О лавинах



О лавинах

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: В.А.Р. Лавины. Журнал «Дойтше Альпенцайтунг», №3, 1934 г.

 

Несколько лет тому назад в вопросах альпинизма я еще был учеником. Этим я не хочу сказать, что сделался с тех пор мастером, так как в горах нельзя выучиться всему до конца. Но ученики стремятся делать то тут, то там глупости, чтобы получить удовольствие.

Это было в начале весны, когда изрядно таяло и горы приступили к «распределению зимних товаров». Горные ручьи прорвали свои снеговые и ледяные покровы и несли их обрывки в мутном, бушующем потоке в долину. С горных хижин капало, и журчало, и пахло снегом и навозом.

Повсюду с гулом неслись в долину обвалы скал, водяные и снежные лавины и наполняли воздух грохотом и гудением, как во время битвы. Газеты сообщали о лавинах и несчастных случаях и советовали альпинистам временно прекратить восхождения.

В группе мужчин и женщин я отправился из Пеннин (в Граубюндене), чтобы взобраться на Фалкние в Ретиконе. Если бы избрали путь через Эсевие, Штюрфие и долину Флетшер, то это было бы допустимо. Но мы выбрали направление наиболее опасное в отношении лавин и пересекли Глекхори. Я был проводником. Мы переночевали в ближайшей хижине Майенфесс, расположенной далеко внизу в лесу, поздно встали и потратили много времени на вставание, что указывало на еще большую опасность схода лавин.

Солнце палило, когда мы вдоль подножия скал пересекли красивый ряд порвавшихся лавин, находящихся все время на большом расстоянии друг от друга. Я шел впереди.

Везде, как ледопады, падали в долину потоки снега и непомерный гул возникал то тут, то там, наполняя воздух. Скоро пересекли мы большую часть лавинных русел, и я очутился на последнем и самом большом. Тогда раздался высоко надо мной в воздухе треск и шум. Я похолодел и закричал: «Назад! Лавина!» и бросился бежать сломя голову на противоположный край русла. Остальное произошло скорей, чем об этом можно рассказать. Грохот и треск, и я большой дугой перелетел в воздухе, ударился о снег, затем был им увлечен вниз и катился с ним, пока мне не удалось задержаться. Я поднялся озадаченный и установил, что я вышел из приключения с легкими царапинами на руках. Я угодил в напор воздуха, рожденный лавиной и был им из ее границ выброшен.

Белая волшебница мной пренебрегла, благодаря чему, нельзя сказать, чтобы я был неудачлив во всех отношениях.

С грохотом мимо меня неслась вниз лавина и рассыпалась на части на пологом снежном склоне. Я вновь выбрался ползком наружу. Над краем скал появились два пораженные страхом лица – мои спутники хотели вернуться обратно.

Я настаивал, однако, идти вперед вместо того, чтобы еще раз перебираться через большинство лавинных русел и вслед за этим свернуть на Зесвис.

Мораль истории: Когда начало таять и прошел большой снегопад, не стоит делать экскурсий в местностях, где есть опасность схода лавин. Не ступайте на крупные склоны, когда снег, подточенный талой водой расступается под вашими ногами с глухим ворчанием. Когда грозит опасность лавин, держитесь друг от друга по крайней мере на расстоянии 100 шагов и наденьте лавинный шнур.

Также весьма поучительным было другое приключение. Это было весной 19… года, и таяние снегов на солнечных склонах вызвало на свет Божий нескромные альпийские колокольчики и крокусы. Мне нужно было кое-что сделать в хижине Рашер, и я пошел непростительно глупо без лыж из Зуоз в Оберангадине в Фальошма, чтобы в конце концов увязнуть по пояс в мягком снегу. Будь что будет, в другой раз пойдем наверх с лыжами, сказал я себе и пошел, так как имел в запасе время по ребру Пия Бефайр (2822 м), свободному от снега, а затем очутился перед прямым спуском в Зуозна теневой стороне с крутыми склонами, еще покрытыми толстым покровом мокрого снега. Тогда я был еще руководителем-аспирантом, в возрасте, в котором серьезное обдумывание положения было недостаточно велико.

«Спуститься в долину – это было бы настоящей прогулкой – скатом. Правда, с опасностью лавин. Подумаешь, я этого не боюсь!»

В юношеском легкомыслии я сел на снег, оперся на альпеншток и покатился вниз. В своей поездке я не был одиноким. «Мум…с…с…с» - сказал снеговой покров и поехал со мной в то время, как его крепкая верхняя поверхность рассыпалась на мелкие куски и обломки. «Ну  теперь задержимся с небольшим комом снега!» Этот «небольшой ком» сделался скоро настолько значительным, что мне мое сопровождение перестало нравиться, то есть я сделал попытку вывернуться в сторону. Напрасно. Куда бы я ни посмотрел, направо, налево – со всех сторон безжизненный склон проявлял признаки призрачной жизни. Весь склон ожил и летел со мной шумно, стремглав, в глубину. Масса снега скоро выросла до 1000 кубических метров и превратилась в лавину больших размеров.

Настоящий альпинист, особенно руководитель, не должен потерять голову, когда ее у него больше нет. Начальный шум перешел от легкого шелеста к оглушающему грохоту. Ожившее окружение вызвало своеобразное ощущение головокружения. Его можно сравнить  с ощущением, испытываемым, если стоять в быстром ручье и смотреть на воду, не видя берегов. Самое скверное заключалось в том, что массы снега в их движении вниз слоями налезали друг на друга из-за различной скорости движения их отдельных частей.

Благодаря этому я передвигался с предельной опасностью быть покрытым этими отдельными частями, что повлекло бы за собой мою быструю смерть от удушья из-за тяжелого мокрого снега.

Поэтому я сделал единственное, что можно сделать еще в подобных случаях: я поплыл по снегу, то есть я бил изо всех сил руками и ногами с тем, чтобы оставаться все время сверху. Некоторое время склон был выпуклым, так что я не мог видеть, куда дальше идет мой путь.

Мои мысли были заняты только одним: что внизу? Если имеется крутой обрыв, каменная гряда или что-либо подобное, я погиб, так как я сейчас же буду завален идущими вослед массами снега. К моему успокоению, вскоре я смог обнаружить, что местность выравнивалась большой площадкой.

Здесь надо было быть внимательным. Как только окружающая меня часть лавины замедлила ход, что сопровождалось своеобразным скрипящим шумом, я выпрыгнул из снега и побежал вперед через снежные обломки передней части лавины на край террасы, чтобы не быть засыпанным идущим сзади снегом. Большая часть лавины была задержана террасой. Только незначительная часть перешла через ее край. Я отправился через эту часть террасы, съехал вниз и вскоре был в долине Фал Бошетта в полной безопасности.

Откровенно говоря, у меня было здесь больше простой удачи, чем значительного понимания, я не хочу возвеличивать себя этой историей и даже считаю, что за этот трюк я заслуживаю наказания.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru