Лидерство и руководство группой во время восхождения



Лидерство и руководство группой во время восхождения

Материал нашел, перевел  и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Geoffrey Winthrop Young. Mountain Craft. Methuen & Co Ltd. London, 1934. под ред. Дж.В.Янга. Искусство горовосхождений. Лондон, изд. Мэтьюэн и Ко, 1934 г. Статья Янга "Руководство и лидерство".

Первое издание в 1920 году

перевод с английского



РУКОВОДСТВО И ЛИДЕРСТВО

Группа состоит обычно из двух или четырех скалолазов, помимо проводников. Большее количество альпинистов перед восхождением неизбежно делится на две или более групп. Руководство возлагается обычно на самого опытного альпиниста. Выбор его в качестве лидера в таких случаях чаще случается как бы с молчаливого согласия всех, особенно среди британских альпинистов.

Жесткий контроль за руководством (или вмешательство в руководство) группой является фатальным для эффективной деятельности группы и формальный выбор лидера или же педантичное требование выполнения каждым отдельным членом группы его конкретных обязанностей может только разрушить приятные отношения между друзьями на празднике восхождения. Если человек не чувствует в себе силы быть лидером, в соответствии со своими личностными качествами и опытом, то никакое голосование не сможет его сделать лидером.

Многолюдные группы или группы, где царит атмосфера демократии в силу одинаковой опытности входящих в них членов, в отсутствие явного лидера могут «замечательно» блуждать на субальпийских просторах. Если такая группа задумает серьезное восхождение, то это предприятие обычно будет стоить их друзьям бессонные ночи и серьезные расходы на поисковые экспедиции.

Среди людей, обладающих равным опытом, способных одинаково быстро оценивать ситуацию и взаимодействовать между собой без подаваемых команд, роль лидера невелика и должна быть ненавязчива.

Личный опыт подсказывает таким людям, что в целях удобства кто-то из их числа должен взять на себя руководство ежедневным рутинным процессом восхождения и в целях безопасности и экономии времени руководство в критических ситуациях при восхождении, которые требуют особой квалификации.

 В таком ответственном деле, как альпинизм, наполненном неожиданностями и зависящем от постоянных слаженных действий, некое добровольное соблюдение субординации является важным. Лидер может быть только средоточием (носителем) коллективного мнения группы опытных альпинистов, как дирижер оркестра, он может быть не способным одинаково хорошо сыграть на всех инструментах своего оркестра, но, если его убрать и не к кому будет обратиться, то в альпинизме, как в музыке, время будет упущено и слаженность действий (гармония) исчезнет как при простых, так при сложных маршрутах.

В группах, где собраны альпинисты с разным уровнем опытности, ответственность лидера выше и его руководство должно восприниматься более официально и неоспоримо. Ребенок должен научиться подчиняться коротким указаниям старших – «да» или «нет» – в новых кризисных ситуациях; очень часто просто нет времени для того, чтобы аргументировать данное ему указание, а его собственного опыта еще недостаточно, чтобы мгновенно совершить правильные действия в соответствии с полученными объяснениями. Для взрослого человека, возможно, имеющего за плечами прекрасные результаты по покорению Британских скал, труднее заставить себя беспрекословно подчиняться, особенно если он привык в кризисных ситуациях полагаться на собственный опыт и рассудительность. Откладывать выполнение команды или спорить так же пагубно, как и отказываться подчиняться. Лидер может оказаться неправ, но его оплошность скорее всего будет перестраховкой после того, как он будет последовательно руководить группой, не выучившейся пока работать в команде. Доказывать неправоту лидера путем поиска нового успешного выхода из сложившейся ситуации на основе нашего непослушания и несогласия настолько разрушительно для будущих слаженных действий всей группы, насколько разрушительно действовать формально в соответствии с указаниями лидера, тем самым ухудшив ситуацию до опасного состояния. Группа новичков с веселым, покладистым нравом во главе со спокойным лидером может совершать совместный подъем, не определившись, как себя вести в экстремальной ситуации, и, когда она наступит, будут колебания и дискуссии там, где должны быть решительные действия; такой подход никогда не подготовит группу к серьезным восхождениям. Лидер с большим опытом или более крутого нрава расставит все точки над «и» сразу. Он будет знать, что, хотя его суждение, возможно, не безошибочно, факт, что оно может быть подвергнуто сомнению в момент кризиса, представляет опасность. Группа альпинистов должна выработать привычку к дружественной дисциплине. Большинство молодых людей, когда их впервые взяли в Альпы, уже имели опыт дисциплины в других сферах деятельности; но в моменты волнения могут проявляться либо их национальный дух независимости, либо инстинкт самосохранения. И в эти моменты, если они происходят прежде, чем группа представляет сплоченную команду, группа может утратить свою целостность с фатальными для нее последствиями. Мудрый лидер добьется установления разумной дисциплины или предложит роспуск группы, как наименьшее из зол.

Если обязанностью молодого альпиниста является учиться принимать правила поведения в интересах всей группы, то задачей лидера или руководителя является видение того, что это используется только для пользы группы, и делать это необходимо тем менее заметно, чем более появляется понимание, что правила поведения принимаются.

Старинная исторически прослеживаемая альпийская традиция к изолированному и ответственному положению первых альпинистских групп, не сопровождаемых проводниками, которые сталкивались с опасностями гор, все еще малоизвестна, и армия враждебных критиков вышеописанной системы, как будто перед ними враг, сделала лидера абсолютным диктатором, командующим безнадежным предприятием. Многие лидеры этого типа были натуральными хулиганами, приказывая своим друзьям, якобы для их пользы в стиле учителей старой школы. Иногда, когда какой-нибудь человек выделялся своим опытом или индивидуальностью, его результаты были эффективны в восхождении. Но тирания теперь не считается терпимой, и при современных условиях тирания даст плохое лидерство. Знание ремесла намного более широко распространено, и предпринятое восхождение имеет стандарт, который требует равную долю ответственной работы от нас всех. Теперь общепризнано, что сила группы состоит в ее коллективной способности, не в ее лидере, каким бы выдающимся он не был. Но эта традиция все еще жива, и некоторые группы находятся под прессом со стороны своего лидера, что пробуждает в случайном альпинисте удивление по поводу постоянного запугивания, которое выносят члены группы, и по поводу того, как мало эти методы лидера дают практической пользы.

Условия успеха

Три вещи необходимы для того, чтобы праздник альпинизма прошел удачно: хорошее здоровье, хорошее товарищество и хорошее восхождение. Эти три условия являются взаимно дополняющими и взаимозависимыми; и последнее, третье достижимо только тогда, когда другие два условия обязательно присутствуют.

Само собой разумеется, что хороший лидер должен быть в состоянии спланировать и руководить подъемом на всем его фактическом протяжении; но он потеряет заранее половину шансов на успешное выполнение своей работы, если не будет знать, как доставить свою группу в четыре утра на ледник, сохранив при этом здоровье членов своей группы и хорошие отношения с ними и хорошие отношения внутри группы.

Физическое здоровье

К счастью, когда Вы имеете дело со здоровыми мужчинами, особое внимание к состоянию их здоровья необходимо проявлять в первые два, три дня тура. После того, как этот период успешно пройден, свежий воздух и тренировки и увеличение общей физической нагрузки не требуют медицинского вмешательства, и приходится в основном иметь дело с небольшими недомоганиями или местными заболеваниями.

Нет никакой необходимости заранее беспокоиться о состоянии группы прежде, чем тур начнется. Конечно мужчины, для их собственной пользы, приедут в возможно лучшем физическом состоянии. Внимание к диете и, если это возможно, регулярные физические упражнения на свежем воздухе – ходьба, бег или теннис – могут быть рекомендованы; но я никогда не замечал особо положительного влияния таких упражнений на группы мышц, задействованных при восхождении. Я возвращусь к этому где-то в другом месте; а здесь сделаю исключение только к сведению лидера. У некоторых мужчин, особенно в зрелом возрасте, могут возникать судороги мышц тела от усталости при восхождении и судороги мышц рук после трудного скалолазания. В этих случаях имеет смысл рекомендовать профилактические «местные» упражнения для руки и предплечья и для мышц спины, чтобы расслабить и растянуть мышцы. Танцы, упражнения со скакалкой, фехтование и колка дров – все подойдет для мужчины, которому нет возможности выйти на свежий воздух... И, превыше всего, утренняя холодная ванна!

Первые несколько дней тура, однако, жизненно важны. Альпинисты – здравомыслящие люди, и обычно имеют только два слабых места - ноги и желудок. Новые ботинки или слишком большая нагрузка - страдают ноги; непривычная пища, изменения атмосферного давления, и особый режим сна атакуют желудок. Для защиты ног существуют предупредительные меры. В обычной жизни наши ноги нам служат, и мы бессознательно к этому относимся, в данной ситуации мы должны уделить нашим ногам особое внимание в первые несколько дней любого тура. Ботинки сидят на ноге во второй день даже лучше, чем в первый день. Нужно удостовериться, что одна или даже две дополнительные пары носок надеты, если какой-нибудь ботинок покоробился от намокания; исследовать есть ли на ногах потертости или даже пузыри (свежая мозоль), обработать эти места борным порошком или другой мазью сразу, даже если это означает остановку в середине подъема; вечером или, как только представится возможность, поместить ноги на время в холодную воду; в случае любого туриста с нежной кожей, необходимо удвоить эти предосторожности: вот некоторые первые обязанности руководства.

Внутренний холод - постоянный риск в течение первых нескольких дней непривычных изменений температуры. Следует избегать соприкосновения влажной одежды с кожей. Запасной жилет, фланелевая рубашка или что-то шерстяное должно всегда быть под рукой в рюкзаке для смены одежды в хижине или на биваке, даже если другая одежда будет влажной, ее придется носить или даже спать в ней. В хижине предпочтительно снять с себя влажную одежду и спать завернувшись в одеяло, даже в том случае, если оно тоже сыроватое. В течение дня неблагоразумно сидеть на влажных или холодных скалах. Бобина веревки может использоваться для сидения, кроме того полезно взять за правило брать с собой небольшой квадрат водонепроницаемого материала, в который кроме всего прочего может  быть обернута запасная рубашка. Приближаясь к «приюту» или хижине, необходимо отойти от обычного ритма движения, и идти медленнее в течение двадцати минут до того, как Вы придете к хижине, для того, чтобы пот мог постепенно просохнуть на теле, во время движения, а не в период покоя. У огня вечером, во время дремоты на вершине, и особенно во время вынужденного привала, самый главный орган человека, требующий защиты - живот. В случае, если мы отстаем от группы, любая запасная одежда, или даже бумага, должна быть обернута вокруг живота. Пальто должно быть снято и закреплено вокруг плеч, чтобы сконцентрировать в этих пределах все тепло тела. Ноги могут быть помещены в рюкзак. Если возможно, ботинки должны быть на ногах, чтобы защитить обувь от замораживания. Если их приходится снимать, чтобы спасти ноги от обморожения, на них следует сесть, чтобы сохранить их мягкость. Ветер – еще один враг, против которого следует принимать меры, отдыхая в течение дня или во время сна под открытым небом, и легкая плащ-ветровка - отличная защита.

По возвращении в гостиницу, если возможно, следует принять горячую ванну или обтереться горячей водой с помощью губки; эта процедура не только открывает поры и поддерживает мускулатуру, но и восстанавливает нормальную циркуляцию и снижает давление из-за сильного влияния изменяющихся температур, которое часто вызывает общее состояние дискомфорта и головную боль.

 

Питание

Следует тщательно выбирать продукты, чтобы не голодать в течение дня и не объедаться по вечерам, соблюдать режим. Это важно для того, чтобы желудок начал работать в соответствии с новым распорядком, а в случае проблем с пищеварением необходимо принимать простые внутренние средства сразу и вовремя: все эти правила обязательны в течение первых дней похода, но их соблюдение нельзя устанавливать жестко, без индивидуального подхода.

 Особенно внимательно следует обращаться с неопытными альпинистами, которые не знакомы с предательскими последствиями дробных приемов пищи и разлаженного сна на больших высотах.

Что касается выбора продуктов, лидер должен преодолеть отвращение, естественное после приятного, удовлетворительного ужина, чтобы посвятить себя всем довольно нудным деталям обеспечения продуктами в течение следующего дня.

Ни проводнику, ни хозяину гостиницы это нельзя доверять. В течение первых дней трудного испытания средний человек ест, но немного твердой пищи, и отворачивается от мяса и консервов, которые владельцы гостиниц так любят загружать в их рюкзаки. Он конечно соблазняется сладостями, джемами (не обойтись без этих маленьких баночек), шоколадом, а мясные продукты и яйца необходимы для поддержки сил. Обычно люди привыкают есть понемногу во время нагрузок в первые дни и большую часть еды поглощать вечерами во время отдыха. Старомодно и полностью неправильно, особенно в случае с молодыми людьми, давать им возможность есть только то, что считается полезным. В здоровых условиях жизни на открытом воздухе тело само знает то, что оно хочет, и вкус интерпретирует желание. Пища, которая не съедена с удовольствием, не очень-то полезна. Продукты, содержащие сахар, являются лучшим топливом для мускулатуры и их всегда хочется.

После того, как новый режим стал привычкой, воздух и физическая нагрузка сделают желанным почти любой прием пищи и в любое время; но даже тогда тайна энергии – есть много сладкого. Один из маленьких секретов, которые способствуют поддержанию хорошего настроения даже у опытных альпинистов - обеспечение группы в подходящие или неожиданные моменты маленькими удовольствиями — шоколадом, изюмом, консервированными фруктами, медом или конфетами. Они весят немного, но реакция тела на различия в пище чрезвычайно положительны, и их непосредственный эффект на мускулатуру и поддержание общего настроения очень быстр. Известен случай, когда в плохой сезон с мягким снегом дни восхождения были скрашены большим мешком кислых леденцов. Они появлялись ежедневно вновь в моменты общего утомления и воспринимались всегда со неизменным восхищением. На равнинах я ем мало и небрежно. Но мне очень запомнился маршрут, когда среди жестокого яркого света солнца на бесконечных белых поля мы открыли золотую жестянку желтых слив, которые мы ели прямо со льдом.

Хороший руководитель отнесется к таким деталям обеспечения провиантом с должным вниманием. И не достаточно просто сделать заказ: каждая сумка или пакет должны быть открыты и проверены до момента окончательной упаковки.

Жажда

Жажда – еще одна сложность в начале похода. В большей степени жажда является просто лихорадочной; ее невозможно удовлетворить, и если не отказывать себе, это пагубно воздействует на человеческий организм. Некоторые решительные мужчины, чтобы избежать искушения, тренируются не пить вообще в течение дня; и затем утолять жажду вечером. Но определенное количество жидкости является необходимым в пути, как и определенное количество пищи, и привычка в умеренности должна быть приобретена с практикой. Точное необходимое количество жидкости, в отличие от приемлемого, зависит от личных особенностей каждого индивида. Лихорадочную жажду первого дня можно избежать, позволяя себе прополаскивать рот водой, сглатывая только в редких случаях один глоток и только. Посасывание косточек чернослива (prune-stone), или даже гальки сдерживает выделение слюны и является утолением жажды на тяжелых снежных переходах. Помогают такие ухищрения, как медленное потягивание воды из чашки, жевание апельсиновой корки. Хорош будет ломтик лимона. Чай или вино медленно посасывайте через кусочки сахара. Можно сжать в руке горстку снега, пока она не превратится в ледяную сосульку в руке и затем ее облизывать. Все эти приемы стоит запомнить.

Люди, питающиеся мясом, не требуют сильных стимуляторов. Немного вина в воде, охлажденной снегом, часто приятнее по вкусу, чем одна только вода. Горная вода часто имеет аромат холодных камней, или напоминает по вкусу флягу, в которой ее несли. Вино удаляет этот недостаток. Алкоголь должен быть сохранен в качестве неприкосновенного запаса для случаев ранений и травм, его следует использовать, только если не повреждена голова. Стимулирующий эффект спирта, при условиях восхождения, слишком недолговечен, чтобы быть полезным; реакция является почти немедленной, и потом самочувствие еще больше ухудшается. Холодный чай и холодный кофе - популярные напитки, можно брать с собой концентрированный лимонный сок в маленькой алюминиевой фляге, чтобы смешивать его с выбранным напитком. Сахар уменьшает скорость охлаждения (quenching power). Опасность выпить воды из тающего снега является, по моему мнению, суеверием, опровергнутым опытом. Его воображаемые вредные воздействия состоят в том, сколько фактически выпито холодной жидкости, а не зависит от ее качества.

Некоторые предпочитают набирать количество потребленной жидкости в форме снега, которым они посыпают любую пищу, которую едят. Это - превосходный способ сделать пищу всех видов приемлемой на ранних стадиях путешествия, когда еще не хочется твердой пищи.

Прием, который не может не соблазнить даже самого молодого альпиниста состоит в следующем: надо сделать маленькое отверстие в снегу, вытряхнуть туда содержимое консервной банки с джемом, смешать джем со снегом и получить фруктовый лед. По цвету, аромату и непосредственному эффекту, это - одно из немногих бесспорных дополнений, которые изобретательность человека была в состоянии привнести к очарованию гор.

Хороший лидер всегда заметит человека, который постоянно останавливается, чтобы попить воду из горных потоков. Следует привести в пример воздержание спартанцев, но если эта мера воздействия терпит неудачу, лидер должен использовать свое остроумие, чтобы спасти кишечник (желудок) человека, не раня его чувства своими комментариями.

Курение

Курение, на мой взгляд, является личным вопросом каждого. Я никогда не находил ни малейшего облегчения в курении трубок или сигар в течение самых трудных дней. Правило, что остановки должны быть редкими и короткими, гарантирует неудобство для курильщика, а во время фактического восхождения это практически невозможно. Один известный альпинист предпочитает закурить трубку перед любой особенно сложной проблемой, но опыт показывает, что этому искусству учиться не стоит. Это некомфортно для легких, да и дорого (costly in pipe-stems). Трубка дает хорошую временную замену пище, напиткам или сну. Она удобна для пережидания многих холодных часов и дает успокоение в трудной ситуации. Способность курить и, следовательно, выдерживать свою роль в висящей тишине, которая характеризует истинное товарищество альпинизма, должна быть одной из квалификаций любого участника восхождения.

Заболевания

Функции лидера являются здесь предупредительными, а не корректирующими. Хорошо, когда он знает что-то о лечении и о скорой помощи. Но эти знания он может почерпнуть из многих хороших пособий. Из них он узнает, как использовать содержание карманных медицинских и хирургических наборов, без которых никакая группа альпинистов никогда не должна подниматься в горы.

Без злоупотребления в этой специальной области есть все же определенные практические наблюдения и предосторожности, который лидер должен взять на себя как часть рутинной работы.

Готовность или неготовность к приему пищи, необходимость остановки для утоления жажды или воздержания между остановками - признаки той степени подготовки, в которой находится группа. Лидер должен наблюдать это и принимать во внимание в выборе времени и проведении следующего подъема. Желание пить рано утром является верным знаком, что человек находится в несколько «лихорадочном состоянии», или, что он плохо спал, и его состояние должно быть взято на заметку. Внезапная склонность ко сну в любое время обычно означает, что нервы находятся на пределе, это может быть обусловлено некоторым шоком или слишком долгим напряжением. Необходимо потворствовать желанию спать, и состояние низкой жизнеспособности должно быть временно учтено. Небольшая дрожь колен в напряженном восхождения на гору часто случается в начале маршрута, конечно, это только просто реакция нетренированных мускулов ноги. Это пройдет за первые несколько дней, но этим нельзя полностью пренебречь. Пока человек склонен к этому, ему нельзя разрешить провести трудный переход. Многие мужчины страдают от сильных головных болей в начале восхождения на определенной высоте, у них часто бывают головокружения и склонность к горной болезни. Это происходит чаще всего на снегу; обычно это исчезает после первых нескольких дней, поскольку появляется привыкание к изменениям высоты. В этих случаях, во время начального периода, требуется постоянное наблюдение в отношении приемов пищи, физического режима, и прежде всего темпа движения. Спокойный темп ходьбы является лучшей предупредительной мерой. Часто некоторое облегчение можно обеспечить, если обмотать влажные носовые платки вокруг головы, и сгибаться вперед во время ходьбы, чтобы ослабить нагрузку на сердце, часто; при кашле, или задержке дыхания, Вы получите мгновенное облегчение. Остановки приносят мало пользы, и часто только усиливают боль. Недомогание должно прекратиться на более низком уровне, который способствует нормальной циркуляции крови. Если недомогание сохранится, то горячая ванна вылечит его в течение ночи. Частично болезнь, которая так часто портит восхождение и разбивку лагерей горным партиям в течение первых нескольких дней происходит из-за отсутствия привычки тела к тому новому непривычному ритму жизни и неблагоприятным условиям проживания. Лидер не должен позволить балласту стоять на его пути, особенно это касается молодых альпинистов, следует предупреждать их об этом риске или обеспечить его непосредственное исправление.

Обморожение - коварный враг: оно поражает молодых людей с ослабленной циркуляцией без всякого предупреждения болью и при очень коротком уведомлении. Неопытные рассматривают это явление, как просто мимолетную потерю чувствительности, не стоящую упоминания. Я знал случай ходьбы в течение только одного часа по холодному осеннему снегу, на пути до хижины вечером, этого было достаточно, чтобы сделать руку безжизненной; и нам потребовался еще целый час, тяжелых растираний, чтобы восстановить кровообращение. Должны всегда быть запасные перчатки и носки во всех заплечных мешках; и, пока лидер не знает особенности своих людей в группе, он должен настоять на мгновенном уведомлении о потере чувствительности пальца руки или ноги. Мгновенное и длительное растирание снегом или бренди является неплохим средством; но оно должно быть применено сразу при обнаружении проблемы. Замерзший палец должен быть поднят вверх и удерживаться в таком положении. Следует избегать и костров, и теплых комнат. Когда пальцы рук или пальцы ноги когда-то были, даже только частично, затронуты обморожением, они более склонны к нему снова. В таком случае надо всегда надевать дополнительные носки и перчатки. Рукавицы (митенки), очень комфорты там, где восхождение слишком трудное, чтобы допустить использование «fingerless» снеговых перчаток «без пальцев».

Холод представляет собой не только опасность локальных простуд или обморожения, он также имеет непосредственное вредное влияние на общую способность восхождения и уверенность в себе. Ветер в этом отношении также является сильнейшим врагом альпиниста. Мускулы вырабатывают свою собственную теплоту, которая является энергией тела; но как только они замерзают снаружи из-за ветра или холода, они теряют большую часть своей силы. Замерзший орган надо сразу растереть; и, как предупредительная мера, одежда должна всегда быть лучше слишком толстой, а не слишком легкой. Человеческое тело может вынести сильный безветренный холод, но лишь небольшой холодный ветер. При охлаждении мускулов страдают нервы и уменьшается сила воли. При влиянии холода, местного и общего, лидер должен всегда быть на часах.

Солнце таит в себе три типа опасности для неопытных. Снежная слепота редко предупреждает о себе. Это понимаешь, когда появляется боль на следующий день. Поэтому, пока человек не знает особенности своих глаз, он должен использовать в качестве предупредительной меры цветные или закопченные очки, когда он увидит первый блеск ледника или снежной равнины. Но на скалах цветные очки - большая неприятность, они редко необходимы там, только при сильном ярком свете. При пересечении заснеженного ледника такие очки часто мешают наблюдению за скрытыми расселинами в леднике. Далее, опыт показывает, что только четверть настоящих альпинистов не требует никакой защиты вообще. Для других было бы достаточно зачернить кожу вокруг глаз жженой пробкой. Для третьих достаточной защитой было бы носить простые очки с диоптриями, только зачерненными. Отдельное уравнение можно вывести только экспериментальным путем, и, к сожалению, эксперимент придется часто повторять. Но его стоит делать, в подходящих случаях, ради выгоды, если мы узнаем, что можно обойтись без очков. Если человек, которому нужны очки, забыл или потерял их, необходимо изготовить маску из любого листка бумаги с небольшими разрезами для глаз, а также зачернить кожу вокруг глаз жженой пробкой.

Солнечные ожоги тоже влекут за собой муки и тоже постепенны в своем проявлении. Они могут быть произведены прямыми лучами солнца; более сильно это проявляется при отражении света от снега или воды или при распространении через густой туман; менее сильно – на ветру или при отраженном свете от скал или дороги. Жир вообще бесполезен как защита; рекомендованные повсеместно цветные бальзамы, являются чисто профилактическим средством. Нужно отметить, что частями лица, наиболее подверженные отражению от снега, являются нижняя часть носа, губы и щеки, которые обычно недостаточно защищены. Купание в холодной воде катастрофически плохо, особенно для губ, если кожа когда-либо была опалена. С возрастом мы все теряем цвет лица, но в этом есть и положительная сторона - уменьшение нашей восприимчивости к этому фактору.

Солнечный удар в умеренной форме постоянно принимается за горную болезнь, за то, что он «отравился в гостинице» и так далее. Самая верная предосторожность - ношение лишнего носового платка, висящего на шляпе, чтобы защитить шею. Воротник пальто может также быть поднят. Превосходно во все солнечные дни сделать привычкой заполнение пустоты в тулье шляпы снегом, он тает и освежающе сочится вниз. Вам нужно только докладывать снег. Пока люди не приучились к тому, чтобы быть поочередно испеченным и замороженным по три раза в день, им нужно напомнить об этих и подобных маленьких предосторожностях. В случае небольших контактов с солнцем лед или влажные ткани, тень, легкая пища, и отсутствие алкоголя – вот эффективное местное лечение. Много влаги внутри и снаружи является существенным, а также важен отдых - это касается всех других болезней.

 

Купание

Купание в озере или реке, или даже в небольших водоемах, образованных в леднике, является одной из самых прекрасных наград альпинистам за их усилия. Очень рано утром или поздно вечером купание не желательно, поскольку в это время наше тело не расположено к физическим нагрузкам, да и мало кто хотел бы купаться в эти часы. В течение дня желание искупаться в условиях высокогорья к счастью, кажется, уменьшается, совпадая по времени с исчезновением возможностей побаловать себя купанием. Когда человеческий организм сосредотачивает все свои физические ресурсы на длительном выполнении главной задачи, вступает в действие инстинктивный механизм отказа от побочных соблазнов, несомненно, восхитительных, но которые приводят к потере физических ресурсов. Отдых является необходимым перерывом в работе и должен быть предусмотрен, но в процессе восхождения короткие солнечные ванны на холодных скалах, или короткие купания в холодной воде, в большинстве случаев приносят нам больше вреда, чем пользы от сиюминутного освежающего эффекта, приводя к общему расслаблению организма. Но когда главная задача дня выполнена, и наше тело не боится, что от него потребуется тратить его последние резервы, купание на спуске - неописуемое восхищение и отдых.

 Нам, возможно, еще предстоит пройти часть маршрута. Но для того, чтобы этот путь был пройден, мы должны будем в любом случае собрать нашу энергию (возможности) воедино; и в такие естественные моменты отдыха перед новым усилием бодрящий стимул купания поможет отрегулировать наше кровообращение и наполнить наш ум и нервы новой энергией для нового старта. Мы совершаем восхождение с удовольствием, наши тело и ум при этом работают в гармонии, желания, возникающие в нашем уме, одновременно являются лекарством или расслаблением для нашего тела. Если водоема для купания нет, то, чтобы избавиться от духоты альпийской одежды, необходимо обеспечить всей поверхности кожи воздушную и солнечную ванну, что почти также приятно или освежающе, как купание в непосредственно в воде. Необходимо проявлять осторожность: у мужчин, и особенно молодых людей, контрастное купание в холодной ледниковой воде после того, как все обгорели на альпийском солнце может спровоцировать проблемы кровообращения и работы сердца. Возможно, стоит напомнить, что риск фактического переохлаждения больше во время процесса высыхания на холодном воздухе или ветре после купания (всегда длительный процесс в отсутствие банных полотенец в Альпах), чем во время непосредственно купания. Это неприятно в течение некоторого времени, но намного теплее по ощущениям и лучше по конечному результату, если надеть одежду прямо на мокрое тело, не дожидаясь высыхания. Внимание к таким деталям, как техническое обеспечение, здоровье и режим дня может быть смягчено по мере повышения тренированности людей и освоения ими профессии, но это никогда не должно полностью прекращаться. Небрежность одного дня в присмотре за приготовлением пищи, или игнорирование замерзшего у кого-то пальца ноги, пузыря на ноге, или плохо организованный ночлег могут в любое время смешать планы тура в целом.

Молодежь.

При работе с юношами и девушками в возрасте приблизительно двадцати двух лет или меньше, нельзя проявлять слишком большую заботу (переусердствовать с опекой). Юноши, поведение которых в особенности зависит от импульса их сиюминутного интереса и редко обосновывается выработанным автоматизмом навыков, могут «тормознуть» с потрясающей внезапностью, и мысленно, и физически. И при этом наши наблюдения не могут определенно подсказать нам заранее, когда они действительно начинают действовать за пределами своего запаса живучести, или когда они просто становятся скучающими. У них нет никакой концепции экономии в их движениях, пока импульс волнения длится. Поскольку интерес к подъему уменьшается, на вечернем протяженном отрезке пути или длительном заснеженном спуске, их умственный энтузиазм может пропасть, а с ним иссякнет и их физическая энергия. В такие моменты, если им не позволили фактически исчерпать их физическую силу, они быстро восстановятся, найдя новый умственный стимул, новую тему в разговоре или изменив вид физической нагрузки.

Движение девушек определяется в меньшей степени энергией и в большей ритмом. Их поведение менее рефлекторно в зависимости от внешнего стимула, и менее зависимо от умственного импульса. У них нет естественной «брони» юноши в виде нервной чувствительности к физическим перегрузкам. Поэтому, в их случае важнее наблюдать степень положительной физической усталости по заметным (известным) признакам, и предусмотреть подходящие меры более точно при приближении момента истощения. Хотя их выносливость в целом больше, чем у юношей, или, по крайней мере, колеблется у девушек в пропорции к их склонности к умственному отвлечению или интересу к физическим усилиям, эффект воздействия переутомления на них более длительный. И с юношами, и с девушками единственной безопасной предосторожностью можно считать изменение маршрутов, как по времени, так и по расстоянию, выбор подъемов, которые по трудности и по длительности соответствовали бы возможностям молодых растущих организмов. Кроме всего прочего, важно не воспользоваться случайно податливостью молодежи или ее мгновенным энтузиазмом совершить нечто исключительное, «только разок», чтобы казаться на уровне взрослых правил.

 

Как предупредить скуку и усталость группы

В альпинизме есть свой специфический аспект влияния сознания на тело. Человек с хорошо развитым физически телом, но нервный, может так же устать от ходьбы в течение двух часов по унылой дороге, как после двенадцати часов на тяжелом, но захватывающем подъеме. Умственное отвлечение столь же важно, как изменение длительного физического усилия на время на более легкую работу. Альпинизм по этой причине интересен благодаря его бесконечному разнообразию форм движения и различных ситуаций, где нужно проявить выносливость, таких ситуаций, которые ни в каком другом виде спорта или виде человеческой деятельности не встречаются. Но не все альпинисты ценят это специфическое достоинство гор. Воля к победе намного больше, чем любая мускульная сила или даже физическая подготовка, доминирующая сила в поддержании жизненного тонуса. Лидер - самый эффективный член группы, который может лучше всего защитить свою команду от раздражающих факторов. Вмешайтесь, проявите желание рассеять плохую атмосферу. Если люди устали, раздражены, разочарованы, требуется подбодрить их, улучшить их подавленное настроение. Надо бороться с причинами возникновения скуки, разочарования. Именно лидер должен взять на себя такие полномочия и избежать неблагоприятной ситуации. Если, несмотря на все усилия, плохая атмосфера и настроение сохраняются, лидер должен придумать какое-то средство для отвлечения группы от дурных мыслей, которое может опять вызвать желание продолжать путь, избавившись от нервного утомления и направить усилия на то, чтобы справиться с настроением.

Пожарная тревога, как известно, может излечить ревматизм или паралич; звук лавины обезболивает искривленную лодыжку и она может работать; вид гостиницы за углом вылечивает нервное истощение лучше, чем холодный душ; изобретательный диалог способен вести усталую хромающую группу. Все, что в определенный момент может отвлечь сознание от нервного возбуждения и которое появляется в результате физической усталости и имеет не нервную, а именно физическую природу, возвращает желание контролировать работу мускулатуры. Эти внешние провокации вызывают состояния гнева, интересуют или тревожат, вызывают совершенно разнообразные чувства и реакции, но главное, они выводят из пассивного состояния, раздражения и упрямства, которые вызваны реакцией на сознание внутренней усталости. Лидер должен приветствовать такие проявления, фактически, как противоядия к апатии, раздражению и усталости и столь родственные юмору.

 

Скука

Можно предположить, что современный лидер не будет делать элементарных, хотя и традиционно грубых ошибок и брать в группу новичков, или молодых людей, или женщин в их первую экспедицию, чтобы они сразу ощутили страшную усталость после похода по снегу на таких традиционных маршрутах, как Церматт-Брайтхорн (Zermatt Breithorn). Но даже с опытной партией он должен помнить, что скука - один из его основных врагов. Монотонные снежные склоны, длинные переходы по морене на рассвете заставляют делать длинные зигзаги в пути. Когда возбуждение дня прошло, когда усталость подсказывает мозгу, что силы исчерпаны и мускулы перестают повиноваться, попробуйте пробудить желание группы идти дальше. Это часть Вашей дневной работы. Такие моменты помогают поднять настроение и добавить сил Вашей нетренированной группе, хотя, на самом деле, полного истощения следует мудро избегать.

Помня об опасности потери духа, лидер, который настаивает на ранних выходах, не должен давать своей группе слишком сильную нагрузку в дневное время. Люди без проводников потеряют бесконечно много времени, энергии, и, что хуже всего, настроение и бодрость духа, растерявшись на подходах по тропинкам и ледникам в темноте. Лучше выйти часом позже и наверстать половину пути во время более легкого, более верного движения при свете дня. Но лучше всего для группы без проводника дойти до гостиницы, хижины или бивака задолго до наступления вечера, чтобы быть полностью уверенным в маршруте при выходе из гостиницы в темноте на следующее утро и не петлять по дорогам, или выбрать легкий маршрут через ближайший ледник на вершину. Люди достаточно раздражительны в темноте и если они не могут сразу найти верный путь и выбрать правильный ритм движения на определенном маршруте, их настроение может быть испорчено на полдня или даже на целый день. Из методов преодоления особой скуки, которая возникает у тех, кто идет по снегу, кое-что сказано в Snow Craft.

 

Перевозбуждение

В течение первых дней тура, с другой стороны, всегда есть противоположная проблема, когда простое волнение и новизна ситуации встреч с трудностями могут убедить людей напрячь все свои силы и скрыть от них тот факт, что предел их выносливости уже пройден. Когда подъем сил, вызванный возбуждением, исчерпан, внезапно начинается фаза физического истощения. С такой ситуацией неприятно иметь дело; но физические кризисы преодолимы и с ними можно бороться. Симпатия и усилия всей компании сразу сконцентрируются на пострадавшем. Про усталость забывают, поскольку необходимо огромное усилие, к которому эта ситуация призывает. Человек может страдать, но настрой группы, во всяком случае, улучшается. Лидер может взять на вооружение эту мысль для создания комфорта в группе, и даже если подъем оказывается непредвиденно сложным, он должен тем не менее быть осуществлен. Во многом заслуга лидера в том, что позитивный настрой группы поможет поддержать их более слабого члена на время самой тяжелой части дня, даже за счет того, чтобы взять тайм-аут и отдыхать весь следующий день.

Эффекты усталости от умственного перенапряжения или от скуки влияют на состояние группы и, в конечном счете, потерю энергии сложно предотвратить. Умственным возбуждением, отвлеченными разговорами намного сложнее управлять, чем просто протянуть руку помощи. Но лидер не зависимо от его собственного состояния и настроения, должен сплотить всех вокруг себя, чтобы весь свой такт, чтобы отвлечь внимание от сложностей и пробудить новый интерес к чему-нибудь кроме осознания усталости каждого.

 

Руководство в действии

У лидера имеется особая ответственность перед самим собой. Он – ударная часть группы. Как хороший боец, готовя себя к самому серьезному бою, он должен всегда экономить силы, нервные и физические, и держать часть их в запасе, чтобы встретить внезапную чрезвычайную ситуацию или оживить неожиданно тяжкие часы унылого возвращения. Его основная обязанность в группе заключается в том, что он обязан заботиться о себе, используя наиболее сильных участников, если таковые имеются, чтобы потом заботится о группе - взять на себя часть наиболее ответственного труда. Группа, которая ценит лидера в качестве руководителя, сохранит его силы для рывка, например, возьмет на себя некоторую часть его работы по переносу груза, продвижению в мягком снегу, или легкому вырубанию ступенек. Они также должны понимать, что он должен всегда сохранять часть сил в запасе для кризисной ситуации.

 

Общественное сознание

В то же время, независимо от того наступил кризис или это личные сомнения, лидер никогда не должен тратить свои резервы, если он не может разрешить ситуацию. Он не должен чувствовать некую неуверенность в своих собственных способностях или в способностях кого-либо из своей группы для успешного решения проблемы. Он должен избегать тайн. Ничто так не действует на нервы людей, опыт которых не может измерить степень кризиса в трудных ситуациях, чем напряженная тишина или слишком очевидное самообладание со стороны тех, кто может это сделать. Лучше, если ситуация действительно серьезна, донести это понимание до уровня всех членов группы, разряжая ситуацию несколькими словами сильных банальных ругательств, чем молчать, скрывая тяжесть проблемы, для которой слова неадекватны. Чем сложнее случай, тем больше важен в лидере нерв центра группы. Всеобщая вера в его уверенность в своих силах - более важный актив, чем их уверенность в его навыке. Объединенная способность группы, когда каждый уверен в других и его собственная ответственность таким образом уменьшается, приводит в конце концов к успеху в решении трудностей или избегании опасности, чем блестящий независимый успех каждого порой единственного навыка и нервного усилия.

Для такой уверенной группы центром всего служит лидер и принятое им решение важной проблемы, например,  решение продвинуться вперед, или отступить в данной кризисной ситуации. Это решение должно базироваться на его оценке способностей группы, их уверенностью в своих способностях в данный момент, а не просто его мнением относительно его собственной возможности осуществить переход лично им, как индивидом.

Если он решает возвратиться на подъеме, он должен принять это решение без страха перед критикой со стороны группы, которая может появиться позднее. Он должен знать или чувствовать коллективную способность группы, что она соответствует требуемым от них в определенный момент усилий и неважно, что впоследствии будет думать каждый член группы. Если участник группы продолжает подъем, стимулируйте существующую у него уверенность в себе и не забывайте о том веселом юморе, с которым люди лучше всего приобретают свои навыки.

 

Сохраняя контакт

Поддерживайте контакт с каждым членом группы друзей, чтобы быть в курсе хода их мыслей и их физического состоянии под воздействием обстоятельств. Это не простая задача. На крутых подъемах почти невозможно сделать так, чтобы замыкающие члены группы, отделенные от остальных длинами связки (веревки) и неровностями трудного рельефа, знали, что на самом деле происходит впереди, или то, чем руководствуется группа при выборе пути решения возникающих проблем, с которыми им предстоит их преодолеть. По этой причине полезно расстаться с привычкой к молчанию, которая овладевает людьми, занятыми выполнением серьезной работы, и которая, как склонность разговаривать шепотом в темной комнате, кажется, имеет под собой некоторое примитивное чувство страха привлечь внимание невидимых, но явно присутствующих сил. Следует иногда переговариваться по цепочке, передавать по цепочке вверх и вниз вопросы и ответы, ободряя тем самым замыкающих группы возобновленным чувством единства и уверенности, исходящим из уверенности лидера группы. Для достижения той же цели – укрепление единства и уверенности группы - везде, где подъем позволяет, необходимо разрешать группе собраться на короткое время вместе, чтобы забыть в разговоре чувство депрессии или сомнения, сопутствующие неизбежному одиночеству каждого члена группы, а после этого вместе с лидером продолжает восхождение.

Проводники - великие «преступники» в этом плане. У них нет никакого понимания того, что группе можно придать дополнительные силы только объединением сознания группы, какими средствами добиться объединения группы и, как самим получить помощь от этого. Они увлеченно поднимаются вперед, забывая об их собственной ответственности перед группой. Вследствие этого им часто приходится возвращаться назад из-за беспокойства за свою группу или из-за возникших сомнений в возможности продолжать восхождение под их собственную ответственность, в этих случаях хороший лидер-непрофессионал, с проводниками или без них, может всегда чувствовать оправданность своих действий по продолжению движения. Он имеет возможность в равной степени учитывать погодные изменения, возможность возвращения назад на более поздней и более неприятной стадии восхождения, пересечения внезапно возникшего ущелья или подъема на снежный или ледяной склон, который может оказаться небезопасным. Это происходит потому, что он уверен в своей оценке состояния группы, способности членов группы к согласованным действиям, оценке запасов жизненных сил и оптимизма. Поэтому он чувствует, когда группа способна справиться с возможным ухудшением погодных условий или с большим количеством трудностей и, что он способен провести группу в течение более длительного времени к более позднему спуску даже по другому маршруту.

Он должен заработать свое право на принятие четкого решения в ситуации, когда люди его группы противостоят горам, причем это решение должно быть основано на его собственном альпинистском опыте и чутье. Это должно проявляться, во-первых, предупредительной заботой о состоянии всей группы и сохранению жизнерадостной атмосферы в ней, и, во-вторых, своей способностью находиться в тесном контакте с группой и постоянно чувствовать ее состояние. Наградой ему будет их растущая уверенность в себе, в нем, в их объединенной силе и увеличивающиеся возможности в целом, которые приносит эта уверенность.

 

Характер (Нрав)

Успех группы альпинистов при восхождении в большей степени зависит от веселой и сердечной атмосферы в группе, чем от технических аспектов подъема, как бы ни тщательно они были заранее отобраны и обеспечены, и в еще меньшей степени от хорошего физического состояния и питания, которые обычно находятся под серьезным контролем. Моральные аспекты должны быть спаяны в чудесный инструмент, сила группы в ее характере и этот характер должен правильно подогреваться. Крепкое словцо, сказанное в соответствующей ситуации, не принесет большого вреда. Мужчины в обычном нормальном состоянии склонны к проявлению неконтролируемого темперамента. Внезапная кризисная ситуация может вызвать у них поток крепких выражений. Эти словоизлияния не причиняют вреда. Никакой опытный человек не принимает эти слова на свой личный счет и не помнит о них, когда кризис проходит. То, что должно действительно быть предотвращено, так это эффект монотонности в любой форме, включая даже раздражающее повторение некоторых маленьких неосознанных собственных уловок.

Небольшое раздражение в течение долгих часов молчаливой работы на снегу, на ледниках или в пути, особенно, когда она носит монотонный характер, может вырасти в серьезную обиду. Любой рядовой альпинист, вероятно, помнит случаи, когда пустяковая привычка хорошего друга подшучивать приводила к неумышленной, кратковременной потере рассудительности и из-за унылого окончания напряженного дня вызывала негодование.

Если лидеру повезло избежать такого нападения непосредственно, он, должно быть, знает, что у всей группы накапливается в ком нервозность. Это - основной признак усталости. Лидер должен заметить это. Усталость исчезнет при виде двери гостиницы, и тайно все, кто проявил недружелюбие, будут сожалеть об этом на следующий день, а тем временем лидер должен предотвратить сказанное. Тишина - его главный враг. Бесполезно пытаться вовлечь усталых людей, обычно идущих в одном направлении, в приятную беседу, и если некоторое счастливое происшествие в пути не отвлечет группу и не даст новую пищу их усталому уму, то он должен использовать любой случай для поддержания разговора. Это не означает то, что он должен постоянно весело болтать или показывать себя с глупой стороны, будто он не осознает напряженность ситуации. Даже если он тянет на себе моральную разгрузку ситуации, он может предотвратить серьезную угрозу. Песня - лучший выход, так как это хорошо согласуется с механическим движением, отвлекая от монотонности; но песня может только использоваться, когда группа идет в ногу. Если сам он - один из двух, идущих в зловещей тишине, у него есть тяжелая задача по преодолению этого. Приятно, что можно использовать во благо свое чувство юмора. Нет ничего более приятного, освежающего для усталого и раздраженного человека, который смог, наконец, сделать удачное, пусть случайное и не осознанное замечание, чем наблюдать видимые усилия друга, внезапно лишенного поддержки.

Проблема характера - одна из постоянных опасностей для всех, участвующих в восхождении и это часто не принимается серьезно во внимание, или просто рассматривается в значительной степени как физическое явление. Люди, которые должны проводить вместе значительное время на больших высотах, как, например, в Гималаях, или в таких изолированных пространствах, как в море, знают, что вспышки раздражения фактически не поддаются контролю, и многие экспедиции потерпели неудачу лишь по этой причине. Лучше рассматривать этот факт как неизбежное обстоятельство и использовать только две возможные предосторожности: надо удостовериться, что люди знают друг друга достаточно хорошо, чтобы воспринять оскорбительные вспышки характера друг друга как следствие плохого настроения, ответить на них в подобной же манере, но не помнить зла; и другой, чтобы внушить им, что острая форма негодования или сарказма оставляет постоянные шрамы в душе.

Друзья, если они хорошие друзья, склонны учесть, что при очень сильном напряжении сил во время восхождения слишком мало кто предавал такую дружбу в сложной ситуации. Альпинизм испытывает на прочность каждого человека, порой в смертельно опасных условиях: ваш хороший товарищ на равнине вне опасности - совсем другой человек по сравнению с вашим соседом за обедом во время восхождения. И, кроме того, нигде как в горах не проявляется более крепкой и верной дружбы, как среди мужчин, разделивших тяжелые испытания и оказавшихся перед лицом смерти в шторм, в крайней степени усталости. Неважно ждал ли их успех или поражение, но они взбирались вместе долгое время и преодолевали трудности. Товарищей для этого следует выбирать с большей предосторожностью и в любую минуту быть готовым помочь им.

Фактически, чем меньше суетится лидер или сознательно устанавливает тон общения, тем лучше. Нет ничего более утомительного, в ежедневном общении, чем некто, кто постоянно весел или тактичен или постоянно всех «строит».

Лидер должен проследить, чтобы не была оставлена никакая лазейка для разногласий в разговорах, даже минимальная. По этой причине полезно позволить каждому человеку распределить обязанности: один, чтобы отвечал за веревки, другой - за напитки, и так далее; но ошибкой будет когда-либо напоминать человеку о его обязанностях в группе. Управление – задача лидера в конце похода; и он должен сам видеть любое упущение, но не должен заменять забвение критикой. Точно так же как в случае, если вы имеете дело с иностранным языком, с новой гостиницей или с новым гидом, переговоры должны быть проведены один на один. Над ним можно посмеиваться впоследствии, но нельзя прерывать в процессе. Часто происходит в действительности и выглядит довольно оскорбительно, когда два или больше уравновешенных англичанина, экспансивно отвечают официанту хором, или нервно рассматривающие любое замечание, которое должно быть сделано на иностранном языке проводнику. Как случай для коллективного утверждения не следует использовать способность говорить на разных языках с местными жителями . Еще один маленький пример того, что я подразумеваю: не должно быть никакого вопроса при сравнении веса мешков перед подъемом. Предполагается, что каждый человек будет нести то, что он может. Если человек – не может носить тяжести и специально облегчает свой личный багаж, будет грубой ошибкой с Вашей стороны, попросить, чтобы он нес больший груз из общих запасов, чем он сам предлагает. Это может серьезно повредить ему, и конечно сильно заденет его самолюбие. Как исключение, однако, так как это не отражение его принципов товарищества, человек, который, как находят, постоянно несет больше, чем только собственный груз может быть проверен для его собственной физической пользы. Есть несколько типов мужчин, которые благодаря своему физическому развитию и природной силе недовольны, если они не нагружены в большой степени. Им можно потворствовать, особенно в отношении приятных дополнительных предметов роскоши.

 В начале похода группа в хорошей форме, без споров, с юмором. Чтобы в дальнейшем избежать дискомфорта или раздражения, в период усталости, лидер должен быть постоянно готов взбодрить людей в группе в тяжелые часы на рассвете и во время вечернего возвращения. Привычка к разговору перед восходом солнца после долгого молчания бодрит. Большинство людей склонно к неприветливости в ранние темные часы, которая исчезнет с солнцем и улучшенным кровообращением и самочувствием. Тишина в этот период восхождения не опасна, болтовня и не требуется в начале активного восхождения. Во время этих ранних часов мозг, нервы и мускулы должны вновь начать свою гармоничную работу. Поэтому этот процесс регулирования не должен быть никем нарушен.

В утренние часы должны быть восстановлены механические и автоматические рефлексы, и мозг должен быть включен в работу. Вечером, как мы уже говорили, когда механическое действие имеет тенденцию превращаться в усталость, а мускульная и нервная усталость вытесняют умственную деятельность, нужна абсолютно противоположная линия руководства группой: следует помочь мозгу высвободиться от зависимости от нервной и физической усталости с помощью отвлечения и разрядки напряжения.

Аномальное настроение

Но есть определенные неправильные состояния, непредвиденные, но неизбежные эффекты прямого воздействия гор на нервное состояние, гармонию чувств и энергию, которые при случае должны быть погашены, и о которых поэтому следует упомянуть. Кроме предотвратимого физического истощения, слабости и плохого настроения, произведенного скукой от монотонности движения, есть несколько состояний ума, которые могут негативно отразиться на состоянии группы, и порой надолго.

Реакция

За первым витком успеха, когда трудный подъем на вершину торжественно закончен, следует фаза полного расслабления, переход к простой возможности отдыха, расслабления и получения от этого физического удовольствия. Это - период неописуемых эмоций и им нужно также управлять, как и периодом скуки и монотонности.

В начале спуска многим людям сложно полностью вернуть контроль над своим организмом, и лидеру сложно воссоздать из различных людей единую рабочую машину. Какое-то время темп должен быть уменьшен, а внимание удвоено. Обязательно усиление предосторожности, страховки для двоек и страховки перемещающихся поодиночке альпинистов, ни один их них не должен идти на восхождение, пока не наберет силу, пока не возвращено нормальное рабочее состояние. Предположение, что настроение не имеет никакого значения, и что группа может пройти надежно заключительные склоны, и это проходит успешнее, если группа в бодром рабочем настроении, должно учитываться, чтобы слишком часто потом не сожалеть о проблемах…

Разочарование

Если после успеха идет короткий период неудач, разочарование имеет более длинный и более коварный эффект. Однако необходимое или по общему признанию правильное решение возвратиться, возможно, вызывает разочарование впоследствии, часто подсознательно. Это оказывает воздействие на каждого человека, поскольку он понимает, что свои усилия он потратил впустую и это тоже вызывает дополнительную усталость; теперь никакое возбуждение или надежда ему не поможет. Так приходит уныние, и появляется небрежный шаг и небрежное отношение к предосторожностям; у людей больше нет в конце объекта триумфа, ради которого и совершается восхождение. В такое время любая слабость станет вдвойне очевидной; и поскольку разочарование одинаково касается каждого, это невозможно симулировать, и часто усилия попытаться поднять атмосферу поддельной жизнерадостностью оказываются тщетными. Любая попытка взбодриться бездейственна в такой момент. В таких условиях следует принять условие снижения общего тона, поскольку веселость только будет раздражать группу. Лидер в этом случае не может проверить состояние уныния каждого, но он должен использовать все свое умение и знание приемов альпинизма, чтобы предотвратить все, что может повредить фактической безопасности. Он должен собрать в кулак всю свою силу духа и использовать свои знания техники, чтобы держать группу сконцентрированной на сиюминутных деталях их спуска, и удвоить его собственные действия, чтобы быть наготове и иметь возможность мгновенно исправить любой промах или ошибку, которую может вызвать унылое состояние духа всей группы. В таких случаях он не может позволить себе ни малейшего расслабления, не должен выказывать беспокойства, пока веревка наконец не будет отвязана и группа не выйдет на безопасную обратную тропу, независимо от того как каждый индивид в группе вел себя, независимо от их навыков или доброжелательности.

Некоторые примечания о ходьбе по горам

Не делайте длинных шагов при подъеме в гору, и не поднимайте ноги высоко. Поднимите ногу, немного раскачивая тело на той ноге, которая стоит на земле, и позвольте поднятой ноге свободно опускаться вперед под ее собственным весом. Хороший ходок в горах, который «не устает», всегда двигается с небольшой балансировкой и раскачиванием.

Всегда «принимайте промах» поскольку, если нога сползает вниз на свободной поверхности, не утомляйте мускулы конвульсивным усилием остановить ее и сохранить равновесие. Позвольте ноге двигаться, пока она не остановится сама под Вашим весом, в результате балансировки затем переступите на другую ногу.

Усилия, которые Вы прикладываете к каждому шагу, должны быть сохранены тем же самым способом, безотносительно изменения угла поверхности.

Если Вы ведете группу и сомневаетесь в правильности Вашего темпа, попытайтесь петь. Пока Вы можете петь или свистеть без одышки или усилия, Вы остаетесь в рамках своего нормального темпа.

На зигзагообразном подъеме в гору не срезайте путь. Эти зигзаги проделаны людьми, спускавшимися с горы, и если Вы нарушите дорогу, то только потеряете силы и испортите ритм движения.

На открытом склоне делайте зигзаги, как будто Вы идете по тропе под углом, который позволяет Вам удобно ставить пятки. Если обстоятельства требуют, чтобы нужно идти обязательно в быстром темпе, сильно нагнитесь вперед над ступнями, «наскакивайте» (‘tumble up’) на склон. Этот прием облегчает работу сердца. Если Вы должны бежать, а ноги и дыхание начинают отказывать Вам, помогайте себе руками, и не стесняясь подогните колени, чтобы широко шагать в бриджах. Вы можете таким образом поддерживать длинный шаг в гору в быстром темпе, и идти после того, когда мускулы ноги, лишённые поддержки, уже отказали бы.

При спуске сокращайте путь так, как Вам нравятся. Есть два слабых пункта, за которыми следует следить: один – это пальцы ног, и другой - мускулы спины, которые обеспечивают большую часть балансирования. Пальцы ноги должны быть защищены хорошо сидящими ботинками. Мускулатуре спины можно помочь, если держать плечи свободными, как если бы Вы ехали верхом на лошади. Это ослабляет усилие балансировки и количество работы по сокращению мышц, которую должны выполнить мускулы. Это также уменьшает тряску.

За исключением взрослых мужчин, с исключительно сильными лодыжками и коленями, всем остальным лучше не бежать «изо всех сил» под гору, прыгая с прямыми ногами от пятки. Ноги надо держать под контролем, ступнями вниз и чтобы они крепко держали тело. Колени должны быть согнуты, но не жестко; тогда они будут служить, как пружины, чтобы «гасить» сотрясения тела. Такой шаг похож на танец с согнутыми коленями.

Не стесняйтесь руками цепляться за деревья, скалы или кусты, чтобы ослабить напряжение ног во время быстрых спусков. Лодыжка или сухожилие, однажды вывихнутое, надолго ослабеют.

Долгое трудное движение по дороге с ногами, которые держат прямо, не является хорошей подготовкой к восхождению. Это сотрясает и закрепляет мускулы, устанавливая их в определенных стереотипных движениях. Хорошие проводники - редко хорошие или быстрые ходоки по обычным дорогам. Длинные пешие переходы часто «ломают» их, и они временно становятся неспособны к серьезному восхождению.

Когда Вы стоите на ногах, а работаете руками, ноги слабеют, это не усиливает их. Многие проводники, которые упорно трудятся в зимнее время, рубя дрова или в карьерах, обнаруживают, что их ноги – «разваливаются по частям», когда сезон начинается. Особенно чувствительны в этом отношении колени.

Ноги альпиниста - тонкий двигатель, состоящий из «умелых пружин» и «прекрасных взаимодействий». Они знают свое дело лучше всего, в нужный момент не подведут, но их надо беречь для их специальной работы, а не изнашивать больше, чем это требуется в неурочное время.

Упражнения по хождению по горам развивают движения всей ноги - лодыжки, колена и самой ноги, которую мы используем при восхождении, балансировке на скалах или в снегу. Это – лучшая тренировка для правильных и точных движений, и мы должны этому быть обучены. Нет сомнения в том, что если он неустанный ходок в горах, он легко совершает восхождения. Он, возможно, не обязательно будет являться блестящим альпинистом на скалах, но все, что он делает, он делает в хорошем стиле.

Если мы желаем заинтересовать нашу молодежь восхождением, самый верный путь - позволить им идти и бежать свободно по горам в первые годы. Скалы встретят их естественно, а ноги привыкнут к рельефу. Потом, если они соберутся подняться на вершину, то они пойдут естественно, как это происходят при походах по горам, тренированными ногами, с опытом, накопленным еще во время прогулок по горам. Взять их на скалы слишком рано, как и в гимназию, означает испортить их вкус и лишить их шанса развития личного энтузиазма и естественного стиля. Каждый хороший альпинист должен открыть для себя горы, а страсть к восхождению появится сама по себе.

 Выбор региона

Выбор региона остается за лидером, если решение предварительно не было сделано его группой — он выбирает район, подходящий для текущего сезона. Несколько общих принципов могут помочь сделать правильный выбор.

Тур может быть или традиционным, с восхождениями, совершенными из одного или нескольких горных центров, или необычным, когда группа будет сама нести груз, двигаясь по маршруту. Первый вариант - более роскошный, второй – тоже по-своему привлекателен. Выбор зависит от характера группы и погоды сезона.

С новичками в благоприятный сезон хорошо пройти горную цепь, преодолевая перевалы и осуществляя восхождения на вершины, которые попадаются по пути. Если начался уже действительно плохой сезон и на большие вершины подняться невозможно в течение отпущенного для путешествия времени, по крайней мере, тогда можно все же прекрасно провести время в походах среди более низких Альп, ниже уровня облаков. Даже для тех, кто честолюбиво мечтает о высоких пиках, это лучшая альтернатива, чем сидение взаперти с другим такими же, ждущими невозможного в высокогорных гостиницах.

С другой стороны, при хорошей, но переменчивой погоде, если группа настроена на серьезные восхождения и должна экономить время, лучше переместиться ближе к точке старта и бороться за большие пики без потери дней, когда приходит хорошая погода, используя момент.

В более сомнительную погоду, когда она меняется несколько раз за день, но подъемы на вершины все еще возможны в хорошие дни, и, когда, следовательно, мы не желаем спуститься вниз и бродить по горам на небольшой высоте, имеет смысл ориентироваться на подъемы все-таки из лагеря или из гостиницы непосредственно.

 Если группа стремится к конкретной вершине, она должна занять самую близкую к ней хижину, и обеспечить этот центр провизией, чтобы быть готовыми начать подъем в первое же ясное утро. Но если, что более мудро в сезон плохой погоды, желательно, подняться на ту вершину, которая доступна - в таком случае еще лучше остаться в центральной гостинице нижнего уровня — так как на пики, прилагающие к долине, погода часто влияет по-другому - и группа в таком случае имеет возможность отправляться сразу в то место, где задача становится выполнимой. Может случиться, что придется начать поход ночью, чтобы избежать ночевки в хижине. Для успешного подъема лучше усталость и романтика ночного бродяжничества, чем депрессия после унылого и жесткого утреннего старта после бессонной и неудобной ночи.

С другой стороны, незабываемо переночевать на улице под открытым небом во время хорошей погоды, в компании со звездами и проснуться от первого движения ветерка на рассвете. Человек, который желает испытать полное удовольствие альпинистского дня, должен спать на улице всякий раз в ночь перед восхождением, и лежать достаточно далеко от своих компаньонов, чтобы лучше прочувствовать это.

Возможно, наиболее приятный поход получится при комбинации различных методов, в зависимости от того, какая ожидается погода и от характеров альпинистов. Идти вперед независимо от времени и планов и делать перерывы, когда хочется, совершать более длительные восхождения на привлекательные пики - это доставляет нам двойное удовольствие. Но такой образ жизни предполагает наличие свободного времени.

Дома накануне похода вполне естественно базировать наши вычисления длительности передвижения на оценке времени ежедневных подъемов. И только когда на месте мы сталкиваемся с реальными фактами расстояний, передвижений и погоды, мы осознаем, что удачливы, если можем сделать два или три хороших подъема в неделю. Мы должны исходить из расчета двух дополнительных дней на каждый большой подъем и оставить время для дней вынужденного бездействия. Юным головам или менее опытным ногам нужно преподать эту последнюю доктрину для их собственной пользы. Более искушенные знают, что контраст - сущность удовольствия, и что дни трудного движения по льду и нагретым скалам только лучше запомнятся, если они перемежаются со спокойным бездельем в травянистых долинах, с полным стаканом чая и с ледяным лимоном.

Непредвиденные ситуации

Использование хижин

Когда Вы уже находитесь в выбранной области с группой товарищей, руководство лидера должно проявляться, помимо его обычных обязанностей в группе, в одной или двух дополнительных обязанностях, часто непредвиденного характера.

Если он использует хижины, в Альпах или в другом месте, он должен предварительно ознакомиться с правилами ее использования, как официальными, так и неписанными. Многие предложат свои услуги сделать это. Убраться в хижине и оставить все в лучшем виде, чем было до него. Если другие группы также находятся в хижине, нужно положить ледорубы так, чтобы они не мешали остальным, и разложить влажную одежду и мокрые ботинки так, чтобы они тоже никому не мешали. Следует разложить провиант и все вещи накануне вечером, чтобы группа могла утром уйти без дополнительного беспорядка и вызванного этим шума. Следует минимально тревожить спящих, не следует вести себя так, как будто Ваша группа - единственные усталые люди в этой хижине. Не нужно раскрывать дверь хижины или использовать любую часть ее для дров, разве что в случае острой необходимости; и всегда оплатить где-нибудь, так или иначе, за любое неизбежное или случайное ее повреждение.

Есть еще одна обязанность лидера, которую он должен выполнять из-за своего положения в группе и по отношению к тем, кто также одновременно с ними занимают хижину. Если его группа - просто гости, они зависят от гостеприимства других жителей, поэтому надо вести себя приветливо, чтобы группу приняли сердечно, а не так, как обычно принимают незваных гостей. Но в том случае, если они стали членами местной альпинистской организации, поскольку каждый альпинист в выбранном ими регионе должен это сделать, он должен настоять, без особой демонстрации, ради установившихся традиций использования хижины, а так же как для обуздания нравов и манер других жителей (в случае, что они ведут себя нелюбезно), на поведение в стиле учтивого равенства, которое должно быть проявлено обеими сторонами. Обычно редко требуется подобная настойчивость, как между членами его собственной группы, так и другими любительскими группами; поскольку существует традиция товарищества среди альпинистов любителей всех наций. Но как между его собственными проводниками и другими проводниками, так и проводниками и его собственной группой могут возникнуть мелкие раздоры. Местные гиды склонны использовать свое преимущество перед иностранными или младшими проводниками. Как уже описано ранее, превосходство проводника из хижины и гостиницы переходит в отношения слуги и зависимого от него работодателя. Проводник должен защищать права и интересы своей группы. С другой стороны, в хижине альпинист-любитель, в свою очередь, становится ответственным за заботу о собственном проводнике. Как лебедь на подлете к новой реке, молодой или чужой проводник очень застенчив. Он часто будет позволять обмануть себя некими наглыми хвастунами или запуганными ленивыми старшими коллегами из его собственной долины. В наших интересах и в интересах будущего защитить его.

Кроме местных или беспокойных проводников ярыми противниками этикета в хижине являются не группы без проводников, которые обычно стремятся все сделать, как положено, а случайные «профессоры» и другие хитрые люди, которые обнаружили, что альпийские хижины обеспечивают бесплатные летние каникулы, проживание для себя и своих семей, или эксцентричные одинокие странники и групп праздных экскурсантов, которые никогда не изучали горный «этикет». Против действий таких типов следует проявлять решительность, это порой единственно возможное решение проблемы.

Проявлением учтивости является запись в книге хижины; даже при том, что наши собственные имена и цели визита в другой компании могли бы оскорбить наше британское чувство высокомерия, к которому сами мы относимся  со скромностью. Но эта информация требуется для обслуживающего персонала хижины для того, чтобы в случае инцидента они могли проследовать за вашей группой.

Этикет

Вне хижин, когда мы идем по трудным ненадежным тропам, которые приводят нас к леднику или хижине, у нас есть также обязанности. Тропы при небрежном использовании легко повреждаются, особенно во влажную погоду, когда края тропы осыпаются, срываются вниз валуны и т.д.

Вне дорог и хижин есть главный закон: не загрязнять горы: не следует оставлять следов приемов пищи на вершинах или склонах. Если вы обнаружите старые бутылки, их следует раздробить и тем самым поступить во благо добросовестным альпинистам. Есть также обязательство не портить горы для других своими беспечными манерами. Это означает не просто не бросать или сталкивать камни на другие группы альпинистов. Нельзя обгонять группы без их согласия, это неписанное правило и традиция альпинизма, и относиться негативно друг к другу при встрече на холмах, как если бы все были прохожими, столкнувшимися в Городе во время ланча. Я все еще вспоминаю уничтожающий взгляд дамы, которую я встретил на вершине Вайсхорна (Weisshorn), брошенный в мою сторону, потому что я рискнул заговорить с ней о погоде, не будучи представленным ей третьей стороной, поскольку никого больше рядом в тот момент не оказалось; и еще вспоминаются два истинных британца, встретившихся в горной местности Аркадии. Они не поприветствовали друг друга, как выяснилось позже, потому что не чувствовали, что их степень знакомства была достаточной, чтобы начать беседу, а представить их друг другу было некому. Это несколько прекрасных примеров, иллюстрирующих наличие национальных особенностей. В целом лучше выставить себя в глупом виде перед соотечественниками, позволяя проявиться нашей национальной застенчивости, чем заработать репутацию расиста, не поприветствовав появление появившихся вдали представителей более общительной национальности, не ответив на приветственные выкрики незнакомцев, возможно галльского происхождения. Это будет стоит Вам лишь небольшого усилия - сделать веселое замечание другой группе при встрече или когда мы обгоняем их, зато не будет неуклюжей сдержанности с обеих сторон, если опять доведется встретить их впоследствии, в хижине или где-нибудь по дороге. Возьмите в привычку сопровождать случайные столкновения на наших родных холмах большей сердечностью, чтобы приветствие незнакомцев вошло в обычай.

Конечно же, каждый лидер должен ознакомиться с кодексом спасательных сигналов, принятых в горах, путем размахивания, или вспышек света, или криков. Он должен также понимать, что более чем бестактно будет воздерживаться от ответа на любой крик, или просьбу о помощи, направленный к Вам или Вашей группе. Не всегда возможно понять, что является просто приветствием человека в приподнятом настроении, а что может выражать крик о помощи. Точно так же, если один член группы отделился от остальных, и его не видно, для него не достаточно просто тихо пойти назад на крики; он должен отвечать на каждый из этих криков, и таким образом дать знать, что он приближается. Очень раздражает, когда приходится перекрикиваться с человеком, который находится вне поля зрения, и когда думаешь, что тишина с его стороны может означать, что он еще сильнее заблудился, а затем вдруг он появляется совсем рядом. Проклинаешь растущее беспокойство и потерю дыхания. Наши соотечественники британцы никогда не будут кричать без необходимости и всегда ответят на крик.

Некоторые заметки о ночном времени суток

В использовании путей или следов ночью, если свет не может быть обеспечен, имеет смысл помнить, что ноги – инстинктивно лучший гид, чем глаза, которые приходится слишком напрягать. Предоставьте ноги самим себе - они будут балансировать естественно вдоль следа, поскольку те, кто проложил эти тропинки, выбирали единственно целесообразный путь. Они будут в состоянии лучше следить за собой, если их будет вести вперед плохо уравновешенное тело вдоль плохо заметной линии. Предоставленные самим себе ноги и тело будут держать след удивительно хорошо, если он не был прерван произвольно.

Когда группа следует по свету фонаря, если его несет непосредственно лидер, то лучшее место не то, что сразу позади несущего источник света. Детали и тусклая схема пути лучше видна, чем дальше Вы находитесь в линии позади от источника света, там где фактический яркий свет фонаря не виден, но свет распространяется по тропе и освещает ее. Глаз быстро привыкает к полутьме, но не к яркому свету.

 (Чтобы разжечь огонь на ветру не существует универсального метода. Восковую спичку следует расщепить и несколько раз слегка потереть головку, чтобы поймать первую вспышку. Чтобы зажечь костер из древесины в лагере или хижине без бумаги, ветки должны быть ошкурены и один конец палки должен быть стесан очень тонко. Стружка не должна быть полностью отделена, но оставлена, сворачиваясь в конце как цветок на стебле. Палка, зажженная с этой стороны, легко разгорается и таким образом разжигается костер).

Компас и часы со светящимися делениями всегда полезны в течение вечерних часов или отдыха в хижине.

Если дорога потеряна в темноте, особенно на заснеженном грунте, группа должна сделать связку во всю длину веревки, и закрепить веревку вокруг человека в конце группы, который не сдвигается с места, пока ситуация не восстановлена. Неподвижный человек в зафиксированной точке служит указателем для правильного направления движения, и предотвратит полную потерю ориентации в кругу поиска.

Там, где нет никакой тропы или в тумане, последний человек в связке должен нести компас с радиевыми делениями и корректировать направление движения. Даже без компаса он может лучше всех держать линию, видя связку впереди себя.

Лидер группы, рассчитывая время, оставшееся до наступления темноты, должен помнить, что снег сохраняет свет очень долго — летом, фактически, редко наступает полная темнота. Но нижние бесснежные склоны, до которых он дойдет в последнюю очередь, будут намного более темными. Он не должен быть сбит с толку очевидным количеством света, все еще освещающего более высокие уровни заснеженных склонов и считать, что так светло и внизу. Группа, не слишком опытная, даже если ей надо преодолеть только короткое расстояние, чтобы спуститься по скале, имеющей репутацию безопасной, при правильном маршруте, который несложно найти, и по которому легко идти, все равно должна идти в связке. Связка позволяет держать группу вместе и ограничивает возможность падения неопытных альпинистов на скалах и в трещины, что важно для ответственного руководителя.

Если приходится останавливаться на ночлег на значительной высоте, лидер должен подыскивать хороший бивак прежде, чем наступят сумерки; не доводя до последнего момента, чтобы затем рисковать в поспешных поисках подходящего убежища или выступа.

Всякий раз, когда нет никакого короткого или легкого спуска в близкой перспективе, а ночь подступает, всегда более мудро пересидеть в течение нескольких часов темноты в убежище, чем позволить рисковать возможностью вывихнуть лодыжку или сломать ногу.

При выборе площадки для бивака при сомнительной погоде лидер должен помнить о том, что если крыша не является абсолютно выгнутой, дождь будет сочиться и через крышу и создавать проблему даже внутри убежища; кроме этого при ночевке на скале, или песке, или торфе более важно обеспечить углубление для бедренных костей, чем подушку для головы.

Там, где доступен только выступ, члены группы должен связаться веревкой вместе, чтобы предотвратить падение во сне. Песня сохраняет тепло и, в каком-то смысле, сохраняет гармонию.

Последняя задача

Если у группы есть проводник, в обязанности руководителя группы входят записи в его книгу. Нет никаких традиций написания таковых книг; что делает их чтение более интересным и занимательным в течение серых дней в хижинах. Но если лидер группы не желает краснеть в более поздние годы за свои старые суждения и фразы, и хочет делать заметки должным образом, чтобы это служило помощью другим руководителям, он должен просто руководствоваться принципами здравого смысла.

Опытный альпинист, когда он смотрит книгу проводника прежде, чем нанять его, сначала ищет знакомые подписи, затем читает подписанные ими мнения о гиде, и уже затем делает заключение, согласно его знанию об опытности альпинистов, оставивших свои подписи. Во-вторых, он смотрит на то, что этот человек сделал вместе с теми людьми, имена которых ему знакомы и с теми, которых он не знает. Мнения тех, кого он не знает, он читает просто относительно информации о фактических подъемах, которые человек сделал с этим проводником. Таким образом, когда мы пишем, так как наше имя, вероятно, будет известно немногим, особенно среди альпинистов других групп, важно сначала ясно изложить, где проводник был с нами, при каких погодных условиях, с какими группами, и т.д.; более подробно. Надо четко заявить, «вел ли он» группу, или он шел в качестве второго проводника или даже носильщика.

Если мы включили в наш список достижений несколько больших подъемов по снегу, и затем записываем, что человек – «блестящий скалолаз», те, кто читает хвалебные отзывы, ничего не поймут. Если мы хотим четкости, но при этом не имели никакой возможности сформировать общее мнение, мы должны добавить кое-что обычное, например, что человек «не имел возможности вести нас по снегу» или что «подъемы должны говорить сами за себя: условия были прекрасными». В конце списка прекрасных подъемов, надо сказать только, что человек – «способный» оставляет нас в неведении относительно того, как он принимал реальность во внимание. Сказать, что он «инициативный» дает более ясное представление о его инициативе. Если об условиях каких-либо подъемов написано, что «была предпринята попытка…», и благодаря общему мнению, он «располагает к себе и у него хороший характер и настрой. Мы готовы пойти с ним на риск». Это - маленькие примеры.

 Комментарии должны быть сделаны только о конкретных вещах, которые мы видели и можем подтвердить, что это было выполнено в нашей группе реально. Несвязанные общие выражения бесполезны. Точно так же мы должны ограничить наши оценки в том случае, если наш скромный опыт не позволяет нам сделать верные суждения. По этой причине лучше всего давать нашу оценку абсолютно стандартной заслуге, такой, какую другие альпинисты легко поймут, чем потворствовать нашей дружбе при описании характера, не имеющего ничего общего с действительностью и навредить таким образом и гиду, и альпинистам, для которых он не подходит. Наша главная обязанность - думать о других альпинистах. Сказать о человеке, что он первоклассный скалолаз, можно только если мы чувствуем себя достаточно компетентными высказать такое суждение; но просто сказать «он – отличный скалолаз», значит допустить ошибку, возведя бессмысленную слабость в превосходную степень. Слова «Он – прекрасно преодолевает сложный ледовый рельеф», дает проводнику выгоду авторитетной ссылки на принятый стандарт. Но выражение «в Альпах нет ни одного более прекрасного альпиниста, способного преодолевать ледовые барьеры», рискует запросом нашего собственного опыта теми, кому наши квалификации для такого утверждения неизвестны, и в итоге эта похвала не принесет проводнику большой пользы.

Мы все склонны думать, что наш первый хороший проводник, или человек, который провел нас успешно через трудную ситуацию, должен быть самым прекрасным товарищем в Альпах; и в моменты щедрого пост-энтузиазма мы спешим написать это с акцентом, и мы надеемся, что такая запись убедит хладнокровного более позднего читателя, что проводник, по крайней мере прекрасный товарищ. Лучше сообщить о достижениях проводника и наше мнение относительно его реальных дел, а не относительно него самого; предоставив право другим лидерам сделать их собственные выводы о человеке непосредственно. Мы избегаем в таком случае для проводника опасности той антагонистической критики, к которой склонны представители всех северных народов, видя энтузиазм других людей, а сами терпеливо улыбнемся, и проводник улыбнется тоже.

Когда мы читаем в книге проводника записи, возвращающиеся к нам как эхо из наших собственных более ранних и романтических заметок, что «нет ни одного лучшего скалолаза в нынешнем поколении, прирожденного арктического путешественника, обладающего интуицией искателя маршрута, восхитительного компаньона и непревзойденного повара», мы торопливо переходим к другой ссылке, вздохнув и улыбнувшись тому, что еще один очень молодой альпинист начал свой искренне восторженный путь в карьере скалолаза в милых нашим сердцам горах.

Погода

Существует одна переменная, с которой придется столкнуться руководителю группы; она больше относится к проблемам альпинизма, чем к проблемам человеческого фактора. Погода является основой, главной составляющей успеха всего высокогорного альпинизма. Изменение погоды может расстроить самую лучшую подготовку к подъему группы. Каждый альпинист бдительно следит за этим безответственным фактором, который может в любое время повернуть вспять усилия всей кампании и сработать против нее.

В результате никакой альпинист не выдержит, и никакой лидер не может позволить себе не думать о хорошем прогнозе погоды, даже в том случае, если он сам обладает достаточными познаниями. В действительности изменения погоды в горах столь необъяснимы, любые сведения о ней должны быть большой удачей для экспедиции. Счастливая уверенность в собственных прогнозах, которую каждый лидер должен внушить своей группе, может только быть основана на нескольких весьма общих приметах, и на откровенном блефе. Никакое имевшее ранее место погодное явление в горах нельзя рассматривать как основание для точного прогноза. Специфический ветер или иной «знак» могут означать диаметрально противоположный тип погоды в двух смежных долинах; или в некоторые сезоны может быть необъяснимо полностью изменена привычная картина ветров. В Альпах, например, северный ветер обычно означает ясную, светлую, устойчивую погоду; западный ветер - продолжительное ненастье; южный ветер-череду штормов, которые приходят и уходят. Но в сезоны с 1909 до 1912 северный ветер дул постоянно в течение нескольких дней, чередуясь от сильного до умеренного то дождя, то снега, а затем сменился на южные и западные ветра, принесшие продолжительный период жаркой солнечной погоды.

Лидер поэтому, помимо основ элементарных знаний о погоде, должен ознакомиться с местными признаками погоды в каждый сезон и в любом новом районе пребывания с группой; например, что в долине Церматт «погода приходит с запада», или что в Курмаере мы должны наблюдать за изменениями с юга и запада и вовсе не беспокоиться об изменениях с севера. Далее, в регионе Оберланд, следует знать, что северо-западный ветер приносит шторм, но северо-восточный ветер, наоборот приносит ясную погоду; что плохая погода проявляется после ветра, дующего через вершину Кол Теодул и вокруг западных склонов горы Маттерхорн, но что ветер через эту вершину и восточных склонах Маттерхорна является признаком ясной погоды. Лидер должен понять влияние преобладающих ветров на изменение погодных условий каждого сезона или месяца.

Научные исследования погоды и ее прогноз при помощи барометра и термометра - темы для целой книги, и существуют авторитетные учебники по этому вопросу. Инструменты более карманного размера недоступны для восходящей партии альпинистов, хотя я всегда делал исключение в пользу карманного анероида из-за превосходных шуток, с которым все благословляют его обладателя всякий раз, когда его утверждения и атмосферные явления, случается, совпадают. Я ограничиваюсь здесь кратким напоминанием о некоторых из видимых, обычных и менее тайных «знаков», которые доказали свою практичность в моем собственном опыте, особенно в Альпах.

Облака

Облака являются нашей основной приметой. Важно помнить, что облака, в то время как они продолжают сохранять свою оригинальную форму, возможно, не выльются на нас дождем. Именно изменения в них, которые мы наблюдаем, предупреждают нас о возможном дожде или возможной перемене погоды в зависимости от типа их изменений.

Мы различаем верхние слои облаков, характер которых и направление движения важны, поскольку дают нам представление о возможном направлении ветра и более постоянном характере погоды, и более низкие слои облаков, которые имеют значение в течение дня или часа, и не являются основой для прогноза.

В целом, облака на одном только востоке являются четким знаком: облака с запада, особенно темные тучи, подразумевают дождь.

Высоко расположенные перистые облака предвещают дождь. В Альпах, где ветры - наши реальные пророки, введено различие: у перистых облаков, быстро перемещающихся высоко на юге или при юго-восточном ветре, имеется обычное значение; но перистые облака с севера, востока или при юго-восточном ветре могут сопровождать или, более редко, предшествовать хорошей погоде. Перистые облака в виде замка - всегда плохой признак. На линии горизонта появление групп перистых облаков, удлиняющихся к зениту (перисто-слоистое облако), является неприятным знаком. Пятнистые перистые облака (Dappled cirrus), так называемые «розы» юга и «овечье стадо» с севера, подразумевают изменение ветра и погоды. Высокие перистые облака, на которых из-за изменения направления ветра может произойти образование круглых пятен с уверенностью можно считать хорошим признаком. Если, однако, погода была серая, облачная, но с высокой температурой, и дул ветер хорошего направления, то, вероятно, будет изменение к худшему.

Кучевые облака, когда они быстро поднимаются, и особенно, когда они «падают» или имеют подобную тенденцию, являются признаками появления дождя. Верный метод наблюдения кучевых облаков – следить за некоторой маленькой их частью в определенный промежуток времени. Если оно становится большим, это знак - изменения к плохой погоде; если оно расползается и исчезает в теплом воздухе, это хороший признак, и такое облако может быть проигнорировано.

Перистые облака, длинные стратифицированные группы облаков на любой высоте, означают плохую погоду, а тенденция перистых или кучевых образований наслаиваться друг на друга является зловещей приметой.

Края облаков много говорят нам об изменениях: безопасно, если они как бы покрыты плёнкой и распускаются в более теплом воздухе; подозрительные, если они затягивают небо, в большой степени четко обрисованы.

Приближающееся дождевое облако можно распознать по вертикальным или наклонными линиям в воздухе ниже облака, или «порванным шнуркам» по их более низком краю. Градовая туча имеет более тяжелые очертания. Снежная туча имеет более полные, тяжелые выпуклости (протуберанцы) по краям, и может быть более светлого тона. Тяжелая туча этого громоздкого вида может часто удивлять тем, что сильный солнечный свет внезапно сменяется снежным потоком. Обычно мы оперируем понятиями температуры и высоты в своих прогнозах, если «влажная» туча прорвется дождем или снегом.

Высокие облака – «хвосты кобылы» (mares-tails) предают ветер, и предсказывают дождь в соответствии с направлением их движения.

Облака – «рыбы», указывающие на восток и запад обычно означают ненастную погоду; указывающие на север и юг - соответственно ясную погоду.

Черные пучки облаков перед восходом солнца, особенно в ясном небе, означают ранний дождь. Более светлые пучки облаков в этот час не имеют никакого значения. Но если более низкие края облаков темные, похожие на чернила, которые натекли по краям промокательной бумаги, ожидается дождь.

Длинные «пальцы» облака, исходящего от пика, предвещают шторм. Гром на пике означает снег, таким образом, будет холодный и наэлектризованный день.

Грозовые тучи легко различимы. Их форма всегда одинакова. Дублированные очертания массы облака выше и ниже его, соединяющиеся более темным перешейком между ними, и листовидная кривая, где перешеек переходит в линию профиля верхней массы тучи – вот ее отличительные признаки. Дальнейшие наблюдения позволят определить ее очертания и возможное направление движения. Более низкая масса тучи, в ряде случаев, может отсутствовать, но усеченный «перешеек» и «листовидная кривая» будет всегда позволять нам идентифицировать их.

Ветер

Ветра даже важнее, чем облака, прогнозируют погоду; нужно только ознакомиться с особенностями сезонов и местными признаками. Северный ветер в Альпах обычно дует к хорошей погоде, хотя в плохой сезон он, если продолжается долго, может принести и снег. Южный ветер рано или поздно приносит с собой последовательные бури, но между ними всегда бывают интервалы прекрасной погоды. Западный ветер, если он дует непрерывно, означает продолжительную переменчивую погоду, сохраняющуюся надолго, независимо от того, что обычно бывает в этот сезон. Он является, возможно, самым сильным из ветров, который сталкивается на горных хребтах, встречающихся ему на пути. Восточный ветер дует нечасто и обычно непродолжительно. Его появление благоприятно. Юго-западный ветер означает, что за ним обязательно последует дождь. Смена направления ветра с северного на северо-западный - обычно к дождю. Изменение направления ветра с юго-западного на северо-западное приводит в результате к северному ветру и меняет погоду к лучшему в плохие сезоны. Юго-восточный, и особенно северо-восточный ветра являются хорошей приметой и в итоге приводят к смене направления ветра на восточный.

Поток теплого южного ветра-фена (Fohn) можно распознать по сопровождающим его ярко выраженным потокам тепла, или, в ряде случаев, тепло-сырым потокам атмосферы, с угнетающим эффектом на наше настроение. Это - предвестник зла всех видов. Его собственные предшественники часто - сосредоточение угрожающе динамичных тяжело очерченных облаков. Фён, как говорят, в состоянии вызвать любой ветер с любой стороны; но мы знаем, что летом это обычно южные или юго-западные ветра. На юге это «сухой», на юго-западе это «влажный» фён. Его присутствие разрушает хорошее направление ветра; наметает опасный снег и необъяснимо портит наше настроение.

Внезапные порывы ветра и ветра, дующие по кругу, несут плохое предзнаменование.

В дальнейшем нам помогают простые приметы погоды, встречающиеся не только в горах.

Общие погодные предзнаменования

Красный восход солнца плохой знак; красный закат - хороший. Восход солнца на сером небе означает ясный день; закат на сером или бледно желтом небе означает дождливый день, на ярком желтом небе - ветреный день.

«Высокий рассвет» - солнце, показывающее сначала пояс тумана, является плохим знаком; «низкий рассвет» - солнце, выпрыгивающее из-за горизонта - хороший знак.

Если отдаленное небо на рассвете, особенно к западу, будет низким и темным, то погода к полудню будет меняться.

Темно-синее небо говорит о ветре, и, вероятно, последующем дожде, светло-голубое небо - к ясной погоде.

Наличие ярких или радостных цветов на восходе солнца или закате на всем протяжении неба четко предсказывают дождь и ветер. Деликатные цвета, хорошо смешанные тона и покрытые плёнкой края облака - прекрасно-погодные предзнаменования.

Круги вокруг солнца или луны, и яркие мерцающие звезды поздней ночью - плохие знаки. Ясные холодные ночи, и спокойствие, и тихие звезды на рассвете - предвестники хорошей погоды.

Тяжелые росы и стихание ветра на закате - хорошие знаки.

Четкость и близость отдаленных холмов, кроме только непосредственно после дождя, являются плохим знаком; но здесь мы можем различать ситуацию между ясным пейзажем, когда мы оказываемся лицом к солнцу, которое является плохим знаком, и ясным пейзажем, когда мы стоим спиной к солнцу, которое является обычно весьма хорошим знаком.

Поднимающиеся туманы на склонах – признак ненастья. Туманы в долинах вечером, облака, поднимающиеся на закате и к вершинам, раскуривая свою вечернюю трубку мира – хороший знак.

Теплый воздух, когда мы отказываемся в более низких Альпах или движемся через сосновые леса – добрая примета; но теплые ночи на высоте и в хижине, или болезненные затяжки теплого воздуха, которые встречают нас у больших расселин в леднике, поскольку мы начинаем восхождение на ледник на рассвете, являются предзнаменованиями плохой погоды.

Ранний дождь, «дождь до семи», не имеет никакого серьезного значения; это редко долго длится.

Ранние белые густые туманы никогда не должны пугать нас на старте, но мы должны узнавать их на ощупь, по структуре и направлению движения. Ранний туман бывает различного качества и ложится по-разному по сравнению с простым туманом.

Во время дневного времени наши чувства и инстинкты являются нашими принципиальными гидами в отношении длительного характера изменений погоды. Особенно часто мы следим за ветром. С хорошим ветром могут быть игнорированы все местные облака. Глаз учится различать тяжелый свинцовый вид растущего тумана, и специфический серебристый влажный ореол, заметный вокруг его краев - это туман находится в процессе абсорбции (поглощения) теплой атмосферой.

Одно из самых красивых и мрачных предупреждений в Альпах - вид через золотое море облаков, следующих из Италии или с юга. Они часто предсказывают фён (Fohn). Пока ветер дует со стороны гор, облака будут оставаться ниже в течение дня; но как только они начинают рваться, можно ожидать текущий плохой день или следующий день. Изменение от их золотого, волшебного отдаленного приветствия до их влажного, холодного и мрачного объятия с неохотой напоминает нам, что они - действительно те же самые облака, которыми мы восхищались недавно в ранние часы.

На высоких пиках могут случаться серьезные местные бури, в то время как небо вокруг безмятежно. Горные вершины, например Маттерхорн, славятся такими инцидентами. Маленький пузырь темного, устойчивого облака может подразумевать неистовый шторм на уровне ниже этого. Поскольку это связано и с более поздним состоянием погоды на пике горы, с возникновением этих штормов нужно считаться не только в текущий момент.

После периода постоянной или переменной погоды мы можем ожидать очищающий снегопад, как избавление; и с большей уверенностью его следует ожидать, если ветер хорошего направления - северный или восточный дует постоянно. Если осень будет сопровождаться ясными днями и тремя холодными ночами, то мы обнаружим наши высокие горные хребты в отличном состоянии. Если погода продолжает меняться и становиться более теплой, снег не будет по крайней мере ухудшать ситуацию; он будет таять очень быстро. Стоит помнить, что в более теплой, переменчивой погоде, то, что упало в виде снега на одном уровне, возможно, обернется дождем в другом районе, даже в более высоком. В тот момент, когда облака рассеиваются, мы будем в состоянии оценить ситуацию. Одна и та же буря выльется дождем в долине, выпадет в виде снега на склонах, и опять прольется дождем на высоких горных хребтах.

Обычаи сезона

Обычаи сезона всегда - главный вопрос для исследования при возвращении в горы. Обычно в хороший сезон следует подойти к хижине даже в плохой день, с тем, чтобы прекрасно восстановить силы к следующему дню. По той же самой причине, в плохой сезон, нелогично выжидать в течение прекрасного дня и затем подойти к хижине или к лагерю. Лидер группы, который не выдерживает сумрак гостиницы, ведет своих людей вверх к хижине с надеждой, что в плохие дни в нестабильные по погоде сезоны, с риском провала, он поймает любой короткий перерыв в плохой погоде, и совершит восхождения, которые потрясут его советчиков из долины. Он должен базировать свой выбор на наблюдениях за привычной погодой сезона, которая является обобщенным знанием капризов сезона. Общей чертой в неблагоприятные альпийские месяцы, является чередование погоды, происходящее почти каждый день - влажный день, с последующим прекрасным утром; перелом погоды в полдень, и снова дождливый день. Таким образом очень важно, «понять чередование погоды правильно» и скорректировать маршрут движения группы, если подняться к хижине в первый прекрасный день, после чего погода испортилась. В последний так называемый «плохой» сезон одна группа поднялась на тринадцать пиков за три недели, планируя маршрут в начале дня, в то время как большинство альпинистских групп смогло совершить только четыре или пять восхождений в то же самое время. Если следовать этой привычке, важно взять с собой провианта на два полных дня в хижине, и ждать там в течение дня, если погода в первый день не меняется. Прекрасное утро следующего дня будет достаточно для совершения большинства восхождений, подходящих для переменчивой погоды. Те группы, которые имели храбрость оказаться в условиях тумана, наслаждались пустой хижиной ночью и долгим подъемом ясным утром, будут получать дополнительное удовольствие от встречи с обычной толпой, роящейся у хижины днем, при каждом признаке возвращения облаков и дождя.

 

Реальный принцип альпиниста - пытаться подниматься в горы в благоприятные сезоны, и обосновывать свои усилия знанием любой погодной ситуации. В долинах, непрерывно покрытых облаками, наблюдение становится сомнительным; часто погода может быть уже ясной в более высоких уровнях в горах, в то время как в долине все скрыто в тумане. Инстинкт и трезвое суждение должны подсказать нам, если мы можем рискнуть начать восхождение, при условии, что облачность действительно является легкой, а вершины освещены солнцем. Попытка всегда имеет смысл, если группа становится подавленной из-за последовательности дней праздного пребывания в гостинице. Очень часто нашим предположениям помогает шанс. Порой мгновенный вид более высоких облаков дали импульс и решение идти было принято, несмотря на низкое одеяло тумана вокруг хижины или гостиницы. Выход группы был назначен только благодаря надежде на лучшую и ясную погоду выше в горах, а в худшем случае можно было вернуться назад. Все взятые вместе факторы создали много положительных репутаций удивительной погодной мудрости. Некоторые из наиболее хороших горных воспоминаний относятся к нескольким дням благоприятной погоды на фоне целого периода плохой погоды. И они были потрачены на восхождение на солнечные пики, только с несколькими самыми опытными компаньонами, в морях облаков, которые покрывали все долины и более низкие высоты.

Пока мы не обладаем знанием местных погодных условий, и скорее пользуемся блефом, подъем никогда не должен фактически начинаться в условиях нестабильной угрожающей погоды, тем более в длительные периоды плохой погоды; не следует подниматься к хижине и тем более идти к вершине, если нет шанса на изменения.

Снег и продолжительный дождь, который может означать выпадение снега на более высоких уровнях, должны быть восприняты как определенные табу для выхода группы вообще.

Облачность, однако, менее правомерно используется как оправдание за задержку выхода из теплой хижины унылым утром. Личный вклад в предсказание погоды должен быть учтен на рассвете. Проводники, которых слишком часто рассматривают как безошибочных пророков, как и любители, также поддаются настроению удобного бездействия. Они склонны задерживать начало восхождения час за часом, оставаясь в хижине или лагере, пока туман не начнет рассеиваться и день не прояснится, чтобы показать свою волю; и этому нет никаких оснований. Если погода соберется очиститься вообще, то она сделает так в более ранний час в более высоких уровнях; и здравый смысл - не потерять драгоценное время. Чем скорее мы поднимаемся, тем скорее мы будем встречать солнце, или узнаем, что его нет там, и не будет в течение дня.

Даже пребывание в хижине более терпимо, чем заключение в гостинице. К тому же экономится время, если день благоприятный – вы уже на месте.

Снегопад, однако, с его безнадежной перспективой и неприятным холодом будет достаточен, чтобы отправить нас вниз без всяких вопросов.

Я говорю здесь только о погодных условиях в Альпах. В более отдаленных и менее гостеприимных регионах, где базовый лагерь и спасительная цивилизация более удалены, восхождения в длительную плохую или изменчивую погоду невозможны. При невысоком восхождении, как в Великобритании, мы не должны принимать во внимание погоду вообще. Тут следует руководствоваться определенными наблюдениями и ограничениями: влажные или снежные скалы определяют степень трудности, при которой для нас безопасно сделать попытку. Временный дискомфорт добавляет иногда ветер или снег.

 

 

Физические возможности и восхождения

Основа (frame work)

Если любой непрофессионал в области анатомии дотронется пальцами до своего туловища по бокам, спускаясь или поднимаясь на гору, он будет удивлен тем объемом работы, который производят группы мускулов, совершенно отдаленных от корпуса и бедер. Развитие и укрепление мускулатуры тела необходимо для восхождений, а не для рельефа фигуры. Большинство мужчин создано природой, чтобы развить наибольшую пружинящую мускулатуру, силу в плане общего мускульного развития, которое никогда не будет соответствовать изображению мускулистых господ на рекламных щитах. Конечно, человек с очень развитой от природы мускулатурой должен и оставаться таковым. Как бы то ни было, развитая она или неразвитая, ее нужно разрабатывать. Любое усилие неправильно развить какую-либо группу мускулов, на руке или ноге, даже нанесет ущерб той непринужденности, с которой человек может во время обучения осуществлять гармоничный контроль за развитием своей силы в ее лучших проявлениях; и искусственно развитая мускулатура склонна превратиться в жировую ткань сразу при прекращения тренировок. У человека гармонично развитого согласно его потенциальной силе, даже когда он перестает заниматься спортом, есть небольшая трудность в сохранении уровня здоровья - если он прекращает усилия и расслабляется, его физическое состояние ухудшается, и он готов снова, через несколько дней, если он молод, продолжать работать над собой, чтобы снова подниматься в горы и проявлять себя с лучшей стороны.

Чтобы поддерживать свою физическую форму в умеренном состоянии вне сезона, достаточно делать любые регулярные физические упражнения под открытым небом, чтобы они поддерживали в форме тело. Не слишком помогут простые монотонные повторения специфических движений мускулатуры. Они утомят мозг и нервы; а именно оптимальному взаимодействию нервов и мускулов и следует научиться альпинисту. Если обстоятельства не позволяют ему заниматься физкультурой на открытом воздухе, он может заниматься в помещении, в спортивном зале очень эффективно, сконцентрировано и на протяжении длительного времени, это практика, которая может легко поместиться в распорядок его рабочего дня. Час усиленной работы обеими руками, включая упражнения, свободные занятия и холодный душ в конце, тренирует каждый мускул и осуществляет гармоничную работу тела в полной мере и не дает риска никаких местных растяжений и перегрузок. Обучение в быстрых темпах и выработка мгновенной реакции неоценимы для альпиниста, и его неистовый характер позволяет заниматься альпинизмом продолжительное время, до самой старости.

Замечательными упражнениями являются и танцы, и прыжки через скакалку. Лазание по деревьям или даже восхождение на стог сена, где только возможно, является также прекрасной практикой восхождения. При плавании и прыжках через скакалку, органы и мускулы, задействованные в движениях, развиваются равномерно. Плавание не имеет себе равных для наращивания силы. Оно не вызывает риск сильных местных напряжений, но его нельзя продолжать при чрезмерной усталости. Во всех его вариантах и сопутствующих обстоятельствах плавание тренирует наилучшим образом физическую силу человека, чем любой другой вид физической активности на открытом воздухе.

Мое личное мнение - развитие специальных групп мускулов лучше всего происходит непосредственно в процессе восхождения. Утренние упражнения перед холодной ванной превосходны для нормализации кровообращения и нет ничего лучшего для альпинистов, чей день не позволяет им больше полезной тренировки на открытом воздухе. Среди специальных упражнений я должен вначале отметить те, которые усиливают предплечье и пальцы, для того, чтобы держаться; те, которые формируют мускулатуру торса, на который приходится основная масса работы при восхождении и те, которые обучают тело легко балансировать на одной ноге. Но то, к чему стремится альпинист - обеспечение легкой работы комбинации всех групп мускулов. Осуществление согласованной работы независимых групп мышц склонно препятствовать быстрому мускульному взаимодействию. Поэтому следует совершать движения в комбинациях и постоянно изменять их. Это помогает удержать внимание, быть сосредоточенным. Скука уничтожает любое усилие. Каждое движение должно отражать отдельное усилие воли.

Органы

Для альпиниста легкие и сердце должны быть главной заботой. Ходьба в гору, непрерывные и с усилием движения руками и ногами производят длительную дополнительную нагрузку особенно на эти органы. В период восхождения они должны способствовать энергии, потребляемое в мускульном усилии, и вывести токсины в большем количестве, чем при обычном движении, и в увеличенном темпе. Эффекты дополнительного усилия, одышки, усталости, истощения, даже в ряде случаях, удушья, являются признаками отказа сердца и легких в различных степенях, чтобы поддержать равновесие между поставкой топлива и выведением вредных веществ. Мышечные клетки и легкие начинают голодать, а кислоты накапливаются слишком быстро и не успевают естественно выводиться из организма. Сердце, следовательно, ослаблено, легкие забиты и истощение их увеличивается в прогрессии. Серьезное мускульное напряжение трудного горного подъема, таким образом, вдвойне разрушительно. Местное напряжение использует мышечные клетки в неправильном количестве и поэтому мешает чрезмерному потреблению сердцем и легкими; и в то же самое время сокращение всех больших мускулов тела, вовлеченного в это усилие, сжимает большие органы снаружи, и таким образом препятствует их действию. Следовательно, одышка нетренированного альпиниста после любого серьезного горного подъема является результатом усилия.

Путем тренировок и сердце, и легкие могут научиться выполнять свои нормальные функции и при этом более чем удваивать свою нормальную работу, и все же способны поддержать равновесие в поставке и разгрузке топлива, которое необходимо, чтобы позволить им продолжать свое нормальное функционирование.

Следовательно, альпинист заинтересован в том, чтобы приучить свое сердце ускоряться, не ослабляя его действие. Кроме того, легкие приучаются к тому, что количество вдохов уменьшается, и они могут быть готовы к нагрузкам всякий раз, когда требуется дополнительное усилие. На практике большая часть легкого бездействует, так же как при их нормальной эксплуатации, но они могут фактически увеличиваться в эластичности и объеме, так как легкие в целом были подготовлены получить намного большее количество воздуха всякий раз, когда это может требоваться для большего усилия.

Тренировки сердца - регулярные усилия с увеличением нагрузки проводятся с помощью здоровых упражнений - таких, как ходьба, бег, плавание, колка дров и т.д., и осуществляемые до тех пор, пока без одышки и дискомфорта можно будет предпринять даже сильную и долговременную нагрузку.

Для тренировки дыхания следует научиться глубоко дышать; от основания легких и через нос так же, как и через рот; практиковаться следует либо на открытом воздухе, либо в процессе восхождения, или, что тоже эффективно, в результате медленного вдоха и выдоха, в течение нескольких минут ежедневно, на лучшем доступном воздухе. Увеличить способность легких означает, соответственно, увеличить объем груди, а это как раз важно для альпиниста. Упражнения для грудной клетки действительно помогают достичь высокой эластичности дыхательных клеток.

Воля и нервы

Альпинист должен также помнить, что очень важную роль в трудном и длительном восхождении играет его сила воли. От силы воли зависит импульс, физический и моральный, мотивирующий продолжать работу, когда нервы и мускулы начинают показывать признаки отказа. Среди некоторых из самых великих альпинистов, именно воля имела решающее значение, а не их физическая сила. Они поднялись только за счет своей воли к победе, как это говорится; за счет воли желания в поддержании импульса к движению после того, как мускулы фактически отказывались работать и вырабатывать энергию.

Импульсы воли сообщаются с физическим состоянием. Они влияют на нервные волокна так же материально, как и мускульное действие. Когда мускулы устают, волевые сообщения ускоряются и увеличиваются. Передатчики нервного импульса раздражены, и наконец, восстанавливаются. В результате среди альпинистов случаются частые приступы тоски, раздражения, сознательной усталости и, в крайних случаях, полной нервной неспособности, чтобы решиться сделать следующий шаг.

Но призыв к перемирию нервов перед мускулами фактически исчерпан. Мускулы неизменно защищают себя, сохраняя некоторый запас энергии, если только можно найти путь для ее использования. Некоторый новый интерес или волнение могут сделать это; сообщения тогда подключены к другим линиям нерва и сила воли начинает контролировать импульсы, вплоть до получения целых часов дальнейшей работы усталых и отказывающихся работать мускулов. Но тренировки предлагают нам более верный способ отложить или и вовсе избегать этих забастовок. Тело оживляется двумя способами через спинные нервы: в соответствии с сообщениями, которые проходят через мозг - я говорю непрофессионально — и теми, которые служат тому таинственному, но деспотичному регенту наших привычек, подсознанию. В последнем сгруппированы все наши автоматические действия, и чем больше действий у нас в подсознании, тем меньше последовательностей импульсов будут происходить, тем меньше импульсов будет идти от мозга и тем менее переполненными будут линии нервных коммуникаций. Ходьба, например, у большинства людей, является подсознательным действием. Как только был дан импульс идти, ноги продолжат идти автоматически, пока взгляд или чувство знакомой гладкой поверхности продолжают предлагать знакомый рефлекс. Изменение характера поверхности может нарушить процесс и поэтому заставить предпринять сознательное усилие; иначе ходьба может происходить без усталости в течение намного более длительного времени, чем та же самая группа мускулов, возможно, протянула бы, если бы потребовалось от них выполнение некоторого незнакомого действия, и под руководством сознательных импульсов.

Для передвижения по любому типу земной поверхности человеку необходимы всего лишь несколько видов движений. Следовательно, есть целые ряды положений тела, которые постоянно повторяются во время восхождений. Чем больше таких подсознательных ассоциативных движений случается в практике альпиниста, тем меньше будет загружена нервная система, и тем больше будет, соответственно, его выносливость.

 Чем опытнее альпинист, тем меньше усилий нужно ему для восхождения. По этой причине также длинные, непрерывные горные хребты, с часто повторяющимися ситуациями, формируют лучшее начальное обучение для молодых альпинистов и лучшее ежегодное повторное обучение для их старших товарищей.

Занимаясь, альпинист всегда добавляет к числу его последовательных и знакомых движений восхождения опыт и навыки. Он должен учиться выполнять их с таким умением, что, наконец, их выполнение становится подсознательным. На длинном подъеме десять из каждых двенадцати ситуаций будет знакомы ему благодаря опыту. Подходящее обучение позволит ему встретить эти десять случаев правильными движениями, без сознательного усилия, автоматически. Нервная система и сила воли, таким образом, будут экономно сохранены для двух нерядовых случаев.

Физические возможности

Ни один человек никоим образом не может увеличить свой рост; хотя он может разработать мускулатуру, гибкость и таким образом подготовить организм к восхождениям. Расстояние, преодолеваемое за один шаг высоким человеком по мягкому снегу, уникальная способность длиннорукого человека во время спасательной операции находится за пределами возможностей обычных людей.

У человека с большими возможностями (man of great reach) расстояние от пальца ноги до вытянутой вверх ладони может достигать восьми футов, что является бесспорным преимуществом на трудных скалах, где возможность захватов редка и драгоценна. Если его ноги достаточно длинны, чтобы позволить ему сидеть на гладких откосах расщелины или удерживаться на маленьких точках опоры, он имеет еще одно преимущество. Но высокий человек может иметь слабую мускулатуру тела, с меньшим количеством податливости и непринужденности балансировки, или, если он имеет хорошо развитую мускулатуру, то его вес склонен увеличиться со временем и снижать возможность его пальцев на маленьких захватах. Если он высокий и жилистый, его сила руки и ног редко пропорциональна к его большему весу, или равна большим расходам на рычаги, высота которых требует сильных рук при восхождении для удержания равновесия. Если он высок, мускулист и тяжел, эта слабость преследует его в том же самом отношении. Если расщелины узкие, он является слишком длинным, чтобы «соединить» их края надежно; если захваты являются сложными и небольшими, он находится в большом затруднении и усилия направлены на сохранение центра равновесия. Утешением для низкого или небольшого человека является тот факт, что эксперты в восхождении находятся среди людей любого типа сложения, с превосходством в пользу людей средней высоты, жилистых и крепких, а не людей с большой мускульной массой.

Внешние подвиги скалолазания, нестандартные восхождения, сделанные несколькими людьми в последние годы, несомненно, требуют особой силы пальцев и рук и не редко сопровождались большим размером руки. Но эти мужчины также обладали равным развитием силы и ритма тела и ног. Их исключительное физическое развитие, высокий рост и большие возможности без потери ритма или равновесия усовершенствовало их способности к подъему.

Нормальному рядовому альпинисту опасно подражать работе такого типа мужчин, поскольку физические возможности не позволяют этого. Ни один нормальный человек не имеет право рисковать только ради подражания или чувства конкурентоспособности.

Каждый альпинист должен признать, что есть абсолютный верхний предел возможностям его тела, который физически возможно выполнить с его конституцией. Если он сконцентрируется на эффективном развитии собственной способности, он всегда будет успешно совершать восхождения в пределах его личных способностей. Он будет вознагражден за свои усилия, поскольку со временем, он обнаружит что его улучшающееся осознание своих возможностей, плюс все увеличивающийся опыт, позволит ему, постепенно, уменьшить разрыв между своими собственными достижениями и по-человечески невозможными.

Допустим, скала или является совершенно невозможной для подъема, гладкой или стратифицированной в гигантских интервалах, или в расколах и интрузиях, и следовательно ее покорение может произойти с промежутками в пределах досягаемости среднего человека. В то время как у высокого человека есть больший выбор захватов, более низкий человек должен только усовершенствовать свои навыки, и использовать преимущества своей легкости и лучшего равновесия, быть в состоянии держаться в работе на скале.

Как дальнейшая компенсация, специфическая для многих лет подъемов, человек легкой конституции, который ведет здоровый образ жизни, находит меньше сложностей в восстановлении после трудного обучения и в поддержании своего стандарта достижений на высоком уровне. Проблемы с увеличением веса могут сделать процесс восстановления дольше с каждым годом на несколько дней, но у него нет препятствия, с которым следует бороться, которое угрожает высокому или в большой степени мускулистому человеку, которому требуется, постоянное поддержание формы тренировками.

Восхождение - одно из немногих упражнений, которые могут быть нормально продолжены в возрасте, который принято считать старостью. Тренированные нервы, жесткие сухожилия, податливая мускулатура, опыт в регулировании процессов в организме, в равновесии, в предвидении и в экономии силы, дает компенсацию за потерю молодости. Старый альпинист школы равновесия может быть альпинистом высшего разряда до последнего, и, счастливой компенсацией, которой не обладает никакой другой вид спорта, когда начинается изнашивание тела, и естественная физическая сила снижается, является сила духа и неотвратимое желание более жестких эмоций. Появляется неистощимое количество более тонких оттенков чувств, обращается внимание на те моменты, которые прошли незамеченными или были поспешно заброшены в энтузиазме спортивной молодости.

 

Темп

Темп является вопросом огромной важности в альпинизме любой сложности. К сожалению, путеводители последних лет, отмечая «лучшие времена», описывая подъемы для руководства в будущем, использовали термин «гонки» для отчетов и описывали восхождение как конкурентоспособное. В итоге произошло недопонимание терминов «темп» и «гонка» в умах многих действующих альпинистов. Простое упоминание слова «темп» вызывает их протест и ассоциируется с побитием рекордов. Последовала также естественная, но столь же опасная реакция, которая осуждает «праздность на больших горных хребтах» как специфическую радость настоящих альпинистов, поднимающихся без проводников.

Расчет времени

Темп не означает гонку. Это означает регулирование длины маршрута относительно длины дня и регулирование движения альпиниста. Определенное количество пути должно быть покрыто во всех больших восхождениях и на этот подъем отведены только определенные часы с дневным светом. Альпинист не может считаться компетентным, если он не способен заранее определить, сколько дневного светлого времени находится в его распоряжении по отношении к расстоянию, которое предполагается пройти, и придерживаться этой меры в действии. Только у людей, которые знают, как экономить время на этих расчетах, есть возможность потратить время с умом и выделить часы отдыха в промежутках периода восхождения. Нет никакого удовольствия в том, чтобы слишком поздно осознать, что уже началась Ваша гонка с темнотой, и Вы уже застигнуты тьмой. Кроме того, это опасно. Те, кто ведет себя шумнее всех в долине, протестуя против восхождения по часам, чаще всего оказываются в ночи, подвергая свою жизнь опасности.

Застигнутые тьмой

Редко действительно необходимо продолжать движение в темноте. Этому придают ложный ореол романтики. Существуют живописные описания многих альпинистов, совершавших восхождение без проводников, которые считают, что это неотвратимое явление, пытаясь оправдаться, что сие от них не зависит. Они несут с собой тяжелые грузы, и затем стремяться убедить себя и мир, что если их застанет ночь на высоком выступе или леднике, то это обычная и приятная часть альпинизма. Вовсе нет. В редком случае может быть неизбежно, вследствие непредвиденных обстоятельств, плохой погоды или резкого изменения условий, когда слишком поздно повернуть назад вовремя. Если темнота часто застигает в пути, это признак некоторого серьезного дефекта в суждении альпиниста. Как привычка это - безумие.

Днем у альпиниста есть сотня вариантов деятельности, тепло и красивые пейзажи в его распоряжении. Ночью он - пассивный и ослепленный человек, на долю которого выпадают разнообразные неприятности в виде бури, холода, ветра, болезни или несчастного случая. Находиться ночью на горе, неподготовленными к этому, означает неисчислимо увеличить процент опасности; а наслаждаться прелестью звезд, восходом солнца и закатом можно и без его необъяснимого, с точки зрения здравого смысла риска.

Большинство европейских гор достаточно высоки, чтобы совершать на них восхождения за один день, хотя при разумном вычислении темпа, можно подняться на некоторые вершины за один день. Когда вершины недостижимы за один день, следует воспользоваться хижинами или разбить бивак. Предусмотренная ночевка на открытом воздухе в горах в начале подъема – это больше, чем романтичное удовольствие, потому что Вы не подвергаетесь опасному дискомфорту ночи. Этот разумный отдых предполагает точную оценку требуемого темпа, равно как и длины подъема. Такая оценка не означает установление определенных часов для прохождения большой части горного хребта, и лимита времени для каждой остановки, такой подход является принуждением; но требуется сделать предварительные расчеты времени, какой путь будет пройден и за какое время, когда будут пройдены определенные пункты маршрута, чтобы благодаря этим расчетам обеспечить безопасное возвращение при дневном свете.

Темп является основой регулирования продвижения по маршруту и остановок группы альпинистов относительно этих определенных точек пути.

Препятствия веса

Нет необходимости нести слишком тяжелую поклажу, чтобы предусмотреть защиту от холода и голода в пути, особенно в случае, если Вас застанет в пути ночь. Лучше постоянно проверять нормы Вашего продвижения по маршруту. Лучше идти с минимально возможным грузом, с минимумом портативной защиты, достаточной, чтобы сохранить жизнь в случае неудачи, и сконцентрировать всю энергию на своевременном преодолении проблемы, которая гарантирует возвращение до наступления ночи. Не перегруженные мускулы дают возможность проследить, чтобы всегда было время на оценку ситуации, чтобы учесть непредвиденные ситуации.

Относительно этого есть еще одна распространенная ошибка. Те, кто путает «темп» с «гонками», выглядит как группа, которая мчится, высунув язык на плечо, по легкому и трудному маршруту, и задыхается в пунктах отдыха. Чтобы описать эту картину, следует отметить, что группа делает длинные легкие переходы, которые составляют главную часть большинства подъемов не в ускоренном темпе; так что в итоге у них нет никакого задела времени на случай непредвиденных трудностей в пути.

Группа, которая хорошо рассчитывает время в пути, проходит каждый отрезок в максимальном темпе, совместимом с комфортом, учитывая его степень трудности. У такой группы всегда имеется задел времени, чтобы допустить возможность неторопливого исследования, когда оно целесообразно, и более осторожного преодоления реальных проблем, когда они происходят.

Постоянное движение

Темп означает непрерывное продвижение группы по всему маршруту с разумными поправками для более сложных переходов или для остановок. Вы обнаружите, что группа, которая хорошо чувствует время и темп, редко спешит. Это является, в конце концов, человеческой особенностью, никто не любит, когда на него напирают, особенно когда в этом нет никакой необходимости. Опытная группа медленно начинает восхождение — медленнее, чем менее опытные альпинисты. Они знают, что правильный темп должен быть легким, и должен стать со временем механическим, и что мускулам нужно дать время, чтобы согреться и начать работать в «автоматическом» ритме. Как только этот ритм достигнут, альпинист, ради успешного продвижения, избежит в равной степени и спешки, и частых остановок. Спешка будет мешать правильному функционированию тела, она воздействует на сердце и легкие, и желание идти; а остановки нарушают ритм и расхолаживают мускулы. Следует стремиться к непрерывному устойчивому движению, и экономить его секунды и минуты на отрезках пути легкого движения на случай трудных переходов.

Комбинация

Комбинация – это секрет экономии секунд. Рассмотрите на мгновение случай группы, идущей в связке, которая не обладает умением использовать темп, и перемещается вся вместе по легкой скале. Кто-то задерживается, кто-то идет неравномерно; кто-то постоянно проверяет другого, или поворачивается, чтобы поговорить. Каждый член группы разрывает непрерывность общего ритма движения. Через три часа переправы через горный хребет при таком прерывающимся, неровном движении полчаса были потеряны только на распутывание веревки. Лидер будет раздраженно восклицать: «Ну почему же, ведь я спешил все время!»

Или опять же, понаблюдайте за группой средних любителей, двигающихся по одиночке на крутую скалу. Первый человек достигает своего выступа, «чистит перышки», несколько секунд греется в лучах своего успеха, возможно, обсуждает это подробно со вторым человеком ниже его, оглядывается для захвата или страховки, меняет позицию, и кричит: «Иди!». Второй кричит: «У тебя все нормально?» Первый человек внимательно корректирует свое тело, возвращается к старому положению, и говорит «Да», или «Секундочку». Прежде, чем второй человек начнет движение, уйдут тридцать секунд или больше. Он достигает выступа, не принимая во внимание положение первого человека, и он должен будет все повторить вновь, все с той же самой задержкой; и так ушло еще полуминуты. Если все это повторится снова, а это обязательно повторится несколько сотен раз в день, два неоценимых часа по крайней мере будут потеряны для подъема! Группа будет помнить, что они быстро совершили свое фактическое восхождение; по их возвращению они будут искать лучшие «показатели» в книгах, и оскорблять своих предшественников за «гонки» и «опасный темп» и т.д., тогда как единственное различие было в том, что их предшественники экономили время, в то время как они расходовали впустую неисчислимые существенные прошедшие секунды.

Остановки

Сущность темпа – это непрерывное продвижение. В то время как группа находится в движении, усилие должно быть направлено на сохранение постоянного темпа, а не на спешку. В таком случае всегда будет много времени для полного отдыха в надлежащее время и в удобном месте. Время можно также экономить во время остановок. Грубой ошибкой является торопить людей во время приема пищи; следует уделить достаточно времени и для приема пищи, и для отдыха. Но время отдыха должно использоваться именно для того, чтобы отдохнуть. Слишком много из этого времени обычно теряется, и на остановку используется больше времени, чем предназначено. Время теряется, когда все долго стоят в начале остановки, или когда остановка затягивается в конце: один человек положил не на место свой ледоруб; другой вдруг обнаруживает, что надо перемотать портянку; и так далее. Как только время, отведенное на остановку, истекло, сборы и начало движения должны быть незамедлительными. Интервалы для отдыха – конечно, часть дня, но проведенное без пользы, оно может считаться вычтенным из часов восхождения, а не прибавленным к часам отдыха.

Максимальный ритм

Медленное движение требует не меньше усилий, чем достаточно быстрое. Мускулы в движении вырабатывают свое собственное тепло, которое и является энергией тела. Тренированные мускулы могут потреблять и создавать свою собственную энергию в больших объемах, чем обычно, без дополнительных усилий. Максимальный темп для человека - самое большое усилие, в котором его система выполняет свои функции без исходящих от мозга волевых импульсов, и без выброса большего количества отработанных веществ, чем это может естественно потребляться и освобождаться. Каждый человек может выдерживать свой максимальный ритм, который меняется в зависимости от его физического состояния. До этого максимума он может подняться, будучи натренирован, не чувствуя увеличение усталости. Выше этого максимума его организм почувствует признаки истощения; ниже этого он не получает радости от расслабления, и даже чувствует энергетический дискомфорт.

Темп группы должен соответствовать максимальному ритму самого слабого участника.

Хорошей группе альпинистов, двигающейся непрерывно в удобном максимальном ритме, будет полезно делать связки с менее опытными ее членами, хотя она может позволить себе более длительные интервалы «отдыха на больших вершинах», и провести даже больше времени в моменты трудных переходов. Запас времени, который она сможет сэкономить, пригодится ей во время правильно рассчитанного дневного маршрута, чтобы вести группу вниз спокойно и успеть до наступления темноты. Одна группа будет возвращаться домой к обеду; другая может и в полночь все еще бороться с трудностями, которые ночью учетверяются, или просиживать в ожиданиях, облегчая душу, обвиняя предшествующую их группу в «гонках».

Постепенное начало, постепенное ускорение и непрерывное передвижение в устойчивом темпе держат группу в тонусе и дают ей свободу оценить красоту дня или подъема. Их ум не занят проблемами своевременного возвращения, и группа может наслаждаться досугом, проводя время как ей хочется - в приятных исследованиях, в изучении экспериментальных маршрутов или даже в размышлениях и медитации, (которые равноценны дремоте).

Реальная свобода - свободное время для размышлений и наблюдений, наслаждение жизнью - все это возможно только для тех, кто аккуратно следит за ритмом движения. Сэкономленное время позволяет в нужный момент вернуться на потерянный путь движения или достойно встретить чрезвычайную ситуацию.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru