Новейшая скальная техника и техника движения по трудным ледяным склонам



Новейшая скальная техника и техника движения по трудным ледяным склонам

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Лео Мадушка. Новейшая скальная техника. Перевод под ред. мастера альпинизма  Д. И. Гущина. Издание методкабинета ЦС ОПТЭ, Москва, 1935 г.



АНОНС КНИГИ В ЖУРНАЛЕ "На суше и на море"

Новые книги

На суше и на  море, №1, 1936

Лео Мадушка — «Новейшая скальная техника», издание ЦС ОПТЭ, 1935 г. Тираж 2000 экз. Объем 1 1/4 п. л. Цена 1 р. 25 к. Под ред. Д. Гущина.

Эта небольшая книжка является хорошим помощником для наших альпинистов в деле овладения скальной техникой,  так   необходимой  для  горовосхождений.

500 экз. этой книжки ЦС ОПТЭ бесплатно разослал по местным горным секциям и школам альпинизма. Остальная часть тиража поступила для продажи в магазин «Турист»   (Москва,   Арбат,  57).


   

Слева: обложка издания на немецком языке. Мюнхен, 1935 (?) год

 


Общие замечания

Задача настоящей работы—дать сводку уже общепринятых приемов скалолазания, дополнив их малоизвестными или вовсе незнакомыми материалами, и наконец систематически изложить новые технические способы и отдельные приемы, которые хотя и приобрели в последнее время широкое распространение, но еще не описаны связно в руководствах по альпинизму. Эта работа рассчитана не на начинающего альпиниста, а на лиц, подготовленных к изучению высшей и новейшей техники альпинизма и чувствующих, что им уже по силам самые серьезные и трудные задачи.

 

I. Основные требования к альпинисту

Под этим подразумевается вся сложная совокупность качеств, способностей, знаний и уменья, овладение которыми дает возможность считать альпиниста подготовленным для совершения самостоятельных, без проводника, трудных скальных восхождений.

Обязательным требованием является знакомство с основными понятиями науки о горах (некоторые геологические, географически-орографические, этнологические познания), а также элементарное знание метеорологии, умение читать карту и ориентироваться на местности. К этому относятся также некоторые знания по геоморфологии и уменье различать породы камней и их образование, знание строения гор, детальное знание строения скал и всех понятий и терминов, которые выработаны для их описания и имеют общее распространение.

После всех этих элементов, служащих лишь для подготовки, следует перейти к знаниям, относящимся к самым восхождениям. Все, что касается подготовки, планировки и проведения большого горного похода, все обстоятельства, а также практические и теоретические детали до незначительнейших (и тем не менее весьма важных) мелочей — все это столь же важно, как и весь круг вопросов о ходьбе с проводником или без него, о составе группы и товарищах по веревке, выборе спутников, об обязанностях альпинистов, взаимопомощи. Если в этом отношении не все урегулировано, то это значительно хуже, чем если кто-нибудь спутает бергшрунд с рандклуфтом или будет знакомиться с ходьбой по компасу в тумане, не изучив этого предварительно дома.

Этим мы заканчиваем предварительные рассуждения и переходим к практике — к продвижению в условиях высокогорного рельефа. До этого должны быть усвоены общие основы хождения в горах как по дорогам, так и по труднопроходимой местности, основные понятия о ходьбе и лазании при подъеме и спуске, по траве, камням, нетрудным скалам. Затем нужно ознакомиться с особенностями и формами скальных участков, их обычным обозначением, их специальными свойствами, трудностями и опасностями. Далее надо знать важнейшее о технике лазания, о технически и тактически правильных, рациональных и экономичных способах лазания, о лазании на захватах и упорах, о ползании, о лазании с подтягиванием и с выжиманием и еще о разных вещах, связанных с темой «Основы хорошего стиля скалолазания».

На широкой основе всех этих требующихся данных воздвигается в качестве следующего этапа абсолютно необходимых знаний овладение основными возможностями и приемами обращения и использования веревки. Требуется, наряду с само собой разумеющимся знакомством хотя бы с одним хорошим узлом, теоретическое понимание и практическое уменье ходьбы на веревке при подъеме и спуске, знание заботливого и безупречного обращения с веревкой и последнее и самое важное — безупречное знакомство с охранением веревкой во всех его разнообразных формах. К этому относится в полной мере то, что будет сказано в разделе о взаимопомощи и спутниках. Хорошее, обдуманное охранение является существеннейшей предпосылкой скалолазания высшего класса. Овладеть охранением нужно еще в стадии первоначального обучения: тот, кто тогда не усвоил его принципов, не будет знать их и позже. Всякое легкомыслие в этом вопросе представляет полнейшую безответственность. И, наоборот, старательность, точность и обдуманность в этом направлении являются лучшей рекомендацией альпиниста для трудных скальных восхождений.

Наряду с основным знанием охранения в его различных видах требуется знание техники и условий спуска по веревке и само собой разумеющееся практическое освоение одного из проверенных на практике методов такого спуска. По существу речь идет лишь об единственном методе — о способе Дюльфера («Дюльфер-зитц»), с перебрасыванием веревки через плечо.

Вместе со всем тем, что относится к овладению общей техникой использования веревки и охранения и их применения, требуется еще подлинное и основательное знание опасностей гор вообще и в частности опасностей скалолазания, объективных и субъективных источников опасностей, требуется овладение наиболее целесообразными и эффективными приемами борьбы с ними. К последним относится знание о наивыгоднейшем поведении в каждом опасном положении: о наилучшем самоохранении, о наиболее надежном охранении, о наиболее эффективном и наиболее остроумном в каждом случае прикрытии.

В заключение этой главы следует в качестве требований упомянуть и об умении организовать вынужденную ночевку, знании сигналов  бедствия, знании приемов первой помощи при несчастных случаях.

Этот перечень необходимых требований, являющийся напоминанием, а не изложением, имеет, подчеркиваем еще раз, двоякое назначение: во-первых, точно ограничить круг вопросов настоящей работы; во-вторых, привлечь путем перечня того, что не вошло в данное изложение, внимание к отдельным частностям. Этой же цели должен служить и следующий ниже краткий указатель учебной литературы, никоим образом не претендующий на полноту.

Наряду со старыми (и, естественно, частично устаревшими) руководствами Дента, Маурера, Пуртшеллера, Айхингера, Нидермайера и других, следует из более новых и новейших упомянуть хорошие и обстоятельные книги Иттлингера («Альпинизм» и «Горовосхождения без проводника»); последнее издание известной книга Ниберля по лазанию («Скалолазание»); изданные секцией УТО швейцарского альпийского клуба «Советы альпинисту»; широко задуманные «Горовосхождения» Энценшпергера (скальную технику обработал Рэкль); небольшую, но очень поучительную книжечку Гретчмана «Скалолаз и его техника» и большой «Альпийский справочник» германского и австрийского Альпен-ферейна, являющийся стандартным руководством (техника лазания обработана Краусом). (Вместе с тем следует указать на книгу «Венский учитель лазания» К. Прусика, на маленький фотоальбом Флегс'а «Скалолазание в образах и правилах» и на сжатую, но содержательную брошюру о вершке, изданную баварской секцией Альпен-ферейна («Применение веревки»).

Сравнительно мало известны превосходные статьи Ламмера о технике альпинизма («Юнгборн» 2 ч.) и в первую очередь очерк «Система Тзйлора для альпиниста». Надо назвать гимнастику для альпиниста, написанную Прусиком. В заключение не следует забывать о классической работе (вышедшей 9 изданием) — «Опасности Альп» Зигмонди-Паульке.

 

II. Дополнения

1. Несколько замечаний о снаряжении

Начнем с того, что ближе всего альпинисту, — с его костюма. В дополнение к тому многому, что уже известно, следует только сказать, что покрой должен быть удобным и давать свободу движениям (вставные клинья в шагу и в напуске брюк-гольф). Рациональность костюма может прекрасно совмещаться с хорошим внешним видом.

Далее никаких наружных карманов, подымающийся воротник, скрытые пуговицы, большие внутренние карманы. Куртка должна быть прилегающей к талии и короткой, однако не настолько короткой, чтобы при малейшем движении подыматься выше пояса брюк, так как в случае вынужденной ночевки холод проникает именно в этом месте.

Из материй следует предпочитать (при прочих равных, с точки зрения альпинизма, качествах) те, которые быстро сохнут. Английская кожа не обладает этим свойством, несмотря на свою большую прочность. Хорошие результаты показал манчестер (вельвет) и рубчатая ткань «эйзенкордштоф»; при этом, при хорошей подкладке, они быстро сохнут.

Короткие штаны (из кожи), оставляющие колени голыми, можно рекомендовать лишь для небольших прогулок; при отсиживании в скверную погоду они могут сделаться источником опасности.

Головные уборы могут быть самыми разнообразными, начиная от легкой спортивной повязки до авиационного шлема. При разнообразии вкусов по этому вопросу, следует только заметить, что для более длительных походов следует брать какую-нибудь шапку посолиднее на случай непогоды. При возможности камнепадов также следует захватывать головной убор поплотнее.

Ботинки для лазания должны при всех прочих само собой разумеющихся качествах иметь действительно прочный кожаный рант. В качестве подошвы для трудных скальных восхождений в настоящее время признается только манхон (вид технического войлока) Однако сорта последнего бывают весьма различными. Идеалом является средняя мягкость и в то же время прочность. Не рекомендуется сразу проводить трудные восхождения в новых скальных ботинках с еще толстыми и твердыми подошвами. Известно, что ботинки для лазания служат лучше всего, когда они уже основательно обношены. Далее важно, чтобы они облегали ногу и чтобы край подошвы совпадал с линией конца пальцев. Хорошо зарекомендовали себя ботинки со сменной подошвой.

О  рюкзаке. Норвежский рюкзак прекрасен для гоpных хижин, но совершенно непригоден для скалолазания. Специальный рюкзак   для   скалолазания   должен быть небольшим, сделанным из прочной материи и без наружных  карманов.   Во   многих   коротких   скальных восхождениях в настоящее время часто  ходят вовсе без рюкзака. Поэтому следует еще раз указать на необходимость  возможно более вместительных карманов в платье.

Для больших и трудных стен, особенно при отсутствии абсолютной уверенности в хорошей погоде, нужно всячески рекомендовать маленькую палатку-мешок («цельтзак») (Палатка  типа  Здарского (Ред.). Она весит немного и уже спасла немало жизней при снежных бурях и во время вынужденных ночных привалов на льду. В подобных обстоятельствах хорошо служит также превосходный легкий плащ Клеппер, прекрасно зарекомендовавший себя, так же как и палатка Клеппер, особенно удобная для больших отпускных путешествий.

Мельком, поскольку мы уже затронули тему об одежде, можно упомянуть о там, что перчатки также могут оказаться весьма полезными, особенно хороши так называемые «фингфлинги», оставляющие свободными кончики пальцев и позволяющие лезть по труднейшим скалам, сохраняя в то же время руки в тепле

Переходим теперь к веревке. Для трудных восхождений длина должна быть минимум 30 метров, для труднейших лучше брать 35 метров. 40 метров могут понадобиться лишь очень редко, но, несмотря на это, могут оказаться весьма уместными. Всегда бывает неприятно, когда приходится экономить веревку на трудных (и особенно длинных) стенах. Веревки — только крученые, из длинноволокнистой пеньки (манильской или фессенской), не тоньше 13 мм или две веревки по 10 мм каждая (двойная веревка). Предполагается известным, как устранять скручивание (Укрепив  один  конец,  обтягиваете  веревку через круглую палку.   Новая  веревка  кладется на 25—30  мин   в воду  50—60° тепла, после этого веревка сильно натягивается для сушки), так же как предполагается известным, что употребление тканных веревок равносильно самоубийству От   неравномерного  напряжения   на  отдельные  ткани  таковые рвутся быстро изнашиваются и веревка легко рвется  (Ред.). Промежутки между людьми на веревке надо отмечать тонкими красными нитями, а не краской. Репшнур почти всегда требуется при трудных восхождениях его можно применять везде и для разных целей. Минимальная толщина — 7 мм. Пояса для лазания не могут быть порекомендованы из-за ненадежности, в настоящее время хорошие скалолазы больше не употребляют их.

Теперь переходим к инструментарию. В первую очередь сюда относятся крюки. Употребляют, во-первых, крюки Фихтля (крюки с кольцами — лишь в особых случаях) различной толщины (для более трудных восхождений особенно (нужны малые и тонкие) и различной формы — для горизонтальных и вертикальных трещин в скалах Опыт показал, что больше идут крюки для горизонтальных, чем вертикальных трещин. Материалом для крюков (служит не слишком мягкое, но и не слишком жесткое ковкое железо.   Крюки из дюралюминия не оправдали себя. Количество определяется потребностью. Захватывать более 10 штук, идя на уже пройденные ранее стены, излишне. Карабины (без изгиба, грушевидной и круглой формы) делаются большими и маленькими. Следует прихватывать оба сорта. Более крупные особенно нужны тогда, когда идут на двойной веревке. Хороший карабин должен удовлетворять следующим требованиям: прочность на растяжение, надежность при изгибе, не слишком тугое и не слишком слабое защелкивание Лучше иметь лишний карабин, чем ощущать недостаток их. 10—12 карабинов достаточно даже для труднейших восхождений.

В походе крюки и карабины должны быть расположены так, чтобы они не мешали и в то же время были готовы к работе. Один вешает их на петлю, обходящую вокруг груди, другой—на специальный репшнур, пущенный через плечо. Третий прячет их в карманы.

Перед особо трудными местами, требующими крюков, надо еще раз проверить, находятся ли крюки и карабины под рукой.

В скальном молотке существенно следующее: короткая ручка, затупленный долотообразный нос, петля на рукоятке. Молоток должен быть легким и в то же время «увесистым» при ударе. Абсолютно необходимо укрепление его на длинном шнуре к брюкам, куртке или вокруг плеча,— «как именно» — спорно и очень индивидуально: каждый имеет свой собственный прием. Важно только, чтобы молоток не мешал при лазании, не рвал платья и был под рукой. B остальном каждый волен поступать, как ему хочется.

Иногда могут сослужить хорошую службу железные кольца (Кольцо одевается на веревочную петлю-кольцо, набрасываемую на выступ скалы при свободном спуске   (Ред.), особенно при спуске на веревке, когда при их отсутствии пришлось бы пожертвовать карабином.

Мало известен, но очень полезен при трудных восхождениях так называемый «крюкоуловитель» — миниатюрный карабинчик, привязанный шнуром сверху к куртке. Назначение его—страховать от возможного падения (что случается нередко) крюк, забиваемый в трудном положении. (Крюк берется на карабинчик и, если крюк при заколачивании падает, то он оказывается изловленным на аркане.

К разделу о снаряжении можно еще добавить, что всегда (даже при отсутствии рюкзака) следует прихватывать с собой немного резервного провианта. Далее, при всяких осложнениях могут творить чудеса таблетки колы (Растительное вещество, возбуждающее силы); часто бывает достаточно сознания, что они захвачены с собой.

 

2. К вопросу о местности

То, что нужно здесь сказать, можно сформулировать в нескольких фразах. Преобладающее количество трудных и труднейших скальных восхождений группируется в районе Северных Известковых Альп и Доломитов. Именно там скальная техника развилась до своей современной высоты и там праздновала она свои самые прекрасные победы. Современная скальная техника носит на себе поэтому, поскольку она рассчитана на лазание по крайне трудным известнякам и доломитам, ярко выраженные черты необходимых там рациональных и максимально эффективных методов работы. Вся техника применения крюков развилась из лазания по известнякам. Лишь после того, как она была разработана там до редкого совершенства, она медленно начала проникать в другие виды скалолазания (и наконец в ледовую технику).

Несмотря на все блестящие достижения современной техники применения крюков в первичных породах (подходы со стороны Флуатена к Фельдкопфу, южный гребень Эгюэль Hyap де-Петере и т. д.), все же Северные Известковые Альпы и Доломиты остаются и сегодня основными районами для труднейших восхождений с применением крючьев и останутся таковыми всегда, поскольку они предназначены к тому природой.

 

3. Проведение восхождения и требования к участникам

Ко всему тому, что предполагается знакомым о планировании и проведении трудного скального восхождения, нужно в этом месте добавить только следующее.

Хороший схематический рисунок восхождения часто бывает лучше скверного описания.

Для того, чтобы в случае сомнений в погоде найти правильную равнодействующую между осторожностью и отчаянной дерзостью, следует идти по линии предприимчивости и осторожности.

Во всяком случае лучше протаскать с собой понапрасну палатку Здарского, чем не иметь ее при себе в решительный момент. При внезапном наступлении скверной погоды надо по возможности быстрее уходить с длинной стены вниз или вверх. Преждевременное устройство бивака на не вполне подходящем месте при серьезной перемене погоды может оказаться весьма опасным.

Наилучший состав группы для трудных восхождений это — хорошо сработавшаяся и тренированная двойка. Группа из трех оказывается слишком медлительной для длинных восхождений. При наитруднейших восхождениях веревка должна, собственно говоря, состоять из двух «передних». Если они оба взаимно дополняют друг друга (техник и силач), то эта комбинация является идеальной и устраняет вечный спор о там, кому вести, так как в этом случае каждый ведет по «своим» участкам. Веревка предполагает подлинное товарищество.  Этим сказано все.

Теперь несколько слов о градации современных скальных восхождений по трудности. Наилучшей является шестистепенная (с подразделениями) таблица Вельценбаха. Ее можно привести с примерами из района Кайзергебирге.

1.   Легкие. Нижняя граница — Задний   Гоингер Хальт. Верхняя граница — Карлшпице с востока

2..   Средне-трудные. Нижняя граница—Малый Хальт (плато Хальта) — Эльмауер Хальт  Верхняя граница— Тотенкирхль, Путь проводника.

3.  Трудные.    Нижняя   граница — Северный    гребень Заднего Гоингер Хальта. Верхняя граница — Тотенкирхль, Херольвег.

4.  Очень трудные.   Нижняя   граница — северное   ребро   Предигштуля.   Верхняя    граница — Тотенкирхль, Путь к Пфейлеру.

5   Труднейшие.   Нижняя   граница — северо-западная стена Малого Хальта то Дюльфервегу до западной стены Тотеккирхля. Верхняя граница - восточная граница Флейшбанка до Тотенкирхля, западная стена непосредственно в лоб.

6   Исключительно   трудные.   Нижняя  граница— Флейшбанк, Дюльферрйс до Предигштуля, западная стана (пo Фихтль-Вейнбергервегу). Верхняя граница — юго-восточная   стена    Флейшбанка,  восточная стена Кристатурма,   Предигштуль—средняя   вершина и западная стена. 

 

4. Продвижение по трудным скалам

Здесь можно дать несколько общих существенных указаний о технике продвижения в трудных скалах и сформулировать несколько основных законов технически правильного, экономически рационального лазания. Вместо описания многообразных способов и видов лазания или перечисления (всех технических подробностей    (это    относится   к   «требованиям»)    здесь даются лишь  формальные указания в виде коротких правил, относящихся к технике и психотехнике.

1)  «Лезть глазами» - раньше, чем прикасаться руками. Прежде чем приниматься за участок, нужно точно расположить его в голове. Пальцы и ступни нoг должны выполнять, до известной степени, лишь ту работу, которую уже проделали во всех мелочах глаза. Часто рекомендуемый   метод   «выучивать   наизусть»   какое-либо место (применяясь к нему многократными пробными попытками)   неприменим   к   большинству  трудных мест. Последние преодолевают в первой же попытке или уже никогда. Поэтому еще раз: сперва нужно лезть глазами.

2)  Лезть спокойно, тщательно, чисто. Лазание «рывком»  в   чистом  виде   может   быть   оправдано  лишь в очень редких местах. На трудных скалах всегда нужно иметь три точки   опоры.   Каждое   движение   должно быть «пригнано», быть плавным и ритмическим и не переходить поспешно и судорожно в следующее. Оно должно быть «продуманным», т. е. бессознательно правильным и продиктованным инстинктом лазания. Это прежде всего и особо важно на ломких трудных скалах, где в первую очередь мoгут проявиться качества первоклассного скалолаза.

3) Беречь силы. Современные большие восхождения требуют в общем такой затраты сил и энергии, что сбережение их запаса является абсолютной необходимостью. Отсюда точность и «автоматизация», тэйлоризация движений, как указано во втором правиле. Всегда располагать резервам запасных сил.

4) Лезть больше ногами, чем pуками. Лазание является продолжением ходьбы. Этот взгляд все более подчеркивается в последние годы. Недаром говорят: «ходить» в скалах и «ходок пo скалам». Подниматься надо, не столько подтягиваясь на руках, сколько выжимаясь на ногах. Лезть больше на упорах, чем на захватах. Это чаще дает возможность принимать стоячее положение, что  особенно важно для  сбережения сил. Вместо того, чтобы превращать руки в орудия для подтягивания и оставлять ноги в бездействии, надо, где только возможно, ступать вверх, пользуясь в то же время захватами для выжимания и упора. Ладонные бугры, оказывающие противодавление концам пальцев, сказывают часто ценную помощь. Также бывают полезны боковые или нижние захваты.

Исключительное   значение   для   правильного стиля хождения в трудных скалах имеет следующее:

5)  Продвижение на распорах. Продвижение при хождении в скалах вообще (а не только в расщелинах, желобах и каминах) производится на распорах. Распор — это великий секрет хорошего, элегантного и yвeренного лазания, альфа и омега всей науки  о лазании. Позиция развилки и угловая позиция при распоре и расклинке объясняют и еще одно основное положение правильного лазания, впервые формулированное Прейссом. Оно гласит:

6)  На каждом участке  по возможности   лезть по вертикали. Это совершенно понятно,  так как всякое рычажное действие вбок является нерациональным  и может даже сделаться опасным. Поэтому надо больше продвигать себя вверх на распорах, чем подниматься, нажимая на колени.        

7)  Примениться к форме скал и особенностям данного участка. Это значит быстро и безошибочно определять тактику. Иногда  нужно  оторваться   от  скалы, довольствуясь незначительнейшим трением.   (Reibung) и  полагаясь на тончайшую  игру равновесия при минимальной связанности (Gebundenheit) и максимальной свободе» (Freiheit) (Пфанль), т. е. действовать по принципу «прочь от скалы». Иногда же применяется равнозначный ему, но обратный принцип «ближе к скале», требующий присасывания к камню, полного использования трения  и  тесной   внутренней   связи со скалой. В обдуманной и целесообразной смене обоих принципов также в значительной мере заключен секрет успеха на трудных и труднейших местах.

8) Еще один психотехнический совет: «Освободиться от вcex «представлений, вызывающих торможение, как связанных с высотой и бездной, так и зависящих от суждений других людей» (Гретчман). К этому нужно еще прибавить следующее: не терять душевного равновесия от случайностей или несчастий, быть готовым ко всему и проявлять в критических положениях железное спокойствие и решительность. Это — единственная возможность сохранить жизнь в целости во всех случаях. Во всяком случае — это качества, которые должны быть в наличии, и научить им нельзя.

Маленькое дополнение: мышцы и дух. К скалолазанию применима основная истина: дух повелевает телом. Это, конечно, не значит, что дух дает один победу над трудными скалами. — Нет. Без железных пальцев и большой, очень большой силы нельзя преодолеть ни одной из крайне трудных, по современным понятиям, стены, во всяком случае в качестве ведущего. Однако и чистая грубая сила гиревика не является здесь решающей. И здесь, как и во многих других видах спорта, прекраснейшие победы принадлежат эластичным мышцам и ловким движениям. Сила должна считаться с тем важнейшим физическим качеством, которое называется гибкостью и которое в неразрывной связи с некоторыми внутренними качествами может с лихвой заменить бицепсы молотобойца. Эти внутренние качества заключаются в определенном устремлении, дающем, когда этого требуют место и время, неукротимую энергию, направленную силу действия, стальную волю и хладнокровный характер.

Существует два принципиально различных типа хорошего скалолаза и соответственно два столь же разных стиля скалолазания. Один из этих основных стилей больше ориентируется на технику и более спокоен, второй — на силу и более подвижен. Если захотеть приурочить их к именам, то первый можно было бы связать с Дюльфером, а второй — с Пнацем. К одному из этих двух тяготеет любой личный стиль (Personliche Stil). Несомненно, что каждый скалолаз должен носить в себе возможности и обратного стиля: техник — силу, а силач — технику. Но всегда одна из этих черт является доминирующей.

Всякий индивидуальный стиль подвержен переменам. Влияние определенного участка может так изменить личный стиль скалолаза, что техник начнет работать силой и обратно. Самое важное в этой «изменчивости» личного стиля заключается в том, что хороший скалист (представитель любого из двух основных стилей) благодаря тому, что он обладает способностью в нужном месте и в решительный момент «менять» стиль, т. е. работать в другом стиле, не рискует оказаться в таком положении, когда ему придется застрять на каком-либо месте из-за неприменимости свойственного ему стиля. Это значит, что ему, если он техник, не грозит опасность отступить на характерном участке, требующем применения силы, или, если он силач, на явно выраженном техническом участке. При наиболее серьезных восхождениях, когда ведущему постоянно попадаются участки то одного, то другого стиля, это качество — менять собственный стиль — имеет особенное значение. В последнем счете и оно зависит от головы, а не от мышц. В нем и через него проявляет «каждый хороший скалолаз в развитии своей техники печать определенного и соответствующего его личности своеобразия, своего «стиля» (Гретчман).

Этот раздел мы заканчиваем замечанием, что в искусстве лазания, как и везде в жизни, сила сама по себе является ничем, а оформленная сила — всем.

 

5. Веревка, ее обслуживание и использование для охранения

К этому общему разделу, как уже было сказано в «требованиях», не нужно добавлять многого. Уместны только некоторые замечания.

Как уже было сказано, группа на веревке — это тесное товарищество. Несмотря на то, что это по существу само собою разумеется, данное повторение все же не является лишним.

Также было уже формулировано, что обслуживание веревки, особенно при наитруднейших восхождениях и при сложном маневрировании на веревке, должно быть точным, безупречным, крайне тщательным и внимательным.

Все сообщения «Я стою», «Подходи», «Иду», «Подтягивай веревку» и др. должны быть краткими и точными.

Об охранении. Никогда не охраняй одними только руками, но применяй всегда плечевое охранение. (Веревка идет от охраняемого под руку охраняющего и вверх по его спине к другому его плечу. Нельзя прямо перекидывать спереди через плечо веревку, идущую от лезущего!)

Правильное положение ног,— нагруженный конец веревки (т.е. идущий к лезущему) и выставленная вперед для упора нога должны находиться на одной стороне (рис. 1).

Особенно тщательного обслуживания требует ходьба на двух веревках, на «двойной веревке», всегда применяемой теперь при трудных восхождениях. При ней нужно употреблять по возможности большие карабины (или же два маленьких), правильно подвешивать карабины к крюкам и пускать обе веревки так, чтобы они не путались и шли строго параллельно друг к другу. Если веревки лишь с трудом проходят через ряд карабинов, то второй должен по возможности облегчать первому вытягавшие веревок, приводя их в мелкое колебательное движение.

Охранение имеет смысл и ценность только в том случае, если охраняющий сам охранен,— очевидное требование, против которого много и злостно грешат. На очень трудных стенках естественные площадки для остановки с охранением встречаются очень редко, часто и вовсе не встречаются. В этом случае имеется один лишь выход — крюк и   самоохранение   (рис. 2).


Рис.1. Охранение через плечо

Рис.2.  Самоохранение и охранение первого

Способы самоохранения: 1) во время привязывания к веревке делают на ней перед собой петлю длиной около 1 метра (с карабином), либо 2) делают эту петлю в случае необходимости. Накинув петлю на крепко забитый крюк, можно чувствовать себя (даже в случае, если для ноги есть только маленький упор) столь же уверенным и даже более уверенным, чем на самой лучшей и просторной площадке для стояния.

Когда первый   подходит   к подобному  месту, где можно забить крюк, то его первой задачей должна являться организация самоохранения на крюке. Равным образом и второй, подойдя к первому, должен привязать себя на карабине к крюку, прежде чем первый отвяжет самоохранение и пойдет вперед. Этот метод является наиболее надежным и единственно правильным при особо трудных восхождениях, где нет естественных пунктов для охранения.

Опорным является вопрос, следует ли при плечевом охранении пропускать веревку, идущую к лезущему, еще сверх того и сквозь карабин забитого ранее крюка для остановки (штандхакен). К этому нужно заметить, что если крюк забит в удобном месте, т. е. так, что не мешает правильному плечевому охранению, то веревку можно спокойно вложить в карабин (рис. 2). Возражение о том, что в случае падения лучше перенести рывок на плечо охраняющего, чем на менее эластичный карабин, может быть опровергнуто указанием, что чаще всего рывок все равно прокладывается на карабин промежуточных крюков и что такой пропуск веревки сквозь карабин крюка для остановок (штандхакен) не играет большой роли. В том же случае, когда веревка прямо идет от охраняющего к первому, без промежуточных крюков, пожалуй, лучше (особенно если крюк для остановок забит неудобно) взять на карабин лишь само охранение и пропустить веревку через плечо. Здесь нельзя найти общего решения, так как слишком многое зависит от конкретных обстоятельств, и надо предоставлять ведущему поступать, как ему кажется целесообразным и как диктует ему находчивость и чувство ответственности.

Одно из новейших руководств по лазанию рекомендует перекидывать веревку одним оборотом (вокруг карабина, прежде чем пускать его к лезущему. Этот способ должен быть отвергнут решительнейшим образом. Если веревка и не порвется в любом другом месте, то она уж наверняка лопнет здесь в этой закрепленной, совершенно неэластичной и непружинящей точке.

Простое охранение «ножницами» («шерензихерунг»), состоящее в крюке (мауэрхакен), забитом очень высоко, обычно перед местом, подлежащим траверсированию, употребляется на практике довольно часто, по возможности в соединении с «зейльцугом». В то же время настоящее охранение двойными «ножницами» употребляется в горах гораздо реже, чем в школах лазания. Охранение при помощи второй веревки при трудном траверсировании, так называемое охранение «перилами», будет упомянуто ниже при разборе траверсирования на веревке, к которому оно собственно и относится.

Еще несколько слов о поведении при падении. Падение бывает двух родов: непредвиденное (в большинстве случаев, когда подламывается опора или захват или внезапно срываются руки, ноги) и вынужденное (изнурение, попытка, предпринятая с учетом возможности падения). В то время как при первом удача падения является более или менее делом случая, при втором можно при молниеносной сообразительности и присутствии духа еще воздействовать на исход падения. Здесь возможны различные пути:

1)  Если стена не является слишком крутой, то лучше всего попытаться превратить падение в скольжение и направить все силы и всю ловкость на то, чтобы не полететь навзничь, отделившись от стены.

2)  Если внизу, не слишком далеко от места падения, имеется крюк, то иногда посчастливится сделать хорошо рассчитанный   прыжок   к нему, особенно   если охраняющий быстро поддернет к себе веревку.

3)  Если стена в этом месте вертикальна или почти вертикальна, то, несомненно, не худшим исходом будет, если своевременно набраться решительности, в последний  момент   оттолкнуться   от   стены   и добровольно прыгнуть в  пропасть. Этим   можно   избежать   почти всегда смертельного падения навзничь со стены с большей вероятностью, чем если довести себя до падения от потери сил, которое обычно и происходит навзничь.

Впрочем, вce эти советы имеют лишь условную ценность. Слишком много мажет быть здесь не подлежащих учету моментов, слишком многое зависит от удачи.

III.  Новейшая  техника  применения  крюков и веревки

Основой являются две веревки и «инструментарий», состоящий из крюков, молотка и карабинов. Сюда же относятся еще репшнур для петли, нужный при подъеме, петли для сидения (Sitzshlinge), охранения и спуска по веревке и для других целей, так же как доски для сидения (Sitzbretter) и петли (Künstliche Tritte), применяемые при некоторых весьма трудных восхождениях.

Здесь было бы уместно заняться в тысячный раз обсуждением темы о допустимости искусственных вспомогательных приспособлений. Но это не входит в наши расчеты, так как настоящие строки ставят задачей не рассуждать, а излагать факты, и вообще преследуют чисто практические цели.

После упоминания об «инструментарии», о составных элементах которого (и об их применении при трудных восхождениях уже говорилась выше, нужно остановиться на основе работы в тяжелых скалах — на забивании крюков. Здесь многое не поддается объяснению; некоторые вовсе не могут постигнуть это искусство. В первую очередь нужно запомнить следующее:

1.  По возможности заколачивать крюк сверху вниз.

2. Забивать его  так, чтобы он прилегал кольцом к скале, т. е. обладал сопротивлением опоры.

3.  Лучше загнать целиком короткий крюк, чем наполовину—длинный, так как во втором случае получается опасный эффект рычага.

4.  Если крюк забит плотно, то он «поет»; если он не забит или сидит плохо или если камень оказывается ломким, то он дает дребезжащий и надтреснутый звук.

5.  Когда приходится забивать крюк  в ненадежном месте, то нужно применять «крюкоуловитель».

6.  Необходима осторожность при забивании крюков в ломкие скалы, так как могут отвалиться целые глыбы.

7.  Прежде чем довериться старому, ранее забитому крюку, его нужно тщательно проверить.

Об обращении с карабинами заметим следующее:

1.  Если какой-либо крюк забит неудобно, то лучше подвесить к нему два карабина для того, чтобы обеспечить ровное скольжение веревки.

2.  По этим соображениям надо захватывать с тобой круглые карабины, которые хотя и хуже грушевидных, но иногда удобнее прицепляются к глубоко   сидящим крюкам.

3.  При двойной  веревке  на решающих   крюках — большие карабины.

4.  Веревка должна быть заложена в карабины правильно, т. е. так, чтобы она скользила   гладко   и без трения. В противном случае можно попасть в весьма затруднительное положение.

5.  Пройдя участок по длине веревки, второй должен каждый раз передавать первому снятые карабины.

6.  Перед каждым   сложным   и длинным   участком, требующим применения крюков, первый должен снабдиться достаточным количеством карабинов и держать их наготове так, чтобы они были под рукой, без поисков; лучше всего засунуть несколько штук в карманы брюк.

7.  Если тебя покидают силы перед крюком, до которого ты уже можешь дотянуться рукой, то не цепляйся пальцем за кольцо крюка. Это дело не кончится добром. Лучше собери силы и постарайся одеть на крюк карабин. Ты получишь в три раза более надежный захват, а также сможешь быстро подвесить к нему веревку. В противном случае твой палец быстро ослабеет, в то время как ты не сможешь подцепить карабин к занятому пальцем кольцу. Значит, «за последнюю соломинку» надо хвататься не непосредственно, а с помощью карабина!

О назначении крюков для остановок (штандхакен) и промежуточных крюков (цвишенхакен) в этом месте нe приходится много говорить. Крюки для остановок, как основа, должны быть загнаны намертво. То же желательно, но часто недостижимо и при промежуточных крюках. В крайне трудных местах нередко приходится забивать промежуточные крюки через два-три метра, так как доказано на опыте, несмотря на иные данные теоретических испытаний, что свободное падение на 15 метров (т. е. на 7,5 метра над последним крюком) при 12-миллиметровой веревке кончается разрывом веревки. Поэтому при особо трудных восхождениях и длинных участках рекомендуется в качестве надежного лишь хождение на двойной веревке.

О различных способах охранения было уже в существенных чертах сказано в предыдущем разделе. Обратимся теперь к собственно новым методам современной скальной техники.

 

1. Зейльцуг (подтягивание веревкой)

Характерным в новейшей технике скалолазания является то, что веревка используется не только как средство охранения, но и для непосредственной помощи в движении. Первой из этих новых возможностей является простой способ подтягивания веревкой (зейльцуг). Его можно применять по-разному и в различных целях. Роль его при всех труднейших восхождениях совершенно исключительная.

Его первое применение состоит в облегчении отдыха до или после особо трудных мест. Если первый достиг хорошо забитого крюка, подвесил к нему карабин и веревку и хочет передохнуть, то он командует: «Подтяни веревку». Тогда второй натягивает внизу веревку (плечевое охранение), в то время как первый упирается ногами в стену и удерживается   натяжением  веревки через крюк, давая отдых освободившимся рукам. При этом второй должен, конечно, внимательно следить за тем, чтобы веревка не ослабела и не поддалась. Вообще при маневрировании с веревкой на втором лежит весьма ответственная задача.

Если первый хочет лезть дальше, то второй должен сперва забрать к себе веревку, пока первый не окажется точно на высоте крюка, после чего он должен опять выдать веревку. Для того, чтобы угадать момент перехода от прекращения натяжения к освобождению веревки, от второго требуется большая чуткость и величайшая внимательность. Само собой разумеется, что первый должен давать охраняющему соответственные указания («подтянуть», «отпустить»). Способ подтягивания веревкой служит и при продвижении, особенно при траверсировании очень гладких участков (плит), слишком коротких для применения настоящего траверсировать на веревке, требующего очень много времени (рис. 2). В этом случае первый хватается одной рукой за веревку охранения, которую, естественно, нужно перед этим местом  пропустить через по возможности высоко забитый крюк, а другой старается использовать редкие точки опоры. Второй выдает по сантиметрам веревку, руководствуясь указаниями первого, который преодолевает участок с помощью подтягивания веревки, легкого упора ног и свободной руки, цепляющейся за скалу и не позволяющей откачнуться назад.

Способ подтягивания веревкой может быть полезен и тогда, когда приходится траверсировать трудный и длинный участок, так как устройство «перил» не всегда возможно. Когда свободное лазание следом за первым исключено, то единственное, что можно сделать — это провести его по способу подтягивания на веревке (управляемой на этот paз первым). Если при этом нельзя пожертвовать ни одним карабином, то приходится пропускать веревку сквозь кольцо крюка или, что лучше, через петлю из репшнура.

Третья возможность успешно использовать простой способ подтягивания на веревке применяется для подъема вверх. Этот способ отнюдь не легок и требует от первого очень чистой работы на равновесии и трении (Reibungsarbeit), а от второго очень разумного следования и тонкого осязания пальцами. Он применяется для того, чтобы, используя в качестве опоры хорошо забитый крюк, при отсутствии захватов работая только ногами, передвигая их вверх и упираясь ими на трении (Reibungsgegenstemmen) в скалу, достигнуть более высоких захватов или (очень часто) забить новый крюк (рис. 3).


Рис.3. Подтягивание веревкой при подъеме вверх: забивание крюков с применением крюкоуловителя

Этот способ подтягивания для подъема вверх, доведенный некоторыми   современными   скалолазами до большого совершенства, играет довольно большую роль на некоторых излюбленных теперь весьма трудных стенках.

 

2. Траверсирование на веревке

Если какой-нибудь поперечный участок, недоступный для свободного перехода, настолько длинен, крут и гладок, что его нельзя преодолеть даже с помощью простого подтягивания на веревке, то приходится прибегнуть к траверсированию на веревке (впервые систематически примененному Гансом Дюльфером).

Для его осуществления требуется запасная веревка, так называемая «веревка для траверсирования», которая должна быть гладкой (geflochten) и немного легче обычной веревки для охранения. Она подвешивается в начале траверса, как для спуска по веревке, на забитом по возможности выше крюке (крюк с кольцом). После этого первый применяет способ Дюльфера для спуска по веревке («способ Дюльфера» состоит в следующем: веревка пропускается сверху спереди между ногами, обводится через бедро и снова идет вперед через грудь к противоположному (плечу и затем вокруг шеи). При этом очень существенно, чтобы при траверсировании влево веревка проходила вокруг левого бедра, а при траверсировании вправо — вокруг правого и через соответственно противоположное плечо)  (рис. 4).

Дальше поступают следующим образом: первый, применяющий способ Дюльфера, выходит на стенку, причем одной рукой он держится за веревку для траверсирования, а другой либо хватается за маленькие захваты, помогая продвижению, либо но крайней мере просто цепляется за стену, чтобы воспрепятствовать откачиванию туловища в вертикальное положение; ноги упираются в стенку, оказывая противодействие (Gegen druck) натяжению веревки.

Вытягивание веревки для траверсирования осуществляют осторожными распрямлениями и поворотами верхней части туловища.


Рис.  4.  Траверсирование на веревке


Рис.   5. Сидение на «качелях»

 

Траверсирование на веревке  в зависимости от характера скал приближается либо к переходу по веревке, либо к прохождению с подтягиванием. Наиболее трудными являются те участии траверса, которые при небольшом уклоне от крюка с веревкой для траверсирования имеют значительную длину и притом состоят из гладких и очень крутых скал.

Охранение производится путем подвешивания веревки для охранения к промежуточным крюкам, причем надо следить за тем, чтобы веревка для охранения не шла в крюках участка траверса поверх веревки для траверсирования. Поэтому запомни: веревку для охранения можно вкладывать в карабин лишь после того, как веревка для траверсирования проведена мимо (Quergangshaken) крюка. И кроме того — работать по возможности спокойно и чисто. К успеху приводит здесь лишь уточненная техника и точнейшая игра на равновесии.

Продвижение второго производится с помощью охранения «перилами». Первый, достигнув конца поперечного участка, укрепляет использованную им веревку для траверсирования на крюке возможно туже с помощью петли и карабина. По этой веревке и перебирается второй, отцепляя отдельные карабины, оставшиеся от охранения. Для него это вполне безопасно, так как он вполне охраняется надеванием моего карабина (с петлей) на веревку для траверсирования. Когда второй также перейдет поперечный участок, веревку для траверсирования вытягивают, и само траверсирование считается оконченным.

 

3. Траверсирование маятником

Этот способ траверсирования применяется сравнительно редко, в первую очередь тогда, когда подлежащий траверсированию короткий участок особенно гладок и вертикален или нависает (uberhangend). Для траверсирования удобны стенки, имеющие вогнутость. Очень важно при этом маневре наличие высоко забитого крюка для подвешивания. Во избежание съезжания вниз во время траверсирования маятником применяют особо надежное «качельное сидение» («пендельзиц»), называемое также «подтяжками» (рис. 5).

Хорошо изучив место, куда стремишься попасть, надо сильно оттолкнуться от стены. Если с первого раза не удастся схватиться за надежный захват на другой стороне, то этот прием повторяется второй или третий раз Для следующего сзади задача значительно упрощена, так как первый может его перетащить на веревке. 

 

4. Применение двух веревок

Двойная веревка также служит не только для охранения при трудных восхождениях, но в некоторых особенных местах и для продвижения. Здесь, как и во всех разобранных выше случаях маневрирования на веревке, особенно большая ответственность лежит на втором. Он должен обладать не только заботливостью и понятливостью, но и значительной силой.

Работа на двух веревках с целью продвижения вверх применяется в тех местах, которые не позволяют идти на упорах и захватах или на трении (Reibung), т. е. недоступны для нормального скалолазания. Тогда используются крюки и двойная веревка. Излюбленными местами применения этой техники являются совершенно гладкие нависающие участки, плиты, не имеющие упоров и захватов, и перерывы трещин. Необходимо только одно - возможность забить крюки.

Продвижение на каком-нибудь участке (предполагается, что крюки уже забиты) производится следующим образом. Первый связывается со вторым двумя веревками таким образом, что одна веревка спускается от узла на правом баку, а другая — с левого.   Удобно, если веревки отличаются друг от друга внешним видом или толщиной для того, чтобы в последующем было легче разбираться в них.

Первый самостоятельно долезает до первого крюка перед заданным местом. Тут он подвешивает к крюку одну из веревок и по его команде «тяни» второй подтягивает его к крюку. Затем первый при помощи веревки движется вверх, пока ему не удастся  провести самоохранение к следующему крюку (рис. 6а); тут обе веревки разгружаются и второй может на мгновение передохнуть. После этого первый подвешивает к крюку вторую веревку (рис. 6б), вынимает самоохранение из карабина и подымается выше (опять с помощью подтягивания веревкой, на этот раз на второй веревке) до тех пор, пока он не вложит свое самосохранение в карабин следующего крюка (рис.6в); обе веревки опять разгружаются.

Этот маневр продолжается таким же образом и дальше.

К рис. 6 (а, б и в) следует заметить, что второй должен осуществлять охранение не только руками, как нарисовано, но обязательно и через плечо. Этим ему значительно облегчается подтягивание веревки, требующее больших усилий.

Этот метод, такой простой на словах, в действительности требует напряжения и расхода сил как со стороны первого, висящего на подтягивающей веревке, так и со стороны второго, которому приходится тянуть веревку. Совершенно естественно, что такую «лестницу» можно делать лишь на очень коротких отрезках.

Второй следует за первым таким же образом. Первый поднимает своего товарища, которому приходится попутно вынимать карабины, с попеременным натягиванием обеих веревок.

Совершенно особой задачей является «обработка» такого участка в первый раз, т. е забивание необходимых крюков. Для этого требуется первоклассная техника и большая сила.


Р и с. 6 (а, б и в). Применение двух веревок

 

5. Специальные искусственные приспособления

Все существенное, относящееся к этому вопросу, может быть сказано в нескольких фразах. Петли для сидения применяются от времени до времени тогда, когда место для стояния (Hakenstand) у крюка настолько мало, что охраняющему выгоднее вместо того, чтобы все время висеть  на самоохранении,  подвязать еще одну петлю к крюку и сесть в нее, упершись ногами в стенку. Для обеспечения возможности отдыха при некоторых труднейших восхождениях прихватывают c собой доски для сидения, применяемые таким же образом.


Рис. 7 (а и б). Применение искусственных ступеней с подтягиванием на веревке

 

Рекомендуемое при ледовых восхождениях в местах, где применяется подтягивание веревкой, «сидение из ледоруба» является ничем иным, как переносом в ледовую технику метода, давно известного в скалах.

Подобно тому, как доски для сидения являются развитием петель для сидения, так и применяемые иногда в настоящее время на особо трудных стенках «искусственные ступени» (из легких дощечек) имеют то же назначение, что и давно уже употребляющиеся петли-ступени и петли для подъема. Они отличаются лишь тем, что дают возможность более надежной и менее утомительной работы. Они употребляются преимущественно при подтягивании вверх на веревке, как совершенно ясно показано на рис. 7 (а и б). Если «петлю-ступень» сочетают с узлом Прусика (см. следующий раздел), то (имеется возможность придавать петле наиболее удобную длину.

6. Узел Прусика и возможности его применения в скалах

Изобретенный д-ром Прусиком узел имеет свойство затягиваться при нагрузке и совершенно останавливаться, в то время как без нагрузки он легко передвигается по веревке (рис. 8). Он в первую очередь рассчитан на петли из репшнура, укрепляемые с его помощью на веревке для охранения и легко передвигаемые по ней в ненагруженном состоянии.


Рис.  8. Узел Прусика

При натяжении они, наоборот, задерживаются и не сдвигаются ни на миллиметр. Наличие такого ценного узла открывает многосторонние перспективы. Здесь неуместно вдаваться в подробное описание вcex возможностей его применения. Они подробно описаны в журнале «Дейтше Альпенцейтунг» за февраль 1932 г.(Первое описание петли Прусика в СССР помещено в журнале «На суше и на море» (№10 1935 г.). В этой брошюре, кроме сделанного выше указания, будет дано лишь максимально сжатое описание возможностей его применения в скалах.

Требование. Каждый из двух участников трудного восхождения должен иметь при себе по меньшей мере два конца репшнура толщиной в 6 или 7 мм и длиной в 2 метра (3 метра, в случае если узел Прусика находится выше грудной петли.— Ред.).

Первый случай. Идущий впереди срывается на трудном месте и повисает на веревке, оставаясь, однако, неповрежденным и сохраняя способность к действию. Охраняющий в состоянии его удерживать и, может быть, даже закрепил веревку (при помощи петли и карабина) на крюке для остановки, но по какой-либо причине не в состоянии вытянуть его вверх. В этом случае упавший вынимает репшнур, связывает себе две веревочных петли (последние должны затягиваться вокруг ноги, рис. 9) и укрепляет их узлами Прусика на веревке. Сверх этого, он подвешивается к веревке для охранения при помощи карабина (находящегося на петле, идущей вокруг его груди, или на кольце из репшнура). После этого он становится обеими ногами в петли и подымает себя вверх по веревке, к которой он был привязан при падении. Для этого он попеременно переносит вес  с одной ноги  на другую и  передвигает то одно, то другое подъемное стремя (они легко двигаются вверх, но затягиваются при нагрузке). Подцепленный к веревке карабин препятствует опрокидыванию назад. Очень целесообразно заменять петлю с карабинам третьей петлей с узлам Прусика (если таковая имеется в наличии). Ее преимущества заключаются в следующем: 1) при правильном передвижении она удерживает корпус в вертикальном положении, 2) она дает возможность отдыхать без напряжения рук, 3) она обеспечивает совершеннейшее охранение. (Не менее целесообразно петли пропускать под охраняющую веревку, завязанную вокруг тела на груди. В данном случае передвижение петель идет на уровне головы, и необходимость прицепления к веревке карабином отпадает.)

 Рис. 9. Применение узла Прусика — первый случай (ради наглядности опущена петля веревки для охранения, идущая вокруг груди)

Рис.8. Узел Прусика

Этот способ самопомощи первого, несмотря на то, что он блестяще оправдал себя при испытаниях, пожалуй, все-таки менее важен для практики, чем применение узла Прусика в случае, описываемом ниже.

Второй случай. Идущий впереди сорвался и потерял сознание или получил повреждение и не в состоянии активно участвовать в своем извлечении. Второй, после того как он привязал упавшего (петлей и карабином) к крюку для остановок, укрепляет на другом подвешенном к крюку карабине (или на самом кольце крюка) репшнур, который он привязывает узлом Прусика к веревке, на которой висит упавший. Этим самым второй получает возможность, подняв на небольшое расстояние свой тяжелый груз, фиксировать его соответствующим передвижением узла и собираться таким образам с силами без необходимости удерживать все время веревку (рис. 10). Если таким образом не удастся вытащить упавшего, то второй.


Рис.10. Применение узла Прусика - второй случай

Может сделать еще и вторую петлю с узлом Прусика, укрепленным на самой веревке при помощи карабина. Таким образом, создается гораздо более эффективный сложный блок. Попеременное продвижение обоих узлов (попеременно нагружаемых и разгружаемых) дает значительно большую подъемную силу.

Третий случай. При несчастном падении или истощении сил второго он может быть поднят первым так же, как и в первом и втором случаях производится извлечение первого.

Все эти способы имеют естественно, значение и шансы на успех лишь тогда, когда участники не только способны завязать узел Прусика в любом положении, но полностью держать в голове теоретическую последовательность всего маневра. Лишь в этом случае можно надеяться счастливо осуществить его в трудных и запутанных положениях.



_________________________

Лео Мадушка

Техника движения по трудным ледяным склонам

Рисунки из немецкого издания 1935 (?) года


















Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru