Как не допустить обморожение в горах



Как не допустить обморожение в горах

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Розенцвейг Р., приват-доцент. Обморожение в горах. На суше и на  море, №2, 1937, ОГИЗ Физкультура и туризм



Опыт последних альпиниад и восхождений показал нам, что одной из серьезнейших опасностей высокогорного альпинизма является опасность обморожений. Разбор ряда случаев обморожений, которые мне пришлось наблюдать (при работе на Памире и Кавказе), показал, что и профилактика обморожений и первая помощь при них многим альпинистам мало знакомы.

Исходя из этого, в профилактику обморожений надо включить ряд мероприятий, касающихся отбора участников восхождений, предварительной их тренировки, снаряжения (одежда, обувь) и ухода в пути за ногами и руками. В горах обмораживаются главным образом ноги, меньше — руки и очень редко — уши, нос и другие части тела.

В отношении медицинского отбора участников (особенно для восхождения на высоты в 4000—5000 м и выше) мы часто встречаемся с тем, что не уделяется достаточно внимания выявлению простых обморожений. А между тем известно, что после обморожений (даже без гангрены) остаются, как правило, поражения кровеносных сосудов — облитерирующие эндартерииты, сущность которых заключается в постепенном сужении просвета сосудов, что ведет к ухудшению кровоснабжения пораженных тканей. Весьма часто наблюдаются и невриты, т. е. воспаления нервов, протекающие иногда с незначительными болями, но могущие дать резкие обострения под влиянием нового   воздействия   холода.     Надо также помнить, что основная защита организма от действия холода состоит в реакции вазомоторов, — нервов, ведающих расширением и сужением сосудов. При расширении сосудов количество крови в них резко увеличивается, а кровь несет тепло окружающим тканям. Ясно, что если, например, стопы человека, перенесшего в прошлом обморожение, поражены эндартериитом и невритом, если «игра» вазомоторов в них нарушена, то более чем вероятно, что при восхождении такой человек рискует тяжелым обморожением. Еще в большей степени это касается тех, у которых были обморожения 3-й степени — с потерей тканей. Рубцы, остающиеся после этого, весьма нежны и плохо способны сопротивляться всевозможным вредным влияниям — холоду, трению и т. п. Рубцы эти легко изъязвляются и надолго выводят больных из строя. Поэтому мы считаем, что для лиц, перенесших обморожения 2-й и 3-й степени, длительные высокогорные походы и восхождения противопоказаны. Для лиц, перенесших обморожения 1-й степени, желательна специальная тренировка перед походом, заключающаяся в гимнастике и холодных ваннах с последующим массажем. Такая тренировка может оказать громадную услугу в деле профилактики обморожений.

Большое внимание надо уделить одежде и обуви. Многослойность одежды лучше всего сохраняет телу тепло, так как получается ряд воздушных прослоек, обладающих малой теплопроводностью. Обувь не должна быть тесна, лучше одеть меньше на пару теплых носков, но чувствовать, что нога (особенно пальцы) свободно двигается в ботинке. Активные движения являются прекрасным средством согреть пальцы ног и, кроме того, позволяют контролировать во время движения степень охлаждения. Несколько слов о носках. На ногу сначала следует одеть бумажный носок, который хорошо впитывает пот, а затем одевают 1—2 шерстяных носка, очень хороши носки домашней вязки, имеющие много воздушных прослоек. Рекомендуется также класть между двумя носками слой мятой газетной бумаги; польза такой прослойки неоднократно проверялась мной на опыте.

Надо помнить, что при восхождениях напряженная работа всего организма и трудности восхождения настолько занимают внимание альпиниста, что он сплошь и рядом не замечает незначительных болей в ногах, свидетельствующих о начале обморожения, или же он относит эти боли за счет утомления. А между тем боли эти скоро проходят, наступает анестезия (нечувствительность) обмороженных тканей, и ничто не напоминает альпинисту о том, что он пропускает решающие минуты, когда растирание может еще восстановить кровообращение в пораженных тканях. Так было с тов. Н. П. Горбуновым во время восхождения на пик Сталина в 1933 г.: он одел 4 пары шерстяных носок, но ноги его были стеснены в шекльтонах, и дело кончилось обморожением 3-й степени. Надо воспитать в себе привычку: во время восхождений, даже в самые трудные минуты, не забывать шевелить время от времени пальцами ног, контролируя таким образом их состояние. То же относится и к рукам. При первом же ощущении холода, боли или недостаточной подвижности пальцев необходимо сесть, разуться и тщательно (не менее 5 минут) растирать ноги снегом, а затем — сухой перчаткой или носком хорошо протереть их 75-градусным спиртом. После этого надо одеть свежие (сухие) носки. Если после возобновления восхождения ощущение холода и боль вскоре возобновятся, то растирание надо повторить, а самое восхождение (если это возможно) прервать, разбить палатку и устроиться на отдых или начать спуск. Продолжать восхождение в таких случаях чрезвычайно рискованно.

Другим важным моментом является сухость кожи тела. Влажная, потная кожа отдает много тепла и легко обмораживается. Мокрые носки и ботинки испаряют влагу и дают резкое охлаждение кожи. В сырой обуви можно обморозить ноги даже при температуре от 3 до 4° тепла. Лучше всего было бы иметь запасную пару обуви с тем, чтобы утром, перед выступлением, одевать сухие ботинки; но это не всегда возможно из-за лишнего груза. Во всяком случае необходимо ежедневно менять носки. Важен также уход за телом: мытье (которое многие альпинисты считают в горах необязательным и даже «вредным»), чистое белье и т. д. Чем чище кожа, тем лучше она дышит и лучше регулирует теплоотдачу. Спорным является вопрос о том, мазать ли ноги жиром (ланолином, салом и т. п.). Я считаю, что чистая кожа ног без защитного смазывания вполне справится с низкой температурой, если только ноги будут иметь возможность активных движений.

Еще большая неясность, чем в вопросах профилактики обморожений, имеется в вопросах оказания первой помощи. Все знают, что обмороженные части тела надо растирать. Но что делать дальше, какую класть повязку,  какой  надо  создать  режим для больного, — здесь  начинается    разноголосица. Основной причиной этих трудностей является  невозможность установить (даже врачу) границы пораженных тканей.

Мы различаем три степени обморожения. При 1-й степени имеется побледнение кожи с потерей чувствительности, по мере согревания кожа становится красной (с синюшным оттенком) и отечной. Объясняются эти явления спазмом кожных кровеносных сосудов с последующим параличом их. При 2-й степени расстройство кровообращения доходит до полного отказа (остановки), но кровь в сосудах не свертывается, и они остаются проходимыми. 2-я степень обморожения проявляется образованием пузырей с мутным, кровянистым содержимым, окруженных резко синюшной, почти фиолетовой кожей.

Наконец, при обморожениях 3-й степени большее или меньшее число сосудов полностью закупоривается, и все участки тканей, снабженные этими сосудами, гибнут, т.е. наступает гангрена. Если не наступает инфекции (т. е. заражения гноеродными микробами) омертвевающих участков, то гангрена остается «сухой» и ограничивается теми тканями, которые отморожены; в случае инфекции гангрена распространяется все дальше («влажная» гангрена) и дело может кончиться смертью от сепсиса (заражение крови). Внешний вид обмороженных тканей часто только на второй-третий день указывает степень и распространенность обморожения; к тому же мы часто имеем комбинации двух или трех степеней обморожения.

Если при обморожении 1-й степени достаточно растереть, а затем согреть обмороженные участки, то при обморожении 2-й степени растирание противопоказано, так как оно вызывает сдирание поверхностного эпителия и облегчает тем самым инфекцию пораженных тканей; здесь необходима стерильная сухая повязка накладывается после предварительной бережной очистки кожи 75-градусным спиртом. Иногда необходимы насечки (делать их может, конечно, только врач).

При обморожениях 3-й степени можно наряду с сухими повязками применять спиртовые повязки без компрессной бумаги (75-градусным спиртом); желательны глубокие (до кости) множественные разрезы. Вопросов дальнейшего лечения я здесь не касаюсь.

Для наложения стерильной повязки лучше всего пользоваться индивидуальными пакетами, состоящими из стерильной марлево-ватной повязки и бинта; оболочки пакета разрываются так, чтобы не касаться руками повязки, последняя накладывается на вытертую спиртом кожу (пузыри надо предварительно прорезать прокаленными ножницами)  и  прибинтовывается.   Влажные повязки (кроме спиртовых) и мазевые повязки не рекомендуются.

Опасность нецелесообразных повязок чрезвычайно велика. К моему удивлению, летом 1936 г. на Памире мне пришлось видеть, что даже врачи клали керосиновые (!) компрессы. Такие же повязки применяют часто и сами альпинисты в порядке самопомощи; причем указывают, что это средство рекомендуется швейцарскими руководствами. Я настойчиво предостерегаю от этих повязок, так как они дают резкое раздражение, понижают сопротивление тканей инфекции и могут привести к влажной гангрене. Мне пришлось видеть несколько тяжелых воспалений кожи в результате такого «лечения». Керосин можно применять только при обморожении 1-й степени, где раздражение кожи полезно (оно вызывает  прилив крови), да и то обращаться с ним  надо очень осторожно... Важно также помнить, что больные с серьезными обморожениями нуждаются в покое. Частичное омертвение тканей кончается обычно сухой гангреной, но если под влиянием нецелесообразного лечения («керосиновых» повязок) наступила вторичная инфекция этих тканей, то только покой и своевременное хирургическое вмешательство дадут возможность организму отграничить очаг омертвения. В противном случае инфекция начнет захватывать все новые участки, и больной может погибнуть от сепсиса. Так, по-видимому, погиб тов. Саладин из группы Абалаковых: с гангреной ног он должен был день за днем двигаться, что вызвало распространение гангренозного процесса на весь организм.

Отсюда два вывода: 1) больным с серьезными обморожениями должен быть обеспечен покой (или очень бережный транспорт), пока очаг омертвения не отграничится полностью от здоровых тканей; 2) каждое крупное восхождение должно быть организовано так, чтобы была обеспечена квалифицированная врачебная помощь; в особенности это касается восхождений, организуемых в районах, отдаленных от лечебных учреждений; 3) каждая группа должна быть обеспечена походной аптекой с достаточным количеством стерильного перевязочного материала.

Я не могу, конечно, дать в настоящей статье развернутую картину диагностики и лечения обморожений, но хотел бы высказать желание, чтобы включенный в комплекс значка «Альпинист СССР» раздел по оказанию первой помощи рассматривался как один из важнейших (не менее важный, чем знание «узлов»). Зачеты по вопросам самопомощи, взаимопомощи и транспорта пострадавших в горах должен принимать врач, который проверит, может ли товарищ наложить асептическую повязку, сумеет ли он наложить правильно шину больному с переломом, знает ли он, как предохранить себя от обморожения и т. д.

Помня лозунг нашего вождя Сталина о ценности человеческой жизни, мы упорной работой сделаем советский альпинизм не только первым по охвату масс и по рекордным восхождениям, но и самым безопасным!


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru