Опасности в горах



Опасности в горах

Материал нашел, перевел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Luis Trenker.  Meine Berge. Berlin, 1935. Луис Тренкер при участии Вальтера Шмидкунца.  Мои горы. Книга о горах. Берлин, 1935 г.

Перевод с немецкого

Опасности

Радость созерцания природы гор, тоска по ней и живущее в нас желание борьбы, приключений и переживаний, движущие силы альпинистской деятельности, проявляются во всей полноте в горах. Число людей, которые устремляются каждый год из больших городов и деревень в горы, растет из года в год, также как в наше жесткое и тяжелое время потребность в разрядке и приключениях возрастает. Если ранним летом последние лыжники еще покоряют высокие небезопасные регионы глетчера, прежде чем они отставят в сторону свои лыжи, которые для них означают весь мир, и отходят к летнему и осеннему отдыху, сотни тысяч других, которым летняя горная поездка - это наивысшее переживание, складывают уже свои рюкзаки. От задумчивого бездельника до самого дерзкого скалолаза, который предпринимает самые сложные восхождения, преодолевая самые сложные проблемы, можно выделить различные промежуточные классы альпинистов: одиночки, хороших и плохих, туристы с проводниками, без проводников, со снаряжением и без него, а также члены различных клубов.

Однако, из многих сотен тысяч туристов, которые выезжают в горы, возвращаются не все. Горы оставляют у себя некоторых альпинистов, которые радостно и воодушевленно прогуливались по ним, слишком беспечно относились к горной стихии.

Альпинист ищет, в конце концов, опасности, так как преодоление их и борьба с ними, с «враждебными» объектами, доставляем ему массу переживаний в горах. Триумф над опасностями наполняет альпинизм особым пикантным содержанием.

О неистощимой теме опасностей в горах и о том, как их надо преодолевать, некомпетентные авторы писали много. Юлий Мойрер делил их на две большие группы, а именно на элементарные и личные, причем под первыми он понимал те, которые исходят от гор и природы, а под вторыми, которые зависят от поведения альпиниста. Эдвард Вимпер, покоритель Маттерхорна, говорил о положительных и отрицательных опасностях. Лучшую классификацию, тем не менее, по общему признанию дал Эмиль Цзигмонди, первопроходец, который путешествовал без проводника, в своей главной книге «Опасности Альп», в обработке Вильгельма Паульке, которая много раз переиздавалась и до сих пор остается одним из лучших учебников для альпинистов. Он называет все причины возникновения опасностей, которые зависят от объекта, то есть от горы, это объективные причины. В том числе в первую очередь называются причины, которые связаны с погодой, это: шторм, туман, сход щебня, лавины, удары молний, воздействие воды, льда, снега и т.д. эти виды опасностей возникают и существуют сами по себе и не зависят от способностей или от воли альпиниста. Альпинист в определенной мере перед ними беспомощен, если он не обладает знаниями и опытом, не способен к анализу и применению знаний на практике, чтобы избегать или минимизировать воздействие этих факторов соответствующим поведением.

Вторая группа опасностей основывается непосредственно на поведении альпиниста, на человеческих недостатках. К субъективным опасностям относят все ошибки, которые зависят от навыков и умения альпиниста, как например: плохое снаряжение, утомление, заблуждение на территории, недооценка трудности пути, физическая слабость, чувство головокружения и чувство страха, халатность, ошибочные действия на веревке, необдуманность, переоценка своих сил и ошибочное честолюбие. С увеличением трудности поставленной перед альпинистом цели соответственным образом растут и субъективные опасности.

Само собой разумеется, разделение на объективные и субъективные опасности не нужно проводить всюду, так как оба фактора являются взаимозависимыми. Объективный повод – типичный пример: хрупкость горной породы или резкая перемена погоды – может быть в зависимости от действий альпиниста и субъективной опасностью. Большое число происшествий происходит обычно из-за двух видов опасностей, причем в большинстве случаев субъективный фактор значительно преобладает.

Не только знание опасностей достаточно для пребывания в горах, необходимо знать, прежде всего, собственные возможности, и соответственно, что нам «позволено» и от чего следует воздержаться. Данная предпосылка означает принципиальную пригодность человека для путешествий в горах, осознание границ своих навыков и умений, а также мастерства.

Щебень в горах представляет одну из типичных объективных опасностей. Он может встречаться и в южных доломитах или в северных карбункуловых горах, в сланцевых горных породах или в гранитных горах группы Монблана, щебень может встречаться всюду, в любое время и на всех скалах. Резкие изменения температуры, из-за которых образуются трещины, в которые проникает вода и, замерзая, разрывает камень на части. Особенно весной, когда солнце размораживает склоны, большие блоки и обломки скал теряют устойчивость и срываются из-за малейшего воздействия в глубину. Гребни хребтов, естественно, более подвержены такому выветриванию, и под воздействием ветра и талых вод, солнца, которое растапливает льды, с них срываются вниз обломки. Камнепад - это одна из самых больших и самых частых опасностей в горах.

Ледовые желоба и каменные желоба - это излюбленные пути для летящих сверху «снарядов». Опасные в отношении камнепада ледовые желоба можно легко распознать по наличию каменных обломков, осколков которые на снегу оставляют обычно черные, заметные издалека глубокие следы из-за скольжения. В бассейнах глетчера и фирна можно распознать такие места по тому, что у подножия горы на белом снежном покрове появляются серые накопления каменного мусора. Если снег в ледовых желобах мокрый и мягкий, то щебень менее опасен, так как отдельные глыбы застревают в мягком снегу; если снег промерз и стал жестким, то камни пролетают со страшным шумом, увеличивая свою скорость; тогда опасность возрастает многократно.

Также и на скале следы камнепада можно распознать. Не только по грудам мусора и грудам обломков, на полях с булыжниками, которые представляют ничто иное, как пополняемые полигоны с камнями, но по характерным белым следам на выступах скал, на желобах и каминах. Камнепад происходит, особенно в ледовом регионе, почти всегда в определенное время, а именно тогда, когда солнце освещает высокогорные регионы, размораживая горную породу. Поэтому переходить такие места, где возможен камнепад, группам альпинистов следует, по возможности ночью. При преодолении пользующейся дурной славой восточной стены Монте Розы, например кулуара Маринелли, который уже забрал себе несколько жертв, нужно учитывать тот факт, что здесь возможность перехода возможна только ночью, заблаговременно до наступления рассвета и тем более дня. Время и сила камнепада также четко зависит от топографического положения скалы, желоба. Таким образом находящиеся под угрозой камнепада, например, северные склоны, представляют меньшую опасность, чем например склоны с восточной стороны и т.д.

Однако не только солнце является причиной камнепада. Ураганные ветры, воздействие воды или сильные дожди, а при фёне наоборот: холод, имеют решающее влияние для камнепада. Также антилопы или пасущиеся овцы и козы могут сбрасывать много камней. И конечно, особенно частой причиной камнепада является сам скалолаз, который небрежно и неосторожно передвигается по скале, сбрасывая вниз камни. Имеются, к сожалению, люди, которые опаснее в этом отношении, чем все другие причины камнепада вместе взятые. Много альпинистов,  идут в горы, радуясь чувству свободы. Альпинист не может забывать, что как раз в горах товарищество и внимание - это основные предпосылки успеха и что альпинист должен быть настоящим джентльменом и всегда должен вести себя в горах таким образом, чтобы он мог помогать нуждающимся, но никогда не нарушать надежность и спокойствие или создавать опасность для жизни других людей.

Альпинисты, которые знакомы с Маттерхорном, имеют представление, что такое камнепад. Восточный склон этой горы, который я очень часто мог наблюдать, атакуется как из пулемета глыбами, летящими со скал. В любое время дня там можно увидеть каменные лавины. Продолжительная жара и сухость значительно повышают возможность камнепада. В высшей степени интересно было наблюдать, как сверху с гребня хребта мимо хижины Зольвей пролетали огромные глыбы, отделяясь с глухим треском от восточного склона высотой 2000 метров, отделялись кусками размером с колокольню и летели, словно лавина вниз. Отдельные блоки размером с дом съезжали в долину на 200 - 300 метров. И, все же, такие горные склоны тоже покорены альпинистами.

Камнепад - это определенно один из самых зловещих врагов альпинистов, так как он почти непредсказуем. Принципиально не следует передвигаться по траектории падения камней. Если приходится проходить желоба, которые находятся под угрозой камнепада, то необходимо проходить их не посередине, а держатся по возможности под защитой скал, расположенных по бокам, если они не представляют опасности. Необходимо проходить опасные желоба как можно быстрее и только по безопасной траектории. Нужно стараться идти под завесой боковых скал. Прежде всего, однако, нужно контролировать очаг опасности – или если один работает на скале, то другой страхует приятеля и наблюдает за обстановкой. Первые небольшие камни, которые со свистом пролетают мимо, являются лишь предвестниками большего камнепада, особенно если солнечное тепло начинает медленно прогревать склон. Тогда нужно постараться покинуть находящийся под угрозой желоб или и уйти со скал, проводя время камнепада в безопасном укрытии. Если лавинообразный камнепад начался внезапно, то необходимо искать защиту под выступами скал, прижав тело и голову к скале, поместив рюкзак над головой и следить, чтобы веревка не была повреждена камнепадом.

Но также и собственная веревка может быть причиной схода каменных лавин, в этом отношении нужно проявить особенную внимательность. Опасность камнепада не зависит от величины и числа падающих камней. Опасность может представлять даже самый маленький камень размером с орех, если он летит с большой высоты, он может быть не только причиной падения, но даже привести к смерти альпиниста.

Определенной защиты от таких «маленьких», но очень часто падающих камней достигают, путем подкладывания под шляпу носового платка, чулка и т п.

Легкомысленное и преднамеренное бросание камней вниз, чем все еще занимаются отдельные туристы, за веселой беседой на вершинах и гребнях, должна резко осуждаться. Люди, которые делают такие глупости в горах, подвергают себя вполне реальной возможности стать убийцей.

Вероятно самый большой источник опасности - это вырывающиеся из-под рук или ног камни - это частая причина катастрофы. Эту опасность гораздо легче предотвратить в известковой горной породе, чем в более жесткой коренной породе. Каждый альпинист должен брать за принцип проверять каждый шаг, каждый камень, прежде чем наступить на него. Если камнепад представляет собой очевидно объективную опасность, то ошибки при хватании и совершении шагов только условно можно отнести к объективным, так как это также зависит от скалолаза - возможность предотвращать подобные ситуации. Нужно говорить здесь, собственно, о субъективной опасности. Альпинисты с опытом и наметанным взглядом видят подходящие места для ноги, оценивая камни на счет их устойчивости. Поэтому получается, что опытный альпинист выводит из равновесия, гораздо меньше камней, чем новичок. Если после хватания, камень расшатался, и следующий человек, схватившись за него, может не удержаться на скале, то необходимо скинуть такой камень, чтобы не подвергать опасности идущего следом товарища. Опасность также могут представлять камни, которые могут отвалится под внезапной нагрузкой. То, что пучок травы - это не подходящая опора для хватания, говорить излишне. Мы не будем говорить об искателях эдельвейса, которые составляют самую незначительную часть «жертв гор». Их злой рок это утесы.

Мокрая скала более опасна, чем сухая, еще гораздо более опасна, однако, скала покрытая льдом. Оледеневшая скала может быть причиной тяжелой беды. Она таит исключительную опасность, к ней можно приближаться только с осторожностью и применением стальных кошек и ледоруба.

Один из лучших проводников, которые когда-нибудь жили, Эмиль Рей, сорвался 24 августа 1895 в Дан дю Жан и погиб. Чтобы уйти от грозы, он не стал использовать веревку, поскользнулся на покрытой галькой скале и сорвался на глубину 600 футов. Как выяснилось позже, под камнями была покрытая льдом скала, а Рей не взял с собой стальных кошек.

При прекрасной погоде, солнце и отсутствии ветра даже тяжелые поездки - это детская игра по сравнению гораздо более легких поездок при пурге и шторме. В то время как при теплом солнечном свете, при благоприятных погодных условиях, мягком фирне, в котором нога может найти опору, на теплых скалах, к которым не примерзают руки, у скалолаза как бы есть возможность прогуливаться по скале, у него есть великолепный обзор всего пути при подъеме и спуске, он находится в приятном состоянии полных сил, радуется снова и снова восхитительными видами и маленьким приятным переживаниям, возможностью переговариваться с попутчиками или другими группами, одним словом, крутые тропинки в скале неповторимое удовольствие - при плохой погоде все конечно иначе. Туманы и облака затрудняют ориентацию и осмотр территории, а также отыскание пути. Кроме того, внезапный снегопад может изменить вид стены полностью. Каждая резкая перемена погоды влечет за собой также холод и шторм. Шторм повышает опасность камнепада и может ухудшать состояние скалолазов. Холод испытывает волю, руки должны хвататься за мокрую, ледяную скалу, пальцы соскальзывают и сдираются до крови, окаченивают, ботинки и веревка промокают и замерзают. Каждая манипуляция при помощи такого веревки - это пытка и мучение. Также самый легкий путь может быть при таких погодных условиях приравнен к сложнейшему испытанию. Здесь устоять может только опытный, серьезный мужчина, с сильной волей, и только при таких погодный условиях он может проверить свою способность к альпинизму. Когда Ниберль говорит, что название «Альпинист» относится только к тому, кто одинаково хорошо чувствует себя и на скале и на льду, то хотелось бы добавлять, что называться альпинистом может также только тот человек, который выдержал проверку плохой погодой.

Естественно, погода может быть такой, что самый опытный альпинист будет вынужден повернуть назад. Только в таких случаях можно говорить об альпийских трагедиях, но не тогда, когда молодые, неопытные парни без особых знаний на второй раз уже берутся за сложный склон и из-за какой-нибудь неосторожности срываются.

Если говорят об опасностях гор обычно, подразумевают в первую очередь трудности связанные с погодой. Местные и опытные  проводники ничего не боятся так сильно как «погоду», и они знают, пожалуй, почему. Нет горы, в которой невзгоды погоды со всеми ее неприятными сопутствующими явлениями обнаруживаются более отчетливо, чем на Маттерхорне. Эту гору чрезмерно сложно покорять с южного или Швейцарского склона. Здесь нужно обладать высоким уровнем альпинистского мастерства, однако безопасное пребывание на горе предполагает наличие мужества, мастерства, выносливости и доверия. Путешествие на Маттерхорн остается всегда большой и тяжелой поездкой, потому, что даже при прекрасной погоде путешественника подстерегает множество опасностей. И даже церматский сфинкс не знает человека, который бы не встретился с непогодой на горе. Вызывает лишь сожаление группа, которой пришлось столкнуться на горе с пургой! Прекрасная солнечная поездка в горы быстро превратится в проклятое адское путешествие или – как часто бывает - после этого путешественники переходят на самые маленькие и безопасные горы.

Общие советы, как нужно себя вести, чтобы противостоять этим «объективным» погодным опасностям, дать сложно. Нужно думать еще при подготовке к путешествию обо всех возможностях и заботиться заранее о себе соответствующим образом. Кроме того, постоянное наблюдение за погодой предполагает определенную возможность отменить поездку еще заблаговременно или обеспечить свою безопасность, если это уже невозможно. Грозы и резкие перемены погоды - это самые неприятные и самые непредвиденные опасности, которые могут встречать альпиниста на его пути. Такие резкие перемены погоды, которые можно отследить по барометру, начинаются большей частью с сильными грозами и влекут за собой резкие понижения температуры, которые сопровождаются пургой, градом и в большинстве случаев выпадением снега. Против этого самого страшного оружия гор имеется только одно: предвидеть приход непогоды и быстро возвращаться назад. Этот возврат не должен превращаться в безрассудное бегство к долине, которое кончается перенапряжением и истощением – как это уже часто случалось. В каждую поездку нужно брать с собой соответствующее снаряжение: защитная одежда, запасное белье, перчатки, спальный мешок, фонарь, необходимое продовольствие. С этим можно пережить любую ситуацию. Два  примера из недавнего прошлого могут это доказать: Вилли Вельценбах и Вилли Меркль шли в начале июля 1931 года по Гранд Шамоцин группы Монблана, которая относится к Монтаверту и Шамони. Это было одной из последних очень больших альпийских проблем, решение которых сделало исключительную сенсацию. 30 июня оба замечательных Мюнхенских альпиниста забрались на эту скалу и разбили лагерь во льду. 1 июля они поднимались по практически «вертикальной» по понятиям дилетанта, чрезвычайно тяжелой ледовой и скальной стене, примерно на 160 метров ниже вершины, их настигла сильная гроза, они перешли на внешнюю часть гребня, где разбили в шторме и дожде второй раз лагерь и спустились на следующий день, чтобы попробовать 5 июля пройти вновь, уже начиная с отметки в 3100 метров, от лагеря. 6 июля осталось 85 метров до вершины, и их настигла гроза и резкая перемена погоды. На самой тонкой скалистой платформе разбили второй бивак. На следующий день шел снег беспрерывно. Они должны были оставаться и ждать: третий бивак при 20 см нового снега. На следующий день: 40 см нового снега, четвертый бивак.

9 июля на промерзший склон выпало 50 см нового снега, вся северная сторона была в пурге. Только в полночь этого пятого дня все прекратилось. Простой, легкий мешок Здарского был их единственной защитой в течение этих семи дней. Его было достаточно не только для того, чтобы поддерживать жизнь, нет, они там находились в хорошей форме и в полных силах, что им и было необходимо в дальнейшем.

В похожей ситуации оказались и братья Франц и Тони Шмид из Мюнхена, когда они 31 июля и 1 августа передвигались по страшной северной стене Маттерхорна, преодоление которой является, пожалуй, самым великим альпийским достижением. На крохотном карнизе они проводили все это время, на скальном крюке, защищенные только спальным мешком, и все же они пережили тяжелую морозную ночь и следующий день.

Оба эти примера доказывают, что правильно снаряженная группа, при планировании своих действий может, справится с любой ситуацией. Поиск укрытия гораздо благоразумнее, чем бегство назад в шторме и тумане, в холодную мокрую ночь.

Однако, лучшая защита от шторма - это его предвидение. Во время больших тяжелых поездок и при совершении длительных переходов, нужно выходить заблаговременно, чтобы в обыкновенное время летних гроз - под вечер - не находится в эпицентре непогоды.

Самое важное - это постоянное и своевременное наблюдение за погодой. Даже дилетант может всегда использовать находящееся в его распоряжении вспомогательные средства (барометр и погодная карта) и обращать внимание на локальные признаки погоды, составляя программу путешествия соответствующим образом. Великолепным образом Генри Хэк собрал все знания о практической метеорологии в его в высшей степени интересной, увлекательной книге «Погода, облака, ветер» (издательство Ф.У.Брокхауса).

 

 

В короткой, ясной, рассчитанной на альпиниста форме Якоб Хофмайстер изложил все в журнале «Дер Уто» секции Уто Швейцарского клуба альпинистов. Так как мы считаем, что эту информацию должен знать каждый альпинист, то эти отличные, краткие правила погоды здесь мы изложим:

«Для оценки погоды на последующие 10 - 24 часа нужно наблюдать точный ход барометра, так как движения барометра гораздо важнее для предсказывания погоды, чем ее состояние на данный момент. Показания барографа,  барометра должны сниматься для представления правильной картины колебаний атмосферного давления ежечасно. В общем, при высоких показаниях барометра будет сухая, а при низких влажная погода; но нужно считаться и с исключениями из этого правила.

Прогноз погоды никогда не должен устанавливаться только на основании этого правила, нужно опираться на комбинируемые наблюдения движения барометра, направления ветра, влажности воздуха, поведения облаков и распределения давления по всей Европе.

1. Правила работы с барометром

1. Если показания барометра сильно растут (от 4 до 6 мм) в течение нескольких часов, то прояснение наступит в течение короткого срока.

2. Если показания барометр растут одномоментно, то нужно ожидать хорошую погоду, срок которой соотносим, как правило, со сроком роста показаний. Если показания барометра растут, например, только один день, то хорошая погода также продержится один день.

3. Если рост показаний происходит медленно, равномерно и продолжительно (2 и большее количество дней), то в дальнейшем будет более длинный сухой период погоды; если ветер сменил направление на северное (по часовой стрелке), то следует скорое прояснение.

4. При сильном росте показаний барометра можно рассчитывать в особенности тогда на ясную погоду, если раньше южный ветер дул на запад, а теперь поменял свое направление на север.

5. Если барометр при безветренной погоде и сильной влажности воздуха дает высокие показания, то нужно рассчитывать на сильный туман, после которого наступит ясная погода.

6. Если повторяющееся короткое падение показаний происходит во время быстрого роста показаний барометра, то ждет непостоянная погода; указанное считается в противном случае падающим движением с резким подъемом.

7. При падении показаний барометра, конечно, можно рассчитывать на осадки, как только резко поменяется северный ветер на восточный или  направление ветра с южного на западное.

8. Медленное уменьшение показаний барометра указывают длительные осадки. Если падение показателей происходит необычно скоро и сильно, то нужно ожидать сильные осадки со штормом.

9. Скорое, даже при глубоком падении  при безветрии и высокой температуре образование грозы не позволяет ожидать, особенно при возрастающей влажности воздуха, летом.

10. С большой надежностью нужно считать на скорый дождь, если падающее движение барометра продолжается во время 10 ч. от 30 до 11 ч. 30 в первой половине дня. При западных ветрах дождь идет затем большей частью в течение 24 ч. (часто уже того же самого дня), при северном и восточном ветре несколько позже (часто только через 40 ч.).

11. Если барометр второй половины дня растет, даже если бы только мало, то следует большей частью прояснение, которое является, однако, только  короткое время.

12. Если показания барометра во второй половине дня падают незначительно, то это не так плохо, так как умеренное возвращение показаний барометра во второй половине дня - это часто, лишь последствие нагревания воздуха.

2. Общие правила предсказания погоды

1. Если на западном горизонте, с юга до северо-запада, располагаются кучевые и дождевые облака, образуя горизонтальные слои из тонких облаков (маленькие, подобные полосе облака), то можно с уверенностью ожидать, в течение 24 часов, резкой перемены погоды. Если эти облака появляются уже утром, то дождь, скорее всего, пойдет в тот же самый день. Нужно уделять особое внимание этому сочетанию облаков в горах, так как они - один из самых надежных признаков скорых осадков, которые опускаются летом преимущественно в виде грозы. Время от времени эти облака можно наблюдать и при хорошей погоде на горизонте. Если они встречаются между севером и востоком, то резкая перемена погоды произойдет довольно поздно (через 30 и более часов).

2. Если два вида облаков располагаются друг над другом, то это знак неравномерности распределения атмосферного давления, что указывает на перемену погоды.

3. Если в теплый сезон на западном горизонте образуются башнеобразные облака, и они распространяются подобно экрану или в форме наковальни, то эта верный знак грозы.

4. Если небосвод (также и горизонт) остается весной или летом  весь день безоблачным, то на следующий день определенно погода испортится.

5. Если с весны до начала августа на горных склонах образуются отдельные маленькие туманы, то это указывает на влажные океанские воздушные потоки; нужно ожидать пасмурную погоду с дождем.

6. Если внезапно после нескольких дней дождей виднеется просветление, то оно долго не продлится. Если наоборот, после ряда погожих дней начинается дождь, то хорошая погода снова вернется.

 

Примечания

Для определения направления ветра необходимо ориентироваться не на ветер, дующий в долине, а на верхние ветра, которые служат мерилом; поэтому всегда нужно обращать внимание на движение облаков.

Для предсказания погоды очень важно учитывать состояние погоды за довольно длительный период, так как погода имеет свойство сохранения определенных характеристик. Если, например, общий характер погоды был хорошим, несколько недель царила сухая погода и вдруг появились признаки, говорящие о том, что погода поменяется, то этому не стоит придавать особого значения. То же самое справедливо и в обратном случае.

Чем дольше господствует определенный характер погоды, тем лучше погода противостоит внешним воздействиям, и никогда в один день не произойдет смены одной погоды на другую, всегда для этого необходим определенный переходный период».

Местные, и особенно, проводники, хозяева хижин, сыроделы, пастухи и охотники - это отличные знатоки погоды. Не стоит бояться задавать им вопросы и следовать их советам. Также достойны внимания некоторые из народных признаков, по которым можно предсказать погоду (поведение животных и состояние растений). Во всяком случае: наблюдение за погодой перед, а также во время поездки - это необходимое условие защиты от возможной опасности. Наступление холодов в сентябре 1931 года, о котором много писали в газетах, показало, какие последствия может принести резкая смена погоды. Свыше дюжины управляющих хижин попали в беду, и пришлось высылать спасательные экспедиции, чтобы увести их от опасности в долину. Многим мужественным проводникам и альпинистам, которые были организованны в колоны, в течение нескольких дней удалось добраться до защищенной хижины. Вспоминают необходимость в перелетных птицах, которые должны были доставляться самолетами и поездами по железной дороге через Альпы. Это высокочувствительные животные. Однако горные овцы и крупная дичь погибали толпами в течение этих осенних дней, резкие перемены погоды всплывают перед глазами и взывают к осторожности и предусмотрительности.

Также фён является фактором, который может изменить характер погоды и который соответственно тоже нужно учитывать. Фёном называют в большинстве случаев дующий с юга ветер, при котором воздушные массы с гребней хребтов спускаются вниз и во время этого спуска или обрушения сильно нагреваются. Повышение температуры очень резкое, оно составляет примерно 10 °C за 1000 метров. Также огромные горы, Пиренеи знакомы с таким явлением как фён. Многие территории в северной части центральных Альп, как например, Инсбрук, очень страдают от этих теплых, душных, изнуряющих ветров, которые полностью съедают снег за несколько часов, из-за чего фен называют также часто «пожирателем снега», из-за него происходят наводнении, он является причиной больших ежегодных пожаров, которые пронеслись уже практически по всем деревням северной части Альп (Цирль, Матрай, Нассерайт, Бибервир и т.д.). Но также и для альпиниста фён - это плохой помощник, так как такие вторжения фёна зачастую сопровождаются резкими переменами погоды и в большинстве случаев также быстро следующим снижением температуры и выпадением нового снега. Весной фён – это причина пробуждения лавин. В фёновую или, как ее называют местные жители и альпинисты «лавинную» погоду нужно избегать нахождения на снежных склонах. Однако с другой стороны фён придает особенную красоту и особенное настроение, которое особым образом изменяет ландшафт: существуют некоторые особенности образования облаков над цепями Альп, так называемые «фёновые стены», из южных долин облака пробиваются через перевалы, образовывается такая хорошая видимость, что все природные объекты приобретают темную окраску и образуется так называемая «наивысшая железная дорога».

Во время грозы следует остерегаться молний, что конечно известно альпинистам, попавшим в этот страшный обмен мнениями между небом и землей. Не нужно лишний раз подчеркивать, что с этими стихиями шутить в горах не стоит, несмотря на то, например, что эта опасность подстерегает и в городе или на равнине. Только ее появление здесь несравненно более великолепно, и подчеркивается сотрясающим скалы сильным эхом от грома. Само собой разумеется, все возвышения, вершины и зубцы гребня хребта, в особенности на отдельно стоящие горы, притягивают к себе молнии и человек на такой высоте также является центром притяжения этого электрического разряда. Не все горы и группы гор находятся под одинаковой угрозой. Имеются вершины, на которых нельзя находится альпинистам, так как они неминуемо будут поражены ударом молнии. Если в горе содержится железо, то молния вызывает существенные разрушения, ведь гора выступает в данном случае как естественный проводник! На многих вершинах можно наблюдать свойственную им глазурь: расплавленный кварц - последствие частых ударов молнии. Имеются горы, которые известны как особенно опасные в отношении ударов молний, как например, Пфлершер Трибулаун, Маттерхорн, Монте Кристолло в Доломитах, Гросглокнер или Вайскугель в Отцтальских горах.

Приближение шторма можно в большинстве случаев заблаговременно определить по образованию облаков, хотя бывало много случаев, когда самое ясное небо внезапно покрывалось серо-черными складками, и через несколько минут уже были видны первые молнии. Наэлектризованный воздух – это предупредительный сигнал – его можно определить по легкому щекотанию на руках и лице, т.е. поднятием тонких волосков электричеством. Волосы на голове встают дыбом. Это самое время чтобы искать укрытие! Ледорубы начинают вибрировать, шуметь и петь, также это явление можно наблюдать на скалах, которые начинают сиять и «искриться», вокруг их контуров появляется окантовка из синеватых, крохотных маленьких огоньков и открывается фантастический вид, которым, однако, не следует увлекаться, это так называемый огонь святого Эльма, который говорит, что между небом и землей происходит уравнивание электрических полей.

При угрожающей опасности удара молнии, естественно, нужно руководствоваться основным правилом: спуститься с высоты, уйти с мест, куда может вероятнее всего ударить молния, спуститься с вершин и гребней и как можно скорее спрятаться под укрытием в нише или искать защиту под булыжниками! Ледорубы, стальные кошки и прочие металлические предметы следует положить как можно дальше от себя! То, что мокрый канат, как неоднократно утверждалось, может служить своеобразным громоотводом, достоверно доказано не было. Однако, промокшие под дождем альпинисты, исходя из большого опыта, находятся в меньшей опасности. Я сам однажды с моим проводником попал на горе Большой Цинне в ужасную грозу, мы находились почти у вершины, которая была за несколько минут скрыта за тучами, и я словно мальчик впервые ниже вершины Зоннтагсхорна, познакомился со страшным природным явлением - молнией. Тогда на этом зубце мы нашли укрытие в нише, с которой водопадом стекал дождь. Мы промокли до нитки. Не менее семи ударов прошло через наши тела, и, все же, мы, несмотря на короткое бессознательное состояние, шок и страх, когда нужно уже изрекать последнюю волю, однако в итоге мы остались невредимыми. Только там, где на моей шляпе находилось несколько металлических знаков союза, волосы были обожжены и еще несколько месяцев я страдал от головных болей. Без сомнения, тогда сырость нас спасла, хотя также не исключено, что именно стекающая вода стала проводником молнии в наше убежище. Такого мнения был, во всяком случае, старый Зепп Иннеркофлер, который после этого происшествия помог нам спуститься с горы.

Если гроза застигла вас на леднике, то необходимо лечь на землю, если невозможно найти укрытие в расщелине. Во всяком случае, необходимо избегать мест, которые могут притягивать к себе молнии. На горных склонах найти убежище проще, чем на гребнях и вершинах. Непременно нужно избегать соприкосновения с веревкими из проволоки, так как они - очевидные громоотводы. Также не стоит укрываться от грозы под деревьями, даже если народная молва делает исключение из этого правила. Преобладающие в альпийских высотах деревья – ели – отличные проводники и защитить от молнии они не в состоянии.

Порядок действий в ситуации, когда приятель поражен молнией, должен подсказать разум в зависимости от обстановки. Парализованных и людей впавших в летаргию  нужно поднять и движением рук постараться вернуть им дыхание, действия должны быть такие же, как при попытке спасти утопленника. В любом случае нужно обеспечить быструю доставку пострадавшего в долину.

Грозы и резкая перемена погоды, шторм и холод, туман и снежные бури, эти отрицательные погодные явления, на глетчере встречаются гораздо чаще, чем на скале. Разумеется, глетчеры и ледовые поля не подвержены в большинстве случаев, таким явлениям как шторм и молнии, как возвышающиеся скалы и высокие гребни. Прежде всего, нужно следить за руками, чтобы не повредить их о холодные скалы, передвижение по льду происходит быстрее, чем по скале, но нужно учитывать, что постоянное соприкосновение со льдом может вызвать определенные проблемы. Ориентация может становиться еще труднее, в области глетчера, в сером тумане за три шага ничего не видно, на скале все же можно найти различные ориентиры, по которым можно определить правильный путь. Туман может вводить в заблуждение диффузным, рассеянным состоянием, в итоге вся территория глетчера превращается в единое белое с сероватым оттенком море, которое не имеет границ, в котором остается лишь беспомощно плавать. И больше нельзя понять нужно ли идти вверх или вниз, следует ли дальше лед или пустота. И в такой ситуации можно неожиданно провалиться в расщелину, просто не заметив ее. Даже опытный альпинист в такой ситуации не сможет сориентироваться. Ценность компаса, в данном случае равна цене жизни. Лыжник, который несравненно чаще вынужден ориентироваться зимой, помогает себе в этом планами, на которых нарисованы точки и направления, а также градусы. Доступное только специалисту средство ориентирования в тумане – возможность определить свое местоположение по отражению. Близко расположенные скалы дадут отчетливое эхо, в то время как в пустоте этот крик затихнет без эха. Эту мудрость знали еще до дней расцвета альпинизма паломники, которые жили в кантоне Валлис, которые переходили высокий глетчер по пути в Италию и в тумане обращались к «святому»  с вопросом, на правильном ли они пути или нет. Если «святой» отвечал, то они были на правильном пути, если он молчал, тогда это были проделки дьявольского тумана.

Можно в этих случаях, когда теряют ориентацию в высокогорном массиве из-за тумана или наступления ночи, дать несколько советов. В таких случаях всем нужно держаться вместе и недопустимо отправлять человека в одиночку на поиски правильного пути. На скале при помощи маркировки или маленьких насечек на камнях можно отметить правильную дорогу для подъема или как минимум один надежный путь для непредвиденного спуска. Особые требования к ориентированию предъявляют большие горы и плато известковых Альп, как например «Каменное море», Райтеральпы, Дахштайн, Хохшваб и т.д., хотя там все дороги известны и имеется соответствующая маркировка. В области глетчера также есть небольшое количество маркированных путей, однако они отмечены здесь жердями и т.д. Здесь могут помочь в тумане только старые следы, и следы от ледоруба, которые сохраняются достаточно долго. Но если потерять эти отметки, то дороги уже не найти. Вы будете непременно идти по кругу, причем удивительным образом все время против часовой стрелки. Здесь можно дать лишь один совет: нужно надеяться на хорошее снаряжение и следует попытаться разбить лагерь.

К чему может привести потеря маршрута в тумане, если это ведет к потере духа, учит ужасная беда, которая случилась в сентябре 1870 на Монблане, где с восьмью (!) местными, проводниками, которые очень хорошо знали эту территорию, заблудились трое англичан. Короткие заметки в дневнике прожившего дольше всех Бина позволяют предположить, как произошла катастрофа. Вот что там было написано: «6 сентября. Вдестяром, с восьмью проводниками, мистером МакКоркиндале и мистером Рандаллем я поднимался на Монблан. Мы достигли его вершины через 2,5 часа. Скоро после этого мы покинули его, и попали в снежные облака. Мы провели ночь в пещере, которую мы выкопали в фирне, что предоставляло нам, однако очень ненадежную защиту, так что я плохо себя чувствовал всю ночь. 7 сентября, утро. Сильный мороз; большое количество снега, который падает беспрерывно. Проводники в растерянности. Вечер: второй день на Монблане в ужасной пурге. Мы потеряли дорогу и сидим в снежной пещере на высоте в 15 000 футов над уровнем моря. У меня нет надежды, что мы найдем путь обратно. Я надеюсь, что эту книгу найдут и прочитают. У нас нечего есть. Мои ноги окоченели, и я истощен. У меня есть еще силы написать еще несколько слов. Я умираю в вере в Иисуса Христа с последними нежными мыслями обо всех. Я надеюсь на встречу на том свете …»

Десятью днями позже было найдено четыре человека. Слишком большая партия (медленное продвижение вперед!), отсутствие карты, компаса; проводники выпили все сосуды с вином  – алкоголь - это убийца в таких обстоятельствах, так как опасно влияет на температуру тела; кроме того группа шла раздельно. Остальных семерых так и не нашли.

В большинстве случаев такие катастрофы имеют тяжелые последствия в виде обморожений, даже если они заканчиваются не так трагически. Часто короткого пребывания на таком морозе и в пурге достаточно, чтобы получить во время ходьбы тяжелое обморожение. Перевязывание ног слишком туго в стальных кошках, что ведет к соприкосновению сырых ботинок с ногой - это частая причина обморожения. Пропитанные сыростью ботинки  – водонепроницаемых горных сапог пока не существует – источник повышенной опасности, также как и мокрые перчатки или рукавицы. Только внимательность и своевременная смена одежды может помочь предотвратить неблагоприятные последствия. Также применение бумаги, которая является плохим проводником тепла, может быть посоветовано как решение проблемы. Например, можно обмотать ноги газетной бумагой или набить ее под жилетом – это будет хорошей защитой от ветра и холода. Хорошим предохранительным средством против обморожений, в частности, пальцев, ушей, носа, щек, подбородка и пальцев ног, является  камфарное масло.

Различают обморожения первой, второй и третьей степени. Первая степень обморожения характеризуется покраснением и опухолью поврежденных частей тела после наступившего  временного онемения, которое чередуется еще со жжением. Позже кожа приобретает синий оттенок и далее белеет, это все связано еще и с сильными болями, которые приводят к потере чувствительности. При обморожениях третьей степени затронутая часть тела приобретает черный цвет, становится потом полностью бесчувственной и жесткой. В этом случае нога или рука, если они затронуты уже не подлежат спасению. Можно предотвратить последствия обморожения первой и второй степени сильным своевременным растиранием со снегом. При этом не следует останавливаться, когда после растирания в пораженное место начнет поступать кровь. Я знаю случаи, когда отмороженные ноги растирали снегом 1,5 часа, чтобы спасти ногу. Все-таки благоприятный результат, если можно уберечь в результате этого приятеля от потери конечностей. После массажа, который, естественно, не должен повреждать кожу, нужно обращать внимание, само собой разумеется, на то, чтобы опухшая нога не соприкасалась с мокрым ботинком или перчаткой, чтобы избежать повторного обморожения. Однажды обмороженные места особенно чувствительны к холоду. Их нужно смазывать впредь камфарным маслом.

Однако, лучшая защита против холода и его опасных последствий – это хорошее и достаточное снаряжение, правильно подобранная одежда, не тесные ботинки. Как нужно выбирать снаряжение мы уже говорили.

Ночь - это недруг! Это на самом деле не соответствует действительности, тем более в горах, так как ясная серебряная лунная ночь, когда следует подниматься в гору, или можно разбить лагерь под высоким звездным небом принадлежит к самому прекрасному и самому впечатляющему, что только альпинист может испытать. Но могут быть и ночи, о которых придется вспоминать со страхом всю оставшуюся жизнь. Если альпинист правильно снаряжен (спальный мешок!) то он не так серьезно воспримет все эти трудности. Все же нужно стремиться избегать, вынужденного бивака. Поэтому не нужно удивляться, что ночью можно преодолеть большее расстояние, чем днем. При хорошей погоде почти на любой территории можно пройти с фонарем, который, безусловно, необходимо иметь с собой в любом случае. С удвоенным вниманием и осторожностью нужно следить за дорогой или скудным следом и стараться не размахивать фонариком, который может ослепить товарищей, что приведет к катастрофе. Если вынуждены разбить лагерь, то необходимо подыскать по возможности ровное, защищенное от ветра и сырости место, на котором можно более или менее удобно лечь, и необходимо обратить внимание на то, чтобы члены группы использовали температуру собственных тел, сгруппировавшись, как можно более плотно друг к другу. Необходимо избегать мест, которые опасны с точки зрения камнепада или ручьев, кроме того необходимо огородить бивак низкой защитной стеной из камней и растений (ощипанная трава, ветки горных сосен и т.д.). Так можно добиться хотя бы относительной безопасности! Едва ли нужно рекомендовать поддерживать костер, так как при этом наоборот более ощутимым будет холодный ветер. Можно использовать запасную одежду, тогда даже поздний вечер не покажется таким холодным. Самое неприятное явление - это приближающийся, в большинстве случаев влажный холодный ветер в самые первые утренние часы, который надолго задерживается, прежде чем наступит новый день. Если есть спальный мешок, одеяло или даже просто мешок, то такая ночь пройдет играючи и оставит о себе только положительные воспоминания. Необходимо поместить ноги, которые особенно чувствительны и нуждаются в защите, в рюкзак, и обмотать их всем имеющимся в распоряжении. Веревка часто служит как хорошая подложка для бедер или верхней части туловища. Если есть при себе примус, несколько металлических листов и немного чая, а если человек курит, то небольшое количество табака, то бивак будет сопровождаться веселыми песнями и ночь пройдет легко и хорошо. При сильном морозе или после дождя, когда все немного неприятнее обстоит, нужно обращать внимание на то, чтобы хотя бы один человек не спал и дежурил, так как обморожения здесь вовсе не редки. Если место бивака находится в опасном месте, то нужно привязать себя веревкой к зубцу скалы или скальному крюку: неверное движение и в результате мы имеем несчастный случай. Если вынуждены разбить бивак в снегу или в фирне, то, если это допустимо, ледорубами или лыжами, возможно кухонной посудой необходимо вырыть небольшую пещеру (легче всего в сугробах) в которой можно хорошо провести ночь, в защите от ветра и низкой температуры. Лыжники легко могут соорудить себе из лыж комфортабельную яму с сиденьями, которая может обогреваться примусом практически до комнатной температуры.

Еще раз: хорошо снаряженный, тренированный и опытный альпинист выдержит бивак, даже при очень плохой погоде, в то время как хорошо снаряженный, неопытный и слабый турист может и погибнуть.

Очень большой источник опасности – к сожалению, наряду с «эдельвейсом» самый популярный и самый частый из последних лет – это снег, та падающая снеговая масса, которая известна как лавина. Если она - в первую очередь исключительно зимнее явление, которая встречается в основном лыжникам, то обычный альпинист, и летний турист такой опасности подвержены в меньшей степени. Наряду с лавинами существуют карнизы, которые таят в себе опасные моменты. Мы говорили в части «Лед», о них достаточно подробно, поэтому нет надобности возвращаться к этому снова.

Человек знаком с лавинами издавна. Раньше он воспринимал как исходящую от неба неприятность, дьявольское колдовство, божье наказание, но сегодня мы знаем, что это все не так, что лавина – это естественное логичное явление природы. Если скапливается слишком большое количество снега на больших склонах, в крутых желобах или больших стенах, то он начинает скользить и падает, собирая по пути еще массы снега и устремляясь в глубину. Это совсем просто, но все, же лавина осталась зловещей опасностью, от которой спастись в горах бывает очень сложно, а порой просто невозможно. В лавинах человек погибал и тогда, когда он считал их дьявольскими проделками, и сегодня он погибает там, несмотря на то, что он точно знает, почему и где они возникают. Сегодня мы располагаем довольно большим «знанием о лавинах», которое развито в научных работах и практических указаниях. Но вопреки всем теориям мы остаемся беспомощными, маленькими человечками, предоставленными большому горному духу, который двигает своим пальцем эти лавины.

Бесчисленные катастрофы, от которых в течение столетий едва ли одна долина Альп не осталась пощаженной. Несколько примеров из более позднего времени могут иллюстрировать зловещую, непредсказуемую мощность лавин:

В 1689 году обрушились две неслыханно большие лавины на большую часть деревень Саас и Рашналь в Плэттигау. При этом 166 домов было засыпано снегом, причем 77 человек и 300 голов скота погибли. «Только ребенок, библия и корзинка с яйцами остались неповрежденными от лавины». Большая часть погибших в результате несчастного случая были извлечены из-под снежных масс только весной. В тот же самый день в соседнем селе Энтониен 8 домов, мельница и 34 человека были погребены под снегом, и в Галтюре 29 человеческих жизней, множество домов и конюшен были погребены той же самой зимой под лавинами.

Со временем альпийские жители, их дома и деревни отстраивались таким образом, чтобы они не засыпались лавинами. Сегодня хорошо известная всем лыжникам горная деревня Альгбергдорф построена на пути лавин. В 1890 она была полностью разрушена, но государство субсидировало тогда строительство большой стены для защиты от лавин в верхней части деревни, которая оберегает всю деревню теперь как каменный вал. Во многих деревнях Швейцарии дома, а также церкви имеют (как во французском Давосе) внешние углы, которые разрезают лавины и уводят их в стороны.

В Швейцарии в 80-е годы были созданы должности лавинных инспекторов, среди которых были первые покорители пика Бернина, особенное внимание они уделяли на регулярные лавины, в особенности на обрушивающиеся поздней зимой тяжелые лавины. Точные данные опубликовывались и в соответствии с ними выходило, что в целом только в Швейцарии сошло примерно 5450 лавин, а всего каждый год сходит примерно 9400 лавин, причем, естественно, речь идет только о тех, которые влияют на экономику, транспорт, луга и железные дороги. Здесь речь, конечно, идет о крупных объектах. Кто посмотрел защитные строения в Понтрезинасе, которые служат защитой от лавин, имеет представление о величине и важности подобных построек. Насколько грозит эта белая опасность железным дорогам показывает, например, происшествие у Зальцкаммергута, который был засыпана за семь дней двенадцатью лавинами. Зимой 1917 года на Давозском озере (около Св. Вольфганга) вырвало лавиной 50 метров железнодорожного пути, причем десять человек погибли. 3 декабря 1928 года лавина засыпала всю станцию Лангер в Арльберге, 65 человек находились в поезде, который сошел с рельсов.

В Гезойзе располагается собственная наблюдательная лавинная станция, которая была сооружена в 1924 году австрийским управлением железной дороги. Железнодорожная платформа Хифлау надежно защищена от угрожающей опасности там можно самостоятельно справиться со стихией. Трагедия, при которой погибло восемь человек, дала повод для учреждения особенной станции.

Лавины из высокогорного массива и миллионы лавин из нового снега не зарегистрированы статистикой, и от них не строится заграждений. Путешественники-альпинисты знакомится с ними, однако, как со случайными объектами, как например Горнеграт откуда беспрерывно ведется наблюдение за лавинами при помощи телескопа, который, например, направлен на Маттерхорн или на северные склоны Айгера, Монаха и Девы. У каждой горы есть ее собственная лавинная история, она несет свое имя, которое уже многое говорит, например,  Лавиненштайн в Зальцкаммергуте, Лавинорес в Доломитах, Лауененхорн и Лауитор в Швейцарии, Ланерфельд, Ланганг, Ланзаттель, Лэн, Вайсланер и Вильдланер и т.д., которые все находятся в Восточных Альпах.

Альпийские жители, которые должны запасать сено и древесину зимой, охотники, которые охотятся за дичью, крестьяне могут много рассказать о белой смерти. И, все же, только одна категория людей узнала, насколько страшна горная зима: солдаты в Альпах. Они не могли убегать, они должны были выдерживать все испытания. Чудовищно число жертв лавины. Оно настолько велико, что трудно было даже назвать цифру. В итальянском парламенте в 1917 году, который был катастрофически тяжел и богат снегом, было подсчитано, что погибло 200 000 мужчин, противники называют цифру 35 000. С уверенностью можно сказать, что из 80 000 австрийцев, которые стояли на Тирольском фронте, за единственный день (12. XII) 3000 нашли свою смерть.

О мощности отдельных лавин можно представить, если взять данные за три дня. В Вал ди Суза лавина прошла 18 января 1885 года, в первой половине дня в 11 часов, она была шириной 60 метров и высотой 6 метров, объем 360 000 кв.м и оцененный вес 45 000 тонн на 1 км. Она разрушила при этом 16 домов и унесла 43 человеческие жизни. Лавина Венаус была длиной 4 км и несла 3 млн. куб.м. снега. Она опустилась за час и разрушила 24 дома и убила 6 человек в селении Рива, где объем ее составлял 675 000 куб.м. Наконец, в Маффиотте (также Южный Тироль) лавина в 187 000 куб.м. уничтожила 18 домов и погребла под собой 18 человек.

Десять тысяч лавин ежегодно сходят со склонов.

На совести лавин особенно много лесных угодий. Недавно лавина из рыхлого снега около Брегенца снесла более трех тысяч елей, еще более страшные последствия для природы и леса принесла лавина у Штерцинга, она уничтожила более пяти тысяч деревьев. В 1878 году две лавины из рыхлого снега в Штирии уничтожили более 44 000 кв.метров лесов!

Аргументом против распространенного представления о том, что только человек с его слабо развитыми органами чувств становится жертвой элементарных опасностей, могут служить сообщения охотников и лесничих, которые рассказывают о массовой гибели дичи из-за схода лавин. Надежные данные могут это проиллюстрировать: поздней зимой 1923 года были найдены на переходе Люг под зальцбургской лавиной не менее чем 56 антилоп мертвыми, в эннштальских Альпах дюжины косуль были засыпаны снегом. Около Леобена весь луг, где кормился скот, был засыпан лавиной, которая унесла жизни 34 диких животных. У Хинделанга в апреле 1931  было обнаружено 19 мертвых оленей, которые были убиты лавиной.

Лыжники и альпинисты в современное время представляют основную массу жертв лавин, что понятно из-за увеличения количества людей, увлекающихся горными лыжами. Хроника происшествий устрашает. Не только в Альпах, во всех точках мира, где есть горы, происходят подобные трагедии. В 1928 году погибло из 27 студентов 11 на горе Наяна в японских Альпах при сходе лавины. На горе Эверест 7 июня 1922 года погибло семь проводников английской экспедиции на высоте 8300 метров при сходе большой снежной лавины, троим из пострадавших и засыпанных лавиной удалось спастись. Из Аяччо (Корсика) пришло в феврале 1927 года сообщение о трагедии, при которой из 17 лесорубов только четверо смогли спастись. В Теректале на Кавказе одиннадцать человек и 46 животных в апреле 1929 года нашли свою смерть. Группа монахов и послушников из приюта Св. Бернхарда была снесена лавиной на глубину 500 метров в феврале 1926 года. В одно мгновение 22 марта 1928 года тринадцать венских туристов были унесены на расстояние в 400 метров, все погибли. В 1908 один из лучших проводников, которые когда-либо жили, знаменитый Александр Бургенер, со своими шестью приятелями встретили белую смерть у хижины Бергли. Другой прекрасный альпинист, старший лейтенант Лёшнер, попал под лавину в Ортлере с 14 Тирольскими стрелками, которые выехали на патруль. Все погибли. 57 солдат лыжников погибли от лавины на Хохкёниге. Один из лучших лыжников старой школы, опытный Эмилиус Хакер был настигнуть белой смертью вместе с девятью проводниками в 1912 на безопасной Венской горе. Рождественские дни 1925 года принесли с собой в Веттерштайн и нижний Тауерн разрушение пятнадцати домой и гибель семерых людей, в Новый 1927 год на горе Альберг под Валлугой из десяти лыжников, которые шли под руководством проводника, восемь погибли. Большая трагедия на баварском склоне Бенедикта группа полицейских потеряла из-за лавины семь своих членов в январе 1931.

Но также и крепкие защитные хижины альпийских союзов в горах, места, расположения которых выбраны не случайно, на основании многолетних наблюдений, не представляют полной гарантии перед разрушительной силой лавины. Список слишком велик, чтобы излагать его здесь, имеются хижины, которые по два три раза сносились лавинами. Сорок хижин Клуб альпинистов и Швейцарский альпийский клуб потеряли в течение нескольких лет из-за лавин, в том числе очень известные, как например, Ламзен, Халленангерхаус в Карвенделе, Зеебихльхаус в области Гроссглокнер, Лангкофельхютте, Пфальцгаухютте, Бовальхютте, Парзеннхютте, отель Трифт, хижина Штеттинер и т.д.

Эти несколько предложений дают полное представление о величии и силе, которыми белая смерть грозит альпинисту. Не существует надежного средства против лавин. Можно только избегать их. Крестьянин не может ставить свой дом, где придется, дорожный строитель должен продумывать, как проложить дорогу, обойдя опасные участки, железнодорожник должен соответствующим образом думать о своем участке железной дороги, лыжник и спортсмен должны продумывать маршруты подъема и спуска.

Частота и величина этой опасности делает необходимым, чтобы альпинист был, как теоретически подкован, так и имел соответствующие практические навыки. Весь накопленный опыт и знания о лавинах, один из лучших исследователей лавин, Ойген Эртель, изложил в своей небольшой замечательной брошюре, изданной в Мюнхене, под названием «Лавинная опасность» и в «Памятке», которая имеется в нашем распоряжении, он излагает несколько тезисов.

Эртель пишет:

Различают два вида лавин: сухие лавины и мокрые лавины. Оба вида лавин могут состоять из старого или нового снега.

Сухие лавины: условия образования: обильный снегопад, холод. Непосредственно после сильного снегопада существует самая большая опасность схода лавины, которая сохраняется на протяжении одного-трех дней. Особенно частой разновидностью сухих лавин является - плоская лавина; признаки: мягкий белый цвет, в большинстве случаев жесткая, иногда подобно изогнутая поверхность, наличие трещин на поверхности; она состоит из нескольких слоев: корка – рыхлый снег – корка (это нужно проверять ледорубом или альпенштоком!).

Мокрые лавины: чем больше влажность и чем более гладким является основание, тем больше опасность; самый известный и самый характерный вид - это большие весенние лавины (мокрые снежные лавины, мокрые лавины), которые обрушиваются при таянии снега (фёна) в большинстве случаев в определенных, известных местах.

Образование лавин: на склонах с уклоном менее 24° образование лавин практически исключено. Однако такие склоны могут находиться под угрозой схода на них лавины с более высоких склонов.

Важно учитывать свойства склона: однородные, гладкие склоны, особенно зеленые склоны, всегда опасны. Если основание неровное: каменные глыбы, деревья, кусты, поперечные дороги, котлованы, ступени и т.д., то опасность уменьшается.

Виды снега: рыхлый снег (1 куб.м. весит от 60 до 80 кг), уплотненный снег (1 куб.м. весит от 200 до 300 кг), слежавшийся снег (1 куб.м. весит от 500 до 600 кг), мокрый снег (1 куб.м. весит 800 кг).

Снеговые массы удерживаются: 1. сопротивлением грунта, 2. сопротивлением снега. Сопротивление снега – это прочность самой снеговой массы. Низкая влажность увеличивает сопротивление снега, высокая влажность сопротивление уменьшает, так как вода действует в данном случае как смазка. Рыхлый снег и слишком влажный снег представляют опасность из-за низкого сопротивления грунта и снега. Слежавшийся снег не представляет опасности из-за очень высоких характеристик сопротивления снега и высокого сопротивления грунта. Уплотненный и немного влажный снег находятся исходя из данных характеристик посередине.

Причина схода лавин: 1. снеговые массы достигли критического веса. 2. Снег напитался водой (из-за дождя, теплого ветра, теплой воды, тепла поверхности, солнца). 3. связанность снежного покрова нарушена (штормом; обрушивающиеся сверху снеговые массы, карнизы, камни, обломки льда; передвижение по склонам животных и людей; особенно опасны в этом отношении следы от лыж!).

Влияния погоды и времени:

1. При сильном холоде падающий новый снег очень имеет незначительную собственную прочность и плохо связывается с основанием. Поэтому после сильного снегопада при сильном холоде опасность схода лавин велика, уменьшение вероятности схода лавины при ярком солнце происходит в один-два дня, при затянутом тучами небе или тумане примерно за три дня.

2. Если свежевыпавший снег влажный, то он быстро схватывается с основанием, если сразу же наступают морозы. Если мороз отсутствует, то велика опасность схода лавин.

3. Весной и летом снег пропитывается водой вплоть до основания из-за солнечного облучения, что и вызывает сход лавин, которые прекращают обрушиваться только после захода солнца, когда начинает образовываться наст.

4. Повторные снегопады в течение зимы частично уменьшают сопротивление грунта. Поэтому опасность схода лавин увеличивается к концу зимы.

Меры предупреждения:

1. Основное правило: после снегопада не следует сразу совершать поездку в горы, необходимо подождать некоторое время: в солнечные дни - до двух суток, если небо затянуто тучами или опустился туман - то до трех дней.

2. Основное правило: при плохой погоде (в высокогорном массиве особенно) нельзя предпринимать поездку в горы без лавинного шнура (длиной от 25 до 30 метров, толщиной от 5 до 7 мм красный репшнур), который привязывается одним концом к телу, другой конец остается свободным (необходимо регулировать длину!), что является единственным средством быстрого спасения альпинистов, погребенных под лавиной.

3. Основное правило: зимние поездки в горы никогда не следует предпринимать в одиночку!

Прочие правила: если опустился туман, то необходимо свернуть на безопасную территорию!

Всегда нужно зондировать грунт и снег при помощи альпенштока, на предмет его глубины и строения! – Необходимо избегать склонов, на которых скопилось большое количество рыхлого снега на гладком основании (фирне или земле)! – При пересечении склонов необходимо держаться как можно более высоко! – При подъеме или спуске по крутому склону необходимо снять лыжи и подниматься или соответственно спускаться пешком (как по лестнице). – При спуске не следует лишний раз тревожить склон, не нужно падать на снег! Повороты нужно производить на безопасных участках! – Если угрожает реальная опасность, то необходимо ослабить крепления; необходимо всегда держать на виду маршрут для спасения! – Один член группы может попробовать обрушить небольшую лавину, если прохождение по этому месту неминуемо вызовет ее сход! – Прежде всего: необходимо беспрерывно наблюдать и анализировать: следует ли ожидать схода лавины? Ее свойства? Траектория движения? Что необходимо делать в этой ситуации?

Поведение при сходе лавины:

1. Быстро попытаться остановиться при помощи ледоруба или альпенштока – если вы находитесь у верхнего края лавины, и внизу располагается более прочный слой снега.

2. Если вы двигаетесь около границы лавины, то попытайтесь съехать на ногах в безопасное место.

3. Если выполнить пункты 1. и 2. невозможно, то необходимо попытаться освободить лыжи от снега и попытаться скатиться на них в сторону!

4. Если выполнить пункты 1. и 3. нет возможности, то лыжи необходимо сбросить! При необходимости можно воспользоваться ножом (лыжным ножом!).

5. Если вы упали в снежную массу, то необходимо приложить все силы, чтобы остаться на поверхности! Нужно совершать такие же движения как при плавании в воде! Нельзя, чтобы снег попадал в ботинки! Руки и альпеншток нужно держать как можно выше! Рот следует держать закрытым! Не терять присутствие духа!

Спасательные мероприятия:

1. Не упускать из виду, попавшего в лавину человека, отметить место завала и направление движения снеговых масс, которые засыпали приятеля, не упускать их из вида до места, где они остановятся: пункт остановки.

2. Сразу необходимо отметить пункт завала и пункт остановки лавины, между обеими этими точками может находиться пострадавший (область поисков).

3. С особым вниманием осматривают эту область поисков сразу же (на предмет обнаружения лавинного шнура, шапки, шнурка!). Если один из этих предметов обнаружен, то засыпанный лежит часто – однако, не всегда – выше по склону.

4. Если первичный поиск оказался безуспешным, сразу исследуют снег, втыкая альпеншток с шагом в два метра (осторожно!), лучше всего под углом к склону.

5. Если все это напрасно, то необходимо привести на это место спасательную команду (они будут производить раскопки, использовать тонкие железные стержни, длинные трубы и т.д.!).

6. Попытки спасения не надо прекращать слишком рано. Пострадавшие могут находиться под снегом целыми днями!

7. Если засыпанный найден без повреждений, но и без признаков жизни, сразу необходимо сделать искусственное дыхание (продолжительностью до 1,5 часов!).

Альпинизм – или правильнее: альпинистская деятельность, горный спорт – это, по сути, борьба с горой. То, что гора - это «полноценный» противник, надо надеется, доказано уже множеством примеров. Даже дилетант почувствует превосходство, силу, власть горы еще в тот момент, когда он ее только увидит. Но как мужественный, беспечный Давид он будет беззаботно сидеть на этом Голиафе. Он, пожалуй, догадывается, что противник располагает мощным оружием. Все же, в сознании создается представление о достаточности знаний и умений, о превосходстве, что приводит к беззаботному отношению, которое перерастает в чувство победы. И здесь – в этой субъективной установке – лежит суть этого опасного вопроса. Уверенность в себе это основа альпинистской деятельности. Но слишком велика возможность переоценки собственных возможностей. Современный человек стремиться выполнять сверхчеловеческие задачи. Он предпочитает приключения, борьбу, испытания мужества и характера.

Часто предположение альпиниста о его превосходстве над горой не только весьма условно, а в принципе базируется на ложных выводах. Так как, как только мы пытаемся заговорить о человеческом превосходстве, эта «ручная» гора съедает новую жертву. Ах, если бы у горы однажды пропал этот «аппетит». О, человек! - И в итоге в 99 из 100 случаев, оказывается, что ты жалкое существо! Гора играет с тобой как неистовый шторм с пловцом!

Определенно, знание опасности - это лучшая защита от нее. Но это знание может быть приобретено только с собственным опытом. Книжная мудрость хороша, но она удовлетворяет далеко не все потребности. Никакой другой спорт, как альпинизм, не требует такого богатого опыта. И приобретают его на протяжении многих лет. Конечно, однажды нужно начинать. Вам повезет, если удастся найти хороших проводников, если вы почувствуете единение с природой, тогда ступень за ступенью вы будете приближаться к званию «альпинист».

Так же как и ученые не падают с небес, так и альпинисты с небес не падают, однако, иногда они падают со скал. Можно услышать и прочитать о множестве катастроф, произошедших в Альпах, о смертельных катастрофах. Вызванные человеческой потребностью к сенсациям, сообщения о несчастных случаях в горах все увеличиваются, и новичок может подумать, что альпинизм и катастрофа это равнозначные понятия. Исключительно интересен тот факт, что в общей массе новичков преобладают два крайних мнения: о том, что альпинизм ужасно опасен, он представляется многим как преступная игра со смертью - и на другой стороне лежит неосведомленность, необдуманность, и недооценка альпийских опасностей. И как раз эта необдуманность, беззаботность массы альпинистов, той же массы, которая считает «карабканье» самой опасной для жизни процедурой, соседствует с безответственностью - это главная причина большинства альпийских катастроф.

Очень досадно, что статистика происшествий в Альпах неполноценная. В области Восточных Альп она собирается ежегодно, разумеется никто не делает из нее никаких заключений, она хронологически скапливается в бюллетене немецкого и австрийского клуба альпинистов». В среднем из 150 - 200 катастроф в год за последние годы, с уверенностью можно сделать следующий вывод: процент летальных случаев к количеству спортсменов, которых на данный момент примерно 250 000, составляет 1 к 100; учитывая миллионы ежегодных восхождений на вершины (без учета туристов) примерно можно посчитать, что это число крайне незначительно. Сведущий альпинист высказывает снова и снова свое удивление, что после приключений, которые ему пришлось пережить, например, в пригородных областях альпийского предгорья, на Белемнитах, Кайзере, Венском Раксе и т.д. ничего страшного не происходит. Но одно - самое существенное, не выходит из всей этой статистики о несчастных случаях в Альпах, а именно, установление причины катастрофы или, вопрос подготовленность погибшего путешественника к подобным испытаниям. Жертв можно четко разделить на две категории: на правильных альпинистов и кровавых дилетантов. «Средний класс» почти совсем отсутствует. По статистике «дилетанты» составляют минимум 2/3 всех погибших в результате несчастных случаев. Причины катастроф у настоящих альпинистов - это частые в последнее время неожиданные неисправности вспомогательного снаряжения: разрыв веревки или поломка скального крюка и вследствие этого падение со скалы. При этом влияние здесь оказывает также слишком большая уверенность в себе, а также некомпетентность в сложной ситуации (крайне тяжелый переход и т.д.), что является причиной несчастных случаев, несомненно. Количество погибших вследствие камнепада, обрушения карнизов, соскальзывания на льду, а также вследствие истощения, пурги, холода стало уменьшаться и такие вести стали реже выходить на первый план. Напротив типичная причина гибели современных «специалистов»: падение в расщелины глетчера во время зимних походов в горы. Жертв лавин можно не разделять на «новичков» и «специалистов»: В действительности как раз «специалист» слишком уверен в себе (познания о лавинах) и в подобных случаях его смело можно назвать дилетантом (слишком смел, презирание использования «лавинного шнура»).

Типичные катастрофы, которые происходят с новичками, и которые составляют основную массу несчастных случаев в годовой статистике, можно привести на общий знаменатель: необдуманность. При всем различии основная причина - всегда одна и та же: среди молодых людей, которые преобладают в статистике по несчастным случаям, это смелость, желание все уметь и все делать», самонадеянность, при отсутствии опыта и познаний в области техники альпинизма; ко второй большой группе причин можно отнести слишком позднее понимание, что гора более сильный соперник, определенное отчаяние, трусость, беспомощность, которые сопровождают наиболее встречающуюся причину гибели - потеря маршрута, когда уже в большинстве случаев без участия спасательных команд все кончается летальным исходом. Искатели цветов, разумеется, составляют самый большой процент жертв, в большинстве случаев это местные жители, о чьей гибели редко узнает широкая общественность, однако, в большинстве случаев именно они являются источниками легенд об опасности Альп. Эдельвейс, душистые темно-желтые цветочки примулы (примула аврикула) для городского, чуждого природе гор жителя, часто являются причиной смерти: ряд таких инцидентов за последние годы произошел с северогерманскими искателями эдельвейса, они должны были бы знать, что поля эдельвейса - это защищенные территории, сбор на которых этого альпийского растения в принципе не возможен, из-за существующих запретов.

Плохо или вовсе не подбитые ботинки и, вообще, некачественное снаряжение, самая необдуманная причина, так как ее можно было исправить при большей внимательности, ежегодно приносить огромное количество жертв. При этом чуждые Альпам студенты близких к горе университетов и в большинстве случаев еще более чуждые горам спутницы-женщины составляют основной контингент пострадавших. Можно наблюдать такое редкое» явление - к пасхе или к троице: в «трудных» высокогорных альпийских областях, как например, в Сильвретте или в Гросвенедигере, массы людей, без защитной одежды, без веревок, без ледорубов и защитных очков, без продовольственных запасов, а порой и вовсе без надоедливого рюкзака путешествуют по горам, и тогда действительно можно лишь удивляться, что с ними ничего не происходит.

Число несчастных случаев со смертельным исходом в прошлом году превосходит более ранние показатели практически на 100 %, и статистика 1931 года показывает высокие значения смертности. Вильде Кайзер, большой Клеттергартен Мюнхена, приносят каждый год за несколько недель свыше дюжины человеческих жертв и среди них минимум 50 % «новички». Возьмем конкретный случай. На горе Тотенкирхль, на горе с ужасным названием, два юных жителя Мюнхена сорвались и разбились насмерть. Этот случай типичен для большинства катастроф последних лет. Несколькими неделями ранее оба 17-летних юноши пошли первый раз в горы, первая их попытка была взобраться на невысокий Рухенкёпфен в Шлиерзеере. Двумя неделями позже они осмелились на самую значимую, почти последнюю цель, которая существует для скалолаза, на пользующуюся дурной славой западную стену Тотенкирхля, это было тяжелое долгое путешествие по скалам, которое требует чистого мастерства, беспрецедентной ловкости, а также мужества и выносливости. Здесь дальнейшие комментарии излишни. Несчастье должно было случиться.

И это случается во многих сотнях аналогичных случаев. Всегда можно наблюдать одну и ту же картину: молодая, неопытная кровь, молодой человек, у которого нет времени на продолжительный пусть в совершенствовании своего мастерства, у которого есть лишь безрассудная смелость, которую он бросает на высокие цели. Он отказывается от необходимого снаряжения из-за неосведомленности или отсутствия денег.

В годовой статистике отражены, к сожалению как раз те катастрофы, причины которых лежат в переоценке собственных сил и в недостаточном альпинистском мастерстве, что в определенном смысле дискредитирует альпинизм. Здесь сливается воедино незнание предстоящих опасностей и, к несчастью, непонятная смелость. Не горы, а люди несут ответственность за эти происшествия, вызванные субъективными недостатками.

Таким же образом четыре французских альпиниста поднимались при плохой погоде на Маленький Дру 14 августа 1928 года в области Монблана. Из четырех был лишь один человек, у которого был какой-то опыт скалолазания. Примерно за 80 метров до вершины сорвался в пропасть ведущий второй связки с криком: «Я падаю!». Двое отправились за помощью, один остался у тяжелораненого. В Шарпонахютте было три молодых швейцарца и два итальянца. Они сразу же отправились на помощь, так как проводники из Шамони могли прибыть не раньше вечера. Им не удалось спасти раненного, погода совсем испортилась, тогда наверху они оставили часть своих одеял и одежды. При спуске они должны были разбить бивак. Шторм бушевал так сильно, что молодой швейцарец Йозеф Пайллард заплатил за свою готовность помочь собственной жизнью. Другие члены группы спаслись. Раненый француз умер 16 августа, проводник выбрался из скал только 17 августа, причем другой отличный проводник Арман Шарле получил тяжелые травмы, упав с обледеневших стен.

Или другой случай: четыре француза совершали восхождение  23 июля 1928 года без проводника на исключительно тяжелую северную сторону церрматского Брайтхорна. В путешествии, разумеется, принимали участие два очень опытных альпиниста, но другие два имели весьма мало опыта. На протяжении пяти часов можно было наблюдать, как четыре человека работали на одном и том же месте под вершиной, безуспешно пытаясь преодолеть очень сложный гребень, покрытый фирном. Наконец спустился туман, который закрыл их и собственно их падение. Когда туман развеялся, четыре безжизненных тела лежали на глубине 600 метров на глетчере. Попытка такого рискованного предприятия - взять с собой в высшей степени тяжелую поездку четверичный канат и новичков, была жестоко пресечена.

Ряд происшествий в Альпах за последние несколько лет происходили в очень схожих обстоятельствах, которые показывают, что происходили они из-за совершения элементарных ошибок. Один из самых примечательных случаев произошел в группе Монте Розы. Последний мужчина на связке сорвался в расщелину. Оба идущих впереди воткнули ледорубы в снег, намотали на них веревку и побежали в долину сообщить, что их приятель висит в расщелине, а самостоятельно поднять им его не под силу. Уже через восемь часов после происшествия на месте было несколько проводников из Церматта. К их удивлению мужчина висел на глубине трех метров ниже уровня снега. Они мгновенно вытащили его. На нем не было ни царапины, но он задохнулся и замерз. Причиной его смерти стало безрассудство его проводников.

В большинстве случаев несчастный случай - это лучшая практика. Тот случай, который мы описали выше, должен быть известен всем современникам.

Собственно, катастрофы, которые наносят удар по альпинистам-одиночкам, всегда в своей основе имеют субъективные причины, так как путешествие в одиночку - это уже очень опасное мероприятие. Только лучшие альпинисты могут себе это позволить, но даже тогда это игра со смертью, как это случилось в 1934 году на Нанга Парбат с доктором Вельценбахом. Две ужасных трагедии из хроники происшествий последних лет могут доказать это вместо многих слов:

В области Дахштайн были найдены на глетчере Шадмигер остатки Венского альпиниста, который пропал без вести уже два года. Он, как следует из записей, находившихся при нем, попал в пургу.

Ужасная находка бросала свет на одну из особенных аварий, которая произошла в восточных стенах скалы Друзенфлу в Рэтиконе. Группа, которая поднималась на гору по восточному пути, обнаружила со стороны крутых склонов висящее в воздухе человеческое тело. Вызванная ими группа спасения добралась несколькими днями позже до стены высотой примерно 40 метров, где над «ущельем» висел труп, а именно не далеко от вершины скалы, это был уже как год, назад пропавший одиночка из Штуттгарта по имени Фарион. Причина ужасной катастрофы присутствует в хронике альпийских происшествий; а она однозначна: Фарион по неизвестным причинам, вероятно, из-за резкой смены погоды или опустившегося тумана, который лишил его обзора и возможности выбора легкого пути для дальнейшего лазания, что привело его к крутому склону, где он попытался спуститься на веревке. Он привязал веревку к большой каменной глыбе и начал спускаться, когда он уже полагал, что имеет твердую землю под ногами, он обнаружил, что веревка была слишком коротка, и что до земли ему не хватает более трех метров. Какая ужасная драма происходила на скале, на которой висел альпинист-одиночка, мы можем только догадываться. Конечно, Фарион попробовал все, чтобы выбраться из ужасного положения, как показывает найденный ледоруб, своих сил ему было не достаточно, и таким образом он остался висеть на веревке над глубиной. Вероятно, бессознательное состояние спасло его от мучений. Группа, которая обнаружила труп, установила, что от ветра, талой воды и птиц, на веревке осталось лишь полуистлевшее тело, висящее на канатном седле, вытащить труп было невозможно из-за твердости веревки. Можно было его лишь отрезать, чтобы останки упали вниз, откуда они, для предотвращения разложения и опасности распространения инфекции зимой в замерзшем состоянии были бы вынесены. Но и здесь была возможность спастись: знание изобретенного лишь в 1931 году узла Прусика, о котором мы говорили в главе про лед, могло спасти ему жизнь.

Сколько несчастных случаев происходит в горах, которые не стали известны общественности, можно только догадываться. О таком инциденте, который произошел некоторое время тому назад на восточной стене Фляйшбанка на горе Вильден Кайзер, которая является одной из самых сложных стен, можно рассказать из-за особенных обстоятельств и хорошего конца. Два очень хороших альпиниста стали взбираться на стену после хорошего утреннего дождя, далее они решили выждать, пока солнце высушит скалы. Это произошло, однако, пользующиеся дурной славой трещины, были еще влажными. Поэтому они решили их обойти. Идущий впереди Л. сорвался при попытке обхода крайне сложного камня, на который он перенес свой вес. У него было еще присутствие духа, и он удерживал этот камень от падения на себя, равновесие, тем не менее, терялось, и камень упал вместе с веревкой. Веревка упала на скалу, и он сильно ударился головой. Л., однако, не потерял сознания после этого падения и произнес следующие слова: «Отлично, я еще буду жить!» и он снова вернулся к своему приятелю, чтобы попробовать опять пройти это сложное место и к счастью это им удалось. После короткого отдыха на вершине оказалось, однако, что у Л. серьезные повреждения головы, что приводит к большим потерям крови. Тем не менее, он довел до конца это путешествие, и без всякой помощи дошел до долины. Все же, последствия падения были настолько тяжелы, что вернувшись, домой ему, потребовалось очень много времени на восстановление. Порой альпинисты обладают такой энергией, которая вызывает только удивление.

При рассказе этого происшествия в памяти всплывает другой подобный случай, который произошел много лет тому назад, во время прохождения знаменитого северного края Предиктштуля, на который взбирался один из лучших скалолазов Пауль Пройсс. При том, что переход был весьма прост, Пройсс по какой-то неосторожности упал, и проелетв десять метров упал в нишу, откуда его вытащили с посторонней помощью. Он полагал, что потерпел контузию одной ноги, взбирался еще на тяжелый Остерванд и, взобравшись на вершину, он понял, что у него сломана лодыжка. Все же он был в состоянии спуститься по камину Ботцонг до места, где его ждали друзья с носилками.

Георг Блаб опубликовывает в журнале Биттайлигунг за 1934 год описание несчастных случаев за 1933 год. Он начинает его несколькими замечательными предложениями, которые мы решили изложить здесь.

«Об альпийских катастрофах и возможности их предотвращения писалось много и качественно. Впервые возможно наиболее полное описание дал в 1893 году Вальтер Шульц в «Сообщениях» за 1894 гож. 1894 год описал господин Л. Норманн-Неруда («Сообщения» за 1895 год). С двухгодичным перерывом Густав Бекер принял участие в составлении этого труда в «Сообщениях» за 1897 год и вел этот журнал до 1907 года.  С 1908 до 1911 года этим занимался Йозеф Мориггль, с 1912 по 1919 год Генрих Менгер, с 1921 по 1923 год Ганнс Барт, в 1924 году за работу взялся Георг Блаб. Почти всегда принципом изложения информации было не передать весь объем несчастных случаев, которые произошли в горах, а установить по возможности причины несчастных случаев и сделать так, чтобы читатель мог сделать для себя соответствующие выводы и избежать возможных ошибок.

Таким образом, катастрофы 1933 года служили альпинистам напоминанием, что при поездке в горы нужно обращать внимание на различные обстоятельства, в частности, возможность резких перемен погоды и сопутствующие трудности, которые необходимо предугадывать заранее.

Вновь лежит перед нами кипа сообщений о несчастных случаях, произошедших в восточных и западных Альпах, а также в отдаленных горах. Смотря на эти бумаги можно еще раз повторить: «Горы никогда не будут безопасными, до тех пор, пока воздух летом и зимой не замрет от отсутствия человека на горе». Но если бы это было возможно при присутствии человека. Но гармонии высокого и низкого здесь не произойдет.

Ниже гор Падаунер около Инсбрука 17 января проходил Георге Матраи, студент из Офенпеста, 21 года, на него рухнула снежная шапка, и его засыпало снегом. Скоро помощь была к месту; однако, после трехчасовой работы достать удалось уже только труп.

Восемь человек из итальянской общины Кродо при Локарно, которые совершали лыжную поездку в швейцарские горы, попали в снежную бурю и потерялись без вести.

Эмиль Гридер-Бродтбек, 46 лет, почтовый служащий из Лиесталя в Швейцарии, поднимался на Оцталер со своим другом. Когда оба на обратном пути шли не в связке через Фернагтфернер, Гридер  сорвался в расщелину на глубину примерно 15 метров. Так как он нес веревку в рюкзаке, попутчик не смог помочь ему. Он поспешил к хижине Фернагтхютте за помощью. Оттуда тотчас же отправилась спасательная группа, которой оставалось достать лишь труп несчастного.

29 мая 1-ая компания 7 батальона немецкого рейхсвера взбиралась на вершину Альп под руководством лейтенанта Курта Альтманна для проведения учений. Спуск через срединную часть через «Прекрасные проходы». Люди стояли около карниза, по которому пошла тонкая трещина. Немногим удалось спастись, прыгнув в сторону. Двое – Арнульд Нотафт, 26 лет, унтер-офицер, и Франц Айбельмайер, 20 лет, сержант инженерных войск, погибли в ту же минуту. Старший лейтенант Альтманн, 26 лет, был тяжело ранен – перелом таза и повреждение внутренних органов – он умер на следующий день в больнице Гармиша. Три других солдата были серьезно ранены, но не смертельно. Все имели отличные навыки пребывания в горах, лейтенант Альтманн был двукратным мастером по лыжам в армии.

28 декабря многочисленные газеты и радио опубликовали по инициативе Немецкой горной спасательной службы сообщение, что 25 декабря двое молодых людей пропали без вести в окрестностях стены Бенедикта, одному было 17, другому 23 года. Точное описание людей прилагалось. На несколько дней позже пришло сообщение, что оба к счастью вернулись домой. Тогда же были сообщены более конкретные обстоятельства этого происшествия. Это был школьный пример, чего нельзя делать в Альпах, особенно зимой. Один из них, который хотел совершить зимой переход из Бенедиктхоерн в Ланггриез, 17-ти летний юноша, признался, что он впервые встал на лыжи. Последствием этой грубой необдуманности обоих участников было то, что более молодой быстро исчерпал все свои силы, и им пришлось переночевать в хижине, до которой к счастью им удалось добраться. На следующий день оба должны были приступать к своей работе. Они должны были подумать о своих коллегах. Хижина, в которой они переночевали, была оборудована телефоном. Но, несмотря на все эти условия, они не стали звонить своим родителям. О них сообщили как о пропавших без вести. С 24 часовым опозданием они достигли долины и даже оттуда не позаботились сообщить о своем приходе родителям. Две спасательных команды действовали уже на территории вокруг стены Бенедикта и должны были проводить бесполезные работы из-за беззаботности молодых людей. Также управляющие хижины, в которой переночевали молодые люди, повели себя не правильно. В течение расследования спасательная служба в горах неоднократно звонила и осведомилась об этих людях. Но она получала ответ, что о них ничего не известно, хотя имена находящихся в поиске были зарегистрированы в гостевой книге хижины.

Густль Крёнер из Траунштайна осаждал с попутчиком уже две недели северную стену Маттерхорна в ожидании благоприятных погодных условий и снега. Дважды они уже пытались подняться, однако, оба раза из-за обледенения и опасности камнепада  им приходилось отказываться от этой задумки. Выпал новый снег. 18 августа погода стала лучше, и мороз ослабел, это были хорошие условия для восхождения по стене. В субботу, 19 августа, им это удалось. Поблизости от краевой трещины температура была ниже, это защищало путешественников от возможного камнепада и позволяло продвигаться им дальше. Стена была абсолютно спокойна, и при внимательном наблюдении никаких камней у подножия стены видно не было. Оба альпиниста после подробной проверки всех обстоятельств приняли решение о возможности восхождения. Крёнер перешел через пограничную расселину и пробивал себе дорогу в ледовой стене. Попутчик его страховал, устойчиво обосновавшись у пограничной расселины. Крёнер поднялся где-то на 12-15 метров и для проводника уже скрылся из виду. Теперь он слышал только отзвуки падения камней и видел, как они летят прямо на товарища. Он ожидал, что Крёнер укроется в расселине от падающих камней. Примерно две минуты Крёнер находился под камнепадом. Попутчик предполагал, что Крёнеру удалось укрыться от камней, прижавшись к стене. Но с последним упавшим камнем прилетела и веревка, которую страхующий натягивал снизу. Он поймал веревку и стал кричать своему другу. Но ответа никакого не последовало. Попутчик привязал веревку и спустился примерно на восемь метров к пострадавшему Крёнеру. Он был уже мертв. Камень раздробил ему затылок. Попутчик ничего другого не мог сделать, он привязал мертвеца и стал спускаться, чтобы в тот же день позвать спасателей. Воздух был, тем не менее, теплым, и камнепады были так часты, что в пограничную расселину спуститься уже было нельзя. Только на следующий день друг с помощью четырех проводников при сложных погодных условиях смог вытащить труп. После медицинского осмотра было установлено, что он погиб моментально, после удара камня по голове. – После этой катастрофы сразу возникает вопрос, как два таких умелых и опытных альпиниста могли обмануться, не распознав опасностей стены. Следующие сообщения прояснили, что утром внизу температура была достаточно низкой, однако наверху было тепло. Оковы мороза, которые держат камни, снег и лед при соответствующих погодных условиях, были разрушены на высоте; и таким образом камни могли беспрепятственно катиться вниз. – Густль Крёнер уже сделал себе имя поездками на Монблан и в Валлис. Его заслуги стали решающими, когда Байерланд пригласил его в качестве представителя главного комитета вместе с упомянутой секцией в экспедицию в горы Атлас в 1932 году.

Семь итальянцев находились в Курмайоре при подъеме на Монблан. Они шли три дня, так и не достигнув цели. Было  30 ° мороза. Пятеро из них упали от истощения. Двое оставшихся направились в обратный путь, чтобы позвать помощь и принести продукты. Они умерли по дороге от истощения и холода. 25 августа итальянская спасательная команда нашла всех семерых мертвыми».

Несколько случаев из самого недавнего времени могут быть здесь также упомянуты:

«Маттео Ноглер, молодой проводник из Грёденера, сорвался в августе 1934 года с Малого Фермедатурма в группе Флагелланта вместе с туристом из Мюнхена. Так как оба были мертвы, причина катастрофы осталась неизвестной.

В декабре 1934 года двадцатилетняя Марианна Регинт упала неудачно на камень, сломала себе позвоночник и умерла. Было еще слишком мало снега, да и пострадавшая была начинающей альпинисткой и плохо владела лыжами.

Сейчас перечень этих катастроф, является убедительным предупреждением о возможных опасностях, о том, что новичок должен отказаться от некоторых действий в горах. Но это было бы ошибочно. Мы хотели бы лишь предостеречь, но не отговорить. Даже если вы новичок и идете в горы, не надо их бояться. Но нужно иметь почтение и уважение перед горами и учитывать накопленный опыт.

Мы показали, как можно бороться с опасностями и возможными трудностями. Мы описали, какое необходимо снаряжение и как нужно себя вести на скалах и на льду.

 

Это большая общность, которая объединена любовью к горам их красотой. Принадлежать к ней, присоединение к одному из больших альпийских союзов, известнейший из которых Немецкий и Австрийский клуб альпинистов с почти 250 000 членами, который имеет 400 отделений, сегодня с Австрийским туристским клубом и Горным обществом относятся к большому единому фронту; это не только как бы моральный долг каждого альпиниста быть членом клуба, но это и общество которое поможет своими материальными ресурсами (500 собственных хижин, горные дороги), примером и воспитанием. Можно вступить в один из других крупных альпийских союзов: в Швейцарии в старый Швейцарский альпийский клуб или, например, в ориентированный на рабочий класс «Туристский союз натуралистов», не только по материальным причинам (снижение взносов, присоединение к другим группам, доклады, пользование библиотечными ресурсами), но и из чувства принадлежности к альпийской общности. Кроме того, устраиваемые этими союзами учебные курсы и поездки дают отличную возможность для обучения, которая поможет научиться бороться с горой лучше, чем любая книга.

И если все-таки произойдет несчастный случай, что возможно даже при соблюдении всей осторожности, то как для опытного альпиниста, так и для новичка это должно быть утешением, что за безопасностью в горах следят несколько объединений: Немецкий и Австрийский клуб альпинистов и его партнеры. Была организована такая служба спасения, которая на данный момент служит образцом для других. Более 200 спасательных пунктов, которые снабжены всем необходимым, носилками, перевязочным материалом, аптечками, противолавинными приспособлениями и т.д. и располагают готовыми помочь, опытными, добровольными спасательными командами, и более 1200 наблюдательных пунктов в Восточных Альпах.

Такая любовь к ближнему возникает обычно после ситуаций, когда самому человеку такая помощь была необходима: не только осторожность и сдержанность, а также внимательность является целью, которую преследуют книги о горных вершинах и хижинах (без шуток). В самой поездке необходимо избегать неразумных призывов и т.д. Если вдруг такое случится, что альпинист однажды окажется в такой ситуации, что ему потребуется помощь, то даже новичок должен знать условные сигналы бедствия, которые являются интернациональными. Самыми существенными из них являются: призыв о помощи оптическими или акустическими сигналами (дудки, мигающий свет, дым от огня, размахивание различными предметами – белым бельем, тентом палатки, пальто). Такой сигнал следует подавать шесть раз в минуту (с десятисекундными перерывами), делая паузу в минуту. Ответ подается три раза в течение одной минуты, также с паузой в одну минуту, до тех пор, пока ищущий помощь его не увидит.

И наконец, еще одно маленькое утешение: клуб альпинистов застраховал всех своих членов от телесных повреждений вследствие несчастного случая. Он также берет на себя издержки на оказание помощи и стоимость спасательных работ при определенных условиях. Это может быть хорошим, существенным поводом, чтобы вступить в союз.

Мы живем во время, которое ставит рекорды и высшие достижения на место идеалов и благородных чувств. Ежедневно из всех областей мы слышим новости: рекорд высоты на воздушном шаре, самая быстрая машина, марафонские дистанции и победы в турнирах по 100 часовому сну, между тем, однако, слышны и отрицательные вести: инфляция, падение фунта, увеличение количества самоубийств. И каждое новое достижение, и рекорд затмевает предыдущий. Жажда рекордов у альпиниста в крови, он не хочет уступать победу своим современникам, внутри него словно нагнетатель, который заставляет его идти на новые свершения. Попытка повышения производительности повышает, само собой разумеется, опасность. Катастрофа - это логичное сопутствующее явление; трупы и обломки скал всюду служат напоминанием об этом.

Альпинизм требует не только понимания объективных природных процессов, но и наличия определенных качеств у человека. Только подумайте: на 1000 метров, на вертикальной непроходимой скале человек лезет по карнизу на кончиках пальцев, цепляясь за жесткие края, ищет свою дорогу. И это дорога не для всех, а только для избранных, которые в состоянии по ней, пройти, которые как в спорте знакомы с техническими средствами, имеют большой опыт и развитые навыки, которые постепенно повышают свое мастерство. Как таковой альпинизм - это спорт без использования технических приспособлений: веревка, ледоруб, стальные кошки, скальные крюки и т.д. вовсе не необходимые, а лишь облегчающие вспомогательные средства – и так совершенно очевидно, что всем трудностям можно противопоставить только человеческое мастерство.

Альпинизм в этом смысле никогда не сможет стать массовым движением. И, все же, он завоевывает массы. Из года в год число альпинистов увеличивается. Однако избранные люди, которые достигли наивысших результатов, ограничиваются парой сотен знатоков. У подрастающего поколения нет терпения, шаг за шагом идти к великим результатам. В полной самонадеянности они перескакивают через ступени и отваживаются на рискованные поступки. Пренебрежение собственной жизнью, безответственность, безосновательные притязания, несоблюдение предостережений, советов преподавателей и мастеров, мнимая свобода перемещения – это главные причины увеличивающихся со страшной скоростью происшествий.

Несколько умелых альпинистов также входили в число двухсот погибших за последние несколько лет. Это было всегда и останется неизбежным, как в любом опасном спорте, который доказывает, в конце концов, только человеческую неспособность. Однако серьезный альпинист знает ту границу, ниже которой он должен оставаться. Альпинизм основывается на этом принципе, который должны соблюдать все. Только незнакомый с альпинизмом человек может назвать его игрой со смертью. Отношение числа успешно проведенных горных походов, число которых достигает сотен тысяч, не идет ни в какое сравнение с тем небольшим количеством катастроф - это наиболее убедительное доказательство. Большинство зарегистрированных «альпийских катастроф» происходят с неопытными молодыми людьми, добытчиками эдельвейса и летних путешественников, которые осмеливаются в неподбитых ботинках, без какого-либо оборудования лезть в горы.

Возможно, здесь необходимо вмешательство? Этот вопрос обсуждался довольно часто. В конце девяностых годов в австрийской палате депутатов был подготовлен закон, который имел целью запретить альпинизм или пытался ввести положение об обязательном участии проводника в путешествии. Французский клуб альпинистов, посмотрев на рекордные показатели смертности, попытался ввести похожие запреты на совершение определенных поездок, обязательное участие проводника и проверку альпинистов.

Но по такому пути идти нельзя. Против безрассудства подобные действия не помогут. Только серьезная жизненная установка, усмирения преувеличенных амбиций – вот основная задача. В этом смысле альпийские союзы не относятся к таким фактам безразлично. Но они знают только путь естественного разъяснения, обучения и воспитания: путь углубления альпийской мысли. Горы это не тренировочная скала, не спортивная площадка, это божественный экспонат нашей земли, они представляют собой то место, которое способствует пробуждению самых ярких переживаний, которые получаются не в результате одномоментной страсти, а в результате долгой любви.

Показать этот путь, пробудить эту любовь и указать, как достичь и сохранить это – вот основная задача этой книги.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru