Снаряжение, оборудование и питание альпинистов



Снаряжение, оборудование и питание альпинистов

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Гарф Б., Кропф Ф. Альпинизм за рубежом. ФиС, Москва, 1957 г. 

 

Снаряжение, оборудование и питание альпинистов

Вопросам специального снаряжения альпиниста уделяется за рубежом большое внимание.

Сотни различных фирм, конкурируя друг с другом, продают различные модели индивидуального и группового снаряжения, одежды, обуви. Поставщиками чаще всего являются кустарные артели и небольшие заводы, вернее мастерские. В связи с этим стоимость альпинистского снаряжения значительна. Однако качество снаряжения и оборудования высокое. Тщательно исследуется и выбирается наиболее целесообразная модель того или иного предмета снаряжения, детально разрабатывается технологический процесс изготовления, который затем строго соблюдается, производится строгий контроль готовых изделий. В производстве альпинистского снаряжения нашло свое отражение общее развитие техники. Широко применяются легкие сплавы, высоколегированные стали (например, хромомолибденовая), пластмассы, искусственное волокно типа нейлон и т. п.

Знакомство с последними достижениями Запада в области производства альпинистского снаряжения должно представлять интерес не только для многочисленных советских альпинистов, но и для тех организаций, которые должны снабжать советских альпинистов разнообразным и высококачественным снаряжением и которые, к сожалению, недостаточно еще справляются с этими обязанностями. Особое значение приобретает вопрос снаряжения в связи с интенсивным развитием высотного альпинизма. В любой гималайской экспедиции вопросы снаряжения играют огромную роль, и им придается первостепенное значение. В качестве примера укажем, что при подготовке английской экспедиции 1953 г. на Эверест в разработке снаряжения участвовали не только многочисленные фирмы, но и ряд научно-исследовательских институтов, в том числе такие крупные организации, как Арктический институт, Институт питания, Центральная исследовательская база Военно-Воздушных Сил в Фарнборо и т. п.

Опытные образцы снаряжения подвергаются длительным испытаниям в лабораторных условиях. Металлические изделия проверяют на статическую и динамическую прочность, деформацию, усталость, устойчивость против коррозии. Палатки, предметы одежды проверяются на прочность, влагонепроницаемость, действие высоких и низких температур. При этом используется весь арсенал современной экспериментальной техники (барокамеры, аэродинамические трубы, термостаты, камеры с искусственным климатом и т. п.).

Однако этого еще недостаточно. Выпущенные образцы должны пройти длительные испытания в естественных условиях. Так, например, перед последней экспедицией на Эверест англичане в декабре 1952 г. провели сравнительные испытания многочисленных образцов одежды, обуви, палаток, спальных мешков и пр. на перевале Юнгфрау-Йох в Швейцарии. Внешние условия во время испытаний (за исключением высоты) были примерно такие же, с какими пришлось встретиться английским альпинистам в мае 1953 г. на южной седловине Эвереста. Температура держалась около —25, —28° С, и часто свирепствовала пурга. Альпинисты каждый день менялись штурмовками, пуховыми костюмами, спальными мешками, носили на каждой ноге по ботинку различного типа и каждый вечер сравнивали свои записи.

Наконец экспедиция под руководством Э. Шиптона на Чо-Ойю (см. главу II) имела основной своей целью испытание снаряжения в естественных высотных условиях и в этом отношении являлась как бы репетицией перед штурмом Эвереста.

Такой же серьезный подход к вопросам снаряжения наблюдается и у большинства других гималайских экспедиций, однако британская экспедиция 1953 г. может служить в этом отношении образцом.

В настоящей, небольшой по объему книжке мы лишены возможности подробно осветить все вопросы альпинистского снаряжения и оборудования, применяемого за рубежом. Кроме того, никакое описание, конечно, не дает и десятой доли того, что может дать непосредственное практическое ознакомление с наилучшими образцами зарубежного альпинистского снаряжения.

Приводим краткое описание основного снаряжения, применяемого за рубежом.

 

СНАРЯЖЕНИЕ 

Крючья. В настоящее время при прохождении исключительно сложных стенных маршрутов в Альпах крючья применяются едва ли не сотнями. Здесь уместно напомнить нашим организациям, изготовляющим альпинистское металлическое снаряжение, что скальные крючья не должны быть стандартными. Бесконечное разнообразие трещин, которые могут встретиться на пути восходителя, требует наличия столь же разнообразного ассортимента крючьев. Если же восходитель будет вооружен лишь стандартными крючьями, например нашего типа «Л», то вряд ли он сможет воспользоваться ими на более или менее сложном маршруте. Не случайно квалифицированные альпинисты предпочитают изготовлять себе кустарным способом разнообразные скальные крючья.

Рис. 40. Металлическое снаряжение.

 

За рубежом, кроме обычных вертикальных и горизонтальных крючьев различной длины, ширины, толщины, применяются сверхширокие «лепестковые» крючья (см. рис. 40, а и б), а также так называемые универсальные крючья (см. рис. 40, г), применяемые как для вертикальных, так и для горизонтальных трещин.

У вертикальных крючьев имеется упор, увеличивающий надежность забитого крюка (см. рис. 40, в). Все скальные крючья для обычных трещин изготовляются из мягкой стали. Для использования широких трещин часто применяются дюралевые крючья, сходные с ледовыми.

На рис. 40, д показано применение в широкой трещине стального горизонтального крюка «1» в качестве распора для основного дюралевого крюка «2».

На сложных маршрутах для более широких трещин часто применяются деревянные клинья (рис. 41, а). Такие клинья из твердой породы (дуб, ясень) могут использоваться самостоятельно для страховки как искусственные точки опоры (рис. 41, б) или же в комбинации с дюралевым крюком (рис. 41, в).

Рис. 41. Деревянные клинья. 

Наконец в тех случаях, когда предстоит преодолеть абсолютно гладкий скальный участок, лишенный каких-либо трещин для забивки крюка, используются так называемые расширяющиеся крючья (рис. 42). В этом случае в скале с помощью шлямбура выдалбливается отверстие, в которое вбивается разрезная втулка «в». Цилиндрический хвостовик крюка «а», плотно входящий во втулку «в», имеет прорезь, в которую вкладывается клин «б». При забивке крюка клин входит в прорезь хвостовика и раздвигает его. Хвостовик, в свою очередь, распирает втулку «в». Возникает трение, достаточное для обеспечения надежной страховки. На рис. 42, г и д показано применение расширяющихся крючьев для страховки и в качестве искусственной точки опоры.

Рис. 42. Расширяющиеся крючья.

 

Карабины. Конструкция карабинов, с тех пор как они стали применяться впервые, изменилась сравнительно мало. Стремясь к уменьшению веса, для карабинов начали применять легированную сталь или же высокопрочные сорта дюраля. Наиболее удобной считается форма карабина, изображенная на рис. 40 е (у нас этот тип карабина известен как карабин Раковского). Такой карабин с успехом может быть использован не только для страховки, но и в качестве искусственной точки опоры для руки.

Скальные молотки. Кроме обычных скальных молотков, на сложных маршрутах употребляются также утяжеленные молотки (рис. 40, ж), применение которых облегчает трудоемкий процесс забивки крючьев и особенно выдалбливания отверстии для расширяющихся крючьев.

Ледорубы. В высотных восхождениях, а также в обычных снежно-ледовых восхождениях альпийского масштаба применяются ледорубы обычной конструкции. Облегчение достигается уменьшением сечений за счет применения стали высокой прочности для головки и отборного, высококачественного дерева для рукоятки. На сложных стенных маршрутах обычный ледоруб заменяется складным ледорубом или «айсбайлем».

Кошки. Конструкция кошек также мало изменилась. Применяются обычные десятизубые кошки, а для преодоления особо крутых склонов — двенадцатизубые. Уменьшение веса достигается применением легированной стали, а в отдельных случаях и дюраля. Дюралевые кошки использовались в высотных экспедициях, например на Чо-Ойю в 1954 г. Для экспедиции 1953 г. англичане заказали в Швейцарии особо облегченные кошки. Вероятно, в данном случае фирма-изготовитель перестаралась и чрезмерно уменьшила прочность, так как руководитель экспедиции Д. Хант упоминает о том, что во время транспортных работ на леднике Кхумбу было сломано 12 пар кошек.

Стремена. На рис. 43 изображены стремена, широко применяемые в настоящее время при прохождении отвесных и нависающих скальных участков. Такое стремя представляет собой короткую веревочную лестницу из нейлонового шнура диаметром 5 мм с дюралевыми перекладинами.

Веревки. Вся применяемая в настоящее время веревка изготовляется только из нейлона. Следует отметить, что зарубежные альпинисты применяют веревку меньшего диаметра, чем это принято у нас. Диаметр основной веревки, служащей для страховки, не превышает 8,5 мм (у нас применяется веревка не менее 12 мм). Репшнур имеет 5 мм в диаметре. Такое облегчение веревки не лишено основания. При срыве на скальных участках с крутизной менее 60—70°, а также на крутых снежных и ледовых склонах никогда не возникает динамического усилия, способного порвать даже 8-миллиметровую веревку.

На отвесных стенах, где возможно свободное падение, применяется двойная система страховки (см. рис. I). При этом считается, что скорее вылетит плохо забитый крюк (а забить его надежно часто не представляется возможным), чем разорвется веревка. Поэтому и применяется двойная страховка. Такая система полностью оправдала себя на практике.

Рис. 43. Применение стремени как искусственной опоры

 

Палатки. Конструкция, размер и материал палаток зависят от характера намечаемого маршрута. Для стенных восхождений применяется палатка Здарского (именуемая у нас палатка-мешок). Это вполне естественно, так как на таких маршрутах расставить обычную палатку, как правило, невозможно. Палатка Здарского должна быть ветронепроницаема и обладать минимальным весом. Обычно материалом служит нейлон, отличающийся высокой прочностью при малом весе. Пропитка различными составами (например, мистоленом) придает материалу водонепроницаемость. Вес палатки Здарского на двух человек не превышает 400—600 г. Прочность палатки для высотных восхождений должна быть значительно выше, так как ей приходится выдерживать ветер ураганной силы. Очень важна ветронепроницаемость ткани и такая конструкция палатки, которая обеспечила бы максимальное сохранение тепла. На рис. 44 изображено несколько типов палаток, применявшихся в высотных экспедициях.

Предшествующий опыт многочисленных экспедиций на Эверест и другие восьмитысячники был полностью учтен британскими альпинистами при выборе типа палаток для экспедиции 1953 г. Наиболее пригодной для высотных лагерей оказалась обычная гималайская палатка типа «Мид», по форме сходная с нашей «памиркой», но несколько большего размера. Расставляется она на специальном каркасе из дюралевых труб. Вход в палатку делается в виде цилиндрического рукава, вшитого в торцевую стенку палатки. Это позволяет, перевязав рукав, наглухо закрыть палатку и предотвратить проникновение в нее мелкой снежной пыли. Вход делается с двух сторон, так что, поставив палатки торцами вплотную друг к другу, можно переходить из одной в другую. Для облегчения входа в палатку англичане окантовали матерчатый рукав кольцом из рояльной проволоки. Во всех верхних лагерях (свыше 6000 м) в палатках устраиваются дополнительные внутренние стенки. Весят эти стенки немного, но наличие их повышает температуру в палатках на 4°. Общий вес двухместной палатки типа «Мид» — 6,8 кг. Во многих экспедициях применялись более легкие палатки. Так, например, в экспедиции 1953 г. на Нанга-Парбат использовались штурмовые двухместные палатки весом всего лишь в 900 г. Англичане в 1953 г. также взяли с собой для верхних лагерей несколько облегченных палаток весом в 3—3,5 кг. Однако стремление к комфорту привело к тому, что более легкие, но более тесные и холодные палатки применения себе не нашли.

Рис. 44. Различные типы палаток.

 

Вторым типом палаток, применяемых в высотных экспедициях, является многоместная палатка пирамидальной формы, служащая в базовых лагерях своего рода кают-компанией. В таких палатках обычно едят, устраивают совещания, помещают в случае необходимости заболевшего. В экспедиции 1953 г. на Эверест было два вида таких палаток: пятиместные (одна из которых была на южной седловине) и двенадцатиместные. Последние построены по типу армейских арктических палаток и весили 37 кг.

Больше всего внимания было уделено выбору материала для палаток. В этом большое участие приняли исследовательские организации военного ведомства. После многочисленных испытаний была выбрана ткань с хлопчатобумажной основой и нейлоновым утком. При весе всего в 160 г/м2 она обладала высокой прочностью. Продувка образцов в аэродинамической трубе показала абсолютную ветронепроницаемость ткани при скорости воздушного потока до 160 км/час. Пропитка ткани «Мистоленом» делала ее влагонепроницаемой.

Более или менее аналогичные по типу палатки применялись в большинстве гималайских экспедиций. Следует отметить общую тенденцию к обеспечению максимального комфорта в базовых лагерях. Так, например, во время экспедиции на К-2 итальянцы спали в базовом лагере на раскладных кроватях, а пол в восьмиместных палатках был заменен ковром. Освещались палатки электричеством от специального движка.

Спальный мешок. Немалое значение при восхождении имеет спальный мешок. В Альпах спальные мешки в летних условиях, как правило, не применяются и используются лишь зимой. Спальные мешки делаются только пуховые с нейлоновым верхом, причем для нормальных альпийских условий вес спального мешка исключительно мал (600—1000 г).

Для высотных восхождений необходимы гораздо более теплые мешки. Для британской экспедиции 1953 г. мешки изготавливались в Канаде и Новой Зеландии. Каждый мешок состоял из двух отдельных частей — внутренней и внешней, из нейлоновой ткани и гагачьего пуха. Общий вес спального мешка равнялся примерно 4 кг. Спальный мешок такой конструкции хорошо сохранял тепло при температуре —25 —30°. Примерно такой же конструкции мешки применялись и в других высотных экспедициях. Немецкие пуховые мешки с шелковым верхом и застежками на молниях, применявшиеся на Нанга-Парбат, весили около 3 кг. На К-2 спальные мешки весили 3,4 кг. На Чо-Ойю — 3,2 кг.

Надувной матрац. Важной деталью бивуачного снаряжения является надувной матрац, который в нашей практике, к сожалению, вообще не применяется. Он незаменим для бивуаков, разбиваемых на снегу или льду, так как препятствует проникновению холода снизу. Совершенно необходим надувной матрац при высотных восхождениях. Надувной матрац образован рядом труб из прорезиненной материи, уложенных вплотную друг к другу. Особенно удобны двухъярусные матрацы, в которых трубки верхнего слоя входят в углубления между трубками нижнего слоя. Каждая трубка надувается отдельно с помощью легких мехов.

Рюкзак. Существует большое количество разнообразных моделей рюкзаков. Большинство их относится к так называемым станковым рюкзакам. Легкий станок (каркас) из стальных тонкостенных или же дюралевых трубок более равномерно распределяет нагрузку на тело альпиниста и значительно облегчает переноску груза. Однако на сложных стенных восхождениях, где часто приходится вытягивать рюкзак на веревке, рюкзак станкового типа мало пригоден. В этом случае употребляются обычные рюкзаки небольшого размера, совершенно гладкие, без наружных карманов или клапанов.

Очки. Очки-консервы делаются обычно из небьющегося и нетускнеющего органического стекла с защитной окраской. Дюралюминиевая оправа имеет овальную форму.

Большое распространение имеют легкие карманные высотомеры, особенно полезные в высотных экспедициях.

В отдельных случаях большое значение имеет специальное снаряжение, не употребляемое при обычных восхождениях. Так, при восхождении на К-2 большую роль для подъема грузов сыграла канатная дорога. В 1953 г. на ледопаде Кхумбу англичане применяли для преодоления громадных трещин специальные легкие дюралевые лестницы, составленные из отдельных, соединяемых между собой секций по 1,8 м длиной. Максимальная длина перекрываемого пролета равнялась 7 м. Хотя прогиб лестницы в середине был устрашающим, лестница выдерживала вес трех человек.

 

КИСЛОРОДНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ 

В течение долгого времени в зарубежных альпинистских кругах велась ожесточенная дискуссия: «допустимо ли со спортивно-этической точки зрения применение кислорода при восхождении на вершину? Нет ли тут некоторой аналогии, скажем, с посадкой на вершину горы на геликоптере?

К тому же многие считали, что человек способен достичь вершины Эвереста без помощи кислорода, и приводили в качестве подтверждения примеры Нортона, Соммервеля и других восходителей, достигших без кислорода значительной высоты (до 8500 м), или Оделя, проведшего несколько дней на высоте более 8000 м. Однако в настоящее время, на основании обширных физиологических исследований, проведенных в различных гималайских экспедициях, можно считать установленным, что никакая акклиматизация не может избавить человеческий организм от постепенного истощения и ослабления при пребывании на высотах более 7000 м. С каждым днем силы восходителя на этой высоте все более и более падают, и ко времени завершающего штурма восходитель уже настолько ослабевает, что преодоление последнего участка оказывается для него невозможным.

Единственным правильным решением является применение кислорода, причем не только во время движения, но и во время сна. Как мы уже ранее говорили, кислород впервые был применен на Эвересте Финчем и Брюсом в 1922 г. Слабый эффект, который дало в то время использование кислорода, следует объяснить прежде всего несовершенством кислородной аппаратуры. Аппараты (особенно баллоны) должны обладать минимальным весом на единицу производительности, вне зависимости от высоты, низкой температуры и т. п. Аппарат должен действовать безотказно, быть простым в обращении и не создавать неприятного ощущения удушья при вдыхании.

О том значении, которое придавалось англичанами кислородному оборудованию, свидетельствует тот факт, что при подготовке экспедиции был создан специальный орган, ведающий контролем за производством и испытанием кислородной аппаратуры. Англичанам удалось создать кислородную аппаратуру, оказавшуюся значительно лучше всех предшествующих моделей и сыгравшую решающую роль в победе над Эверестом.

Необходимо отметить, что в 1953 г. впервые кислородом пользовались во время сна на бивуаке. Тем самым предупреждалось то ослабление организма на большой высоте, о котором говорилось выше. Опыт показал, что альпинисты, применявшие «ночной» кислород, значительно лучше спали, хорошо отдыхали за ночь и утром чувствовали себя в хорошей форме.

Рис. 45. Кислородная аппаратура открытой системы

 

Все применявшиеся кислородные аппараты можно разделить на два основных типа:

В аппарате с открытой циркуляцией (рис. 45) альпинист вдыхает воздух, обогащенный кислородом, и выдыхает его в окружающую атмосферу. Кислород содержится в баллоне под давлением 230 атм. Оттуда через редукционный клапан он подается под номинальным давлением в 3 атм. и попадает по гибкому шлангу в коллектор с двумя выпускными патрубками. Применение различных коллекторов с двумя калиброванными отверстиями в каждом позволяет регулировать скорость подачи. Альпинист может использовать кислород со скоростями 2; 2,5; 3; 4; 5 и 6 литров в минуту. Экономайзер пропускает кислород только при вдохе, что исключает бесполезную утечку газа при выдохе. В начале вдоха в маске образуется небольшое разряжение, под действием которого открывается распределительный клапан экономайзера и кислород заполняет маску.

Рис. 46. Кислородная аппаратура закрытой системы

 

Полный комплект аппаратуры (без баллонов) весил около 3 кг. Вес каждого баллона из легкого сплава, емкостью 800 литров кислорода, равнялся примерно 5 кг.

В системе с закрытой циркуляцией (рис. 46) наружный воздух в аппарат не поступает. Альпинист вдыхает смесь с высоким содержанием кислорода непосредственно из дыхательной камеры. Выдох происходит через патрон с натронной известью, которая поглощает углекислоту и направляет использованный при дыхании кислород обратно в дыхательную камеру. Поглощенный альпинистом кислород возмещается из баллона через редукционный клапан. Для облегчения процесса дыхания особое внимание должно быть обращено на уменьшение гидравлических потерь в трубопроводе. Испытания, произведенные в 1953 г. с английскими аппаратами этого типа, показали, что потребное сверхдавление при выдохе не превышало 22 мм водяного столба, а при вдохе — 8 мм.

Преимущества и недостатки той или иной системы аппаратуры служили не раз предметом оживленных дискуссий.

Аппарат закрытого типа обладает значительно большей производительностью (иначе говоря, при том же весе он будет обеспечивать подачу кислорода более длительное время). Однако он менее надежен, чем аппарат открытого типа. В холодную погоду теплота, выделяющаяся в аппаратах закрытого типа, является положительным фактором. Она же является недостатком при ярком солнце и слабом ветре.

О физиологическом действии кислородного питания и одновременно о сравнительных характеристиках обеих упомянутых систем кислородной аппаратуры может дать некоторое представление следующая таблица (стр. 199) заимствованная из книги Д. Ханта «Восхождение на Эверест». В этой таблице приведены данные о скорости подъема различных групп на одном и том же участке от южной седловины до лагеря швейцарцев на юго-восточном гребне Эвереста, то есть примерно от 7900 до 8350 м.

Таблица наглядно показывает, что употребление кислорода приводит к резкому возрастанию скорости движения и что закрытый тип кислородной аппаратуры более эффективен, чем открытый.

Следует, однако, заметить, что опытный образец аппаратуры закрытого типа, примененный впервые экспедицией 1953 г. на Эверест, обладал еще, по-видимому, значительными недостатками. В последующих экспедициях применялись аппараты открытого типа, хотя экспедицией 1955 г. на Канченджангу руководил Эванс, участник 1-й штурмовой двойки на Эвересте, шедший тогда с закрытым аппаратом.

Для кислородного питания во время сна наиболее пригодным является аппарат открытого типа. Поступающий из баллона кислород делится в тройнике поровну на две маски, так что одним баллоном пользуются двое спящих при подаче, уменьшенной до 2 литров в минуту.

 

Таблица влияния кислородного питания на скорость подъема 

№ п/п

Группа

Тип кислородной аппаратуры

Скорость подъема, м/час

Общая нагрузка на каждого, кг

Примечание

1

Ламберт и Тенсинг,

1952 г.

Во время движения шли без кислорода (кислород применялся только при отдыхе)

72

Вырубали и вытаптывали в фирне ступени

2

Грегори, Лоу, Анг Ньима,

1953 г.

Открытый, подача

4 литра в минуту

130

18

3

Хант и Да Намгиал, 1953 г.

 

То же

 

150

 

22,5

Шли по готовым ступеням

 

4

 

Хиллари и Тенсинг (2-я штурмовая группа), 1953 г.

 

То же

 

 

190

 

18

 

То же

 

5

 

Эванс и Бурдиллон (1-я штурмовая группа), 1953 г.

 

 

Закрытый

 

285

 

23,5

 

Вырубали и вытаптывали в фирне ступени

 

 

РАДИОСВЯЗЬ 

В зарубежной литературе о радиосвязи в альпинизме написано очень мало. Весьма краткие сведения сообщены лишь в книге Д. Ханта «Восхождение на Эверест». В Альпах во время восхождений никакой связи не применяется. Это вызвано в первую очередь тем, что вспомогательных или наблюдательных групп при основной группе восходителей не бывает и, следовательно, не с кем держать связь. В высотных экспедициях радиооборудование, как правило, входит в номенклатуру снаряжения, которое экспедиция берет с собой. Однако оно используется далеко не в полной мере, а иногда даже не используется вовсе, как это имело место при восхождении на Аннапурну.

Небольшие портативные ультракоротковолновые рации использовались с успехом в ряде экспедиций для связи между промежуточными лагерями. Как известно, такие станции надежно работают на расстоянии до 10—15 км при условии прямой видимости между разговаривающими пунктами. Следует отметить, что чем выше лагерь, тем с меньшей охотой поднимают в него рацию (несмотря на то, что вес ее с питанием не более 3—4 кг), и в результате в штурмовом лагере, как правило, радиосвязи нет, не говоря уже о штурмовых группах, которые никогда еще не брали на вершину рацию.

Осуществляется также радиосвязь с внешним миром. Однако в большинстве случаев эта связь односторонняя, так как в экспедиции имеется только приемник, служащий для приема весьма необходимого ежедневного прогноза погоды. Мотивируя это обстоятельство, Д. Хант пишет, что наличие передатчика «ни в малейшей мере не могло бы способствовать успеху экспедиции и, кроме того, потребовало бы дополнительного включения в состав экспедиции радиста».

Недостаточное внимание к радиосвязи, и в первую очередь к обеспечению регулярной связи между лагерями и штурмовой группой, является существенным недостатком организации зарубежных высотных экспедиций.

 

ОДЕЖДА И ОБУВЬ 

Практика проведения всех высотных экспедиций показывает, что особое внимание должно быть обращено на защиту организма восходителя от низкой температуры.

Штормовые костюмы — брюки и куртка с капюшоном изготовляются обычно из нейлона. В британской экспедиции 1953 г. для штормовых костюмов применялась та же ткань, что и для палатки, с нейлоновой подкладкой. Общий вес костюма 2,6 кг. Под штормовой костюм надевались пуховые костюмы из гагачьего пуха и нейлоновой ткани. Далее следовали толстый свитер, два более тонких свитера, теплое шерстяное белье с начесом. Так выглядела, с незначительными отклонениями, одежда альпиниста в высотном лагере любой гималайской экспедиции.

Не менее сложна проблема защиты рук от холода. Обычно альпинисты на высотах более 7000 м надевают две-три пары рукавиц — шерстяные, пуховые, нейлоновые (ветронепроницаемые). Непосредственно на пальцы надеваются шелковые перчатки, позволяющие снять на короткое время рукавицы, чтобы выполнить какую-либо работу (завязать кошку, произвести фотосъемку и т. п.).

Что касается одежды, употребляемой при восхождениях в Альпах, она мало чем отличается от одежды, применяемой советскими альпинистами, за исключением того, что западноевропейские альпинисты не носят штормовых брюк. Обычно употребляются плотные габардиновые брюки и нейлоновая рубашка. Сверху надевается штормовка с капюшоном.

При зимних восхождениях берется почти столько же теплой одежды, сколько и при высотном восхождении, но часть ее переносится в рюкзаке и используется лишь на бивуаке, так как проходить отвесный стенной маршрут в пуховом костюме и нескольких свитерах, очевидно, невозможно.

Больше всего следует беречь от холода ноги. Неоднократные случаи обморожения, имевшие место в высотных экспедициях и зимних восхождениях, показали необходимость создания специальной высотной утепленной обуви.

Для обычных альпийских восхождений, совершаемых в летних условиях, применяются в настоящее время кожаные ботинки (рис. 47) с профилированной резиновой подошвой (типа «Вибрам»). Такая подошва успешно заменяет тяжелую оковку триконями, хорошо держит на скалах, снегу и скользит лишь на крутых ледовых склонах. На особо сложных скальных маршрутах применяются специальные скальные туфли с веревочной подошвой. К каким печальным последствиям может привести применение обычной альпинистской обуви для высотных восхождений, видно из истории восхождения на Аннапурну (см. главу II).

Прочность высотных ботинок не имеет большого значения, так как срок носки их весьма невелик, однако они должны быть достаточно жесткими, чтобы можно было прикреплять к ним кошки или выбивать носком ботинка ступени в фирне. Вес же играет большую роль, так как, по исследованиям английского физиолога Г. Паффа, принимавшего участие в экспедиции 1953 г., 1 кг веса на ногах вызывает такое же утомление, как 5 кг на плечах.

Ботинки должны быть значительно теплее обычных, так как организм, ослабленный кислородным голоданием на большой высоте, особенно предрасположен к обморожению. Весьма важно, чтобы изолирующий слой оставался сухим, иначе ботинки будут ночью замерзать и утром их невозможно будет надеть, не отогрев на примусе. Кроме того, отсыревшая изоляция теряет свою эффективность.

При восхождении на К-2, на высотах до 7000 м употреблялись обычные альпинистские ботинки с меховой прокладкой между двумя слоями кожи. В более высоко расположенных лагерях надевались меховые унты из оленьих шкур с подошвой из профилированной резины.

Восходители на Нанга-Парбат в 1953 г. применяли, вплоть до самой вершины, кожаные ботинки с фетровой прокладкой. Однако размер этих ботинок был таков, что, кроме шерстяных носков, альпинисты надевали две пары фетровых носков.


Рис. 47. Альпинистские ботинки на подошве из профилированной резины (типа "Вибрам")

 

В экспедиции 1953 г. на Эверест применялись два типа обуви. До верхнего базового лагеря (6470 м) надевались облегченные ботинки с меховой прокладкой и фетровой стелькой, весом всего лишь 1,7 кг. Выше употреблялся другой тип ботинок, основанный на принципе паронепроницаемого барьера: изоляция, которая должна оставаться сухой, была заключена между двумя слоями кожи, не пропускающими влаги от тающего снега снаружи и от отпотевания изнутри. В качестве изоляции между двумя слоями кожи был заложен слой специального очень легкого изолирующего материала «Тропала» толщиной более 20 мм. Пара такой обуви весила менее 2 кг.

 

КУХНИ 

Все физиологи, проводившие исследования в высотных условиях, сходятся на том, что на больших высотах потребность организма в жидкости резко увеличивается. Это объясняется, прежде всего, большой потерей воды при дыхании, как вследствие исключительной сухости воздуха, так и вследствие повышенной легочной вентиляции. На более низких высотах, особенно в закрытых ледниковых мульдах и снежных цирках, при безветрии, потеря влаги из организма в жаркое время дня в виде пота может быть также весьма значительна, так как инсоляция бывает исключительно сильной. Укажем в качестве примера, что в мае 1952 г. на Чо-Ойю, на высоте 5800 м, была зарегистрирована на солнце температура +69°С.

Исследования на Чо-Ойю английского физиолога Пафа привели к выводу, что суточная норма жидкости, необходимая на больших высотах, достигает 4—5 л в день на человека. Конечно, питье необходимо при любом восхождении, хотя бы даже и альпийского типа, продолжительностью в 1—2 дня. При высотных восхождениях недостаток воды приводит к быстрому и резкому ослаблению организма, в то время как при подъеме по сложной альпийской стене он может доставить неприятные ощущения, но вряд ли решающим образом отразится на работоспособности восходителя.

Учитывая, что при высотных восхождениях вся требующаяся вода добывается растапливанием снега, станет ясно, сколь большое значение имеет создание легких, безотказных и высоко производительных нагревательных приборов.

Многие годы в Альпах применялись при большинстве восхождений кухни «Мета» на твердом старте. Эти кухни обладают определенными преимуществами: малым весом, бесшумным горением и безопасностью, однако по своей производительности они намного отстают от различных типов работающих на бензине примусов, вес которых за последнее время значительно снижен, а надежность и безопасность действия резко повышены.

При подготовке экспедиции 1953 г. на Эверест англичане уделили большое внимание усовершенствованию нагревательных устройств. Опыт советских высотных восхождений показал удовлетворительную работу примусов на высотах до 7000 м. Однако англичане нашли, что выше 4500 м обычная примусная горелка работает ненадежно, и в соответствии с этим был спроектирован специальный тип высотной самопрочищающейся горелки. Наиболее трудоемкая и неприятная операция — прочистка капсюля, доставляющая на высоте много хлопот, была исключена. Горелка прочищалась простым поворотом ручки. Кроме того, для уменьшения больших конвективных теплопотерь, характерных для обычных нагревательных приборов, был разработан специальный кожух, направляющий тепло на днище и боковые стенки кастрюли.  Производительность нагрева резко возросла. Наконец было обеспечено полное сгорание, то есть отсутствие ядовитой окиси углерода в продуктах сгорания. Испытания, проведенные в барокамере, показали, что такой «высотный» примус безотказно работает на высоте 12 000 м. Примерно аналогичные по типу примусы применяются последнее время в большинстве высотных экспедиций.

Для альпийских восхождений многие фирмы выпускают различные типы примусов, чрезвычайно легкие и компактные, надежно работающие под дождем или на ветру (последнее очень важно, так как часто палатку на бивуаке расставить невозможно).

Вторым типом нагревающих приборов, начинающим получать все большее распространение, являются газовые кухни, работающие чаще всего на бутане. Сжатый до 150—200 атм. бутан переносится в баллонах. Преимуществом газовых кухонь является простота эксплуатации. Действительно, для разжигания достаточно открыть кран и поднести спичку. Кроме того, газовые кухни могут с успехом быть использованы и для освещения, что для вечерних работ в общей палатке на базовом лагере имеет свою ценность. По своей производительности, отнесенной к единице веса, газовые кухни несколько уступают примусам, так как значительный «мертвый» вес падает на газовые баллоны. В целом же они являются хорошим нагревательным оборудованием, которое за последнее время все чаще стали применять в высотных экспедициях.

 

ПИТАНИЕ 

Необходимо вкратце остановиться на некоторых особенностях проблемы питания при восхождениях.

Применяемая на Западе номенклатура продуктов имеет много общего с рационом питания советских альпинистов. И это естественно, так как основные принципиальные требования к продуктам питания одни и те же, а именно: высокая калорийность, легкая усвояемость, хорошие вкусовые качества и минимальный вес.

Значительно большее, чем у нас, распространение имеют на Западе различные концентраты: высококачественные мясные и куриные бульонные кубики, пеммикан, концентраты супов и т. п. Часто употребляются «саморазогревающиеся» консервы, под днищем которых заложены химические реагенты, вступающие под действием воды или при смещении друг с другом в экзотермическую реакцию. Большое распространение имеют различные составные патентованные питательные продукты с высокой калорийностью, приготовляемые из сгущенного молока, яичного порошка, сахара, шоколада и других продуктов, например неизменный спутник любого восходителя знаменитый «овомальтин» и др.

При сложных стенных восхождениях, продолжающихся, как правило, не более одного-двух дней, вопрос о питании не играет первостепенной роли. Считается, что день можно и «поголодать», работая за счет запаса, накопленного в предыдущие дни. Как правило, восходители берут с собой на стену минимальное питание, по своей калорийности никак не компенсирующее громадную затрату энергии во время восхождения (по весу обычно не более 500—600 г на человека в день). Чаще всего в этом случае применяются сало или копченая колбаса, сухофрукты, шоколад, сахар, из консервов — сардины, различные компоты. Если известно, что на маршруте есть снег, а воды не будет, берется примус, и в этом случае на бивуаке варится какао или суп. Конфеты, сухофрукты и сгущенное молоко или сливки (в тюбиках) применяются прямо на ходу.

Гораздо большее значение имеют вопросы питания для высотных экспедиций. Наравне со снаряжением питание является одним из основных факторов, определяющих успех экспедиции. Решающее слово здесь имеют физиологи, проводившие тщательные наблюдения на больших высотах над человеческим организмом. К вышеперечисленным общим требованиям, предъявляемым к высокогорному питанию, прибавляются еще специфические требования, связанные с поведением альпиниста на больших высотах. В зависимости от индивидуальных черт характера, привычек, состояния здоровья, а главное от степени акклиматизации того или иного члена команды, он по-разному будет относиться к еде.

На большой высоте альпинисты становятся «капризными». Часто пропадает аппетит или же хочется чего-то особенного, чего, как правило, в данный момент как раз и нет. Нортону на Эвересте в 1924 г. очень хотелось клубничного варенья и яичницы-глазуньи, Хиллари на Чо-Ойю мечтал об ананасах и т. п. Конечно, невозможно полностью удовлетворить разнообразные вкусы всех альпинистов, тем более что вкус на высоте подвержен резким изменениям, однако к этому следует стремиться с тем, чтобы обеспечить возможно лучший аппетит всех участников восхождения. Опыт последних высотных экспедиций показал, что чем меньше отличается рацион от привычного, тем лучше он усваивается, даже на большой высоте.

Альпинисты значительно охотнее употребляют свежие овощи, фрукты, свежее мясо, хлеб, чем консервы, концентраты, сало, шоколад. Однако тут выступает на сцену вопрос о весе: крайне нерационально таскать наверх воду, содержащуюся в перечисленных свежих продуктах. Как всегда бывает, решение должно носить компромиссный характер. Продукты употребляются высококалорийные, концентрированные, но с разнообразным ассортиментом, по возможности с учетом индивидуальных вкусовых потребностей. Обязательны витамины в различных комбинациях. Очень хороши фруктовые соки. В базовых лагерях следует возможно больше употреблять свежую пищу (англичане в 1953 г. ели картофель и свежую баранину в верхнем базовом лагере на высоте 6470 м).

Большое значение для высотных экспедиций имеет правильная, целесообразная расфасовка продуктов питания. В первых гималайских экспедициях была принята такая система, при которой продукты привозились в специализированной, по роду продукта, упаковке, например мешки с рисом, ящики с мясными консервами, ящики со сгущенным молоком и т. п. Недостатки такой системы, связанной с многократной переупаковкой, очевидны. В последнее время расфасовка производится заранее, по отдельным «пайкам», предназначенным для определенного числа людей, на определенный срок и для определенного этапа восхождения (подходы, заброска лагерей, штурм). Так, например, могут быть «штурмовые» пайки на два человеко-дня или пайки для подходов на одного человека на неделю (с различным меню на каждый день) и т. п. Упаковка производится обычно под вакуумом с применением герметических пластмассовых коробок или мешков, что обеспечивает хорошую сохранность продуктов. Форма, размеры и вес отдельных ящиков рассчитаны на переноску одним носильщиком в высокогорной зоне.

Описанная система расфасовки и упаковки успешно применялась в большинстве последних высотных экспедиций.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru