Передвижение в горах



Передвижение в горах

Материал нашел, перевел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Luis Trenker.  Meine Berge. Berlin, 1935. Луис Тренкер при участии Вальтера Шмидкунца.  Мои горы. Книга о горах. Берлин, 1935 г.

Перевод с немецкого


Ходьба. Подъем. Лазанье 

Альпинист, который покидает долину, чтобы совершить поход в горы, пока он не достигнет скалы или льда должен совершить длинный или короткий подъем по простой территории - так называемой «пешеходной местности». Уверенная и оптимальная ходьба - это основа любой деятельности в горах и первый этап лазания. Только из уверенного ходока получится хороший альпинист.

Каждый альпинист должен постепенно и планово тренироваться и увеличивать систематически свою программу усиливая нагрузку. Иначе останутся ощутимые пробелы в опыте и мастерстве, за которые не один раз уже платили смертью.

Альпинизму и лазанию на основе книг можно научиться, так же мало, как и кататься на лыжах, все-таки, однако, можно описать некоторые эмпирические факты.

Альпинизм требует чрезвычайной физической производительности. Человек, который поднимается, например, из Церматта к Монте Розе, уже выполняет огромную работу только потому, что он должен поднимать собственный вес тела, с одеждой и оборудованием, примерно 90 кг на высоту 3000 метров. Это соответствует 270 000 килограммов на метр. Много? И, все же, это лишь десятая часть лошадиной силы или 0,0735 киловатт, если бы на всю поездку у нас бы ушло десять часов.

На основе этого факта мы должны сделать вывод о том, что при ходьбе по крутым тропинкам мы должны экономно расходовать наши силы. Первая часть любой горной дороги особых проблем не вызывает. Здесь горные крестьяне служат нам примером. Они поднимаются медленно и равномерно шаг за шагом спокойным, осторожным, почти автоматическим темпом в гору. Их жизнь, их работа, их профессия учила их из поколения в поколение экономно обходиться со своими силами.

У начинающих, которые приезжают в горы из города, можно заметить одну и ту же дурную привычку, когда они поднимаются к защитной хижине или к подножию горы. Они идут сначала, так как они еще полны сил, слишком быстро; они переносят нервный, спешащий темп города в горы. Они бегут в гору и часто выбиваются из сил уже по прошествии очень короткого времени. Нерегулярные, частые стоянки, неправильная прерывистая работа легких и сердца - результат подобного шага. Энергии уже не хватает на то, чтобы исправить основные ошибки. Потные, уставшие, со сбитым дыханием такие бегуны прибывают в хижину.

Я однажды бежал с норвежским другом из Волькенштайна в Грёднерталь в качестве тренировки выносливости. Тогда мы были в отличной форме и преодолели расстояние, на которое обычным шагом потребовалось бы примерно один час пятнадцать минут за 27 минут. На этой дороге мы обогнали крестьянина, который вез сено. Когда он дошел до хижины и сел пить чай, то покачав головой, серьезно сказал: «Ну, ну, вы добегаетесь».

У итальянцев есть пословица, мудрость которой отлично подходит для передвижения в Альпах: Тот, кто медленно идет, идет правильно, кто правильно идет, далеко дойдет.

Теперь поговорим непосредственно о шаге. Одно здесь ясно, что при подъеме лучше использовать широкий шаг. Не нужно семенить, а нужно намеренно широко шагать, так как вследствие этого уменьшается количество движений ногами.

В группе нескольких людей самый опытный или старший всегда должен идти впереди, даже на легкой территории. Идущий впереди легче ускоряет шаг, и другие должны тогда за ним поспевать. Очень неприятны честолюбивые люди, которые хотят обогнать все другие группы, увеличивая темп ходьбы, подгоняя остальных. Не нужно выводить таких людей из себя, а необходимо просто сохранять ровный шаг. Темп, состояние, время и руководящие способности проявляются у каждого, кто самостоятельно совершает горные походы. Здесь, как и вообще, в каждой фазе каждой поездки в горы действует правило: нужно ориентироваться на самого слабого участника группы, на его силу, мастерство, выносливость. Однако вместе с тем не нужно прогибаться под каждого лентяя. Короткие передышки, когда пройден больший участок пути, никогда не навредят. Нужно положить рюкзак на землю и отдыхать. «Полуотдых» только утомляет.

Правильное положение ноги при подъеме заключается в необходимости использовать всю площадь ступни. Ходьба только на пальцах ног, что характерно для новичков, или с сильно направленными наружу пальцами слишком утомляет. Нужно принимать во внимание правильное, осторожное использование ног с как можно более горизонтальным положением подошв. Только таким образом можно избежать утомительного сползания, промахов, соскальзывания и т.д. и сэкономить силы.

Срезание зигзагообразных дорог и серпантинов - это не выигрыш времени и это только утомляет. Мы все знаем, почему прокладывают серпантины, и должны радоваться, что существует такое изобретение, которое облегчает подъем и превращает его в наслаждение. Дорога к хижине и от хижины, восхождение в гору - это только начало экскурсии в горы, прекрасная прелюдия горного путешествия; если мы экономим наши силы, мы бережем сердце и легкие, то восхождение в гору мы должны превратить в настоящую работу.

Хорошая ходьба предполагает правильную осанку. Верхняя часть туловища слегка наклонена вперед, так что рюкзак лежит на спине, а не как привязанный мешок болтается сзади. Поэтому ремни рюкзака не должны быть, слишком длинными, основной вес рюкзака должен лежать поверх крестца на спине; вследствие этого получается, что глаза смотрят не куда-то в небо и ноги спотыкаются о палки и камни, а направлены вперед на землю и ищут шаг за шагом соответствующую опору для ноги. Руки не должны бесполезно болтаться, так как это утомляет. Зачастую ими можно поддерживать груз на спине. Во время подъема необходимо использовать все возможности для его облегчения - нужно идти без платка с открытой шеей, открытыми коленями. Если на рюкзаке висят куртки, то рукава необходимо засунуть под ремни рюкзака, что уменьшит болевые ощущения от давления рюкзака.

Опытный ходок научится в скором времени, подобно автомобилисту включать различные «скорости», а именно чтобы расходовать как можно меньше «бензина». Если он преодолевает длинный участок с очень маленьким подъемом, то шаг нужно увеличить, когда подъем становится сильнее, то темп шагов не должен изменяться, однако, их ширина должна стать меньше; если, наконец, настал очень крутой участок, то количество шагов также не изменяется во временном интервале, отдельный шаг станет, однако очень маленьким. От случая к случаю нужно совершать подобные «переключения».

Однако не везде существуют дороги, зачастую дорогу себе отыскивать нужно самостоятельно. Указание направления при помощи красной, синей, белой маркировки на камнях, глыбах, стволах и т.д., в частности, на непросматриваемой местности (например, на карстовых плоскогорьях, как например, на «Каменном море») и особенно при сгустившемся тумане имеет огромную ценность. Опытный альпинист, легко найдет дальнейший путь по таким маркерам. Если они были потеряны, то разумнее всего вернуться к последнему знаку и от него искать дальнейшую дорогу. Сведущие альпинисты узнают правильное направление по следам на земле, даже на скале они определяют путь по засечкам, сделанным гвоздями, которые отчетливо можно увидеть - они как белые шрамы, которые отличаются длиной и регулярностью от похожих следов от падения щебня. На опасных местах часто можно увидеть проволочные заграждения, которые были размещены членами альпийского союза для обеспечения безопасности и для более легкого преодоления маршрутов. Они облегчают подъем в гору начинающим, между тем предостерегая некомпетентных новичков свернуть на дорогу, до которой они еще просто не доросли. Серия таких «железных проводников» есть например, в Доломитах под названием «Пёснекерский путь», который связывает Зеллайоххаус с лежащими на плато Зелла хижинами. Я сам во время своей работы проводником не раз спускал оттуда туристов, которые хотели по этим «дорогам» спуститься по скалам. Так однажды во время бури с градом я обнаружил полностью истощенную гамбургскую учительницу игры на фортепьяно, которая подумала, как и многие другие, что идет по дороге. В действительности это тяжелая работа, требующая большого мастерства и сил  по проволоке и крючкам найти путь на вертикальной скале. Несмотря на то, что эти железные проволоки являются объектами ударов молний весной и осенью или после резких перемен погоды они оледеневают или покрываются снегом, иногда страдают от падающих камней, так что благо, которое дают такие тропинки, становится и их недостатком. На этой альпинистской тропинке уже произошло очень много бед, также несколько смертельных случаев. На таких «дорогах» неопытные псевдоскалолазы пробуют себя, и доказывают, что при несчастных случаях необдуманность действий и собственное мастерство определяют высокую смертность, нежели среди специалистов. « Мастерство - это мера возможностей», говорил Людвиг Пурчеллер, известным многим как идеальный альпинист постклассического времени, в которое ходьба без проводника была на пике популярности. Это мудрое изречение, которому непременно нужно следовать, так как «в горах есть не только вещи, которые нельзя делать, а также вещи, которые делать необходимо», говорит тот же самый мастер, и «гораздо лучше при покорении горы как на войне лучше переоценить противника, чем недооценить его», считает К.Т.Дент, один из известных английских альпинистов.

Для спуска с горы справедливы все правила изложенные выше. Роль ледоруба или альпенштока важнее при спуске чем при подъеме, его нужно использовать всегда и всегда быть наготове, на случай соскальзывания в качестве тормоза, причем рука держит альпеншток сверху со стороны горы, в то время как другая придерживает его снизу. Под гору можно идти несколько быстрее, чем в гору, все же, здесь слишком быстро разгоняться не стоит, так как это приводит к излишнему сгибанию коленей и к стиранию подошв. Это мало зависит от работы легких и сердца, безопасно для передвижения, однако зависит от веса. Кирки или палки могут использоваться иногда также как опора и нести функцию длинной третьей ноги на больших ступенях, даже если ходьба без альпенштока более элегантна. Тело должно быть слегка согнуто, чтобы предотвратить соскальзывание; нужно как бы падать с ноги на ногу, контролируя при этом силу притяжения и придерживаясь определенного темпа. Отгибать тело назад тоже нельзя, так как это приведет к падению. Итак, другими словами: не надо нагибаться в сторону долины, а спускаться в одном темпе на согнутых в коленях ногах. При спуске с горы сокращение пути уходом с серпантина вдвойне опасно, этот маршрут может просто оказаться «ложным путем», тогда самым неприятным здесь является то, что нужно идти снова назад в гору, и это весьма трудно на уставших ногах; гораздо более опасно то, что земля может просто резко оборваться у ущелья или скалы. Искушение велико, когда хочется сократить утомительный обратный путь, это вынуждает искать путь на запутанной и опасной территории.

Юлиус Куги, классик из Юлийских Альп, чья книга «Из жизни скалолаза» - это пример альпийской литературы, говорит: «Рано я пришел к выводу, что альпинист должен жить, а не умирать, и что смерть часто означает не героический конец, а большую глупость».

Теперь мы прибыли, преодолев ложные пути и различные ошибки к защитной хижине, которая не является, однако, еще нашей целью. Сверху с характерной каждому хорошему альпинисту самонадеянностью мы смотрим вниз на «Йохфинкен», «Тальыумзер» и «Хюттенванцен», которые населяют эти регионы, бьем себя гордо в грудь, словно «пожиратели вершин» и покидаем нашу хижину. Дорога может быть короткой или длинной, простой или запутанной вести к хижине или к глетчеру. Нужно преодолевать поля, заваленные булыжниками, груды гальки, ветви горных сосен, морены и другие преграды. Пожалуй, в каждой поездке альпинисту приходится пробираться сквозь непроходимые участки. Это зависит естественно полностью от его способностей, как он преодолевает подобных «живодеров». Большие груды гальки порой заполоняют всю гору, необходимо избегать мелкого скользящего щебня, а опираться на большие камни и валуны, которые в состоянии выдержать тяжесть человеческого тела и не так легко начинают скользить и поэтому представляют хорошую опору для ступни. Спускаясь под гору все как раз наоборот, обычно используют мелкий щебень как средство передвижения, в то время как обеими ногами пружинят, подстраховываясь альпенштоком как тормозом. Этот спуск по гальке очень популярен, особенно при путешествиях по доломитам, так трудный подъем компенсируется веселым спуском. То, что удовольствие стоит потере ботинок очевидно; очень легкомысленные халтурщики не боятся съезжать в ботинках для лазания, и потом удивляются, когда приезжают вниз босиком. Само собой разумеется, можно съезжать лишь по гальке и снегу, которые заканчиваются безопасной проглядываемой территорией. Это крайне безответственно и необдуманно съезжать по гальке или по снегу, не зная с уверенностью, что ждет впереди. Особенно новички позволяют себе в наивной неосведомленности об опасности самые невообразимые вещи. В большинстве случаев еще в начале спуска они уже не уверенны в себе, во время него приобретают страх и больше не справляются со слишком выросшей скоростью и несутся под гору. Если такая поездка заканчивается в жестком снеге или на скалистом склоне, то судьба такого альпиниста предопределена. Он вылетает с обрыва в пропасть и разбивается насмерть. Радость мгновения веселого спуска в таком случае оплачивается жизнью. Итак, осторожность, троекратная осторожность при спуске по снегу или гальке применено, и нужно быть более или менее сильно нагруженным, чтобы в случае чего затормозить. При падении никогда нельзя выпускать из рук альпеншток, а необходимо стремиться использовать его лопаточку как тормоз. При спуске, как при беге на лыжах, верхнюю часть туловища наклоняют далеко вперед, скользят всей подошвой, причем чем-то вроде христиании; однако, при помощи кирки или альпенштока необходимо сохранять связь с землей. От неспортивного спуска сидя лучше отказаться.

Пересечение слоев гальки лучше производить при помощи небольших прыжков. Нога с нагорной стороны должна скользить по щебню. То, что здесь справедливо для щебня нельзя применять, например, на жестком снеге. При пересечении снежных участков нужно притормаживать альпенштоком, помогая при этом подошвами ботинок; при сохранении равновесия пересечение снежных участков не вызовет особых трудностей.

Большие поля с булыжниками, типичные сопутствующие явления коренной породы с ее прямоугольными гранитными плитами, могут быть неприятными и опасными ловушками; они преодолеваются осторожными прыжками от булыжника к булыжнику и, если они слишком велики, их огибанием. Привыкший к горе глаз быстро увидит возможную дорогу. Может легко случиться, что нога, застрянет между камнями, в то время как тело улетит по инерции вперед. Это может привести к перелому или вывиху. Глаз должен предвидеть все эти опасности и молниеносно на них реагировать и только потом передавать команду ногам. В этом быстром, почти инстинктивном передвижении, проверяется пригодность и мастерство альпиниста.

Планомерная ходьба и лазание, контроль территории ногами и глазами - это основа всего альпинизма. Как может человек, который не может ориентироваться на «более легкой» территории, на территории средней тяжести безупречно и уверенно передвигаться, осмеливаться забираться на скалы ледяные горы - разве это не легкомысленно? Каждому новичку не мешало бы съездить в путешествие средней тяжести, где он мог бы натренировать глаза, легкие, сердце и ноги и решил бы для себя, годен ли он к таким путешествиям. Туристские походы и легкие прогулки с собственным рюкзаком на собственной спине - это отличная помощь в тренировке. При этом можно научиться наблюдать за погодой, оценивать расстояния. В области известковых Альп новичок без помощи проводника может добраться до всех хижин и совершать небольшие походы. Там не угрожают ни расщелины, ни сходы лавин. Места расположения хижин остаются узнаваемыми и в дождь и в туман, также большинство перевалов сегодня опутаны такой большой сетью дорог, что их также можно преодолевать без проводника, небольшой здравый смысл и чувство ориентации и успех гарантирован. В центральных Альпах все наоборот, так как многие перевалы покрыты ледниками, также большинство троп к хижинам идут через глетчеры. Так как это неопровержимое правило - переходить глетчер с веревкой, то необходимо иметь особую осторожность и тренироваться на «легкой пешеходной территории».

Настоящий поход к горной вершине через скалы существенно отличается от горных путешествий. Покорение скалы требует, безусловно, отсутствие страха высоты, опытный взгляд, ясное представление об опасностях и о вариантах их предотвращения, умения работы с веревкой и ко всему этому технический навык, который позволяет это преодолевать все преграды и трудности, которые готовит скала, со стопроцентной надежностью и спокойствием. Не только потому, что я сам был проводником, я рекомендую совершать первые поездки с хорошим проводником или в сопровождении опытного альпиниста. Вы должны наблюдать за опытным проводником и никогда не забывать увиденное: спокойствие, продуманность действий и осторожность, с которой он выбирает путь, как он осторожно делает шаги и как он постоянно наблюдает за погодой и горой. Необходимо учиться у него предотвращать опасности при приближении бури. « К энергии действия относится и энергия противодействия» (Людвиг Пурчеллер). Лучше повернуть обратно слишком рано, чем слишком поздно, чтобы это «бегство к долине» не принесло ей новых жертв. При резкой смене погоды необходимо найти защищенное место и переждать там, в спальном мешке, который обязательно должен быть с собой при походе в горы, в противном случае невозможно будет избежать суеты и от бури все равно укрыться не получится. Та внезапность, с которой в Альпах происходит перемена погоды, требует настоящего мужского характера, опыта, спокойствия и высокого мастерства. Воскресное лазанье по горе может через несколько мгновений закончится борьбой за жизнь. Мокрая скала многократно опаснее, чем земля. С мокрым канатом обращаться гораздо сложнее, тем более если он еще и замерзнет, когда израненные от лазанья пальцы, дрожащие от холода зубы и колени, да к тому же более слабый товарищ беспомощен и уже потерял надежду, тогда обратный путь будет становится мучением и кто не стоит в таких ситуациях твердо на ногах, того может настичь наихудшее.

Итак, мастерство увеличивается медленно - от ступени к ступени и приходит осознание того, что граница человеческих возможностей в горах прослеживается очень четко. Только если наше собственное мастерство и наш собственный опыт, которые требует такая поездка в горы, уже достаточны, только тогда мы можем с полным правом брать с собой более слабого и неопытного попутчика в путешествие.

В горной дали любое восхождение можно описать словом «карабканье»; это тирольское слово должно преследовать каждого альпиниста; оно объясняет недостаточное понимание горного мира, его мощи и чудес; его чудесных звуков, которые переплетаются с воздухом, наполненным ароматами пива и дыма от костров. Единственное путешествие в горы отобьет любое желание хвастаться. Лазание - это высокое искусство, спорт равновесия, и дисциплины в любом отношении. Если какой-либо отчаянный альпинист карабкается по вертикальной скале вверх, то в скором времени он будет просить о помощи и пожалеет, что пошел на такой риск. Дилетант не будет полагать, что производительность такого лазания  едва ли больше чем риск застрять на отвесной стене. Нет, несравненно более серьезна и сложна работа скалолаза, который преодолевает скальную стену высотой более 100 метров, когда он может рассчитывать только на себя и на своего друга, открытый для всевозможных нападок со стороны погоды. Это нужно держать перед глазами, чтобы понимать серьезность всех действий в горах. Однако нужно знать, что длящийся десятки лет опыт показал технику, с которой действительно можно вкарабкаться по сложным горным стенам.

Скалистая гора, башня, ребро кажутся дилетанту зачастую непокоримыми. Только при более детальном исследовании оказывается, что на скале есть множество деталей: маленькие выступы, планки, ленты, карнизы, маленькие впадины, высокие стены и большие и маленькие выступы, выстраивание которых в цепь как раз и дает ту самую «дорогу».

Известяк и коренная порода - это оба в корне различных материала гор, они обуславливают также форму и вид скал. Если известняковая гора представляет издалека гладкую стену, производя впечатление неприступной, то при более близком рассмотрении находится множество деталей, с горой из коренной породы все как раз наоборот. Издалека она выглядит вполне пригодной для восхождения, при приближении же, открываются гладкие стены, огромные колонны, огромные блоки оказываются гладкими по своей структуре, здесь нет никаких углублений как в известняке, нет ни трещин, ни лент, ни карнизов ни планок, которые характеризуют известковую гору. Эта гладкая структура может быть преимуществом, однако, конечно, это гранулированная структура, которая еще делает возможность использовать высокогорные ботинки и стальные кошки. В известняке состояние породы порой очень внезапно чередуется. Непосредственно после твердого и удобного участка может последовать хрупкий, рыхлый и трещиноватый, снег и ветер, оба пожирателя камня так действую на породу. Мы знаем все известняковые участки, которые пользуются дурной славой из-за хрупкости своей структуры.

Проходимость скал и их трудность зависит от наслоений горной породы. Подобно черепице лежащие друг на друге слои горной породы максимально неудобны альпинисту и внушают ему страх. Ступенчато обрушившиеся наслоения, которые представляют собой лестницу, естественно для альпиниста более предпочтительны.

Ходьбу называют лазанием в горах тогда, когда для восхождения уже не достаточно только ног, а для поддержания равновесия нужно использовать еще и руки. Элементарное правило при лазании - закон трех опор. В каждой фазе лазания руки или ноги должны иметь свободу движений; вторая рука или вторая нога ищет новую опору и чередуется теперь с рукой или ногой. Например, у обеих ног есть опора, рука держится за выступ, а в это время вторая рука ищет со своей стороны новую опору, пригодную для продвижения вперед. Теперь у обеих руки есть опоры, и теперь вторая нога ищет для себя следующую опору. Не рука, а нога выполняет при лазании основную работу. Чувство защищенности на скале можно получить лишь за счет уверенного стояния. Стояние - это главное дело, а уверенные шаги - ее основа; руки существуют только для этого, чтобы поддерживать в первую очередь равновесие, тянуть тело вперед, подстраховывать ноги при отклонении тела назад. Приложение силы вообще не должно иметь решающего значения при лазании. Целью каждого скалолаза должны быть, возможно, более легкое преодоление всех трудных участков. Гармоничность и целесообразность этих движений характеризует «стиль». Так говорят об элегантном, чистом лазании: глаза должны идти, так сказать, впереди, разведывать дорогу и продумывать каждый шаг, каждый уступ на пригодность и прочность. Движение вперед и вверх должно быть равномерным и плавным. Прыжки того чтобы ухватится за какой-либо выступ категорически запрещены. Каждое движение рукой и каждый шаг должны быть вымерены, прежде чем их можно будет совершить.

Небезопасные образования, которые можно определить по красной горной породе, трещинам нужно отличать и не нужно их использовать при лазании; однако, имеются случаи, когда это неизбежно. Нужно рассчитывать силу хватания и определять уровень давления. То же самое относительно передвижения ног, когда ударами ботинок можно исследовать выступ на прочность. Одновременное перемещение и рук и ног - это самая частая причина падения. Не нужно прибегать к подобным действиям, а необходимо обдумывать каждый шаг. У слишком быстрого и поспешного лазания есть также другие недостатки, не только то, что легко можно ошибиться и попасть в неприятную ситуацию, из которой будет тяжело выбраться; легко также внезапно резко дернуть веревку, тем самым сбив с ног своих попутчиков. Каждое движение при лазании должно быть элегантным и четким чисто, никаких внезапных действий быть не может, разве только в момент опасности, при сходе щебня и т.п.

Для сложных альпинистских путешествий необходимы исключительно сильные мышцы пальцев и рук. Когда Эмиль Колледер, один из лучших скалолазов, который погиб в результате несчастного случая летом 1931 в Мейе, на северной стороне Фурхетты, на которой я вместе с Хансом Дюльсфером как раз перед началом войны практически дошел до вершины, имел счастье принимать его у себя, и мы завели разговор о тренировке пальцев; он рассказал мне, что он берет в руки 3 или 4 камня средней величины и пытается беспрерывно давить на них. Это очень хорошо укрепляет мышцы пальцев и рук, если заниматься этим систематически. Тот, кто хочет добиться результата другим способом, может купить себе гантели и тренироваться с ними дома или подтягиваться на руках на дверной коробке.

Из правила трех опорных пунктов получается, собственно, что только при помощи рук и ног, а не коленей и локтей можно залезть наверх. Есть люди, которые воображают, что если они надевают костюм, залатанный на коленях и заднице, они полагают, что при помощи такого альпинистского костюма создают впечатление опытного альпиниста. В действительности разорванный зад на брюках - это лишь источник дискомфорта.

Хватание производится при помощи движения и нажима. Движение теоретически может производиться в любом направлении, если хрупкость породы его не ограничивает. Различные приемы хватания также исключительно разнообразны. От самого большого «хватания Хенкеля» за большие выветренные пустоты, за которые может держаться «все государство», вплоть до поверхностных углублений едва ли размером с кончики пальцев, в котором искусный скалолаз может чувствовать себя вполне уверенно, находить все возможные вариации для положения рук и пальцев. На трудных местах начинающие и неопытные альпинисты часто делают большую ошибку, держась только при помощи силы рук. Это обычно происходит на выступающих местах. Руки быстро устают, а потребность в силе слишком велика. Если бы передвижение осуществлялось с равномерной нагрузкой на руки и на ноги, то такого бы не произошло. Однако на трудных участках редко можно ухватиться всей рукой, всеми пальцами за выступ. Очень часто есть возможность ухватиться лишь двумя-тремя пальцами, вторая рука может быть вовсе прижата к гладкой стене или шероховатой скале, которая расположена глубже чем тело, и удержаться удается лишь за счет давления на большой палец руки или ладонь, похожая ситуация бывает и с ногами. Чуткая альпинистская подошва должна определять все шероховатости, причем при передвижении тела по скале давление на одну ногу сильно возрастает.

Здесь лежит одна из самых важных альпинистских тайн. Скалолаз не может приклеиться к стене, он должен стремиться всегда к тому, чтобы стоять таким образом, чтобы он мог обозревать большую часть пространства вокруг себя, и тогда он найдет удобные места для опоры для рук и для ног, все было бы иначе, если бы он стоял, прижавшись лицом к скале, и пытался бы боязливо нащупать ногами путь, который он не может видеть.

Все у большего количества альпинистов можно сегодня заметить – как мы ее называем – ножную трусость. Они не доверяют собственным ногам, они не уверены когда на них стоят - а это основа лазания.

Есть альпинисты, которые поразительно быстро осваивают чистый и точный стиль, как будто бы они были рождены  «акробатами скал», они чувствуют скалы, чувствуют дорогу, и наблюдение за их движениями доставляет эстетическое наслаждение, в то время как имеются, многие, которые не научатся этому и за «тысячи лет».

К правильному передвижению по скалам относится, само собой разумеется, также точная, осмотрительная и внимательная работа с веревкой, о которой мы будем говорить позже, а также нужно быть внимательным к тому, чтобы не сбрасывать камни и щебень посылая его собственной или следующей группе  на головы. Опытный альпинист может легко преодолеть даже самые рыхлые скопления камней так, что ни один маленький камушек не укатится из-под его ботинок, а также свободно болтающийся канат приведет в движение лишь несколько камней. Из-за такой на первый взгляд незначительной неосторожности, которая является одним из основных недостатков новичков, может возникнуть самая большая беда.

 

В сказанном до этого изложены основные правила скалолазания, которые находят свою реализацию там, где кончается проходимая территория и необходимо использовать руки как помощников для продвижения вперед. Между регионом торных дорог и вертикальных скал и гребней хребтов Господь Бог создал в большинстве случаев срединную территорию, «суровую дорогу вверх к звездной высоте», маленькое чистилище гор. И как раз эта территория требует особенного внимания, осторожности и аккуратности при передвижении альпиниста.

Нет единого названия для этой срединной зоны, это нечто среднее между пешеходной местностью и альпинистской местностью, однако больше всего она похожа на местность с утесами, более или менее крутую, с растительностью, высокой травой, отдельно стоящими горными соснами, с неизменными скалами, зубцами, бутовыми полосами, земляными или галечными желобами, то есть утесы склона, – с которого обычно начинается «восхождение» на гору, когда начинается настоящая работа скалолаза. Лазание по утесам - это технически самый легкий, но не самый безопасный вид передвижения по скалам. Новички часто совершают ошибку - прислоняются как можно скорее, даже при легкой крутизне, к склонам утеса и где только возможно начинают ползти на четвереньках. Это, в общем плохо. Тело должно оставаться в вертикальном положении при любых обстоятельствах. Здесь в большинстве случаев палки или ледоруб, которые применяются с нагорной стороны, - желанная опора. Если руки свободны, они используются как легкое альпинистское вспомогательное средство. Ступня должна становиться как можно более горизонтально всей подошвой. Если двигаться прямо, то можно избежать обвала, а слишком сильным прижиманием к склону наоборот его можно вызвать. Основной вес должен переноситься в горизонтальном положении к склону, а не от него, так как вследствие этого можно вызвать, «опрокидывание» наружу. Ни при каких обстоятельствах, руководствуясь мнимой легкостью утесов легкомысленно, неосторожно бежать или бесцельно шататься. На «легкой» территории происходят самые тяжелые падения. Травянистые кустики, у которых очень гладкие длинные стебельки, так же, как и мокрый грунт, который очень неприятно облепляет грязью высокогорные ботинки, требует особенной осторожности. Никогда пучок травы не может служить опорой для хватания, в то время как ветви горных сосен, даже сухие и омертвелые вызывают больше надежности. То, что на тяжелой голой стене нужно передвигаться осторожно и предусмотрительно, ясно всем. Но как раз на утесистой территории, которая обсуждается в большинстве случаев пренебрежительно и свысока, погиб не один хороший скалолаз из-за падения уже после проведенной тяжелой поездки из-за своей неосторожной поспешности.

В преодолении открытых скал и плато, которые являются настоящим альпинистским раем после чистилища утесов, заключается обаяние скалолазания. Находясь высоко наверху, свободно и рассчитывая только на себя, скалолаз парит как господин над скалами и камнями, как борец с горой на открытой стене. Мы знаем теперь, как преодолеваются  отдельные участки, какое значение имеют хватания и правильный шаг. Каждая скала должна быть преодолена по своему особенному маршруту. Ноги, которые выполняют основную работу, с повернутыми коленями, должны быть широко расставлены на этой непроходимой дороге. Задание рук - поддержание верхней части туловища, поддержание его в равновесии и помощь при подтягиваниях на руках или при прижимании. Само собой никакой скалолаз не полезет на самую вертикальную стену, а как умный скалолаз-тактик в извилистых или зигзагообразных линиях скалы выберет себе такой путь, который будет проходит по самым легким участкам скалы. Карнизы должны как-нибудь, во время прямого передвижения хитроумно преодолены, или если это не возможно, то их следует избегать. Если места ухвата находятся выше человеческого роста и для некоторых не досягаемы, то можно себе помочь навесной лестницей. При этом нижестоящий мужчина должен встать спиной к стене, хорошо защитившись, возможно, привязавшись к скальному крюку, и помогать своему приятелю, в то время как он предоставляет руки, плечи и голову первому в качестве ступеней для восхождения; само собой разумеется, предшествующий должен быть подстрахован в этом случае.

Скалолазание состоит, однако, не только из непосредственного подъема по линиям падения, очень часто необходимо использовать поперечные желоба, траверсировать. Это часто зависит от обстоятельств, какой ногой должен быть сделан первый шаг. Именно поэтому при поперечном передвижении с двойным вниманием должны быть продуманы пути передвижения, прежде чем к ним приступают. Ханс Дюльфер, которого современные скалолазы считают своим мастером-учителем, раскрыл одну из тайн его альпинистского мастерства в тезисе: «Я как пианист продумываю этюды, аппликатуру, удары, я должен учиться, упражняться, то же самое нужно делать и на тяжелых скалистых местностях». Теперь, от среднего альпиниста не требуется, чтобы он заучивал наизусть расположение основных объектов на скальной местности, все же, есть правда в словах Ханса Дюлфера.

Также так называемые разрезы, которые возникают из-за сталкивающихся острыми углами скал, требуют особенной техники их преодоления. Если угол не слишком велик, то можно помогать себе распорками; большие разрезы - в большинстве случаев представляют собой жесткие и твердые глыбы, за которые нужно цепляться.

Преодоление крутых плато возможно только в высокогорных ботинках или, в крайнем случае, босиком. Подобное лазанье по плато относится к самому тяжелому способу передвижения, так плато имеет гладкую неразделенную поверхность, и из-за малого количества опор для ног и рук требует полного мастерства. Использовать каждую, даже самую маленькую трещину и ухват, а также трение нужно с двойной осторожностью и сноровкой, и, все же, здесь может помочь во многих случаях только сомнительная техника проскальзывания, которую называют «обманной», использование которой зачастую неизбежно, но за это нужно платить безопасностью.

Коренные горные породы, гранит и гнейс, существенно сложнее для восхождения, чем известняк, так как там меньше возможностей ухватиться, но зато они имеют более твердую поверхность. Их нерастресканные, твердые гладкие стены, высокие, часто взгроможденные друг на друга булыжники, требуют от скалолаза совсем других умений, чем известняк. На коренной породе скалолазу приходится часто использовать слово  «невозможно», так как альпинистский маршрут в коренной породе можно пройти либо относительно легко, либо вообще никак. Кроме того часто невозможно в гнейс или гранит вбить скальные крюки. Особенно нужно обращать внимание на коренной породе на веревку, чтобы она не перерезалась о кристаллические острые края. Так как на шершавом гнейсе или граните трение иное, чем на известняке, то не нужно боятся помогать себе бедрами и коленями. Вместо высокогорных ботинок подойдут здесь хорошо подбитые гвоздями горные ботинки. Ледоруб следует всегда брать в «комбинируемые» поездки, где скалы и снежные поля будут постоянно чередоваться; если он мешает передвижению, то его следует поместить в рюкзак или, возможно, с боку в петлю веревки, чтобы обе руки были свободны.

На границах пластов образуются карнизы и скальные полки, которые зачастую указывают альпинисту путь по скале. Эти полки покрытые галькой, газоном или плитами могут быть в ширину от йоты до широкой улицы. Если они становятся очень узкими или внезапно обрываются и продолжаются лишь уровнем, ниже, то «дорога» обычно заканчивается; если они покрыты карнизами и дальнейшее передвижение становится невозможным, можно говорить тогда о «слоях для ползания», к которым можно приближаться только «тихо плача» «вдоль скалы» на четвереньках. Иногда такой слой становится шириной в ладонь, ноги болтаются в воздухе, и тогда перед глазами остаются только поперечные пласты, за которые и можно зацепиться «вору-верхолазу». Здесь лазание превращается в поддержание равновесия в самом прямом смысле этого слова и требует большой подготовки пальцев.

На скалах альпинист с пристрастием выискивает ущелья и желоба, трещины и «камины», чтобы взобраться потом на гору. Это дорога предков, тех, кто прокладывал первый путь к вершине; пристрастие к скалолазанию сравнительно ново. При лазании по каминам и при преодолении трещин необходимо руководствоваться общим принципом: не забираться слишком глубоко в пропасть и не бояться контакта со скалой, то есть камины можно обходить снаружи приставным шагом, лицом к скале или от нее, меняя направление движения для отыскания более легкого пути. Если протиснуться непосредственно внутрь камина, то необходимо ставить ноги таким образом, чтобы каждое движение вперед - при котором ноги упираются в одну стену, а спина в другую – скрещивание трубочиста с гусеницей – позволяло передвигаться вверх. Всегда необходимо обращать внимание на то, чтобы влезать таким образом, чтобы спина была обращена к более гладкой, с наименьшим количеством трещин стене, а ноги, наоборот, к шершавой стороне, где можно помогать себе руками и ногами. Если сделать все наоборот, то зубцы скалы будут больно впиваться в спину, а ногам будет сложно найти опору. Таким образом, нужно вытягивать и сгибать ноги, подпирать руками тело, чтобы переводить дух после нескольких пройденных метров в «положении покоя». Дилетанту непонятны и сложны эти «трубные дела», но легко и веселым покажется такой подъем по камину, если уметь это делать. Очень большие камины должны преодолеваться в большинстве при помощи указанной техники по одной или другой стене или необходимо пытаться перейти его по валунам в его основании и по трещинам. При подобном переходе через трещины одна рука и одна нога будут находиться в трещине, другой же рукой и ногой необходимо искать бровку уступа или выступ на стене, за который можно ухватиться. В каминах или трещинах рекомендуется, привязывать рюкзаки веревкой, так как спина должна быть свободна для лазания.

Гребни хребтов можно обозначить как полную противоположность каминов. Они - парящие мосты между небом и землей, которые связывают вершины, которые делают из гор горные цепи и словно каменные дороги проходят «высоко над долинами и людьми». Однако, они - подпорки, которые подчеркивают божественную линию неба, они - его опоры, его границы. Их преодоление относится к кульминационным моментам альпинистских впечатлений, на них свобода гор празднует свой величественный триумф. Едва ли можно говорить об особенной технике преодоления хребтов. На тонких вершинах хребтов располагаются башни или «жандармы», как их называют в западных Альпах, которые представляют собой цель путешествия на гору. Иногда эти всадники хребтов настолько хрупки, что может быть достаточно пинка, чтобы опрокинуть эти произведения вечности как мусор в ущелье. Можно часто встретить таких ленивых парней, которые, стоя в кошках, смахивают на столы в фарфоровой лавке. Во всяком случае, обход и преодоление этих обломков, которые часто связаны со спуском на веревке, характерная черта путешествий по хребтам радость и горе и источник опыта, что преодоление хребтов - это в большинстве случаев дело, требующее много времени. Иногда хребты становятся настолько узкими, что немного преувеличив можно сказать в отношении них «острые как нож». Там передвижение обычно прекращается, как кровельщик садятся, свесив одну ногу слева, другую справа и проходят эти «крыши мира» «верхом». Впрочем, однако, техника лазанья по хребту точно такая же, как и на других участках скалы.

Пожалуй, самое важное вспомогательное средство скалолаза - это веревка, которая имеет три цели: цель обеспечения страховки, помощи для лезущего и возможности спуска. Уже из логического соображения о ценности и применимости веревки становится абсолютно ясно, что при подъеме самый сильный мужчина должен всегда идти впереди и что при спуске самый сильный будет идти последним. Команда из двух человек идеальна для путешествия по скале. Если трое мужчин идут в связке, то самый слабый идет в середине. Использование веревки в группе численностью более трех человек - это, предвидя исключительные случаи, полный вздор.

Посредством «узлов» необходимо привязаться к веревке. Это называют «привязыванием к веревке». Узел должен быть завязан таким образом, что он не мог развязаться. Имеются всяческие виды узлов. В большинстве случаев используемый узел и в то же время самый простой - это так называемый прямой узел или дубовая петля, которую можно сделать и с двойной петлей. Ее преимуществом является уменьшение врезания веревки. Дубовая петля подходит также для связывания двух веревок. В завязанную петлю проскальзывают внутрь и затягивают тогда узел так, чтобы канат сидел плотно, но не мешал дыханию. Если привязанный к веревке несет рюкзак, петля должна проходить под рюкзаком. Если узел затянут, то необходимо проверить дерганьем в разные стороны это художественное произведение, чтобы увидеть, привязан ли узел столь надежно и правильно, чтобы можно было подниматься.

Однако, просто наличия веревки не достаточно, нужно уметь грамотно его использовать. У того, у кого нет чувства веревки, этому никогда не научится. Я видел несколько групп альпинистов, которые вгоняли меня в ужас своей опасной халатностью. Петли веревки располагались вокруг шеи и рук, вокруг ног и обматывались вокруг скал, в итоге получался крайне запутанный «салат из веревки». Рев и ругань - это последствия такой халатности, часто, однако, причина беды.

Несчастный случай произошел с одним из лучших скалолазов постклассического времени, он может быть рассмотрен как предостерегающий пример. На восточной стене горы Мёрхнер в долине Циллерталь Фриц Драш, который торжественно покорил так много высоких гор, упал вниз. Он нес излишки веревки намотанными свободно вокруг груди и плеч. Одна из этих свободных петель зацепилась за зубец скалы, затянулась вокруг шеи и задушила его,  в итоге он висел мертвым на скале.

Правильная работа с веревкой характеризует настоящего скалолаза. Отличное руководство по использованию веревки было издано секцией клуба альпинистов зарегистрированного союза «Баверланд». Многие выполненные там эскизы разъясняют, и тексты написаны знатоками своего дела и объясняют не всегда простые, разнообразные способы использования веревки самым ясным образом. Дешевая брошюра, которая распространена сегодня в больше чем 25 000 экземплярах, может недостаточна. ЕЕ можно приобрести в бюро секции Баверланд, Мюнхен, Байерштрассе 63 (0,65 ДМ).

Кроме веревки скалолаз еще в качестве специального снаряжения должен использовать дополнительную толстую, подобную веревке веревку от 6 до 7 мм толщиной, репшнур, для изготовления петель, подножек, поясов, как дополнение к  скальному крюку, карабину и т.д. Использование найденных на скале, выветренных петель из веревок или остатков веревок, как правило, непростительное легкомыслие. Альпинистский молот, который служит для того, чтобы вбивать скальные крюки, имеет короткую рукоятку, вершину и притупленный конец, и петлю для переноски. Имеется целый ряд скальных крюков. Крюк в виде кольца, крюк из прочной стали, крюк из алюминия, стали и кованого металла, тонкий и толстый, длинный и короткий, такие с кованым кольцом и т.д. Наиболее распространен так называемый фихтль-крюк.

Крюк служит не для того, чтобы при помощи него поднимались вверх (в редких «крайних» случаях его можно так использовать), а как страховка или как точка подвески при спуске на веревке, если естественная каменная глыба отсутствует. Овальный или грушевидный карабин (по образцу карабинов пожарных) навешивается на стенной крючок и в него, через защелкивающееся устройство, проходит веревка. Для современных альпинистских поездок карабин стал крайне необходим. Все сложные переходы возможны только с ним. После преодоления стены второй берет карабин и снова выбивает использованные крюки при помощи молотка. Для альпинистских поездок «средней тяжести» применение стенных крюков не обязательно. «Слесарная мастерская», как называют это железное снаряжение, - это характерная черта современного путешествия в скалы на грани человеческих возможностей.

При ходьбе по веревке на скале каждый член группы на веревке обязан самым внимательным образом следить за веревкой. Каждый отвечает за находящийся перед ним отрезок веревки. Рывки и дерганья на веревке опасны и неспортивны. Страхующий должен контролировать каждое движение предшествующего, не оставлять веревку вне поля зрения и кричать для поднимающихся сколько еще осталось: «Еще 7 м, еще 5 м». Этим можно избежать ситуации, когда первый окажется в неприятной ситуации, что веревка внезапно закончилась. Однако при этом нужно избегать ненужного крика и излишних обсуждений. Есть люди, которые боятся из-за щегольства использовать веревку в местах средней тяжести, или такие, которые достают веревку слишком рано или слишком поздно. Осторожность ни в коем случае не страх или трусость. Даже смельчак, который не беспокоится о громе и молнии, знает, что осторожность в горах можно выразить пословицей «берегись бед, пока их нет». Это стал простым изречением и основным правилом: Старый греднерский проводник Пескоста говорил своему сыну Хансу, который как я учился и был проводником: «Если на тебя обращают внимание, мальчик, то это лишь на одно мгновение, а если вы мертвы, то это на всю жизнь».

После преодоления стены следующий для предшествующего обеспечивает страховку. При хорошей устойчивости используют при этом в большинстве случаев так называемую страховку через плечо. Веревка проводится под плечом по спине и через второе плечо перед грудью идет к руке. При этом идущий к следующему скалолазу канат должен идти от спины и контролироваться другим плечом, чтобы в случае падения страхующий упал не вперед, а назад. Страхующий всегда должен стремиться при всех обстоятельствах сидеть или стоять  таким образом, чтобы он не упал в случае падения его приятеля и мог его удержать. Случаи, когда первый остановил падение второго, очень часты. Однако малейшая  ошибка может означать падение и смерть обоих. Где это возможно, в особенности, если место для страхующего не идеально или у него нет соответствующих навыков и сил, лучше использовать подходящий булыжник или зубец, вокруг которого можно пустить канат для страховки. Однако при этом нужно избегать зажимания веревки или трения об острые края, в эти места под веревку подкладывают толстую бумагу, газету или носовой платок, чтобы уберечь веревку и избежать возможного обрыва. Однако у этого способа страховки вокруг природных зубцов или булыжников имеет недостаток - из-за большого трения возможны повреждения веревки, однако, с другой стороны, у него есть преимущество большей свободы передвижений страхующего; если речь не идет о долгих или особенно тяжелых альпинистских переходах, этот вид страховки - пожалуй, наиболее приемлем.

Страховка или вовсе предотвращение падения первого скалолаза вторым при помощи веревки относится к самым сложным вещам, которые могут происходить, вообще, во время альпинистского путешествия. В таких случаях страховка через булыжник, для второго, но не для первого надежна, так как веревка может оборваться даже на относительно незначительных высотах при падении. Страховка через плечо еще более ненадежна в таких случаях, так как страхующий легко может сорваться с места, если толчок будет слишком сильным. Остается как единственное средство страховки использование карабина с хорошими, надежными стенными крюками, причем использование нескольких стенных крюков с интервалом от 4 до 5 метров может обеспечить довольно большую гарантию предотвращения происшествия. В новое время научились не оценивать ценность веревки для подобных поездок слишком высоко и рекомендуют поэтому страховку посредством двух веревок.

Наряду с этой фактической, материальной страховкой не нужно недооценивать, «моральную» поддержку. Скалолаз совершает столько опасных движений, что нельзя отрицать, что это стоит на грани человеческих возможностей. Его чрезвычайная производительность часто основывается на психических, чисто физических и технических предпосылках. Понятно, что эта моральная страховка веревкой, связь с приятелем, уверенность при падении не кануть стопроцентно в вечность, может быть большим, успокоительным и побуждающем плюсом.

Еще большим значением обладает «моральная» помощь, которая передается второму по веревке. Это существенное различие, идешь ли первым или как втором по веревке – хотя, естественно, хороший второй часто означает хорошую связку. Чаще, однако, случается что «моральная» поддержка второго очень скоро превращается в реальную помощь, которая становится возможной, только благодаря нему. Если, однако, эта «канатная помощь» превращается в так называемую «технику мешка с мукой», то нужно посочувствовать обоим. Проводники могут рассказать множество подобных историй. Но даже те «мешки с мукой» рассказывают эти истории, разумеется, в большинстве случаев только после совершенного перехода за столиком для завсегдатаев, где они становятся уже большими героями.

Однако не только предшествующий страхует и помогает следующему впереди, также и у второго есть тот же самый долг и те же возможности. Он должен обращать внимание, прежде всего, на то, чтобы канат не запутывался и шел равномерно за скалолазом через карабины или за страхующим булыжником. Правильная, надежная страховка канатом очень сильно повышает чувство защищенности первого. Ни при каких обстоятельствах нельзя подвергать себя возможности сознательного падения. Если он не может преодолеть определенное место со стопроцентной надежностью, нужно повернуть обратно. Это парадоксально говорить такое, но есть скалолазы, которые не имеют мужества повернуть в нужный момент, и ставят на карту вследствие этого не только свою собственную жизнь, но и жизнь своих приятелей.

О современной технике скалолазания еще кое-что нужно было бы сказать, однако, от этого нужно воздержаться, так как цель книги, которая обращена в первую очередь к новичку, другая. Имеется целый ряд специальных учебников, которые обращаются к этой теме подробно, как например, Ниберль «Лазание по скале» или изданное для Немецкого и Австрийского клуба альпинистов «Альпийский учебник» (Брокхаус, Лейпциг), в котором Георг фон Краус подробно рассказывает о «ходьбе по скалам».

Следующее очень важное применение находит канат при спуске, он применяется на тех местах, которые невозможно преодолеть без него. Иногда с его помощью ускоряют спуск, особенно при недостатке времени, чтобы быстрее оказаться ниже. Для спуска на веревке нужно придерживаться следующих основных правил: оба конца вдвое сложенного веревки должны достигать  конечного пункта, оба конца должны быть одинаковой длины, и так точка подвески веревки должна быть посередине веревки, причем маркировка веревки цветной краской оказывается очень удобной. Обвязывают ли его вокруг булыжника или лишь одна петля висит вокруг камня и от нее идет веревка или ее вешают при помощи крючков и карабина, не важно, и в конечном итоге зависит лишь от обстоятельств. Прежде чем доверить себя веревке, нужно проверить его надежность, прочность на разрыв и расползание, гладкое движение второго, страховочного веревки, который всегда является приятной поддержкой даже при «самой прочной» альпинистской веревке (возможно, достаточно для этого репшнура), и, прежде всего, на него можно позже легко натянуть веревку.

Лучший и самый надежный вид обвязывания веревки - это так называемый «Дюльфер». Идущую сверху двойную веревку пропускают между ногами, снизу вокруг обоих бедер, снова наверх и через грудь и верхнюю часть туловища - вверх к плечу вокруг головы таким образом, что свисает с другого плеча уходит через подмышку вниз, где его можно контролировать рукой. Для защиты от трения  нужно использовать ворот. У «Дюльфера» есть преимущество - обе ноги свободны, а веревку можно регулировать при помощи рук и в любое время скольжение прекращать. От обсуждения других методов обвязывания мы откажемся, чтобы избежать путаницы, так как, пожалуй, нет другого метода, который был бы лучше метода Ханса Дюльфера, в котором современные скалолазы видят самого большого мастера (упал в 1915 с горы Аррас), указанной техники.

Так называемый альпинистский замок, при котором веревка проходит лишь между голенями и ногами (ступни на стене), - это в высшей степени опасная вещь. При помощи этих устаревших методов обвязывания невозможно обеспечить себе надежный спуск. К сожалению, эти кажущиеся удобными и простыми способы обвязывания можно найти еще во многих, обычно проверенных альпинистских учебниках, где они описываются и рекомендуются к применению.

Несколько слов о спуске. Неопытные альпинисты поднимаются в гору в общем легче и лучше чем спускаются под гору, так как они не смотрят вниз на крутые скалы. При спуске по скале нужно передвигаться по прямой линии так долго, как это возможно, так как ноги, как уже было подчеркнуто, при подъеме или спуске самое главное. Не нужно бояться вида глубины, следует приучать глаза и тренировать нервы для этого, однако, в первую очередь нужно контролировать окрестности и стараться высматривать лучший маршрут для спуска.

Бессмысленно говорить о том, нужно ли при спуске по скале при не большой крутизне стоять лицом к скале или от нее. Здесь нет четких правил. Я считаю всегда, что необходимо чередовать положение по необходимости, так что я спускаюсь и лицом к скале и лицом от нее и боком. Однако в любом случае необходимо избегать «лазания» задом, так как это неспортивно, некрасиво и неловко. Тяжелые скальные участки нужно преодолевать при подъеме, само собой разумеется, только лицом к стене, также и подъем в гору может происходить только лицом к стене; после того, как удостоверились, что внизу есть опора, можно легко преодолеть и более высокие скалы. В общем, правило звучит так - нужно искать места для ухватов,  для «спуска» существует основное правило «трех баз», так же тело должно держаться по возможности в вертикальном положении. Не нужно полагаться только на руки и при спуске.

Камины нужно преодолевать приставным шагом, при котором каждый шаг и каждое движение рукой нужно контролировать. В тесных, каминах с гладкими стенами зачастую можно спускаться в безопасности, словно по шлангу. По большим каминам спускаться на веревке, пожалуй, лучше всего, так же как и по тяжелым скалам.

Если вы попали в плохую погоду, то нельзя халатно относиться к спуску, нужно обращать внимание на каждую мелочь, сохраняя при этом спокойствие, так как здесь могут случиться самые страшные катастрофы. Таким образом, однажды я совершил большую глупость на башнях Вайолетт. Я находился как последний член команды наверху в щели между башнями Делаго и Штабелертурм, в то время как мои приятели уже спустились по веревке. В разговоре с друзьями о подтягивании веревки я забывал о петле, залез на открытый выступ и свалился с веревки. Когда я был под выступом, я заметил только, что веревка проходила не между ногами, а снаружи, что привело к вращению и я кувырком выпал из петли вниз. Здесь не место рассказывать, каких трудов мне стоило добраться до моих приятелей; но я рассказываю этот типичный случай, который мог бы рассказать, пожалуй, каждый альпинист, именно потому, что он показывает, что еще может случиться со скалолазом, который спустился на веревке уже более сотни раз, но потом вдруг схватился не за тот конец и отдал себя, таким образом, на милость или немилость гор. Да, старый лыжный пророк Маттиас Здарский действительно прав, когда он говорит: «Если бы каждая ошибка в горах приводила бы к смерти, тогда бы сегодня не осталось ни одного живого альпиниста».

Если теперь обдумывать невероятные альпинистские путешествия  «на крайних границах возможного», то невольно возникает вопрос: Почему по скалам? Восхождение горы Тофана ди Рочес по южной стороне, прямолинейное покорение северной стороны горы Чиветта или, например, северной стороны Большого зубца - это все действия, которые необъяснимы даже для современного альпиниста. «Альпинист» пишет про восхождение северной стороны Зубцов в своем октябрьском номере 1933 года несколько слов, которые, написаны непосредственно после получения сообщения, лучше всего отражают состояние того «штурма»:

«То, что несколько лет назад еще считалось абсолютно невозможным, несколько месяцев назад еще было подвергнуто сомнению, 14 августа этого года стало действительностью: Северная сторона Большого зубца покорена приблизительно по линии вершины.

Каждый, кто когда-нибудь видел эту скалу, отдает себе отчет, что абсолютная крутизна буквально вертикальной, частично выступающей стены высотой примерно 800 метров не особо отличается от других в Восточных Альпах. Это дополняет еще полное отсутствие трещин, что делает стену еще более зловещей. Даже привыкший к горе глаз не может обнаружить трещин, навесов, колонну на этой стене.

Два года назад Бандензерская группа альпинистов, в которую входили Вальтер Штёссер с его приятелями Фрицем Шюттом и Людвигом Халлем, начали воодушевленно проверять скалу на возможность восхождения. Когда Штёссер, после того, как он поднялся примерно на 200 метров по стене, уверенно заявил о возможности восхождения и только кусок высотой примерно 150 метров подверг это высказывание сомнению, тем не менее, это была настолько большая сенсация, что несколько других групп альпинистов начинали пытаться покорить трудные доломитовые скалы.

Прежде всего, бозенерская группа, состоящая из Ханса Штегера и Пауля Визингера, которой действительно удавалось продвинуться вперед на 20 метров выше достигнутого Штёссером пункта. Несколькими неделями позже Венская группа, покорители северной стороны горы Дахль пытались взобраться на скалу при помощи всевозможной современной техники. Вопреки образцовой организации этого предприятия – каждая ситуация была тщательно обдумана, а восхождение рассчитано с математической точностью – группа вернулась побежденной. Наивысшего пункта Штегерса они не достигли.

Сомнения о возможности восхождения на скалу увеличивались, снова и снова.

В четверг, 10 августа, два проводника, Димай и Дибона, из Кортиа дАмпеццо неожиданно пришли к хижине принца Хумберта, и к удивлению всех присутствующих альпинистов начали восхождение на северную сторону Большого зубца. Они были снабжены 90 стенными крюками, 50 карабинами, 240 м веревки и 150 м репшнура. В пятницу в 3 часа утра, они начали восхождение на стену, в 6 ч. вечера они были приблизительно на той высоте, до которой добрался Штеегер – приблизительно до критической отметки на стене – но, остановленные сильной грозой, они вынуждены были повернуть обратно.

Они оставили висеть большинство веревок в стене, чтобы следующим утром быстрее забраться наверх. Среди них был Эмилио Комичи из Триеста, один из самых умелых итальянских альпинистов, теперь также проводник, который прославился далеко за границах своего отечества своими сенсационными успехами в Альпах. Он открыл  «кратчайший путь к вершине», прибыл к хижине и присоединялся к Димаю и Дибоне.

Кроме того, еще два проводника из Кортины, Анжело Димай и Антон Верзи присоединялись к группе.

Также эти трое принесли большое количество крюков и 160 метров веревки, так что теперь в распоряжении находилось более 400 метров веревки. Комичи взял руководство на себя, и в скором времени они достигли ранее обозначенной точки. К общему удивлению вскоре они достигли тонкого, снизу не видимого пласта, от которого шел разрез высотой примерно 30 метров, что делало возможным дальнейшее восхождение.

Эта длина веревки стоила скалолазам пяти часов работы.

Далекая дорога казалась безнадежной. Теперь Йозеф Димай, который принял руководство, пробовал пройти через ход налево, который делал возможным продвижение вперед. Вновь начался дождь, и снова группа должна была спускаться. Полностью истощенные, они прибыли поздно ночью к хижине Хумберта.

Дибона и Верци отказались от дальнейших попыток. Они были физически и, прежде всего, морально слишком сильно измотаны, чтобы продолжать участие. Вдвоем Димай и Комичи начали восхождение в воскресенье 13 числа, и уже через 5 часов – их подъем был упрощен благодаря новым веревкам – они достигли наивысшего запланированного пункта. Только еще 30 метров оставались под вопросом, но эти 30 метров крутого склона скалы защищали честь Большого зубца. Это казалось невозможным - но в воскресенье вечером, стало ясным, что подъем удался, так как теперь стена меняла угол наклона  никакие сверхчеловеческие трудности больше не отделяли трех итальянцев от вершины.

Так как для дальнейшего подъема было уже слишком поздно, Комичи и Димай разбили ночлег на стене, и они могли спать с чувством победы у себя в кармане.

Представления альпинистов о покорении северной стороны Большого зубца могут быть очень различными. Это само собой разумеется, что крутая стена без трещин может быть покорена только с достаточным количеством крюков и при самом хитром использовании всех возможностей веревки.

Это правильно, без сомнения, что покорение скалы не имеет ничего общего с альпинизмом в смысле наших больших, светлых примеров – в смысле Людвига Пурчеллера или Эмиля Цсигмонди – и Юлий Куги, древний классик альпинизма, должен выразиться о восхождении северной стороны так: «Теперь доказано, что северная сторона Больших смыслов непокорима!»

Однако, нужно отдать должное практически сверхчеловеческой работе, которую провели четверо итальянцев, в частности, Комичи и Йозеф Димаи, которые сражались со стеной целых четыре дня. И все-таки нужно спросить себя, добился ли кто другого успеха, который был бы столь же интересен и когда результаты достигаются при помощи вспомогательных средств успех не столь громок.

При сегодняшнем все увеличивающимся количестве молодежи, покоряющей горы стирается граница между альпинизмом в старом, классическом, величественном смысле и спортивным альпинизмом – если можно его так назвать».

«Альпинист» на своих страницах снова указал на факт, который и мы можем зачастую встретить: молодой человек, который действительно рожден для гор и который чувствует горы, не потеряет за несколько лет занятий спортивным альпинизмом чувства горы! Позднее, если он поймет, что горы для него нечто большее, чем просто спортивный интерес, приходят к ним с ясной головой и двойной собранностью. К чему, однако, теперь все это? К чему, вообще, эта борьба, эти опасности? Преодоление страха во всех его изнеживающих, изматывающих, трусливых, темных формах является внутренним законом альпиниста! Молодежь любит борьбу в геройском смысле, озорство и мужество больше чем возраст! И кто убил однажды страх, это ползучее чудовище, как Зигфрид дракона, тот учится смотреть смерти мужественно в глаза! Геройское существо альпинизма идет шаг за шагом с пониманием идеалов, чистоты и красоты, а не ради дешевых, материальных преимуществ или личных наслаждений! Не каждый человек имеет нечто героическое внутри себя, лишь у немногих есть такое чувство! И если человек прошел школу ураганов с ледяным ветром, школу борьбы за выживание, тогда он может побороться с горой, ведь гора - это большой и сильный противник! И мериться силами с ним и испытывать себя, это настоящее, великолепное, прекрасное, геройское воспитание. Общение с горой воспитывает молодого человека как личность! Кто полюбит гору и чувство победы, покоряя вершину, поймет, что такое верная дружба, защита себя и других, он будет делать это со смыслом, соотносить это с высшим понятием: с его жизнью!

Каждая поездка в горы приносит редкие и яркие впечатления и поэтому имеет большую ценность. У каждой поездки в горы, есть три ключевых момента: Первый - это радость ожидания при одевании альпинистских сапог, при прокладывании веревки. В первых шагах на скале при помощи веревки и высокогорных ботинок всегда есть кое-что торжественное, полное надежды, что скоро замениться, конечно, трудностями восхождения по веревке на скалу. Второе яркое впечатление - это достижение вершины, цели и отдых с обязательной курительной трубкой или сигаретой. Там солнце и свет, и широкий вид, нахождение высоко над долинами и торжественное чувство победы и верности. Однако радость и отдых на скалистой вершине ограничены, так как еще предстоит спуск, ночные угрозы, и все эти заботы уйдут только тогда, когда будет совершен последний шаг со скалы. Поэтому отдых на вершине проходит всегда в напряжении, в предчувствие последующего спуска. Только при выходе на дорогу к хижине и в долину, оглядываясь назад на вершину, нас охватывает чувство полного успокоения. Это мгновение, наслаждение проведенной поездкой, - это, вероятно, апогей дня, который объединяет все хорошие и плохие моменты и переживания воедино. Вспоминая отдых на вершине - понимаешь, что это фактический апогей любой альпинистской поездки.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru