Скалолазание



Скалолазание

Материал нашел, перевел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Mountaineering. Sydney Spencer. Seeley Service & Co. London, 1934. Альпинизм. Под ред. Сиднея Спенсера. Библиотека Лонсдейл, том 18. Лондон, изд. Сили Сервис и Ко, 1934. Э.Р.Бланше. Глава "Скалолазание".

Перевод с английского


 

Скалолазание

Э.Р. Бланше

Чтобы правильно трактовать данную тему, скалолазание должно описываться скорее как деятельность, охватывающая различные направления одной и той же техники, а не как различные виды приемов. Опытный скалолаз должен владеть всеми этими направлениями. Они применяются на различных типах гор, а иногда бывают специфичными для определенных районов. Овладение всеми этими направлениями не выходит за пределы возможностей человека, который отправляется на штурм накопившихся проблем, которые только можно представить на обширных зубчатых хребтах значительной высоты, таких как: юго-восточный хребет Бичхорна (нем. Bietschhorn - гора в Бернских Альпах, Швейцария), южный хребет Aiguille Noire de Pйtйret (гора, относящаяся к массиву Монблана, Италия), или на огромных гранях скал, таких как: южная грань Маттерхорна (гора в Пеннинских Альпах, на границе Швейцарии и Италии). Если восхождение в огромных расщелинах, очень длинных и глубоких (где клин завершается оверхенгом, который впоследствии служит платформой) является особенностью Доломитовых Альп, то веревочный спуск, с другой стороны, происходит часто как на иглах (горных пиках) массива Монблана, так и в Тироле. 

При благоприятных условиях «четырехтысячники» на обычных маршрутах, действительно, не дают больших возможностей для физических упражнений и совсем мало для спуска на веревке, но каким ценным ресурсом является искусство управляться с веревкой, когда на спуске неожиданно встречаются длинные пространства с гололедом, и какой защитой, если альпинист способен с его помощью пойти на попятную, когда дух авантюризма и любопытство искушают его на определенную высоту или расстояние на склоне почти неизвестного хребта. На спуске он победит оверхенги хребта Фурггена без больших проблем. Ранее, за исключением того, что следует исключить, факторы выносливости и высоты над уровнем моря едва ли пересекались, когда речь шла о приверженцах горных пиков, но так как сейчас эти остроконечные вершины покоряются со склонов, которыми раньше пренебрегали или которых остерегались (пик Грепон ледника Море Льда в Альпах), или альпинист ищет пик более 4000 метров, например, пик Aiguilles du Diable юго-восточного хребта Mont Blanc du Tacul, эти факторы следует серьезно принимать во внимание.

Искусственные вспомогательные средства увеличили возможности восхождения и при быстром распространении альпинизма, более скоростных способах путешествия, их использование быстро распространялось из одной страны в другую. Независимо от того, одобрялись они или осуждались, появление этих новых или усовершенствованных методов вызывало большие амбиции. Часто они приводили к решению проблем, которые раньше считались безнадежными. Осуждать механизацию или супертехнику могут все, но никто не может ее игнорировать. Со временем взгляды меняются, и некоторые люди, которые прежде отвергали искусственные вспомогательные средства, позднее только выражали желание, что их использование следует ограничить. 

Злоупотребление их использованием было осуждено, но степень или определение такого злоупотребления изменилась и продолжает изменяться.

Моя область ограничена скалолазанием, однако, я позволю себе заметить, что знание техник скалолазания по льду и снегу необходимо для восхождения на большие каменные пики, так как оно часто включает проход или пересечение снежных или ледовых ущелий (кулуаров) (фр. couloir – проход, коридор – ложбина в склоне горы, направленная вниз по линии тока воды – примечание переводчика), или же иногда можно встретить на грубой скальной поверхности или защищенной стене висячий ледник неприступного вида. Наконец погодные условия могут принести снег или гололедицу на скалах, которые обычно бывают сухими.

Некоторые альпинисты не любят снег или лед. Если они желают избежать этих условий, они будут стеснены условиями до частого посещения гор умеренной или средней высоты. За исключением Laquinhorn’а (гора в Пеннинских Альпах, высота 4005 м) и, возможно иногда, Маттерхорна, все «четырехтысячники» Альп будут для них «книгой за семью печатями». На моих глазах, группа, направляющаяся на Вайсмис (Weissmies) (гора в Пеннинских Альпах, высота 4023 м) по южному острому гребню горы (с фр.) от перевала Zwisch-bergen (горный перевал в Пеннинских Альпах, высота 3268 м) прекратила восхождение в двадцати минутах от вершины, где гребень переходит в менее крутой и очень легкий снежный склон (который, однако, иногда покрыт льдом).

Хотя методика подходящая трудным зубчатым гребням (за исключением экстраординарного уровня сложности), часто встречается, и более легко постигается, чем ледолазание, всего лишь прочностью и гибкостью, даже развитой гимнастикой, с другой стороны она не может создать хорошего скалолаза (хотя некоторые известные альпинисты вышли из гимнастов, Пурчеллер к примеру). Но никакое количество занятий на самых разных гимнастических снарядах в спортивном зале не научит ни специальному балансу, необходимому для восхождения, ни способности обнаруживать зацепы, так многие из них не замечаются новичками, ни тонкому искусству предугадывать неустойчивость того или иного валуна или выступа и как их использовать в случае необходимости, ни, очевидно, как привыкнуть к высоте. Менее явные, менее великолепные, чем акробатические качества, эти достоинства могут только быть приобретены только опытным путем на месте. Слишком часто группы, лишенные их, берутся за трудные экспедиции. Являются ли многочисленные безответственные, которым удалось восхождение на Маттерхорн без неприятностей, истинными альпинистами? У французов есть высказывание, что «провидение любит пьяных», и у него должна быть «сестра», защищающая невежественного альпиниста. Иначе как можно объяснить благополучный исход сотен экспедиций, предпринятых без должной квалификации? Тщательное прочтение самого полного трактата по альпинизму не может заменить практики, и, даже с ярко выраженными способностями, «человек равнин» не должен пропускать ни одного шага в обучении скалолазанию.

Я хочу отдать должное работам двух великих альпинистов: «Альпинизм» (Mountaineering), доктора Клауди Уилсон (Dr. Claude Wilson), охватывает всю тему в маленьком томе, отличная книга даже спустя сорок лет, и «Скалолазание» (Mountain Craft), Джеффри Уинтропа Янга (G. Winthrop Young). Янг разработал тему с психологической и технической точки зрения, за исключением, однако, недавней «механизации» восхождения. Слово «Американизация» передало бы смысл, но оно неуместно и неточно. В Баварии и Тироле использование искусственных средств было «погашено» необычным образом понятием невозможности, а другие страны (Италия, например) последовали примеру. 

Горные формации

За редкими исключениями, «гимнаст камня» менее интересуется геологической конституцией скал, чем формой, хотя первое в значительной степени ответственно за последнее. Нельзя путешествовать долгое время в Альпах, не узнав, что в Шамони часто встречается гранит, что в Вале возвышаются величественные пики, состоящие, в основном, из гнейса, и что, в некоторых районах преобладает известковая порода. Многие великие скалолазы знали не больше этого, но сила обстоятельств учит альпиниста более практическим знаниям геологии. Он отличает устойчивую скалу от непрочной, гладкую скалу, на которой он должен использовать эспадрильи  (kletterschuhe – нем. – высокогорные (альпинистские) ботинки), шершавые скалы, на которых эффективно используются крючья. И устойчивые и непрочные скалы могут быть и гладкими и шершавыми. Скалы, отполированные ледником, становятся настолько гладкими, что представляют собой непреодолимое препятствие. Вода также является хорошим «полировщиков», но если она попадает в трещины, то, расширяясь при замерзании, она может разрушить камень. Молния тоже разрушает скалы на гребнях и горных пиках. В одной группе очень твердый пик может соседствовать с разрушающейся вершиной (например, Dent Jaune и Doigt в Denis du Midi, с фр. горы и горная цепь, расположенные в Альпах Шаблэ, кантон Вале, Швейцария). Качество камня горного массива одной разновидности иногда изменяется от совершенного к отвратительному, в то время как на другом горном пике можно встретить большое разнообразие вариаций.

Геологическое «вскрытие» Маттерхорна, сделанное Джордано (Felice Giordano (1825 - 1892) – итальянский инженер и геолог – примечание переводчика) в 1868 году, показало удивительную разновидность камней в этой горе, которую многие считают гомогенным монолитом. Самый невнимательный наблюдатель, делая подъем на двухсотметровом отрезке, отделяющие в Col Champion от Petit Dent de Morcles (горы в Бернских Альпах), будет поражен многочисленными оттенками пропасти – красный, серый, насыщенный фиолетовый, зеленый – разнообразные на взгляд, равно как и на ощупь. Расположение пластов по восхождению или спуску. На Маттерхорне пласты слегка опускаются с юго-востока на северо-запад, угол зацепов более предпочтителен в юго-восточной части, северо-западная часть представляет, главным образом, формирование «внахлест», подобно черепичной кровле.

Зацепы. – Будучи выпуклыми или плоскими, зацепы ограничены в разнообразии. Новичок часто не в состоянии заметить их, или, при иных обстоятельствах, не знает, как пользоваться их преимуществом. Он, кажется, не понимает возможности ориентации, работы рук, и ему все еще не достает подвижности лодыжек.


Рис. 1. Слева – правильный способ размещения руки на зацепе. Справа – неправильный способ. Линия тяги должна быть как можно более вертикальной.


Рис. 2. Преодоление расщелин I. – Человек передвигает ногами.


Рис. 3. Преодоление ращелин II. – Человек передвигает тело, в то время как оно держится на позиции руками и ногами расставлеными на противоволожные стенки.

Рис. 4. Восхождение по трещине с одной рукой и ногой.

 

Зацепы не всегда являются ни хорошими горизонтальными трещинами, в которые пальцы могут вставить себя на любую глубину и под необходимым углом, ни выступами, за которые можно схватиться уверенно и легко. Они не все неподвижны, некоторые могут шататься, и альпинисту приходится одновременно использовать их и удерживать их на месте. Приложить усилие к ним, значит вытянуть их из своей ниши, словно ящик из комода. Другие имеют форму открытой раковины, которые обхватываются ладонью сверху, а пальцами снизу. Иногда всех пальцев или даже одного достаточно, чтобы удержать альпиниста. В любом месте может быть короткая вертикальная расселина, в которую едва можно засунуть пальцы, или слишком широкая трещина, из которой рука может выскочить при малейшем толчке. Чтобы принять меры против последнего, рука должна быть закрыта так, чтобы кулак мог втиснуться. Принимает ли кто-либо во внимание неизмеримые запасы растяжения или сжатия пальцев, или их гибкости в любом направлении, и их возможности открытия и закрытия, в то время как согнутая или вытянутая рука поворачивается. Ладонь самостоятельно формирует едва видимую вогнутость, прижимает ли альпинист ее к поверхности, или же тянет либо толкает себя.

Твердая подошва ботинка «приговаривает» ступню к неизменной форме, но, в качестве компенсации, лодыжка и колени в горах приобретают гибкость, неизвестную им на равнине. Кончик ботинка или ребро подошвы могут поддержать сами себя на камне, но слишком много зацепов, использованных для рук, остаются неиспользованными для ног.

Горожанин может иногда приобретать, в значительной степени, если не полностью, качества «гимнаста камня» на скалах, расположенных на равнине. Парижане занимаются на скалах Фонтенбло субботними днями, а женевцы благодаря близости к горе Салев (гора, находящаяся на границе между французским департаментом Верхняя Савойя и швейцарским кантоном Женева – примечание переводчика), – среди наиболее почитаемых горожан.

Раньше очень боялись острых гребней, вследствие их зубчатых профилей и головокружительного характера. Склоны, на которых ущелья, казалось, указывали маршруты, были более предпочтительны, поскольку, думалось, что они потребуют меньше акробатических качеств. Маршруты по ущельям вели, если не к вершине, по крайней мере к большой высоте. Было, однако, понято наконец, что гребни уцелели в камнепадах в отличие от ущелий, вниз по которым двигались лавины или обвалы. Ущелье – часто приемник всей верхней части склона. Различия между восхождением по гребню и по склону не определены полностью. Выступы последнего часто избегаются движением по флангу склона и очень часто, прежде всего, между ущельями, появляется менее выраженный рельеф вторичного гребня. Едва видимый на расстоянии, он показывает себя как защищенный полностью (или почти) от падающих камней. Немцы называют его «Rippen» (определяя основной гребень как «Grat», особенно те, которые предлагают определенные маршруты). Они напоминают ребра, или позвоночный столб.

Говоря о восхождении на Маттерхорн по хребтам Хорнли (Hornli) или Цмутт (Zmutt) – это очень неопределенное описание, и те кто испытал задержку вследствие обледенения на обходе по плите Тиефенматтен (Tiefenmatten) (который недавно был единственным переходом), стремился вернуться к гребню, в то время как ледяной северный ветер, дующий на Хорнли, заставляет альпиниста оценить солнечное спокойствие части этого маршрута на восточном склоне.

Ущелья, расщелины, и трещины - случайности, которые мы можем назвать продольными бороздами горы, пороги, являющиеся пересекающимися бороздами. Пропасти и башни (жандармы) - естественные характеристики гребня. Однако Gendarme de Soix вздымается над склоном Валь Д’Ильез цепи Dents du Midi, а Pointe Marie Christine поднимает «дерзкую» вершину к небу на восточном склоне Balfrinhorn (гора в Пеннинских альпах, высота – 3795 м. – примечание переводчика) (но они неизвестны никому!).

Ущелья, часто заполненные снегом и льдом, требуют адекватного знания ледолазания, но я не буду тратить впустую время по этой теме, вторгаясь на территорию других авторов данного издания. Скалолаз, когда знает, что столкнется с такими условиями, должен экипироваться коротким ледорубом и часто шипами (настолько отвратительными, когда они бывают простым багажом). Однако в случае простых каменных пиков, ледники и снег отсутствуют по нескольку лет, делая гору совершенно неузнаваемой.

В широком ущелье можно подняться, сначала справа, потом слева, зигзагом или переходить с одной стороны на другую, но следует помнить об  опасности  камнепада, даже при благоприятных условиях. Стороны могут быть поражены камнями, отрекошетенными под прямым углом, либо внезапно отскочившими  вверх. Самое ужасное ущелье, которое я могу припомнить, «пропахивает» восточный склон Цинальротхорн (Zinal Rothorn) (гора в Пеннинских Альпах, высота – 4221 м. – примечание переводчика) к северу от нависающей части вершины. В 1908 г. Джеффри Уинтроп Янг (G. Winthrop Young) и Си. Ди. Робертсон (C. D. Robertson) совместно с Йозефом Кнубелем (Josef Knubel) и Хенйрихои Поллингером (Heinrich Pollinger) частично прошли его, если я правильно понял их комментарий, но в 1930 условия были несомненно другими. На более высокой части пика, большое количество нового снега таяло под влиянием палящего солнца, порождая обильное течение воды, непрерывный камнепад напоминал нам о том, что в такие горячие дни и при таких условиях ущелья лучше оставить в покое. В огромном ущелье Mediane (Aiguilles пики du Diable) мы избежали малоприятного опыта. Ввиду возвращения, все подозрительные камни были вытащены при подъеме, кроме тех, что держались в мощном пласте льда. Это ущелье – узкая зловещая расселина, ее часто возвышающиеся вертикальные стороны, являющиеся почти всюду гладкими и крутыми, редко предлагают условия для спасения или убежища. Опасное возвращение (70 метров спуска) было выполнено с самым счастливым исходом.

Различие между расщелиной и трещиной, лежит в том, что в первое может войти целый человек, тогда как в трещину – только руки и ноги, а иногда только рука или нога. 

Расщелины и трещины. – Если ущелье может сузиться до расщелины, то последняя может также уменьшиться до простой трещины. В расщелине, если на стенах нет зацепов и они достаточно близко, альпинист поднимается способом используемом при  очистке дымовых труб. Когда спина оперта на одну стену, а ноги на другую, это гарантирует возможность отдыха между подъемами. Они выполняются сериями заклинивающих между стенами движений. Скалолаз никогда не должен подниматься на расстояние больше его тела за раз, сначала верхняя часть, потом нижняя, подобно гусенице он поочередно сжимается и распрямляется, и когда тело поднято, плечи должны отойти от стены и не тереться об нее. Руки тогда занимают их место в заклинивающем маневре, упираясь ладонями о стену позади, с использованием предплечий. Последовательно ступня отделяется от стены, и с изогнутой ногой и плоской подошвой ставится на стену позади. При наличии зацепов на стенах расщелины, этот способ не применяется, поскольку тогда - это просто вопрос обыкновенного восхождения. Трещины не обеспечивают пространство для всего тела, и часто подъем проводится, когда только одна рука и нога находятся внутри трещины, другая рука и нога используют при наличии внешних зацепов. Самая известная трещина подобного типа – Трещина Маммери (Mummery Crack) на горе Грепон (Grepon). Джордж Финч (George Finch) поднялся на нее за две минуты сорок пять секунд, однако следует принимать во внимание все условия.

Описание данного подъема можно найти в книге Финча «Воспитание альпиниста» (The Making of a Mountaineer) и в «Эхо Альп» (Echo des Alpes), 1902 г., стр. 464.  Необычайная быстрота Финча удивила Binguelly, чей проводник, Jean Demarchi, потратил на трещину 25 минут, правда, условия были совершенно другими. Ледник может сделать трещину неприступной.

Есть также продольные трещины, настолько узкие и мелкие, что можно вставить лишь кончики пальцев. Такие «канавки» могут только быть полезным при коротких подтягиваниях и в комбинации с другими зацепами, если стена крутая. На слегка наклонной плите, где давление бедер может помочь, эти углубления могут эффективно использоваться. Очень гладкая плита с наклоном 40-50 градусов нашпигована подобными щелями.

В одной точке, она была настолько узкой, что можно было просунуть в нее только  лезвие ножа, а скалолаз подтягивался на рукоятке (Clocher de Rebarme над Finhaut (Finhaut – муниципалитет в кантоне Вале – примечание пререводчика)).

Окна и Туннели. – Как достопримечательности, можно также упомянуть так называемые окна (фр. fenetres) и туннели: окно на Feniva (круглое отверстие в юго-восточном гребне, где плита сланца находится выше отверстия подобно камням Римскойарки); подобное на Portiengrat, и Trou du Canon на Грипоне. Необычный туннель на Riffelhorn, крутой и заполненный снегом, находится направо от «Seeweg» на маршруте, который является почти неизвестным. В Clocher de Luisin (Luisisn – гора в Альпах Шаблэ – примечание переводчика) можно хорошо пройтись через туннель, который пробивает южный гребень горы.

Пороги. – Некоторые из них, широкие и длинные,окружающие  склоны горы,  используют в качестве основного маршрута; другие, несколько сантиметров шириной предполагают трудный и деликатный проход. Если они выступают в продольном направлении, они могут представлять собой большую степень трудности; в то время как другие, которые нависают, требуют кропотливой работы. На третьих возможно придется повисеть. При преодолении одного из выступов начального этапа юго-восточного гребня горы Rothorn под Kanzel, мы имели удовольствие повисеть на руках, над огромной пропастью на восточном склоне, вне опасности, как будто на турнике над матами в гимнастическом зале. На Mediane (Aiguilles au Diable) необходимо преодолеть очень узкий порог, держась вертикально, и почти полностью в пространстве без опоры. Когда неопытный  альпинист сталкивается с такими трудными выступами, необходимо разместить его между двумя знающими участниками группы, экспертами в области обращении с веревкой. В таких случаях используется вспомогательная веревка, держа ее напротив стены, единожды завязанная она послужит гарантией безопасности. Месье  Андрэ Мартэн (Andre Martin), во время смелого подъема на Cime de I’Est по южному склону, наткнулся на очень длинный выступ, с крутым склоном, на пространстве которого малейшее препятствие будет опасностью. Без рюкзака, веревки, или корсета, обутый в эспадрилльи ему был необходим весь его опыт, чтобы преуспеть в этом переходе. Он утверждал, что он никогда не согласится быть привязанным веревкой, так как никто не знает, где страховать веревку, и соскальзывание компаньона привело бы к смертельному падению всей группы. Это происходило на гладком и однородном известняке.

На Leiterspitze (гора в Австрийских Альпах, высота 2750 м. – примечание переводчика) я пересек выступ выше обыкновенного маршрута. Я сделал это с повисшими ногами, держа себя в почти горизонтальном положении и пытаясь расщепить порог  моими предплечьями, когда я почувствовал движение валуна. Он, возможно, вывалился из его ниши, и падение этого ключевого камня привело бы к разрушению всего порога, но у меня было немного времени, чтобы вбить на его место новый и закрепить этот опасный сектор. На подъеме по восточному склону Rothorn (по маршруту 1932 года) мы использовали порог, который был сломан в нескольких местах и который, возможно, казался опасным из-за пропасти ниже и проблем, которые они предполагали.

Горные плиты. – В отношении их можно заметить что плиты могут быть проблемой. Отполированные водой  или льдом, плиты очень трудны для восхождения. Человек, который знает, как распределить свой вес, сможет использовать самое маленькое углубление, поместив в него  ладонь, пальцами снаружи, пытаясь найти неровность, шероховатость на поверхности плиты. Восхождение на плиты является захватывающим, требует чувство баланса и тонкости прикосновения. Некоторые плиты треснуты; на плитах  Бурдженер  на Джинт (Geant) есть много наростов,  на которые можно поместить  пальцы или концы ботинка; страховка не обязательна. На Пике Дьявола (Isolee) некоторые трещины помогают восхождению. Арман Шарле считал подъем на этот пик  самым сложным восхождением, которое он когда-либо совершал. У южной стороны Обергабельхорна (Obergabelhorn) есть много проходов, которые не представляют чрезвычайной трудности.

Благодаря широкому распространению использования обуви на веревочной подошве восхождение на склоны стало непринужденным, что прежде было неизвестным.  Тем не менее, склон, который охраняет  широкую дорогу к  Пети Клошер дю Портале (Petit Clocher du Portalet), достаточно крут, чтобы  новичок схватился без крюков, которые там лежат  по случаю первого подъема. Долгое время самый страшный подъем  в Водойских Альпах был подъем на пик  Пьера Кабоца из-за восхождения на очень большой склон, были закреплены колышки на склоне, и альпинист взбирался босиком или в шерстяных чулках. Большее число колышков удалено, остался только верхний, к которому привязана веревка для спуска, и теперь  многочисленные группы взбираются на этот пик каждое воскресенье в сухую погоду.  Однако, приятно использовать отверстия от колышков, вставляя в них указательный палец.

Больше чем где-либо еще, важно изучить проход перед осуществлением  восхождения. Опоры должны быть отмечены заранее, чтобы альпинист не тратил время на поиск опоры для ноги, останавливаясь,  сомневаясь, какой способ продвижения выбрать. Эти остановки вызывают дрожь усталой ноги, увеличивая нервозность альпиниста, который плохо стартовал. Если весь проход не видим, он будет пытаться исследовать те части, которые встречаются между местами для  отдыха.

Скалистые гребни хребта -  Они требуют очень разнообразных  методов восхождения в соответствии с тем, являются ли они узкими или широкими, горизонтальными или крутыми, однородными или ломанными, изобилующими башнями или сокращенными  промежутками. Части пути бывают иногда настолько узкими, что дорога без преувеличения  напоминает острие ножа.  Хотя это часто является  преимуществом - перешагнуть «острие ножа», (острие ножа по-немецки называется Reitgrat, по-французски  chevauchеe), это обычно менее утомительно, чем висеть на руках, пытаясь найти ногами любую опору. Если Вы успешны в пути,  лучше не плестись, а передвигаться маленькими прыжками,  поднимаясь наверх с помощью рук. Лучше всего  для этого подходят бриджи  (прошел долгий день, и порванные бриджи напоминали флаг, разорванный в сражении).

В определенных случаях можно продвинуться вертикально на очень узком горном хребте (это вопрос привычки)  и увидеть, что располагается впереди, сохранив при этом равновесие (ледоруб может служить третьей ногой, но его необходимо использовать очень аккуратно). Зубцы гребня, часто сопоставимые  с зубчатыми стенами (преодолимые прыжками или широкими шагами от одного до другого), могут стать отвесными скалами, обычно называемыми gendarmes (фр.), с промежутками, которые вызывают серьезные задержки. Чтобы сэкономить усилие и сэкономить время, крупнейшие скалы можно обойти, за исключением того, когда, как фланг заморожен, в то время как горный хребет сух. Некоторые скалы являются практически пиками, и на них несколько раз взбирались.

Пики Дьявола (The Aiguilles du Diable), огромные отвесные скалы на юго-востоке гребня  Мон Блан дю Такюль (Mont Blanc du Tacu)l, были сначала завоеваны по отдельности  до полного прохождения всех пиков мисс Мириам О’Брайен и г-ном Л. Р. Андерхиллом с Арманом Шарле и Джорджесом Кэчетом в 1929 году. С далекого расстояния пики  - отвесные скалы, с близкого расстояния - истинные соборы.

Северный склон Зинал Ротхорн (Zinal Rothorn) является одним из самых знаменитых горных хребтов, с ее вершинами, носящие интригующие имена, Сфинкс и Босс. Около Флетшхорна (Fletschhorn) в Ягиграте (Jagigrat) есть четырнадцать башен из гнейса, известность которых растет год за годом благодаря внушительным пошлинам. Не далеко Егинграт (Egginergrat) предлагает занимательный учебный курс, и отвесные скалы горного хребта Сюдленз-Наделхом (Sudlenz-Nadelhom) пользуются популярностью, в то время как восточный  гребень горы  Лензшпитце (Lenzspitze) становится известным благодаря фотографии.  На известный  хребет Дэнт Бланш (Dent Blanche) можно безопасно  подняться по обычному маршруту, хотя дорога  обычно сворачивает налево. Красная Башня Bietschhorn была предметом внушительного описания, хотя можно упомянуть, что однажды некий альпинист, уже взобравшись на гору, спрашивал себя с  тревогой, когда он снова взберется на нее.

Веревка и части веревки. - Предпочтительно веревка должна быть двойной, 12 мм в диаметре, а не плетеной. Веревка, сделанная из внешней веревки с внутренним стренгом, может быть опасной, поскольку  внутренний стренг может сгнить, а альпинист может не знать об этом. Обычная длина веревки составляет 25 метров или 30-40 метров для трудных подъемов.

Узлы. - Самые подходящие узлы иллюстрированы на схемах 6, 7, 8, 9, и 10. Они должны быть завязаны достаточно туго вокруг груди, узел находится  под рюкзаком, никогда не выше, так, чтобы веревка не могла соскользнуть, когда руки подняты.

Для предусмотрительности веревку необходимо надеть без промедления.

Как правило, связанные  члены группы должны  двигаться по одному, а не вместе, но идти отдельно друг от друга на  легких отрезках  сложнее,  группа может преуспеть, если ее члены будут идти одновременно. Катушки  с веревками  должны быть в руке каждого альпиниста, чтобы свободно  передвигаться, сокращая или удлиняя веревку. Таким образом, остановка или быстрый шаг соседа не будет вызывать внезапный рывок сзади или толчок спереди. Пальцы должны плотно сжимать катушку, так  как  веревка может ранить пальцы, при падении она может  больно пережать пальцы. 

Обычно веревка состоит из трех веревок, средняя длина веревки составляет 25-30 метров. Для группы из трех альпинистов,  идущей лицом вперед, узел на подъеме, так же как на спуске, должен быть позади лидера, в стороне для второго и впереди для замыкающего. Для спуска спиной  (когда одновременное движение должно выполняться только очень опытными альпинистами), положение узла впереди для лидера, в стороне для второго и позади для замыкающего человека. Лидер, который  поворачивается спиной при спуске, должен всегда менять положение узла сзади на переднее положение,  а  последний человек наоборот, спереди назад. Если упустить эту меру безопасности, можно упасть, веревка оборвется с неприятным толчком. Правильное положение лучшего альпиниста первым при подъеме и последним  при спуске. Самый слабый  должен быть последним  в связке при подъеме и в середине при спуске, если бы он шел во главе группы, он бы  потерял время в поисках пути. На сложных горизонтальных поверхностях надлежащее место для самого слабого находится в середине связки.

При подъеме лидер может обеспечить безопасность на опасных проходах, цепляя веревку за выступающую скалу. В наши дни  использование кольцевидных крюков (с карабинами), как средство безопасности, стало обыкновенным. Крюки (сделанные из мягкой стали) могут стать необходимыми выступами.  С помощью молотка  их вставляют в доступную трещину, и карабин надевается на кольцо крюка. Лидер продевает веревку через карабин, тогда второй человек, просунув в карабин часть веревки, которая находится позади него, высовывает веревку, находящуюся  впереди него. Наконец, третий человек  снимает карабин и, если возможно, крюк. Необходимо  выполнять эти действия очень аккуратно. (Катастрофа на северной стороне  Гранд Жорасес (Grandes Jorasses), когда группа рухнула вниз, так как крюк выпал из  гнезда, остается серьезным предупреждением).  Второй человек должен  перекинуть веревку вокруг устойчивого камня так, чтобы движения лидера ничем не сковывались, и он должен также пытаться обезопасить себя посредством веревки, которая  находится между ним и последним человеком в связке. Последний также попытается обезопасить себя. Когда лидеру необходимо подстраховать второго скалолаза или, возможно, помочь ему, подав ему подъемник,  он должен попытаться упереться ногами о стену напротив валуна. В других случаях он может передать веревку позади выступа довольно близко над собой. Он получает большую силу сопротивления или напряжения, сидя или стоя вертикально, управляя веревкой (которая  проходит под подмышкой) по его спине и противоположному плечу.

 Схема  7

Беседочный узел. Лучший узел для лидера и последнего человека в связке. Легок в исполнении, не рвется, меньше вех остальных узлов изнашивает веревку. 

Схемы 8-10. Слева: Рыбацкий узел. Этот узел великолепен для соединения двух отрезков веревки.

В центре: Узел-восьмерка. Альтернативный  способ соединения двух частей веревки. как все узлы, представленные в этой книге, этот узел не порвется.

Справа:  Беседочный узел.

Вариант узла № 1 на схеме № 5. Два узла соединены независимо. Раненый человек может сидеть в этом узле, в то время как другой понесет его. 

Моральная поддержка веревки значительна, небольшое напряжение, бывает часто достаточным, чтобы поддержать равновесие и избежать падения. Если второй альпинист  должен уметь при помощи рук и ног помочь себе при прохождении, которое он сам не может преодолеть, то задача лидера не утомительна, но поднять неуклюжего, напуганного человека и помочь перейти через нависающий выступ, может быть чрезвычайно трудоемкой задачей, если не осуществимой. Слишком внезапный, или слишком энергичное напряжение лидера, когда второй человек находится вне поля зрения, может вытянуть его из захватов. Следовательно, важно понимать друг друга и держать друг друга в курсе дел, когда кто-то находится вне поля зрения. Сомнения со стороны второго человека не должны раздражать лидера и вызывать несвоевременное напряжение. Напротив, целесообразно расслабить веревку и дать второму человеку возможность объяснить свое положение словами  как: «Иди медленно», «Натяни» или  «Толкай».

У некоторых гидов есть привычка тащить альпинистов, как мешки, когда, если не торопиться, то они смогли бы сами умело подняться. Выдохшиеся и усталые, они склонны думать, что совершили ужасный проход, и иногда по возвращению к тому же самому месту, будучи во главе группы,  они поднимались на место без малейшего усилия.

Если веревка слишком длинная, замыкающий альпинист может поместить ненужную часть в свой рюкзак, и сокращать ее в течение подъема, лидер собирает часть ее в петли, прикрепляя их быстро к узлу, чтобы предотвратить их развязывание.

Не отделяясь от группы, лидер будет иногда бросать часть веревки вокруг выступа скалы над собой, когда захвата будет недостаточно, чтобы подняться на очень короткое расстояние. Короткая   тонкая  веревка (по-немецки Rapschnur), находящаяся во внешнем кармане рюкзака, выполняет ту же самую задачу. Аналогично на спуске только  замыкающий человек может использовать подобный метод, чтобы спуститься с короткого расстояния, когда очень рискованно и нет выступов.  Сила веревки не беспредельна. В случае очевидного падения, как было известно, веревки хватало не больше чем 10 метров. В целях безопасности современные альпинисты (особенно немцы) в случае очень трудных подъемов имеют две веревки вместо одной.

Сейчас мы переходим к использованию дополнительной веревки (веревки для спуска) для однократных спусков с очень крутой скалы с немногочисленными фиксаторами  и выступами или с полным их  отсутствием  на очень крутых, но гладких плитах. Этот метод, это подтверждено, не использовался во время покорения  Пети Дрю (Petit Dru) Чарлетом Стрэттоном, т. к. метод был для него не знаком, но его уже использовали  в Доломитовых Альпах. Это метод  используется, в то время как группа все еще связана  обычной  веревкой. Длина веревки для спуска должна соответствовать двойной длине места, на которое спускаются.   Довольно часто используется  тонкая веревка диаметром 8 или 9 мм, будучи легче и менее тяжелой. В Шамони я видел веревку, которой, казалось, было под силу выдержать разве что постиранное белье.

Мы использовали на спуске выступа на Фургенграт Маттерхорна 11-миллиметровую веревку. Из-за тонкой веревки пальцы может охватить судороги.  Верно, что толстая веревка делает разрыв весьма проблематичным, но на длинном спуске в пространство, сопротивление (которое обладает быстро уменьшающейся мощностью торможения), которое она вызывает, очень ценится.

Желательно найти центр веревки для спуска заранее и отметить его красной нитью. Если веревка заплетена методом a la Genevoise, то есть плетение, напоминающее цепь, как показано на рисунке, это плетение включает в себя сразу две неравных длины. Точно в центре веревка пронизывается через кольцо, протянутое вокруг скалы или через металлическое кольцо железного крюка, который забит аккуратно в трещину скалы. Эти веревки свисают на протяжении всей стены. 

Не на отвесной скале альпинист часто просто  хватается обеими руками за эти два отрезка, ниже места подвешивания веревки. Повернувшись спиной, держа веревку таким образом, чтобы можно было сложить ее вдвое, альпинист спускается, используя любую точку опоры, которая может быть.

Если это  трудный спуск по нависающей или отвесной скале, он складывает веревку и обматывает двойную  веревку вокруг себя. Веревка проходит с внутренней стороны к наружной, позади верхней части бедра, по  телу к противоположному плечу, затем, проходя позади шеи к другому плечу, возвращаясь к передней части туловища, наконец, спускаясь прямо к подножью стены, по которой производится спуск, (или  так низко, насколько это возможно). 

  Плетение "Цепь"


Таким образом, альпинист находится усаженным с одним бедром на веревке, и он держит эти две длины впереди себя только  одной рукой, другая рука свободна (или аналогично держит  эти две длины). Вес веревки действует как тормоз, уменьшающий силу, когда альпинист спускается. В начале необходимо принять усилие, чтобы спуститься, но, при приземлении не будет трудностей. 

Для спуска в незнакомое место  он должен быть снабжен также буравом, и если ему будет не хватать выступа или крюка, ему придется бурить дырку с помощью крюка. Если он хочет перебросить веревку вокруг выступа, острые углы он может притупить молотком.

Желательно позаботиться, чтобы предотвратить риск зажатия веревки (такой риск может быть минимизирован, если поместить слой бумаги внизу). В противном случае, возможно, будет необходимо подняться снова, чтобы расцепить веревку, что может быть очень опасной операцией, если веревка втиснута после того, как часть веревки была сброшена, и альпинист, может, следовательно, воспользоваться только одной длиной, чтобы поднять себя. Меры предусмотрительности советуют, никогда не подниматься при таких условиях, даже если веревка сопротивляется  самому сильному усилию вытащить ее. Было бы лучше оставить веревку.

Если необходимо пройти долгий путь,  необходимо связать две веревки, альпинист должен помнить, какой конец потянуть, чтобы избежать попадания узла в крюк, кольцо, или на выступ. 


 Рис.6. Это изображение показывает как продевается веревка для спуска.


Рис.7. Схема показывает, как  достигается дополнительная сила торможения благодаря дополнительному обвитию веревкой бедра.


Рис.8. Обернув дважды веревку вокруг бедра, возможно остановиться и освободить руки. Ноги находятся под правильным углом к скале.

 

Во время спусков на расстоянии, может постепенно возникнуть вращательное и подобное маятнику колебание. Необходимо позаботиться, чтобы убрать ногу каждый раз, когда нога находится напротив скалы,  таким образом можно избежать ударов  о руки и колени.

На исключительно длинном спуске по стене, мы однажды видели, как связанная веревка и дополнительная веревка  перекрутились в точке соединения  таким образом,  что один из членов связки оказался неподвижным недалеко от места приземления. Это была бы слишком длинная история, чтобы объяснить, как он освободился благодаря неожиданной удаче.  С тех пор я против попыток  таких спусков с людьми, которые требуют, чтобы они были в связке, но, в таком случае, место лидера не в конце, где он не может оказать помощь. Он должен быть впереди, поскольку он может тогда помочь, принимая спускающегося альпиниста, если приземление является трудным, и также при легком натяжении этих двух отрезков веревки, он может помочь в торможении, если другой человек считает, что он не сможет сделать это в полной мере. В момент  спуска с края скалы, под которой выгнут выступ, необходимо обратить  внимание на положение рук. Лучше идти боком, чтобы обезопасить руки.

Чтобы облегчить диагональное пересечение части стены, когда другой способ пересечения не возможен, необходимо использовать веревку для спуска,  в дополнении к привязанной веревке. Спусковая  веревка, которая продернута через кольцо крюка, который забит  в начале прохода, чтобы преодолеть препятствия, выдерживает вес тела,  привязанная веревка, проходящая через карабины, прикреплена  к кольцу крюка. Одна рука держит два отрезка спусковой веревки, в то время как другая рука и ноги тянут и толкают тело в желаемом направлении. Маневр маятника используется для того, чтобы пересечь абсолютно отвесные части стены, и выполняется от 10 до 15 метров ниже первого крюка.

Ряд колебаний, растущих в силе, может отклонить спусковую веревку от ее правильного направления, когда сила трения между крюком для подвеса  и началом выступа слишком сильное и может препятствовать приземлению в желаемом месте. Дополнительный крюк, установленный около края  выступа на стороне,  где есть риск смещения, будет держать веревку в необходимом направлении. Необходимо убрать плохо прикрепленные камни с мета отправления, а также в расщелинах, если в них будут спускаться.  Это  задача лидера, поскольку веревка может сдвинуть камни, находящиеся  выше его, хотя он сам мог бы избежать их.  Чтобы защитить голову, необходимо набить шапку носовыми платками, а подушку из ткани можно обернуть вокруг бедра, чтобы защитить его от натирания веревкой. Это также препятствует  износу бридж. Воротник пальто должен быть поднят так, чтобы веревка шла вокруг него и не врезалась в кожу шеи.

Очень длинные спуски на веревке были сделаны в Швейцарии на the Saleve Saleve и восточной стороне Дана де Финестраля (Dent de Finestral), 40 метров, из которых нависали 39 метров. Те на Фюргенграте (Furggengrat)  Маттерхорна (Matterhorn), внушающие страх на той высоте, не такие  длинные. На Доломитских Альпах на Кампаниле ди Вэл Монтанаио (the Campanile di Val Montanaio), 40 метров, из которых 36 метров нависают, и на спуске от Торре Винклера (the Torre Winkle r)в Уинклер Forcelta (the Forcelta Winkler), 40 метров (соединенный Тито Пиасом). В Монбланском районе, тот что  из Z на Дрю (Dru), измеряется 15 метрами, и в Чемини Фонтейне (Cheminee Fontaine) на Requin есть две спусковые веревки  17 метров каждая, и на  Чимни Кнюбель (Cheminee Knubel) на Грепон (Grepon) одна из веревок - 15 метров, в то время как на Великой Отвесной скале - 18 метров.

Спуск с  северной стороной Пети Дрю (Petit Dru) в 1932 году (самое великолепное творение природы) потребовал значительное число, спусковых веревок, и господин Андрэ Рош и господин Р. Грелоз были вынуждены расположиться на уровне «Ниши» горы Дрю (Dru).

 

Состав групп, связанных друг с другом веревкой

Два. – При условии, что это только вопрос подъема самого себя, для новичка полезно иметь сопровождение (или даже осуществлять подъем под чьим-либо руководством) в виде отдельного человека. Спуск с вершины зачастую осуществляется по очень простому маршруту, по которому может пройти даже самый несведущий.

Я все больше и больше убеждаюсь, что два очень опытных альпиниста, связанные друг с другом веревкой представляют собой идеальную группу для прохождения острых гребней горы с неровностями (общее мнение благоприятствует этому). Группа из двух человек обладает всеми необходимыми преимуществами по сравнению с группой из трех человек: (a) Она более мобильна, что означает уменьшение продолжительности подъема. Если приходится передвигаться по одному за раз по причине повышенной сложности прохода, то группа выигрывает по времени благодаря отсутствию третьего человека. (b) Группа альпинистов, связанных канатом, без  третьего человека, менее уязвима ввиду меньшей длины каната. Падения камней следует опасаться не только самим альпинистам в их отдельных положениях, но и в отношении самого каната. Падающий камень может не только разрезать канат, но и отбросить его в сторону, не разрезая, и унести за собой всю группу, скрепленную им.

Некоторые из новых восхождений были блестяще выполнены в короткие сроки потому, что группа состояла только из двух человек. Тем не менее, важно, чтобы эти два человека полностью понимали друг друга и привыкли друг к другу до такой степени, чтобы никогда не могли застать друг друга врасплох. Индивидуальные реакции, выносливость, смелость и навыки работы с верёвкой должны представлять собой качества, уже проверенные временем. Лидер, осуществляющий подъем на плечах второго альпиниста, использующий его голову в качестве ступени, должен поступать таким образом только с полным осознанием возможного влияния этих действий на основание-человека, окруженного пропастью и подвергнутого опасности срыва в пропасть. Второй человек должен быть способным нести вещи, которые лидер мог отложить на минуту для преодоления сложного подъёма, а также поднять самого себя с помощью веревки несмотря на дополнительные препятствия (вещи часто поднимают при помощи веревки).

В отдельных случаях, несмотря на то, что было сказано выше, двум хорошим альпинистам может потребоваться третий человек в группе, если, подъем, который преодолевается полностью по камням, сопровождается снегом или прохождением сложного ледника, или опять-таки, если группа слишком тяжело нагружена.

Три.— Это одобренное большинством число участников группы. Новичкам при спуске необходим третий спутник, поскольку зачастую происходит так, что новичок не может подобрать точки опоры для ног, или, что случается еще чаще, не может подобрать маршрут или найти правильное направление. Горизонтальный траверс плиты или уступа будет облегчен и будет обеспечена безопасность, если новичок будет размещен между двумя уверенно стоящими на ногах альпинистами. В целях экономии, два новичка зачастую скрепляют себя с одним профессионалом, но, с другой стороны, иные корыстолюбивые гиды будут убеждать двух новичков (несмотря на их благоразумные сомнения) взойти на гору Маттерхорн с ним одним. Таким образом, часто можно увидеть группы, покидающие Хёрнли рано и возвращающиеся поздно. Гид, в целом, рассчитывает на присутствие и решающую помощь его коллег, которые, как и он, участвуют в процессе «доения коровы, Маттерхорн» (цитируя правдивое и подходящее выражение).

Следует признать что, в случае несчастного случая с одним из альпинистов, три хороших альпиниста, представляют собой большую ценность, чем два, поскольку раненый человек может остаться в компании одного человека, в то время как третий, самый быстрый из его товарищей, отправится за подмогой.

Четыре.— Это число альпинистов в группе, в целом, опасно и связано с увеличением продолжительности восхождения; оно более удобно для деления на два, но на склонах, на которых присутствует риск сбивания камней вниз, всегда существует больше опасности для групп из двух человек. Когда в 1932 году был покорен восточный склон Маттерхорна двумя друзьями, M. Бенедетти и М. Мацотти, которые взошли на вершину с отдельными канатами, каждый из них с двумя профессионалами из Бреуила, невероятные трудности, ожидавшие их на дистанции последних 300 метров, вынудили две группы держаться в плотном контакте друг с другом.

Одиночное восхождение.— Для полноты я добавлю несколько слов об одиночном восхождении. Разумеется, покорение высоких или сложных вершин, либо отдаленных или обособленных гор в одиночку присутствует безрассудство, поскольку в данном случае простое растяжение связок может привести к фатальному исходу. На Маттерхорн и Зинал Ротхорн взбирались альпинисты в одиночку. Laquinhorn или Weissmies из горного прохода Zwischbergen зачастую используют для одиночного восхождения. Если другие группы оказались по соседству, безрассудство сводится к нулю. Определенная компенсация такого безрассудства заключается в большем количестве впечатлений, поскольку никто не отвлекает внимание, далее, в меньшие сроки можно достигнуть успеха в искусстве восхождения, но при этом обязательно максимум осторожности.

Одиночному альпинисту следует предусмотреть определенные средства подачи сигнала (такие как, сильный свист), кусок легкого каната (репшнур, вспомогательная веревка), запас провизии и, если он отважится на покорение больших высот, очень легкий спальный мешок (изготовленный из mossigbatist).

По крайней мере, с точки зрения сложностей, одиночный альпинист находится в большей безопасности, поднимаясь в одиночку, чем поднимаясь в компании плохого альпиниста — истина, которая кажется не слишком очевидной для многих.

Для начинающих.— Руки используются по минимуму и по максимуму пропорционально углу откоса. Поначалу являясь бесполезными, руки затем становятся средством опоры для сохранения равновесия, и, в конце концов, они представляют собой инструменты для остановки и траверса. Новичок вынужден прибегать к их помощи слишком рано, поскольку лодыжки, колени и ноги еще все не приучились адаптироваться к неровностям очень крутой и изменяющейся поверхности земли, или альпинист еще не научился читать маршрут движения - горизонтальный, с уклонами или вертикальный, соответственно меняя тактику передвижения.

Выше описывались существенные проблемы, с которыми сталкивается альпинист. Их невозможно воспроизвести искусственно, и новичку следует следить за лидером, запоминая каждое его движение, какую ногу он переставляет, как и когда выдерживает паузу и передвигается дальше. И вновь, как, в свою очередь, он подтягивается и сжимается, как гусеница, и поднимает себя в регулярном ритме без колебаний или бесполезных движений. Новичку следует обратить внимание на то, как выбираются точки опоры для ног, по предпочтению направо или налево и никогда не слишком высоко вверх. Пока туловище поднимается с одной точки в другую, сознание (и позднее инстинкт) уже соединяет подъем из второй точки в третью.

В районе упавших камней, где приходится прыгать от одного валуна к другому, перед первым прыжком следует смотреть вперед, просчитывать второй прыжок во время исполнения первого, третий рассчитывается в ходе выполнения второго и так далее. Ритмически вовремя, как говорят музыканты, в непрерывном движении без остановок на валунах. Как ребенок, который учится читать, произносит первый слог, и чьи мысли и взгляд постепенно начинают опережать слово, которое он произносит. И вскоре предвосхищение достигнет такого уровня, что он будет читать так же быстро, как и говорит.

При спуске с крутых скал, выступающих наружу, альпинист перегибается для того, чтобы проанализировать поверхность земли. Эта задача более проста для исполнения (и рюкзак не так сильно обременяет) на диагональном спуске, который, кроме того, позволяет извлечь огромное преимущество из боковой кромки основания. Если уклон очень крутой, спуск по направлению внутрь обязателен (спуск с использованием веревки позволяет преодолеть наиболее сложные проходы).

При спуске по направлению внутрь новичок зачастую не может увидеть, куда поставить ноги. Будучи прижатым к камням, его тело закрывает собой все, что находится ниже его, и ему, таким образом, необходимо научиться, удерживаясь на руках, изгибать дугой свое тело для того, чтобы держать его в отдалении от стенки и держать ноги врозь или, по крайней мере, научиться чему-нибудь из перечисленного. Некоторые люди на спуске ставят руки слишком низко, когда их ноги еще не покинули точек опоры. Они забывают о своих ногах, а поставив руки и ноги на один уровень сложно продвинуться вперед без посторонней помощи. Волоча тело по уступу, новичку может не понравиться класть руки на ноги на определенных опорах, которые расположены ниже на стенке отвесной скалы, но стоит учесть, что, этот способ, как это случается, безопасно разрешает проблему равновесия, несмотря на то, что способ довольно чувствителен для альпиниста.

Опыт учит нас манипулировать веревкой лучше теории, но с начала новичка следует учить обращать внимание на веревку между предшественником и им самим. Он должен заметить, если она не подхвачена, и предупредить человека впереди, если в его распоряжении не осталось свободной веревки. Очень часто, если новичок устал и не внимателен, его мысли склонны бродить вдалеке, он становится рассеянным.

Спуск «en rappel (на веревке).»— Искусству спуска en rappel можно быстро обучиться, если упражняться в выполнении данного маневра на плоской поверхности. Принимая положение для спуска на веревке, новичку следует отойти назад, удерживая веревку, прокрученную через ствол дерева. Затем новичок откидывается все дальше назад, пока не ощутит определенное тормозящее усилие, удерживающее его от падения. Таким образом, появится уверенность, и ему останется только повторить эти действия сначала на поверхности с уклоном, а затем и на вертикальной плоскости, при этом ноги должны продвигаться вперед, а поверхность ступни размещаться на поверхности камня.

К рекомендациям по обеспечению надежности опор следует добавить следующую: устойчиво разместитесь в трех точках опоры, перемещая при этом одну из конечностей в четвертую точку.

Существует два упражнения для тренировки в помещении, которые позволяют достигнуть отличной подготовки и практически являются  основными упражнениями, необходимыми для альпиниста:

1. Российский танец, при котором каждую ногу по очереди вытягивают и сгибают, слегка подпрыгивая в наклонном положении; вытянутая нога касается пола пяткой, другая нога, согнутая, касается пола в тот же момент пальцами.

2. Вытягивание рук с соединением пальцев, зацепленных на дверную перемычку, сверху, следя за тем, чтобы ноги не касались земли.

Ледоруб. - Несмотря на то, что ледоруб поначалу стесняет движения (за исключением случая, когда он используется в качестве палки), новичок будет постепенно осознавать его значение в сохранении равновесия: (a) при движении сбоку на уступе или камнях, ледоруб следует держать на боку напротив стены, меняя и защищая руки; (b) при очень крутом спуске по направлению наружу, альпинист, сгибающийся вперед, опираясь одной рукой об опору, будет искать опору под собой при помощи ледоруба, который он держит в пределах досягаемости.

Ледоруб также будет служить в качестве устройства торможения при спуске бегом по земле, траве или осыпи. Удерживая ледоруб двумя руками, опираясь одной на рукоятку и продвигая его другой рукой вверх, можно сделать борозды на земле, и, откидываясь назад при сильном продвижении верхней части рукоятки вверх и придавливая нижнюю часть, можно осуществить мгновенную остановку. На крутых уклонах, покрытых травой, безопасность восхождения, так же как и спуска, обеспечивается путем тщательного врезания в породу.

Новичку следует научиться держать ледоруб либо подвешенным на запястье на петле, либо воткнуть его кончиком кверху в рюкзак (будьте осторожны, кончик не должен натолкнуться на отвес или нависшие породы); или пропущенным через узел веревки, способ, излюбленный гидами, который зачастую приводит к потере ледоруба.


На рисунке слева показан неправильный способ прохождения откоса уступа. Напор на ноги заставляет их скользить по склону. Правильный способ показан на рисунке справа.

 

Для новичка представляется невозможным в кратчайшие сроки привыкнуть к маршруту, который был взят при восхождении для использования при возвращении назад.  Ему следует часто оборачиваться назад, поскольку вид сверху значительно отличается от вида снизу. Для гарантии того, что при спуске маршрут будет найден при осложненном спуске (или если существует опасность образования тумана), часто используют красный мел для того, чтобы сделать отметки на камнях или кусочки бумаги (красные, если это возможно), или  строят пирамиды из камней. Некоторые заурядные гиды будут со злостью уничтожать все, что они могут.

Новичок, который делает остановку в Zermatt (Зерматте) обнаружит на Riffelhorn (Рифелхорне) отличные средства стимуляции самого себя в усовершенствовании искусства восхождения.  Можно практиковаться, используя длинные веревки на отвесах или в местах с небольшим количеством нависших пород на северном склоне.

Оборудование. — Новичок склонен восхищаться огромными башмаками, которые носят гиды, но ему стоит ценить преимущественно их навыки восхождения, а не вес и размеры их обуви. Ему будут советовать надеть ботинки, не слишком тяжелые и не слишком большие, с едва выступающими краями, кроме того, не слишком сильно окованные, поскольку слишком сильная оковка мешает завязыванию. Эспадрильи (сандалии или kletterschuhe) должны быть изготовлены с высокими передками и быть плотно облегающими. Нельзя допускать того, чтобы подошва (из прочного подошвенного каучука или фетра) промокала. Эспадрильи следует использовать только на сухих породах.

Шипы на альпинистской обуви  (Eckenstein ten-pointers) иногда требуются на ледниках.


Фото 11. Три последовательных стадии траверса скалы.


Фото 12. Типы крюка. Сверху слева:    ледовый крюк.    дюралюминий с алюминиевым кольцом. Центр: стальной крюк. (немецкий.) Сверху справа: стальной ледовый крюк (немецкий) в центре справа:  стальной крюк.  (немецкий). Слева в центре стальной крюк   (немецкий.) Снизу слева - грушевидный карабин.  (Доломит.)

 

Свитера должны быть очень короткими и не иметь ремней. Штаны не должны быть слишком массивными, колени должны двигаться.

Заплечный мешок с металлическим каркасом очень неудобен на скалах, более того, он может быть очень опасным.

При очень низких температурах и при наличии таких сложностей, что становится необходимым снимать перчатки (желательно использовать фасоны без пальцев), хорошим вариантом может быть надеть вязаные напульсники или двупалые перчатки и натереть пальцы мазью, состоящей из 4.0 грамм вазелина, 40 грамм белого воска и 0,05 грамм порошковой камфары.

Между новичком и альпинистом без гида, который может осуществлять восхождение на самые труднопреодолимые вершины, существует огромная пропасть и многие хотят преодолеть ее слишком быстро. Факт восхождения на Grepon (Грепон) тридцатью альпинистами без гида в один и тот же день определенно приближает день, когда вершину нельзя будет отнести к «самой трудной для  восхождения». Хотя автор не собирается рассматривать вопрос восхождения без гидов, он хотел бы напомнить читателю о том, что честь быть первой, идеальной в техническом отношении группой без гида, принадлежит англичанам; все наслышаны о великолепном восхождении на Meije (Мейе) в 1879 годы братьями Пилкингтон и Фредерик Гардинер, однако, следует заметить то, что в шестидесятых А.Г. Гирдлрстоун (A. G. Girdlestone) совершил более 70 восхождений без гидов. В 1855 годы восхождение без гида на Монблан было успешно выполнено Чарльзом Хадсоном и E. Ширли Кеннеди.

Искусственные приспособления.— На скалах их можно встретить более часто. Здесь веревка используется не просто в целях безопасности, но также в качестве средства восхождения и ее можно рассматривать в качестве искусственного средства помощи. Помимо очень короткого закидывания веревки лидером в местах без опор и восхождений en rappel, описанных выше, веревка использовалась для заброса с одной точки в другую в непосредственной близости (Aiguille di Amicis или Gross Spalihorn), или по направлению вверх над монолитом, таким как Edelspitze (Эдельшпитце) или Aiguille du Fou. Камень, закрепленный на завязке и привязанный к веревке часто помогал решить этот тип проблем. Руки, канат, ракета или лук использовались в качестве проекционных приборов. В определенных  случаях альпинист охватывал расстояние между двумя вершинами практически одинаковой высоты путем поднятия самого себя с помощью рук горизонтальной веревке. В других случаях он поднимался при помощи вертикальной веревки, которую он держал в руках, при этом ноги устанавливались на поверхности камня каждый раз, когда не хватало опор.

Альфред Куте Шамоникс (Alfred Couttet of Chamonix) отмечен за свое умение закидывать веревку, но следует отметить, что, тем не менее, Арманд Шарле (Armand Charlet) преуспел в восхождении на Aiguille du Fou без помощи веревки, закинутой на вершину. Закидывание веревки с крючком, закрепленном на конце, выполненное Ваймпером (Whymper) также многим известно

Использование деревянных лестниц возникло очень давно. Я однажды видел гнилые остатки лестницы на подножье расщелины на Dent Jaune.  На этом горном массиве лестница была высоко поднята для покорения Vierge de la Gagnerie, и недавно Р. де Жирард (R. de Girard) завоевал Gastlosen, используя  подобные искусные проделки (восхождение один раз с лестницей, ступени которой он поднимал отдельно и собирал их только у подножия последней преграды).   Гранд Капуцин (The Grand Capucin) Монблан ду Такул (Mont Blanc du Tacul) был преодолен в 1924 годы с использованием цельной лестницы, или если быть более точным, шеста с поперечными перекладинами. 

С появлением железных крючьев с кольцом (pitons) стало возможно покорение пика Aiguille du Giant, Petit Clocher du Portalet, и вершины Гранд-Жорас в массивe Col des Hirondelles. Однако, выяснилось, что на пик Aiguille du Giant можно подняться без вспомогательных искусственных средств по другому маршруту, когда в 1890 году Х.Пфаннль, Т.Майшбергер и Ф.Циммерманн взошли на него по северо-западному склону. Мне известно, что используются также легкие и прочные штычки с кольцами (pitons) из дюралиминия, но мне самому пользоваться ими не приходилось.

На некоторых пиках, которые изначально были покорены без вспомогательных средств, со временем все же были установлены канаты, тросы и веревочные лестницы. Примером этому служат итальянские маршруты и маршруты на Маттерхорне. Перила (закрепленные веревки) в настоящее время имеются на маршрутах горы Юнгфрау в Роттале, хребта Mittelegi горы Айгер, Gendarme на хребте Wellenkuppe-Obergabelhorn. При установке перил (закрепленных веревок) интереснейший пласт северного хребта горы Weissmies лишился всей своей замечательности.

Шамони сильнее сопротивлялся такой индустриализации своих гор. Ледоруб, поднятый на длину руки, заклиненный или зацепленный за трещину, преодолел высочайшие преграды пика Aiguilles du Diable и расщелины Кнубель на пике Грепон ледника Море Льда.

Молоток, естественное дополнение к крюку, также использовался, чтобы вырубить ступеньку в скале и часто чтобы сгладить острые углы для канатного спуска. У такого молотка должен быть черенок около 20 см в длину, в черенке должно быть отверстие, через которое можно протянуть петлю. Хотелось бы назвать один метод, который появился недавно, просто отдыхом, этот метод используется для преодоления нависающего льда с помощью крючьев, карабинов  и ледового топорика. В течение нескольких лет крючья использовали на ледяных склонах в целях безопасности и при веревочном спуске.

Не всегда можно использовать готовые веревочные кольца, и поэтому лучше взять небольшие куски очень крепкой веревки и связать кольца на месте. Не следует доверяться кольцам, оставленным другими партиями.

Прекрасны в использовании карабины швейцарских пожарных. Их внутренняя длина и ширина должны быть соответственно 10 см и 4 см, они снабжаются зубчатой застежкой.

Использование искусственных вспомогательных средств было встречено суровой критикой. Предсказывалась эпоха, когда будет использоваться динамит для раскрытия расщелин и ущелий на вертикальных гладких стенах, лишенных зацепок. Это, конечно, шутка, но пока нет ни одной партии, которая бы отправилась, не взяв с собой 70 карабинов и 80 крючьев, чтобы энергично взяться за решение определенной проблемы (см. журнал Alpine Journal, 343, стр. 401).

Где началось злоупотребление такими средствами и кто имеет право навязывать правила? Какие наказания можно применять (и как) к тем, кто нарушает эти правила?

Искусственные вспомогательные средства, используемые не для покорения недоступного пика, а чтобы поддерживать его коммерческое использование, а также искусные трюки, изменяющие вид пика, несомненно, достойны осуждения. Но как не удивляться, если противники искусственных вспомогательных средств настаивают на восхождении на Маттерхорн по маршруту Hornli, когда совершенно сухой хребет Zmutt, где ничего нет, ни цепей, ни крючьев, нисколько не труднее?

Раньше альпинист часто обладал личностью, в которой сочетались черты поэта и мечтателя. Сегодня, и даже еще больше завтра, в ней проступает торговец скобяными изделиями. Если техника не убила кураж, отвагу, не разрушает ли она часто что-то еще бесконечно более ценное? Могут ли торговец скобяными изделиями и поэт жить в гармонии в одном и том же теле, или же первый скорее всего выживет последнего? Большое число техников-максималистов можно обвинять в абсолютном пренебрежении к смерти (или восхищаться этим), сопровождаемом полным осознанием того, чем она может вызвана. Что бы ни говорили, нельзя отрицать, что несколько последних восхождений чрезвычайной трудности стали предметом очень художественного повествования, пример которого можно прочитать в «Восхождении на Маттерхорн по Восточному склону», рассказанном Маццотти в Rivista Mensile.

Если еще совсем недавно альпинист приносил с собой из гор видение ужасной бездны, где сегодня хладнокровие и клинометр фиксируют склон 60-70 градусов, не спускался ли он все равно на равнину полный эмоций и романтическими воспоминаниями?

В Альпах всегда будут их истинные любители, но число тех, кто предпочитает альпийскую гимнастику, растет.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru