Аксаут - район высокогорного Кавказа



Аксаут - район высокогорного Кавказа

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Попов Н.М. Аксаут. Ежегодник советского альпинизма. 1950г. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1950 г.

Н. М. Попов

Аксаут  (1940—1949)

Под этим названием многие знают вершину в западной части Главного Кавказского хребта, многие слыхали об одноименной реке, текущей западнее Теберды и Домбая, но лишь очень немногие имеют представление о том, что под этим названием скрывается один из интереснейших районов высокогорного Кавказа, почти неосвещенный в литературе. Между тем горные узлы Аксаутского района включают несколько десятков вершин и перевалов всех категорий трудности, до рекордных включительно. Большие ледники, спускающиеся с этих вершин, дают начало сильно разветвленной системе речных долин, богатых альпийскими лугами, горными озерами, прекрасными водопадами и могучими лесами.

Приходится удивляться тому, что подавляющее большинство вершин Аксаутского района еще ожидает своих первовосходителей. Мы не будем пытаться установить причину столь малой освоенности района в спортивном отношении. Вероятно, одна из существенных причин заключалась в исторически  сложившейся малой населенности долины Аксаута.

Если читатель мысленно проследит с востока на запад линию Главного Кавказского хребта, он увидит, что после Эльбруса хребет резко понижается, ледники мельчают. Миновав небольшое повышение в районе Гвандры и следуя вдоль хребта на запад, он, наконец, достигнет района истоков р. Теберда, где горы опять становятся значительно выше, а ледники — мощней. Проследовав мимо группы Чотчи и Бу-ульгена, он увидит высочайшую вершину Западного Кавказа — Домбай-ульген. Миновав далее группы Джугутурлючата и Аманауза, а затем Белала-каи, он остановится на вершинах Эрцога и Джаловчата. Это — крайние западные вершины Тебердинского района, у подножия которых расположен Алибекский альпинистский лагерь.

Бросив мысленный взгляд с Джалодчата еще дальше на запад, читатель увидит вереницы скалистых пиков, не уступающих по высоте высочайшим вершинам Западного Кавказа, — горы  Аксаутского района.

Здесь расположены самые западные горные узлы Главного Кавказского хребта, достигающие высот, порядка 4 000 м, здесь спускаются в живописные долины последние большие ледники хребта.

Не случайно самые западные большие долинные ледники  Кавказа — Северный и Южный Марухские — стекают не перпендикулярно основному направлению Главного хребта, а параллельно, с юго-востока на северо-запад, что определяется общим понижением рельефа в эту сторону.

Автор этих строк начал систематическое изучение Аксаутского района с 1940 г. и посещал его в 1945, 1946, 1947 и 1949 гг. Во время всех этих походов и восхождений неизменно велась тщательная барометрическая нивелировка, производились тригонометрические засечки; обстоятельное изучение района сопровождалось обширной фотодокументацией.

В настоящей статье эти материалы использованы лишь частичное рамки «Ежегодника» не позволили нам дать полное освещение истории исследования, научных проблем и спортивных возможностей Аксаутского района.




Приложенная схема и высотные отметки получены в результате наших маршрутных съемок, причем за базу принимались наиболее достоверные на существующих картах точки (Категории трудности проставлены по нашей оценке (без «надбавок» на первовосхождение), принимая в качестве шкалы вершины и перевалы, известные по официальной классификации. В тех случаях, когда мы встречались с объектом, ранее классифицированным, но, располагая более точными данными, не могли согласиться с существующей классификацией, мы указывали свою оценку. Поэтому автор просит считать в классификационном отношении публикуемый материал дискуссионным. — Прим. авт.).

До 1949 г. мы приходили на Аксаут из Домбая, базируясь на Гуначхирский лагерь ЦДКА или же на Алибекский лагерь «Наука». Многолетний опыт убедил, наконец, нас в том, что систематическая плодотворная работа по освоению Аксаутского района возможна только на основе солидного базового лагеря с доставкой снаряжения и продовольствия не через перевалы, а непосредственно из Черкесска, вверх по ущелью Аксаута.

В начале июля 1949 г. наша группа в составе 9 человек с 800 кг груза, наняв специальный автобус, выехала из Черкесска и через 6 часов прибыла в поселок Хасаут Греческий. До поселка в устье Китче-Теберды, цели нашего путешествия, оставалось 55 км. Попутных машин не было, пришлось нанять в колхозе две пары волов с арбами и погонщиками. Переход до устья Китче-Теберды длился два дня, но мы не жалели об этом, так как ущелье Аксаута на всем протяжении очень красиво.

Поселок из нескольких домов при впадении Китче-Теберды в Аксаут возник совсем недавно. Он расположен в сосновом лесу, на правом берегу Аксаута.

Приняв любезное предложение местной администрации, мы заняли два пустых домика, одиноко стоявшие выше устья Китче-Теберды на поляне между лесом из сосен, пихт и берез с одной стороны, и каменистой поймой реки — с другой. Высота этого базового бивуака около 1 900 м.

 

Горы аксаутского района

Орографически горы Аксаутского района могут быть разделены на несколько узлов:

1. Узел Марии — между истоками рек Марка и Китче-теберда.

2.  Узел   Сулахата — между   перевалами   Алибек   и Джаловчат.

3.  Узел  Джаловчата — между   перевалами   Джаловчат и Хамурза.

4.  Узел   Аксаута — между   перевалами   Хамурза   и Главно-Аксаутским.

5.  Узел  Братцы — между   перевалами   Главно-Аксаутским и Западно-Аксаутским.

6. Узел  Марух-баши — между   перевалами  Западно-Аксаутским и Южно-Каракайским.

7.  Узел  Кара-кая — между перевалами  Южно-Каракайским и Maрухским.

Горные узлы Марки и Сулахата содержат ряд вершин, представляющих известный спортивный интерес (не выше II категории), а также ряд перевалов, имеющих большое туристское значение (не выше I  категории трудности). Описание этих узлов не входит в наши задачи, мы приводим описания  остальных пяти горных узлов по материалам наших восхождений последних лет.

Джаловчатский узел

В него входят вершины:

1.   Сунахет                  3 600  метров

2.   Узловая                  3 670   »

3.   Джаловчат             3 870   »

4.   Эрцог                      3860    »

5.   Малый  Джаловчат (Туман-тау) юго-восточная           3 680      »

6.   Малый  Джаловчат (Туман-тау) главная                       3 700      »

Главная вершина узла — Джаловчат, одна из самых высоких на Западном Кавказе.

«Большая дорога» из Алибекского лагеря через Джаловчатский перевал, Сунахет, Узловую, Джаловчат на Эрцог — хорошо известна. Проходя по этому пути, я обратил внимание на путаницу в высотных отметках на картах. Поэтому в 1947 г. альпиниада Московского университета под руководством автора поставила своей задачей не только освоение Джаловчатского узла со стороны Аксаутского ущелья,  но и  точное определение его высот.

Нами был открыт и пройден перевал Туманный (3 530 м, II-Б), совершены первовосхождения на Эрцог с запада (II-Б), Джаловчат с запада (II-Б) («Ежегодник» уже находился в печати, когда были официально утверждены категории трудности по 8 вершинам и двум перевалам Аксаута (Классификационной комиссией Всесоюзной секции альпинизма). (В ряде случаев утвержденные категории отличны от предлагаемых автором статьи. В конце статьи Н. М. Попова нами публикуются утвержденные категории, — Прим. ред.) и обе вершины Малого Джаловчата с востока (II-Б).

После нас были совершены восхождения на Малый Джаловчат с запада, с перевала Хамурза. Этот путь значительно легче, так как легче перевал, с которого ведется окончательный подъем, и на западном гребне вершины скальные участки пути» отсутствуют. 

Привожу далее выдержки из своих записей Джаловчатского похода 1947 г. 

Восхождения в верхнем цирке Джаловчатского ледника

 После многодневной утомительной переброски грузов из  Алибекского лагеря через Джаловчатский перевал, мы разбили базовый лагерь на бараньих лбах Джаловчатского ледника (2 660 м). Панорама вокруг лагеря могла бы удовлетворить самого разборчивого любителя горных видов: наша площадка была  со всех сторон окружена снегом и льдом, под нами расстилался пересеченный трещинами большой ледник, ледниковый цирк слева замыкался заснеженными стенами Джаловчата и Малого Джаловчата, напротив нас уходила в небо стена Аксаута с  выступающими черными ребрами, лавинными желобами и висячими ледопадами. Оттуда часто доносился рокот обвалов.

Ясным утром 24 июля все 16 участников похода спустились по крутым бараньим лбам и, перескочив через краевую трещину со скал на снежник, съехали по крутому снегу на ровную поверхность ледника.

Отсюда наш путь лежал  в северо-восточном направлении вверх по пологому, не покрытому снегом Джаловчатскому леднику. Пройдя около 1,5 км, мы начали  подниматься на кошках по крутым склонам, используя для обхода ледопадом систему лощин, забитых плотным снегом.








Вид с вершины Кара-Кая на юго-восток: в центре массив Аксаута,  левее его - главные вершины Домбая.
Фото Н.Попова.

 

В верхней части ледопада, где уже намечался перелом к более пологому верхнему ледниковому цирку, мы встретили пояс очень широких трещин, достигавших нескольких десятков метров в ширину и более километра в длину. Противоположные края трещин обрывались отвесными ледяными стенками.

Переправившись через трещину, преграждавшую наш путь, и выйдя в более пологий снежный цирк, мы повернули на юг. Подъем становился все круче, и, наконец, мы подошли к подгорной трещине, тянувшейся непрерывной линией вдоль водораздельного гребня Главного хребта, от подножия Джаловчата до подножия Малого Джаловчата.

Непосредственно под перевалом Туманным мы нашли не особенно надежный снежный мостик. На тщательной страховке один из участников, перейдя через мост, вырубил ступеньки для ног и захваты для рук в ледяной стене трещины и, поднявшись до нависающего ледяного карниза, начал прорубать в нем наклонную траншею наверх.

Прорубание карниза грозило затянуться, и я, передав руководство работами А. Косту, отправился с Н. Веревкиным на поиски обходных путей. Пройдя вдоль подгорной трещины на северо-запад, мы поднялись по отвесным и сыпучим скалам на гребень Малого Джаловчата и спустились на перевал в тот момент, когда карниз был прорублен.

Рюкзаки пришлось переправлять через трещину по веревке.

Последние участники группы поднялись на перевал уже в темноте. Ночевали на открытом нами перевале Туманном (3 530 м). На самой перевальной точке нашлось место только для двух палаток, остальные были установлены на скалах южного склона.

В дальнейшем нами было установлено, что, несмотря на весьма крутой скальный склон, спуск на юг в снежный цирк, расположенный под перевалом, возможен без применения веревки.

На утро всей группой мы вышли на Малый Джаловчат. Весь путь до юго-восточной вершины идет по скальному гребню, состоящему из «жандармов». Скалы местами отвесны, но технически несложны. Мы шли связками по двое. Путь от юго-восточной до главной вершины, несмотря на большое расстояние, занимает не более 15 минут.

 

После второго ночлега на перевале Туманном, группа в восемь человек под моим .руководством совершила первовосхождение на Эрцог с запада и вернулась на перевал, траверсируя Джаловчат, а группа в четыре человека, под руководством А. Коста, сделала первовосхождение на Джаловчат с запада.

Выйдя утром 26 июля по гребню Главного хребта на восток, мы подошли к крутому фирновому склону Джаловчата. Гребень от нашего бивуака на перевале до этого места изобилует чрезвычайно эффектными остроконечными «жандармами», большинство которых обходится слева по  снегу. Надев кошки, мы поднялись на плечо Джаловчата. Исключительно благоприятное состояние фирна позволило проделать подъем без рубки ступенек.

На плече мы оставили кошки и, траверсируя по полкам массив Джаловчата, вышли на седловину между Джаловчатом и Эрцогом. На всем участке встретилось лишь одно препятствие: для пересечения ледяного кулуара под вершиной Джаловчата пришлось применить траверсирование «маятником» на веревке. Дальнейший путь до вершины Эрцога не представил никаких трудностей.

После третьего ночлега на перевале, мы приступили к спуску. Подгорная трещина у подножия гребня опять заняла много времени. Рюкзаки переправляли отдельно. При снятии веревок нам пришлось оставить один скальный и один ледовый крюк. Ледопадом спускались по новому маршруту, пройдя под самой стеной Малого Джаловчата и миновав труднопроходимый пояс трещин.

К вечеру мы уже расставляли палатки у нашего продовольственного склада на бараньих лбах Джаловчатского ледника с тем, чтобы после однодневного отдыха продолжать маршрут в долину Аксаута.

Аксаутский узел

Аксаут представляет собой мощный массив со множеством остроконечных вершин, очень своеобразных с точки зрения спортивной техники. Некоторые вершины расположены очень близко одна от другой и даже отделены не слишком глубокими седловинами, но эти седловины и элементы предвершинных стенок при ближайшем рассмотрении оказываются почти непроходимыми или требуют высокого класса альпинистской техники.

Вот довольно полный перечень этих вершин:

1.  Аксаут Малый.......................3 620 м

2.        »     Восточный.................3 700 м

3.        »     Узловая…………..…3 860 »

4.        »     Средний.....................3 870 »

5.        »     Главный…................ 3 900 »

6.        »     Северо-восточный…3 730 »

7.        »     Второй Северный….3 790 »

8.        »     Северный……….…..3 540 »

9.        »     Нижний......................3 360 »

Взаимное расположение их установлено нами путем тщательных наблюдений с различных сторон. Беседы с В. Будановым подтвердили наши наблюдения. Высоты определены путем фотозасечек, причем вычисленная наибольшая вероятная ошибка не превышала ±10 м, за исключением Малого и Восточного Аксаутов, где она может достигать ±30 м.

Большинство вершин Аксаута могут быть объектами для весьма серьезных и интересных восхождений, но до сего времени наиболее интересные из них еще не осуществлены.

В 1935 г. было совершено первовосхождение на Главный Аксаут с юга (II-Б), впоследствии повторенное другими группами. Неоднократно был также взят Малый Аксаут с перевала Хамурза (II-Б).

В 1937 г. был взят Восточный Аксаут через Малый Аксаут (III-Б). Более легкий путь на эту вершину мало вероятен.

В 1948 г. группой В. Буданова был совершен траверс Малого, Восточного и Узлового Аксаутов, оцененный первопроходителями V-A категорией трудности.

В 1949 г. мы совершили первопрохождение с Аксаутского ледника на Джаловчатекий через перевал, названный нами Северно-Аксаутеким (3 270 м), поднялись на вершину Северный Аксаут, трудность которой мы оценили III-А.

Остальные вершины Аксаута остаются невзятыми, не совершен и траверс Главного Аксаута ни в одном из возможных направлений.

Какие проблемы стоят перед нашими альпинистами по освоению Аксаутского узла?

Центральная группа вершин Аксаута (Главная, Средняя, Узловая, Вторая Северная и Северо-восточная) имеет четыре отходящих от нее гребня и два ясно выраженных контрфорса.

Логическим путем на Северо-восточный Аксаут является северо-восточный контрфорс. Вероятная трудность его не ниже IV-A категории.

Второй Северный Аксаут, являющийся предвершинным уступом Узловой, может быть взят по северному ребру от седловины между Северным и Вторым Северным Аксаутом. Достижение этой седловины само по себе уже представляет известные трудности. Восхождение на вершину может быть классифицировано не ниже IV-A (Северо-западный контрфорс, ведущий к вершине, невидимому, еще более сложен).

Узловая вершина Аксаута, взятая В. Будановым с траверсированием Малого и Восточного Акcаутов, имеет только один самостоятельный подступ — по северо-восточной стене. Этот вариант, во всяком случае, не ниже IV-Б категории.

Значительная трудность перечисленных вершин обусловлена специфическим строением и крутизной скал. Круто поднимающиеся ребра Аксаута, сложенные монолитными кристаллическими породами, часто образуют гладкие отвесные стены, перемежающиеся с необычайно острыми, наклоненными в одну сторону гребнями из почти вертикальных тонких плит. В этом мы убедились во время восхождения на  Северный Аксаут.

Средний Аксаут по своему расположению не имеет логически целесообразного самостоятельного подступа.

Траверс Аксаута представляет, несомненно, одну из труднейших спортивных проблем Западного Кавказа. Можно рассматривать два основных варианта полного траверса. Один — с перевала Хамурза через Малый и Восточный Аксауты, Узловую, Среднюю, Главную вершины, со спуском по Главному хребту на Аксаутский перевал. Для облегчения возможен спуск: на юг по пути II категории, этот маршрут, по-видимому, легче проходить в обратном направлении, с запада на восток.

Другой вариант — с седловины между Северным и Вторым Северным Аксаутом, через Второй Северный Аксаут, Узловую, Средний и Главный Аксаут, со спуском на Акеаутcкий перевал или на юг.   Этот маршрут можно изменить — подступ по северо-восточному контрфорсу через Северо-восточный Аксаут. Траверс северного ребра безусловно легче в обратном направлении, с юга на север.

Каждый из описанных траверсов Аксаута потребует не менее семи дней, при условии предварительной заброски снаряжения, питания, и представит рекордную трудность.

По словам В. Буданова, наиболее трудной частью пройденного им участка траверса Аксаута являлась «пила» между Восточным  Аксаутом и Узловой, состоящая из многочисленных, больших и весьма трудных «жандармов», а также гладкие стены при подходе к Узловой. Наиболее серьезным препятствием на дальнейшем пути можно считать северную стену Среднего Аксаута, представляющую собой гладкую отвесную плиту. Она была причиной отказа группы ленинградцев от продолжения траверса в 1948 г., заставив их спуститься на юг.

Исходя из общей структуры массива, а также судя по снимкам, сделанным с Кара-каи и Братцев, можно предположить, что подобная же стена ожидает траверcантов при последнем штурме Главного Аксаута. При подъеме на Аксаут по северному ребру таких стен может встретиться несколько.

Если начинать траверс с Аксаутского перевала, следует иметь в виду, что на пути к Главной вершине Аксаута встретится большой отвесный скальный участок, однако о характере скал на этом участке никаких сведений нет.

Узел Братцы

Название «Братцы» я дал несколько лет назад красивой раздвоенной вершине, поднимающейся из самой середины громадной ледниковой котловины между массивами Кара-каи и Аксаута.

Наше внимание было привлечено к Братцам, как объекту первого тренировочного восхождения в начале сезона 1949 г. и, главным образом, как к кругозорному пункту с совершенно исключительной панорамой Главного хребта, от Аксаута до Кара-каи.

Главная вершина Братцев — южная — находится в 1,5 км от водораздельного гребня Главного хребта. Перемычка, связывающая Братцы с Главным хребтом и названная нами «хребтом Братцев», не имеет значительных понижений и включает две самостоятельные остроконечные скальные вершины. В точке примыкания хребта Братцев к Главному хребту подымается Узловая вершина, в виде широкой скальной стены, покрытой массивным снежником. Ее массив тянется более чем на 1 000 м вдоль Главного хребта, от Аксаутcкого до Западно-Аксаутского перевала. Таким образом, в узел Братцев входят следующие вершины:

1)   Братцы Северная................   3 360 м

2)   Братцы Главная...................   3 400 »

3)    Безымянная Северная........   3 350 »

4)   Безымянная Южная.............   3 430 »

5)   Снежная Узловая.................   3 450 »

Высоты определены тригонометрически, с погрешностью не более 10 м. На Братцев Главную мы совершили первовосхождение в 1949 г. (II-Б). Трудность остальных вершин узла, по-видимому, того же порядка (восхождения на них не совершались).

Восхождения на Братцы и Северный Аксаут

15 июля задолго до восхода солнца наша группа из восьми человек начала переправляться вброд через многочисленные рукава Аксаута против впадения в него Китче-теберды. После сорокаминутных скитаний по колена в ледяной воде, мы двинулись вверх по левому берегу Аксаута.

Здесь река часто подмывает крутые склоны массива Кара-кая, покрытые поваленным весенними лавинами лесом. Пробираться с тяжелыми рюкзаками по такой местности очень трудно.

Через 2,5 часа после выхода с бивуака мы переправились по камням через р. Каракайку. (Впоследствии, когда нами были устроены переправы через Джаловчатский каньон и р. Аксаут выше ее слияния с Джаловчатом, до этого места можно было дойти за час, включая и переправы — правый берег Аксаута легко проходим).

Дальнейший путь пролегал по полянам, покрытым густой травой выше человеческого роста. Под ногами попадались невидимые глазу крупные камни, двигаться было бы довольно тяжело, если бы не тропы, протоптанные медведями во всех направлениях. Выше по Аксауту дорога стала хуже; стараясь придерживаться галечной поймы реки, мы были вынуждены постоянно подниматься по крутым обрывистым берегам, углубляясь в заросли карликовой альпийской березы, растущей здесь почти горизонтально.

Нас выручил снежный мост через Аксаут, которым мы воспользовались для перехода на правый берег. Двигаясь по его каменистым моренам вверх по ущелью, мы вышли на засоренный камнями язык Аксаутского ледника и приблизились к средней части крутого ледопада, пересекавшего ледник во всю его ширину.

Уступы ледопада все круче. Становится ясно, что в этом весьма трудном ледопаде вести сразу всю группу нельзя. Выделяем для разведки пути А. Романовича и К.Туманова, а группа спускается на левобережную морену у подножия Братцев.

Вернувшиеся разведчики сообщают, что, пытаясь подойти к бараньим лбам правого берега, они встретили большие трещины с сераками. Кроме того, крутые бараньи лбы, находившиеся под обстрелом камнепадов и ледяных обвалов с висящего над ними Северно-Аксаутского ледника, не вызывали желания познакомиться с ними поближе. Вторая разведка в направлении левого берега была удачнее: удалось найти обход по скалам Братцев. Ночевали мы на морене (2 380 м).

Утром было принято решение штурмовать Братцы. Подойдя по осыпям к скалам, мы начали подъем по крутому скальному жолобу. Поднявшись от бивуака метров на сто «в лоб», мы вышли на систему наклонных скально-травяных полок, пересекавших скалы над ледопадом. В одном месте наш путь преградил небольшой водопад, после которого мы перешли на довольно крутой снежный склон. Продолжая подъем с траверсированием снежников у подножия Братцев и двигаясь все время на юг, мы вышли, наконец, в верхний цирк Аксаутского ледника. Прямо перед нами посредине цирка, несколько ближе к Братцам, виднелась пологая моренная площадка, пересеченная ручьем и чрезвычайно удобная для бивуака (2 800 м). Это место, несомненно, лучшее для бивуака при любых восхождениях из верхнего цирка Аксаутского ледника. Хорошо изучив путь, тренированная группа может подняться сюда из долины Аксаута за один день.

Оставив часть одежды и кошки на морене, группа двинулась вверх на северо-запад в направлении вершины Братцы. Путь шел сначала по крутому снежному конусу, затем переходил на легкие скалы, представлявшие, однако, опасность для большой группы обилием свободно лежащих камней. Скалы становились все круче, ближе к вершине подъем стал отвесным. Траверсируя скальную стену вправо, мы вышли к подножию камина, ведущего к вершине.

Трудность взятой вершины II-Б, высота 3 400 м. Панорама удивительно хороша! Аксаут повис над белыми льдами, врезаясь в небо вереницей черных зубцов, напротив него из моря клубящихся облаков вздымаются башни Кара-каи. На севере виден Северный Братец, на юге сгрудились зубцы хребта Братцев. Несмотря на большое расстояние, ясно виден сложенный рукой человека тур из камней на Малом Мapyxe. Это — одна из немногих, окружающих нас вершин, на которую ступала нога восходителя.

Пребывание на вершине очень много дало для изучения Аксаута, хребта Братцев, групп Маруха и Кара-каи.

Спуск к бивуаку «2 380» затянулся до полной темноты. Следующий день был употреблен на переноску бивуака в верхний цирк и на отдых. Рано утром 18 июля наша группа пересекла верхний цирк Аксаутского ледника в северо-восточном направлении, и, поднявшись на высокую правобережную морену, оказалась на висячем Северно-Аксаутском леднике.

Продолжая двигаться на северо-восток, мы поднимались к скалам Нижнего Аксаута. Ледник пересечен большими трещинами, но направление их было благоприятно. В средней части ледника пришлось рассредоточиться, так как висевший над нами на скалах уступ ледника угрожал обвалом.

Недалеко от перевала, после крутого подъема, путь преградила подгорная трещина, пересекавшая весь висячий ледник.

Высшая точка Северно-Аксаутского перевала (3270 м) представляет собой выпуклый снежник; на востоке из него выступает водораздельный скальный гребешок, на котором мы с трудом устроили площадки для двух палаток.

За водой пришлось ходить вниз по скалам, круто обрывавшимся на восток к небольшому снежнику.

В этот же день мы совершили восхождение на Северный Аксаут. От этой вершины отходят на север два слабо разделенных гребня, один из которых, более трудный, составляет продолжение перевального гребня, другой спадает несколько западнее, мимо перевала. Мы выбрали второй из них. Для выхода на него пришлось траверсировать с перевала крутой фирновый жолоб над висячим Северно-Аксаутским ледником, выбивая ногами ступеньки на протяжении примерно трех веревок, при тщательной страховке через ледоруб.

Самой трудной частью восхождения был последний вершинный гребень, образующий сильный отрицательный уклон в сторону Джалогачатского ледника и состоящий из гладких, ненадежных, почти вертикальных плит.

Трудность Северного Аксаута мы расценили в III-А, трудность перевала — II-Б. Вероятная трудность Нижнего Аксаута через этот перевал — II-А. Не исключена (возможность найти более легкие подступы к Нижнему Аксауту, но следует иметь в виду, что от своей северной предвершины он отделен глубоким и крутым провалом, могущим представить серьезное препятствие при восхождении с севера.

Переночевав на перевале, приступили к спуску по сыпучим скалам. Мы держались правее скал, чтобы не попасть под обвалы с висячего снежника — Нижнего Аксаута. По мере спуска, скалы становились круче, образовав, наконец, пояс отвесных, довольно гладких стен с отрицательным уклоном внизу. Здесь пришлось спускаться по веревке к краевой трещине, а затем по снежному мостику выбираться на поверхность снежника.

Дальнейший путь на кошках по крутому узкому леднику, забитому снегом от лавин, при менее благоприятной погоде может быть очень опасен, если не вовсе непроходим. Преодолев с рубкой ступенек несколько сераков и лавируя между трещинами, мы вышли на ледниковую террасу, по которой пришлось пройти около полукилометра на юго-восток в обход лежавших ниже ледопадов и скал. По крутому ледяному склону мы спустились на ровный лед главного русла Джаловчатского ледника, где с большим наслаждением сняли кошки и лишнюю теплую одежду. К ночи были уже в долине Аксаута, закончив первый разведывательно-тренировочный поход сезона.

Узел Марух-баши

Узлом Марух-баши мы называем группу вершин, окруженную ледниками — Южно-Каракайским, Западно-Аксаутским, Южно-Марухским и двумя небольшими безымянными ледниками южного склона. Главная вершина группы — Марух-баши.

Вершины   узла

1.  Малый Марух - 3480 м

2.  Безымянная - 3450 м

3.  Марух-кая - 3700 м

4.  Марух-баши Главная -  3790 м

5.  Западный Марух - 3490 м

Высоты определены мною тригонометрически при восхождении на Братцы и вершины группы Кара-кая. Все вершины узла, кроме Западного Маруха, лежат на водораздельной линии Главного хребта.

Малый Марух — самая южная из вершин узла. Закономерным путем на нее из Аксаута должен быть Западно-Аксаутский ледник, вероятная трудность 1-Б.

Далее в хребте находится скальная Безымянная вершина, не выше II категории трудности.

Марух-кая — красивая скальная вершина. На нее возможно несколько вариантов пути, в том числе с юга и с севера по Главному хребту и по восточному контрфорсу. Ориентировочная трудность от II до III категории. Путь с севера на Марух-кая лежит через довольно трудную седловину, не пройденный еще Марухкайский перевал через Главный хребет на Чхалту (не ниже II категории).

Все перечисленные вершины, несомненно, имеют подступы со стороны Чхалты, но достаточных сведений о склонах, противоположных Аксаутскому бассейну, я не имею.

Наиболее интересной вершиной узла является Марух-баши. Самый легкий из известных путей на нее (II-Б), по которому, по-видимому, и было совершено первовосхождение, проходит по западному гребню, связывающему вершину с Западным Марухом. Выход на гребень возможен с Южно-Марухского ледника.

Водораздельная линия Главного хребта от главной вершины Марух-баши переходит   на   массив   Кара-каи через Южно-Каракайский перевал, не образуя на северной стене пирамиды Марух-баши значительного гребня. Слабо выраженный контрфорс с перевала был использован нашей группой в 1949 г. для восхождения на Марух-баши (III-Б категория) (Данное восхождение расценено Классификационной комиссией — IV-A. — Ред.). Вершина не имеет восточных гребней, хотя северо-восточный контрфорс, поднимающийся из цирка Южно-Каракайского притока Западно-Аксаутского ледника, может быть использован для восхождения (III категория). Наконец, с юга по Главному хребту возможно восхождение на Марух-баши через Марухкайский перевал (примерно II категории). Вершина Западный Марух еще не взята. Трудность восхождения на нее с Южно-Марухского ледника и далее по восточному гребню, вероятно, II категории.

 

Узел Кара-кая

В узле Кара-кая широкой известностью пользуется Главная вершина Кара-каи, одна из высочайших на Западном Кавказе, одиноко возвышающаяся к западу от Аксаута. Обращенная к Домбайскому району юго-восточная сторона этой, в общем чрезвычайно недоступной башни, оказалась удивительно легко проходимой, что и позволило более десяти лет тому назад трем группам совершить восхождения на Главную Кара-каю.

В 1940 г., проходя через перевалы Хутый, Халега и Марухский на Чхалту с группой школы инструкторов ЦДКА и обойдя, таким образом, массив Кара-каи с севера и с запада, хотя и на значительном расстоянии, я обратил внимание на целый ряд неизвестных вершин, большей частью мало уступающих по высоте Кара-кае и Марух-баши. Тогда же и возникла у меня идея обхода массива Кара-каи в непосредственной близости для выяснения орографии этого сложного узла, но осуществить ее удалось только в 1946 г. с группой значкистов лагеря «Наука». При этом были открыты перевалы: Южно-Каракайский (II-А), Западно-Каракайский (I-Б) и Северно-Каракайский (I-Б).

Более подробно мы изучали вершины Каракайского массива в следующие годы. В 1947 г., при проведении альпиниады Московского   университета,   мы   совершили первовосхождение на самую северную вершину узла, названную нами Северно-Каракайской пилой (II-А, при условии траверса до седловины перед Главной Кара-каей — III-А).

Тогда же мы вдвоем с Н. Булгаковым совершили первовосхождение на Главную Кара-каю с севера. Этот путь IV-Б категории (оценка III-Б, каким-то образом попавшая в классификационную таблицу, является совершенно очевидным недоразумением).

Окончательно разобраться в Каракайском узле удалось лишь в 1949 г., когда нами были взяты вершины — Западная Кара-кая с запада (II-А), Двуушка Главная (Узловая Kapa-кая) с юга (Ш-А) и совершен полный траверс Главной Кара-каи через Северную пилу со спуском на юг (IV-Б).

Массив Кара-кая имеет большую протяженность и включает несколько вершин, значительно отдаленных одна от другой. Вот список этих вершин.

1.  Северно-Каракайская пила - 3480 м

2.  Кара-кая Главная - 3890 м

3.  Прото-кая - 3740 м

4.  Дейто-кая - 3760 м

5.  Двуушка Восточная - 3610 м

6.  Двуушка Главная (Узловая Кара-кая) - 33620 м

7.  Кара-кая  Западная -3570 м

Высоты Западной Кара-каи и Главной Двуушки определены тщательной барометрической нивелировкой, остальных вершин—фотозаcечками. Наибольшая вероятная ошибка измерения во всех случаях не превышала ± 10 метров.

Собственно водораздельная линия Главного хребта проходит от Марух-баши через Главную Двуушку и Западную Кара-каю к Западно-Каракайокому перевалу. Остальные вершины массива, включая и главную, лежат вне Главного хребта, в его отроге, разделяющем долины Аксаута и Маруха.

Вершины — Прото-кая, Дейто-кая и Восточная Двуушка еще не взяты. Восточная Двуушка может быть взята с траверсированием Узловой, с преодолением разделяющего эти вершины провала или с юга из верхнего цирка Южно-Каракайского ледника (в обоих случаях не ниже III категории). Дейто-кая, эффектная остроконечная башня, может быть взята по юго-восточному ребру с Южно-Каракайского ледника (не ниже Ш-Б категории). Прото-кая не имеет достаточно безопасных самостоятельных подступов, единственный возможный путь — большой юго-восточный жолоб со снежным лавинным полем наверху, слишком камне- и лавиноопасен. В этом мы убедились, посетив его истоки у седловины между Прото-каей и Главной вершиной во время траверса последней. Все седловины между вершинами недоступны снизу. Все вершины Каракайского узла образуют отвесную подковообразную стеку, охватывающую верхний цирк Северного Марухского ледника. Любое восхождение по этой стене, за исключением Северно-Каракайской пилы, не ниже V категории.

Полный траверс Каракайского узла, от Северного до Западного Каракайского перевала, несомненно, имеет рекордную трудность. Наиболее серьезные препятствия на пути — провалы и «жандармы» на перемычке Двуушка — Западная Кара-кая. Для этого траверса, продолжительностью до 7 дней, следует предварительно забросить продукты и горючее на Главную Кара-каю и Двуушку.

 

Восхождения в узлах Кара-кая и Марух-баши

В полдень 26 июля 1949 г. семь участников нашей группы вышли из лагеря у устья Китче-теберды в поход, план которого включал восхождения на Западную Кара-каю, Марух-баши и Двуушку.

Не желая преодолевать брода через Аксаут, мы поднялись по правому берегу вверх по долине и, использовав устроенную нами ранее канатную переправу через Джаловчатский каньон и сосну, поваленную над руслом Аксаута, начали подъем вдоль правого берега речки Каракайки, то продираясь через кусты, то прыгая с камня на камень над каскадами водопада. Перебравшись на левый берег по каменным глыбам, мы начали весьма крутой подъем по травяной лощине, постепенно отходя от потока, а затем идя по склону, заросшему карликовыми соснами, и березами.

Далее наш путь пролегал по лугам на запад, где ущелье замыкалось скальной стеной Кара-каи. Когда мы приблизились к языку ледника, наступил вечер.

Переночевав на заросших травой старых моренах (2 590 м), с рассветом мы двинулись дальше, вдоль северных (орографически левых) морен ледника по узким снежникам к небольшому снежному цирку, в который впадал ручей. Поднявшись по снежнику, мы вышли в русло ручья, который вскоре вывел нас на другой, меньший ледник, стекающий с перевала. Ясно выраженная перевальная точка, зажатая между скалами Каракайской пилы и группой «жандармов», ориентирует направление подъема. Последние десятки метров проходим по мягким сыпучим скалам из черного шифера. Высота Северно-Каракайского перевала— 3 080 м, трудность типична для категории 1-Б. Непосредственно на перевале нет хороших бивуачных мест.

Преодолев большой надув снега, сразу за скальной перемычкой перевала, надеваем кошки и двигаемся вниз по довольно крутому открытому леднику, уклоняясь влево для обхода трещин.

Обширный цирк Северно-Марухского ледника (2 900 м) забит снегом, скрывающим трещины. На северо-запад от нас полого спадает очень широкий ледник, и далеко внизу, левее того места, где должен быть его язык, видны пологие плато Марухского перевала. С севера цирк ограничен высоким ровным гребнем из осыпей, на котором расположен перевал Халега.

С востока, юга и запада цирк охвачен подковой громадных гладких скальных стен с редкими прожилками натечного льда. У подножия стен снежные лавинные конусы пересечены подгорными трещинами. Далеко вверху на фоне неба многочисленные узкие провалы разделяют стену на остроконечные пики.

Это всё вершины Кара-кая. Отсюда и только отсюда можно охватить взглядом весь траверс Каракайского узла.

Обходим Западную Кара-каю, траверсируя снежники у ее подножия и продолжая постепенно спускаться, а затем поднимаемся в открывшуюся на юге снежную мульду, которая приводит нас к Западно-Каракайекому перевалу, у подножия массива Западной Кара-каи. На перевале (3 000 м) много удобных мест для палаток, рядом сбегает со скал ручей. Трудность перевала 1-Б. За ним на юге — глубокий провал, где лежит изломанный ледопадами   Южно-Марухский ледник. Над ледником — скальные обрывы Западного Маруха, с которых постоянно идут камнепады. Налево в истоках Южно-Марухского ледника видна седловина Южно-Каракайского перевала, гигантская расселина, образованная крутыми контрфорсами Марух-баши и Двуушки.

Заглянув под обрыв с перевала, я увидел совсем близко несколько крупных серых птиц, поднявшихся со звонким   курлыканьем.  Это — горные индейки,    улары.

Было только 11 часов утра, и мы решили сегодня штурмовать Западную Кара-каю. Оставив рюкзаки и кошки на перевале, начали подъем по легким скалам на восток. Вскоре над нами появилась отвесная стена темных скал, и мы траверсировали на север с подъемом террасу крупных осыпей, над которой лежал снежник. Выйдя на более легкое северо-западное ребро, продолжали подъем.

Весь массив здесь состоит из почти белого кристаллического камня; скалы стали круче. Далее мы оказались над отвесными скалами западного ребра, которые обходили в начале восхождения. Выйдя на вершинный гребень над фирном, мы повернули по острому гребню на восток и вскоре достигли вершины,

Кроме склона, по которому мы поднялись, вершина спадает во все стороны совершенно отвесными гладкими стенами. Вид с вершины много дал для изучения гребня Кара-каи и профиля Марух-баши, которые видны отсюда в новых ракурсах.

Утром следующего дня мы начали спуск на юг с перевала. Для этого нужно сначала траверсировать скалы по полкам на восток, а затем крутым скальным жалобой спускаться на ледник. Группам, проходящим Западно-Кара-кайский перевал с целью спуска, в долину Чхалты, следует иметь в виду, что ниже ледник пересечен трудным ледопадом, который следует обходить по скалам справа.

Надев кошки, мы повернули на восток и, маневрируя вверх по леднику, достигли подгорной трещины под перевалом. Легко перейдя трещину по снежному мосту, мы вышли на Южно-Каракайский перевал.

Остаток дня был употреблен на отдых и устройство бивуака на высоте 3 300 метров. Вода в изобилии имелась на перевале.

Утром 29 июля наша группа разделилась на две части. Четверка во главе с Ю. Широковым должна была штурмовать Марух-баши с севера. Так как для нее было невозможно закончить восхождение за один день, участники подготовились к холодному бивуаку. Вторая группа состояла из автора этих строк и А. Романовича. Нашей задачей было первовосхождение на Двуушку с юга. Тактику нашего восхождения было решено построить на быстроте, поэтому мы выходили легко одетыми, в тапочках, с молотком и крючьями. Обе группы вышли одновременно, взаимное наблюдение было основано на возможности звуковой и зрительной связи.

Наш путь на Двуушку начинался прямо вверх по крутым и сыпучим скалам средней трудности. Выше все чаще встречались отвесные участии трудных скал, где мы двигались, поочередно выходя вперед, что давало возможность реже менять позиции для страховки. Большого внимания требовало прохождение поясов отвесных сыпучих скал.

На этом восхождении мы еще раз убедились, как удобны тапочки при лазании по сухим скалам. Мы легко проходили места, которые показались бы весьма трудными, если бы участники группы  шли в ботинках на триконях. Этому способствовало обилие крутых наклонных плит, встречавшихся на пути, где, вероятно, пришлось бы забивать крючья.

Ближе к вершине склон принял форму круто поднимающегося гребня с несколькими «жандармами». Вот и вершина! За весь подъем, проходивший в хорошем темпе, мы не сделали ни одного продолжительного отдыха.

На фотографирование панорамы, тригонометрические засечки и записку истрачено ровно пять минут. Осмотрели гребни, идущие к Главной и Западной Кара-кае. «Восточное ухо» Двуушки торчало в нескольких десятках метрах немного ниже нас, отделенное провалом с отвесными стенами. Спуск на перевал закончили в пятом часу вечера. На половине спуска мы слышали слабо донесшееся  «ура»! — наши  товарищи достигли  вершины.

Восхождение на Главную Двуушку мы квалифицируем III-А. По трудности оно отчасти напоминает Переднюю Белала-каю по северному ребру, которое я проходил сравнительно недавно.

В середине следующего дня вернулись с Марух-баши наши товарищи, сильно утомленные трудностями скалолазания и бессонной ночью.

***

Вот что рассказывает участница восхождения на Марух-баши Г. Ильичева:

«После первых же шагов по скалам Маруха, мы поняли, что идти нужно очень осторожно вследствие сыпучести скал. Приходилось очень тщательно проверять каждый камень.

От соседних контрфорсов справа и слева наш путь отделяют широкие жолобы. По их гладким скалам время от времени со свистом, откуда-то сверху, проносятся камни.

Пологий гребень упирается в отвесную непроходимую стенку. Поэтому мы траверсируем вправо. Здесь скалы рассечены вертикальным полукамином. С большим напряжением поднимаемся по его гладким стенкам, используя трение. Потом переходим влево на отвесные скалы.

Несмотря на то, что обе «двойки» (Широков — Кост, Усачев — Ильичева) часто движутся параллельно, подъем идет медленно. Одна скальная стенка сменяет другую, идти можно только с переменной страховкой.

Собравшись вместе, мы внимательно просматриваем склоны Двуушки, по которым поднимаются наши товарищи. Но на крутых рыжих и серых скалах трудно разглядеть маленькую человеческую фигурку.

Очередная нависающая стенка преграждает путь. Широков отправляется на разведку обхода слева по наклонным плитам, но возвращается обратно... обхода слева нет. Теперь уже Усачев пробует обойти стенку справа. Через несколько минут слышим его спокойный голос: «Скверно, но пройти можно!». Действительно скверно: на скалах крутизной около 60° все, за что ни возьмешься, шатается. С удвоенной осторожностью выбираемся на гребень и, пройдя по нему несколько десятков метров, снова подходим к стенке. По крутым гладким плитам траверсируем к основанию узкого наклонного камина, прорезающего нависшую скалу. Медленно выбираемся по нему наверх. Каждая стенка кажется нам последней, но, поднявшись на нее, мы вновь и вновь видим впереди лишь очередной взлет гребня.

Плиты остались внизу, далее узкий гребень представляет собой нагромождение отдельных глыб. Местами он весь просвечивает насквозь.

Перед нами поднимается гладкая трехметровая отвесная скала. Упершись руками в стенку, самый высокий из нас — Усачев подставляет колено и плечо Широкову. Уцепившись за верхний край скалы, тот подтягивается на руках.

Выбравшись по веревке на верх стенки, мы видим очертания вершинного купола. Еще несколько десятков метров движения по узкому гребню и осыпям — и мы подходим к большому туру. Пять часов вечера. Для того, чтобы преодолеть 500 м по вертикали, потребовалось около 7 часов непрерывной напряженной работы.

Тщательные «раскопки» в туре и под ним приносят разочарование: ни банки, ни записки. Только между плитами сохранилось что-то, напоминающее следы истлевшей бумаги.

Спешить некуда, ночевка на гребне неизбежна, минут сорок отдыхаем на вершине. На юго-восток и на запад уходят очень острые, зазубренные, сыпучие, почти горизонтальные в верхней части гребни. На юг и юго-запад скалы круто обрываются вниз, в закрытую облаками долину Чхалты.

Теперь вниз! Быстро спускаемся до стенки, связываем веревки. Тридцатипятиметровый спуск по веревке приводит к камину. Спустившись по нему, выбираемся на сравнительно пологий участок гребня и после долгих поисков находим площадку для ночлега, величиной примерно с письменный стол, на которой полулежа можно разместиться вчетвером. Оборудуем холодный бивуак: забиваются крючья, расстилаются веревки. С большим энтузиазмом работает А. Кост — для него это будет первая холодная ночевка.

В 8 часов утра, несколько отогревшись, возобновляем спуск. Почти все время приходится спускаться сто веревке. На смену ночному холоду приходит жара, особенно неприятная тем, что на всем гребне нет ни капли воды, ни куска льда или снега. Вот уже видны внизу, на снежном плато перевала, фигуры наших товарищей. Вскоре мы начинаем с ними переговоры. Спуск до перевала занял у нас около 6 часов.

На всем пути от перевала до вершины и назад мы не видели следов человека (крючьев, необходимых на этом маршруте, обрывков репшнура и т. д.). Очевидно, до нас никто не поднимался на вершину Марух-баши по северному контрфорсу. Трудность восхождения мы оцениваем III-Б».

 

Траверс Кара-каи

7 августа 1949 г. наша группа в составе пяти человек вышла на траверс Кара-каи с бивуака на Красной горе у Северно-Каракайского перевала (3 080 м).

Красная гора — невысокий, проходимый во всех направлениях отрог Кара-каи, ограничивающий с севера верхний Северно-Каракайский ледник. Для нее характерны красноватые скалы с осыпями; это отличное место для палаточного лагеря; ниже находится маленькое озеро. Впервые это место было использовано нами для бивуака в 1947 г., когда было совершено первовосхождение на Кара-каю с севера. Теперь нам предстояло повторить это восхождение, продолжив его спуском с Главной вершины на юг. Моим заместителем был назначен А. Романович. Восхождение велось двумя связками: со мной шел К. Туманов, в связке Романовича — Л. Усачев и Ю. Широков.

Привожу ниже описание восхождения, составленное А. Романовичем.

«Спустившись с Красной горы по легким скалам в цирк ледника, мы перевалили на запад через седло Северно-Каракайского перевала и, перейдя небольшую краевую трещину между верхним фирном Марухского ледника и скалам пилы, начали подъем по несложным скалами траверсируя западный склон пилы. Миновав первую ее вершину, мы вышли сразу на седловину между нею и второй вершиной пилы. С седловины начинаются скалы средней трудности.

С главной — третьей вершины пилы (II-А) открывается вид на цепь остроконечных «жандармов» (зубья пилы), отвесно обрывающихся направо и налево. Над ними вздымается севернее ребро Кара-каи.

Первые два «жандарма» обходим справа по довольно трудным скалам. Затем следуют большие трудные «жандармы» с глубокими седловинами, требующие довольно напряженной работы с применением крючьев для страховки. Солнце зашло. Начинает темнеть. При сумеречном свете дотягиваем до последнего «жандарма» пилы. Опускаясь с него, находим старый крюк, забитый нами же в 1947 г. Ночуем на небольшой площадке над седловиной между пилой и северным ребром Главной вершины.

В 8 часов утра все готовы к выходу. Лазание «вверх-вниз» закончилось, крутое северное ребро ведет нас к Главной вершине Кара-каи. Однако до нее еще далеко, и главные трудности впереди.

От места ночевки продолжается лазание по крутым ломким скалам. Приходится соблюдать осторожность, чтобы не спустить камни на идущих ниже. Иногда второй связке приходится, спрятавшись под нависшими скалами, пережидать, пока первая минует опасное место. Но вот начинается самый трудный участок подъема.

Остроконечный гребень дальше имеет отрицательный уклон на запад и состоит из разобщенных плит различной величины. Требуется большая осторожность и тщательная страховка через уступы (на всем стометровом участке не удается забить ни одного крюка).

Круто поднимается вверх непроходимая стена, заканчивающаяся наклонным «ножом» из белого кварца. Предупрежденные Поповым, мы траверсируем метров на 20-25 влево и только после этого начинаем подъем по трудной стене. Ну и местечко: 60-70 м стены с общим уклоном не менее 70°, к тому же здесь довольно много ненадежных камней. Зацепки приходится выбирать особенно внимательно, забиваются крючья.

Наконец, стена пройдена, мы траверсируем вправо. Вот и «нож». Проходим по пятисантиметровой полочке отвесной стены, придерживаясь руками за острый гребень.

Дальше поднимается отвесная, а в верхней части нависающая стена большой башни. Стена рассечена в середине узкой трещиной, по которой в 1947 г. поднимались Попов с Булгаковым. Я выхожу сюда, но лезть по ней с рюкзаком не хочется. После долгого раздумья спускаюсь вниз и, сняв рюкзак, пробую подняться по более широкой трещине слева. Очень трудно, но физическое напряжение здесь меньше, чем при первом варианте. Вскоре вся группа собирается на вершине башни.

Теперь можно отдохнуть. За башней начинается вторая пила, но она легче первой; через час мы достигли Главной вершины. Пять часов вечера.

Вершина оказалась не очень удобной для ночлега: она представлялась снизу куполом, на самом деле — это неширокий гребень. Он сплошь усыпан камнями, оплавленными грозовыми разрядами.

Горизонт на востоке понемногу синеет. Синева распространяется выше, на востоке загораются звезды; свет круглого диска луны стал более ярким.

Солнце зашло. Лежащие далеко внизу облака похожи на море, вспененное и застывшее, освещенное серебристым светом луны. Могучими великанами стоят грозные вершины, пробившиеся сквозь облачный покров. На одной из вершин пятеро советских людей, добившихся своей цели. Есть от чего придти в хорошее настроение!

В восемь часов утра начали спуск на юго-запад по очень острому и ломкому, круто спадающему гребню. Через полчаса пришлось покинуть гребень и немного спуститься налево (небольшие, но острые и ломкие «жандармы» сильно затрудняли движение). Вскоре мы вышли к гладкой белой кварцевой стене, около 70 м высотой.

Пришлось, забивая крючья, устроить два тридцатипятиметровых спуска по веревке, траверсируя стену со страховкой на крюках. Обойдя несколько больших «жандармов», снова вышли на гребень.

К часу дня спустились к седловине между Главной вершиной Кара-каи и Прото-каей, узкому глубокому провалу с гладкими и отвесными стенами. Ее можно обойти по трудным скалам слева. Прямой спуск вниз на юг был очень труден. Отвесные сыпучие скалы, на которых было трудно найти трещину для крюка, приводили к крутому кулуару, собирающему все камни с гребней Главной вершины и Прото-каи.

Решено было траверсировать стену в восточном направлении. Ветер все чаще и чаще нагонял облака. Уже в сумерках мы увидели внизу снежник. На площадке около него уместилось только трое; обладателям спальных мешков пришлось ночевать на наклонных полочках, вися на крючьях. Лежа в палатке, мы наблюдали разыгравшуюся над Центральным Кавказом грозу.

Утром оказалось, что накануне, в тумане, мы протраверсировали дальше, чем следовало бы; контрфорс, намеченный для спуска, остался позади, и нам пришлось вернуться.  При выходе на него   неожиданно  попали на труднопроходимую стену. Спустившись по веревке, выходим на несложные скалы, но и здесь надо соблюдать осторожность. Один из нас наступил на казавшийся прочным камень. Он пополз вниз, увлекая за собой массу соседних. Быстрый прыжок, и альпинист вне опасности, а вниз в кулуар со страшным грохотом летит целый каменный поток.

Двухчасовой спуск по легким и средним по трудности скалам привел нас к скальной гряде, ограничивающей Восточно-Каракайский ледник. Еще один спуск по веревке, на этот раз на ледник. Отсутствие кошек и ледорубов затрудняет движение по крутому снегу, но все же через два часа мы выходим на травянистые склоны. Вечер застает нас в зеленой долине Аксаута.

Траверс Главной вершины Кара-каи с севера на юго-запад, пройденный за 5 дней (считая подходы), мы оцениваем как маршрут IV-Б категории трудности».

Особенностями района является незначительная высота, свойственная Западному Кавказу, чрезвычайное богатство скального рельефа, достаточно мощные и разнообразные в морфологическом отношении ледники, сосредоточенные на небольшом пространстве.

Заканчивая краткое описание наиболее интересных узлов Аксаутского района, автор полагает, что его труды и труды его товарищей по походам положат начало систематическому исследованию и спортивному освоению этого интереснейшего уголка Кавказа.

Дальнейшее развитие альпинизма в Аксауте пойдет по путям, свойственным всему советскому высокогорному спорту: пути массовых походов, исследовательских работ, рекордных достижений. Для каждого из них Аксаут открывает большие возможности.

В заключение нам хочется предостеречь от «гастрольных» вылазок на Аксаут с Домбайско-Алибекcких баз. Такие вылазки приводили к неудачам. Для серьезного, а не случайного успеха нужно базироваться в Аксаутской долине.

Категории   трудности

Маршруты Аксаутского   района, утвержденные   классификационной

комиссией.

Вершины (в скобках указаны категории, предложенные Н. М. Поповым).

1.  Джаловчат с запада — I-Б (П-Б).

2.  Джаловчат Малый с востока — II-А (II-Б).

3.  Братцы Главная — II-А (II-Б).

4.  Аксаут Северный II-Б (III-А).

5.  Кара-кая Западная— I-Б (II-А).

6.  Кара-кая Узловая — III-А (III-А).

7.  Кара-кая траверс — IV-A (IV -Б).

8.  Марух-баши — IV-A (III-Б).

П е р е в а л ы

1.  Каракайский южный — I-Б (II-А).

2.  Аксаутский северный — II-А (II-Б).

Остальные вершины и перевалы, упоминающиеся автором, остались не классифицированными. — Прим. ред.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru