Школа альпинизма. Часть 1



Школа альпинизма. Часть 1

Материал нашел, перевел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Fritz Hinterberger. Bergsteiger-Schule. Wien, H.Kapri & Co.  Фриц Хинтербергер. Школа альпинизма. Вена, H.Kapri & Coориетировочно 1935

Перевод с немецкого


Содержание

Предисловие (не переводилось)

Кто может стать альпинистом? (не переводилось)

Снаряжение 

Подготовка и планирование  

За поездку в горы!  

Ориентирование в альпийской местности 

Скалолазание и технические приемы на канате

Снег, фирн, лёд, ледник 

Резкая смена погоды и бивак

Несчастные случаи и меры спасения

В приюте (горной хижине) 

Альпийская «целина»

Зимние восхождения 

 

Аннотация на русском языке

Фриц Хинтербергер. Школа альпинизма/Вена/97 стр. Кроме указаний по технике скалолазания книга Хинтербергера даёт сведения по ледовой технике – по ходьбе по снегу, фирну, льду и ледникам. Две главы посвящены несчастным случаям и спасательной работе в горах. Последняя глава знакомит с условиями зимних восхождений.



Снаряжение

Соответствуя смыслу этой карманной книги, которая должна попасть в руки будущего альпиниста, я ни в коем случае не хотел бы перечислять, согласно каталогу, все имеющиеся в продаже более или менее хорошо себя зарекомендовавшие предметы снаряжения. Обсуждению подлежат только те практичные и необходимые предметы одежды и снаряжения, которые уже проверены в течении долгого времени и которые с чистой совестью можно рекомендовать.

Принцип - самое лучшее должно быть самым дешевым, при приобретении одежды и снаряжения для горных походов является особенно достойным внимания. Непринятие во внимание этого принципа, при походах в горы средней высоты может иметь неприятные последствия, а во время высокогорных походов они часто являются губительными.

Уже при выборе одежды, ни в коем случае не следует соблазняться явной «дешевизной», и не поддаваться какой либо непосредственной современной фантазии.

Соответствуя особому назначению, ткань костюма должна иметь большую долговечность, особенно прочность на разрыв, кроме того, она должна  предоставлять защиту от быстрых и значительных колебаний температур в высокогорье, и при сквозном промокании - быстро сохнуть. Поскольку материал с одной стороны должен сохранять тепло, а с другой стороны не вызывать потение, он должен быть пористым, по справедливости от него не следует требовать водо - и ветронепроницаемости. Защита от урагана и дождя остается за верхней одеждой. Плотно сотканная чистая овечья шерсть всегда соответствует поставленным требованиям. Очень прочной на разрыв является кордная ткань из овечьей шерсти, плотное переплетение которой обеспечивает хорошее сопротивление ветру. Также, во внимание стоит  принять вельвет («Манчестер»), который, во всяком случае, является очень прочной, но не особо быстро высыхающей  «шкурой дьявола» («деветин»).

Форма покроя остается по личному вкусу. В любом случае, брюки должны обеспечивать достаточную свободу движений в области колен и ягодиц. Сегодня брюки типа «шаровары» («брюки гольф») в значительной мере имеют успех в качестве одежды для туристов, они лучше отвечают потребностям альпиниста, чем длинные брюки, «бриджи» или короткие кожаные брюки. Брюки до колена гарантируют полную свободу движений. То, что каждое разумное дело можно свести к неразумной крайности, доказывают так называемые «брюки гольф» с длиной до лодыжки. Они объединяют в себе все недостатки коротких и длинных брюк, и возможно, еще и недостатки кринолина. Напротив, их неотразимая красота не должна иметь большое значение.

Пиджак должен иметь такой удобный покрой, чтобы под ним, при необходимости, возможно, было бы, носить жилетку и шерстяной свитер. Он должен до шеи застегиваться пуговицами, как и рукава на запястье должны плотно застегиваться пуговицами или застежками. Важными являются большие и многочисленные (не нашитые) карманы, каждый из которых должен застегиваться. Традиционные жилетки, поскольку они, как известно, в некоторой степени являются «свободой спины», лучше заменить одной из многочисленных, предлагаемых под английскими названиями разновидностей шерстяных свитеров. Их носят, особенно при восхождении, чаще всего в рюкзаке, там они занимают меньше места и по весу являются очень легкими.

Нижнее белье должно быть легким, впитывающим пот и пористым. Для зимних походов или горных восхождений с предполагаемым расположением в биваке, для закаленных молодых людей следует порекомендовать белье из чистой шерсти, так называемое «охотничье белье». Мужчине, который выдерживает нагрузку, никто не запрещает носить помимо этого зефировую рубашку (тонкая хлопчатобумажная сорочечная ткань).

В качестве верхней одежды остается пальто из лодена (неваляное грубошёрстное непромокаемое сукно),  пальто «Хубертус» (мужское или женское пальто из тёмно-зелёного сукна с наглухо застегивающимся воротником. Восходит к охотничьему костюму Хубертуса (названо по имени св. Хубертуса, который считается покровителем охотников), для ограниченного района предгорья Альп, которое для альпиниста является слишком тяжелым и объемным. Хорошие непромокаемые куртки-штормовки, появившиеся, по сути, только во времена войны, в значительной степени уступили уже ставшими лучше блузам из эскимо (шерстяная ткань). Многочисленным вариантам с застежками полными фантазии следует предпочесть первоначальную форму. А тот, кто приобретет ветронепроницаемые брюки из такого же материала, будет иметь отличную защиту от ветра, дождя и метели. Общий вес примерно составляет 80 декаграмм.

 

Обувь

Очень важной является обувь. Лучше всего заказать обувь у проверенного сапожника по изготовлению спортивной обуви, их следует носить поверх двух пар шерстяных носков, и они должны хорошо сидеть. Абсолютно водонепроницаемой обуви не существует, ближе всего к этому идеалу подходит обувь из немецкой юфтевой кожи. Обувь имеет двойную подошву, первая - пришивается, а вторая прибивается. Они должны выступать по сторонам совсем немного, на слишком широких кантах плохо стоять. При подбивке гвоздями следует обратить внимание на то, чтобы морозки с широкими шляпками были расположены группами на определенном расстоянии, ни в коем случае, не непрерывно. Лучше всего зарекомендовали себя так называемые потайные морозки. Отличным является приспособление трикони (для хождения по горам), они обеспечивают на льду и на скалах превосходное сцепление и дают возможность уверенного восхождения на довольно крутые и скользкие скалы.

Альпинистские ботинки необходимы только исключительно для скалолазания, и, безусловно, являются необходимыми. Ранее традиционные подошвы из конопли и сексты (грубой шерсти) в любом отношении превосходят подошвы из войлочного рукава. После начала их производства полтора десятка лет назад, наши производители домашних тапочек получали войлок в качестве побочного продукта, которым он служил в качестве обмотки валов; он был твердым, плотным и жестким. Этот способ получения не может более отвечать сегодняшнему высокому спросу, необходимо перерабатывать уже ненужный, т.е. более мягкий и более непрочный войлок. Несмотря на это, преимущества обуви из войлочного рукава являются такими огромными, что только они принимаются во внимание. Важным из этого является следующее: подошвы имеют хорошее сцепление на влажной горной породе. (В отличие от резиновых подошв,  которые проявляют себя полностью непригодными, как ни странно, но в отдельных случаях все еще встречаются.) Конечно же, верхняя часть должна доставать до лодыжек; обшивка из кожи гарантирует долгий срок службы и позволяет повторное наложение подошвы на изношенную обувь. (Склеивание! — не пришивать!)

В настоящее время, вместо вязаных гетр ниже колен, вместе с которыми ежедневно носят сменные носки, предпочтение отдается чулкам. Причина понятна, мода на чулки наверняка происходит от использования обычных полуботинок и грубых полуботинок для горной местности, где они, конечно же, необходимы. Гетры или чулки — они должны быть из водоотталкивающей овечьей шерсти. Обоснованно Бенеш (Benesch) указывает на то, что слишком тонкие чулки малочувствительными икроножными мышцами ощущаются приятно, и то, что кровь в недостаточно покрытых голенях слишком охлаждается, и по этой причине страдают пальцы ног.  Первым предметом

  Снаряжения в узком смысле является ледоруб, названный классическим инструментом альпиниста. (Рис. 1.).

 Рис. 1


Как же он должен выглядеть? Его выкованная из лучшей стали головка не слишком изогнута ни со стороны лопатки, ни со стороны кирки, центр тяжести должен находиться как можно ближе к головке, чтобы избежать неприятной «вибрации»; рукоятка по этой причине не должна быть слишком толстой и слишком длинной и не должна превышать высоты пупа. Для гарантии долговечности  он должен изготовляться из хорошей ясеневой древесины или из карии (горький орех). В новейших исполнениях,  вблизи своего нижнего конца, стержня, прибито плоское металлическое кольцо, между ним и головкой скользит железное кольцо, на котором прикреплена петля. С помощью этого простого приспособления можно быть уверенным в себе   и во время пробивания ступенек этим важнейшим оружием.

Как и ледоруб, альпинистские шипы так же служат работе на льду. (Рис. 2.)  Во внимание принимаются сегодня только те типы шипов, которые под различными названиями имеются в продаже. К счастью, лучшим образом они производятся в Австрии; английские экспедиции также заказывают свои «десятизубцы» в Вене или Трагёсе (Австрия).

«Десятизубцы», поскольку нетрудно догадаться! — они имеют десять зубцов, длинные и острые зубцы, которые должны сидеть на внешней стороне подошвы и постоянно сохраняться острыми

 Десятизубцовые альпинистские шипы, так называемые «шипы для отвесных скал».

Рис.2


С одной стороны благодаря щадящему обращению, снимая шипы сразу же при восхождении на скалу, с другой стороны, благодаря имеющемуся во время долгих путешествий напильнику. Особо следует принять во внимание то, что новые шипы следует подгонять под горные альпинистские ботинки в теплом состоянии и под контролем специалиста. В этом случае они должны подойти, иначе примерно за двадцать шиллингов возможно приобрести только «объективную опасность». По подобной причине следует принять во внимание также и крепление и не отказываться от применения натяжителей. В растрескивании крепления уже таится несчастье. Если для крепления шипов используются ремни из конопли, то ввиду  этого следует принять сжимания от влажности, кровообращение альпиниста иногда подвергается перетягиванию; кожаные ремни имеют противоположный недостаток, они удлиняются, и посадка шипов ввиду этого становится свободной. Эти особенности материалов хорошо учитывают комбинированные сочетания.

Канат следует выбирать не менее двадцати пяти метров, но лучше всего длиной в тридцать метров. (Для очень тяжелых подъемов используется канат длиной в сорок и более метров). Он обычно не свивается, а сплетается из итальянской длинной конопли и имеет толщину двенадцать миллиметров. И согласно снова и снова пересказываемой легенде, вплетенная зеленая нить должна быть гарантийным знаком клуба альпинистов. Это кажется  бессмыслицей, однако это ни одному специалисту по канатам не мешает ввивать в свой канат ярко-зеленую нить. Новые купленные канаты обладают свойством «перекручивания»; этого можно избежать, выдержав их несколько часов в горячей, затем в холодной воде и основательно затем просушив их на воздухе.

Следует отговорить от ранее рекомендуемого пропитывания вазелином; тонкий слой смазки не предотвращает проникновение влажности, и затрудняет в последствие высыхание. После каждой усиленной или выраженной толчками нагрузки, особенно  после камнепада, необходимо тщательно проверить канат! Его центр отмечен цветной нитью, ни в коем случае не с помощью «маркировочных чернил», кислота которых полностью проедает коноплю.

Для особо тяжелых подъемов в горы следует брать с собой скальные крюки, альпинистские молотки и крюки-карабины. (Рис. 3.) Железные (не стальные!) крюки должны изготовляться из одного куска, с выкованным кольцом, так называемый крюк Фихтля (Fiechtl). Они изготовляются для вертикальных и горизонтальных скальных трещин, конечно же, при себе во время похода имеются оба вида; но кроме того также и «кольцевые крюки» с целью спуска с горы на веревке. Молоток должен быть легким, и удобным в обращении. Крюки-карабины — из расчета как минимум два для каждого участника — должны изготавливаться очень тщательно из лучшей стали.

Необходимые для возможного спуска по канату канатные петли изготовляются из взятого с собой в большом количестве каната толщиной пять миллиметров.  Ввиду многосторонней применимости, тридцать метров такого каната не будет слишком много!

Рюкзак

Его форма и размер зависят от цели, для которой он предназначен. Если при длительных поездках в отпуск берешь с собой много тяжелого багажа, то становишься благодарным преимуществам норвежского рюкзака и его разновидностям, его несущая конструкция из тонкой стальной трубы равномерно распределяет нагрузку на плечи, спину и бедра и предотвращает назойливое потение спины. Следует выбирать достаточно большую модель с внутренними перегородками и внешними карманами. Для очень тяжелых подъемов в горы эта форма исполнения является слишком громоздкой, поскольку меньший рюкзак без несущей конструкции является лучшим в отношении экономии места. В любом случае рюкзак того или иного вида должен изготовляться из водонепроницаемого и износостойкого материала, и в области плеч иметь широкие ремни на подкладке.

Содержимое рюкзака целесообразно размещать в маленьких мешочках из легкого материала. Безусловно, необходим такой мешочек для сменного белья, а также для альпинистских ботинок, который также можно использовать и для горных ботинок.


 Рис.3. Крюки, крюки-карабины, альпинистский молоток

а) горизонтальный, b) вертикальный крюк-нож c) вертикальный d) горизонтальный крюк-клин   e) кольцевой крюк,  f) и g) крюк-карабин,  h) альпинистский молоток.

 

Там, где необходимым является самостоятельное приготовление пищи, делать это лучше всего на примусе «Phoebus», в котором в качестве топлива, возможно, использовать бензин или керосин; рекомендуется последнее названное топливо.

Далее следует карманный фонарик вместе с запасной батареей. Укладку швейных принадлежностей лучше всего доверить женской руке — весьма обременительный наперсток можно позднее отложить в сторону. Карманную аптечку следует покупать или уже готовую или сложите сами — это лучше! — согласно собственным потребностям и опыту. Не должны отсутствовать:

1 эластичные бинты из трикотажного полотна, длиной 5 м, шириной 10 см

1 индивидуальный перевязочный пакет

1 маленький моток лейкопластыря, 100x5 см

1 конверт с пластырем «Hansaplast» (пластырь, обладающих антисептическими и заживляющими свойствами)

2—3 безопасные булавки

Маленькая бутылочка настойки йода

Средство от головной боли

1 тюбик жиросодержащей мази

1 упаковка препарата «Kola»

1 упаковка оленьего жира

(Составлено согласно прекрасной книги доктора Александра Хартвикса (Alexander Hartwichs) «Первая помощь для лыжников».) (Появились в издательстве «Н. Kapri & Co», адрес издательства: Vien, VII. Burggasse, 6).

Защитные очки альпиниста крайне важны, их необходимо упаковать со всей любовью,  однако, ввиду их недолговечности, следует запастись двумя экземплярами.

Путеводители, карты и компас, его лучше иметь в форме отличной буссоли-компаса Безарда, не следует забывать; предпочтительно раздобыть анероид-альтиметр. Снаряжение дополняется походной флягой, чашкой, сигнальным свистком. Небольшая, длиной почти 25 см. резиновая трубка, толщиной с карандаш  позволит людям, испытывающих жажду, достать до воды в скальных расщелинах, на которую в противном случае, можно будет только страстно смотреть. В любой поход, также и при походах в предгорье Альп в середине лета,  следует брать с собой перчатки, а лучше всего рукавицы.  От самого худшего, альпиниста защитит чрезвычайно легкая альпийская палатка (Alpina) или другая форма спального мешка Здарского (Zdarsky) из прорезиненного шелкового батиста.

Палатка для экстренных случаев так многогранно зарекомендовала себя в качестве спасителя жизни, что ни один ответственный альпинист не будет принимать участие в серьезных походах без такой палатки.

 

Подготовка и планирование

Три обстоятельства, в первую очередь, определяют успех и безопасное совершение больших горных походов: дружественность участников, погода и продуманная подготовка.

«Тщательно подобрать своих партнеров по походу» — требуется совсем немного. Твои горные спутники должны быть людьми, которых ты оцениваешь волевыми людьми, до последнего можешь им доверять, они должны быть твоими друзьями, или товарищами такого типа, которых бы ты пожелал видеть друзьями. Совместные потери и переживания радостных дней на вершине  и жуткие ураганные ночи настоящие мужчины куют тесно друг с другом, часто на всю жизнь, но потерянным будет каждый день, если ты шагаешь вместе с чужим человеком!

Это может означать апогей горной жизни, выйти одному и вести с глазу на глаз беседу с немой природой, с деревьями, и ручьями, с ветром и облаками. Предпринимая в одиночку горные походы с тяжелыми подъемами, преодоление ледников, затем долгие высокогорные походы, в особенности лыжные походы, является риском, который хорошо проходит далеко не у каждого. Резкая перемена погоды, недомогание, отклонение от маршрута, для группы это досадные инциденты, а для одиночки подобное может обернуться несчастьем. А заход на покрытый снегом ледник для одиночки является неприемлемым легкомыслием.

Уже сотни человек «пали жертвами гор», о них лучше всего сказать, что их безрассудство по отношению к погоде обрекло их на гибель.

Погода

Альпийская метеорологическая служба нашей радиостанции, мнение хозяина горного приюта, горных проводников и жителей высокогорья, и не в последнюю очередь собственные наблюдения и опыт, могут являться основанием для того, позволят ли метеорологические условия осуществить тяжелый поход. Показания барометра ни о чем не говорит. Сильное падение атмосферного давления, почти на 5 мм в за 24 часа, главным образом при южных и юго-западных ветрах, яркая утренняя заря, слишком теплый южный ветер и появление «грозовых барашков» — облаков, необычно светлые головы которых возникают из более темного слоя — почти всегда являются признаками плохой погоды. Также и зеленоватое окрашивание вечернего неба в сочетании с  появлением горизонтальных гряд облаков на Западе, является огромнейшим подозрением для местности.

Надежным признаком хорошей погоды является регулярные горные и долинные ветра (в течение дня, вверх по долине, а ночью вниз по долине), затем высокие температуры на горных вершинах и остающееся без изменений высокое показание барометра.

В случае сомнения: терпеливо ждать!  В июле резкая смена погоды также может нам преподнести свирепый ад снежной метели. Год за годом множество прекрасных молодых людей погибают во время снежной метели, однако не было известно ни одного случая, чтобы альпинист умер от ярости, поскольку ясно сияющее солнце однажды не сдержит плохие предсказания.

Тот, кто планирует большой поход в горы,  не будет на авось совершать поход в какую либо долину, а затем безучастно следить за развитием дел. Если он определит, в какую местность он хочет совершить путешествие, затем он будет разузнавать более детальную информацию относительно транспорта и условий проживания, дорог и альпинистских приютов, и в заключение о типе и сложности гор.

Там, где два, три, в крайнем случае, четыре товарища собрались совершить совместный горный поход, чаще всего, очевидно или неочевидно, один среди них является старшим группы. Он должен взять в свои руки обдуманную подготовку и привлечь своих товарищей к совместной работе. Просматриваются специальные путеводители, карты и ежегодники клуба альпинистов по принимаемым во внимание горным группам, делаются выписки и отмечаются подходящие места расположения. Возможным как раз является услышать доклад относительно местности с представлением фотографий, это принесет определенную пользу; в противном случае, в секционной канцелярии товарищей по клубу или прочих посвященных следует собирать информацию об особых условиях, горных приютах, ценах. Затем при помощи хороших карт следует  грубыми контурами определить маршрут похода.

Если определено время и вид, следует затем написать (на открытке для ответа!) владельцам или арендаторам запланированных к посещению горных приютов и узнать, ведется ли в данных приютах хозяйственная работа или они являются бесхозными, а в последнем случае, имеется ли там запас дров, одеял и керосина. Горные приюты, в которых отсутствует запас горючего, обычно располагают вышерасположенным складом, о его точном расположении (он может быть занесен снегом!) альпинисту предоставляется информация еще в долине.

Внимания заслуживает также изучение расписание движения транспорта. Путешествие следует организовывать таким образом, чтобы без спешки использовать каждый час отпуска и  после прибытия на станцию назначения иметь свободным все послеобеденное время для одночасового марша в последний пункт долины. В особенности следует обратить внимание на то, что в ночное время не следует стремиться к горному приюту, не зная его точного местоположения (примерно на следующем плоскогорье!).

 

Расходы на отпуск в горах зависят, конечно же, в значительной степени от запросов альпиниста. Тот, кто предпочтет ночлег на матраце,  кому ежедневно требуется только один прием горячего обеда, а в остальном он будет питаться «из рюкзака», может обойтись суммой в 3—6 шиллинга в день, в противном случае следует рассчитывать на 8—12 шиллингов. К тому же, по очевидным причинам не рекомендуется тащить в рюкзаке слишком много продуктов питания.

Прежде чем отправиться в путь, следует еще раз просмотреть снаряжение. Следует проверить сапоги, конечно же, смазанные жиром и расправленные на своих сапожных колодках, проверить в особенности веревку (а также лямки рюкзака!), остроту альпинистских шипов и их крепление.

Следует также провести полную инвентаризацию предметов снаряжения, во время которой должно быть проверено все, вплоть до запасной пуговицы рубашки, выполняйте проверку перед походом и откладывайте в сторону каждый предмет, который будет использоваться.

Если позволяет вид горного похода, т.е. если в вашем пункте долины имеется почтовое отделение, и это, как правило, часто так, то следует распорядиться вовремя отправить туда посылку со сменным бельем или отправить ее лично перед походом. На месте, возможно, отправить назад использованное белье, а также предметы снаряжения, которые стали ненужными, экспонированные пленки и т.д. в этой же посылке.

 

За поездку в горы!

Мы миновали каньоны домов, ускользнули из колпака тумана, который  навис над большим городом. Чистый воздух высокогорной долины наполняет наши легкие и над нашими головами возвышаются горные вершины, покрытые снегом, серые скалистые грани горного хребта и вершины стремятся в небо.

Всю будничную спешку мы оставили позади, она не подходит для поездки в горы. Равномерно мы стремимся к улочке, позднее к большему пути. «Равномерно» не в смысле постоянной скорости, а в смысле одинаковой затрате сил. Наибольшая затрата сил для путей с подъемом принуждает нас к неторопливому темпу, если мы не хотим преждевременно быть утомленными. На уже проложенных дорогах каждый час приводит нас на примерно триста метров выше, что соответствует такой же затрате сил, как и  на ровной проселочной дороге во время активного марша за этот же промежуток времени мы  пройдем расстояние в  шесть километров. Позднее, когда сердце и легкие будут отвечать повышающимся требованиям, когда они будут «натренированны», мы сможем повысить их возможности на четверть или на треть.  Достаточность носового дыхания является знаком того, что легкие не отстают; сердце повышенным и утяжеленным пульсом очень настоятельно напоминает о том,  что мы уже давно потеряли навыки или мы совсем немного растолстели.

Во время крутого восхождения шаги становятся короче, бедренные мускулы вынуждены преодолевать слишком неудобный угол подъема. Мы наступаем всей подошвой обуви, против «пружинящего хода» только на стопах, взбунтовались бы напрасно измученные икроножные мышцы. Колени также высказывают свое мнение и уже скоро отучают новичка от элегантного продавливания этого сустава — а-ля «марш», если он был не так умен, и не скопировал у дровосеков и охотников их «мягкую в коленях походку».

 

«Оставить время!»

Горные жители приветствуют друг друга в некоторых наших альпийских странах. Мы также оставляем себе время, поскольку слишком торопливые шаги могут вынудить нас совершить преждевременный привал. Нам достаточно будет одного привала до обеда; мы используем его через два, три часа после раннего отправления в дорогу и одновременно используем его для небольшого приема пищи.

Еще не поздно, перед нами долгий день, поскольку мы вовремя с утра отправились в путь. Конечно же, утренний подъем назначается в зависимости от требований времени и затраты сил для похода. Большие походы в Западных Альпах требуют, уже из-за состояния ледника, выхода в путь в полночь, к нашим вершинам Центральных Кристаллических Альп, как правило, приходишь еще вовремя, если отправляешься в три или четыре часа утра и в Известняковых Альпах можно установить будильник на пять или шесть часов, несмотря на некоторые исключения. Но позднее не нужно вставать из постели, даже тогда, если целью была выбрана скромная вершина предгорья Альп. Мир с утра прекраснее и — свежее; во всяком случае, минуемые снежные поля или ледники являются более прочными и выдерживают большую нагрузку, чем во время обеденной жары и резерв времени оберегает нас от того, чтобы не допустить небольших  инцидентов  — сбиться с дороги, дефектов каната, эпизодов с расщелинами и послеобеденной грозой — все это может  повлечь за собой непроизвольную дополнительную ночевку.

В остальном, во время обеда на вершине или после обеда при спуске на тенистом высокогорном лугу можно очень отлично, в форме «короткого сна», прокрутить в голове сэкономленный капитал.

Следует отойти от четких рамок обывательского времени принятия пищи. Цунтц (Zuntz) и Дюриг (Durig) доказали, насколько меньше становятся возможности организма после больших приемов пищи, поскольку процесс пищеварения поглощает большое количество кислорода из крови и уменьшает силы организма. Лучше всего принимать пищу в течение  дня часто и небольшими порциями, а обед предпочесть вечером. Сушеные фрукты, кекс, шоколад, сахар и прочие мелочи можно съесть в любое время, достав из кармана при появлении аппетита.

Подобное же касается и питья. В широких кругах альпинистов все еще бытует мнение о том, что героическим или каким - то искусным является заправка водой ранним утром, как у верблюдов, а затем в течение дня аскетичное, даже если пересохло в горле, гордое прохаживание у каждого манящего колодца. Я это никогда не пропускал, насколько часто во время похода предоставлялась такая возможность сделать маленький глоток (воды!!!) и мой партнер также это поддерживает, при этом мы всегда хорошо передвигались.  «Разбалование», внушающее страх,  не наступало; мы можем также карабкаться десять часов по Южной стене, не нуждаясь в глотке воды.

Поскольку альпинист должен приучаться половину дня или, в крайнем случае, также весь день обходиться без приема воды. Также опасность оживленных противоречий мне не прилично объяснять, что большая походная фляга, в общем, также представляет собой ненужную нагрузку. Тот, кто не может без нее обойтись, выбирает легкую по весу и в небольшом исполнении (1/4 -1/2 литра), без чехла и термоизолирующих слоев. Для гемодилюции достаточно также теплой воды, и жажда холодного должна спокойно быть преодоленной. Талая вода снега или фирнового льда воздействует на слизистые оболочки как и дистиллированная вода, советуем сделать коктейль «Paulcke's», в такую воду перед приемом необходимо добавить щепотку соли, это очень хороший и проверенный метод. Из более или менее чистого фирнового льда путем смешивания сахара и лимонного сока можно сделать такое всеми любимое «мороженое». Люди, которые не могут придерживаться никакой меры, обычно отделываются от этого легкой хриплостью и временным расстройством желудка.

То, что алкоголь действительно снижает «работоспособность» уже все знают. Бутылочка виноградной водки в качестве укрепления здоровья «на крайний случай» является опасным делом, пациент немного рано прописывает себе это стимулирующее средство. В какой либо степени препарат «Kola» воздействует с таким же успехом, даже несколько кубиков сахара могут сотворить чудо, не вызывая опасную ответную реакцию, которая присуща алкоголю. Следует признать применение  «алкогольного кнута» только для кратковременных, несомненно, последних усилий, в свете огней дома - который является защитой.

Еще немного к разделу о воде: во время лыжных походов поздней зимой или во время летних походов в районы ледников, когда солнце и отражающий снег создают отчасти внушающий страх, но часто желанный загар, очень хорошо ограничить похвальную привычку умываться. При особенно сильном излучении или при уже возникшей деструкции кожи под воздействием солнечного света, следует выполнять чистку лица и рук только при помощи жира, он сильно втирается, а затем вытирается полотенцем. Для защиты кожи от света, как правило, при купании и т.д. применение традиционных кремов является недостаточным.  Особое сопротивление силе разрушения ткани под воздействием ультрафиолетовых лучей противостоят препараты с аэскулином (Asculin), лучше всего в форме хорошо зарекомендовавших себя мазей «Zeozon и Ultrazeozon». В прежние годы, имевшие успех водные растворы, которые в некоторой степени дубили кожу, но впитывались не полностью, имели отличную оценку.

Среди последних указанных предпосылок совершенно невозможно обойтись без защитных очков альпиниста. Следует применять такие очки из зеленоватого или дымно-коричневого стекла, лучше всего, конечно же, из дорогого стекла «Zeiß-UmbraI»; очки с серым стеклом бессмысленны.

Сломанные, забытые или потерянные очки, временно могут быть заменены «очками для экстренных ситуаций», которые вырезаются из бумаги или картона и в них прорезается узкое щелеобразное отверстие. 

Технике скалолазания и хождения по льду и снегу посвящены следующие разделы; поскольку мы встречаемся с этим уже в более низких регионах, на участках местности, восхождение на которые требует от нас полной внимательности, рассмотрены здесь. Преодоление мореновых холмов, откосов с обломками породы, должно происходить с полной внимательностью. Очень осторожно необходимо делать шаг, спешащим вперед взглядом следует осмотреть каждый  из тяжелых блоков, при сомнении  решающим является проверка ногой. Конечно же, эта проверка осуществляется, скорее всего, наполовину или полностью неосознанно,  и почти не препятствует продвижению вперед. Простое постукивание ногами, во-первых, требует очень много сил, а во-вторых,  вредит нашим прямым конечностям, поскольку каждый переворачиваемый камень может затянуть голень в расщелину, в маленькую трещину между двумя блоками, а инерция еще находящегося в движении тела может его легко переломать, такие несчастные случаи происходят довольно часто.

Особенно при спуске с горы неосторожный альпинист может подвергаться такой опасности. Хорошую помощь при спуске с гор в такой местности, а также на «утесах» (легких скалах), нам может предоставить ледоруб, он будет использоваться в качестве так называемой «третьей ноги». В этом отношении его превосходит только старый, длинный альпеншток. Этот инструмент сегодня полностью вышел из моды, этим можно объяснить то, что объемное орудие для лазания, конечно же, не применяется. То, что по этой причине большое число не скалолазов оставили без внимания, означает переусердствование. Тот, кто однажды увидел Зальцбургского дровосека в летящем темпе, почти «парящего» при безошибочной безопасности во время широких прыжков над крутым обрывом, тот честно может позавидовать его искусству. Впрочем, я сомневаюсь в том, что альпийская мода, отвергнув его однажды, со временем снова принесет ему популярность.

Не меньшую осторожность, чем  отколы обломков породы требуют крутые зеленые склоны с травой, если они влажные от росы, покрыты инеем или дождем или вымокшие от талой воды. Часто пологие источники травяного покрова обеспечивают очень плохую основу; если например,  ввиду отрыва  пучка травы, вы вынуждены  скользить, очень тяжело снова найти опору. Здесь царит опасность, особенно если склон подвержен расколам или обрушениям. На покрытом инеем зеленом склоне, недалеко от дома Франца-Йозефа (Franz-Josef-Haus) в районе Глокнер, я однажды увидел трех парней, которые на коротком расстоянии друг за другом катились кувырком вниз по зеленому склону; то, что они отделались несколькими ушибами и ссадинами и потерей одного фотоаппарата, было еще большим счастьем, дело могло завершиться куда более серьезно.

Острая подбивка обуви является необходимой, на особенно крутых откосах с покровом травы не следует бояться использовать альпеншток, как при пересечении крутого фирнового бассейна.

Если не идти по проложенным дорогам, а искать собственные тропы, то, как можно шире следует уклоняться от кривоствольного леса (горных сосен)! Прохождение между цепких и эластичных веток является трудоемким и требует большего затрата времени; к тому же, горные сосны могут накапливать небывалое количество с одной стороны тепла, а с другой стороны  воды. В теплое воскресенье в сосновом лесу перед предсказанной жарой думаешь, что можно задохнуться, но после росы или дождя, когда лес отходит от чрезвычайно накопленной влажности, так что от хорошего проливного дождя промокнуть можно не хуже.

Уже по этой причине мы предпочитаем проложенные дороги, если такие имеются. Они все почти без исключения проложены людьми, которые понимали свое дело, но по этой причине так называемые «сокращенные пути» в редких случаях приносят фактическую экономию времени и сил, чаще всего они возникают как ловушки.  Особенно при спуске осторожность является необходимой; крутые ступеньки на местности, и даже при хорошей видимости, в тумане или на рассвете часто едва возможно распознать. Если такие сюрпризы не приведут торопящегося путешественника к опасности, то они как минимум его вынудят к тягостному и неприятному обратному отступлению.

Из года в год газеты сообщают о насильственных несчастных случаях, которые происходили во время сбора цветов, ранним летом 1954 года жертвами охоты на альпийские цветы только за одну неделю в Австрии стали четыре человеческие жизни. Некоторые люди при виде эдельвейса или только альпийской розы были как ослеплены; одержимые они пристально смотрели только на свою цель, почти не обращая внимание на окружающую местность, незаметно становящуюся все тяжелее или неустойчивую территорию, шаги и хватки оставались без внимания. Скольжение, неловкий хват  — затем крик в страхе перед смертью и приходит злая участь.

Как раз эдельвейс, король альпийских цветов, мог бы называться в этой связи королем убийц. Все же без преувеличения можно сказать, что число заманенных, ослепленных и обреченных им на смерть жертв только на всей альпийской территории  в первой трети нашего столетия оценивается в три сотни.

Берегите альпийские цветы! —

и берегите ваши конечности! И учите неразумных людей, которые бушуют  в без того уже поредевших запасах наших прекрасных альпийских цветов!

Диким животным альпинист также должен быть разумным другом! Стрельба, шум, сброс камней беспокоит диких животных; боязливые серны, таким образом, подвергаются непосредственной опасности, поскольку они падают с высоты и погибают при испуганном бегстве. Зимой в защите особенно нуждаются благородные олени, косули, а также серны. Следует уходить с пути бедных животных, которые тяжело передвигаются в глубоком снеге, когда при лыжном походе подходишь к ним слишком близко. Тот, кого свое собственное сердце не призывает к любви к животным, тот не отказывается, как минимум из своего интереса, тревожить дикую природу: поскольку наши горные районы и пути находятся очень часто на частных охотничьих землях,  вход на которые охотникам позволяют только при определенном условии.

 

Тут же можно сказать и о тех, кто излишним шумом обременяет других, а дурная привычка сбрасывать камни вниз может в значительной степени навредить. Также следует избегать ненамеренного сброса камней, благодаря осторожной и разумной ходьбе, которая почти полностью позволяет это исключить. Вид того,  как альпинист расправляется со скатывающимися обломками пород и отдельными кусками,  и как хорошо он принимает во внимание находящиеся под ним группы альпинистов, по праву говорит о личных качествах альпиниста.

Книги о вершинах известных гор частично посвящены и человеческому тщеславию, их важным назначением является установить пропавших для организации необходимого поиска, достигли ли они вершины или нет, потерялись ли они при подъеме или спуске, и, в последнюю очередь на каком из возможных маршрутов спуска их следует искать. Следует записывать в книгу, которая находится обычно в жестяной коробке покорителя вершины, его имя, а в случае необходимости принадлежность к клубу, дату и время прибытия на вершину и в заключение отобразить задуманный обратный путь к долине.

Конечно же, в горных биваках, или в горной гостинице следует правдиво заполнять также предусмотренные для этого анкеты с вопросами типа  : откуда? и куда? Поскольку обычно на основании этих данных, возможно осуществление поиска пропавших альпинистов. Определенно следует вносить информацию при планировании ночевки в палатке или под открытым небом, или  возможность необходимости таковой. Таким образом, можно избежать того, что ввиду ложной тревоги весь аппарат спасения будет приведен в движение и будут бесполезно затрачено много времени и денег.

Большие горные восхождения, при которых необходимо подниматься из долины на высоту от 1500 до 2000 или более метров, и в ходе которых  планируется преодоления расстояния длинной от 10 до 20 км по горизонтали, требуют большого  затрат сил, перенести которую каждый день, организм зачастую  не в состоянии. Для этой цели необходимо подключать оборудованные места для отдыха. Слишком тяжело дать подробные советы для этого, поскольку распределение времени зависит от тяжести и длительности походов, персональной работоспособности участников и ряда других причин. 

В заключение этого общего раздела о скалолазании, каждому юному альпинисту следует дать важный и достойный внимания совет:

Высокогорные походы должны совершаться при наилучших условиях погоды, но  и не без снаряжения для самой скверной погоды.

Главным образом всегда, когда принимается решение о возможности совершения горного похода, следует принимать в расчет не лучшие, а самые худшие условия. Тот, кто, будучи недостаточно натренированным или недостаточно оснащенным,   будет принимать участие в походе, учтет все эти советы и при стечении всех благоприятных обстоятельств, может стать одним из тысяч, кого благосклонно отпустила гора, несмотря на ее недоступность.  В обратном случае он может разделить судьбу многих сотен, которые были наказаны гибелью за свое легкомысленное бездействие.

 

Ориентирование в альпийской местности.

Освоение Альп в широкой мере имело успех по той причине, что горных путешественников в предгорье вели метки почти ко всем переходам, приютам и вершинам, пестрые, обычно красные полосы краски на деревьях, скалах и т.д.; в высокогорных областях для горного туриста имеются подробные путеводители и карты.

Настоящий альпинист никогда не будет полагаться только лишь на метки. Следует напомнить о том, что часто одинаково помечаемые пути пересекаются друг с другом и что уже незначительный снегопад закроет полосы краски на скалах; особенно ночью или в туман поиск находящихся друг от друга часто на расстоянии сотен метров полос краски является лотереей с небольшой перспективой успеха.

Прежде чем пойдет речь об основных средствах нахождения пути, следует обратить внимание на самую естественную форму ориентирования, которая в любое время может нам позволить, по меньшей мере, организованный «отход»:

Внимательное наблюдение за местностью во время похода.

Легко запоминающиеся формы местности, резко выделяющиеся скалы или снежные поля оставляют в натренированной памяти ценные исходные данные. Тот, кто этого не знает, следует сказать, что благодаря нескольким упражнениям можно очень хорошо натренировать память для этого! Необходимо лишь время от времени оборачиваться и изменяющиеся изображения с одной стороны запечатлеются в памяти, — особенно скальные и снежные «башни», а с другой стороны мы запомним удивительно изменяемый вид, с которым мы должны познакомиться, чтобы узнать их на обратном пути.

На леднике мы можем очень хорошо ориентироваться по линии трещин, особенно поперечные трещины в туман  предоставляют отличные ориентиры для направления потока льда. На фирне (слежавшийся снег) и снегу, а также на заснеженных снежных полях собственные следы ног дают ориентиры для возможно необходимого отхода. Там, где есть фирн прочный, в течение долгого времени остаются видны как минимум следы от альпенштока, ледоруба или лыжной палки. В скальной местности, спуск, возможно, потребует принятие других мер предосторожности/

Если обычно выбирается другой путь обратно, как это часто случается при резкой  перемене погоды, то возможность заблудиться, или слишком большие трудности вынуждают совершать отход по линии подъема. Мы обеспечиваем отход, сооружая совершенно маленькие пирамиды из камней («каменные кладки», «фигуры из камней»), на вершине которых мы кладем камень, указывающий направление пути. Еще лучшим является выстилание красной маркировочной бумагой, которая в спортивных магазинах стоит очень дешево или ее можно взять совершенно бесплатно. Также следует напомнить о том, что очень рекомендуется четко обозначить то место, на котором перед самим подъемом, возможно, оставляешь обувь и рюкзак. ««Если после возвращения не находишь свои сапоги или обнаруживаешь их заполненными водой, то тогда что-то не в порядке», очень точно замечает г-н Ниберль (Nieberl).

В общем и целом, за редким исключением,  ориентирование в известняковых горах более трудное, чем в первичной горной породе. Структура линий известняка запутывает. Проходящему чаще в главном направлении  горному хребту первичной горной породы здесь противостоят многие поперечные разрушения и проходящие вертикально по отношению к главному горному хребту скалистые гребни и кары (форма рельефа, естественное чашеобразное углубление в привершинной части склонов гор) в большом количестве — что является характерным для горного рельефа. Тот, кто путешествует с открытыми глазами и случайным взглядом на карту, на разветвлениях соседних скалистых гребней хребта узнает важные опорные точки для определения своего места расположения и снова легко найдет на карте запоминающиеся формы высокогорного рельефа.

Карты и чтение карт

Если он умеет читать карты! Поскольку это важный момент. Целая проблема, сколько всего написано на карте и как мало из этого понимаешь, или можешь прочитать. Альпинист, положа руку на сердце: видишь ли Ты по горизонталям карты клуба альпинистов, составленной с большими усилиями, например, профиль скалистого гребня хребта? Нет! Ты  сознаешься как настоящий мужчина. Но здесь же есть все, ты должен только уметь прочитать. Для того чтобы объяснить основные понятия этого искусства, здесь не хватит места; для этого имеется достаточно много справочников, которые написаны довольно понятным языком. Тот, кто претендует на почетное звание самостоятельного альпиниста, должен быть детально с этим ознакомлен. Кроме того, очень подходит для этого книга Винтерера (Winterer): «Ориентирование на местности с помощью компаса, карты и высотомера», кроме того, книга И.Морригля (I.Moriggl) 

«Инструкция по чтению карт в высокогорье».

Пока светит солнце и хорошая видимость, мы всегда можем сравнивать изображение на карте с действительностью и таким образом быть в курсе  своего месторасположения. Совсем по-другому чувствуешь себя, если опускаются коварные, непроницаемые туманы высокогорья, если свирепствует метель или застает врасплох ночь. Особенно туман является очень частым явлением в горах, и с ним всегда следует считаться. Если взгляд не пронизывает дымку даже на несколько метров или буря засыпает нам глаза острыми кристаллами льда, то с «врожденным чувством ориентироваться в незнакомой местности», которое является ничем иным, как повышенной способностью инстинктивно воспринимать окружающую среду и сохранять ее в памяти,  часто приходиться распрощаться.

В этом случае необходимым становится компас, который мы часто носим с собой, лучше всего в форме надежной буссоли-компаса Безарда. Существуют различные «домашние средства», для того, чтобы и без магнитной стрелки, при необходимости, определить стороны горизонта. Здесь я умышленно не перечисляю ни одно из этих средств, с той целью, чтобы еще раз подчеркнуть, что к набору альпиниста относится компас.

С картой и компасом работает, конечно же, всегда самый способный среди участников похода. На  местности с не слишком отвесной плоскостью, и на обозримых ледниках этот мужчина идет преимущественно последним, он определяет направление по головам своих впереди идущих участников похода и сообщает первому идущему о необходимости изменения направления.

Если же необходимо совершить марш на широких плоскогорьях в туман или вьюгу, то надежным будет являться введенный в горнострелковых войсках подполковником Бильгери (Bilgeri) (дата смерти: 1934) метод

  Передвижения по схеме направления

Конечно же, «схема Бильгери» (рис. 4), как правило, создается перед началом пути — еще в долине или в горном приюте.

Сначала на карте соответственно с помощью «проводника» определятся выбранный путь. Затем создается сырая схема («Croquis» исп. яз. (набросок, схема)) местности, в которой фиксируется пункт отправления и цель, кроме того, важные квоты, затрагиваемые объекты, опасные зоны, характерные точки ориентирования и с помощью стрелки отмечается север. В эту схему, как показывает прилагаемый рисунок, необходимо внести задуманный путь.


Краткая схема по Бильгери

Путь от «Западного приюта» к «Восточному приюту» через «узкую седловину 2400 горного хребта» 

Он разделяется на отдельные ограниченные необходимыми изменениями направления участками пути, направление и длину которых необходимо наносить на эскиз только в общих чертах, но которые необходимо точно подписывать прилагаемыми цифрами. На основе карты с помощью буссоли определяется соответствующий азимут (рассчитывается от N через O, S и W) отдельных участков пути и вписывается в эскиз, кроме того, следует рассчитать длину каждого отдельного отрезка пути согласно карте (75 метров = около 100 шагов, на местности с отвесными участками, конечно же, меньше) и соответственно отметить на карте.

На местности затем по данным схемы с помощью буссоли определяется первое направление, отмеривается указанное рядом с соответствующим отрезком пути обозначенное количество шагов, определяется новое направление и т.д. — Безупречное срабатывание этого метода достигается путем многократных тренировок, прежде чем наступит реальная необходимость.  При возможности тренироваться стоит сначала при ясной, а затем при пасмурной погоде.

Сравнить условное место расположения с реалиями местности можно не тогда, когда попадаешь в затруднительное положение, — а тогда, когда это является возможным. На ледниках, наряду с трещинами, хорошие опорные точки предоставляют также морены, в скале мы узнаем ребра и промоины, нанесенные на карте, и во время походов по скалистым гребням хребта сможем, возможно, по данным высоты особенно необычных точек определить наше место расположения.

Для того чтобы иметь возможность сделать это с некоторой точностью, необходим еще один прибор: высотомер. Используемые для этого барометры-анероиды являются, конечно же, дорогостоящими и по этой причине распространены не так уж и широко, но тот, кто хоть раз работал с таким прибором, больше не сможет от него отказаться. Особенно при ночных поисках горного приюта, (глава для себя!) надежный высотомер может сослужить отличную службу и уберечь от трагикомичных ночевок под открытым небом, когда долгожданный приют находится на расстоянии пятидесяти шагов.

Новичка следует предупредить от самовольного ухода с пути, который, как иногда кажется, имеет непонятные крюки. Так называемые «сокращенные пути» оказываются в непросматриваемой местности, и как уже подчеркнуто в предыдущем разделе, очень часто из-за этого можно хорошо «влипнуть».

 

Скалолазание и технические приемы на веревке.

Смелость и уверенность в себе являются душевными предпосылками «альпиниста острой тональности», от него требуется натренированное присутствие духа, а отсутствие головокружения является обязательным.

Все остальное, включая приобретенное техническое мастерство в школе альпинистов, является возможным для того, кто может и  должен использовать каждую возможность. Особенно приемы на веревке должны войти в плоть и в кровь, прежде чем начинать с настоящими скальными работами. В любом случае, эти умения  можно приобрести во время совершенно легких походов для начинающих в сопровождении опытных альпинистов.

Указания, которые здесь даются начинающему скалолазу, относятся главным образом для первичной скальной породы и известняка; делом альпиниста является подобрать свои технические приемы под особенности горной породы. В основе лежит разница в том, что во время тяжелых подъемов в известняковых горах используются альпинистские ботинки, а для коренной породы ввиду повышенной шершавости горной породы обходишься почти всегда подбитыми острыми гвоздями горными ботинками.

  Ввиду воздействия сжимающих усилий и изменений положения по своей структуре, ввиду выветривания  при постоянно опережающей деструкции, горная порода претерпевает изменения по твердости, она становится более или менее хрупкой.  В общем, прочными следует назвать граниты и базальты, затем грубые толстослойные известняки, которые по своему основному происхождению отличаются друг от друга в доломитовом, сланцевых и белемнитовых известняках.  Известняк, содержащий железо, возможно, распознать по желтому или красному цвету, и он всегда хрупкий, так же, как и все сланцы. Такие сланцы называются в том состоянии сильного выветривания, в котором мы можем их встретить, например, в горах Тауэрн, «хрупкие сланцы». Хождение по их крошащимся, землянистым массам требует повышенной осторожности и кроме всего прочего, очень утомляет.

Кроме опасностей, которые создает хрупкая порода из-за ненадежности шагов и хваток, она также является и причиной камнепада, одной из самых тяжелых «объективных» опасностей. Ущелья, промоины и камины (вертикальные расщелины) в особенной степени  подвержены камнепаду, в меньшей степени – стены.

Относительно безопасно находиться на скалистых гребнях хребта, острых краях, колоннах. По этой причине в небезопасной горной породе следует избегать естественных  щелей, особенно при  повышенной опасности камнепада, который возникает во время таяния снега, при урагане, во время дождя, а также при быстро наступающем морозе (распорный эффект замерзшей в расщелинах воды!), а также тогда, когда тепло (солнечное излучение) становятся причиной обрушения связанных между собой обломков породы. Особенно опасным является переход через ущелья и промоины, когда одновременно передвигается несколько скалолазов,  с чем логично должны считаться также и серны.  У новичка возникает определенный страх перед явной опасностью, обычно перед каминами (вертикальные расщелины в горах), пока он однажды не столкнется с  угрожающим смертью, свистящим и шипящим камнепадом, тогда он предпочтет  свободные стены и полные воздуха скалистые гребни хребта  и вскоре полностью привыкнет к наполненной  воздухом картине.

Сколько скалолазов — сколько канатов?

Тяжелые подъемы, которые требуют применения каната, лучше всего осуществлять в паре. Если же три человека совершают подъем вместе, то в этом случае имеются  лучшие возможности страховки, но это преимущество умаляется большой тяжелой на подъем группой и значительно возросшей необходимостью во времени. Два человека используют 25-ти или 50-ти метровый канат, а трем человекам необходимо уже два каната. Более чем три скалолаза никогда не должны совершать совместный подъем, предупреждающим примером для непринятия во внимание этого основного правила является катастрофа на вершине Маттерхорн (вершина в Швейцарии). Четыре альпиниста поднимаются на двух раздельных канатах, причем, конечно же, остается возможность того, что на особенно затруднительных местах первая пара возьмет на себя страховку второй пары с помощью канатов, после того, как эта первая пара преодолеет препятствие, и временно присоединиться к ней. (Второй альпинист привязывается, при безупречной самостраховке канатом и перекидывает канат третьему, который благодаря этому, привязан вдвойне, временно становится альпинистом, находящийся посредине.)

Но тут мы обогнали ход событий. Пока что, мы ставим второго альпиниста у точки восхождения, правильнее: мы там сидим, поскольку никто не откажется от традиционного отдыха в этой точке. Если же трудность замысла требует использования альпинистских ботинок, мы их оденем, а горные ботинки, мы уложим в рюкзак, из которого мы только что достали канат.


Рис. 5. Беседочный узел. (Булинь-узел)

Рис. 6. Узел восьмерка на сдвоенной веревке

Рис. 7. Рыбацкий узел

Рис. 8. Двойной морской узел 

 

Скалолазание  было бы на самом деле таким безрассудным, если бы у нас не было каната и его хорошо продуманных возможностей применения. С помощью единственного, всегда неизменного узла, который мы учились завязывать и который даже во сне сможем правильно завязать, обвязывается вокруг грудной клетки, немного ниже плечей.

Для вязки вокруг грудной клетки для двух альпинистов  я рекомендую беседочный узел (булинь-узел) (рис. 5), а для возможного альпиниста посредине – узел восьмерка на сдвоенной веревке (рис. 6). Для связывания двух канатов отлично себя зарекомендовал очень надежный рыбацкий узел (рис. 7), а для закрытия канатного кольца – этот или двойной морской узел (рис.8). Вязку этих четырех узлов, с помощью которых скалолаз довольно свободно может обойтись при любых обстоятельствах, можно подробно увидеть на прилагаемых изображениях. Обязательным является изучение завязывание этих узлов. Тот, кто один раз с помощью схем посвятит час времени этому искусству, то у него эти приемы так прочно запечатлеются в памяти, что он долго их не забудет.

Теперь мы привязались, канат проходит прямо вокруг тела, не над рюкзаком, и не над ремнями. Мы еще раз убеждаемся в том, что наши узлы в порядке и что канат правильно расположен. Более сильный скалолаз идет во главе, более слабый – следует за ним; а на спуске, как мы думаем, ввиду лучшей страховки, наоборот.

Перед подъемом мы еще раз пытаемся определить как минимум длину первой пары канатов нашего пути, расстояние которого, в целом мы уже определили во время подхода из точки с хорошим обзором.

Взгляд постоянно внимательно направлен на располагающуюся перед нами местность, детали которой мы некоторым образом прощупываем взглядами, устремляемся равномерно и осторожно  выше и выше. Каждое движение и шаг, особенно в ненадежной местности, должны подвергаться проверке на прочность, а затем, если он был одобрен, должен подвергаться правильной нагрузке. Это значит, что все движения должны постоянно подвергаться давлению, но, ни в коем случае не растягивающему усилию, поскольку в противном случае они будут извлечены из своего посадочного места. Со временем учишься почти интуитивно распознавать ненадежные блоки и соответственно с ними обращаться. 

Спокойное и взвешенное продвижение вперед лучше всего застраховано от роковых движений и шагов, и кроме всего прочего, является важным советом, которым можно напутствовать скалолаза.

В движении находится всегда только одна часть тела, рука или нога, другие три страхуют ее положение. Без каких либо силовых напряжений, рывков, при обдуманном использовании всех совокупных возможностей следует продвигаться выше, рука за рукой, шаг за шагом.  Колено и живот не предназначены для того, чтобы наступать или зацепляться с их помощью!

Никогда не следует совершать подъем со скалы с креплением из распорок, и, прилагая силу мускулатуры, а так сказать,  применяя «силу ума», прижимаясь телом к горной породе и постоянно оставаясь в самом выгодном положении центра тяжести. Так как хороший альпинистский ботинок имеет большее трение, чем думает тот, кто его носит, альпинист обычно осознает это очень поздно. Осознанное испытание, до какого угла наклона ему, возможно, доверять, требует это знание. (Если это придет в голову тому, проводить подобного рода эксперименты на реальной стене, то в последствии у него не будет больше возможности использовать полученное «познание предела».) На покрытых льдом скалах альпинистский ботинок полностью отказывает в работе, и его необходимо поменять на ботинки с шипами; на мокрой горной породе, как и на сухой, хорошее сцепление имеет войлочная подошва, то, что не может выполнить пеньковая подошва.

Своеобразное наслаждение и огромное чувство безопасности обеспечивает скалолазание в каминах (вертикальные расщелины) и трещинах. В такой местности на помощь приходят технические средства распорок и опор. В первом случае левая рука и левая нога использует одну, а правая рука и правая нога – другую перегородку. Во втором виде спина или ее нижняя часть, а также обе руки упираются в одну, а обе ноги в другую сторону. В местах сужения применяется иногда «метод скольжения»: путем червяко - и гусеницеобразных движений тело продвигается вверх. Поскольку ни скалолаз, ни его одежда не приспособлены к движению вперед такого рода, он создает некоторые проблемы. (см. карманную аптечку и швейные принадлежности!)

  В таких местах скалолазания, и в трещинах и каминах часто необходимым становится поднять с помощью канатов рюкзаки и взятые с собой ледорубы. Это, конечно же, выполняется, прежде чем второй альпинист совершит подъем.

Он хорошо и надежно привязывает предметы к центру каната, и по его команде, первый скалолаз начинает тянуть наверх,  второй направляет с помощью троса связку и предохраняет ее от биения и стопорения.

При продвижении вперед на скале следует с пристрастием обращать внимание на то, чтобы не сбрасывать камни вниз, а канат никогда не волочился по камням. По легкой местности можно одновременно идти, в этом случае, каждый скалолаз берет в руку несколько свободных петель, таким образом, меняющееся расстояние может всегда компенсироваться без остановок. Строго запрещается располагать свободные петли на плечах; последствием такой ошибки была смерть от удушения, если один из скалолазов неожиданно падал.

Страховка и самостраховка

Если местность становится еще тяжелее, тогда только один скалолаз должен находиться в движении, другой «страхует». Это значит, он держит канат слегка натянутым и четко следит за каждым движением другого. Альпиниста, совершающего подъем, следует освободить от любых забот, связанных с канатом, поэтому страхующий не должен выпускать его из вида и соответственно согласно его продвижению подавать или принимать канат. Особенно первый поднимающийся скалолаз может подвергаться огромной опасности из-за какого-нибудь внезапного  рывка каната, поэтому задачей второго скалолаза является следить за тем, чтобы канат свободно располагался и ничем не был зажат.

По такой же причине он его предупреждает также в случае, когда канат заканчивается; он кричит первому, например: «Еще четыре метра!», если только такая длина еще доступна, и предупреждает его еще раз, прежде чем будет использован этот остаток. При возможности, первый еще раньше может спросить, если у него в поле зрения находится определенное место страховки, «Сколько каната?». Требуются совершенно простые, четкие, всегда постоянные «команды относительно каната». Когда первый скалолаз достиг хорошего местоположения, и готов страховать следующего поднимающегося скалолаза, он отдает ему следующую команду: «Следовать за мной!». Только после команды «Подтянуть канат» первый скалолаз подтягивает излишне лежащий канат, и только после команды «я поднимаюсь!» - поднимается второй скалолаз.

Конечно же, страхующий скалолаз никогда не держит канат свободно в руке. Таким образом, первый в редких случаях сможет удержать следующего сзади, а второй никогда не сможет удержать впереди идущего скалолаза в случае падения. Необходимо пропустить канат за какой-нибудь выступ или неострую кромку (Рис. 9), чтобы смягчить силу падения. С целью восхваления мироздания, не следует умалчивать тот факт, что в процессе возникновения гор, в свое время, в значительной степени были приняты во внимание потребности скалолазов, за исключением особенно тяжелых скальных стен, во многих случаях следует находить такую возможность для страховки.

На слишком острые края скал можно положить чехол, рукавицу, рулон бумаги. При отсутствии твердой породы, впереди идущий может подстраховать второго скалолаза, найдя твердое место и отпуская канат под одним плечом назад, поперечно над затылком и подавая вперед канат через другое плечо. Для страховки впереди идущего скалолаза этот вид страховки не подходит, при такой страховке будет отсутствовать возможность уловить очень сильный рывок падающего. В любом случае следует избегать воздействия рывков на канат, по этой причине он постоянно должен быть в слегка натянутом состоянии.

Если же естественные места страховки отсутствуют, на тяжелом склоне  должны использоваться скальные крюки.


Рис.9. Страховка позади идущего скалолаза


Рис. 10. Страховка впереди идущего скалолаза с помощью естественного скального выступа и крюка;

Самостраховка скалолаза, идущего сзади

 

Для этого необходимо найти подходящие расщелины в скале и с помощью альпинистского молотка вбить крюк до кольца. Тот, кто имеет при себе крюки, должен иметь и молоток — как раз там, где они нужны, никогда не лежат камни! В прочно скованном кольце защелкивается карабинный крюк и в него вдевается канат. Конечно же, альпинист, идущий сзади, должен извлечь канат из карабинного крюка, если он пропускает через крюк, отвязать его от крюка и вставить. Для спуска существует основное правило: на легком склоне – спиной, на тяжелой – лицом к стене! Для боязливых людей спуск связан с большими трудностями, чем подъем. Велико искушение на подъеме взобраться на крутые тропинки, а затем спуститься вниз с другой стороны. Следует подумать о том, что в другом месте есть горы, которых по своей структуре не заботит ваш страх и которые не имеют «детской дорожки» для спуска, и также то, что ввиду непогоды или других обстоятельств можно быть вынужденным возвращаться по тяжелому пути. Непроходимые места на подъеме должны иногда преодолеваться путем спуска на веревке и лучше всего  их перехитрить.

Важной предпосылкой безопасного спуска на веревке является безупречно безопасная точка подвешивания для каната. Там, где имеется подходящий выступ, он обвязывается двойным канатом, в любом случае необходимо уменьшить трение об острые края путем подкладывания под канат газетной бумаги (толстый слой!). Кроме того, перед спуском на веревке следует подумать, освободиться ли и как затем освободится канат, возможно лучше снимать путем извивающегося «броска» или путем стягивания за один конец.

Есть вероятность спасти канат этими обоими способами, правда незначительная, затем уложить вокруг выступа «кольцо для спуска по канату», связанную петлю из прочного, по возможности двойного репшнура (вспомогательная веревка) (двойной морской узел!) с прикрепленным, кованным металлическим кольцом. Через металлическое кольцо продевается веревка для спуска, которая обычно легко стягивается. Прочее снаряжение, конечно же, уже внизу.

Там, где невозможно найти подходящие формы скал, должен выручить, конечно же, очень безопасный и надежно сидящий скальный крюк. Для этого лучше всего использовать «крюк в форме кольца», а если в распоряжении имеются только «крюки Фихтля», то в его выкованное отверстие с помощью репшнура, необходимо вставить выкованное стальное кольцо.

Если на особенно высоком месте спуска по канату не хватает половины длины каната, в этом случае его можно использовать целиком, привязав к верхнему концу каната испытанный деревянный костыль, который не сможет выскочить из кольца. К деревянному костылю привязывается достаточно длинный репшнур и с его помощью, затем снизу стягивается канат.

  Следует еще раз убедиться в том, что крюки, канат, узлы, кольца в порядке, и что дорога ведет к месту расположения, а не непонятно куда, тогда уже можно наконец-то скользить вниз. Осторожные движения, чтобы канат не выскочил из своих пазов, или чтобы крюк не был слишком перегружен! Не ослаблять, но и не создавать рывки!

Конечно же, канат не просто так берут в руки и скользят вниз, в этом случае ваши силы очень скоро будут исчерпаны. Также  привычное «завершение скалолазания» гимнастов не подходит для этой цели, поскольку обхват тонкого каната в течение долгого времени является слишком утомительным.

 Следует использовать одно из различных «тормозных сидений». Самое простое «сидение на бедре» является достаточно неустойчивым и небезопасным, а «двойное сидение на бедре» создает слишком много трения. Поэтому возьму на себя право описать только используемый, сегодня почти без исключения,  «замок Дюльфера».

При замке Дюльфера (рис. 11) канат проходит сверху между бедрами, проходит под одним бедром наружу, проходит над грудной клеткой к шее с той же стороны и вокруг затылка направляется вниз, и далее сквозь ноги. Одна рука держится за верхнюю часть каната, а другая обхватывает свисающую вниз часть каната и таким образом благодаря соответствующему ослаблению петли на затылке способствует спуску вниз.

Этот вид спуска имеет недостаток: требуемое трение очень тяжело отрегулировать оно всегда очень высокое. Идеальное приспособление для спуска, которое уже много лет используется Инсбрукскими скалолазами, для себя каждый скалолаз может изготовить в одно мгновение из всегда имеющегося крюка-карабина. (рис. 12.) Он подвешивается замочной стороной внутрь,



Рис.11. Спуск с помощью «сиденья Дюльфера»  

Рис.12. Спуск с помощью крюка-карабина

 

На особую, обвязанную вокруг грудной клетки петлю. Подвижный штифт замка направлен вниз. Затем карабин поворачивают левой рукой вверх, а правой рукой необходимо взять двойной свисающий канат, протянуть его через замок с защелкой, намотать один раз вокруг неподвижной боковой стороны крюка-карабина и протянуть его еще раз через замок. Приспособление для спуска готово. Натягивание нижней части каната создает замедление, а боковое поднятие вверх – полное торможение спуска. Связывание нижних концов каната предотвращает проскальзывание и является предохранительным приспособлением. Важно: прежде следует выполнить тренировочные упражнения!

Технические средства поперечного передвижения

Кроме страховки и спуска вниз, канат нашел и другое применение в современных технических средствах скалолазания: при «наклонном поперечном передвижении с помощью каната» и при «переходе с одной скалы на другую».

На стенах, которые главным образом имеют вертикальную группировку, камины и трещины местами позволяют довольно хорошо продвигаться вперед. Но, к сожалению, они не всегда продолжаются друг за другом, а проходят часто рядом друг с другом. Для этих стен юные мюнхенцы создали классическую формулу: «Иди так долго, как идется,  а если уже не идется, сделай поперечный ход, и иди дальше».

Иногда горизонтальная полоска или планка верхнего конца расщелины позволяет поднимающимся вверх скалолазам, взбираясь или передвигаясь на руках в висячем положении, перебраться на другую сторону — но иногда это не помогает; в этом случае и должен как раз помочь канат, который предназначен для страховки, перебраться на другую сторону.

Давайте представим себе вертикально стоящий, приблизительно равносторонний треугольник, скажем, длиной каждой стороны в десять метров. Левая вершина угла A горизонтальной поверхности представляет собой (верхний) конец как раз покинутой расщелины, правая вершина B (нижняя) является началом следующей. Над и между обеими расположена вершина C. Из точки A в точку B мы не можем попасть. Стена не имеет никаких выступов для того, чтобы за нее ухватиться, она  имеет большой  угол отвеса, она хрупкая и обросшая мхом — движение невозможно. Но в точку C мы можем кое-как попасть, поднимаясь вверх. И если  нам удается надежно забить скальный крюк в скалу, недалеко от этой мнимой точки, в этом случае мы обеспечили себе победу. Потому, что путь оттуда по диагонали вниз в точку B должен быть очень трудным, и, несмотря на это, мы можем попытаться, «честно» на нее взобраться, поскольку с помощью крюка в точке C мы имеем превосходную страховку на веревке.

Если такое передвижение невозможно, то в этом случае мы будем использовать наш трюк «поперечного передвижения с помощью наклонной системы канатов». Спускаясь от крюка, идущий первым скалолаз, все свою массу тела направляет на канат, который проходит через крюк-карабин или привязанное стальное кольцо (которое висит на крюке точки C!) к страхующему в точке А товарищу. Этот второй, отпуская канат, точно следуя указаниям своего впереди идущего скалолаза. Постепенно отпуская канат, в ширину ладони. А впереди идущий продвигается все более вправо по диагонали вниз, свободный от забот своих собственных движений и шагов. Здесь он втискивает пальцы правой руки в крохотную расщелину, там придает горизонтально втиснутой левой руке немного трения, он с трудом отдает команды: «канат — канат — стоп — канат...!», и каждый раз партнер отпускает канат на несколько сантиметров, избегая при этом рывков.

Канат тянется за грудной клеткой «прилипнувшего» к стене скалолаза; если он сейчас потеряет свою ненадежную опору, то в следующее мгновение он будет болтаться вдоль стены. Наконец-то в следующем положении в расщелине мы достигли опоры! Второй может следовать по этому же пути. Вопреки традиции он оставляет, после подхода к крюку, канат в его кольце; теперь он командует, и первый идущий медленно ослабевает канат. Для безопасности он подвешивает на этот канат еще один крюк-карабин и прикрепляет к нему свою петлю для грудной клетки.

Существуют также и другие методы; так, первый идущий, может висеть на одной веревке, используя «сиденье Дюльфера» и быть подстрахованным другим. Поскольку руководствуясь собственным опытом, я считаю описанный вид поперечного передвижения по канату самым лучшим, я подошел вплотную только к нему.

К счастью, мы обошли критическое место. Мы поработали с распорками и опорами, поворотами и подъемом на одном или двух канатах в расщелине — затем он заканчивается и его продолжение лежит в нескольких метрах влево. Здесь снова непроходимая стена. Но «точка С» снова появляется здесь, на более высокое место возможно подняться и закрепить там крюк! Спуск вниз для нового продолжения пути? Место слишком трудное, так не пойдет. Наклонная система канатов? Исключено: Стена гладкая как мрамор. И что? — Спокойно, Фельсманн!

 

Переход с одной скалы на другую!

Кольцевой крюк сидит хорошо. Он сидит отлично, да — но, осторожность, прежде всего, второй с дребезгом входит в скалу, через оба кольца проскальзывает канат, затем первый  спускается вниз к товарищу. Вероятно, благодаря одинаковым мыслям, ему в голову пришла такая же фраза: «осторожность прежде всего!», он достает из рюкзака резервный канат и надежно привязывает себя и первого идущего к нему. Он висит на двойной веревке для перехода со скалы на скалу и, кроме того, висит на новой страхующей веревке. «давай шесть, нет, семь метров!» Семь метров каната лежит там в готовых петлях…

На уровне двух метров справа и двух метров выше  находится одна доступная для подъема небольшая галерея. Первый поднимается наверх, чтобы замахнуться.

«Ну и»,  говорит он, «держи крепко!»

И с сильным размахом, отталкиваясь, он перепрыгивает, бежит вдоль стены, нащупывает единственный выступ, переводя дух, взбирается наверх, и, смеясь, говорит: «Все прошло хорошо!»

  Говоря по секрету: так хорошо проходит все не всегда, особенно впервые. Иногда размах был слишком мал или канат слишком короткий или длинный, или выступ не был использован в полной мере. Затем мужчина выравнивается, зависает в воздухе между двумя точками и с напряжением спускается.

Второй следует не с таким воодушевлением, но с большей уверенностью. Он спокойно висит на веревке для перехода между скалами, а его идущий первым товарищ перетягивает его на страховочной веревке к себе. Затем он отвязывает себя от каната и протягивает конец через кольцевой крюк. Идем дальше!

Поперечное передвижение по канату и переход по канату с одной скалы на другую, чтобы поняли все правильно, не являются вспомогательными средствами для начинающих. Железные нервы и полное доверие, вместе со всеми техническими средствами канатов являются условиями этих тяжелых и опасных маневров с канатами.

Но мы не выступаем против того, что продвинутые скалолазы знакомятся с этими упражнениями в школе скалолазов. Они могут при этом изучать точную работу с канатами и безупречную технику страховки, и в случае реальной опасности будут иметь большое преимущество, если они будут знать, что смогут доверять товарищу, канату и хорошо вбитому крюку.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru