка. Поэтому ледоруб никогда не выскользнет из рук. – Недостатком является то, что кожаное кольцо затрудняет забивание ледоруба в жесткий фирновый снег для страховки.

В труднопроходимые скалы, на которые взбираются без ледорубов (например, Fünfingerspitze, Daumenschartenweg), где периодически встречаются крутые ледяные желоба, берут с собой небольшой ледоруб или обычный топор. В случае необходимости можно воспользоваться горным молотком.

Если альпинист не берет с собой кошки, то во многих случаях уже при небольшом уклоне ему приходится вырубать ступени и, тем скорее, чем жестче фирн и лед, поскольку шипы на ботинках больше не удерживают на склоне.

На фирне в большинстве случаев можно довольно быстро процарапать или «наметить» с помощью лопаты ступени, достаточные для уверенного подъема. Прямо вверх чаще всего ступени не прокладывают, поскольку такая работа требует много сил и очень сложна. Обычно по склону поднимаются зигзагом. Особенно большие ступени необходимы в местах поворотов. При рубке ступеней ледоруб сильно вбивают двумя руками как можно дальше, чтобы при одинаковом усилии сделать как можно больший мах. Конечно, ступень нужно делать в том месте, куда потом можно будет стать. Часто начинающий делает ступень слишком далеко, так что приходится сначала вырубить промежуточную ступень, или настолько близко к нависающей скале или карнизу, что затем не может подняться на нее. Ступенька бывает слишком глубокая реже, чем имеет соответствующую длину.

Относительно техники прокладывания ступеней необходимо учитывать следующее: сильные, направленные вертикально относительно склона удары ведут к появлению трещины во льду; для прокладывания ступеней необходимо вырабатывать легкие удары сверху; не нужно начинать с сильных вертикальных ударов, потому что, помимо соскальзывания, такая работа приведет лишь к выбиванию большой льдины, и никогда не получится ступенька.

Если лед хрупкий, то удары не должны быть слишком сильными, поскольку в этом случае создаются благоприятные условия для выбивания снежных глыб. Мощные удары нужны на жестком льду для достижения необходимого распорного эффекта.

Целесообразно одновременно вырубать две ступеньки, поскольку сделать ступеньку в непосредственной близости гораздо сложнее, так как в этом случае необходимо держать ледоруб очень близко, что сильно уменьшает размах. Очень часто приходится просто стоять одной ногой на стене, и опираться коленом второй ноги, потому что это положение лучше способствует сохранению равновесия. Сама ступенька должна быть расположена горизонтально относительно склона, а ее поверхность немного наклонена в сторону горы. Поэтому внутренняя сторона ступени должна находиться несколько ниже наружной. Один плохой удар может испортить всю работу. При выборе места для следующей ступеньки нужно учитывать, правой или левой ногой будет выполняться следующий шаг. Только ступеньку для верхней ноги можно расположить несколько выше, ступень для нижней ноги должна оставаться на той же высоте. Тогда ступени, если их мысленно соединить, при правильном выполнении образуют не прямую, а зигзагообразную линию, также как и тропа, прокладываемая в снегу, никогда не образует прямую линию.

Ступенька для опорной ноги, то есть для нижней, всегда должна быть гораздо шире, чем для верхней ноги.

Когда нужно переходить ледяной склон, чаще всего легче прокладывать ступени несколько вверх а не переходить абсолютно горизонтально.

Никогда не прокладывай ступени слишком далеко друг от друга; хотя на подъеме это и экономит время, но, если спускаться по той же тропе, то большое расстояние между шагами может быть опасно.

Вырубать ступени сверху вниз сложнее, чем снизу вверх. При этом приходится сильно наклонять вперед корпус и очень сложно удерживать равновесие.

На очень крутых ледяных стенах может возникнуть необходимость прокладывать ступени вертикально вверх (всегда в виде двойного ряда) и вбивать крючья для рук. Именно это приходится делать в разломах льда над рантклюфтами или в крутых ледовых желобах и заполненных льдом каминах.

Также при восхождении на ледовые склоны (в случае связок по трое) двое лучших идут впереди, самый слабый - последним; при спуске самый слабый становится посредине, самый надежный идет последним, третий вырубает ступени. Поскольку покрытый фирном или льдом склон очень высокий и опасный, связка идет не одновременно: пока первый, страхуемый канатом, вырубает ступени, остальные его страхуют; то есть, движение колонны напоминает движение гусеницы; остальные переходят по одному со страховкой. Соскальзывание в большинстве случаев заканчивается тем, что альпинист повисает на веревках. Хороший способ, позволяющий группе из трех человек быстро подняться на вершину – по льду или по жесткому фирну на кошках, обходя мягкий фирн –и при этом добиться хорошей страховки, предлагает Г. Кениг (H. Koenig) (Ratgeber, ч. 2, стр. 91/92). На рисунке лучше всего объясняется этот способ спуска; всегда двигается только один человек, два других страхуют. Разумеется, при таком способе передвижения все участники должны быть примерно равноценными альпинистами.

 

V.

Поведение на леднике

Ледовые и фирновые разломы, встречающиеся в высокогорных регионах, таят особые опасности для альпинистов. В результате движения льдов в отдельных ледопадах или по краям ледников, заканчивающихся крутыми склонами – например, на краю ледника, висящего на обрывистом склоне откалывающиеся куски теряют равновесие, наклоняются, отламываются и с грохотом низвергаются в пропасть «ледовыми лавинами». Движения ледников, воздействие холода, таяния и сильного ветра, в результате которого начинается ледопад на вершинах, создают опасность обрушения. В любом случае, подъем по участкам, которые находятся в зоне обрушения таких масс льда, опасен всегда; подъем по ним можно осуществить только в случае крайней необходимости и производить его следует быстро; в полдень, после обеда и при теплом ветре лучше вообще отказаться от подобного намерения.

О пересечении районов, опасных сходами ледовых лавин, необходимо сказать то же самое, что и о регионах, опасных сходами снежных лавин: веревки прочь; связки использовать только при высоком риске провала в трещину, или, когда на узких участках возможна страховка при переходе с одного безопасного участка на другой.

В качестве предостережения примером служит случай, произошедший 1 августа 1891 года: В этот день одиннадцать (!!!) человек в единой связке спускались с Монблана. При этом выше Малого плато (Petit-Plateaus) ледяная лавина смела в трещину пятерых, двое при этом погибли (Mitteilungen des D. u. Ö A.-V., 1891, стр. 234). Конечно, из-за провалов в фирновых областях часто приходится использовать связки, даже в случае лавинной опасности. Но в любом случае - идти одиннадцати альпинистам в одной связке - это безумие!

Чрезвычайно опасно пересечение крутых скал или ледяных желобов, которые служат каналом сбора ледяных глыб, падающих с расположенных выше висячих ледников, по крайней мере, тогда, когда вырубка ступеней на гладком льду делает передвижение очень медленным.

Следующие примеры должны дать представление об опасности обрушения ледяных башен или откалывания краев висячих ледников, часто свисающих с крутых скальных стен, а также об обрыве ледяных масс с краев фирновых разломов.

Не многие туристические маршруты в Альпах проходят между угрожающими обвалами ледяными башнями. К таким относится, например, маршрут на Бернину через большой разлом фирна названный «Лабиринт». Когда его проходили знакомые Э. Цигмонди во время подъема в 1883 году, все прошло гладко, поскольку было раннее утро. Однако, когда профессор Шульц во время спуска пришел на это же место в два часа пополудни, „одна из ледяных игл склонилась к краю и с грохотом сложилась» обломки легли точно на тропу подъема (Oe.A.-Z. 1884, стр. 191).

Дурной славой пользуются ледопады на восточной стене горы Монте-Роза. Жертвами одной из таких лавин 8 августа 1881 года стали проводники Фердининд Имзенг, Педранцини и Маринелли. Имзенг, вместо того, чтобы разбить бивак на «егеррюкен», хотел остановиться как можно выше в скалах, расположенных в центре массива непосредственно под вершиной Дуфоршпитце, чтобы в день восхождения избежать ледопадов и камнепадов благодаря раннему выходу.

Однако чтобы добраться до данного убежища, группе пришлось выйти на день раньше по хмурой, теплой погоде, медленно вырубая ступени им пришлось пересекать кулуар, позднее получивший название кулуар Маринелли, по которому сходит практически весь лед.

Когда Имзенг, Маринелли и Педранцини пересекали желоб, в верхней части стены оторвалась большая лавина из обломков льда и унесла всех троих в бездну (см. А. С., 17, стр. 242). При спуске от хижины Миагехютте в Кормайор находчивый проводник Гранж смог, спрятавшись в трещине, спастись сам и спасти господина И. Гонелла и носильщика от несущейся ледяной лавины, в то время как второй носильщик погиб под огромными ледяными глыбами (Boll. C. A. J. 33).

На старой тропе на Монблане 13 октября 1866 года капитан Аркрайт и трое его проводников встретили свою смерть в ледяной лавине, сошедшей со стены Rochers-Rouges и похоронившей четырeх мужчин под своими обломками, которые на Гранд Плато, растаяв, превратились практически в трехсотметровую глыбу. Труп Аркрайта тогда не был погребен; его останки нашли 31 год спустя – в 1897 году – поблизости от левого берега глетчера Ле-Боссон (см. Oe. A. Z. 1880).

Перед нами стоит вопрос – не попасть в лавину и как вести себя в случае лавинной опасности?

В момент движения ледника под воздействием солнечных лучей и теплого сухого ветра опасность достигает максимального уровня.

Также сильный ветер, запутывающийся в ледяных разломах, может спровоцировать сход ледяных лавин. Не стоит пересекать ледяные разломы во время урагана, а также при полуденном зное или после обеда, не нужно в это время выходить на склон, над которым находится ледопад, а если это совершенно необходимо, то переходить его нужно как можно быстрее.

Особая осторожность требуется также во время зимних экспедиций, поскольку ледяные лавины активно образуются также и в холодное время года, благодаря давлению снежных масс, воздействию холода и хрупкости льда.

При быстром и безопасном передвижении на кошках не требуется длительной вырубки ступеней и уменьшается длительность пребывания в опасных зонах. Если все же ступени нужно вырубить, то переход осуществляется без связки с большим расстоянием межу путниками - таким образом, в зоне опасности находится только один человек.

В случае Арквайта опасный участок можно было обойти более длинным путем.

Четверо мужчин одновременно остановились под обвалом. Если бы один или двое вышли вперед и проложили путь, то остальные могли бы быстро пройти по вырубленным ступеням.

С. Вимпер откровенно пишет о своем приключении на перевале Момингпас.

Группа находилась на крутом ледяном склоне, которому угрожал ледопад.

«Поперек этого ледяного поля Кроц прокладывал ступени. Будто бы на глазах врага, который мог наброситься на нас в любой момент, мы продолжали двигаться по краю. Опасность дышала нам в лицо, да, мы решились на глупый, дерзкий поступок, на безумную выходку. Нам нужно было повернуть назад». И только благодаря поспешности, с которой проводник Кроц вырубал ступени, группа не пострадала. Они успешно добрались до скал и Вимпер продолжает дальше свой рассказ: «Мы сделали привал и отдыхали, при этом наши взгляды были обращены к очень высоким ледяным иглам, под которыми мы прошли и которые теперь видели практически у своих ног. Без единого предупреждающего звука одна из самых высоких, высотой с монумент на Лондонском мосту, упала на склон.  Так мы получили наглядное доказательство своей ошибки».

В этом месте нужно подробнее остановиться на особом явлении среди ледовых лавин, хотя оно и не относится к разновидностям ледников: отрыв замерзших водопадов.

Когда начинается Фён – особенно весной - в пропасть часто огромными разрушительными ледовыми лавинами низвергаются большие ледяные доски, замерзшие на крутых скалах в высокогорных долинах или целые замерзшие водопады. Они таят смертельную опасность для человека.

Когда автор со своими товарищами после второго пересечения нагорья Берне поздним вечером спешно спускался на лыжах по Гримзельштрассе, подгоняемые громом и молниями, неподалеку от деревни Хандегг тропа была покрыта глыбами льда, которые еще недавно свисали в виде сосулек со скалы.

Опасность трещин

Видимые трещины, как правило, не представляют опасности. Однако путешествия по глетчерам таят чрезвычайно серьезные опасности, когда свежевыпавший снег обманчиво закрывает трещины. Правильное передвижение по заснеженным фирновым и ледяным областям требует знания законов образования трещин и внимательного наблюдения за особенностями поверхности глетчера.

Разумеется, поверхность каждого глетчера с течением лет постоянно изменяется: старые разломы зарываются, появляются новые трещины; зимний и новый летний снег заполняют трещины или образуют мосты. Все мосты обрушиваются и это происходит до тех пор, пока из их заклинившихся обломков не образуются вторичные мосты или балконы, которые могут помочь спасти провалившегося.

Если сегодня я пересекаю разлом глетчера, то я никому не смогу гарантировать, что через десять дней смогу пройти по той же дороге. Часто обрушения одного моста достаточно для того, чтобы часть глетчера сделать недоступной. На леднике, на котором нет свежих следов предшественников, альпинисту приходится всегда заново искать свой собственный путь.

Но и уже имеющимися на глетчере следами не стоит пользоваться слишком доверчиво (гипноз следов!), всегда нужно действовать в соответствии с сиюминутной ситуацией. Мост может выдержать последнего из предыдущей экспедиции и рухнет под тяжестью следующего, особенно, если первый легкий, а второй тяжелый, или утрамбовывает снег, вместо того, чтобы ступать осторожно.

Так в конце августа 1881 года около трех часов пополудни господин участковый судья Р. из Л. с проводниками Рудольфом Кауфманном (Нирген) и Гансом Бауманном младшим отправился из Гриндельвальда по проложенной тропе на горе Юнгфрау из убежища Конкордияхютте на Эггисхорн. Когда они вышли глетчер, расположенный ниже убежища, проводники посчитали более благоразумным идти не по краю глетчера, а по его центру, поскольку там встречалось меньше трещин.

Поскольку ледник был практически открытым, веревки решили не использовать. Группа подошла к двухметровому разлому с широким снежным мостом. Ведущие через него ступени, казалось, не утратили своих удерживающих способностей. Но все же Кауфман сначала проверил их несущую способность с помощью ледоруба. Потом большой мужчина с тяжелым грузом прошел рядом с ними. Когда турист последовал точно по следам, мост внезапно обвалился под ним и Р. провалился в большую трещину на 25 футов вниз, от падения на большую глубину его спас ранее выпавший и заклинивший снег. На рекомендации проводников он не реагировал и хотел обвязаться брошенной ему веревкой, с помощью которой его смогли вытащить, находясь в вертикальном положении.

Законы образования трещин приблизительно подсказывают нам, где и в каком направлении ожидать их наличия.

Внимательно вглядываясь в поверхность, внимательно изучаем, не указывает ли небольшой прогиб снега или совсем тоненькая темная полоса или отличие цвета на находящуюся под ним пропасть.

Летом безопасные места можно определить по грязному или сине-зеленому льду, прочный жесткий фирн имеет голубоватый блеск, в то время как снег на мостах белого цвета и мягкий. Зимой иногда отличатся темный цвет фирнового снега от белого, светлого, хрупкого снега мостов.

Ранним утром, когда все еще очень холодно, достаточно надежны менее широкие мосты, те, которые к полудню и послеобеденному времени разрушились бы при малейшей нагрузке.

Неверно предполагать, что несущие свойства моста всегда зависят от жесткости и толщины снега.

Прочность в данном случае в большей степени зависит от свойств материала.

Тонкие мосты из хрупкого – даже, если он при этом является жестким - фирна хрупкие, как стекло и не выдерживают ни малейшей нагрузки.

 

В общем, трещины наиболее опасны летом после свежевыпавшего снега, затем – ранней весной, когда на открытом леднике широкие трещины покрыты свежевыпавшим снегом, не образуя при этом широких и прочных мостов.

Даже относительно плотный мост из свежевыпавшего молодого снега в дальнейшем не будет настолько прочным, как мост средней толщины из фирнового, промерзшего старого снега.

Часто в зимний период, особенно при сильных морозах, снег мостов очень неустойчив; так, 25 февраля 1902 года при морозе обвалился мост толщиной 3,5 метра на леднике Гренцглетчер под тяжестью троих альпинистов.

Поздней зимой и весной (за исключением малоснежных зим) опасность трещин минимальна, поскольку в этот период мосты имеют максимальную толщину, значительную прочность и не подтаивают в течение дня.

Когда свежевыпавший снег скрывает все внешние признаки, указывающие на наличие трещин, тогда нужно с особой тщательностью использовать старую испробованную тактику прохождения глетчеров.

Она гласит: правильный выбор дороги - прежде всего, никогда не передвигаться без страховки веревкой и веревки нужно использовать должным образом; кроме того, во всех местах, где можно предположить наличие трещин, требуется тщательное зондирование ледорубом, которое выполняет лидер, в то время как следующий тщательно его страхует.

Относительно проще ситуация в лотке глетчера; здесь трещины менее широкие и их расположение чрезвычайно закономерно, принимаются в расчет только поперечные и краевые трещины.

Совершенно другие условия в высокогорных фирновых областях; здесь зияют ущелья шириной 10 - 20 метров и шире; в теплое время дня нога глубоко проваливается и может случиться так, что вбитый ледоруб исчезает до самой головки, не позволяя определить, находится под ним прочный фирн или трещина; расположение трещин беспорядочно и просчитать их гораздо сложнее.

Здесь полное внимание - первейшая обязанность всех участников и неоценима польза веревки, которая не бывает слишком длинной между участниками.

 

Рис. 36.На закрытом глетчере; зондирование ледорубом, страхование веревками.

Лидер внимательно осматривает местность, постоянно забивая ледоруб впереди себя, каждый следующий не сводит глаз с идущего перед ним, рука прочно держит веревку, в любой момент готовая удержать или вытащить проваливающегося товарища.

Идти в одиночку по закрытому глетчеру означает огромную вероятность гибели в одной из трещин. Также в группах из двух человек (всегда связанных двойной веревкой!) одному редко удается вытащить провалившегося из трещины (в крайнем случае, с применением стременного метода.

Начинающие, особенно люди в ботинках без шипов, которых в некоторых регионах (напр., Шамони. Гриндельвальд, Ронеглетчер, Понтрезина) массово водят через ледники, должны всегда идти в связках.

Со стороны проводников недопустимо позволять себе обманчивое чувство уверенности в этих регионах только из-за сотен успешных походов. – Мужчина или женщина в прогулочной обуви на открытом глетчере уже находятся в большей опасности, чем обученный, имеющий соответствующее снаряжение альпинист в самой сложной экспедиции!

6 августа 1897 года под руководством сертифицированного проводника инженер де Скальци совершал переход через ледник Персглетчер; не имея страховки, он поскользнулся при попытке перепрыгнуть через трещину. Упал на пятидесятиметровую глубину и остался там лежать с разбитой головой.

Для переходов через глетчер общим правилом является движение в связке см. главу о веревках.

При переходе через ледник в одной связке должны идти минимум два человека, лучше три. Максимум 4 5. Если в состав группы входит более пяти человек, то лучше идти в двух связках. Группы из трех человек – это оптимальный вариант.

Использование веревок для связки подробно рассматривается в отдельной главе, здесь отмечаются только отдельные детали, имеющие непосредственное отношение к данной теме.

 

Телесъемка правой нижней части лавины в Бирккогеле показывает пересечение первой справа сошедшей лавины I со второй лавиной II.

Фото доктора Махемера.

Веревка должна препятствовать падению в трещину – в результате соскальзывания и обвала снежных мостов – и, соответственно, давать возможность вытащить провалившегося из ущелья.

Совершая переход через ледник и фирновые снега в первую очередь необходимо обратить внимание на то, чтобы связка шла надлежащим образом, то есть рассматривала видимые или соответственно строению глетчера предполагаемые трещины в качестве основания для всех предпринимаемых мероприятий.

 

Рис. 37. Засыпанный снегом край трещины с проявившимся провалом.

Поэтому линию прохода прежде всего нужно выбирать таким образом, чтобы мост в один момент переходил только один человек; с этой целью трещины нужно по возможности всегда пересекать под прямым углом к линии ее прохождения; ни в коем случае нельзя двигаться по заснеженному глетчеру вдоль трещины.

При переходе с одного берега ледника на другой линия перехода в основном должна быть параллельна поперечным трещинам.

В этом случае нужно маневрировать. Выписывая зигзаги, чтобы пересекать провалы под углом, хотя бы приближенном к прямому, и избегать ситуаций, когда всей группе приходится зайти на снежный мост, который может обвалиться под такой тяжестью.

Если поперечный переход через трещину является основным правилом для путешественников по ледникам, то второе основное правило звучит следующим образом: соответствующая длина веревки между членами одной связки - 10 - 20 метров, при движении на лыжах минимум 20 метров, в зависимости от количества участников, так, чтобы при переходе разлома по мосту в опасной зоне всегда находился только один человек, а второй или остальные стояли на твердом основании.

Если необходимо пересечь большие, длинные или ненадежные мосты, то идущий впереди страхует себя из безопасного положения (возможно, забитого ледоруба; на нем закрепить веревку). Достигнув противоположной стороны, он страхует остальных участников экспедиции. В таких особых случаях следует отказаться от одновременного продвижения вперед всех участников группы. Часто может возникнуть необходимость распределения веса путем переползания через мост. Кроме того, провалившаяся нога легко пробивает мост и нарушенный таким образом свод может обрушиться, в то время как распластанное тело занимает большую поверхность и уменьшает опасность обвала.

В редких случаях (то есть, когда местность безопасна и хорошо просматривается и снег внизу мягкий) возможен спуск сидя через рантклюфт – бергшрунд.

При одновременном подъеме на ледник нужно помнить о надлежащем выполнении основных правил: веревка должна быть натянута, а не волочиться; на удобном расстоянии в левой руке (в правой, обычно, для равновесия, несут ледоруб) обернутая вокруг руки или завязанная небольшая веревочная петля. В нее, в случае падения в трещину одного из участников, вставляют ледоруб и забивают его на максимальную глубину, или передвигаются с ледорубом, заранее продетым в веревочную петлю.

В случае перехода в связке вдвоем, необходимо всегда использовать двойную веревку. В случае падения одного человека при таком виде соединения легче осуществлять спасение, чем при связке одной веревкой.

Один конец веревки страхуется креплением на вбитом ледорубе: по этой веревке провалившийся в трещину может попытаться выбраться самостоятельно (рас. 51 и 52), пока в это же время с помощью второго конца его будут тянуть вверх.

 

Рис. 38. Переправа через пролом по тонкому мосту через бергшрунд.

Также для использования так называемого стременного метода для освобождения провалившегося в трещину спутника требуется двойная веревка. Если пострадавшего невозможно вытащить с использованием одного из этих способов, то провалившийся в трещину может остаться со страховочной веревкой, пока его спутник, освободившись от веревки, приведет помощь.

Спасение из трещины связано с большим количеством затруднений еще и потому, что оставшиеся при обрушении опоры моста остаются по краям трещины, так что веревка врезается глубоко в этот карниз и плохо скользит. Потому хорошо, когда в подходящем месте, так, чтобы не поранить висящего внизу на веревке, есть возможность прорубить в карнизе отверстие; тогда веревку пропускают через расположенный поперек ледоруб, чтобы избежать ее перетирания о жесткий лед.

Большинство несчастных случаев, которые происходят на ледниках, случаются по причине недостаточного использования веревок; о них также часто упоминается в разделе «Применение веревок на ледниках»; также действия лыжников на ледниках описываются в отдельном разделе.

Несчастные случаи, при которых пострадала бы вся связка, происходят относительно редко; масштабы таких катастроф чаще всего можно объяснить тем, что группа двигалась неправильно, вдоль трещины, вместо движения поперек, так что вся группа попала на обманчивый мост.

Иллюстрацией этому служат два следующих примера.

Господин И.А.Д. Маршалл вместе со своими проводниками Иоганном Фишером и Ульрихом Альмером предпринял попытку подняться на Монблан де Курмайер прямо по отвесным южным стенам. При этом назад им пришлось возвращаться в четыре часа пополудни. Мойрер (Meurer) пишет об этом в Oe.A.Z. 1880. стр. 136:

«В полночь они вернулись на гребень скалы, несколько часов прождали там появления луны и затем внимательно продолжили свой спуск по тому самому пути, по которому происходил подъем. Так они благополучно спустились с гребня скалы, пересекли ледник Brouillardglescher и снова собирались с него сойти, чтобы вернуться к месту своего первого убежища, как внезапно все трое провалились в слегка покрытую трещину, ширина которой составляла 7 метров. Маршал и Фишер упали прямо на голый лед, находившийся на глубине в 30 футов, так что их смерть, по-видимому, была мгновенной.

Альмер, скорее всего, упал не некое подобие полки, которая тянулась вдоль одной из сторон ледяной стены, и только потом его стянули на дно веревки упавших ниже. После падения Альмер долгое время был без сознания, а когда, наконец, пришел в себя, благодаря упомянутой полке смог по ней днем выбраться и поспешил в Курмайор. Немедленно была снаряжена спасательная экспедиция, которую Альмер сопровождал верхом до убежища Фреснайхютте и привел к месту несчастного случая. Оба трупа вытащили на поверхность в тот же вечер (первого сентября)».

О втором случае подробно рассказывается в сообщении Oe.A.Z. 1883, стр. 257.

При восхождении на Бернину Комте де ла Бауне – из тщеславия – не захотел, чтобы его обогнала другая группа и поэтому в районе седловины Crest Agüzza распорядился о повороте на Пицц Зупо. При этом он в возбуждении не заметил, что группа движется вдоль большого разлома, который под тяжестью трех мужчин обвалился. Комте де ла Бауне смогли вытащить только мертвым.

Когда Цигмонди осенью 1884 ехал через Арльберг с Петером Данглем, Дангль рассказал ему, почему больше не ходит сам на ледники.

Много лет назад, когда еще не было ледорубов, он отправился с несколькими попутчиками через Чеведале в Санкт-Катерина, и не хотел делать крюк через Бормио, чтобы сэкономить больше из полученного гонорара. Хотя ему было не по себе от перспективы перехода через ледник в одиночку, но он решил быть предельно осторожным. День был великолепным и Дангль с большой осторожностью преодолел уже большую часть пути, как в одно мгновение черные облака затянули небо. Только он подумал о том, что ему следует идти быстрее и с опаской взглянул на облака, как оказался на мосту, скрывающем трещину.

Он провалился и упал глубоко вниз. Сначала растерялся и подумал, что на этом закончится его молодая жизнь. Но потом вспомнил о своем коротком топоре, который носили с собой, чтобы вырубать ступени, до того, как придумали ледорубы. Это дало ему возможность, проделав огромную, многочасовую работу, выбраться на спасительную поверхность. С тех пор он дал обет никогда не отправляться на глетчер в одиночку.

Несомненно то, что, на некоторые ледники можно ходить в одиночку и здесь даже могли бы получиться сложные походы.

Но также несомненно и то, что опасность гибели при переходе в одиночестве чрезвычайно высока. Каждый должен знать, сможет ли он нести ответственность перед собой и перед теми, перед кем должен, за то, что подвергает себя большой опасности без какой-либо высшей цели, а только ради чувства внутреннего удовлетворения, и ценить это чувство выше жизни.

В конце концов, каждый сам должен принимать решения о своих действиях; но советовать отправиться на ледник в одиночку было бы очень рисковано.

В заключение данного повествования хотелось бы привести слова Вимпера о походах без веревок в фирновых областях.

Он пишет:

«Те, кто идет по верху ледника, не обвязавшись веревкой, не обязательно получит травму в первый раз, однако, если он будет продолжать, то обязательно пострадает. Останется ли он некоторое время невредимым или в самом начале найдет свою смерть – так или иначе он настойчиво подвергает себя опасности, которой можно избежать, если не пренебрегать простой осторожностью».

 

VI.

О веревке (канате) и ее применении

Очень рекомендуется взять с собой в поход небольшую брошюру, выпущенную Г.-Австр. Союзом альпинистов,  «Применение веревки», где приводятся типичные рисунки и краткие инструкции по применению каната на скале и леднике. Я рад, что автор воспользовался рекомендациями и рисунками из «Опасностей Альп», откуда и я взял особо полезные сведения и рисунки. О современных методах применения каната см. также: Д-р Лео Мадушка, «Современная техника альпинизма», Мюнхен, 1932. Также можно взять с собой в поход эту книгу, выпущенную в карманном формате. Кроме того: «Узел Прусика» и его применение, изд-во Алльгемайне Бергштайгер-Цайтунг, Вена.

 

I. Общая информация

Из всего снаряжения самое большое значение должно придаваться канату. В руках опытного альпиниста канат – незаменимое средство помощи и страховки. Каждый начинающий альпинист обязан уметь пользоваться канатом на скале и на леднике – это первоочередное требование. Неправильное или небрежное применение каната часто становится главной причиной несчастных случаев и их трагического исхода. Достойным сожаления фактом является то, что в Альпах слишком часто можно наблюдать неумелое обращение с канатом на скале как со стороны проводников, так и со стороны альпинистов, идущих без проводника.

Если альпинист боится потребовать канат, несмотря на то, что убежден в правильности или необходимости его использования для повышения безопасности, пусть даже одного альпиниста, – это всегда признак недостаточной альпинистской квалификации, несамостоятельности и инфантильности.

Если другие партии проявляют неразумие, отправляясь в горы без каната, чтобы потом хвалиться своим «подвигом», то это не повод, чтобы подражать им в глупости.

Первый и главный вопрос: какой канат самый лучший?

В целом лучшими и самыми прочными считаются, наряду с шелковыми канатами, канаты из крученой итальянской длинноволокнистой пеньки.

Канаты из манильской конопли немного более гладкие, но не обладают такой прочностью.

В Швейцарии (особенно проводниками) применяются канаты из крученого хлопчатобумажного волокна, которые, как считается, наряду с большой прочностью отличаются повышенной стойкостью к истиранию на скале.

Самой большой прочностью отличаются шелковые канаты; кроме того, они легкие и гибкие. Однако их широкому применению препятствует высокая цена. Не стоит из соображений экономии пользоваться слишком тонкими шелковыми канатами.

Целесообразный диаметр каната – 12 мм. Нельзя спускаться на канатах диаметром меньше 10 мм.

Слишком тонкие канаты имеют следующие недостатки: во-первых, они недостаточно прочны, во-вторых, с ними очень трудно обращаться, особенно тяжело удерживать их при падении.

На спусках тонкие канаты также неудобны в обращении.

Крученые канаты превосходят плетеные по прочности, однако их недостаток в жесткости и склонности, особенно при повышенной влажности, к скручиванию.

Для не очень сложных маршрутов, а также походов по ледникам, достаточно плетеных канатов, особенно из итальянской длинноволокнистой пеньки. Однако эти канаты должны быть перевиты или прошиты и не должны состоять из двух разных частей: крученого сердечника и тканой оболочки.

Таких канатов надо остерегаться, поскольку при воздействии тяговой силы они не выступают единым целым; сердечник и оболочка растягиваются по-разному и в результате рвутся друг за другом, так что в случае падения приходится рассчитывать не на один толстый канат, а на два тонких. При серьезной нагрузке может порваться один сердечник, тогда как оболочка остается неповрежденной и вводит в заблуждение относительно целостности каната.

Как средство от скручивания крученых канатов рекомендуется следующее: положить канат на несколько часов в котелок с горячей (но не кипящей) водой, а потом выдержать его всю ночь в холодной воде; затем канат просушить на воздухе. После такой процедуры канат станет мягким и гибким и перестанет скручиваться.

Порвется или не порвется канат при падении, зависит не столько от его прочности на растяжение, сколько от вида нагрузки и состояния каната.

Высокая цена каната – еще не повод использовать отслуживший свое канат.

Необходимо вовремя избавляться от потершихся или растрепавшихся канатов! Скупость или легкомыслие при использовании снаряжения, от качества которого часто зависит жизнь человека, заслуживает строжайшего осуждения!

После каждого похода необходимо тщательно проверять свой канат при свертывании;

Серьезного внимания заслуживает предложение проф. Брауна (Страсбург) и его механика Ролля (Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов, 1910, с.285/86): применять для обеспечения целостности каната при падениях приспособление, препятствующее непосредственному возникновению большой тяговой силы.

Изготовление удобного в обращении, легкого приспособления (металлический корпус и свернутый в нем канат длиной около 50 см, или применение эластичных пружин) кажется мне очень благодарной задачей. Такое страховочное устройство особенно пригодилось бы между страхующим и впереди идущим. то же самое необходимо делать, отправляясь в поход летом.

Проводник в Альпах, контролируя снаряжение, должен обращать особое внимание на канат; и все же турист перед выходом в поход должен сам удостовериться в качестве каната у проводника, потому что нередко проводники на ревизию снаряжения приносят хорошие канаты, а в походе пользуются старыми. В Дофине я наблюдал группы с канатами, вид которых внушал ужас при мысли о том, что такая растрепанная, гнилая веревка должна будет выдержать резкий рывок при падении! Нельзя использовать старые канаты на тренировках в альпинистских школах – особенно с новичками, – потому что здесь проходятся сложные места и опасность падения может быть еще выше, чем в горах.

Разрыв гнилого каната проводника Фр. Моска при восхождении на небольшой зубец, вероятно, был основной причиной падения и гибели д-ра Хёбера 3 сентября 1906 г. (Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов, 1906, с.222).

И во время похода необходимо постоянно следить за состоянием каната – особенно на скалах – и постоянно удостоверяться в его целостности!

При намокании во время похода канат необходимо тщательно сушить на свежем воздухе, чтобы уберечь его от гниения! Толстые канаты, которые долго сохнут, особенно подвержены гниению в середине, незаметному снаружи.

Очень рекомендуется смазывать пеньковые канаты вазелином – это служит защитой от гниения, сохраняет гладкость и уменьшает истирание на скалах. После возвращения из походов, особенно если канатом долго не пользовались, его необходимо хорошо просушить и повесить свободными петлями.

Для быстрого спуска на канате альпиниста, идущего в центре, рекомендуется обозначить (Ни в коем случае не чернилами, которыми ставят метки на белье, в них содержится кислота, которая разъест канат так, что он порвется при малейшем натяжении. (Был несчастный случай в альпинистской школе Баттерта в 1932 г., когда порвался новый 13-миллиметровый канат).) середину каната вплетенной или привязанной красной нитью или лентой. Сложить канат так, чтобы его можно было быстро пустить в дело, я рекомендую следующим образом: сложить его вдовое по всей длине и лишь тогда скатать через колено и ступню; затем в двух местах перехватить небольшими ремнями, чтобы канат не перепутался.

В трудных походах всегда надо брать с собой запасной канат; в рюкзаке должны всегда быть прочные шнуры, петли для спуска и т.д.

О привязывании к канату. Основные принципы: взять с собой достаточно каната, лучше слишком длинный канат, чем слишком короткий.

Длина каната между альпинистами должна быть на льду 10-20 м, при движении по растрескавшимся фирновым участкам, особенно если в партии два человека, еще больше.

На скалах эта длина должна составлять 15-30 м, даже если не требуется использование полного каната. В особо сложных походах, когда долго невозможно найти места для стоянки, и на скалах, и на льду необходима еще большая длина.

Ошибка – делать слишком маленькую длину каната между альпинистами – стала уже второй привычкой, которую очень трудно искоренить. Многие проводники и туристы уже не задумываются над тем, зачем они привязываются к канату, и считают его неким гарантом безопасности, не заботясь об особенностях использования каната на данном виде местности. Большие расстояния каната между альпинистами могут на ледниках обеспечить практически полную безопасность.

Самый распространенный узел – это очень простой, удобный и надежный узел, так называемый «узел проводника», применяемый повсеместно как на конце каната, так и в его середине; этот узел был некогда признан Альпинистским клубом «непригодным», однако он получил наибольшее распространение. Особенно рекомендуется «двойной узел проводника», или «двойная петля», когда одно кольцо накладывается на грудь, а другое через плечо.

 

 Рис. 39. Узел проводника   Рис. 40. Узел проводника и двойной узел проводника

Петли для наложения каната

 

Рис. 41. Наложение каната с помощью двойного узла проводника (по Флаху)

 

Рис. 42. Предложение Берле об использовании  дополнительных канатов. Слева: конец главного каната, привязанный к дополнительному канату. В центре: петля на главном канате для привязывания дополнительного каната для идущего посередине. Справа: привязывание каната к железному кольцу ледникового ремня

 


 


 

Рис. 51. Применение «стременной» техники двумя альпинистами

Предложено А. Краускопфом и Ф. Брехтом

Канат складывается вдвое. В одну половину двойного каната привязываются две стременные петли, на расстоянии от тела примерно на длину шага, чтобы можно было легко поставить туда ногу. Страхующий вешает свою стременную петлю с помощью карабина на петлю, проходящую через тело, и отдельно накладывает оба каната на ледоруб, канат со стременной петлей находится немного выше (рис.1).

Если впереди идущий срывается в трещину, страхующий позволяет рывку увлечь себя на шаг вперед и вбивает ледоруб (рис.2).

Затем он становится перед ледорубом, ослабляет стременной канат, пропускает его через плечо (плечевая страховка) и постепенно тянет его (рис.3).

Провалившийся тем временем немного спускает «стремя», пропускает его через петлю на своем теле и становится ногой внутрь (рис.4).

Он держится за крепкий канат, чтобы освободившийся стременной канат можно было немного подтянуть кверху (рис.5).

Затем он выпрямляется в стременной петле и хватается руками за крепкий канат, продвигаясь выше, и т.д. (рис. 6).

 

Рис. 51. Спасение из трещины с помощью двойного каната и «стременного метода»

Никогда нельзя использовать узел, который не умеешь правильно завязывать!

Для связывания двух канатов используется двойной морской узел (рис. 43), шкотовый узел, или двойной шкотовый узел (рис. 44 и 45), или рыбацкий узел (рис. 46). Использование ледниковых ремней сегодня практически не встречается.

Вместо ледниковых ремней с кольцами Ф. Берле (Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов, 1899, с.18 и Виссеманн, Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов,, 1898 с.264, ср. Х. Барт, Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов, 1920, с.23-24.) рекомендует использование «дополнительных канатов» (рис. 42). На главном канате делаются в числе, соответствующем числу участников похода, и на должном расстоянии небольшие петли (узлом проводника). На каждого участника вместо ледникового ремня берется отрезок каната длиной около 1,5 м (дополнительный канат), который прикрепляется к главному канату через петлю и затем закрепляется на груди альпиниста (с помощью рыбацкого узла, шкотового узла, двойного шкотового узла или двойного морского узла ( затягивающиеся узлы опасны, если нет уверенности, что они сделаны безупречно).

Несомненно, что возможность в любой момент отвязаться от главного каната, не повредив его, имеет большое значение для оказания помощи при несчастных случаях. Эта возможность предоставляется использованием дополнительных канатов. В походах по ледникам применяется еще один старый способ использовать петлю(затянутую узлом проводника) на расстоянии чуть большем, чем предел досягаемости от каждого туриста: чтобы смягчить толчок, когда впереди идущий проваливается в трещину, а также для вбивания ледоруба для закрепления каната при страховке, самостраховке или вытягивании из трещин. Практичный метод вытягивания («метод стремени») предложил Ф. Пилльвакс (Сообщения Г. и Австр. Союза альпинистов, 1906, с.9): этот метод применяется, когда находящиеся наверху товарищи не могут вытянуть провалившегося из-за врезания каната в снег.

 

 Фирново-ледяная лавина на седловине Ротталь прошла по одному из обычных маршрутов подъема

Фото  Виктора де Боклера

 

Находящийся на конце каната отвязывается или берет запасной канат и в то время, как другой альпинист удерживает провалившегося, привязывает стременную петлю к концу каната, спускает его до тех пор, пока висящий внизу не сможет, протянув канат через нагрудную петлю страховочного каната, вступить в петлю ногой. Этот канат можно подтянуть вверх на расстояние около 0,5 м, потому что на него не приходится вес висящего на другом канате. Затем он переходит в стременную петлю, и освободившийся таким образом другой канат можно подтянуть кверху на 0,5 м, и т.д. до краев расщелины.

Если группа состоит из двух человек, которые вынуждены идти по леднику постоянно на двойном канате, практичным будет сделать ручные петли в одном канате такой величины и разместить их на таком расстоянии от груди, чтобы их можно было использовать и в качестве стремени.

При провале в трещину спутник закрепляет страховочный канат на вбитой кирке; затем отвязывается, чтобы обеспечить свободу движений для попеременной работы со стременем и страховочным канатом.

В походах по скалам ручные петли, естественно, на канате не делаются!

При спуске на канате по методу Флаха (Альпина 1897, с. 107) делаются две петли, одна через грудь и одна через плечо. Главной целью последней является постоянно удерживать канат под мышками так, чтобы он не требовал слишком тугого затягивания. Обычно практикуемые петли через бедра являются не лучшим методом спуска.

Чем выше канат сидит на грудной клетке, тем труднее падающему или упавшему потерять равновесие и перевернуться головой вниз. Кроме того, крепкая грудная клетка оказывает довольно хорошее сопротивление рывку, риск внутренних повреждений становится меньше, чем у людей, привязанных через бедро.

Петля каната не должна быть слишком свободной, чтобы привязанный не выскользнул при падении.

Нельзя накладывать канат через ремень рюкзака, как это часто делается и даже рекомендуется в альпинистских инструкциях; во время привязывания каната рюкзак лучше всего снять.

Необходимо избегать узлов на канате и сразу же распутывать образующиеся петли, что часто случается тогда, когда при смене местности требуется постоянно привязывать и отвязывать канат. Узлы на конце или в середине каната могут застрять в скалах и привести к потере длины каната. Это произошло, например, при восхождении на восточный гребень Ла Мейе Цигмонди и товарищами (ср. Журнал Г. и Австр. Союза альпинистов, 1885, с. 414). Какие неприятности доставляет узел на канате во время вытягивания людей из ледниковых трещин, доказывает приведенный случай с Лаунером.

Относительно количества и размещения участников похода необходимо сказать, что здесь нет каких-либо определенных правил.

Решение всех возникающих в связи с этим вопросов зависит от мастерства участников и вида похода, даже от условий, необходимых для преодоления одного-единственного трудного или опасного места.

 

Рис. 52. Продвижение по леднику вдвоем на двойном канате. Впереди идущий проверяет снег зондированием ледорубом, второй страхует его в соответствии с правилами

Я считаю, что для похода по скалам наиболее удобное число участников – двое (большая мобильность), наиболее надежное – трое; в походах по ледникам трое – это лучший вариант: во-первых, из-за возможности чаще меняться при вырубании ступеней или продвижении по снегу; но прежде всего потому, что одному очень трудно вытянуть провалившегося в трещину товарища. Этот принцип не действует в сложных или объективно опасных походах по льду, на которые могут отважиться только опытные альпинисты. Здесь необходима большая мобильность и быстрое продвижение вперед; поэтому предпочтение лучше отдать партии из двух человек. Совместный поход троих альпинистов прежде всего при несчастном случае обеспечивает возможность одному позаботиться о пострадавшем и третьему – привести помощь. Все страховочные меры легче принять группе из троих альпинистов, чем из двоих.

О размещении альпинистов нужно сказать следующее: в местности с неоднородным ландшафтом самый слабый идет посередине, особенно при поперечном восхождении на хребты по скалам и льду; при спуске по льду, поскольку слабейший вряд ли будет хорошо рубить ступени; самый умелый идет замыкающим. На сложных участках скалы и льду при подъеме: двое более сильных идут впереди, чтобы второй мог надежно страховать и умело поддерживать первого. На спуске по скале: слабейший посередине, сильнейший замыкающим.

В сложные походы нельзя брать действительно слабого участника. Статистика несчастных случаев показывает, что с группами из двух участников на скале происходит больше несчастных случаев, чем с группами из троих.

 

Веревка на ледниках и т.д.

В главах о лавинах и ледниках уже содержатся замечания о правильном и безошибочном употреблении веревки; поэтому я отсылаю к этим замечаниям, поскольку хочу избежать ненужных повторов.

Во время путешествия с канатом по леднику основное правило заключается в том, чтобы держать канат практически натянутым, чтобы он не волочился по земле, но и не дергал впереди идущего. Из-за необходимой иногда смены темпа нужно привыкнуть при замедлении движения впереди идущего брать в левую руку несколько петель каната (ручная петля см. с. 220), а при необходимости быстро высвобождать их.

Впереди идущий должен направлять свое внимание на дорогу, вырубание ступеней, зондирование и т.д. и при этом быть уверенным в том, что позади него с канатом обращаются правильно.

Каждый участник в критической местности должен ни на секунду не спускать глаз с впереди идущего и всегда быть готовым удержать его за канат! Каждый альпинист ответственен за правильное обращение с участком каната впереди него и должен учитывать темп идущих за ним, а также тип местности.

Когда в поход по леднику идут двое одинаково хороших туристов, они должны обязательно использовать двойную связку; расстояние между ними должно быть 30 метров, а лучше 40 метров. Необходимо сделать ручные петли, а если участников трое или больше, им лучше использовать дополнительный канат (особенно для человека, привязанного к канату посередине). Поход по леднику на двойном канате дает возможность двоим альпинистам, в случае падения одного в трещину, упавшему выбираться по одному концу каната, а оставшемуся наверху вытягивать его с помощью второй половины каната (ср. рис. 51) Хорошее изображение и описание вытягивания товарища из расщелины с помощью запасного каната и «стременного метода» дает Х.Барт, Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов, 1920, с. 23; а также д-р Лео Мадушка в «Технике сложнейших походов по льду», Мюнхен, 1932 (изд-во Бергферлаг)

И, пожалуй, всегда можно рекомендовать использование «стременного метода». С его помощью при необходимости даже один альпинист может вытащить товарища, закрепив участок каната вокруг вбитой ледоруба или применяя плечевую страховку.

Раньше в летнее время альпинисты брали слишком мало каната; успешность сложных походов с короткими канатами свидетельствует о мастерстве старого поколения альпинистов, но ни в коем случае не служит доказательством правильности такого метода.

Необходимо также сказать об ошибочности привязывания к канату на слишком коротком расстоянии, особенно на ледниках, чему я даю обоснование при описании случая с Нассе.

Важным качеством хорошего альпиниста является то, что он знает, когда его подопечные могут упасть. В эти критические моменты он должен быть готов удержать их. Это важнейшая задача лидера. Но, конечно, удержать можно не в каждой ситуации.

 

Рис. 53. Защита веревки на краю трещины с помощью рукояти ледоруба

 

И на льду, и на скале необходимо изначально привыкнуть к тому, чтобы на опасных участках, то есть там, где падение одного участника может привести к несчастному случаю, или где даже один участник чувствует себя неуверенно, идти не всем одновременно, а страховать товарища, проходящего опасное место, из надежной позиции. Такое продвижение вперед на опасной местности, может быть, более медленное и менее элегантное, однако это единственно верный способ в названных условиях. И в первую очередь не надо испытывать ложный стыд перед другими партиями, которые идут вперед «браво», но неправильно!

Перед каждой заснеженной пропастью, ширина которой неизвестна: стоп! Вбить ледоруб! Занять уверенную позицию, страховать, пока первый не окажется в безопасности на той стороне; затем следовать за ним, полагаясь на страховку.

Если же спутник провалился в трещину, заметенную снегом, то необходимо вбить ледоруб в фирн (закрепить ручной петлей!) и укрепить на ней канат.

 

 

Рис. 54. Блок спуска веревки во льду

Поскольку очень редко можно сразу же вытянуть человека из-за застревания каната на краю трещины, нужно сделать на краю нишу, чтобы по возможности встать непосредственно над висящим на канате; кроме того, нужно положить на ледяной край ледоруб (рис. 53) и пропустить канат над ней, чтобы он не протирался о жесткий край.

В случае необходимости на леднике, если склон не слишком крутой, соорудить приспособление для спуска каната, вырубив киркой в твердом фирне или льду ледяной блок (например, на краю трещины), представляющий собой по внешней стороне галтель, что предотвратит соскальзывание положенного каната (можно проложить бумагой во избежание примерзания).

Форма и размеры блока зависят от состояния льда и местности (крутизна обрыва и т.д.); в любом случае, они должны быть велики настолько, чтобы воспрепятствовать соскальзыванию каната при рывке (ср. рис. 54, блок спуска каната). Чем больше углубление в лед, тем надежнее конструкция.

Если при спуске необходимо преодолеть отвесную ледяную стену, ледяной разлом и т.п., то, чтобы избежать долгой работы по вырубанию ступеней, нужно наиболее целесообразным способом спуститься по канату, закрепляя его на вбитом «ледовом крюке» (см. с.240), вырубленных ледяных блоках или имеющихся ледяных зубцах.

Следующие примеры пояснят сказанное и дадут возможность почерпнуть полезную информацию из того или иного случая.

Некачественный или слишком короткий канат стал причиной несчастного случая 21 августа 1893 г. на Шварценштайне. Саксонский статский советник Балдуин фон Шомонте из Альтенбурга совершил восхождение со своим 65-летним носильщиком Грубером, никогда ранее не бывавшем на леднике и взявшим лишь веревку длиной 4,5 м и диаметром 6-7 мм, от альпинистского домика Берлинер Хютте и до вершины. Путь занял 5 часов, турист и носильщик шли за другими партиями, которые спустились по направлению к Тауферсу, Грубер и фон Шомонте пошли к Берлинер Хютте. Под седловиной идущий впереди турист, крупный и тяжелый мужчина, сорвался с края открытой сверху на 25 см пропасти. Веревка порвалась об острый ледяной край. Шомонте пролетел около 23 метров, получил травму затылка, сломал ногу и был погребен под слоем обрушившегося снега так, что приведенная носильщиком из Берлинер Хютте спасательная команда не смогла достать его в этот же день. Лишь на следующий день труп откопали лопатами и похоронили (см. С. А.-Е. Ежегодник 1893, с.337).

То, что канат в большинстве случаев гарантирует на леднике хорошую и надежную защиту, доказывает небольшое число несчастных случаев, случившихся на ледниках с группами, правильно обращавшимися с канатом, по сравнению с большим числом предпринятых походов по ледникам и частотой падения в трещины отдельных членов групп, успешно вытаскиваемых. Однако с канатом надо обращаться правильно.

Основные правила: держать канат всегда слегка натянутым, чтобы максимально ограничить высоту падения. О преимуществах и недостатках хватания за петли каната нет единого мнения. Впереди идущий, естественно, никогда не держит петли, а только держится за привязанную узлом ручную петлю, иногда с просунутой через нее ледорубом, в пределах досягаемости. Следующие за ним, и особенно идущий посередине, кроме привязанной петли, держат в руках петли каната – причем последняя петля плотно оборачивается вокруг руки, чтобы удерживать за нее в случае падения. Целью этого является то, чтобы в случае необходимости (падения) не размотался сразу весь канат, а высвобождался постепенно.

Страхующий (напр., в партии из двух человек) при достаточно длинном канате может, закрепив провалившегося на вбитой кирке, сам подойти на остатке каната (петлях) к трещине, чтобы восстановить голосовую связь с упавшим и проверить край трещины, а также вырубить в нем нишу.

Конечно, страхующий не должен при падении товарища пугаться настолько, чтобы выпустить из рук петли, потому что тогда к начальной глубине падения добавится еще и длина выскользнувших петель; а возникающий в этом случае рывок может увлечь за собой и второго альпиниста.

Если под тяжестью альпиниста ломается перемычка через трещину, очень важно немедленно вытянуть провалившегося, чтобы он не попал под обрушивающиеся на него снежные массы. Это легко может случиться, если альпинист проваливается на самом тонком месте перемычки, нарушая натяжение в своде, так что части перемычки обрушиваются на него и могут задавить его или швырнуть на жесткую ледяную стену.

То, что два человека, или даже один, часто не могут вытащить провалившегося в трещину, доказывают, кроме случая с Вельтером, еще два несчастных случая.

К. Остертаг из Цюриха шел с проводниками Н.Лауэнером и Бруннером через верхний ледник на Юнгфрау, чьи большие трещины были перекрыты большепролетными перемычками. Правильно оценив ситуацию, турист потребовал привязаться к канату на больших расстояниях, но после повторного отказа проводников ему удалось добиться лишь того, что привязались на расстоянии 10 м друг от друга, связав для этой цели два каната.

Вскоре после этого Лауэнер провалился сквозь снежную перемычку, а Остертага подтащило практически к краю трещины, потому что второй проводник не держал канат натянутым. Несмотря на огромные усилия, двум оставшимся наверху не удалось вытянуть наверх товарища, поскольку большой узел, связывающий канаты, оказался в трещине и застрял в крае. И лишь подоспевшая помощь смогла спасти Лауэнера (Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов, 1885, №5). По возможности следует избегать узлов на канате.

Второй случай свидетельствует, что один человек не может вытащить товарища из пропасти на простом канате. Йоханн Пинггера 11 августа 1870 г. находился со своим туристом Эд. Менгером из Цюриха на спуске с Пицо Трезеро. По неосторожности Эд. Менгер (весивший 180 фунтов) провалился на 7 метров в трещину. Поскольку вытянуть наверх такого тяжелого человека было невозможно, Пинггера положил обе длинные альпинистские палки поперек пропасти, оказавшейся, к счастью, узкой, отрезал канат перед узлом на своей груди и привязал туриста к обеим палкам, так что он висел свободно; затем он спешно привел трех пастухов с Мальга Трезеро и с их помощью спас своего нанимателя (С. А.-Э. Ежег., том 7, с. 542). Виновником трагической гибели проф. Нассе (31 августа 1898 г.) на Пицо Палю стал слишком короткий канат.

Партия проф. Нассе и д-ра М. Борхардта с проводниками Шнитцлером и Климмером при спуске с Пицо Палю дошла до широкой пропасти, через которую уже вели следы. Шнитцлер ступил на перемычку, и вдруг д-р Борхардт (с чьих слов в «Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов» я и пишу об этом случае) увидел, как Шнитцлер и Нассе, не издав ни звука, рухнули в пропасть. Борхардту удалось, вбив ледоруб до ручки и смягчив рывок с помощью удерживаемой в руке петли каната, совместно с Климмером сдержать падение и остановить его у края пропасти. Попытки вытащить свободно висящих в пропасти товарищей были безуспешны. После отчаянного обмена репликами вдруг снизу раздалось: «Держите крепче». Новый ужасный рывок отбросил Борхардта на край пропасти. Одна рука еще держалась за ледоруб. Огромными усилиями Климмеру удалось предотвратить падение в пропасть третьего товарища и оттащить его подальше. «Я больше не могу», - донеслись последние слова Нассе, от Шнитцлера уже ничего не было слышно.

Между тем Шнитцлер совершил мужественный поступок; он пытался закрепить ледоруб в стене, и ему это удалось, когда под ним обрушилась ступенька, так что он снова упал вниз на 1-1,5 м, что и стало причиной второго рывка. Тогда он принял смелое решение: чтобы освободить висящего выше профессора Нассе от своего груза и по возможности облегчить свое положение, он перерезал над собой канат, сполз по стене вниз, попал на промежуточное дно трещины и, к счастью, нашел узкую полосу льда, которая вывела его наружу.

Неожиданно, к огромной радости оставшихся наверху, из пропасти показался Шнитцлер, и объединенными силами троих альпинистов и подошедшей английской группы удалось вытянуть тело Нассе. Попытки оживить его были безрезультатны. Причиной смерти стали, вероятно, тяжелые внутренние повреждения или паралич сердца. Все участники этого трагического происшествия вели себя очень правильно и мужественно. Поступок Шнитцлера достоин всяческого восхищения!

Группа шла на канате длиной 20 метров. Однако простое вычисление показывает, что эта длина каната, безусловно, мала для 4 человек. Из 20 метров 4 х 1,4 = 5,6 м идут на обвязывание вокруг груди и узел; затем 3 х 0,5 = 1,5 м идут на три петли, как та, которую д-р Борхардт, согласно инструкции, нес в руке. Остаются 12,9 метров; значит, расстояние между альпинистами было около 4,3 м. Д-р Борхардт оценивает ширину трещины в 2,5 – 3 м. По опыту, такие оценки в подобных ситуациях не слишком надежны; однако пропасти шириной 4, 5, 10 и более метров не являются редкостью, а оценить действительную ширину трещины очень трудно. Шнитцлер и Нассе, очевидно, одновременно ступили на опасный участок. Нассе провалился и увлек за собой находившегося уже по другую сторону края Шнитцлера. По опыту, в особенности на крутых спусках, люди держатся поближе друг к другу, чтобы при быстром движении впереди идущего не получить рывок. В фирновой области летом я считаю правильным расстояние 10 м, при необходимости больше. Фирновые трещины шириной 5 метров встречаются очень часто, нередко встречаются и гораздо более широкие.

Идти на слишком коротком канате так же опасно, как и на войне идти передовым и основным частям следом за авангардом, лишая авангард его защитной ценности. У впереди идущего должно быть больше каната, чем у остальных членов группы.

На бесснежном леднике, где все трещины на виду, канатом часто не пользуются, поскольку он стесняет движения; но и это уже стоило жизни человеку.

Здесь надо сказать о несчастном случае с Вельтером (25 июля 1880 г.). Вельтер с двумя проводниками, еще одним туристом и носильщиком шел от Шлегайзенталя из Криммля на Мёзеле, и они уже спустились до бесснежных участков ледника Невезер Фернер, когда Вельтер, вероятно, недовольный медленным темпом продвижения, отвязался от каната и начал спускаться по оставшейся части ледника без страховки. Штабелер шел впереди. При этом Вельтер взглядом искал Турнеркамп, на который он хотел взойти на следующий день. И тут он ступил на снег и немного провалился, и тем не менее сделал второй и третий шаг, не отрывая взгляда от горы. Внезапно он провалился полностью и упал на глубину несколько саженей. Обрушившийся следом снег практически полностью завалил его. Очевидно, он упал боком, так что одна рука и одна нога находились глубже, чем другие рука и нога. Когда товарищи поняли, что произошло, Штабелер, первый проводник, немедленно привязался к канату и спустился в провал. Он обменялся несколькими словами с Вельтером, который думал, что близка его смерть. Затем Штабелер киркой вырубал Вельтера из снега, пока не кончились силы. Он попросил поднять его наверх, чтобы кто-нибудь продолжил эту работу. Однако оставшиеся наверху и тянувшие канат не встали в положение «ноги врозь» над трещиной, ширина которой составляла всего 2 – 3 фута, что позволило бы им беспрепятственно вытянуть канат, а стали тянуть его через ледяной край. Поскольку канат был плохим и старым, он порвался, и Штабелер упал на Вельтера. Лишь тогда достали часть каната Вельтера и благополучно вытянули Штабелера. Возможно, эта часть каната не была использована сразу, поскольку она была очень тонкой (лишь 5 мм в диаметре), а такой канат не приспособлен для энергичного вытягивания. Поскольку никто из остальных членов группы не выразил желания спуститься к Вельтеру, возможно, потому, что они правильно оценивали собственные силы, Штабелер побежал к ближайшему пастбищу за помощью. Оглушенный падением и повредивший руки, он не мог сделать большего. Остальные оставались еще какое-то время у трещины. Но когда Вельтер перестал отвечать на их крики, они подумали, что он умер, и так как начался дождь, спустились, никак не отметив место трагедии, к Невезер Альпе. Подоспевшая позже помощь не нашла трещину (По другим, более точным данным (Циркуляр Г. и Астр. Союза альпинистов и Австр. Альп.-Ц. 1880, с. 225), носильщик привел на помощь одного сыродела, которого спустили в трещину и который констатировал смерть Вельтера, после чего остальные члены группы спустились с ледника. Вышеприведенное описание взято из «Дойче Альпенцайтунг», XI, с.38.).

На следующий день тело Вельтера достали большим количеством людей.

Этот трагический случай учит многому. Во-первых, тому, что на бесснежном леднике, каким бы безопасным он ни казался, нельзя идти не глядя, куда ступаешь. Кроме того, нельзя забывать, что снег на бесснежном леднике означает трещину; что лучше идти с немногими, но надежными спутниками; и что профессиональные проводники тоже могут потерять голову и совершить грубейшие альпинистские ошибки. Если бы хоть один из них следил за Вельтером, он смог бы вовремя предупредить того об опасности. Если бы Вельтер шел вдвоем со Штабелером, у него не было бы повода отвязаться от каната, и трагедии бы не произошло. Никогда нельзя брать плохой канат, но даже хороший канат нельзя тянуть через острый ледяной край трещины. Из этого потрясающего случая легкомыслия можно сделать и другие выводы, однако я оставляю это читателю.

В дополнение к использованию каната на ледниках я должен сказать еще кое-что об использовании каната на ледяных и фирновых склонах.

Когда поднимаешься или спускаешься по линии падения стоящий наверху может надежно удерживать стоящего внизу, поскольку обычно не испытывает резких рывков. На жестком фирне можно, стоя на ступеньке и вбив ледоруб, удержать и довольно сильный рывок, если, например, при переходе кто-то сорвется. Там, где необходима очень надежная страховка, если позволяет фирновый снег или фирновый лед, необходимо вбивать ледоруб как можно глубже, под наклоном, противоположном предполагаемому натяжению – канат страхуемого обвивает рукоятку или идет через ледоруб; в последнем случае ручка ледоруба должна плотно прилегать к склону и прижиматься коленом или ногой, чтобы ее нельзя было вырвать.

 

 

Рис. 55. Страховка на фирновом склоне. Вырубание ступеней вниз по склону.

 

 

Рис. 56. Ледовый молоток                    Ледовый крюк

Последний способ страховки является спорным, но он единственно возможен. На жестком льду такая страховка практически неэффективна; защита каната обманчива; единственно надежная страховка здесь – ледовый крюк.

Ледовые крюки представляют собой новое, хорошо зарекомендовавшее себя средство страховки на крутом ледяном склоне. Их длина должна составлять 18-25 см, зубья должны быть хорошо выраженными. Для забивания ледового крюка пользуются изображенным здесь ледовым молотком.

Ледовый крюк при забивании в лед, благодаря процессу смерзания, быстро вмерзает в лед и обеспечивает необходимое надежное крепление. Однако применение этих крюков требует определенного времени, так что их применяют только в исключительных случаях на особенно крутых склонах и на твердом льду. Кроме того, они являются отличным вспомогательным средством в трудных походах по льду (т.н. «ледолазание») – и для того, чтобы схватиться за них, и чтобы поставить на них ногу, а также как страховочный крюк для преодоления отвесных или нависающих ледяных обрывов.

Насколько надежную страховку обеспечивает правильно забитый ледяной крюк, доказывает следующий случай: при втором подъеме на северную стену Дан д’Эренс  12 августа 1930 г. партия из трех членов Мюнхенского Академического Альпийского союза уже на вершине стены попала под лавину рыхлого снега, как раз в тот момент, когда все альпинисты собрались на одном месте отвесной стены и вбили страховочный ледовый крюк. Крепко схватившись за крюк, все трое смогли успешно противостоять ярости лавины и не сорвались в пропасть.

За неимением ледового крюка в тех местах, где падение одного альпиниста неминуемо захватило бы и остальных товарищей, уместно было бы отказаться от каната. То же самое надо сказать и о полностью обледеневших скалах. Если же от каната не отказываются, то в основном это происходит потому, что кто-нибудь обычно быстро находит место, откуда он может обеспечивать страховку остальным, так что канат снова оказывается необходимым. Однако не следует и недооценивать ценность каната как «моральной поддержки». Места, где соскальзывание одного спутника может увлечь за собой всех остальных, довольно редки, но они есть. Это те места, через которые проводники отказываются вести группу, и с полным на то правом. Они должны каждый миг обеспечивать безопасность своих подопечных, а на таких местах это невозможно, поскольку соскальзывание туриста может увлечь за собой и их. Такого рода походы должны предпринимать только те альпинисты, кто может гарантировать, что не поскользнется на подобных участках.

Лед может иметь различное качество; он может быть пористым или плотным, хрупким, ломким, так что крюк не «сидит», или при забивании в ледяную стену дает много осколков. Контроль звука при забивании, попытка расшатать вбитый крюк могут в какой-то степени дать альпинисту уверенность в его надежности.

Но то, что и лучшие не могут быть полностью застрахованы от беды при использовании ледового крюка, доказывает трагическая гибель смелого покорителя северной стены Маттерхорна – Тони Шмида.

В воскресенье Троицы Тони Шмид вместе со своим спутником Эрнстом Кребсом начал восхождение на северо-западную стену Визбаххорна. Ценой многих усилий они практически добрались до вершины, когда случилась катастрофа. Вот как ее описывает Х. Баумайстер (Австр. Альп. Ц., 1932, с.218-221):

«Угрюмая стена сопротивляется мастерству Тони. Неохотно проникают крюки в лед, твердый как стекло, и гнутся под яростными ударами молотка, которыми Тони пытается вбить их. Места, выступающие из-за давления, часто служат причиной катастрофы. Крюков у обоих альпинистов не слишком много, поэтому им приходится расходовать сорок метров своего каната, чтобы вновь вбить страховочный крюк. А страховка на коварной отвесной скале вдвойне необходима. Тони пробивается вперед с достойной восхищения уверенностью. Вот он вытягивает из-за пояса последний ледовый крюк. Он стоит на узкой ступеньке, абсолютно без страховки, тридцатью метрами выше спутника, который для безопасности пропускает канат через вбитый ледоруб; потому что крюк, на котором висит Кребс, плохо держится в ломком льду.

Ненадежная ступенька шириной в ладонь заставляет Тони работать очень быстро. Со звоном молоток бьет по штифту. Слава богу, он сел! И вот Тони уже хочет защелкнуть карабин на канате и еще раз пытается расшатать крюк для проверки. И вдруг крюк вместе с глыбой льда величиной с тарелку отламывается от стены и выскальзывает из его рук. Последний крюк! Его нельзя потерять! Тони пытается его поймать, секундная потеря равновесия – и катастрофа!

Беззвучно Тони по широкой дуге падает с отвесной ледяной скалы, переворачиваясь несколько раз, еще судорожно сжимая ледоруб в руке. Кребс, невзирая на смертельную опасность, рвет канат; но ужасный рывок срывает отчаянно сопротивляющегося альпиниста со скалы и, раскинув руки, он летит следом за своим другом.

Альпинисты из Граца (которые были на скале одновременно с друзьями) слышат грохот сорвавшихся камней и ледяных глыб. С ужасом они смотрят вверх. Мимо катятся шляпы и – в каких-то 15 метрах от них – в долину падают два тела. Пятьюстами метрами ниже они остаются неподвижно лежать на сошедшей лавине.

Минуту очевидцы катастрофы смотрят на бледные лица друг друга. Невероятным усилием воли они успокаивают вибрирующие нервы. Быстро советуются друг с другом. Поскольку путь через вершину и гребень Кайндля кажется дольше, они решают, несмотря на большую трудность, продолжить спуск по своей трассе, хотя крошащийся под лучами послеполуденного солнца лед и небольшие лавины очень затрудняют их путь. В 16.30, через четыре часа после катастрофы, они уже у тел сорвавшихся.

Тони мертв, у него раздроблен затылок, в судорожно сжатом кулаке разбитый ледоруб с многочисленными петлями порвавшегося каната. Тело уже окоченело; голубые глаза победителя мертвы. Здесь помощь уже не нужна. Уже упав на длину каната под местом остановки Кребса, он ударился головой о скалу и получил смертельную, обнажившую мозг рану. Кребс падал по другой стороне скалы, инстинктивно держа над головой руки для защиты.

Д-р Рупилиус поворачивается к Кребсу, который перенес ужасное падение в полном сознании и, издавая стоны, ждет помощи. Чудом он отделался тяжелой травмой плеча, бедер и лодыжек, а также содрал кожу с лица. Веки опухли, так что он не может видеть, глаза же, к счастью, не пострадали.

Альпинисты из Граца оказывают помощь; перерезают канат, еще связывающий раненого с Тони, а также снимают скобы с тела. И тут над их головами раздается шум! В десяти шагах от них по склону несется лавина, увлекает за собой тело погибшего и частично засыпает его.

Преодолев страх, помощники быстро несут раненого в безопасное место, снабжают его теплой одеждой и закутывают его в свою палатку. Едва все четверо вышли из-под стены, как на месте катастрофы снова сходит лавина и погребает под собой часть оставленного снаряжения. Кребсу невероятно повезло, что товарищи из Граца, которые предприняли невероятные усилия и напрягли все силы, вовремя успели к нему.

Д-р Рупилиус приносит с хребта Кайндль оставленные там рюкзаки несчастных со средствами защиты от холода и, жертвуя собой, вызывается провести ночь с Кребсом. Между тем Эмиль Рупилиус и инженер Шрайнер спускаются к домику пастухов, где неожиданно встречают две партии, идущие без проводников, которые тоже планируют пройти по северной стене. Новоприбывшие – господа из Вены и Мюнхена – готовы придти на помощь и на следующее утро поднимаются к месту катастрофы.

Кребс, благодаря врачебному уходу, перенес ночь довольно сносно, ведь у них, к счастью, были керосинка и медикаменты, пусть и в небольшом количестве. Благодаря пополнению, спасательная команда возросла до 11 человек и начала сложнейшую транспортировку раненого. Тело Тони погребли в снегу. Кребс был пристегнут к импровизированной волокуше из лыж, его неимоверными усилиями транспортировали на Кайндль и через снежное ущелье с крутыми откосами довезли до пастушьей хижины, куда они прибыли в понедельник, в 17 часов. Там пациента заново перевязали, освежили и уложили в кровать; благодаря своей крепкой конституции он скоро почувствовал себя лучше.

Тем временем по телефону из Мозербодена подняли тревогу в Капруне. Проводники, горноспасательная служба и добровольцы под руководством Йоханна Шернтаннера отправились на спасательную операцию. Среди них был 70-летний ветеран-проводник Йозеф Альтенбергер, который в этих обстоятельствах еще раз доказал свое мужество и с редким чувством долга и самопожертвования встал впереди отряда.

На следующий день спасатели продолжили свое дело, при плохих погодных условиях и опасности схода лавин, и пронесли привязанный к носилкам труп Тони через ледяные склоны и отвесные обрывы к водопаду Кессельфалль. Это потребовало 28 часов непрерывной тяжелой работы.

Ненадежность хрупкого льда, разлом ледяной глыбы и попытка поймать ледовый крюк в последний момент были причинами падения альпинистов.

Выше всяких похвал, проникнуто духом настоящего товарищества было поведение всех задействованных в спасении пострадавших; в особенности братьев Рупилиус и инженера Шрайнера. Э. Кребс остался в живых в первую очередь благодаря самопожертвованию и ночному дежурству д-ра мед. Рупилиуса. Пусть этот пример самозабвенной любви к ближнему и осторожной помощи при спасении послужит образцом для других!

При пересечении отвесных ледяных склонов, не имеющих трещин, можно посоветовать держаться ближе друг к другу, чтобы при падении и раскачивании одного страхующий не испытал слишком сильного рывка.

На фирновых откосах канат надо брать и туда, где надо проходить желоба, в которых возможен камнепад. Канат поможет пройти их быстрее, чем это удалось бы без каната. К канату надо привязывать и впереди идущего, когда он рубит ступеньки, канат удержит его в случае попадания камня или глыбы льда.

Если альпинист не готов к рывку, производимому падающим товарищем, то на твердом фирне или льду он будет увлечен вперед, и его протащит вниз. Цигмонди столкнулся с этим несколько раз, но там, где это было не опасно, в основном потому, что его товарищ отходил, не слыша окрика. Так случилось на Фельдкопфе (1879) с Отто; потом на Презанелла с Ричардом (1882), в этом последнем случае он даже проехал мимо Ричарда и смог остановиться лишь ниже его.

«Однажды, - сообщает Э. Цигмонди, - меня протянуло по льду, и было это между Кристаллькопф и Райнерхорн (Венецианская группа), около Шлаттенкеес. Мы какое-то время вырубали ступеньки на спуске, потом я предложил Отто спустить его по оставшейся ледяной стене, а он будет заниматься только льдом. Это было очень тяжело, потому что сложно было найти опору ледорубу. Даже с кошками мы стояли на ступеньках ненадежно. Сначала все шло хорошо. Но потом у меня сломалась ледоруб, я не удержал канат, и Отто моментально рухнул вниз. Я рассчитывал, что каната хватит до трещины, где Отто упадет в мягкий ровный снег. Но все получилось не так. Когда он перелетал через нависающий край обрыва, я ощутил резкий рывок каната. Мой вновь забитый ледоруб не выдержал, торможение не помогло, и через несколько секунд я тоже лежал в мягком снегу. К тому же я самым неприятным образом ободрал руки на льду».

Нависающие края иногда доставляют трудности, их преодоление требует той же техники, что и скала. Так Цигмонди и его товарищи смогли одолеть краевую трещину на Цеведале только с помощью т.н. «пирамиды». Отто взобрался на плечи своего товарища Вахтера, а потом на вбитую выше ледоруб. Затем ему удалось по глубоким ступеням взобраться наверх. За ним последовал Вахтер, которого поддержал Эмиль, а Отто подтягивал на канате. Когда оба были наверху, они объединенными силами втянули наверх и Эмиля.

При любых обстоятельствах нужно избегать прыгать с кошками. При прыжке шипы могут зацепиться и стать причиной тяжелых падений, растяжения связок, вывихов и перелома ноги. Если нет желания прыгать, то нависающие края можно преодолеть еще одним способом, которые применили Штабелер и Динер для прохождения трещины под седловиной Россрука. Штабелер крепко забил ледоруб в фирн и привязался к ней для спуска, после того как был спущен Динер. Спустившись, он тянул и дергал за канат, пока ледоруб не расшаталась и не упала вниз. При этом ручка ледоруба наполовину раскололась. В случае необходимости можно пожертвовать одной киркой и оставить ее наверху.

При соскальзывании по канату, особенно в сидячем положении, он очень легко запутывается, и тогда полагаться на него нельзя. Чтобы этого не случилось, нужно очень резко тормозить, а последний должен тормозить резче всех. На ледниках часто можно таким образом сэкономить очень много времени, но нужно строго следить за тем, чтобы канат не запутывался.

Очень распространенную и грубую ошибку допускают те проводники или туристы, которые для сокращения расстояния между членами группы свободно обматывают петли каната вокруг груди, не укладывая петли вплотную друг к другу так, чтобы они не могли соскользнуть, и не закрепляя последнюю петлю концом каната или узлом на идущем далее канате. При падении как на скалах, так и на льду такое свободное укладывание петель не раз вызывало смерть через удушение, и таким образом погибло двое из лучших альпинистов.

28 августа 1899 г. под руководством Йозефа Райнштадлера (Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов, 1899, с. 247) вышла группа альпинистов в такой последовательности: проводник Филлиг, д-р Фульд, проводник Райнштадлер, А. Фульд. Они шли через ледник Отемма. Райнштадлер по привычке – на что, к сожалению, никто из туристов не обратил внимания – на участке каната между собой и г-ном Фульдом накинул две свободные петли через свое правое плечо и левую руку. Группа шла по довольно наклонному фирновому склону, готовясь сделать привал на ближней скале. Вдруг Райнштадлер исчез, не издав ни звука, в заметенной трещине во льду, и следом тут же упал д-р Фульд. Адольф Фульд увидел, что на пути следовании группы тянулась широкая трещина. Райнштадлер повис на Адольфе Фульде. На свои оклики А. Фульд сначала не получил ответа. Наконец он услышал из трещины голос своего брата, который звал Райнштадлера, не отвечавшего ему. Д-р Фульд тем временем сумел взобраться на поперечное ледяное ребро, на котором уселся на расстоянии 4-6 метров от поверхности. Он увидел, что Райнштадлер висит на 1-2 метра ниже, и обе петли соскользнули ему на горло и душат его. Д-р Фульд был вынужден наблюдать, не имея возможности оказать помощь, как синеет лицо несчастного Райнштадлера, и за несколько секунд все было кончено, Райнштадлер даже не пришел в сознание. А. Фульд безуспешно пытался вытащить Райнштадлера, так как канат слишком глубоко врезался в нависающий фирн. Лишь после того как Филлиг отвязался и отгреб нависающий снег, им удалось совместными усилиями вытянуть Райнштадлера; но все попытки вернуть его к жизни были напрасны.

Похожим образом – но на скалах – погиб один из выдающихся австрийских альпинистов, ходивших без проводника, В. Фриц Драш. При падении с Флойтской стены Мёрхнера соскользнувшая петля каната, попавшая на горло, стала причиной перелома шейных позвонков (Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов, 1896, с. 214).

 

I.Веревка на скале

Скалы требуют еще лучшего владения канатом, чем лед и снег, поскольку ситуации, в которые может попасть скалолаз, бесконечно разнообразны. Различные детали были уже частично упомянуты в предыдущих разделах. В этой главе я остановлюсь на изучении Ф. Ниберля: «Скалолазание»; затем на книге Г. фон Крауса: «Скалолазание». Альпийский справочник II. С. 91 – 125. Кроме того, я использую книгу д-ра Лео Мадушки «Современная техника альпинизма», Мюнхен, 1930.

 В подавляющем большинстве случаев веревка обеспечивает надежную страховку; по крайне мере при использовании крюка.

Канат обвязывается вокруг членов группы; его нельзя просто брать в руку, это нарушение основных правил использования каната.

На Фридрихскопфе (в группе Шобера) жертвой несчастного случая стал гимназист В. Вайцер. В то время как он, не будучи привязанным к канату, держался левой рукой за канат, правая рука ухватилась за выступ скалы; выступ отломился, и Вайцер в волнении либо выпустил канат, либо не смог удержаться на одной левой руке. Его падение с высоты 250 метров повлекло за собой немедленную смерть (Сообщ. Г. и Австр. Союза альпинистов, 1904, с. 197).

Привязывание к канату на скале осуществляется так же, как и на льду. Практичным может быть использование дополнительного каната. Однако ввязывать ручные петли не рекомендуется. Хорошо, когда впереди идущий располагает достаточным количеством каната. Поэтому в случае необходимости в группе из трех человек среднего привязывают на несколько метров дальше от середины.

Хорошие альпинисты по легким и не очень трудным скалам идут без веревки. Но если в группе есть плохой, необученный или неопытный альпинист, его обязательно надо привязывать к канату в опасных местах; кроме того, всегда полезно учиться обращению с канатом на легкой местности. На трудных скалах вервека как страховочное средство не помешает и хорошим альпинистам; на очень трудных или опасных участках его надо использовать всегда.

На несложных участках в основном альпинисты идут вместе. Каждый держит пару петель каната в руке, чтобы получить определенную свободу движения, имея возможность высвободить канат. В основном идут плотной группой (всегда очень близко друг к другу в ущельях, на покрытых галькой утесах и скалах с рыхлым покрытием), чтобы канат не провисал и не задевал камни.

 

Рис. 57. Самостраховка страхующего с помощью крюка с кольцом; при этом дополнительный канат, проходящий через подвешенный к крюку с кольцом карабин,

обеспечивает страховку впереди идущего

 

Впереди идущий должен быть освобожден от заботы о канате, а замыкающего надо учитывать при выборе темпа и вида движения.

Между не привязанными членами группы канат должен устанавливать связь, вырабатывать чуткость по отношению друг к другу, чтобы они работали как единое целое! Не должно возникать никакой помехи друг другу, никакого натяжения, разрыва каната, провисания.

На трудных участках (что называть трудными участками, зависит от мастерства данных альпинистов, нельзя дать общее определение), особенно на прерывающихся местах или местах, опасных из-за ломкости породы, по скале взбирается только один человек, остальные ждут и страхуют его.

Впереди идущий, освобожденный от груза частично или полностью, первым идет на трудное место, если второй уверен, что канат будет скользить гладко. Второй альпинист должен очень тщательно следить за движениями первого (не выпускать его из вида, а канат из рук!) и заботиться о том, чтобы тот не испытывал ни малейшего рывка или натяжения каната. Если имеющийся канат подходит к концу, то страхующий, перед тем как высвободить последний отрезок каната длиной 3-4 метра, громко сообщает страхуемому количество оставшихся метров, чтобы тот смог вовремя принять необходимые меры (найти место опоры, ослабить канат, удлинить канат и т.д.).

Если встречается выступ  или зубец скалы, через который можно положить страховочный канат, то это всегда делается, после того как выступ будет проверен на прочность. Если края острые, то под канат подкладывают перчатки, шапку или бумагу. Затем следует убедиться, достаточно ли глубок  желобок за выступом, чтобы канат не мог соскользнуть.

Если нет подходящей возможности подстраховаться, то вбивается скальный крюк, на который подвешивают карабин и таким образом добиваются страховки.

Короткие, недвусмысленные реплики: Выбрать канат! Высвободить канат! Ослабить! Стоп! Тянуть! Осторожно! Держать! Внимание! Камни! и т.д. помогают понять друг друга. Создать подножки по методу «пирамида», по возможности вбить ледоруба в трещины и надавить. Хорошим подспорьем для прохождения трудных мест станут скальные крюки, крюки с надежно припаянным подвижным железным кольцом, с прямоугольным, закругленным сверху  поперечным сечением, по возможности с зацепкой, из сварочной стали, с хорошо закаленными, трехгранными зубьями, вбитые в максимально узкую трещину (всегда брать с собой молоток). Такие меры нужно принимать очень обдуманно и тщательно, ведь их используют на самых серьезных участках!

Надежные способы страховки и самостраховки, которые я придумал 47 лет назад, будучи учеником, сегодня получают все большее распространение у скалолазов; в особенности мой крюк с кольцом и его подвиды под разными названиями оказались очень полезными приспособлениями в различных ситуациях; сегодня очень распространен цельнокованый скальный крюк. Крюки без кольца не должны иметь острых верхних кромок!

Чтобы стенной крюк выполнял свою функцию страховочного и вспомогательного приспособления, он должен быть сделан так, чтобы выдерживать любую нагрузку. Забивание крюка – это искусство, которое постигается не изучением теории, а только практикой. Размер крюка и толщина, а также ширина трещины в скале должны соответствовать друг другу. Крюк забивается в скалу до самого кольца, и если во время забивания он издает «поющий» звук, то это признак того, что крюк сидит хорошо.

Для забивания крюка используют особый молоток скалолаза; его практичная форма показана на рисунке.

Плохо забитый крюк стал причиной несчастного случая, произошедшего 11 октября 1925 г. на северной стене Гереншпитце.

Известные альпинисты Тони Лейс-Мюнхен и Вилли Меркель Траунштейн хотели взобраться на северную стену Гереншпитце. В пути им встретилось гладкое место на стене. Лейс, который на тот момент был ведущим, вбил крюк, чтобы с помощью закрепленного на нем вспомогательного каната произвести поперечный подъем. Так как страховочного каната, проходящего по нескольким углам, не хватило бы до следующего места опоры, он попросил Меркеля отвязаться. Лейс хотел после завершения подъема бросить канат своему спутнику из надежной позиции. Лейс уже наполовину преодолел переход, когда поскользнулся на гладкой скале и повис на вспомогательном канате. Крюк, вбитый в расчете только на боковое натяжение каната, отломился под воздействием вертикального рывка, и Лейс упал, пролетев мимо своего спутника, на глубину 150 метров, и разбился. 

Чтобы закрепление и освобождение каната от крюка с кольцом были быстрыми (и не требовалось отвязывать альпиниста), в кольцо вешается сильный карабин, куда очень легко вкладывается и откуда легко вынимается канат.

Стоящему на участках, где можно с трудом найти опору и недостаточно естественных возможностей закрепиться, рекомендуется привязать себя к вбитому крюку с кольцом, и таким образом, в случае падения впереди идущего, защитить себя от опасности быть увлеченным за ним.

На таких сложных местах привязывается также и снаряжение, например, ледорубы, а на очень сложных участках – даже рюкзаки. Все эти предметы во время поднятия легко могут остаться висеть на каком-нибудь выступе скалы. Однако, если ослабить канат, а потом вновь подтянуть его, то можно легко освободить зацепившиеся предметы. Рекомендуется привязывать вещи в середине каната, или, если его не хватает, привязывать к рюкзакам шнур, чтобы стоящий внизу в случае необходимости (если им угрожает зацепка) мог оттянуть вещи от скалы. Никогда нельзя за один раз привязывать слишком тяжелый груз. Уместно проверить шнур рюкзака на прочность, поскольку зацепившийся рюкзак часто приходится тянуть довольно сильно.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru