Горный туризм. Часть 2



Горный туризм. Часть 2

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Семеновский В.  Горный туризм. Молодая гвардия, Ленинград, 1930 г.


Снег, падающий на склоны горы и не успевший растаять в течение летнего периода времени, скопляется, уплотняется и под влиянием атмосферных и других условий превращается в более плотную массу мелкозернистого строения, так называемый фирн. Эта фирновая масса, на которую давит выше лежащий снег, сползая вниз, превращается в лед. Таким образом, начиная от конца ледника до известной высоты мы имеем лед, еще выше к вершине — фирн (Фирн - это плотный снег тернистого строении), а на самой верхушке - снег.

Так как окружающие горы на ряду со снегом сбрасывают на поверхность ледника и камни и так как ледники находятся в непрерывном движении, средняя скорость которого равняется 2,5—7 сантиметров в день, то с течением времени камни эти сносятся вниз или отлагаются по сторонам, образуя так называемые боковые морены. Иногда морены образуются и посредине ледника.

Форма ложа ледника оказывает влияние на внешний вид ледника. Так как лед обладает пластичностью, то он строго следует очертанию ложа. На ровном месте ледник несет свои ледяные массы без трещин, но стоит только ложу ледника приподняться, как ледяные массы тоже приподнимаются наверх и, разумеется, разрываются, образуя таким образом поперечные трещины, суживающиеся книзу. Эти трещины, течением льда относясь дальше, могут на ровном месте сделаться параллельными или, попав в углубление, получить форму с наклоном внутрь. Это — наиболее опасного рода трещины.

При очень крутом склоне ложа ледяные массы, разрываясь, образуют так называемые ледопады. Но так как склоны ледникового пояса могут быть не только в направлении течения ледника, но также и в стороны, то разрыв ледяных масс согласно очертаниям ложа может произойти и в продольном направлении. Таким образом, получаются еще и продольные трещины.

Если ледник поворачивает в сторону, то на внутренней части сектора нагромождаются ледяные массы, так как движение льда там значительно медленней. Образуются громадные скалы из льда, так называемые серакс. С противоположной же стороны, где движение ледника быстрее, образуются большие широкие трещины.

Так как теплоемкость скал значительно больше теплоемкости льда, то от действия лучей солнца между скалами и ледником образуются от подтаивания льда трещины, которые называются подгорными трещинами (рандклуфт).

Иногда почти параллельно очертаниям скал по леднику тянется изломанная трещина. Эта трещина называется бергшрунд. Оба эти вида трещин представляют для альпиниста серьезное препятствие, так как при известной ширине они могут сделать продвижение вперед невозможным или же необычайно трудным и опасным.

Перед тем, как начать маршрут, в который включен переход по леднику, нужно изучить ледник по имеющейся литературе и картам. Это облегчает ориентировку на месте.

Трудность перехода по леднику заключается еще в том, что при подъеме труднее видеть расположение трещин и их направление, нежели при спуске.

Из того, что сказано выше, ясно, что там, где ледники имеют большой уклон, можно ожидать много поперечных трещин, часто  суживающихся книзу. Там где ледник из узкого русла переходит в широкое, точно так же имеется очень много трещин. 

Ледник может быть в известное время года совершенно обнажен от снега, и тогда он менее опасен, так как все его трещины видны и их легче обойти.

Совершенно иначе обстоит дело, если все эти западни, которые угрожают альпинисту на каждом шагу, предательски скрыты под белым ровным покровом снега. Если на открытом леднике, т. е. свободном от снега, можно еще позволить себе идти, не связавшись веревкой, то на леднике, покрытом снегом, первое, что должны сделать альпинисты, это вынуть веревку и связаться. Одновременно при первом шаге по занесенному снегом  леднику выступает щупальце альпиниста — ледоруб. Если имеется даже некоторая уверенность в том, что те 5—10 шагов, которые альпинист должен сделать, будут совершены по безопасному месту, то, как общее правило, на ледниках, покрытых снегом, нельзя делать ни шагу, пока находящийся под снегом грунт не прощупан ледорубом.

Трудность хождения по леднику, покрытому снегом, увеличивается еще и тем, что нужно носить темные очки, которые до известной степени скрадывают как наклон ледника, так и цвет покрывающего его снега, что очень важно при определении расположения трещин. Нужен известный опыт для того, чтобы через дымчатые очки распознавать по цвету снега нахождение под ним трещин и определить наклон ледника.

Так как от состояния снега зависит его грузоподъемность, то ледники, покрытые снегом, рекомендуется переходить как можно раньше, когда снежные массы еще скованы ночным морозом. В это время трещины, если они покрыты даже сравнительно нетолстым слоем снега, можно проходить с большей уверенностью, нежели тогда, когда лучи солнца размягчат снег. Небольшие трещины обычно перепрыгивают, большие же лучше обходить или, если это невозможно, переходить по так называемому снежному мосту: это массы снега, которые как бы перекрытием соединяют оба края трещины.

При переходе через мост нужна большая осторожность, так как не всегда можно быть уверенным, что он выдержит. Грузоподъемность моста зависит от температуры, времени дня, толщины слоя, формы и состояния снега. В теплые дни, в особенности к полудню, мосты не прочны, так как снег размягчается. Весною они выдерживают большую нагрузку, так как толщина перекрытия значительней. Наиболее слабое место моста — это приблизительно его середина. Мосты с мало наклонной поверхностью легче переходить, чем те, у которых один край выше другого, в особенности при подъеме. По мосту никогда не следует одновременно переходить более чем одному человеку. Нет также уверенности и в том, что второй не провалится, несмотря на то, что первый прошел благополучно.

Переходить мосты нужно в перпендикулярном направлении к краю трещины. Когда впереди идущий подошел к мосту, в прочности которого при зондировании (прощупывании) уверенности не получилось, второй укрепляет ледоруб в снегу, обматывает вокруг него веревку и дает возможность переправиться первому. Затем таким же порядком следует второй, охраняемый уже перешедшим. Во всяком случае, сомнительные мосты лучше обходить. Если снег под тяжестью тела рушится, не нужно терять присутствие духа, быстро повернуть ледоруб поперек трещины и лечь на снег. Рушится мост обычно не так уж внезапно. Не нужно забывать также, что стоять при переходе моста близко друг от друга не следует.

Если нет уверенности, что мост выдержит, то переходить его лучше ползком.

Наличие трещины обычно узнается по форме поверхности ледника, по цвету снега или же иногда по довольно заметному оседанию снега над трещинами. По покрытому снегом леднику никогда нельзя идти вдоль трещин, так как может случиться, что все участники окажутся стоящими над трещиной и одновременно в нее провалятся. Вообще на покрытом снегом леднике предпочтительнее держаться углублений, ибо там менее трещин. По голому же леднику идти лучше вдоль трещин.

Если на голом леднике кое-где встречаются продолговатые или овальные белого цвета снежные островки, то в большинстве случаев под ними скрываются трещины.


 Рис. 34. По леднику через мост.

 

Очень опасны так называемые кругообразные трещины, образующиеся там, где ложе ледника имеет форму холма. Плохо также, если продольные и поперечные трещины соединяются между собой: получается лабиринт, который отнимает массу времени, а иногда может заставить альпиниста повернуть обратно.

Самая трудная часть ледника, которую всегда нужно стараться обходить, — ледопад. Переход ледопада напоминает лазание по скалам. Здесь приходится вырубать не только ступеньки для ног, но и места для рук. Кошки оказывают здесь громаднейшую услугу.

Если ледопад покрыт свежевыпавшим снегом, то благоразумнее, если нет возможности обойти, отказаться от перехода.

Трудным для перехода местом на леднике является также подгорная трещина. Она особенно трудно переходима под конец лета, когда солнце, являющееся виновником ее образования, сделало свое дело. Если подгорная трещина широка и глубока, ее перейти можно только по мосту. Иногда же переходят, спускаясь на дно и поднимаясь на противоположной стороне. В этих случаях для спуска на веревке вырубается во льду столбик, на который накидывается петля так, как это обычно делается при спуске на скалах.

Если бергшрунд представляет собою узкую, изломанную трещину, то трудность перехода состоит в том, что снег нижележащего края очень ненадежен, а снег на верхнем крае лежит без достаточной опоры и свисает карнизом. В этом случае осторожно утрамбовывают снег нижней части трещины и, ставши на плечи спутника, поднимаются на верхнюю. При спуске такие места легче перепрыгнуть. Не следует забывать, что скалы, выходящие к леднику, в большинстве случаев опасны вследствие катящихся с них камней, в особенности если скалу освещает солнце.

В общем, различают следующие три периода восхождения на вершину: по моренам до ледника, переход с ледника на скалы и затем на снежный хребет. Эта последняя часть и является красивейшей частью восхождения на вершину. Очень часто фирновый хребет, идущий к вершине, имеет так называемый карниз или навес. Это нечто в роде того, что получается в зимнее время у нас на крышах, когда с них свисает снег. Иногда эти навесы, образующиеся от навеивания снега с наветренной стороны горы, достигают колоссальных размеров. Весной от таяния снега они рушатся и скатываются вниз, образуя мощные лавины. 

Восхождение по фирновому хребту требует в этом случае большой осторожности. Нужно идти на расстоянии не менее 2 метров от края навеса и время от времени прощупывать прочность ледорубом.

Подниматься по склонам, над которыми нависают карнизы, не рекомендуется, так как существует опасность, что карниз может обломиться, и образующаяся тогда лавина сметет альпиниста вниз. Если же все-таки для восхождения на вершину путь по склону, над которым нависает карниз, является единственным, то карниз потом приходится прорубать ледорубом, что однако опасно и требует много времени. Делается это следующим образом: когда впереди идущий альпинист вплотную подошел к карнизу, второй, находясь от первого на расстоянии 10—12 метров, устраивает при помощи ледоруба охранение, и только тогда передний осторожно начинает срубать вершину навеса. Иногда же в карнизе делают не коридор, а прорывают туннель. Это еще опасней. Карниз, который находится на ледяном основании, более безопасен. 

Карниз, состоящий из сухого, навеянного снега хотя и выглядит довольно безобидно, но очень опасен, так как рассыпается при первом же шаге. Легче и удобнее идти по фирновому хребту, в особенности же по гребню его, ибо снег там прочнее лежит.

Если гребень хребта состоит из льда, то при известном наклоне приходится вырубать ступеньки, которые предпочтительней делать на стороне, а не на самом гребне.

Выступающие из фирнового хребта скалы легче перелезть, чем обойти, так как по бокам, во-первых, очень крутые склоны, а во-вторых, они в большинстве случаев бывают обледенелыми.

Переход со снега на скалы удобнее совершать сбоку, а не прямо снизу. Вообще хребты высоких снежных гор, состоящие из скал, редко удобопроходимы раньше августа. Хребты, покрытые льдом или твердым снегом, — более верный и надежный путь, но требуют при известной крутизне рубки ступеней, а в связи с этим много времени.



Техника хождения по снегу, фирну и льду

Прежде всего — общее правило: по снегу лучше всего идти в более раннее время дня, когда он под действием лучей солнца еще не размяк. Учитывая это обстоятельство, нужно выбирать как для спуска, так и для подъема те склоны, которые меньше освещены, т. е. западные и северные.

Второе правило — как при подъеме, так и при спуске по снегу нужно держаться как можно прямее, вертикальнее. Чем прямее альпинист держится при подъеме или спуске, тем лучше, ибо менее возможности поскользнуться. Поэтому, как бы крут ни был склон, прислоняться к нему не нужно, ибо это увеличивает опасность сорваться вниз.

Третье правило: по свежевыпавшему снегу не рекомендуется ни при подъеме, ни при спуске, идти крупными шагами. Ступать нужно всей подошвой равномерно, легко и осторожно перенося тяжесть тела с одной ноги на другую не рывками, а постепенно, так как при этом нога не так сильно вязнет. При хождении по мягкому снегу рекомендуется также, прежде чем сделать шаг, утрамбовать снег ногой.

Мягкий свежевыпавший снег — настоящая мука для альпинистов. Иногда в таком снеге приходится идти, погружаясь по пояс, как-будто в какой-то жиже, и это отнимает массу энергии и времени (рис. 37).

По мягкому снегу, покрытому коркой, которая при ходьбе ломается, передвижение очень утомительно. Такие места советуют переходить ползком, на коленях, так, чтобы обе голени плашмя лежали на снегу, а носки вонзались в корку. При подъеме и спуске по такому снегу нужно быть очень осторожным, в особенности если слой мягкого снега, находящийся под коркой, не глубок. 

Слежавшийся, плотный снег представляет как для спуска, так и для восхождения наиболее удобную и прочную основу.

Вот в общем те правила, которых нужно придерживаться в отношении состояния  снега. Что касается того, в каком направлении подниматься и спускаться по снежным склонам, то обычно наилучшей линией является прямая. Это применимо не только к крутому склону, покрытому плотным снегом, но и при глубоком рыхлом снеге. Идти в первом случае нужно, вбивая носок ботинка в снег, причем следы делать не один над другим по одной линии, а для каждой ноги отдельно прокладывать свою линию подъема. Если склон при твердом снеге не очень крутой, то подниматься можно зигзагом. При этом носок ноги, обращенной к горе, вбивается в снежный склон, другая же нога ставится на каблук. При спуске — то же правило: стоять прямо, затем ступать твердо на каблук и не делать больших шагов.

По крутому фирновому склону поднимаются обычно, если позволяют условия, наискось или зигзагом. При этом ледоруб держат со стороны склона так, как показано на рисунке 39. Если фирн настолько плотен, что носком ботинка невозможно сделать углубление, то его выцарапывают лопаткой ледоруба. При этом рекомендуется подниматься не зигзагом, а прямо вверх.

Рыхлый, неплотный фирн, лежащий на ледяном основании, является самым опасным для подъема. В этом случае рубить ступеньки почти невозможно, и при восхождении по такому фирну поступают так же, как и при восхождении по мягкому снегу.

Если склон не крутой, то спускаются обычно спиной к склону, при крутом — повернувшись к нему лицом.

Когда поднимаются по одному и тому же склону несколько альпинистов, нужно ставить ногу в след осторожно и дать возможность использовать его для той же цели позади идущему.

 

Рис. 38. Подъем по снежному склону.

 

Если твердость фирна такова, что не дает возможности делать носком ботинка ступеньки для подъема, и если склон крутой, на помощь выступают кошки. Ходьба на кошках несколько отличается от обычной ходьбы. Ступня ноги при этом поднимается и опускается на поверхность плашмя — для того, чтобы все шипы кошек одновременно пришли в соприкосновение с поверхностью и таким образом нога имела возможность получить сразу несколько точек опоры, что особенно важно при хождении по льду. Ногу нужно поднимать выше, чем обыкновенно. Надевшему кошки в первый раз такой способ хождения покажется, может быть, и не совсем легким, но он необходим для большей устойчивости и уверенности. При подъеме по не крутому склону, а также при пересечении склона, если он не крут, нога ставится как при обычной ходьбе, т. е. параллельно друг другу; при крутом склоне — врозь, т. е. нога, находящаяся ближе к склону, носком вверх, другая нога — носком вниз. Очень крутые склоны берутся боком, т. е. одна нога заносится вверх, другая подтягивается к ней. Этот способ ходьбы можно себе представить, как восхождение по лестнице, если идти по ней боком. Вниз спускаться можно зигзагом, а прямо, сильно сгибая ногу в колене.

На узких гребнях идут: одна нога справа, другая — слева по склону хребта. Иногда хребет бывает настолько острый, что предпочитают усесться на него верхом и в таком положении продвигаться вперед.


Рис. 39 Подъем но фирном) склону. 

В тех маршрутах, где часто через короткие промежутки времени приходится со скал переходить на лед и обратно, кошки применять нерационально.

Одно из главных различий между хождением по скалам и хождением по снегу состоит в том, что при хождении по снегу для спуска требуется значительно меньше времени, чем для подъема, чего нельзя сказать о хождении по скалам. Однако и тут быстрота спуска зависит не только от крутизны склона, но и oт состояния снега, покрывающего склон. Легче идти, конечно, по плотному снегу, труднее по мягкому. Если спуск совершается по тому же маршруту, что и подъем, то по снегу это особенно легко, так как не нужно делать ступени. В некоторых случаях при спуске применяют особого рода прием, так называемое «скольжение». Так спускаться возможно лишь при достаточно крутом наклоне и неглубоком снеге, лежащем на твердом основании. Положение ноги при таком спуске такое же, как на лыжах, т. е. ступни ног параллельно и возможно ближе друг к другу, одну ногу можно выставить немного вперед (рис. 41).


Рис. 41. На крутом спуске.

 

Скорость движения регулируется легким поднятием носков вверх, при этом, чем выше их поднять, тем сильнее тормозится скорость движения. При желании переменить направление, носки поворачиваются в соответствующую сторону. Однако скорость движения не должна превышать такую, при которой альпинист не смог бы остановиться за 3—4 метра до намеченного пункта. Этот способ спуска чрезвычайно сокращает время, но требует достаточного умения, большой осторожности и, что главное, тщательного наблюдения над поверхностью. В горах очень часто бывает, что один слой снега через некоторый промежуток по состоянию переходит в свою противоположность, т. е. удобный для скольжения плотный снег вдруг переходит в мягкий, и таким образом движение почти сразу же замедляется, альпинист теряет равновесие, падает, и катастрофа неминуема. Поэтому способ спуска при помощи скольжения должен применяться только тогда, когда имеется возможность проследить весь склон, по которому скользишь, покрыт ли он ровным по своему состоянию снегом. Особенно опасно, если снег переходит в лед, слегка покрытый снегом  и потому ускользнувший от наблюдения. Тут скорость движения  сразу достигает невероятных размеров, и если дальше в направлении спуска имеются скалы, камни, а еще хуже — обрывы, то о последствиях говорить не приходится.

Обычно при скольжении очень много помогает ледоруб. На него альпинист опирается сбоку и при помощи его регулирует как направление движения, так и его скорость. В случае падения нужно стараться повернуться лицом к склону,  вытянуть и расставить ноги и употребить все усилия к тому, чтобы задержаться ледорубом, вонзая зубец его в склон. В большинстве случаев это останавливает скольжение. Главное — не терять присутствия духа.

Иногда можно скатываться не стоя, а сидя, вытянув ноги. Ледоруб при этом держится также сбоку и служит тормозом. Однако этот способ неудобен тем, что после хорошего спуска от брюк на известном месте остается только воспоминание. В лучшем случае они мокры от снега.

При хождении по фирну, снегу и льду также применяется веревка. Назначение ее то же, что и на скалах, но так как естественные возможности для охранения, которые мы имеем на скалах, на фирне и льду, отсутствуют, то их обычно создают искусственно при помощи ледоруба.

Как общее правило, при подъеме на вершину, покрытую вечным снегом, группа должна состоять не менее чем из трех и не более пяти человек. Менее трех не рекомендуется, потому что если один из участников провалится в трещину, то другой не будет в состоянии вытащить его. Более пяти не рекомендуется потому, что пришлось бы тогда применять слишком длинную веревку, а это затрудняет движение. Если же группа альпинистов больше, то желательно разделение ее на группы по три человека.

Связываются веревкой так же, как и при хождении по скалам. В наших очерках о горовосхождениях приходится читать иногда следующие строчки: «Они шли не связавшись, а ухватившись рукой за веревку». Нужно сказать, что такой способ охранения на леднике не достигает своей цели, создавая в то же время иллюзию безопасности. При падении в трещину, а тем более если турист поскользнулся на крутом склоне, не всегда возможно удержаться одной рукой за веревку, так как от долгого напряженного держания за нее цепкость руки ослабевает. При таком способе, употреблявшемся в младенческие годы альпинизма, сильно устают руки и стесняется свобода движений, необходимая для употребления ледоруба или альпенштока. Нужно наблюдать, чтобы веревка не волочилась по снегу, но чтобы она в то же время не была чересчур натянута. Однако для того, чтобы дать возможность более свободного движения впереди идущему, каждый из участников, в том числе и первый, берет в руки приблизительно однометровую петлю. В нескольких сантиметрах от узла делается небольшая петля, которая употребляется для того, чтобы в случае падения в трещину можно было, вонзив ледоруб в снег, надеть эту петлю на ледоруб и, закрепив таким образом веревку, отвязаться и получить свободу действия. Часть веревки, которая не находится в употреблении, не следует обматывать вокруг тела и через плечо, так как при падении веревка может скрутиться и петлю вокруг шеи и удавить. Так погиб известный альпинист д-р Драш.


Рис. 42. Спуск по мягкому снегу.

 

Чрезвычайно важно охранение веревкой на ледяных склонах. Если внимательно следишь за впереди идущим товарищем, то в случае падения можно легко задержать его веревкой, если она продета через ледоруб, острием вонзенный в ледяной склон (см. рис. 43).

Для трудных горовосхождений, в особенности таких, при которых предстоит переходить через сильно расщепленные трещинами ледники, не мешает брать на запас еще одну резервную веревку. Назначение резервной веревки понятно: если придется переходить подгорную трещину или же рандклуфт, то, может быть, потребуется несколько дополнительных метров для спуска вниз, и если нет резервной веревки, то возможность продолжать восхождение сомнительна. Вообще же если на скалах веревка очень важна, то на глетчере она прямо необходима. Нужно отметить также, что расстояние между альпинистами, связанными одной веревкой, должно быть такое, которое позволило бы возможно большую свободу движения. Лучше всего — 6—8 метров. На очень расщепленных трещинами ледниках — 10 метров. Расстояние более короткое может быть причиной несчастных случаев, так как если часть связанных, находясь над широкой, покрытой слоем снега трещиной, провалится в нее, то оставшийся третий вытащить двоих упавших не в состоянии. Альпийская хроника отмечает несколько очень характерных несчастных случаев, происшедших в силу короткого связывания веревкой.


Рис. 43. Веревка должна быть продета через ледоруб.


Рис. 44. «Узел проводника».

 

Самым употребительным способом обвязываться веревкой вокруг туловища является так называемый «узел проводника» (рис. 44). Вообще же имеются и другие способы, из которых отметим на всякий случай еще один. Это — двойная петля. Дело однако не в том, чтобы знать возможно большее количество узлов, а в том, чтобы выучить один, но выучить так, чтобы завязывать и развязывать его альпинист мог, как говорится, даже спросонья (рис. 45).

 

Рис. 45. Двойная петля.

 

Первый из способов — узел проводника — удобен тем, что он легко и скоро завязывается и развязывается. Но если веревка мокра, то развязать такой узел трудно. Поэтому перед затягиванием узла рекомендуется вставлять в петлю кусочек веревки. Если затем при развязывании выдернуть ее, то узел, несмотря на то, что он мокрый, развязывается все-таки легко.

Делается он так: веревка складывается вдвое по ширине плеч и завязывается узлом. Петлю надевают через голову на грудь, после чего узел подтягивается так, чтобы веревка не сползала вниз. Не плотно охватывающая туловище петля может быть причиной несчастья.

Второй узел — двойная петля — меньше режет, не спадает вниз, очень удобен, в особенности на глетчере.

Если приходится связывать две веревки, то поступают так, как показано на рисунке 46. Он очень ясен, и дополнительные разъяснения вряд ли потребуются.

Приблизительно на расстоянии одного метра от узла делается петля, называемая стременем. Употребляется стремя для того, чтобы в случае необходимости альпинист мог, вонзив в снег или фирн ледоруб, накинуть на него это стремя и таким образом укрепить себя и предотвратить возможность сорваться вниз на крутом склоне. Точно так же, если кто-нибудь из участников провалился в трещину, другой, укрепив на вонзенном ледорубе стремя, может развязаться и подойти ближе к трещине, чтобы переговорить с упавшим товарищем и вообще выяснить положение.


Рис. 46. Как связывать две веревки.

 

Узел укрепляется обычно с левой стороны, если идут прямо вдоль склона; при пересечении же с противоположной стороны от склона. Идущему посредине рекомендуется узел иметь с левой стороны.

Петлю веревки, которая охватывает туловище, накладывают под рюкзак, а не на него. Низко петлю накладывать не следует, даже лучше выше, ибо при падении тогда меньше возможности перевернуться головой вниз.

При ходьбе по леднику веревка не должна волочиться по снегу а должна быть слегка натянута, так как в этом случае идущего впереди при падении можно легче задержать. В то же время надо иметь в руке про запас сложенную в круг веревку длиною в метр. Сзади идущий должен наблюдать за передним товарищем, и если тот захочет сделать более крупный шаг, то выпустить веревку, сколько нужно.

Так как передний, как вожак группы, имеет достаточно работы (прокладывать маршрут, смотреть, нет ли трещин, зондировать и т. д.), то он должен быть уверен, что идущий позади него товарищ правильно обращается с веревкой. Нет ничего хуже, а иногда и опаснее, когда идущий впереди при желании сделать более крупный шаг вдруг будет рывком веревки отброшен назад. Каждый участник группы должен ежесекундно иметь в виду впереди идущего товарища.

Чем опытнее альпинисты, тем большее число их может одновременно участвовать при восхождении на трудную гору, однако при условии, о котором говорилось выше, т. е. расстояние от одного до другого должно быть не меньше 6—8 метров.

Обычно для трудных восхождений по глетчеру на одного менее опытного альпиниста полагаются двое опытных. Нужно это для того, чтобы в то время, как один рубит ступеньки, второй мог наблюдать за туристом менее опытным и, если он поскользнется, иметь возможность удержать его веревкой.

Мы уже говорили, что на леднике идут группами максимум в 5 человек, обычно же втроем, при чем при подъеме двое лучших идут впереди, более слабый позади, а при спуске слабый в середине и более сильный позади. Слабого можно брать в середину и при подъеме.

Если по леднику на одной веревке идут только двое, то рекомендуется веревку, перед тем как наложить ее узлом на грудь, сложить вдвое. При падении в трещину в таком случае имеется возможность на одной половине веревки укрепить упавшего, а при помощи другой, перейдя на противоположную сторону трещины, помочь упавшему выбраться на поверхность.

Связанная веревкой группа альпинистов двигается осторожно, обычно одновременно, но, как только подходит к трудному месту, идет сначала только один, наиболее опытный (идущий впереди), с тем, чтобы, пройдя опасное место, помочь следующему за ним веревкой.

На скалах имеются природой созданные места, за которые можно укрепить веревку для охранения впереди идущего. На снегу и льду таких естественных возможностей нет, и роль их выполняет ледоруб. Его обычно вонзают в снег или фирн рукояткой насколько возможно глубоко; если же на льду, то вонзают зубец. По рисункам 43 и 47 очень легко понять всю технику укреплении веревки на ледорубе для охранения. На твердом фирне, в том случае, если имеются ступени, можно при помощи укрепленного ледоруба выдержать довольно сильный рывок упавшего товарища. На льду же это, в особенности при очень крутых склонах, довольно гадательно; там лучше всего развязаться или же, если опасное место не слишком широко, не шире длины веревки, переходить по одному, при чем впереди идущего можно охранять, стоя на месте. То же самое и при ходьбе по совершенно обледенелым скалам.

На ледяных склонах стоящий наверху может легко удержать в случае падения ниже стоящего, при условии, конечно, бдительного за ним наблюдения. Вообще веревкой можно почти всегда предотвратить падение или приостановить его, если тело падающего не получило еще быстрого движения. Вот почему веревка должна быть слегка натянута.

В случае, если связанные веревкой альпинисты спускаются со склона при помощи «скольжения», о котором говорилось выше, одновременно нужно быть особенно осторожными, не давать большой скорости, тормозить, чтобы не получить сильной инерции, так как упавший может повлечь за собой и других участников восхождения.

 

Рис. 47. Пользование ледорубом как упором.

 

Если группа альпинистов подходит к закрытой снегом трещине, ширину которой, а также прочность снега трудно определить, то идущий сзади останавливается, вонзает ледоруб в снег, пропускает через него веревку и таким образом охраняет впереди идущего, который при непрерывном зондировании осторожно продвигается вперед. Когда он, зондируя грунт, достигает безопасного места, он в свою очередь укрепляет указанным выше способом ледоруб и помогает перейти второму, а затем идет третий (рис. 34.).

Вот основные правила применения веревки при ходьбе по снегу, фирну и льду. Там, где вооруженная кошкой нога не в состоянии удержать альпиниста, в силу ли крутизны склона, в силу ли слишком твердого состояния фирна и льда, на помощь ей выступает ледоруб, которым вырубаются так называемые ступеньки.


Рис. 49. Вырубание ступенек.

 

Легче всего делать ступеньки в фирне. Там их просто выцарапывают лопаткой ледоруба. Трудней, конечно, во льду, и эта трудность увеличивается с увеличением твердости льда. Зубец ледоруба должен быть всегда достаточно острым.

Ступенька должна быть изготовлена так, чтобы нога в ней стояла надежно. Не уверенные в себе альпинисты делают чересчур крупные ступеньки, употребляя на это много времени. Вообще же рубка ступенек дело довольно трудное, отнимающее изрядное количество времени и требующее большой выносливости и навыка. Вот причины, почему очень многие альпинисты предпочитают сходить на лед со скал в очень редких случаях и вот почему «мастеров ледорубного дела» так мало.

Некоторые маршруты в зависимости от обстановки требуют иногда несколько сот ступеней (При восхождении на вершину горы Гривола, например, приходится рубить до 1000 ступеней), на что уходит, конечно, не один час времени, и если каждую ступеньку рубить не слишком быстро, то эти несколько сот ступеней отнимают такое количество времени, которое может поставить под знаком вопроса конечный исход начатого восхождения.

Однако ступеньки не должны быть и чересчур малы, в особенности если нога не вооружена кошкой. В противном случае можно легко сорваться.

Если же на ногах кошки, то ступеньки делаются меньше (рис. 49).

Прямо вверх ступеньки не рубят, так как в этом случае пришлось бы делать их очень большими, а это, как уже говорилось, отнимает много времени. Обычно ступеньки вверх прокладывают зигзагами: 8-10 ступенек в одну сторону и столько же в другую. При спуске, наоборот, ступеньки рубятся обыкновенно прямо в направлении спуска, а не зигзагом. Вырубают ступеньки одну от другой не на большом расстоянии, так как иначе при переходе легко поскользнуться. Вертикальное расстояние ступеньки от ступеньки не должно превышать 40 см. Ступеньки рубятся не одна над другой, по одной линии, а двумя линиями: одна для левой, другая для правой ноги, так как в этом случае легче сохранить равновесие и исключается возможность задеть шипами кошки за другую ногу. Опытные альпинисты позволяют себе иногда роскошь: для сокращения времени рубить ступеньки только для одной ноги. Во всяком случае ступеньки, предназначенные для ноги, обращенной к склону, могут быть сделаны не такими большими и не так тщательно. Обычно рубят две ступеньки вперед и ближайшую из них употребляют для ноги, обращенной к склону. Правила, как идти по ступенькам, как стоять в них — те же самые как и при ходьбе по фирну и снегу, т. е. держаться совершенно прямо, вертикально и не прислоняться к склону. Только в том случае, когда склон очень крутой, прислоняют к склону нижнюю часть ноги до колена, для того чтобы легче сохранить равновесие, но туловище при этом должно быть по прежнему вертикально. Так как могут встретиться различные условия восхождения, следует приучаться рубить ступеньки одной рукой, при чем как левой, так и правой. Мы уже говорили, что лучшей тренировкой для этого является рубка дров. Кроме того, практиковаться можно на легких, неопасных склонах.

При переходе с одной ступеньки на другую следует охранять себя ледорубом, вонзая зубец его в склон приблизительно на высоте плеч. На фирне вонзают не зубец, а лопатку. На очень крутых склонах укрепление при помощи ледоруба иногда бывает недостаточно; тогда ледорубом вырубают и для рук точки опоры. Получается нечто вроде тех выступов, которые альпинист имеет для рук и для ног при лазании по скалам. Если лед, в котором приходится вырубать ступеньки, покрыт снегом, то его надо прежде всего очистить и только тогда приступить к рубке. Главное условие при рубке ступеней — сохранение равновесия, так как всякий промах или не рассчитанный по силе удар может кончиться печально.

Для большей устойчивости можно прислонить колено ноги к склону. При рубке ледоруб надо держать ближе к острию рукоятки, для того чтобы получить более сильный размах и переложить всю тяжесть работы на ледоруб, а не на мускулы. В рубке важна не столько сила рук, сколько размах, даваемый ледорубу частью руки от локтя к кисти и туловищем.

Приступая к рубке, нужно также обратить внимание на то, какова толщина льда, находящегося на склоне. При незначительной толщине ледоруб, особенно при сильном ударе, может удариться о скрытую под льдом скалу и сломаться или же выскочить из рук.

Советы, как рубить ступеньки, даются различные. Некоторые рекомендуют вначале произвести пару сильных почти вертикальных ударов, вырубить кусок льда и затем более легкими ударами отделать нишу так, чтобы получить площадку, немного наклоненную к горе. Наклон внутрь не делают, если те же ступеньки имеют в виду употреблять и при спуске, иначе в них скопляется талая вода. Другие советуют начинать не сильными ударами и делать не нишу, а желоб, длиною приблизительно равный длине ступеньки; затем сверху и немного со стороны обрубить лед, находящийся над желобом, и уже после этого сильными ударами перпендикулярно к склону углубить образовавшуюся нишу до желаемых размеров.

Это два основных способа. Какой избрать и какой кому более но плечу — может показать только опыт. Во всяком случае рубить быстро ступеньки правильно расположенные и правильно сделанные не легко; это требует большого навыка. Число ударов, при помощи которых можно приготовить годную для употребления ступеньку, зависит, конечно, от льда. Иногда он бывает необычайной твердости и вырубается небольшими осколками, требуя для хорошей ступеньки более десятка ударов. Иногда же с одного удара можно отколоть желаемых размеров кусок и полдюжиной других закончить ступеньку.

Обычно считают, что легче рубить ступеньки при пересечении склона, труднее — при подъеме прямо вверх. Другие утверждают, что наверх легче, чем вниз. В большинстве случаев рубят ступеньки зигзагами. Нужно отметить, что при рубке вниз и прямо сохранить равновесие значительно труднее. Техника рубки ступеней как при спуске, так и при подъеме остается, конечно, той же. На месте поворота следует вырубать более удобную ступеньку для обеих ног. В Альпах такие ступеньки почему-то называются «лоханкой».

Маршруты, в которых встречаются высокие и крутые ледяные склоны, лучше всего совершать в июле-августе, но не позднее, так как в более позднее время лежащий на таких склонах снег стаивает и обнажает лед, что, конечно, увеличивает трудность подъема.

 

Техника хождения по скалам

Основной способ передвижения горного туриста — это ходьба. На ровной дороге или на некрутых склонах дело обстоит как будто не плохо, но, как только неопытный альпинист ступит на более крутой склон, сразу же обнаруживается излишняя торопливость и в результате непреодолимое желание к более частым остановкам. Происходит это потому, что техника восхождения такому туристу неизвестна. Техника эта в общем проста. Основное правило ее заключается в том, чтобы идти медленно, внимательно, но непрерывно, ставя ногу целой ступней и по возможности горизонтально, используя для этого все неровности почвы. Кто поднимается на носках, тот при подъеме на крутых склонах быстро утомляется, теряет уверенность поступи; нога при этом легче скользит вниз, а это еще более влияет на потерю силы.

Начинать восхождение нужно медленным темпом, пока, как говорится, не разойдешься. Тогда можно немного ускорить шаг, но во всяком случае скорость продвижения соразмерять с крутизной склона, при чем, чем круче он, тем медленней нужно идти. Вообще же крутые склоны не следует брать прямо «в лоб», а зигзагами. Только по осыпи, в виду ее крайней неустойчивости, лучше идти прямо вверх.

Дышать при ходьбе надо через нос, глубоко и ровно. Равномерное дыхание предохраняет альпиниста от ощущения недостатка воздуха, что особенно важно на значительных высотах. При подъеме рекомендуется меньше говорить и совсем не курить.

Восхождению помогает ледоруб или альпеншток, опираясь на который, альпинист перелагает известную часть тяжести тела и таким образом облегчает работу ног.

Состояние некоторых склонов требует своеобразной техники восхождения. Так, например, на осыпи, как мы уже говорили, следует идти не зигзагами, а прямо, держась ближе к скалам (Если только не угрожает опасность камнепада), нежели к середине осыпи, где она более подвижна и менее способна выдержать тяжесть поднимающегося вверх альпиниста. Для точек опоры выбирать нужно более крупные камни, при чем ставить на них ногу легко, чтобы они не сорвались со своей иногда довольно шаткой основы. Больших шагов не делать. Там, где осыпь поросла травой, идти легче.

Если приходится все-таки пересекать осыпь, то следует помогать себе ледорубом (с нагорной стороны) и делать быстрые мелкие шаги по направлению к цели, немного вверх.

Осыпь, состоящая из мелкого слежавшегося щебня, для подъема сравнительно удобна, но если она крута и трудно поддается гвоздям сапог, то требует применения кошек. Вообще же подъем по осыпи очень утомителен и отнимает много сил и времени.

При спуске с осыпи поступают почти так же, как при скольжении по снегу, при этом как бы переминаются с ноги на ногу. Осыпь оседает под ногами, и таким образом можно сравнительно легко спуститься вниз. Чем мельче осыпь, тем легче по ней спускаться таким способом. Осыпь из крупных камней при спуске — убийственная вещь. К тому же при каждом таком спуске ботинкам достается довольно изрядно.

Крутые склоны, покрытые травой, требуют при подъеме, пересечении и спуске большой осторожности. 

На очень крутых травянистых склонах приходится применять даже кошки. Пучки травы представляют довольно удобную точку опоры для ног, но не для рук, т. е. на пучках можно стоять, но за них никогда не рекомендуется подтягиваться рукой. Спуск требует в общем значительно больше уменья, чем подъем, так как при спуске труднее сохранить твердость поступи и равновесие. При спуске туловище немного наклоняют вперед, ноги в коленях слегка сгибают («пружинят»). Темп не быстрый; правда, это вначале утомляет, но зато дает большую выдержку мускулам ног и таким образом делает их более выносливыми.

Когда крутизна склона так велика, что для сохранения равновесия и для помощи ногам нужно применять еще руки, то такой способ продвижения называется лазаньем. Таким образом, лазанье по скалам будет тем труднее, чем круче скалы и чем меньше имеется для рук и ног точек опоры. Здесь, прежде всего, нужно положить в основу следующее правило: иметь всегда три точки опоры (рис. 52), т. е. если обе ноги и одна рука имеют надежные точки опоры, то другая свободная рука ищет подходящий выступ и берется за него; только после этого освобождается одна из ног для того, чтобы сделать шаг, и т. д. Но бывают все-таки моменты, когда вместо трех точек опоры приходится удовлетвориться двумя. .


Рис. 52. Всегда должны быть три точки опоры.

 

Лазать нужно неторопливо, спокойно. Движения должны быть плавными, строго рассчитанными. Не следует хвататься за первую попавшуюся точку опоры. Сначала нужно осмотреться и определить на известном расстоянии все те точки опоры, которые потом можно будет использовать. Все это проделывается рассчитано, вдумчиво. Как говорят, лазать нужно не только руками и ногами, но также глазами и прежде всего «головой». Некоторые скалы кажутся почти непроходимыми, но когда ближе присмотришься к ним, то найдешь выступающие места, по которым имеется возможность подняться вверх (рис. 53). Очень хорошо помогает определить возможность подъема свежевыпавший снег: он задерживается именно на всех выступах. Там, где он лежит, есть точка опоры. Точно так же, если солнце светит сбоку, оно оставляет темными все углубления.

Ноги должны быть расставлены врозь, т. е. точки опоры для ног нужно выбирать по возможности на некотором расстоянии друг от друга. Если место; на которое нужно поставить ногу, находится высоко и его нельзя достать непосредственно ступней ноги, то можно встать на него коленом.

Иногда недостающую точку опоры заменяют ледорубом, вонзенным в расщелину, между камнями, или же опираются на него. Можно также, взявшись за конец рукоятки, воткнуть ледоруб на значительной высоте над головой и таким образом подтянуться вверх, но такие способы следует применять по возможности реже и только тогда, когда имеется достаточная опытность и нет иного выхода.

На небольших выступах, на которых помещается только носок ноги, стоять долго невозможно, так как через некоторое время от напряжения мускулов нога начинает дрожать, в конце концов, обессиливает и может сорваться. Для облегчения опираются на выступ пяткой. Прежде чем применить точку опоры, нужно определить прочность ее и удалить все ненадежно сидящие камни, однако не бросать их вниз, если нет уверенности, что внизу нет никого.

Прочность точек опоры для рук пробуют «навытяжку». Некоторые камни сравнительно легко вынимаются, но если на них действовать сверху вниз, то они выдерживают значительное давление и поэтому могут быть использованы как точки опоры. В этом случае, однако, нужно быть особенно осторожным и не тянуться рукой к следующему выступу, пока нет уверенности в том, что твердо стоишь на тех, которые выбрал как точки опоры. Вообще надо учиться сразу определять, способна ли выбранная точка опоры выдержать тяжесть тела.

В некоторых местах приходится рассчитывать, с какой ноги начать. Это положение, на первый взгляд кажущееся странным, можно легко представить и проверить на следующем примере: наметьте у стены в комнате четыре точки, при чем заданием будет правой ногой ступить на последнюю для того, чтобы левой ногой начать спуск или подъем. Переходить нужно, ставши вплотную лицом к стене. Первая же попытка покажет, что далеко не все равно, с какой ноги начинать переход: с правой или с левой. А в горах такие места встречаются, и неправильно начатый переход может повести или к обратному шествию к исходной точке, что иногда очень трудно, или же к необходимости «переменить ногу», т. е. подпрыгнуть слегка на одной ноге и на ту же точку опоры поставить другую ногу. Процедура эта не всегда безопасна.

Все же спуск требует значительно меньшего расхода сил, чем подъем, хотя при спуске главная часть работы и выполняется руками.

Спускаться следует спиной к скале, пока это возможно, т. е. пока наклон скалы и точки опоры это позволяют; если же наклон слишком крут и сохранить равновесие труднее, то поворачиваются лицом к скале.


 

Рис. 54. На крутых плитах.

 

Когда имеются хорошие, надежные точки опоры для рук, можно спускаться на всю их длину, чтобы как можно ниже ступить ногой.

При спуске большую помощь может оказать ледоруб в качестве как бы третьей ноги. Если, же ледоруб для помощи при лазании не применяется, его носят подвешенным к запястью руки на пеньковой петле; ни в коем случае не следует затыкать ледоруб в рюкзак.

Пока скалы не представляют больших трудностей, можно подниматься, а также спускаться, не связываясь веревкой. Но если скалы настолько круты или если в известных местах точки опоры для рук и ног настолько малы, что имеется налицо опасность сорваться, то для охранения применяется веревка. 

Если необходимость применения веревки на глетчере не вызывала никаких сомнений или возражений, то для скал практичность ее оспаривалась. Противники применения веревки на скалах говорили, что она оправдывает себя лишь там, где имеется место, с которого возможно удержать товарища в случае несчастия. Нет сомнения, что такие места могут быть только на нетрудных и неопасных местах. На практике встречаются такие части маршрута, где шансы удержать веревкой падающего товарища равны почти нулю. Даже больше: падающий может сорвать за собой и позади идущего, несмотря даже на то, что тот к падению первого был вполне подготовлен.

Таким образом, является вопрос: не следует ли в таких местах развязаться и идти самостоятельно каждому на свой страх и риск? Но тут голоса противников сходятся, и все словами Ниберля говорят: «Если ты в начале восхождения на скалы связался веревкой со своим товарищем, то ты этим самым связал с ним свою судьбу, а он свою с твоей». Это часто подтверждалось на практике, когда один при восхождении срывался на трудном месте и увлекал за собой товарища. Так погибли некоторые альпинисты, в том числе известный австрийский альпинист — художник Густав Ян. При восхождении на Эдштейн Густав Ян шел первым. Это подтверждалось тем, что узел веревки был у него на спине. Шедший за ним товарищ при падении Яна пытался задержать его, на что указывает крепко стянутая вокруг руки веревка. В таком положении и были найдены тела двух погибших альпинистов.

Связываются веревкой таким же способом, как и при хождении по глетчеру, при чем у переднего узел должен находиться сзади. При траверсировании, т. е. при пересечении скал в более или менее горизонтальном направлении, узел передвигается на бок к стороне скалы. При легких маршрутах на скалах расстояние между отдельными альпинистами, связанными веревкой должно быть 8—10 метров, при трудных—15—18 метров.

На скалах рекомендуется идти вдвоем. Трое — наивысшее число. Обыкновенно идущий впереди освобождается от несения какого бы то ни было груза. Если при легких восхождениях он может брать с собой небольшой рюкзак, то при трудных подъемах первого следует от всякой нагрузки безусловно освободить. Точно так же, если приходится поднимать рюкзак на веревке, о чем будет сказано позднее, первый во избежание непроизводительного расхода сил, сохранение которых для него в высшей степени необходимо, освобождается oт этого дела.

 

Рис. 56. Спуск по скалам.

 

Связанные веревкой могут идти одновременно только в нетрудных и не опасных местах. Но как только возникает та или иная трудность, продвижение вперед происходит по очереди. Идет сначала первый, охраняемый вторым при помощи веревки, и только тогда, когда первый достиг удобного и прочного места, начинает подъем второй, уже охраняемый первым.

Необходимо внимательно следить за веревкой, чтобы она каким-либо образом не поставила впереди идущего в затруднительное положение. Нужно смотреть за тем, не зацепилась ли веревка за выступ скалы, сколько она еще имеет длины, чтобы продвигаться вперед и чтобы второй не рванул первого веревкой в тот момент, когда первый хочет сделать шаг вперед. Как только осталось несколько метров веревки, приблизительно пять, второй кричит первому: «Только 5 метров!» Таким образом, первый, продвигаясь вперед, может рассчитывать только на продвижение не более 5 метров и в соответствии с этим должен искать место, где бы он мог прочно, удобно и безопасно остановиться и дать подойти к себе второму товарищу. После первого предупреждения о 5 метрах с каждым выдаваемым метром даются следующие сигналы. Когда остается всего 1 метр, говорят: «конец». Обычно после сигнала «еще 5 метров» впереди идущий должен найти твердую точку опоры; если впереди таковой нет, следует спуститься вниз и искать ее где-нибудь ниже или в стороне.

На трудных местах, на отвесных скалах, в так называемых каминах продвигаться вперед с рюкзаком зачастую бывает невозможно. Тогда рюкзак оставляют, привязав его к веревке, внизу и потом поднимают наверх. Нужно отметить, что дело это не такое уж легкое, требует времени и сил. Вот почему впереди идущий, как мы уже упомянули, освобождается от этой работы.

Перед тем как поднимать рюкзак, нужно осмотреть, хорошо ли он завязан, вынуть из наружных карманов все содержимое и вообще постараться поднять рюкзак так, чтобы он как можно меньше цеплялся за скалы. Для этого привязывают его к середине веревки, за один конец тянут вверх, а другим снизу регулируют подъем рюкзака, освобождая его в нужном случае от встречающихся по пути выступов. Лучше всего, во избежание потери времени и силы, не прибегать к такому способу поднятия рюкзака на веревке, а разделить груз впереди идущего между собой.

Для охранения впереди идущего веревкой применяются, как точки опоры, прежде всего все естественные выступы скал (рис. 57). Полагаться только на силу и крепость своих рук рискованно. Правда, сверху задержать падающего веревкой, если она была слегка натянута, не трудно, для этого пропускают веревку через колено или через плечо (рис. 58).


Рис. 57. Прикрепление веревки к естественным выступам скал.

Прежде чем положить веревку на естественные выступы скалы, нужно посмотреть, не имеют ли они острых углов, так как в случае падения эти острые концы могут перерезать веревку, как ножом, что часто и случалось. Если такие острые концы имеются, то подкладывают что-нибудь, например: шапку, газету, носовой платок и т. д.

Главное и необходимое условие для охранения впереди идущего состоит, во-первых, в том, чтобы веревка была слегка натянута. Затем, в случае падения, охраняющий не должен ждать того момента, когда падающий упадет на всю длину веревки, а с первого же момента должен подтягивать ее к себе и таким образом уменьшить размах. Чем короче линия падения, тем больше имеется возможности предотвратить печальный исход. Вот почему легче охранять сверху и так трудно при траверсировании, т. е. при пересечении скал, так как в этих случаях упавший может получить размах на всю длину выданной ему веревки.

 

Рис. 58. Чтобы задержать падающего, веревка пропускается через плечо.

 

Третьим условием для успешного охранения является необходимость иметь твердую точку опоры для того, кто охраняет идущего. Если нет такого удобного места, т. е. если охраняющий находится на таком месте, где он сам с трудом может удержаться, хотя и имеет для веревки естественную точку опоры, — он создает себе так называемое самоохранение, а именно: вбивает в скалу крюк и привязывает себя к нему веревкой. Такие способы самоохранения не следует упускать из виду, и хотя применение их отнимает некоторое время, но зато достигает своей цели.

Когда нет естественного места для охранения веревкой, создают его искусственно, т. е. вбивают крюк с кольцом в расщелину скалы и через карабин (рис. 59) пропускают веревку.

Рисунок 60 с достаточной ясностью иллюстрирует технику искусственного охранения и самоохранения.

В случае, если альпинист чувствует, что силы его оставляют и удержаться на скале он не может, он прежде всего не должен терять присутствие духа, дать знать о своем положении охраняющему его товарищу и стараться упасть, не опрокидываясь назад, а скользя по скалам, как бы круты они ни были. Утешение, конечно, не из особенно приятных, однако все эти предосторожности не нужно упускать из виду, так как соблюдение их дает возможность охраняющему забрать обратно как можно больше веревки, а падающему получить при падении меньший размах. Таким образом, было предотвращено много смертельных исходов.


Рис. 59. Карабин.

 

Спуститься можно даже с совершенно отвесной скалы или даже выпуклой. Вообще там, где скалы круты, где обычным способом спуститься трудно, где имеются совершенно гладкие отвесные скалы, так называемые плиты, лучше всего спускаться по веревке. Таким способом, однако, не следует слишком злоупотреблять, так как он все-таки требует много времени, а время для альпиниста очень дорого.

При спуске по веревке, поступают следующим образом. Веревку закладывают за какой-нибудь выступ скалы. Оба конца захватывают руками и, упираясь ногами в скалу, спускаются вниз. При этом нужно смотреть, чтобы выступ, за который заложена веревка, был не слишком велик, так как иначе очень трудно взять обе половины веревки в руки. Спуск только на руках, хотя и при помощи упирающихся в скалу ног, очень труден и рекомендуется только альпинистам с хорошо развитой мускулатурой рук и, что особенно важно, с крепкой кистью (рис. 61 и 62).


 Рис. 60. Пользование крючками.

 

Естественные выступы в скалах, за которые можно было бы удачно заложить веревку, встречаются не часто. Но если даже такой выступ и удается найти, не всегда легко бывает снять с него веревку, так как часто на естественных выступах веревка забивается в какую-нибудь расщелину, и тогда долго приходится возиться, чтобы ее вытащить. Поэтому лучше применять так называемою петлю для спуска, которая делается из запасной более тонкой веревки и накладывается на выступ. Прежде чем наложить веревку или петлю на выступ скалы, нужно посмотреть, нет ли острых, выступающих углов. Кроме того, при применении петли нужно наложить ее на выступ скалы так, чтобы узел был не внизу, а сбоку. Из петли легче вытянуть веревку, если продеть ее через железное кольцо. Очень трудно вытянуть сухую веревку из мокрой петли и наоборот. Если веревка мокрая, то лучше смочить и петлю, — тогда скольжение идет значительно легче

При спуске надо следить, чтобы обе половины веревки все время находились в руке. Кроме того, петля не должна плотно охватывать выступ скалы, иначе трудно будет после спуска вытащить веревку.

Если нет подходящего выступа, за который можно заложить веревку или петлю, то прибегают к искусственному сооружению такого выступа, т. е. вбивают в расщелину скалы железный крюк с кольцом. Продевать веревку прямо через железное кольцо крючка без петли непрактично. Поэтому лучше через кольцо крюка предварительно пропустить веревочную петлю.

Употребление искусственной точки опоры — будь то петля, надетая на выступ скалы, или вбитый крюк — при спуске по веревке имеет перед естественной еще то преимущество, что позволяет применять веревку во всю ее длину, тогда как при естественной точке опоры веревку приходится складывать вдвое.

Так как по веревке, имеющей толщину 12 мм, при помощи одних рук спускаться трудно, то прибегают к несколько иному способу, а именно: веревку обматывают через ляжку или же через икру ноги и захватывают ступнями ног, или же обматывают один раз вокруг туловища через плечо. Из рисунков 63 и 64 техника эта понятна без дальнейших объяснений.

Имеется еще несколько способов, но лучше обстоятельно изучить два, чем плохо полдюжины.

Когда веревку употребляют во всю длину, то для того, чтобы вытянуть ее потом из кольца, к концу веревки, находящемуся наверху, привязывают шнур и затем при помощи его вытаскивают веревку из кольца. 

При вытягивании веревки нужно наблюдать, чтобы она, падая, не ударила находящегося внизу по голове, так как с большой высоты такой удар будет не из особенно приятных; к тому же иногда вместе с веревкой падает и несколько увлекаемых ею за собой камней. Поэтому рекомендуется стоять не прямо по линии падения веревки, а несколько в стороне.

Рис 63. Способы спуска на веревках.    

               

 

Рис. 64 и 65. Укрепление петли при спуске на веревке.

 

Альпинист, идущий последним, прежде чем начать спуск по веревке, должен, удостовериться, что она легко может быть потом протянута через кольцо вниз, и надлежащим образом ее поправить. Легче вытянуть веревку через кольцо, нежели снять ее, если она заложена за выступ скалы. В последнем случае стараются веревку не тащить, а сбросить с выступа скалы, посылая вверх волнообразные движения.

Если приходится спускаться одному, то сначала спускают вниз рюкзак, потом пропускают один конец веревки через пояс, сделанный из запасной петли, связывают оба конца веревки вместе, бросают их вниз и затем спускаются (рис. 60).

Там, где скалы не имеют больших трещин или углублений, которые можно было бы использовать для подъема, и если наклон скал сравнительно крутой, они называются стенами (Стеной называется также и целая сторона горы, от основания до вершины, имеющая крутой наклон. Например, северная стена Шхары — от основания ледника Безинги до вершины.). Такие стены издали выглядят очень трудными, во всяком случае более трудными, чем на самом деле. Обычно начинающие альпинисты представляют себе лазание по таким скалам чрезвычайно опасным. Очень часто это и соответствует действительности, так как тут более, чем где-либо, нужно лазать не только руками и ногами, но также «глазами и головой». Кроме того, стены, если они идут вверх без всякого карниза на значительную высоту, ставят большое испытание нервам альпиниста и требуют полного отсутствия головокружения, так как, видя под ногами обрыв, иногда в несколько сот метров, и в то же время имея лишь небольшие точки опоры для рук и ног, он находится в положении далеко не из приятных.

Часто у подножья таких стен находятся скалы, которые по своей трудности не представляют ничего особенного, но в виду ломкости материала чрезвычайно опасны. Камни лежат непрочно, местами покрыты то травой, то землей и не дают большой уверенности в том, что выдержат тяжесть тела опирающегося на них альпиниста. Тут нужно взять на помощь ледоруб. Иногда у подножья стен, вместо скал, покрытых землей или травой, находятся скалы, поросшие низким хвойником. Идти по такому хвойнику чрезвычайно утомительно, особенно в жару; после же дождя это целая ванна. Однако эти хвойники очень крепко сидят в скалах и представляют надежную опору.

 

Рис. 66. Спуск без чьей-либо помощи.

 

При лазании по стенообразным скалам альпинисту иногда приходится при продвижении изменять вертикальное направление на горизонтальное, т. е. пересечь всю стену или часть ее поперек, чтобы отыскать более удобный путь для дальнейшего подъема. Такие уклонения в сторону от прямого подъема называются траверсами. Для траверсирования пользуются обыкновенно уступами, которые в зависимости от своей ширины имеют различные наименования. Дело, конечно, не в названии, а именно в ширине этих самых уступов или террас, которая и определяет степень трудности. По самым широким из них, собственно и называющимся террасами, идти удобно и не трудно, если наклон самой террасы не очень крутой (рис. 67). По более узким уступам можно продвигаться, вплотную прижавшись боком к скале. Затем имеются такие узкие уступы, по которым продвижение вперед возможно, лишь обернувшись лицом к скале, причем продвигаются вперед одной ногой, а другая к ней приставляется.

Нужно еще учесть и наклон самого уступа в сторону от горы, а также наличие удобных для рук точек опоры. Иногда над такими уступами поднимается не отвесная стена, а наклонная, выпуклая, так что продвижение возможно лишь ползком. При этом рюкзак обыкновенно снимают с плеч и проталкивают вперед с большой осторожностью, чтобы он не упал вниз. Привязывать рюкзак к себе веревкой не следует, так как, падая вниз и получив большой размах он может сорвать с уступа и своего владельца (рис. 68). 

Охранение впереди идущего при траверсировании чрезвычайно необходимо, но, к сожалению, при большой выдаче веревки не всегда надежно. В данном случае нужно постараться найти возможность охранять впереди идущего сверху. Коли же это не удается, то следует, во-первых, применить самоохранение, о котором говорилось выше, а кроме того, в середине пути вбить, крюк с кольцом и пропустить через него при помощи карабина веревку.

Самой интересной частью восхождения по скалам является лазание по хребту. Во-первых, это представляет большое наслаждение в смысле красоты видов, открывающихся по обе стороны; во-вторых, можно хорошо ориентироваться, так как хребты в большинстве случаев ведут именно к вершине; в третьих, нет опасности от камнепада, чего нельзя сказать про лазание по стенообразным скалам, и наконец, много естественных возможностей для охранения. Единственное неудобство, в противовес всем перечисленным положительным качествам, — это ломкость камней, так как все выступающие места обычно больше всего подвергаются действию разрушительных сил природы.

Скалы, а иногда и целая гора в некоторых случаях разделяются трещинами, которые в зависимости от ширины, а также и наклона имеют различные наименования. Главные из них — расщелины, камины и кулуары.

Первые, т. е. расщелины, как показывает само название, самые узкие. Лазание по ним чрезвычайно затруднительно, так как имеется возможность войти в расщелину только частью тела, иногда всего только одной рукой и ногой. Другая свободная рука и нога ищут точек опоры вне расщелины и таким образом продвигаются вперед (рис. 69.). Нужно смотреть, чтобы спина была обращена к более выступающей стороне расщелины, так как в противном случае имеется опасность выпасть. При подъеме рюкзак, конечно, снимается и только потом втягивается наверх. Иногда расщелина идет вверх по выпуклой скале. Такие места чрезвычайно трудны, преодоление их крайне опасно и по технике - стоит, как говорят, на грани человеческой возможности. Тут нужно применить все меры предосторожности: сделать самоохранение при помощи крюка, надеть заранее ботинки для лазания и т. д.

 

Рис. 68. На узком уступе.

 

Камин — это широкая расщелина, в которую может целиком войти человек, при чем продвижение происходит при помощи упора спины и рук в одну сторону, а ног в другую (рис. 70). Эта часть техники лазания по скалам является наиболее характерной и довольно часто применяемой. Труднее преодолеть узкие камины, где нет возможности под достаточным уклоном к туловищу опереться в противоположную стену камина ногами. Трудности эти увеличиваются, когда альпинист глубже войдет в узкий камин. Лазать же близко около отверстия многие стараются избегать.

Очень опасен как при подъеме, так и при спуске камин, который настолько широк, что приходится отделять от стены спину для того, чтобы ноги не скользили по стене, и держаться только на ногах и руках. Обычно как при спуске, так и при подъеме по камину спиной поворачиваются к более гладкой стене. 

Если камин по ширине так расходится, что в упомянутом положении, т. е. спиной к одной стене и ногами к другой, продвигаться уже невозможно, то переходят в стоячее положение, упираясь ногами в стены, обычно затылком к выходу камина, а если и дальше продвижение в таком положении невозможно, то переходят на одну из стен.   

Иногда случается, что камин загораживается упавшим в него камнем, В таком случае надо быть осторожным, так как может случиться, что камень этот при неделикатном с ним обращении может сорваться, и тогда гибель стоящих под ним внизу почти неминуема. Если есть пространство между стеной камина и камнем, то продвижение сравнительно легко, и тогда, испробовав камень, прочно ли он сидит, можно на нем отдохнуть и дать возможность подойти остальным товарищам. Если же камень занимает все отверстие камина или даже выступает из него, то преодоление таких мест предъявляет к альпинисту громадные требования в смысле уменья и техники.

Можно попытаться обойти такой камень, запирающий камин, снаружи, чаще же всего стараются отыскать точку опоры для рук на самом камне и тогда осторожно поднимаются на него вверх.

Продвижение по камину в общем утомительней, требует больше силы, но безопаснее и технически легче, чем по стенообразным скалам равной крутизны. Кроме того, для ориентировки не требуется долгого размышления — камни идет вверх, и тем самым ясно обозначается направление.

Охранение в каминах для идущего впереди ненадежно. При падении размах будет если не на всю длину выданной веревки, то во всяком случае большим. Само собою разумеется, что узел при лазании в камине должен находиться не сзади, на спине, а спереди, на груди, так как иначе он мешает. Охранение для второго, поскольку первый достиг надежного места, вполне обеспечено.

При спуске поступают так же, как и при подъеме, при чем спуск не требует большего напряжения. Громадную осторожность нужно проявлять при лазании в каминах, стены которых мокры или же поросли мхом.

Кулуарами называются трещины, разделяющие гору на две части. Как и желоба, кулуары представляют собой самой природой созданный скат для лавин, камней и т. д. Поэтому, подходя к ним и идя в них, нужно быть очень осторожным; в особенности при плохой погоде (при дожде) в кулуар скатывается много камней. При хорошей погоде подъем по кулуару представляет по своему разнообразию громадное удовольствие, так как там есть все: и стены, и камины, а иногда и расщелины. Ранней весной кулуары являются иногда единственной возможностью подняться на вершину, так как зимой они наполняются снегом, который долго не тает, и по нему удается пробраться туда, куда обычно подняться нет никакой возможности.

 

Гигиена альпиниста и первая помощь при несчастных случаях

Альпинист во время маршрута проделывает громадную физическую работу. Для того чтобы подняться, например, на высоту в 3000 метров, альпинист, весящий с нагрузкой до 75 кгр, совершает работу, равную 225000 килограммо-метрам, при чем если при этом взять во внимание то расстояние, которое альпинисту придется пройти в горизонтальном направлении, то указанная цифра значительно увеличится.

Этот пример показывает, какие колоссальные требования предъявляет альпинизм к человеческому организму. Поэтому его надо поставить в наиболее благоприятные условия, устранивши из обихода неправильный образ жизни во время маршрута, несоответствующую пищу, нерациональную одежду и т. п., ибо в противном случае могут быть тяжелые последствия. Наоборот, правильно, с соблюдением предписаний гигиены проводимые альпийские маршруты не только предохраняют организм от вредных влияний, но еще более усиливают его работоспособность.

Прежде всего — не торопиться, не стараться оставлять за собой возможно большее количество километров или взбираться каждый день на вершину какой-нибудь горы. В здоровом альпинизме спортивным элементом является не установление какого-либо рекорда, а непосредственная борьба с горами, преодоление тех препятствий, которые природа ставит альпинисту на пути к достижению вершины.

Скорость, с которой совершается восхождение, зависит от двух моментов: крутизны склона и состояния его. По обыкновенной тропинке, на не очень крутом склоне, в час можно подняться на 400 метров, причем с увеличением абсолютной высоты места цифра эта (вследствие того, что работа происходит в более разреженном воздухе) значительно уменьшается. Так, например, уже на высоте 4000 метров цифра эта понижается до 100—150 метров в час.

Состояние склона влияет, в том отношении, что по сухому грунту подъем идет скорей, чем по мокрому. Если грунт снежный и снег в хорошем состоянии, то подняться в час можно на высоту 250—300 метров. На скалах цифра эта находится в зависимости от уменья альпиниста преодолевать трудности, т. е. от того, насколько он овладел техникой. При этом нужно принять во внимание еще то обстоятельство, что, чем больше туристов идут связанные одной веревкой, тем больше времени требуется для преодоления одной и той же высоты. В среднем один идет почти вдвое быстрее, чем связанные вдвоем. 

Подниматься нужно медленным темпом, не торопясь. Этим мы щадим сердце, которое и без спешки совершает громадную работу. Необходимо следить также и за дыханием. Оно должно быть глубоким и ровным Такое дыхание облегчает работу сердца. Дышать следует носом: тот, кто дышит ртом, быстрее начинает чувствовать жажду. Если альпинист в состоянии говорить ровно, не задыхаясь (говорить рекомендуется при подъеме как можно меньше), то это будет признаком правильно взятого темпа. После часа ходьбы пятиминутный отдых, не сидя, а стоя, действует хорошо и на сохранение сил. Через каждые два часа ходьбы следует включать полчаса отдыха с возможно большими удобствами.

Очень важно также, чтобы вес рюкзака, который несет на себе альпинист, соответствовал тяжести его тела. Для больших и трудных маршрутов вес рюкзака не должен превышать 1/5—1/6 веса тела. Более сильные товарищи должны соответственно с этим брать на себя больше, при группе в 3 человека, считая все снаряжение в 12 кг, а провиант на 7 дней в 21 кгр, имеем на каждого по 10 с небольшим килограммов. Такой вес вполне приемлем. Несоответствие между, собственным весом и весом рюкзака в сторону его увеличения может повлечь за собой серьезные заболевания.

Если чувствуется вялость и даже предвкушение предстоящего интересного восхождения не вызывает определенного чувства радости, значит организм устал и требует отдыха. Поэтому нет необходимости во что бы то ни стало идти изо дня в день. Через каждые 3—4 дня или после трудного перехода хорошо включить день отдыха, в особенности, если есть подходящая для этого местность (вода, лес, красивый вид и т. д.)

Вставать следует как можно раньше. О необходимости раннего вставания говорилось уже в соответствующем месте. К этому надо прибавить еще то, что ранним утром, когда солнце не так немилосердно жарит, как в полдень, идти приятнее и легче. Наиболее жаркое время, между 12 и 15 часами, лучше всего оставить для отдыха, по возможности где-нибудь в тени: если и долине, то в лесу, на берегу горного ручья, где в то же время можно помыть ноги, выкупаться: а если в горах, то выбрав место с красивым видом на окружающие вершины. К этому же времени нужно приурочивать и обед.

Во время ходьбы, в особенности по долинам и перевалам, кутаться не следует. Ветер при ровной ходьбе не страшен. Необходимо по возможности облегчать доступ к телу свежего воздуха. Для этой цели открывают ворот рубашки, засучивают рукава.

Тот, кто имеет короткие застегивающиеся у колен штаны, может расстегнуть пуговицы и тем самым облегчить работу ног.

Некоторые при жаре смачивают голову и руки ледяной водой. Это дает некоторое облегчение, но вредно, так как может вызвать судороги.

Потным на ветру и в холоде сидеть или ложиться на холодную землю не рекомендуется. Лучше подложить под себя что-нибудь и накинуть на плечи куртку, чтобы сначала остыть. Особенно легко застудить без этих предосторожностей живот и область крестца.

Кто не привык с обнаженной головой ходить под лучами палящего солнца, тот не должен делать попыток приучить себя к этому во время маршрута. Эти опыты могут кончиться плачевно.

В питье воды нужно быть крайне ограниченным и осторожным и не пить ее в разгоряченном состоянии. Некоторые обладают поистине неограниченной способностью поглощать колоссальное количество воды из всех встречающихся по пути водоемов. Всякий лишний глоток воды увеличивает работу сердца и выделение пота. Чувство жажды лучше утолять полосканием полости рта.

Под дождем останавливаться в мокром платье не следует. Лучше идти, чтобы ровным ходом поддерживать температуру тела. Вредно не то, что платье мокрое, а то, что оно охлаждает поверхность тела, и если ходьбой температура его не поддерживается, то наступает простуда. При известной закаленности можно поступать так: еще до наступления дождя вынуть трусики из рюкзака, положить в него всю остальную одежду и в одних трусиках и своей собственной «непромокаемой коже» шагать дальше. Как только дождь перестал или если альпинист пришел на место стоянки, нужно крепко вытереться полотенцем, вынуть из рюкзака сухую одежду — и все и порядке. Вот почему так необходимо, чтобы рюкзак был непромокаемым!

Для поддержания правильного кожного дыхания необходимо ежедневно обмываться. Не забывать также солнечных и воздушных ванн, соблюдая при этом, конечно, соответствующие предосторожности, чтобы не получить ожогов. Купаться, если нет определенной закалки, в горных озерах и ручьях, где вода чрезвычайно холодная, не рекомендуется.

В отношении ухода за телом на первом месте нужно поставить умелое обращение с единственным своим средством – с ногами.

Больные ноги, стертые, разбитые — это потерянный маршрут. Уход за ногами заключается прежде всего в сохранении чистоты. Поэтому после каждого дневного перехода ноги следует обмыть холодной или чуть теплой водой, после чего хорошо растереть  полотенцем и смазать борно-салициловои мазью.

Если ноги сильно потеют, то посыпают их салициловым порошком. Хорошо также действуют несколько капель танина или несколько кристаллов квасцов, которые прибавляются к воде при обмывании ног. Если же, вследствие неподходящей обуви ноги все-таки стерты, больные места следует смазать цинковой мазью, наложить льняную тряпочку и перевязать бинтом. Незначительные поранения покрываются английским пластырем. Коли образовался пузырь, нужно проколоть его иглой, предварительно обезвреженной на огне, потом выдавить содержимое, смазать вазелином и завязать марлевым бинтом. Мозоли нужно уничтожать еще до начала путешествия. 

Помимо знания элементарных правил гигиены, альпинист должен быть в состоянии оказать первую помощь. Остаться без всякой помощи в горах или получить ее из неумелых pyк — это значит рисковать очень многим. В наших горных областях это особенно важно, так как здесь мы имеем дело с мало населенным местом, где врачебные пункты находятся один от другого на большом расстоянии. Первая помощь, правильно оказанная, может сохранить при известных условиях жизнь. Поэтому каждый альпинист должен иметь при себе небольшую походную аптечку и знать правильное ее применение.

Наиболее частым нездоровьем является расстройство желудка, заключающееся в поносе или запоре. И то и другое безусловно понижает работоспособность организма. Понос чаще всего является следствием неумеренного потребления холодной воды или фруктов. Точно так же после тяжелого перехода трудно перевариваемая пища, в особенности мясо, может повлечь за собой расстройство желудка. Предупредительное средство — это пить меньше воды, ограничить употребление фруктов, употреблять удобоваримую пищу непосредственно после большого перехода и только через некоторое время ужо обычную, нормальную пищу.

При поносе рекомендуется несколько часов ничего не есть и принять 16 капель настойки опиума. Против запора хорошо брать с собой специальные таблетки; иногда на некоторых стакан холодной воды утром действует как послабляющее средство.

Если при хождении по глетчеру во-время не защитить глаз специальными очками, то от действия солнечных лучей происходит воспаление зрительного нерва, выражающееся в режущей боли, а иногда и во временной потере зрения. Воспаление зрительного нерва может произойти и при рассеянном свете, например, при тумане. При поражении зрительного нерва нужно, прежде всего, защитить глаза от света и делать холодные компрессы. На ночь рекомендуется наполнить очки листьями чая и так их надеть. Слепота, вызванная воспалением зрительного нерва, временная, но она неприятна уже тем, что выводит альпиниста из строя.

Горная болезнь выражается в вялости, которая может кончиться полной апатией, нежеланием идти, даже несмотря на угрожающую опасность, так сказать — равнодушии ко всему окружающему. Сопровождается горная болезнь головокружением, сильным сердцебиением, головными болями, отвращением к пище, позывами к тошноте, кровотечением из носа и даже из ушей. Чем труднее восхождение, чем больше утомлен альпинист, чем менее в начале восхождения он чувствовал себя здоровым, тем при меньшей высоте могут наступить признаки горной болезни. У некоторых болезнь эта появляется уже на высоте 3000 метров, у других на высоте 4000—5000 метров, в зависимости от предрасположенности, а также от состояния организма (нездоровье, усталость). Некоторые альпинисты совершенно не страдают горной болезнью, или же она выражается у них в слабой, едва заметной форме.

Горная болезнь является следствием действия разреженного воздуха на организм. Следует поэтому перед восхождением на большую высоту хорошо потренироваться и таким образом предварительно приучить свой организм к разреженному воздуху сначала на более низких высотах. Если же все-таки горная болезнь овладела, то нужно дать больному некоторое время отдохнуть в удобном положении, спокойно сесть или лечь, выпить стакан чаю, по возможности горячего, принять 15—20 гофманских капель, постараться съесть что-нибудь, к чему имеется аппетит (обычно что-либо пикантное или сладкое). В том случае, когда, несмотря на вышеуказанные меры, состояние больного не улучшается, а ухудшается, то во избежание несчастья нужно спуститься вниз. Некоторые преуменьшают влияние горной болезни, однако в хронике несчастных случаев можно найти немало разительных примеров, доказывающих, что горная болезнь была причиной смерти.

Солнечные ожоги. Причина солнечных ожогов — химическое, действие солнечных лучей на кожу. Так как открытыми бывают руки и лицо, то эти места чаще всего и страдают от солнечных ожогов. Сначала появляется краснота, даже не болезненная, потом пораженные места припухают, и появляются водянистые пузыри. Боли при красноте сначала нет, и только через некоторое время, часа через два, кожа делается чрезвычайно чувствительной. При поражении большой поверхности кожи, когда альпинист захочет пощеголять на леднике с обнаженным туловищем, возможно лихорадочное состояние и повышение температуры. В качестве предохранительной меры рекомендуется перед переходом через ледник или снежное поле не мыть лица и рук, чтобы на коже остался естественный жир, который предохраняет от ожогов. Хорошо также втереть в кожу ихтиол-ланолиновую мазь. Если же воспаление все-таки наступило, то рекомендуется смазывать пораженные места жирным молоком или класть холодные компрессы, но ни в коем случае не мыть холодной водой.

Солнечный и тепловой удар. Прежде всего, пострадавшего нужно освободить от одежды, положить на спину, голову выше. На голову класть холодные компрессы, поливать все тело холодной водой и, если сознание у больного не возвращается, делать искусственное дыхание, и только после этого дать пить много холодной воды.

Сотрясение мозга, удар по голове. Пострадавшего необходимо положить на ровным месте так, чтобы голова находилась выше тела, ворот расстегнуть, грудь и лицо освежить холодной водой. Если нужно, делать искусственное дыхание. Во время обморочного состояния ничего не вливать насильно в рот, так как больной может захлебнуться.

Перелом руки или ноги. Пораженную часть тела освободить от одежды и положить между твердыми предметами, обвернутыми предварительно во что-нибудь мягкое (полотенце, платок и т. д.) Никаких вправлений не делать. При открытых переломах, т. е. когда сломанная кость прошла через мясо и кожу, прежде всего, нужно промыть рану и только после этого завязать пораженную часть тела в лубок, как указано выше.

Растяжение и вывих. Отказаться от всяких попыток вправить, если нет для этого известного опыта.

На больное место положить холодный компресс для уменьшения боли и сделать лубок.

Отмораживанию чаще всего подвергаются руки и ноги.

Первые признаки отмораживания — это притупление чувствительности в пальцах. Они делаются малоподвижными, и рука не может крепко охватить предметы. При помощи трения можно восстановить нарушенное кровообращение, и руки из белых постепенно превращаются в красные.

Узкие ботинки, сжимая ногу, нарушают кровообращение и таким образом способствуют отмораживанию ног.

Отмораживание может наступить при сравнительно небольшом морозе, в особенности, если сопротивляемость организма понижена вследствие усталости или употребления алкоголя.

Повреждение всего организма под влиянием низкой температуры выражается в бессознательном состоянии, поверхностном дыхании и медленном, слабом биении сердца. Уши, нос и конечности делаются фиолетового цвета, в то время как остальная кожа — бледной.

С замерзающим следует обращаться чрезвычайно осторожно, так как всякое грубое прикосновение может вызвать переломы. В большинство случаев снимать одежду крайне хлопотливо, да и небезопасно, так что обычно ее разрезают. Самое главное — не вносить замерзшего в теплую комнату, ибо в таком случае может наступить внезапная смерть.

Внимание должно быть обращено на возобновление нарушенного низкой температурой кровообращения. Для этого, освободив пострадавшего от одежды, начинают растирать легко, но основательно снегом или холодной водой все тело и одновременно производят искусственное дыхание. Только тогда, когда появились первые признаки оживления, можно внести пострадавшего в теплую комнату и вливать в рот ложечкой холодный чай или вино.

Искусственное дыхание, о котором говорилось выше, есть не что иное, как искусственное расширение груди при помощи определенного движения рук. Для этого пострадавшего кладут на ровном месте на спину, голову немного выше. Стоя сзади, около головы, один или два товарища берут руки пострадавшего между запястьем и локтем и, медленно, равномерно описывая ими полукруг вверх, кладут за голову, задерживают там некоторое время, затем медленно отводят опять в первоначальное положение и достаточно сильно прижимают к груди. Движения эти повторяются не более 15—20 раз в минуту, а в общем производятся до тех пор, пока не появятся признаки самостоятельного дыхания. Иногда приходится искусственное дыхание производить в течение двух и более часов, и лишь после этого времени появляются первые, результаты. Прежде чем применять искусственное дыхание, нужно осмотреть дыхательные пути пострадавшего, чтобы они были свободны от слизи.

Искусственное дыхание можно производить также и следующим образом: пострадавшего кладут прямо на спину, подложив что-либо под поясницу так, чтобы спина выгнулась, руки скрещивают над головой. Затем ладонями давят сверху сильно на грудь, после чего быстро отнимают руки, чтобы дать возможность грудной клетке расшириться. Во всяком случае не следует быстро отчаиваться в результатах искусственного дыхания и производить его по возможности долго.

Кровотечение наступает при поранении как вен, так и артерий. В последнем случае кровь ярко-красного цвета бьет фонтаном. Поранения такого характера более опасны, так как труднее задержать кровотечение. Прежде всего, нужно тщательно вымыть руки и стараться не дотрагиваться пальцами до раны во избежание заражения. Если поранена рука ниже локтя, то ее сгибают в локте и связывают. Это значительно уменьшает кровотечение. Затем перевязывают и самую рану.

Ногу, пораненную ниже колена, прижимают к бедру, согнув ее в колене. Давление при помощи перевязки тугим узлом выше пораненного места значительно сокращает кровотечение, но очень опасно, так как, если такая повязка будет наложена в течение нескольких часов, это может вызвать гангрену. Поэтому к наложению круговой перетяжки выше раны следует прибегать лишь в крайнем случае.

При поранении вены (что узнается по более темной крови, сочащейся из раны равномерной струйкой) дело обстоит значительно проще: нужно устранить все, что давит выше раны на тело, затем промывают рану и перевязывают; хорошо также употребление кровоостанавливающей ваты.

При сильном кровотечении из носа следует прижать сбоку ноздрю, из которой течет кровь; кроме того, класть холодные компрессы на переносье и лоб.

При наступлении кровохаркания рекомендуется абсолютное спокойствие и холодные компрессы на грудь.

Обморок. При обморочном состоянии, которое может наступить внезапно, под влиянием различных причин, пострадавшего кладут на спину, головой немного ниже, расстегивают ворот и обнажают грудь; затем обрызгивают холодной водой и, если пострадавший не приходит в себя, делают искусственное дыхание. Во время обморочного состоянии ничего не вливать в рот. Как только больной придет в себя, дать 15—20 гофманских капель.

Спазмы мускулов наступают часто при сильном напряжении мускулов или когда напряженный мускул долго остается в одном и том же положении. При наступлении спазм следует привести мускул в состояние, противоположное нормальному. Кроме того, если боль не прекращается, делать холодные компрессы.

Укус змеи. Вокруг укушенного места сделать несколько разрезов для расширения раны, чтобы она сильнее кровоточила. Укушенное место еще до расширения раны натереть нашатырным спиртом.

Рекомендуемое обычно высасывание раны можно производить только в том случае, если губы совершенно свободны от трещин. В противном случае возможно заражение.

 

Провиант

В наших горных местностях альпинисту обычно приходится питаться тем, что можно достать в селениях. В большинстве случаев это айран (кислое, молоко), молоко, масло, баранье мясо. Правда, на Кавказе в очень многих местностях, являющихся исходными пунктами для высокогорных маршрутов, как, например, Верхний Баксан, Безинги, Чегем, имеются кооперативы, где альпинист может получить некоторые необходимые продукты: сахар, муку, крупу. Но в общем, нужно быть готовым полностью приспособляться к местным условиям. Таким образом придется говорить только о тех продуктах, которые альпинист должен взять с собой для того, чтобы, разнообразя и добавляя их к местным, рационально поставить свое питание. Нелишним будет отметить, что пища, которую в изобилии можно получить в аулах на Кавказе - айран, — представляет легко усвояемый продукт большой питательной силы, в особенности если сдабривать его сахаром.

На Алтае условия еще скромнее, и там приходится такими продуктами, как сахар, мука, крупа, запасаться на весь путь. Ясно поэтому, что тот запас провианта, который берет с собой альпинист, должен, прежде всего, быть концентрированным, т. е. при высокой питательности занимать как можно менее места.

Так как работа, которую совершает альпинист, большая и главным образом мускульная, то в пище для него требуются преимущественно жиры и углеводы. Жировые вещества и углеводы являются как бы топливом для организма, причем, принятые в большом количестве, на некоторое время могут задержать расход белковых веществ в организме, т. е. мускулов. Мускульная же сила, которая расходуется во время работы, пополняется главным образом белковыми веществами.

Продукты, которые можно иметь под рукой в горных местностях, а именно: молоко и мясо, — не являются концентрированными питательными веществами, Так как они содержат много воды, но, поскольку эти продукты можно легко достать на месте, нет необходимости брать с собой молочные и мясные консервы в большом количестве.

Из продуктов, которые необходимо захватить с собой, хлеб будет наименее концентрированным, так как содержит, так же, как молоко и мясо, значительное количество воды. Поэтому свежий хлеб брать не рекомендуется, а лучше просушить его. Еще лучше брать сухари. Хлеб относится к веществам, главной питательностью которых являются углеводы.

Таков и сахар, являющийся сильнейшим питательным веществом, содержащим углеводы. Его питательная способность равняется почти его весу (99%). Кроме того, сахар укрепляюще действует на нервную систему и прекрасно усваивается. При усталости достаточно развести в воде 10 кусков сахара, как уже через несколько минут силы заметно восстанавливаются. Значит, сахар следует брать в достаточном количестве, тем более, что его, как уже сказано, не всюду можно достать. Необходимо отметить также, что чересчур большое употребление сахара может повлечь за собой отвращение к другой пище.

Далее очень много углеводов содержит, рис (78%), затем печенье (72%), чечевица (55%).

Жировые вещества очень часто можно получить на месте в виде масла, содержащего 84% жира. Рекомендуется брать с собой украинское сало и грудинку, которые отвечают всем требованиям, предъявляемым альпинистом к своему продовольствию. Нарезанное небольшими кусками, сало можно класть в рисовую кашу, а также есть с хлебом. Сало является хорошим концентрированным питательным веществом.

В среднем в день на человека, усиленно работающего, требуется белковых веществ 100 гр, жиров— 80 гр и углеводов 500—700 гр. Из этих цифр мы видим, что углеводов требуется больше всего и что они являются главным питательным веществом. Практика показала, что потребление углеводов и жиров должно находиться в прямой пропорции к количеству затрачиваемой энергии, т. е. чем труднее маршрут, тем больше надо есть жиров и углеводов (Сахар, масло, сало, рис. печенье и т. п.). Мы уже упомянули, что сахар является наиболее концентрированным питательным веществом, содержащим углеводы. По так как углеводов требуется ежедневно 500—700 гр и так как, с одной стороны, человек не в состоянии съесть в день такое количество сахара, а с другой стороны, не представляется возможным брать с собой такие большие количества сахара, то возникает вопрос, нельзя ли отчасти углеводы заменить жирами. Опытным путем установлено, что 10 весовых частей жиров равноценны 17 частям углеводов. Однако надо иметь в виду удобоваримость этого продукта. В общем более чем 150 гр жиров в день принимать не следует, в особенности в жаркие дни.

Потребность в белковых веществах легко может быть покрыта чечевицей, рисом, также местным сыром, печеньем и черным хлебом, т. е. теми продуктами, которые необходимо брать с собой для пополнения углеводов и жировых веществ. По прилагаемой таблице нетрудно составить себе дневной рацион.

 

На 100 граммов приходится:

 

Белков

Жиров

Углевод.

Воды, соли.

и т. п.

 

Сало

4

78

__

18

 

Масло

__

84

__

16

 

Рис

8

2

78

12

 

Сахар

99

1

 

Шоколад

11

24

56

9

 

Черный хлеб

6

1,5

46

46,5

 

Печенье

13

3

72

12

 

Чечевица

20

2

50

17

 

Сыр швейцарский

43

8

3

46

 

 

К сожалению, кроме пополнения потерь, понесенных организмом во время работы, нужно еще иметь в кишечнике и желудке достаточное количество веществ, хотя бы и не концентрированных, иначе ощущается так называемый ложный голод, так как желудок и кишечный канал, если мы будем вводить в них только концентрированную пищу, будут пустыми и требовать обычной нагрузки. Для этой цели очень пригоден хлеб, дневную порцию которого можно установить в 500—600 гр (или 100—150 гр сухарей), а также сушеные фрукты.

Из числа продуктов, которые нужно брать с собой, следует обратить особое внимание на чечевицу, которая хороша для пополнения как белка, так и углеводов. Если к этому прибавить сало, то получим чрезвычайно питательную пищу.

По той же таблице нетрудно составить себе список тех продуктов, которые альпинист должен взять с собой в дорогу в зависимости от количества населенных пунктов, встречающихся по маршруту.

В среднем в день на человека нужно захватить 100 гр риса, 100 гр сала, масла или грудинки, 200—250 гр сахара, 160 гр сухарей. Составляя по этой норме запас провианта, необходимо, конечно, в дороге использовать местные условия для питания, а не сразу же на первом привале в населенном месте уничтожать собственные запасы. Если в группе 5 человек, то, когда необходимо после дневного перехода солидно подкрепиться, большой барашек килограммов в 10 не будет уже такой сложной вещью, и его легко можно одолеть. Оставшееся жареное мясо может пригодиться для завтрака на другой день. Только в случае полной невозможности на месте достать продукты, следует прибегать к взятым с собой запасам. На всякий случаи нужно составить так называемый железный запас из наиболее питательных предметов (шоколад, сахар, печенье) для непредвиденных остановок во время восхождения на вершины.

Время для принятия пищи нужно распределить правильно. Эта правильность диктуется тем, что для переваривания введенной в желудок пищи необходим чрезвычайно большой приток к нему крови. Таким образом, если непосредственно после большого приема пищи альпинист отправится в поход, то движение и связанная с этим мускульная работа вызовут приток крови к мускулам, и желудок не будет надлежащим образом отапливаться. Поэтому непосредственно после приема пищи не следует отправляться в путь, ибо это ослабляет деятельность желудка. По той же причине не надо много есть во время ходьбы. Основные приемы пищи — обед и ужин — нужно устанавливать таким образом, чтобы после них иметь возможность отдохнуть не менее, чем час. Днем это можно подогнать к промежутку времени между 12 и 15 часами, а вечером часам к 18.

Нужно отметить также, что на ночь есть следует меньше, чем во время обеда. Утром не рекомендуется выходить с пустым желудком. Однако в этом отношений мнения разделяются: некоторые советуют закусить плотно, переждать полчаса и только после этого тронуться в путь. Другие же предпочитают сократить немного утренний завтрак и отправляться непосредственно после приема пищи. Во всяком случае, если только имеется возможность, хорошо утром съесть 2—3 яйца всмятку, выпить стакан молока с хлебом, печеньем и кусков 8 сахара. После двухчасового перехода можно остановиться на полчаса и еще раз слегка подкрепиться, а затем идти дальше до обеда. То же самое и после обеда; в промежуток времени до ужина не мешает съесть заранее приготовленный кусок чего-нибудь съедобного. Ясно, конечно, что никому не взбредет на ум наполнять свой желудок во всех удобных и неудобных местах, слепо следуя расписанию. Все это должно выполняться с учетом местных условий и намеченной на данный период времени цели.

Что касается питья, то вода хотя и является для организма нужной и полезной, но во время ходьбы употреблять ее следует в ограниченном количестве. В особенности вредно пить холодную воду, которая легко может вызвать катарр. Точно так же не нужно пить и ледниковую воду. Если же в силу необходимости приходится такую воду пить, то не мешает прокипятить, или положить в нее лимонной кислоты, в противном случае она может вызвать расстройство желудка. Главный прием воды производят во время отдыха.

От употребления алкоголя нужно воздержаться. Алкоголь (коньяк) берут с собой только как лекарственное средство, которое употребляется после трудных переходов, когда нервная система взвинчена преодоленными опасностями и впечатлениями прошедшего дня. Часто бывает, что после дневного перехода альпинист не может сразу заснуть. В таком случае глоток коньяку, ослабляя напряженные нервы, дает благодатный сон. Точно так же хорошо при смене промокшей одежды на сухую выпить стакан горячего чая с двумя—тремя чайными ложками коньяка. Но, конечно, и в этих случаях алкоголь не обязателен, так как для устранения бессонницы и простуды имеются и другие средства.

 

От автора

В своей книжке я преследовал единственную цель — дать в сжатой форме как можно больше практических указаний по технике  горного и главным образом высокогорного туризма.

Экономя число страниц, я мало или совершенно не касался поэтому ряда вопросов, выходящих за пределы поставленной цели. В связи с этим я лишь бегло остановился на содержании альпинизма, затронув в определении его только одну его часть, относящуюся к технике. Интересующихся теоретическим обоснованием туризма, его культурным и общественно-политическим содержанием, я отсылаю к книжке тов. Антонова-Саратовского «Основные задачи советского туризма».

Все замечания и пожелания прошу читателей не отказать сообщить по адресу: Москва, Центр, Хоромный тупик, 2/6, кв. 63. В.Л. Семеновскому.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru