Горный туризм. Часть 1



Горный туризм. Часть 1

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Семеновский В.  Горный туризм. Молодая гвардия, Ленинград, 1930 г.


Предисловие

Нам нужно поколение борцов, здоровых, инициативных и непоколебимых.

Роль спорта для укрепления тела и характера была быстро понята победившим в нашей стране пролетариатом. Поразительно, как быстро выросли у нас спортивные организации, сколько втянуто в них народу, особенно рабочей молодежи, как повышается качество спортивных достижений.

Настала очередь и для одного из более трудных, но и самых пленительных видов спорта — горного туризма.

Горный туризм — путешествия по высокогорной местности, переходы по ледникам, восхождения на вершины — дает закалку, как ни один другой вид спорта. Укрепляя сердце и легкие, развивая выносливость и неутомимость, приучая переносить любую погоду, он великолепно тренирует тело. Еще важнее его значение для характера человека. Горы ставят трудные задачи. В их преодолении развиваются настойчивость, смелость, воля к победе, а также организованность, точность. Велики опасности горного туризма, они заставляют быть всегда на чеку. Но эти опасности можно предусмотреть, можно их избежать, приобретая свойства предусмотрительности, глазомера, уменья ориентироваться. Опасности заставляют научно подойти к каждой задаче, тщательно исследовать и взвесить все обстоятельства, тщательно подготовиться, не забыть ни одной мелочи. Большинство несчастий в горах происходит от легкомыслия или невнимания к мелочам.

Необходимость постоянной поддержки друг друга, ответственность за  жизнь товарища, которого можно погубить собственной неосторожностью, совместные восхождения на одной веревке, жизнь в одной палатке создают крепкое товарищество, приучают к коллективности. А далекое путешествие, красота и разнообразие видов природы, величие ледяных пустынь, широта кругозора с вершин — все это не только оставляет неизгладимое впечатление, но расширяет и внутренние горизонты человека далеко за пределы личного, мелкого, повседневного.

Кто раз побывал на горах, того они непреодолимо тянут к себе всю жизнь. Знаю это по себе.

Долго горный туризм был по существу аристократическим спортом. Он требовал больших денег или исключительной настойчивости. В последние десятилетия он в Европе, особенно в Германии и Австрии, широко захватил интеллигенцию, слабо пока вовлекая рабочих. В России было лишь несколько десятков энтузиастов.

Совершенно другие перспективы в СССР. Туризм у нас сразу принял массовый характер. Так будет и с высшей его ветвью — горным туризмом. Популярны у нас теперь путешествия чрезвычайно. Миллионы смотрят с горячим интересом наши туристские фильмы, следят напряженно за фельетонами — путевыми очерками. Еще совсем недавно мы все, участники Памирской высокогорной экспедиции (советско-германской) 1928 года, чувствовали, какой могучей поддержкой мы пользовались в виде того внимания, с которым широчайшие массы следили за нашим продвижением.

Наши туристы — организованные члены профсоюзов, партии, комсомола. Они объединяются на почве туризма в Обществе Пролетарского Туризма (председатель—Н. В. Крыленко). Организованность обеспечивает лучший подбор команд, лучшее использование сил и дает участникам громадные преимущества. Льготы при проезде, коллективное снабжение оборудованием по невысоким ценам, обмен опытом, издание карт и путеводителей и многое другое облегчат работу организованного туриста. Можно, например, палатку приобретать не индивидуально, а целым коллективом, предоставляя ее очередной команде.

Наши туристы, распространяя свою работу но Кавказу, Алтаю, Средней Азии, одновременно близко познакомятся со многими народами нашего Союза — жителями гор. Во многих местах (Сибирь, Памир) они являются проводниками культуры, скрепляя союз народов СССР. Горные путешествия, особенно в мало известных или вовсе не исследованных местах, имеют огромное научное значение. Наблюдения туристов, их записки, собранные ими коллекции помогут ученым специалистам. Особенно большую пользу можно принести маршрутной съемкой, наброской новых карт и исправлением старых. Техника этого дела совсем не трудна, доступна после некоторого навыка каждому туристу, а в то же время дает высокое удовлетворение своей научной ценностью. Я слышал, что готовится особая книжка, посвященная технике съемки и вообще научной работе туриста (проф. И. Д. Щербаков).

Однако, прежде всего и к самому горному спорту надо подойти во всеоружии знаний. Развитие туризма должно быть обеспечено распространением туристских знаний и уменья. Горный туризм развился в целую систему научно обоснованных знаний и проверенных опытом технических приемов. Не зная их, нельзя идти в горы.

Вот почему следует горячо приветствовать решение издательства «Молодая Гвардия» выпустить настоящую книгу, своего рода первоначальный учебник горного спорта.

Издательство сговорилось с автором, чрезвычайно подходящим для этой задачи. Тов. В. Семеновский принадлежит к немногочисленному у нас кадру альпинистов (высокогорных туристов) европейской школы. Он много лет работал в Альпах, изучив технику альпинизма на месте. В то же время автор глубоко понимает особенности горного туризма в стране победивших трудящихся. Тов. Семеновский — один из центральных работников Общества Пролетарского Туризма, председатель его Горной Секции.

Автор удачно использовал также и иностранную литературу, но не просто пересказывает ее содержание, а освещает его своим богатым личным опытом. Каждое слово проверено на деле, на практике восхождений в Альпах и на Кавказе. Не успел автор использовать новейшее расширение советского альпинистского опыта—Памирскую экспедицию (Н. И. Горбунов, Н. В. Крыленко, О. Ю. Шмидт и др., но о ней будут специальные публикации.

Книга тов. В. Семеновского очень нужна. Она будет иметь большой успех. Она поможет развитию прекрасного и серьезного спорта — горного туризма.

О. Шмидт

15 июня 1929 г.

 

Посвящение

Рабочей молодежи.

Комсомолу - одному из организаторов пролетарского туризма

Что такое горный туризм

Горный туризм — это путешествия в горных местностях и восхождения на вершины гор. Исследование и изучение строения горных цепей, ледников, открытие удобных путей сообщения в мало исследованных горных местностях, ознакомление с бытом горных жителей, культурная помощь им и т. п. — все это должно войти в область горного туризма.

Наиболее легкими и доступными являются путешествия по горным долинам. Маршруты по долинам не требуют какого-либо особого снаряжения или специальной тренировки. Ровно, медленным шагом, с небольшой нагрузкой может идти по долинам даже самый слабый. Более того — они создают прекрасные условия для укрепления легких, сердца и нервов.

Идя по долинам, любуясь окружающими горами, наблюдая быт жителей горных долин, турист невольно задает себе вопрос: «А что делается вот там, за этими горами? Какой новый мир скрывается за ними?» И невольно тянет пойти вверх, туда, за горы...

Подъем по долине ведет к горам, замыкающим, преграждающим туристу путь в «новый мир». Нужно перейти горы, перевалить за них по наиболее удобным путям, так называемым перевалам. В зависимости от высоты окружающих гор и их положения перевалы могут быть бесснежными в летние месяцы и покрытыми снегом. Первые легче. Через них часто змейкой вьется тропинка. Вторые менее удобны, и снег, а иногда и лед на очень многих перевалах является довольно серьезным препятствием.

Маршруты, связанные с переходом из одной долины в другую, разумеется, разнообразнее и интереснее как в отношении природы, так и в отношении, изучения быта и нравов жителей. Часто за сравнительно невысоким перевалом в другой долине живут иные люди, с иной культурой.

При переходе через перевал туриста встречают уже иные, более величественные виды. Опыт туриста обогащается. Турист научается находить путь в более серьезных условиях, так как он часто извилист и ведет среди хребтов и скал, затрудняющих ориентировку. Если на перевале ледник, нужно знать, как идти среди трещин, как узнавать их, когда они скрыты под снегом, карабкаться по крутому фирну, рубить ступеньки и т. д. При ненастье в долине дождь, а на перевале часто снег и вьюга. Нужно быть поэтому более выносливым, более стойким. Маршруты через перевалы вырабатывают в туристе уверенную, твердую поступь, хладнокровие, находчивость, сноровку, уменье ориентироваться по карте. Это уже не просто механическое шагание, как это бывает иногда в долине. Нужно быть на чеку. И эта борьба с препятствиями и преодоление их являются хорошей школой для закалки тела и воли туриста.

Многие на этом и заканчивают, оставаясь до конца своих дней верными «перевальному туризму». Но некоторые идут дальше. Их тянут к себе вершины, влечет борьба с горными великанами, покрытыми вечными снегами. Так рождается высокогорный туризм или альпинизм, а с ним и целое искусство, навык, целый ряд практических приемов восхождения на вершины гор, на которых уже нет никаких тропинок.

К этому высшему виду горного туризма нужно подходить осторожно, не обманываясь, как это часто бывает, легкими победами, когда враг туриста в виде тумана, вьюги, обвалов и т. п. спит, убаюканный хорошей погодой или скованный морозом...

Постепенно, шаг за шагом, от легкого к более трудному идет интересная, богатая впечатлениями дорога горного туриста. От подножья гор, от долин к снежным вершинам гор.

Слово альпинизм произошло от названия Альп, той горной цепи, которая тянется в Европе на расстоянии более 1000 километров—от Лигурийского моря до реки Дуная, образуя свои главные массивы в Швейцарии и Австрии. Само слово «Альпы» является производным от кельтского слова альб или альп, что означает гора, высота. Отсюда и название горовосходителей — альпинисты. Так как восхождение на горы является делом, требующим известного навыка, знаний и тренировки, то альпинизмом будет совокупность познаний и технического уменья, необходимых для совершения восхождений на горы.

Что же влечет человека в горы?

Д-р Зейднер говорит: «Альпинизм есть чувство гор, жажда гор, то обаяние, которое они производят на тех, кто побывал в этом горном мире, и непреодолимое стремление еще и еще раз вернуться к нему».

Альпинизм по мнению проф. Ламмера содержит в себе также стремление к действию. В своей книге «Юнгборн» он пишет: «Здесь соединяются в одно гармоническое целое стремление к красоте и потребность к действию. Кто не видел утренней зари, разгорающейся над бесконечными снежными полями, кто не слышал грохота лавин, рева неистовствующей по гребням гор бури, шума горных ручьев в мертвой тишине дикой природы, кто в ясный день не стоял на вершине горы и не впитывал своими взорами бесконечную даль, кто не вступал в единоборство с силами в миллион раз превосходящими, но которые он все-таки поборол при помощи силы ума, кто на скалах во время снежной бури дюйм за дюймом не боролся за свою жизнь, тот не поймет, не может представить себе, какую громадную притягательную силу имеют горы».

Десятки, сотни тысяч людей ежегодно идут в горы, и каждый находит там то, чего ищет. Вот почему нет и не может быть одного ответа на вопрос о том, что влечет человека в горы, вот почему влияние гор (альпинизма) можно найти и в литературе, и в живописи, и в музыке, и в науке. Часть науки (строение ледников, геология) немыслима без знания основ альпинизма.

Альпинисты сыграли выдающуюся роль в изучении ледников, животного, растительного и минерального мира горных областей.

Ученый, идущий в горы с научными целями и не знающий основ альпинизма как совокупности практических и теоретических познаний, необходимых для безопасного исследования высокогорной природы не достигнет полных результатов. Вот почему так незначительны были успехи в горах некоторых путешественников, которые думали, что тут можно обойтись без специальных познаний (В этом отношении очень показательно, что в советско-германской научной экспедиции на Памир (1928 год) ближайшее участие принимали видные немецкие альпинисты. Ред.).

При восхождения на гору альпинист, как уже говорилось, преодолевает различные препятствия, которые природа ставит ему, как бы защищая подходы к вершине. Он борется с этими препятствиями, меряет в этой борьбе свои силы с силами природы.

Один из больших знатоков альпинизма, Фендрик говорит: «Альпинизм — это школа для укрепления тела в обстановке природы». Такого же мнения придерживаются проф. Ламмер, Штейнцер и другие альпинисты, подчеркивая в альпинизме физкультурные моменты высокого качества.

Являясь спортом и путешествием, протекающим в обстановке природы, т. е. в самых лучших условиях, альпинизм в то же время требует от человека большой подготовки и разнообразных знаний. Но он, зато вознаграждает его труды самым разносторонним развитием. Альпинизм — одна из наиболее совершенных, высших форм туризма.

Для нас альпинизм, не должен, разумеется, быть, самоцелью. Нам не нужно эстетов от альпинизма и диких спортсменов. Для нас альпинизм должен быть одновременно и общественно-культурным явлением.


Снаряжение альпиниста

Техника идет на помощь альпинисту в борьбе с природой. С развитием техники становится более успешной и борьба с горными великанами. Если мы сравним снаряжение горовосходителей лет 50 тому назад со снаряжением современным, то увидим громадные преимущества на стороне теперешних альпинистов по сравнению с их предшественниками (рис. 12). Интересно описание, например, одежды, какую имел при восхождении на Монблан в 1857 г. Аткинс. На нем были надеты, кроме обычного нижнего белья, шерстяные чулки, гамаши, две пары суконных брюк, две жилетки, пиджак, сверх него шерстяная накидка, три платка вокруг шеи, две пары рукавиц, соломенная шляпа с зеленым капором, очки и зеленая вуаль для защиты глаз от яркого света. Фигура по теперешним представлениям прямо карикатурная.

Рис. 12. Снаряжение альпиниста. 1 — ледоруб, 2 - фотоаппарат, 3 — фляжка, 4 — боковая сумка (для карты, записной книжки и т. д.), 5 — кошки, 6 — веревка, 7 — палатка.

Точно так же и набор предметов, которые альпинисты прошлого столетия брали с собой при восхождении на горы, был до нельзя обширный. Так, например, Соссюр для перехода через трещины ледников взял с собой во время экспедиции на Монблан в 1787 г. лестницу в 10 футов длиной.

В начале XIX столетия вместо веревки употребляли длинные палки, которые за концы держали проводники, а в середине шли альпинисты, опираясь на эту палку как на поручни.

Вот какой набор снаряжения советует брать Берлепш в своем сочинении «Альпы»: «Чтобы переходить пропасти, взбираться на скалы, высекать ступени во льду, проходить по скользким скатам, нужны веревочные лестницы, веревки, топор, железные багры, заступы».

Наши путешественники, совершенно незнакомые с практическим альпинизмом, уже в то время, как вся эта серия лестниц, багров и жердей отошла в Альпах в область преданий, придумали несколько иной способ: они для безопасности привязывали поперек тела длинные палки, чтобы в случае падения в трещину зацепиться за края и задержаться (Федченко в Средней Азии в 1891 г.) Мушкетов в 1880 г. во время своей экспедиции на Зеравшанский ледник в число предметов снаряжения включил: шесты, лестницы, блоки, якоря, топоры и очень «оригинальное» нововведение в альпинизме — несколько собак для вынюхивания скрытых снегом трещин!

Снаряжение альпиниста, включая сюда и одежду, есть не что иное, как вспомогательные технические средства, дополняющие организм человека, силы которого являются не всегда достаточными для преодоления встречающихся в горах естественных препятствий. С другой стороны, снаряжение дает возможность легче и с меньшей затратой энергии перенести различного рода лишения (снежную бурю, дождь, холод и т. д.)

Снаряжение альпиниста должно отвечать степени трудности совершаемого путешествия. Однако здесь нужно иметь в виду, что в горах очень часто могут случаться внезапные перемены погоды к худшему. Поэтому в отношении одежды и снаряжения в горах лучше быть более осторожным, нежели беззаботным.

Разумеется, перед путешествием необходимо тщательно осмотреть каждый предмет, — иначе он не будет в полной мере отвечать своему назначению. В особенности это нужно отнести к наиболее важным предметам снаряжения, а именно: к ледорубу, кошкам, ботинкам и веревке.

Снаряжение альпиниста должно быть лучшего качества; при покупке его скряжничать неуместно, ибо может случиться, что на один рубль дешевле купленная веревка, т. е. более низкого качества, не выдержит тяжести тела упавшего, например, в трещину альпиниста и разорвется.

К числу главных предметов снаряжения альпиниста относятся: рюкзак, ледоруб, кошки, ботинки, веревка.

Рюкзак (рис. 13). Это — мешок, который альпинист носит на спине, за плечами, и в который укладывает все свое имущество. Чтобы рюкзак вполне отвечал своему назначению, он должен быть изготовлен из прочной непромокаемой материи и быть достаточно вместительным. Небольшой рюкзак, плотно наполненный, сидит очень неудобно на спине. Обычные размеры рюкзака— 55 на 60 сантиметров; меньше, чем 52 на 54 сантиметра, его изготовлять не следует.


Рис.13

В маленьком рюкзаке, если даже вещей немного, их значительно труднее уложить, чем в большом. Чтобы достигнуть наиболее равномерного распределения вещей в рюкзаке, внутри его, а также снаружи пришивают несколько карманов. Иногда при лазании по скалам приходится рюкзак оставить где-нибудь на выступе скалы, а потом, после преодоления трудного места, втягивать к себе на веревке. В данном случае для таких маршрутов лучше брать рюкзак без наружных карманов, так как они цепляются за все неровности скал.

Рюкзак носят за плечами при помощи широких мягких кожаных ремней. Слишком высоко подтягивать рюкзак к плечам не следует. Нужно длину ремней измерить так, чтобы рюкзак спускался немного ниже пояса. Тогда тяжесть равномерно распределяется на плечи и на крестец. Для того чтобы рюкзак неплотно прилегал к спине—а это особенно важно для свободного доступа воздуха и предотвращения потения спины — рюкзак иногда прикрепляется к особому станку. Станок этот имеет незначительный вес, так что в общем нагрузка увеличивается немного, но в то же время станок дает громадные преимущества.

При упаковке нужно обращать внимание на то, чтобы каждый предмет занимал возможно меньше места. Предметы, которые по своему «характеру», придя в соприкосновение с другими, могут их повредить (например, зубной порошок, мыло, сало и т. д.), лучше всего помещать в отдельных непромокаемых мешочках.

Очень хороши также коробки для провизии. Изготовляются они из алюминия или жести и весят сущий пустяк, но удобство дают громадное. В таких коробках, например, хлеб не черствеет несколько дней, сало не портит находящихся около него предметов, кроме того, они удобны для упаковки разных мелких вещей (рис. 14).


Рис.14

Ледоруб — является как бы естественным продолжением руки альпиниста и, по меткому выражению проф. Ламмера, должен органически срастись с рукой альпиниста. По внешнему своему виду ледоруб напоминает кирку и употребляется как при восхождении на покрытые вечным снегом вершины, так и при лазании по скалам, при ходьбе по крутым склонам, покрытым травой, и т. д.

Чтобы ледоруб соответствовал своему назначению, металлические части его должны быть изготовлены из лучшей, неломкой стали, рукоятка — из букового дерева или дубового без сучков. Она должна быть овальной формы, так как в этом случае ледоруб удобнее держать в руках. Металлические части ледоруба называются: зубец и лопатка (В дальнейшем условимся называть всю эту часть (верхнюю) ледоруба головкой. Нижнюю с железный наконечником—острием).

При выборе ледоруба нужно смотреть, чтобы точка равновесия находилась приблизительно на одной трети длины, начиная от головки ледоруба. Длина ледоруба находится в зависимости от роста альпиниста, но в общем не превышает 120 сантиметров. Вес ледоруба 1—1,5 килограмма.

Ледорубы бывают различной системы, но все эти системы одна от другой разнятся незначительно. В настоящее время лучшими считаются швейцарские, тирольские и наконец венские ледорубы марки «Академикер». У нас в СССР ледорубы в массовом производстве не изготовляются, но по прилагаемому рисунку, размерам и описанию хороший кузнец может изготовить довольно приличный инструмент (рис. 15).

Ледоруб обычно носят в руке, как обыкновенную палку. На глетчере или во время лазания по скалам, когда руки заняты, ледоруб прикрепляют к запястью руки при помощи пеньковой тесьмы. Это особенно важно при переходах по глетчеру, так как ледоруб при прощупывании снега может легко вырваться из руки и провалиться в трещину, как это случилось в прошлом году на леднике Малый Азау, когда я распрощался с моим спутником, верно служившим мне более восьми лет. Приблизительно в сантиметрах тридцати от острия ледоруба на ручку насаживается металлическое кольцо, служащее для того, чтобы при помощи упомянутой тесьмы прикреплять к кисти руки ледоруб во время рубки ступеней.

Когда ледоруб бездействует, его головку покрывают кожаным чехлом, чтобы предотвратить повреждение стальных частей и не поранить кого-либо. Для предохранения от влаги и для придания крепости рукоятку ледоруба, особенно внизу, пропитывают горячим льняным маслом. Появившуюся на металлических частях ледоруба ржавчину снимают керосином. Острые части ледоруба по мере надобности подправляются напильником.

Альпеншток или альпийская палка — длиною лучше всего в рост туриста или немного выше. На один из концов прикрепляется стальное острие, как у пики. В горах альпеншток оказывает большую помощь при восхождении, спуске, при переходе через ручьи. Небольшие ручьи при помощи альпенштока можно совершенно свободно перепрыгивать. Тот, кто умеет прыгать с шестом, может с альпенштоком легко перепрыгнуть через ручей более трех метров шириной. Немалую роль альпеншток может сыграть также как средство самозащиты от горских собак, далеко не так гостеприимных, как их хозяева. Альпеншток должен быть из крепкого, вязкого дерева. Очень хорош для этого кизиль. Бамбуковые альпенштоки хороши благодаря своей легкости. Прочность альпенштока — очень важное качество. Вследствие поломки альпенштока погиб Котельников на Девдоракском леднике.

Следующим важным предметом снаряжения являются кошки. Кошки употребляются во время подъема по твердому фирну, по открытому наклонному леднику, ледяным склонам, скалам, покрытым ледяной коркой, очень крутым склонам, покрытым травой, а также по выветрившимся, ломким скалам.

Кошки бывают шестизубчатые, восьмизубчатые и десятизубчатые. Из них особенно хороши кошки системы Экенштейна с длинными остриями. При помощи таких кошек можно идти по фирновому склону до 60° (рис. 16).


Рис.16

Кошки по размерам должны быть хорошо пригнаны к подошвам ботинок. Неплотно сидящие на ноге, чересчур большие, широкие или короткие кошки являются опасностью для альпиниста. Ну ясно, также время от времени заострять шипы, чтобы они сооответствовали своему назначению.

Прикрепляются кошки достаточно длинными ремнями или же тесьмой из пеньки.  Последнее предпочтительней, так как намокнувшая тесьма не только не растягивается, но еще плотнее притягивает кошки к ноге. Это нужно иметь в виду при прикреплении кошек и не слишком затягивать пеньковую тесьму, так как стянутая нога легче поддается отмораживанию и скорее устает (рис. 17).


Рис.17

Очень трудно бывает поместить кошки в рюкзаке, так как остриями своих шипов они могут произвести большие опустошения. Поэтому берут соответствующее количество деревянных пробок, надевают их на все острия шипов и таким образом обезвреживают их. Делают также из брезента нечто в роде футляра с дном из фанеры или жести. Можно, конечно, носить кошки и снаружи.

Третьим неразлучным товарищем альпиниста является веревка. Она должна быть длиною не менее 20 метров, крученой пеньки толщиною в 10—13 миллиметров. Бывают также и плетеные веревки, они легче, не сворачиваются в петли, но зато менее долговечны. Лучшие размеры — это 25 метров длины и 12 миллиметров толщины. Более тонкие веревки неудобны для руки, более же толстые значительно увеличивают вес. Середину веревки отмечают чем-нибудь, например, перевязкой из красной ленты. Это делается для того, чтобы легче было сразу найти середину. Для сохранения эластичности, а также для предохранения от загнивания в веревку втирают вазелин. Но лучше поступать следующим образом: на один литр бензина берут сто грамм вазелина, растворяют его, выливают получившуюся таким образом смесь в какой-нибудь плоский сосуд, потом кладут туда веревку, свертывая ее кольцами, и так оставляют в продолжение нескольких минут, затем вынимают и сушат. Бензин испаряется, а вазелин пропитывает насквозь всю веревку. Такая обработка предохраняет веревку от сырости, не дает ей проникнуть внутрь, что очень важно, так как гнить мокрая веревка начинает с сердцевины.

Эластичность веревки необходимо сохранить потому, что при падении тяжесть привязанного к ней предмета действует не постепенно, а рывком. Поэтому, если веревка теряет свою эластичность (как говорят, не пружинит), она легче рвется.

Нужно отметить, что замерзшая веревка при скручивании в узлы может сломаться как дерево и тем легче, чем сильнее мороз. Перед путешествием, а также и после него необходимо тщательно осмотреть веревку и исправить все найденные повреждения. Если веревка намокла, то не нужно класть ее в таком состоянии в рюкзак, а развесить на открытом воздухе или в комнате и дать сначала просохнуть.

Кроме пеньковых, имеются также шелковые веревки, но они дороги, требуют более тщательного ухода, зато значительно легче и при равной толщине прочнее.

Веревку носят обычно в рюкзаке и только непосредственно в горах вынимают и надевают через плечо на рюкзак. Свертывается веревка наматыванием через колено согнутой ноги и ступню. Беспорядочно сложенную веревку в рюкзак не кладут; веревка должна быть в таком состоянии, чтобы ее можно было пустить в ход в любой момент. Кроме этой веревки, берется еще одна, более тонкая, меньших размеров, для того чтобы в случае надобности можно было отрезать от нее кусок и сделать петлю. Петлю эту накидывают на выступ скалы, продевают через нее веревку и таким образом спускаются вниз. Когда спуск окончен, веревку, продетую в петлю, стягивают за один из концов, а петля остается на выступе скалы.

Фляжка. Самые лучшие фляжки — из алюминия. Они легки, прочны и хорошо поддаются чистке. Для этого в фляжку насыпают некоторое количество мелкого песку, наливают немного воды и взбалтывают;  после этого внутренность фляжки блестит, как отполированная. Вода во фляжке дольше сохраняется холодной, а разогретый чай — теплым, если фляжка покрыта войлочным чехлом (рис. 18).


Рис.18

Вместимость фляжки должна быть не менее ¾ литра. Пробка лучше всего алюминиевая, закрывающаяся на винтовой нарезке. Хорошо также, если к горлышку фляжки или каким-либо другим способом (имеются различные виды фляжек) приделан карабин для ношения фляжки у пояса или для прикрепления ее снаружи к рюкзаку. Надо помнить, что кислота разрушает алюминий, а потому не следует давить в алюминиевую фляжку лимонный сок или класть другие кислоты для сдабривания воды. Фляжку вне употребления рекомендуется оставлять открытой. В противном случае она издает затхлый, неприятный запах.

Очки. Для защиты глаз от действия лучей солнца в снежных областях гор надевают серые дымчатые или синие очки. Первые предпочтительней, так как синие стекла все таки пропускают некоторые лучи, действующие на восприимчивые глаза раздражающим образом. Очки, должны защищать глаза не только спереди, но и с боков при помощи глухой или мелкосетчатой оправы. За последнее время выделывают очки из целулоида, что дает гарантии большей сохранности, так как бывает, что по неосторожности можно уронить очки и разбить стекла. В крайнем случае, разбитые стекла можно заменить куском бумаги, в которой ножом прорезается горизонтально узкая щель.

Фонарь. Обычно употребляется складной трех или четырехугольный фонарь из жести или алюминия. Вместо стекла вставляется слюда, так как она легче и не бьется.

Свечу лучше всего вставлять в особый регулятор, который не позволяет стеарину при горении отекать. Благодаря этому свеча горит дольше и равномерней. Лучшие свечи — это изготовленные из твердого стеарина.

Фонарь должен быть достаточно большим, так как, чем он меньше, тем скорее выгорает свеча.

Фонарь входит в число необходимых предметов снаряжения, так как ни один альпинист не гарантирован от того, что по тем или иным причинам он не принужден будет идти по незнакомым ему местам ночью.

Не мешает также взять с собой электрический фонарик с запасной батареей.

Спички удобны так называемые штормовые, т. е. пропитанные парафином. Они лучше загораются и не так легко гаснут на ветру.

Не только в наших условиях, где альпинист на громадном пространстве всего горного Кавказа имеет только одну и то полуразрушенную хижину, но, как мы уже говорили, и в Западной Европе вопрос о палатке — этой передвижной хижине—является наиболее острым (Летом 1925 г. в Альпах произошел весьма поучительный случай: внезапно разразившаяся снежная буря застигла в скалах на одной и той же горе несколько групп альпинистов, из которых две погибли, а остальные благодаря палатке выдержали двухдневный снежный штурм и благополучно спустились вниз).

Так как в горах трудно или не всегда с уверенностью можно предусмотреть перемену погоды к худшему, то весьма вероятна возможность быть застигнутым в горах снежной бурей или же, заблудившись, мерзнуть в течение всей ночи от холода, а потом истощенному, обессиленному бессонной ночью спускаться иногда при очень трудных условиях. Это заставляет альпиниста брать с собой палатку. И тут техника идет на помощь альпинисту. За границей изготовляют прочные, непроницаемые для воды и воздуха палатки на 2 человека весом не более 1 килограмма. В сложенном состоянии такая палатка занимает очень малое место и легко может быть помещена в одном из боковых карманов рюкзака. Иметь такого рода передвижной домик значит быть не только гарантированным от вредных влияний атмосферных условии, но также по желанию располагаться как дома в любом месте (рис. 19).


Рис.19

К сожалению, у нас не изготовляют такого рода палаток (Почин этому делу положен в 1928 году Обществом туристов, изготовившим несколько десятков легких походных палаток и снабдившим ими на доступных условиях не одну сотню туристов. Ред.).   Самым легким материалом для палаток является так называемое палаточное полотно. Сшитая из него палатка на 3—4 человека весит килограммов 5. Палатку на 4—5 человек можно изготовить из парусины, для чего потребуется 14 метров при том условии, что ширина материала будет равняться 90 сантиметрам. Так как по внешнему виду палатка напоминает крышу дома, то, если начертить на полу мелом треугольник, основание которого равнялось бы 220 сантиметрам, а высота 165 сантиметрам, можно легко скроить палатку, а также точно определить, сколько потребуется материи в случае, если явится желание увеличить ширину или вышину палатки.

От нижних углов треугольника нужно прибавить еще по 20 сантиметров на полоски, которые потом служат для лучшей изоляции от наружного воздуха. Для этого на полоски кладут камни, насыпается песок, земля или же они просто подгибаются внутрь. Это очень важно для сохранения теплоты в холодные ночи. Один из треугольников сшивается сплошь, а другой немного сверху и служит входом в палатку. Вход должен закрываться плотно, для чего к одной стороне пришивается оторочка, в роде как у ворота рубашки, в ней прометываются петли, а к другой пришиваются пуговицы с внутренней стороны палатки. В ребра палатки как по треугольникам, так и но крыше вшивается веревка толщиною с мизинец. Концами этих веревок, выступающих метра на три сверху и на 60—70 сантиметров снизу, палатка и укрепляется.

Такая палатка обойдется рублей в 20, в зависимости от качества материала.

Для того чтобы палатку сделать действительно водонепроницаемой, ее пропитывают горячей смесью олифы и растопленного парафина или воска (на 1 килограмм олифы берут 200 грамм парафина).

Ботинки. Обыкновенные ботинки, хотя бы и довольно прочные, мало пригодны для альпиниста: условия ходьбы в горах, в особенности во время спуска по каменистым осыпям, да еще притом в сырую погоду, очень быстро приводят в негодность самые лучшие городские ботинки. Ботинки для путешествий в горах должны быть из крепкой юфты или равной по качеству кожи на толстых подметках. Подметка, а также каблук, который должен быть низким и широким, обиваются кругом костыльковыми гвоздями с двухсторонней шляпкой, а в середине гвоздями с пирамидальной или полукруглой шляпкой. Костыльковые гвозди обычно не рекомендуется забивать сплошь, один возле другого, а попарно, с расстоянием приблизительно в полтора сантиметра между каждой парой (рис. 20).


Рис.20

Вообще ботинки обиваются гвоздями по краю подметки и каблука очень различно (рис. 21). Имеется несколько систем, из которых каждая дает некоторые преимущества: одни хороши для ходьбы по скалам, другие — по льду и фирну. Вышеуказанная система приблизительно подходит ко всем видам горного туризма.


Рис.21


Рис.22

Низкий каблук делается потому, что при высоком каблуке спуск с горы значительно труднее: нога имеет больший наклон, легче скользит, и потому устойчивость менее значительна, чем меньше в ботинке всякого рода швов, тем он лучше, т. е. более непроницаем для воды. Обычно хорошие горные ботинки делают всего навсего с одним швом.

Горные ботинки должны быть с тупым носом, довольно просторными в пальцах, и плотно прилегать в подъеме. Длина ботинок делается сантиметра на 1½—2 больше ноги, — иначе при спуске большой палец ноги упирается в носок.

Горные ботинки одеваются обычно на толстый шерстяной чулок. Хорошо также вкладывать еще стельку.

Продолжительные путешествия предпринимать в новых ботинках не следует; нужно сначала разносить их, т. е. дать привыкнуть к ним ноге, и только тогда можно быть гарантированным, что во время продолжительного маршрута нога останется совершенно здоровой и не натертой.

За горными ботинками, как за довольно важным предметом снаряжения альпиниста, должен быть тщательный уход. Прежде всего, нужно отметить, что делают большую ошибку, когда обильно и часто смазывают жиром ботинки, полагая, что таким путем будет достигнута большая водонепроницаемость. Излишнее смазывание жировыми веществами может привести как раз к обратному: кожа делается чересчур мягкой и легче пропускает воду. Ботинки рекомендуется смазать следующим составом: на поллитра бензина, который подогревают в горячей воде, кладут 50 грамм растопленною вазелина и 30 грамм стеарина, прибавляют немного танину и поливают ботинки этим составом как снаружи (подметки тоже), так и внутри. Вместо поливания можно употреблять мягкую кисть; в этом случае состав должен быть достаточно теплым.

Ношеные ботинки предварительно тщательно очищаются от грязи щеткой, а если смазывались раньше кремом или ваксой, то промываются бензином.

После смазки ботинки сушат в теплом помещении. При такой обработке бензин с растворенными в нем парафином и вазелином проникает в толщу кожи и испаряется, парафин же и вазелин остаются. Таким образом, смазка бывает не наружная, которая обычно при ходьбе быстро снимается снегом, травой и т. д.

Такая основательная обработка ботинок должна повторяться не часто — приблизительно не чаще одного раза перед каждым большим путешествием.

Во время маршрута при сухой погоде смазывать ботинки не следует; достаточно только щеткой снять с них пыль и грязь и затем протереть тряпочкой или же щеткой, слегка смазанной вазелином или каким-либо другим жировым веществом, специально изготовляемым для смазки сапог.

После дождливой погоды или после ходьбы по снегу и фирну, когда ботинки делаются влажными, нужно дать им высохнуть на свежем воздухе. Во всяком случае, не рекомендуется сушить ботинки близко около огня, но можно поставить их на приличном расстоянии от печки. Когда ботинки еще не совсем просохли, их смазывают каким-либо жировым веществом, вазелином и т. п. На это нужно обратить внимание, так как сухой ботинок хуже впитывает в себя жировую смазку, нежели слегка влажный.

Язычок спереди у горных ботинок обычно делается широким и пришивается до самого верха для того, чтобы сделать ботинок совершенно непроницаемым для воды.

После каждого дневного марша ботинки нужно осмотреть и сейчас же исправить, если имеется возможность, все дефекты. Поэтому в рюкзаке всегда должна быть пара запасных гвоздей и дратва.

Стельки, когда снимаются на ночь ботинки, нужно вынимать и сушить отдельно. Горные ботинки из хорошей юфти при умелом уходе могут служить при довольно сильном употреблении несколько лет.

Для лазания по скалам, в особенности в трудных местах, употребляются специальные ботинки из парусины с подошвой из пеньковых веревок, сплетенных наподобие женской косы. В таких ботинках можно легче, чем в обыкновенных горных, преодолевать наиболее трудные места, в особенности те, на которых слишком мало точек опоры. Ботинки эти должны плотно сидеть на ноге, так как иначе они не отвечают своему назначению, ибо нога в широких ботинках ерзает и может легко свернуться с точки опоры. Эти ботинки можно употреблять также во время отдыха, в хижине, вообще, когда хочется дать отдохнуть ноге от обычной обуви во время маршрута — походных, подбитых гвоздями горных ботинок (рис. 22).

Компас и карта. Ни один альпинист не должен начинать свой маршрут без компаса и карты, если даже он идет с проводником или же с товарищем, знакомым с местностью. Само собой разумеется, нужно не только брать с собой компас и карту, но и уметь употреблять оба предмета соответственно их назначению. Необходимость в этом диктуется тем, что случается, что товарищ, который принял на себя руководство, выбывает по тем или иным причинам из строя, и тогда тот, кто не умеет употреблять компас и карту, может оказаться в беспомощном положении.

Компас должен быть по возможности крупным, нe игрушечным, а хорошим научным инструментом. Очень хорош так называемый «Буссоль-Бецарда». Необходимость карты для альпиниста вряд ли нужно доказывать.

Из других мелких принадлежностей следует указать на свисток, ножик, дорожную аптечку и т. д. В аптечке, прежде всего, должны быть перевязочные средства, затем таблетки аспирина и пирамидона, хинин, капли от желудочной боли. Для ухода за ногами — салициловый тальк, а также мазь для предохранения лица от действия ультрафиолетовых лучей во время перехода по снегу и глетчеру. Имеется специальный набор медикаментов для туристов в небольших, очень удобных алюминиевых коробках. Приблизительно такие же наборы можно получить у нас в Москве в Медторгпроме.

Свисток нужен для того, чтобы в случае, если участники путешествия разойдутся по тем или иным причинам далеко один от другого или идут во время тумана, давать знать о себе, что, конечно, удобнее свистком, чем при помощи голосовых связок.

Ножик туриста должен содержать в себе все необходимые предметы, как то: два лезвия, шило, приспособление для откупорки консервов, ножницы, но лучше все эти вещи иметь отдельно.

Из принадлежностей туалета берут с собой все, что служит для поддержания чистоты тела: зубную щетку, мыло и т. д.

Желательно также иметь хороший призматический бинокль, так как при помощи его можно легче определить в лабиринте скал и ледников наиболее удобный подъем на вершину горы.

Путешествия в горах оставляют обычно неизгладимые впечатления, но если имеется возможность часть виденных красот запечатлеть на фотографических пластинках, то это потом доставит громаднейшее удовольствие. Для высокогорного туриста нет необходимости брать с собой большой аппарат. Лучшими считаю маленькие аппараты размером 4,5X6 с хорошим объективом, светосилой 1:4,5. Такие аппараты дают снимки, которые можно увеличивать до размера 18X24. Преимущество таких маленьких аппаратов для альпиниста заключается в их малом весе и возможности взять с собой значительно большее количество пластинок, а кроме того, в дешевизне материала.

Маркировочные листки. Для того, чтобы легче ориентироваться при спуске, линию восхождения обозначают чем-нибудь в роде небольших столбиков из камней и т. д. Но легче всего это делается при помощи цветных полосок бумаги, которые кладутся под какую-нибудь тяжесть. На леднике же делают из снега небольшую кучку, а сверху втыкают стоймя упомянутый листок.

Цвет для этих листков выбирается яркий: зеленый, красный или оранжевый. Длиной маркировочные листки должны быть в 20—30 сантиметров, шириной — в 10 сантиметров. На листке может быть обозначено стрелкой направление в том случае, если его употребляют при перемене направления пути. Не мешает также брать с собой толстый красный карандаш, которым можно делать пометки на скалах, если не удается прикрепить маркировочный листок.

Аппарат для варки. Очень важную услугу может оказать взятое с собою небольшое приспособление для варки, так называемая складная кухня.

На леднике, а также и на скалах после холодной ночи, когда под рукой нет ничего теплого, не говоря уже о том, чтобы развести костер, этот небольшой аппарат в несколько минут дает возможность получить три—четыре стакана чая и может оказать этим колоссальнейшую услугу. Вместе с аппаратом нужно брать с собой также денатурированный спирт в жестяной фляжке или же твердый спирт в банке, что предпочтительнее.

При лазании по скалам бывают места, когда веревку для охранения идущего впереди не за что укрепить. Тогда применяют так называемые крючки, которые вбивают в расщелины скал. Крючки эти делаются длиною приблизительно в 15 сантиметров и около полутора сантиметра к диаметре (рис. 23 и 24).


Рис.23


Рис.24

Иногда к крючку приделывается железное кольцо. Когда крючок вбит в скалу, через кольцо продевают веревку. Таким образом, если идущий впереди сорвется, он может быть задержан при помощи этого крючка веревкой.

Крючки вбивают в скалу специальным молотком с короткой ручкой, ледорубом или же просто камнем. Но, разумеется, лучше брать с собой молоток, так как на очень трудных подъемах не всегда можно найти ему замену; если же взять с собой камень, то носить его не очень удобно. Крючки употребляются только при очень трудных восхождениях.

Не только для любителей поспать, но и вообще не мешает взять с собой карманные часы с будильником. Сплошь и рядом нельзя положиться на «внутреннее чувство вставания во-время», которым хвастают очень многие. Лучше доверить себя часовому механизму.

Хорошо иметь с собой также измеритель высоты, который на ряду с вышеуказанной своей функцией может служить также как предсказатель погоды.

Разумеется, перед тем как отправиться в путь, необходимо, если не имеется в продаже готового путеводителя, взять заранее самим составленное точное описание маршрута. Для заметок в пути нужно захватить записную книжку и карандашом.

Список должен закончиться небольшим топориком, котелком и чайником.

Все описанные выше предметы снаряжения являются необходимыми для альпиниста, и чем труднее маршрут, тем полнее должен быть список. Конечно, нет надобности брать для каждого все это отдельно, когда идет группа человека в 3—4. Многие предметы будут, так сказать, коммунального употребления. Сюда относятся: веревка, палатка, котелок, чайник, топорик, фотографический аппарат, компас, измеритель высоты и т. п.

Если сложить вес всего снаряжения, то получится довольно солидная цифра около 15 килограммов. Уже один этот вес не говорит в пользу одиночного хождения в горы (О снаряжении туриста более подробно — в книжке В. Семеновского. Изд. Гиз. Москва. Ред.).

 

Одежда

Одежда альпиниста должна быть достаточно теплой. Ночевка под открытым небом, на большой высоте, без теплой одежды — это бессонная ночь, потеря работоспособности на другой день и, в зависимости от условий, благоприятная почва для всякого рода несчастных случаев. В этом отношении, как уже говорилось, лучше быть более предусмотрительным.

Нет необходимости выдумывать какую-либо моду или особый покрой одежды. Лучше, конечно, если куртка застегивается до ворота, но это может быть и самый обыкновенный френч. Другое дело — качество материи. Легкая материя, неплотная, мало пригодна: она быстро рвется, пропускает теплоту и таким образом не соответствует своему назначению. Лучше всего куртки из гладкого плотного сукна. Хороша красно-армейская зимняя гимнастерка. Куртка не должна быть узкой, чтобы не стеснять движений. То же относится и к галифе. Клеш у последнего — по возможности меньше, так как пленять в горах некого. Если имеется возможность сшить специальную куртку, то желательно иметь в ней несколько карманов, наружных и внутренних, с застегивающимися клапанами.

Одной куртки для маршрута, где имеются переходы по глетчеру, мало. В подмогу ей нужно брать свитер.

Головной убор безразличен. Неплоха и простая кепка, так как она хорошо защищает глаза, но лучше шляпа с широкими нолями, в роде кавказской. Однако за ней нужно следить, так как первый же сильный порыв ветра может сорвать ее с головы. Поэтому шляпу рекомендуется привязывать тесемкой. Про запас на случай холода следует взять шерстяную вязаную шапку. Все эти качества могут быть соединены в одной красноармейской богатырке.

При обычной температуре днем руки не мерзнут даже на глетчере, но при ветре и ночью приходится жалеть, что не захватил рукавиц. Они лучше, чем перчатки, так как пальцы находятся вместе, благодаря чему сохраняется тепло. Хорошо также иметь вторые рукавицы, из палаточного материала, которые надеваются поверх первых, чтобы предохранить их от сырости.

На ноги до колен надевают обмотки или шерстяные чулки с обшлагами, которые в случае ночлега под открытым небом отворачиваются наверх, на колена, и таким образом предохраняют эти довольно зябкие места от ночного холода.

Шерстяные плотные чулки — необходимость. Они защищают ногу не только от холода, но и от повреждений. Главное: чулки не должны быть штопаными, так как место штопки легче натирает ногу. Можно, конечно, ноги обвертывать и портянками, но делать это надо умеючи. Кроме шерстяных чулок, берут еще 2—3 пари обыкновенных, чтобы менять их каждый день.


 Рис. 25. А — кошки

 

Носки, надетые под шерстяные чулки, выполняют роль собирателей пота, и если часто их менять, то ноги остаются здоровыми.

Белье берется обыкновенное, такое, какое носится в обычной жизни, или же трико. Многие придерживаются мнения, что шерстяное белье значительно лучше. Можно захватить также и нательную сетку. Для перемены берут одну рубашку и трусики.


 Рис. 26. Бивуачный плащ.

 

Так как условия в горах в своем воздействии на организм человека не делают различия между мужчинами и женщинами, то и в одежде должно быть по возможности полное равенство.

Если к вышеуказанным предметам прибавить еще бурку или шерстяное одеяло, то список вещей для высокогорного туриста исчерпан. Бурка имеет то преимущество, что она одновременно является и непромокаемым плащом. За границей из особого прорезиненного батиста изготовляют чрезвычайно легкие, весом не более 400 граммов, непромокаемые плащи. Если спрос у нас на эти предметы с развитием туризма будет достаточно настойчив, то естественно должно будет появиться и предложение. Не мешает упомянуть, что такие плащи могут заменить для одного человека палатку. На рисунке 26 указано, как из плаща устраивается на ночь подобие палатки.

 

Опасности гор

Если в обычной своей жизни человек на каждом шагу может подвергнуться опасности, то весьма естественно, что опасности эти увеличиваются, когда человек стоит лицом к лицу в борьбе с силами природы. В этой борьбе горы имеют сильного союзника в лице атмосферных явлений, и бывают случаи, что даже сильнейший из сильных падает жертвой в неравной борьбе.

Возможность опасности существует, таится как в самом человеке, так и вне его. В первом случае она находится в прямой зависимости от его знаний, тренировки, физического развития и состояния здоровья в данный момент. Опасности, вызываемые человеком, находящиеся, так сказать, в зависимости от него, можно назвать субъективными опасностями в отличие от объективных, которые в прямом отношении не зависят непосредственно от человека.

Под влиянием тех или иных условий опасности могут быть большими или меньшими. Если альпинист идет по леднику, не имеющему трещин, возможность наступления опасности крайне незначительна. Но она сразу же увеличивается, если во время подъема по леднику альпинист будет застигнут туманом, так как в данном случае имеется налицо опасность заблудиться. Такой вид опасности является примером объективной опасности, т. е. не зависящей от человека, но она одновременно может быть усилена и субъективными данными туриста в том случае, если он маловынослив, не совсем здоров и не в состоянии выдержать долгих поисков пути на глетчере во время тумана или же плохо усвоил способы ориентировки по карте и компасу. И наоборот, чисто объективные опасности могут быть вызваны самим альпинистом. Если, например, альпинист карабкается по ломким скалам и не знает, как нужно обращаться с такого рода материалом, роняет камни вниз, он вызывает объективную опасность, которая является объективной, конечно, не для него, а для тех, которые следуют внизу за ним. Но альпинист может вызвать объективную опасность, роковую и лично для себя самого.

Как на один из таких примеров, можно указать на пересечение склонов, покрытых снегом, находящимся в состоянии, близком к моменту обвала. Такие места обычно избегают пересекать, так как ходьба поперек такого склона может нарушить сцепление снега, так сказать, равновесие его, и он лавиной катится вниз, увлекая за собой и альпиниста.

Эти примеры дают представление как о субъективной, так и об объективной опасности, а также о возможности вызвать объективную опасность субъективными причинами.

Каждый альпинист должен научиться распознавать опасности. Прежде всего он, разумеется, должен познать самого себя, степень своей выносливости, состояние здоровья, уменье. Опасности, лежащие внутри нас, в большинстве случаев превосходят опасности, от нас не зависящие.

Не учтя своих сил, человек как бы сознательно подвергает себя опасности, может быть, ради личного своего удовлетворения, но для человека-общественника это недопустимо. Поэтому осторожность должна быть на первом плане.

Вторым оружием против опасностей является изучение их, изучение причин, вызывающих эти опасности, а также тех средств, при помощи которых альпинист может предупредить их возникновение. В этом случае достигается главная цель обороны: не дать надвинуться опасности целиком и внезапно, постараться разбить ее на части и таким образом преодолеть.

«Ни один из видов спорта не требует от человека такого опыта и энергии, как альпинизм, и ни один из видов спорта не отмечает такого числа несчастных случаев, как альпинизм» (доктор Келлер).

Обычной опасностью в горах, наиболее часто встречающейся, является плохая погода, выражающаяся в тумане, снеге, буре, снежной буре, морозе, дожде и грозе.

При хорошей погоде восхождение, технически хотя и трудное, не так опасно. Но самый легкий маршрут при скверной погоде может превратиться в крайне опасный. Поэтому, как общее правило, не следует предпринимать восхождение, если нет уверенности в том, что погода не испортится. Альпинист должен быть, следовательно, знаком и с метеорологией. Имеется ряд признаков, по которым до некоторой степени можно предугадать погоду. Хорошую услугу может оказать карманный барометр (или измеритель высоты), но так как это вещь довольно дорогая, то применение его не для всех возможно.

Вот несколько признаков, которые сигнализируют перемену погоды. Если ночью или под утро выпадет сильная роса, если заход солнца сопровождается зарей и вечером в долину спускается туман или к вечеру исчезают бродившие днем по небу перистые облака и наступает тишина и если ночь была холодная, — все это дает возможность ожидать хорошей погоди. Если же при хорошей погоде горы кажутся слишком близкими и ясными, лес кажется темным, туман к вечеру поднимается, ночью ярко сверкают звезды, а утром была сильная тёмно-красная заря, — нужно ожидать ухудшения погоды. Направление ветра и вид облаков могут также служить предсказателями погоды: юго-западный и северо-западный ветер приносят в большинстве случаев дождь. Правда, дождя, выпадающего рано утром в летние месяцы, особенно бояться не следует. Обычно он долго не продолжается, если только нет других явлений, а именно: перистых облаков, высоко и быстро идущих с юга или юго-запада, которые вообще являются предвестниками дождя. Облака, идущие с юго-востока и севера, не опасны.

Не нужно забывать также, что дождь в долине — это снег или град в областях вечных снегов, и если при этом гуляет ветер, то мы имеем снежную бурю.

Месяцы июль и август считаются наиболее благоприятными для горовосхождений по постоянству хорошей погоды.

Туман особенно опасен, если он настигает альпиниста на глетчере, пересеченном трещинами, или среди высоких запутанных скал, где ориентировка и без того крайне затруднительна.  Так как туман—явление в горах довольно частое, то нужно всегда быть готовым встретить его с оружием в руках. Одним из них является способность альпиниста наблюдать и замечать во время пути все, что в дальнейшем ему может пригодиться для ориентировки: какой-нибудь камень, скала, углубление, причудливой формы трещина и т. д. могут служить вехами, отмечающими направление и обеспечивающими в случае надобности отступление.

В скалах нужно ставить на видных местах пирамиды из камней на снегу, если он тверд и оставляет хороший след, делать отметки ледорубом, и наконец, имеются маркировочные листки. При этом можно комбинировать цвета, условно отмечая одними поворот вправо, другими — поворот влево, и таким образом точно отмечать направление пути.

Предусмотреть наступление тумана довольно трудно. Иногда начинаешь восхождение при сравнительно хорошей погоде, а на леднике может застигнуть туман, который обрушивается внезапно на альпиниста и лишает его возможности ориентироваться. Ориентировка затрудняется еще и тем, что в тумане все предметы выглядят как-то иначе.

При наступлении тумана лучше всего спуститься, если нет уверенности в том, что он быстро рассеется, ибо туман может лежать на глетчере несколько дней. При спуске, если даже имеется возможность прибегнуть к скольжению (См. «Техника хождении по снегу, фирну и льду»), нужно быть крайне осторожным и скользить медленно, сильно тормозя. Потеряв правильное направление, не нужно расходиться в разные стороны в поисках дороги, а оставаться ближе один к другому, и если не были связаны веревкой, то связаться. Туман действует на психику человека подавляющим образом. Поэтому нужно собрать для борьбы с ним всю силу воли. Карта и компас, в особенности же упоминавшийся уже компас системы Бецарда (Буссоль-Бецарда), являются самыми верными помощниками в борьбе с туманом.

Снегопад опасен тем, что уничтожает следы, засыпает маркировочные полоски, делает скалы обманчивыми, скользкими, уменьшает возможность хорошей ориентировки и, покрывая трещины на леднике, превращает их в скрытые западни. Борьба со снегом та же, что и с туманом. Это — сугубая осторожность и уверенная работа с буссолью и картой.

Буря страшна своей силой. span style=text-align: justify; text-indent: 1cm;0span style=font-size: 12pt;p class=Альпинист, стоящий на открытом месте, на узком гребне, на выступе скалы, на ледяном крутом склоне, может быть легко сбит с ног, если он своевременно не примет мер предосторожности. Особенно опасны порывы ветра после некоторого затишья. В это время внимание альпиниста ослабевает, напряженные мускулы, боровшиеся с ветром, получают некоторый покой, и тогда внезапный порыв легче сбрасывает альпиниста.

Буря обычно сопровождается холодом. Мороз без ветра переносится обыкновенно легче. Так как буря в горах не всегда сопровождается ветром в долине, то снизу узнать можно бурю в горах по так называемому флажку, т. е. снежному дымку, который крутится у вершины снежной горы с наветренной ее стороны. Буря в горах может быть и при совершенно ясной погоде.

Борьба с бурей имеет целью предохранить себя от возможности замерзнуть, так как буря в горах всегда сопровождается сильным понижением температуры. Средствами являются: движение, пища и теплая одежда. Соблюдая все меры предосторожности, нужно идти, не ускоряя темпа, равномерно, непрерывно и таким путем поддерживать теплоту тела. Тут-то вот и сказываются тренировка, выносливость и оценка своих собственных сил. Пища, содержащая жиры и углеводы (сало, сахар, шоколад), является также согревающим средством.

При буре особенно сильно страдают руки. Поэтому всегда нужно иметь запасные рукавицы, затем теплую шапку и свитер.

Но иногда буря бывает настолько жестокой, что исключает возможность продвижения вперед. Тут нужно подумать о том, чтобы где-нибудь в наиболее подходящем месте переждать, пока уляжется эта разбушевавшаяся стихия, и только тогда продолжать путь. Лучшим средством, которое во время бури уже многим спасло жизнь, является палатка.

Особенно опасна снежная буря, так как она, имея все отрицательные стороны обыкновенной бури, к тому же уменьшает возможность ориентировки. Снежные бури обычно бывают ранней весной и поздней осенью, но никто не даст гарантии в том, что они не разразятся и летом. Единственное спасение от нее — это как можно скорее спуститься вниз, если нет с собой, как уже сказано выше, палатки.

Мороз легче переносится при тихой погоде, но вообще является нежелательным гостем. На скалах мороз опасен больше для рук, так как лазанье по скалам в перчатках очень трудно, а окоченевшие руки — плохие помощницы ногам. Движение, теплая одежда и горячая пища помогают борьбе с морозом.

Дождь делает продвижение в горах чрезвычайно затруднительным. Скалы становятся скользкими, ручьи дождевой воды, подмывая камни, валят их вниз и этим значительно увеличивают опасность. Говорить о том, что промокший человек чувствует себя не так уже блестяще, не приходится. Дождь при ветре, который обычно вызывает и низкую температуру, один из сильнейших врагов альпиниста. Единственное средство, если нет возможности спуститься быстро вниз, это непромокаемый плащ, но в нем лазить по скалам крайне неудобно. Лучше непромокаемая куртка и штаны из той же материи, которые надеваются при наступлении дождливой погоды.

Гроза в горах — довольно часто возникающая опасность, и чем ближе находишься к сфере, насыщенной электричеством, тем больше увеличивается эта опасность. Воздух в таких областях бывает иногда настолько насыщен электричеством, что ледоруб начинает гудеть, волосы, если по ним провести рукой, издают характерный треск, а иногда встают даже дыбом.

Гроза опасна молнией. Поэтому нужно как можно скорее удалиться от выступающих мест, как-то: деревьев, острых скал, хребта или с вершины горы. Ледоруб или альпеншток, а также все металлические вещи нужно положить в сторону, и если нет какого-нибудь убежища вроде пещеры, расщелины или ниши в скале, то лечь на землю.

Перечисленные опасности гор являются чисто объективными опасностями, в возникновении которых человек не может принимать ни прямого, ни косвенного участия.

Но, как уже говорилось, имеются опасности, которые, будучи по существу своему объективными, могут в то же время вызываться и субъективными причинами, т. е. человеком. К таким опасностям нужно отнести камнепад и лавины.

Когда выветривание настолько разрушило часть скалы, что от нее начинают отваливаться куски камней, то образующийся при этом камнепад вызывается объективными причинами. Но может также случиться, что человек, неосторожно идущий по скалам, а также четвероногие обитатели гор сваливают камни вниз, и те, падая, увлекают за собой другие, образуя камнепад, обвал. Таким образом, может возникнуть объективная опасность (камнепад), вызванная субъективными причинами (человеком или животными). В горах приходится иногда наблюдать, как неопытная группа альпинистов, идя по скалам, ногами, руками и веревкой сбрасывает целые груды камней, вызывая опасность для идущих позади альпинистов.

Некоторые места в горах в силу выветривания являются постоянно опасными. Это так называемые желоба, по которым с окружающих хребтов и вершин скатываются обломки разрушенных пород. Такие опасные места в Альпах отмечены во всех путеводителях по горам. У нас на Кавказе благодаря слабому исследованию гор места эти еще не всюду известны, и поэтому альпинисту в таких областях нужно быть сугубо осторожным.

Места опасные в смысле камнепада, лучше всего переходить рано утром, когда все сковано еще ночным морозом. Как только лучи солнца осветят верхушки скал, желоба гор оживают. Такие места узнаются по обломкам камней, лежащим у основания скал, по шрамам или по бороздам, которые падающие камни проводят по стенкам желоба.

Особенно опасен камнепад на крутых склонах, узких тропинках, вообще всюду, где трудно быстро уйти из сферы падающих камней. Камни падают иногда с такой скоростью, что их совсем не видно, и об угрожавшей опасности альпинист узнает только по характерному свисту. Естественно, что самым безопасным местом в горах от камнепада является гребень хребта.

Разумеется, и опасные места не беспрерывно подвергаются каменному обстрелу: бывают промежутки, которыми можно воспользоваться для перехода.

Нужно также отметить, что большие камни падают редко сразу; обычно предвестниками их являются маленькие со своим характерным свистом, как бы говорящим о приближающейся опасности.

Если нет возможности уйти из сферы действия падающих камней или камнепад наступает внезапно, нужно прежде всего защитить голову. Поэтому сразу же надо накинуть рюкзак на голову и крепко держать его в таком положении, не крутясь бессмысленно на месте и не теряя присутствия духа. Уклониться от наиболее крупных камней, конечно, легче, так как путь падения их виден.

Выше было сказано, что идущие по скалам впереди должны быть особенно осторожны, не сворачивать камней. Бывает, что один небольшой камушек, падая по скалам, увлекает за собой другие, и в конце концов целая лавина из камней с грохотом, напоминающим орудийную канонаду, несется вниз. Иногда легкое прикосновение выводит из равновесия сравнительно большую глыбу. Если же все-таки была некоторая неосторожность, то нужно криком предупредить об опасности идущих внизу. При спуске по местам, где легко срываются камни (каменные осыпи и т. д.), нужно ближе держаться друг к другу и идти не по одной линии гуськом, а наискось шеренгой.

Лавинами называется сползающий вниз со склона горы снег, выведенный теми или иными причинами из своего неподвижного состояния. Представление о том, что лавина — это комок снега, постепенно увеличивающийся при падении в своем объеме и достигающий невероятных размеров, не соответствует действительности. Правда, случается иногда, что снег при падении образует комки, но они редко достигают более одного метра в диаметре.

Характер лавин и их образование находятся в тесной зависимости от поверхности, на которой лежит снег, от состояния снега, времени года и положения склона по отношению к солнцу. Чем круче и ровнее склон, тем скорее на нем может образоваться лавина при всех прочих равных условиях. Свеже выпавший снег, упавший на подмороженную корку, или старый снег, лежащий на гладком основании, являются первыми кандидатами в лавины. В данном случае достаточно даже 25—30° наклона, чтобы по нему могли катиться лавины. Чем круче склон, тем больше опасность.

Различают два главных вида лавин: грунтовые и поверхностные. Первые, как показывает само название, скатываясь со склона, обнажают его от всей толщи снега (до грунта), вторые — только частично.

Грунтовые лавины образуются главным образом весной и для альпиниста не имеют большого значения, так как они идут на определенных местах, по так называемым лавинным желобам. Возможность пострадать от таких лавин незначительна и обусловливается только незнанием признаков лавинных мест.

Поверхностные лавины можно подразделить на сухие — из свежевыпавшего снега и на мокрые, тоже из свежевыпавшего снега. В первом случае снег порошкообразный, сухой, содержащий в себе много воздуха, не вязкий, не рыхлый, не скатывается в комки и обычно слеживаясь, оседает очень медленно. Лавины из такого снега образуются после снегопада или снежной вьюги, при морозе или при быстром наступлении холода и продолжающемся после этого снегопаде. В этом случае, в особенности при не прекращающемся холоде, опасность от лавин может продолжаться долгое время.

Лавины эти очень опасны, так как могут образоваться совершенно внезапно и на большом протяжении. Падая, они производят сильное разряжение воздуха, покрывая вокруг себя пространство облаками мелкой снежной пыли (рис. 27).

Мокрые лавины образуются из тяжелого, сырого снега, который легко сваливается в комки и сравнительно быстро уплотняется и слеживается. Образуются такие лавины после снегопада, при сравнительно высокой температуре, причем снег должен быть пушистым, мокроватым, или же при наступлении дождя, потеплении температуры воздуха. Равным образом действуют также и лучи солнца после сильного снегопада.

На скалах такая лавина течет, как водопад, со страшным шумом и производит иногда громадные разрушения. Поскольку такие лавины возникают как следствие обильного снегопада, советуют переждать после снегопада 1—2 дня, и только тогда можно быть уверенным, что опасность в большинстве случаев уже миновала.

Сырые лавины чаще бывают, разумеется, летом. Между ними и сухими существует несколько переходных видов.

Бывают также лавины из фирна и льда. Это падающие обломки висячего глетчера, большие куски ледопада, обвалившиеся части карнизов и т. и. Возникновению этих лавин, помимо естественного продвижения ледника, помогают еще теплая погода и солнце, которые размягчают фирновый снег и лед, ослабляют спайку между собой отдельных частей, так что они обрываются вниз. Такие лавины бывают обычно поздней весной, летом же только на крутых ледяных склонах в жаркие дни.

Опасность от лавин вообще бывает больше поздней зимой или ранней весной. Тут нужно оговориться, что при лавинах из свежевыпавшего снега опасность может быть и летом, причем независимо от часа дня. 

Лавины же из старого, слежавшегося снега идут обычно не рано утром и не поздно вечером, когда температура значительно ниже, чем днем и все сковано морозом, а днем, в особенности, если температура повышается. Учитывая это, нужно переходить опасные лавинами места только рано утром или поздно вечером.

По нормальному ходу вещей лавины возникают в том случае, когда получается перевес в сторону тяжести снега, влекущей его вниз, по отношению к силе, удерживающей его на поверхности (сила сцепления, трения). Точно так же лавину могут вызвать ветер, дождь, талая вода и наконец человек.

Опасность возникновения лавин тем больше, чем глубже снег. Рыхлый, сырой и тяжелый снег уже вследствие своей тяжести легче скатывается со склона, на котором лежит. Дожди увеличивают эту опасность.

То же самое можно сказать и про липкий снег. Опасность от лавин еще более увеличивается во время снегопада, тумана или снежной бури, так как эти условия ограничивают возможность хорошей ориентировки, и альпинист, попав в область лавин (не подозревая этого), идет, пересекая лавинное поле, и таким образом подвергается громадной опасности. Так 24 марта 1928 г. погибли 13 из 17 альпинистов при восхождении на Зоннблик (Австрия).

Помимо естественных причин, вызывающих лавины, они могут быть вызваны, так же как и камнепад, неосторожностью человека, когда он идет по снегу, находящемуся в состоянии, так сказать, неустойчивого равновесия, наискось, помогая таким образом разрыву слоев снега. Поэтому в местах, опасных в отношении лавин, идти следует по линии падения воды, т. е. прямо вверх и возможно дальше друг от друга. Вообще же лучше, конечно, избегать таких мест, и если переходить пересекая, то по возможности выше, т. е. ближе к верхнему краю снежного поля.

Если же лавина все-таки увлекла за собой, то стараться освободить руки и ноги от снега и держаться всеми силами на его  поверхности. Не нужно терять из виду, что пострадавший может жить несколько часов в снегу, и поэтому розыски должны продолжаться до тех пор, пока это возможно.

В горах в отношении лавин опасны все желоба и углубления, в особенности на южной стороне.

Темнота. Время, необходимое для маршрута, нужно рассчитывать так, чтобы еще до наступления темноты находиться в удобном, заранее намеченном для ночлега месте. При исчислении часов, необходимых для маршрута, не следует забывать, что в горах по обыкновенному, нетрудному маршруту для спуска тратится половина времени, затраченного на подъем. На трудных скалах — почти то же количество времени, что и на подъем, и на очень трудных спуск берет значительно больше времени, нежели подъем.

При наступлении темноты на глетчере еще можно с грехом пополам идти при свете фонаря, медленно, осторожно продвигаясь вперед. Потеря времени при этом огромна: на то пространство, которое при дневном свете можно было бы пройти в течение 5—10 минут, в данном случае тратится не менее получаса, а то и больше. Не легче идти в темноте и по моренам, где нельзя уже перепрыгивать, как днем, с камня на камень. На скалах же при лазании продвигаться вперед в темноте безумие. Таким «геройством» отличилась одна англичанка, которая за баснословную цену наняла себе самых лучших проводников в Доломитах (Южном Тироле) и при помощи их ночью поднялась на очень трудную скалистую гору «Клейне Цинне». Однако, если по тем или иным причинам назначенное для ночлега место до наступления темноты не достигнуто, нужно заблаговременно подыскивать что-нибудь подходящее для этой цели вблизи: пещеру, наклонно выступающую скалу и т. д. — и еще до наступления темноты сделать привал.

На очень трудных скалах иногда в силу необходимости приходится удовлетворяться незатейливым местечком, где можно поместиться лежа всем. Но и его не всегда удается отыскать, и часто, участникам восхождения приходится пользоваться местом для лежания по очереди. На более легких скалах найти место для ночлега значительно проще. Избранное для ночлега место должно быть по возможности защищено от ветра. Это очень важно, так как ветер даже сравнительно не холодную погоду превращает в едва переносимую. Когда естественной защиты нет, то нужно соорудить, если поблизости имеются камни, защитную стенку с подветренной стороны. За неимением камней лучшей защитой будет закаленность, теплая одежда и так называемый бивуачный плащ. Иногда же на скалах бывает совершенно невозможно найти ровное место для ночлега; тогда следует обвязаться веревкой и укрепить ее за выступ скалы, чтобы не свалиться.

Если приходится заночевать на глетчере, то защиту от ветра можно найти в неглубокой широкой трещине, которую следует, пока еще не совсем стемнело, тщательно осмотреть. Можно устроиться также и за ледниковыми камнями; если они имеются в достаточном количестве, то соорудить защитную стенку. Если ничего подходящего в этом роде не находится, то вырывают ледорубом в снегу яму, и в ней кто как может, со всеми имеющимися при себе удобствами, коротает ночь. На глетчере бивуачный плащ или палатка являются наиболее желательными. 

Больше всего во время бивуака от холода страдают руки, ноги и ляжки. Ночью, если это позволяют обстоятельства, ботинки следует снять, ноги обвернуть бумагой, сунуть их в рюкзак и завязать его. Не мешает положить бумагу также на грудь и спину. Это один из испытанных способов сохранить теплоту тела. Веревка, сложенная спиралью, может немного смягчить и утеплить ложе. Ботинки служат изголовьем, но лучше их спрятать около спины, чтобы они не затвердели от мороза, иначе их трудно надеть. Куртку снять и накрыться ею: так значительно теплее, чем спать не раздеваясь.

Мы уже говорили, что предупредительным средством против вынужденных ночевок является хорошо рассчитанный маршрут. Кроме того, рекомендуется при восхождении как можно раньше отправляться, чтобы нетрудную часть пути оставить за собой еще до утренней зари, экономя таким образом время. К тому же утром очень многие опасности еще спят.

Для быстроты подъема и спуска чрезвычайно важное значение имеет состояние снега, погоды и т. д. Если при хорошей погоде и благоприятном состоянии снега восхождение продолжается, например, 8 часов, то в случае изменившихся к худшему условий время это следует значительно удлинить. Учитывая «в обрез» оставшееся время, можно, конечно, продолжать восхождение, но лучше все-таки повернуть обратно, чтобы не быть вынужденным ночевать при очень неблагоприятных условиях. Нужно отметить, что значительное число несчастных случаев в горах явилось следствием скверно проведенной ночи.

Это обстоятельство было, между прочим, причиной гибели одного из лучших швейцарских альпинистов, побывавшего также и у нас на Кавказе, А. Фишера, при восхождении на Алеч-Горн.

 

Техника высокогорного туризма

По вычислениям Брице, три четверти несчастных случаев, происходящих в Альпах, вызваны собственной неосторожностью пострадавших, незнанием основных принципов горовосхождения, несоответствующим снаряжением, незнакомством с особенностями гор, т. е. опасностями, корень которых таится в самом альпинисте (В 1923 году в Восточных Альпах были зарегистрированы 180 несчастных случаев со смертельным исходом, из них 115 на скалах). Вот почему прав проф. Ламмер, говоря, что самой страшной опасностью гор является переоценка своих собственных познаний и уменья.

Преодоление горных опасностей, распознавание их, преодоление трудностей, которые встречаются на пути к вершине, при помощи определенных познаний, а также ловкости и уменья составляет основу техники альпинизма.

Познания могут быть теоретические и практические. К первым относится изучение геологии, строения гор, характера ледников, метеорологии, чтение специальной литературы по альпинизму, т. е. все то, что альпинист может почерпнуть из книг. Практические познания или навыки приобретаются труднее и, разумеется, в полной мере только непосредственно в горах. Что касается ловкости тела, известной его приспособленности, то эти качества можно приобрести тренировкой.

Недостаточно иметь только теоретические познания о строении глетчера, скал или о том, как рубить ступени или употреблять компас. Все это нужно видеть в действительности, проделать на практике. Альпинист, напичканный теорией, напоминает того анекдотического учителя географии, который, приехав в Швейцарию, воскликнул: «Так вот это и есть те Альпы, о которых я говорил своим ученикам!».

Легче всего, разумеется, получить теоретическую подготовку. Однако и некоторые из практических навыков можно приобрести не в горах—например, уменье обращаться с компасом, носить рюкзак, завязывать узлы, подвязывать кошки.

Точно так же не в горах можно развить или укрепить в себе столь необходимую для альпиниста способность ориентировки. Начинать учиться ориентировке в горах во время маршрута — вещь довольно неблагодарная, а иногда и опасная. Лучше привыкнуть к этому постепенно, сначала в окрестностях города, в лесу, идя по незнакомым дорогам и запоминая их признаки, а потом по ним возвращаться обратно, и лишь после этого перенести дальнейший курс упражнений по ориентировке в горы.

То же самое относится и к чтению карт. Нужно основательно подготовиться к этому дома, затем в ближайшей более или менее знакомой местности и лишь после этого в горах.

За теоретической подготовкой следуют ловкость и уменье организма преодолевать сопротивление высокогорной среды во всех ее проявлениях: лазание по скалам, хождение по леднику, фирну, приспособление к атмосферным влияниям и т. и. Ясно также, что навык, закаленность тела, ловкость приобретаются не сразу, а постепенно. В тренировке не может и не должно быть ни скачков, ни пауз. Практик альпинизма Ниберль так определяет тренировку: «Тренировка есть не что иное, как планомерно и непрерывно проводимое развитие определенных качеств, которые необходимы нам для нашей деятельности, при чем она нужна не только для того, чтобы поддержать эти качества на определенной высоте, но и для того, чтобы их усиливать».

Тренировка особенно важна для жителей равнин, именно потому, что у них нет возможности часто бывать в горах и таким образом в естественных условиях развивать те качества, которые нужны альпинисту.

Хорошей тренировкой является гимнастика. Нет, конечно, необходимости колесом вертеться на турнике или выделывать головоломные упражнения на параллельных брусьях. Однако гимнастика и легкая атлетика дают возможность сохранить тело гибким, выносливым, научают его легче преодолевать препятствия. Кому не приходилось наблюдать, как у нас на Кавказе группа туристов, подойдя к какому-нибудь примитивному мостику, перекинутому через горный ручей, начинает один за другим переходить, балансируя, по бревну. Тут можно сразу заметить, кто занимался гимнастикой и кто не занимался, так как в ней есть упражнение, подобное переходу по такому примитивному мостику — хождение по бревну. Лучшие альпинисты будут из физкультурников.

Для рубки ступеней во льду нужна сила рук и уменье сохранить равновесие, для лазания по скалам — сила пальцев, а вообще для подъема на горы — крепкие ноги. Если к этому прибавить, что восхождение требует значительного расхода сил, здорового сердца и крепких легких (Пульс при восхождении может достигнуть 120—160 ударов), то отсюда ясно, что главным образом должен иметь в виду при тренировке альпинист.

К тренировке нужно отнести также закаленность, т. е. сопротивляемость организма вредным атмосферным влияниям (холоду, дождю, снегу и т. д.) Закаленный альпинист легче перенесет снежную бурю, менее чувствителен к холоду. Купание, обтирание водой, солнечные и воздушные ванны, массаж являются средством закалки. Хорошей закалкой и тренировкой для альпиниста зимой являются бег на лыжах, коньки и вообще движение на свежем воздухе. Даже такое качество, как перенесение жары, жажды, а также неприхотливость, нужно развивать в себе. Немецкий альпинист Винклер, уже к 18-летнему возрасту имевший за собой целый ряд отважных восхождений в Альпах, приучал себя к неприхотливому спанью, ложась в кухне на каменном полу. Может быть, это был до некоторой степени поступок фанатического человека, но привыкшим к мягкой постели ночлег на земле или на скалах во всяком случае пухом не покажется.

Труднее приобрести ледорубную технику. Лучше всего брать уроки в натуре; тренировкой же могут служить рубка дров и косьба.

Как уже отмечалось, самая лучшая тренировка может быть только на непосредственном поле деятельности альпиниста — в горах. Но так как не все имеют возможность часто совершать горовосхождения, то для тех, кого условия труда заставляют проводить вне гор долгие месяцы, как вспомогательное средство на помощь может придти минимум определенных гимнастических упражнений, развивающих те мускулы, которые более всего находятся в работе при горовосхождении. Известный альпинист Штейнитцер советует ежедневно подтягиваться на карнизе дверей раза три для укрепления пальцев и делать медленные приседания раз 50. По его мнению, эти упражнения вполне достаточны для того, чтобы сохранить эластичность и наиболее силу тех мускулов, которые важны для альпиниста. Может быть, это и верно, но, с другой стороны, пусть те, кого профессия вынуждает к сидячему образу жизни, не думают, что одной экскурсии достаточно для того, чтобы устранить последствия 8—10-месячной бездеятельности, и сразу же начать трудный альпийский маршрут.

В некоторых местностях за границей, где вблизи города имеются скалы, на них горные общества устраивают так называемые школы лазания (рис. 30). Школы эти являются громаднейшим подспорьем, тем естественным гимнастическим снарядом, на котором альпинист учится всем необходимым техническим приемам горовосхождения. В этих школах начинающий альпинист практически изучает применение веревки, самую технику хождения по скалам, применяя различные способы, и таким образом приспособляет, тренирует свой организм для «настоящего» восхождения.

Некоторые из маршрутов в этих школах по трудности не уступают самым трудным восхождениям на скалистые горы в натуре. Более того, в натуре альпинист в большинстве случаев не будет искусственно искать наитруднейшие места. Цель его — достигнуть вершины наилегчайшим путем с наименьшей затратой сил. В школах же для лазания альпинист, имея ряд маршрутов с постепенно возрастающей трудностью, определяет степень своего уменья. Таким образом, преодолевая в школе различные по трудности восхождения, альпинист в горах легче оценит как трудность которую представляет данный маршрут, так и то, сможет ли он его выполнить. 

У нас таких школ нет. Поэтому не мешает, помимо тех упражнений, о которых говорилось выше, проделывать еще и другие, также весьма необходимые альпинисту.

К таким движениям в первую очередь нужно отнести бег, развивающий легкие и укрепляющий сердце, затем прыжки в длину к определенной цели, что дает тренировку для ледниковых трещин. Для ног не мешает прибавить еще поднимание на носки и выбрасывание ноги вперед и в сторону.

Для рук — движения, укрепляющие пальцы и кисть. В этом отношении хорошо приподнимание и опускание туловища, опираясь на носки ног и руки, при чем не на ладони, а на пальцы, поставленные как для игры на рояле.

Для развития чувства равновесия — ходьба по бревну, балансирование на одной ноге.

Затем — не пропускать ни одного возможного случая, чтобы не пойти за город: альпинист должен быть ревностным сторонником ближнего туризма.

 

Физические данные альпиниста

Если кто хочет идти в горы, не поднимаясь на вершины, а любоваться ими из долины или с небольших перевалов, то такой вид горного туризма можно рекомендовать почти всем, за исключением разве тех, кто имеет болезни, требующие больничного лечения.

Высокогорный же туризм требует в первую очередь нормального, здорового тела и внутренних органов, в особенности сердца и легких, так как на них главным образом падает вся работа. Таким образом сердечно-больные, страдающие сильным малокровием, ревматизмом, подагрой, болезнью почек или эмфиземой легких, должны от восхождений на горы отказаться.

Помимо здоровья, альпинист должен еще обладать известным запасом физических сил, выносливостью и ловкостью. Сила и выносливость — не одно и то же. Практика альпинизма показывает, что выносливость для альпиниста в общем является более ценной, чем простая сила.

Д-р Паульке полагает, что хороший альпинист должен быть в состоянии идти ежедневно в течение нескольких недель подряд. Так как большинство маршрутов в Альпах требует в среднем восемь-десять часов ходьбы в день, в течение которых преодолевается высота в 1700 метров, то если в продолжение нескольких дней такая норма будет выполняться — это в смысле выносливости будет хорошим достижением.

Выносливость оказывается более ценной при лазании по скалам. Однако, кроме ловкости и выносливости, альпинист должен обладать и известной дозой силы. Это в первую очередь относится к руководителям экспедиций, так как на них лежит наиболее ответственная задача: рубка ступеней, продвижение вперед, наблюдение и т. д. Руководитель берет на себя ответственность не только за благополучный исход путешествия, но, так сказать, за целость и сохранность всех участников. Поэтому, говоря о физических данных альпиниста, нужно в то же время подчеркнуть, что руководитель должен обладать не только ими, но в известной степени значительно большим багажом теоретических и практических познаний, нежели остальные, участники. Альпинист должен иметь также хорошее зрение, но и близорукость не является помехой тому, чтобы быть первоклассным альпинистом. Г. Бардт был близорук, но имя его может быть поставлено на ряду с неблизоруким Зигмонди. Конечно, если у близорукого во время лазания по скалам свалятся или разобьются очки, он наполовину обезоруженный человек, так как теряет возможность лучшей ориентировки, ибо не всегда возможно достать из кармана или из рюкзака запасные очки. 

Альпинист не должен «бояться глубины», т. е. быть совершенно свободным от головокружения. Есть люди, у которых при виде пропасти кружится голова, силы как-будто их оставляют, а у некоторых к тому же появляется непреодолимое желание броситься вниз. Такие люди не должны совершать трудные восхождения, в особенности такие, где им приходится идти по крутым склонам, острым хребтам или карабкаться по отвесным скалам. Однако осторожной тренировкой можно приучить себя без головокружения глядеть в пропасть, твердо стоять на крутом склоне и т. д.

Имеют ли какое-нибудь значение для горовосхождения рост альпиниста и его телосложение? Нет ничего комичнее толстяка в горах. Это самая не приспособленная для альпинизма фигура, которая не раз уже служила сюжетом для карикатур. Худощавые люди во всяком случае имеют громадные преимущества. Рост при лазании по скалам играет значительную роль: там, где низкорослый, поднявшись даже на цыпочки, с трудом достает уступ, за который можно ухватиться рукой, высокий делает это без всяких усилий. Точно так же, если приходится перешагнуть с одной точки опоры на другую, длинноногий турист скорей найдет нужное место значительно дальше, нежели его коротконогий собрат.

Однако есть некоторые преимущества и для низкорослых; например, в узком камине. Но в большинстве случаев высокий рост при лазании по скалам дает больше возможности легкого продвижения.

Для глетчера и снега рост не имеет уже такого значения, так как способы ходьбы по снегу, фирну и льду для всех одинаковы. Здесь больше нужна сила и особенно сила ног, ибо руки при ходьбе по глетчеру, фирну и снегу не помогают так, как при ходьбе по скалам, где они играют почти такую же роль, как и ноги.

Ловкость и выносливость особенно нужны на скалах. К тому же ловкость дает возможность сохранить силу, и таким образом альпинист даже при трудных подъемах утомляется значительно меньше. По вычислениям проф. Цунца ловкий, тренированный альпинист расходует при восхождении вдвое меньше энергии, чем неловкий. 

Помимо этих физических данных, альпинист должен обладать еще и некоторыми психическими данными. Во-первых, присутствием духа, затем осторожностью и решительностью. Осторожностью, пожалуй, прежде всего. Она удерживает альпиниста от предприятия, до которого еще не доросли его силы, но она, конечно, не должна граничить с трусостью. Бывают места в маршруте, к которым альпинист должен подходить со всей осторожностью, но это еще далеко не означает, что их не следует преодолеть. Если, подойдя к такому месту, альпинист правильно оценит его трудность и в то же время свои силы, то он должен решительно подойти к его преодолению. Если этого нет, если альпинист нерешителен, если у него нет силы воли к действию, то это является могилой для каждого серьезного альпинистского предприятия. «Все можно приобрести знанием и тренировкой, только одно единственное свойство нужно заранее принести с собой, и оно является ключом ко всем тяжело достающимся радостям альпинизма — это твердая воля» (проф. Ламмер).

 

Ледники

Ледником или глетчером называется скопление снежных, фирновых и ледяных масс. Массы эти не неподвижны, а постепенно, правда, очень медленно, сползают вниз. Русло, по которому стекает ледник, называется ложем; нижняя, конечная часть ледника — языком (рис. 33).


Рис. 33. Схема ледника.

А — язык ледника, Б — серединная морена, В—боковал морена, Г — ледниковый ручей, Л — ледниковые ворота или грот, Д — ледяной кулуар, Ж — камин, З - подгорная трещина (рандклуфт), И — ледопад, К — поперечные трещины.

b

Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru