Часть 10



Часть 10

Источник: Питание в условиях автономных экспедиций и аварийных ситуаций

Редактор и составитель  Лучанский Григорий

Москва, ФГУНПП «Аэрогеология», 2005 г.


Предполетное питание 

Предполетное питание – особый вид питания летного состава, предназначенный помимо создания энергетических резервов в организме для профилактики возможных негативных проявления, обусловленных предстоящим полетом. К этому виду питания относятся последний прием пищи накануне дня полетов, непосредственно перед полетом и между полетами. 

Основные требования к предполетному питанию:

- недопущение вылета натощак;

- исключение приема пищи вне столовой, а также случайных продуктов во избежание пищевых отравлений и диспепсических расстройств;

- соблюдение 1,5-2 -часового интервала между приемом пищи и вылетом;

- предполетная пища должна быть легко усвояемой, небольшой по объему, достаточной калорийности (800-1000 ккал) и содержать необходимые количества пищевых веществ (белков - 10%, жиров - 20-25%, углеводов - 60-65%, минеральных веществ - 15-20%) суточной потребности и поливитаминного комплекса “Гексавит” для поддержания устойчивости организма к неблагоприятным воздействиям факторов полета;

- в процессе полетов необходимо употребление 2-го завтрака или ужина калорийностью около 700 ккал через 4-5 ч после основного предполетного приема пищи и водопотребление без ограничений.

Эти требования могут быть выполнены при использовании в предполетном питании продуктов летного пайка с высокой биологической ценностью, которые при соблюдении их сбалансированности и калорийности позволят обеспечить организм необходимыми пищевыми веществами, расходуемыми в полете.

 

Бортовое питание и водообеспечение 

Бортовое питание и водообеспечение являются логическим продолжением предполетного питания. Кроме того, бортовое питание должно быть достаточно разнообразным и готовым к употреблению без дополнительной кулинарной обработки и даже без подогрева.

Летный состав ВВС обеспечивается двумя вариантами бортового питания с включением в него необходимого количества жидкости в виде соков, напитков и

бортовых запасов питьевой воды. Один вариант предназначен для питания экипажей самолетов, атмосферное давление в кабинах которых составляет не менее 405 мм рт.ст., т.е. соответствует высоте не более 5000 м, и который может употребляться при сдвинутой кислородной маске.

 

Продуктовый состав бортового пайка

для употребления при сдвинутой кислородной маске 

Продукт

Количество на один прием, г

Хлеб из муки пшеничной 1 сорта

100

Галеты “Арктика” или печенье “Спортивное”

30

Консервы мясные

100

Шоколад

15

Соки натуральные плодовые и ягодные

250-280

Сахар рафинад” дорожный”

15

Конфеты-драже шоколадные с витаминами

10

Экстракты фруктовые и ягодные

2

Чай

1,0

Примечание: В комплект бортового пайка кроме того входят 2 салфетки бумажные и 1 полиэтиленовый пакет. 

При полетах большой продолжительности, когда необходимо применять пищу на борту самолета несколько раз, предусмотрены различные наборы пищевых продуктов бортового пайка.

 

Возможные наборы пищевых продуктов бортового пайка

в зависимости от очередности приема 

 

Количество на прием, г

Продукт

первый

второй

третий

четвертый

пятый

1

2

3

4

5

6

Хлеб из муки пшеничной 1 сорта

100

100

100

50

100

Печенье или глеты

30

30

30

30

30

Консервы мясные разные

100

200

100

100

100

Сахар-рафинад дорожный

15

15

30

15

30

Карамель леденцовая

-

20

-

20

20

Шоколад

15

-

-

15

-

Соки натуральные плодовые и ягодные

250-280

140

250-280

250-280

250-280

Чай

1

1

1

-

-

Кофе растворимый

-

-

-

2,5

2,5

Экстракт фруктовый или ягодный

2

2

2

-

-

Комплекс “Гексавит”

1

-

-

-

-

Примечание. В комплект бортового пайка кроме того входят 2 салфетки бумажные, а в первый набор - также 1 полиэтиленовый пакет. 

При продолжительности полетов: 4–5 ч выдается первый набор бортового пайка; 4–8 ч – два первых набора; 8–12 ч два пайка первого набора и один второго; 12–16 ч – два пайка первого набора, один второго и один третьего набора; 16–20 ч –  два пайка первого и по одному пайку второго, третьего и четвертого наборов; 20–24 ч – по два пайка первого и по одному пайку второго, третьего, четвертого и пятого наборов. Бортовые пайки выдаются на каждые 4 ч полета. Причем первый набор бортового пайка употребляется в полете через 4 ч после предполетного приема пищи в летной столовой, а последующие – через каждые 4 ч полета после употребления первого набора бортового пайка. При продолжительности полета более суток обеспечение летного состава наборами бортового пайка, включая “Гексавит”, повторяется.

На самолетах ГА члены экипажа и пассажиры обеспечиваются бортовым питанием, включающим 16 наименований и создающим достаточное разнообразие пищи, в состав которого входит около 60 г белка, 60 г жиров и 300 г углеводов, что  существенно превышает энергозатраты членов экипажей и пассажиров в полете продолжительностью до 8–9 ч.

Другой вариант бортового питания предназначен для обеспечения питанием и жидкостью экипажей самолетов в полете при атмосферном давлении в кабине менее 405 ммрт.ст.  что соответствует высоте выше 5000 м. При таком атмосферном давлении сдвигать кислородную маску и поднимать щиток гермошлеманебезопасно ввиду возможного кислородного голодания. Поэтому  для данного варианта бортового питания предусмотрена специальная кислородная маска с клапаном, мундштуки для приема пищи и воды через клапан маски и пюреобразные продукты и напитки в тубах. Этот вариант бортового пайка состоит из первого и второго пюреобразных блюд, плодового или ягодного сока, кофе с молоком или чая. В качестве первых блюд используются щи зеленые, борщ, суп-харчо; в качестве вторых – паштеты и пюре из мяса, печени, творога с фруктами или ягодами. Для восполнения водопотерь дополнительно к жидкости, содержащейся в пюреобразных продуктах, в бортовой паек включаются различные соки – черносмородиновый, абрикосовый, сливовый, виноградно–яблочный, яблочный и напитки – кофе с молоком, чай с яблочным, вишневым и другими соками.

В связи с тем, что бортовые пайки в основном состоят из консервированных продуктов, при предполетном питании в летной столовой необходим прием  поливитаминного комплекса. Комплектование наборов бортового пайка проводится с учетом разнообразия продуктов, что при соблюдении соответствующих рекомендаций по режиму и качеству питания отвечает физиолого-гигиеническим требованиям, обеспечивает восполнение энерготрат и водопотерь членов экипажей и поддержание хорошей работоспособности в полете.

 

Вариант высотного бортового пайка 

 

Масса,

Пищевой состав, г

Калорийность

Продукт в тубе

г

белки

жиры

углеводы

вода

Борщ

160

7,5

18,3

9,5

114

240

Пюре мясное

160

21,9

19,5

6,6

114

299

Сок черносмородиновый с мякотью

160

0,8

-

33,7

127

142

Кофе с молоком

160

3,8

4,1

27,2

129

167

Всего

640

34,0

41,9

77,0

484

848

  

Аварийное питание и водообеспечение 

Этот вид питания и водообеспечения предназначен для выживания членов летных экипажей после аварийного приземления или приводнения. В состав НАЗ, как правило, включаются запасы продуктов массой от 300 до 1000 г и воды в количестве до 3 дм3, которые должны сохраняться при различных температурных условиях, иметь оптимальную энергетическую ценность, рассчитываться на выживание в течение 3-5 суток и употребляться без предварительной кулинарной обработки.

Имеющиеся в НАЗ запасы пищи и воды могут быть пополнены за счет использования окружающей фауны и флоры и природных источников воды с использованием для этого имеющихся средств в соответствии с прилагаемой к каждому НАЗ памяткой.

Для комплектования НАЗ допускаются:

- мясные консервы в жестяной банке № 1, поверхность которой должна быть очищена от загрязнений и смазки;

-  галеты в пачках по 30 г;

- сахар-рафинад в пачках по 15 г в расфасовке по 3 пачки в полиэтиленовой упаковке;

- шоколад в плитках по 100 и 15 г или карамель леденцовая по 200 г в упаковке;

- соль поваренная 60 г, упакованная в полиэтиленовые мешочки.

Сроки изготовления мясных консервов указаны на банке. Верхняя строка указывает отрасль промышленности и год изготовления, нижняя - смену (1-я цифра), изготовившую консервы, дату (1 или 2-я цифры) и месяц изготовления (буква по алфавиту: А - январь и т.д.) и ассортиментный номер (2- или 3-значное число). Сроки изготовления галет, сахара, шоколада, карамели, соли указываются на заводской упаковке или в сопроводительных документах.

Вода в аварийных запасах хранится в специальных бочках и должна соответствовать ГОСТ 2874-73 на питьевую воду. Обработка и заливка воды должны проводиться в строгом соответствии с действующими техническими описаниями и инструкциями по эксплуатации НАЗ через каждые 6 месяцев.

 

Питание инженерно-технического состава ВВС 

Питание инженерно-технического состава ВВС представлено продуктами, перечень которых приведен в табл.11. Оно содержит 123 г белков, из них животных - 42 г120 г  жиров, из них 26 г растительных и 656 г углеводов; 0,23 мг витамиа А; 4,5 мг каротина; 3,5 мг витамина В1; 1,9 мг витамина В2, 81 мг витамина С; 25 мг витамина РР; 6015 мг калия; 859 мг магния: 644 мг кальция; 2878 мг фосфора, 34,8 мг железа; 45,7 мкг кобальта и других минеральных веществ, что соответствует нормам потребности взрослого человека. Однако надо учитывать возможность разрушения витаминов при кулинарной обработке, а также сезонные колебания их содержания в продуктах питания и рекомендовать инженерно-техническому составу предупреждать возможный дефицит в витаминах за счет домашнего питания. Также  за счет домашнего питания целесообразно уменьшать некоторый дисбаланс в питании между содержанием калия, которого в рационе более, чем достаточно, и кальцием, содержание которого несколько понижено. Кроме того, паек инженерно-технического состава содержит мало молочных продуктов, употребление которых способствовало бы уменьшению калиево-кальциевого дисбаланса.

Во избежание возможных отклонений в состоянии организма инженерно-технического состава при питании по установленной норме необходимо строго соблюдать гигиенические требования к условиям труда или корректировать ее за счет целенаправленного использования продуктов домашнего питания (молочные изделия, свежие овощи, фрукты, ягоды, зелень).

Продуктовый состав пайка инженерно-технического состава ВВС 

Продукт

Масса, г

1

2

Хлеб ржаной или пшеничный из обойной муки

400

Хлеб пшеничный из муки 1 сорта

400

Мука пшеничная II сорта

20

Крупа разная

130

Рис

20

Макаронные изделия

40

1

2

Мясо

275

Рыба

90

Жиры животные топленые пищевые и кулинарные

15

Масло растительное

30

Масло коровье

-

Сыр сычужный твердый

15

Сахар

65

Соль пищевая

30

Чай

1

Лавровый лист

0,2

Перец

0,3

Горчичный порошок

0,3

Уксус

2

Томатная паста

6

Картофель и овощи, всего

820

в том числе:

 

   картофель

550

   капуста свежая или квашенная

120

   свекла

30

   морковь

40

   лук

40

   огурцы, помидоры, коренья, зелень

40

Фрукты сушеные

20

 

Таким образом, основные требования к питанию и водообеспечению летного и инженерно-технического состава, количественной и качественной достаточности питания – повседневного, бортового и аварийного – в целом могут быть использованы и для разработки требований и норм питания геологов в период полевых работ.

Что же касается комплектования аварийных рационов, которые могут быть использованы в различных чрезвычайных ситуациях, для нас очень интересен опыт проведенных исследований и экспериментов в натурных условиях. Ряд подобных статей был опубликован в журнале “Космическая биология и авиакосмическая медицина”.

Так, в работе И.Г. Попова “Питание экипажей самолетов в аварийных условиях” дается подробная информация по количеству и составу различных аварийных пищевых рационов, начиная с 30-х годов, прослеживаются результаты испытаний и исследований на всем 50-летнем временном отрезке, сообщаются составы аварийных рационов ВВС зарубежных стран.

 

ПИТАНИЕ ЭКИПАЖЕЙ САМОЛЕТОВ В АВАРИЙНЫХ УСЛОВИЯХ 

Питание экипажей самолетов после аварийного приземления или приводнения в безлюдной местности (аварийное питание) занимает несколько особое место среди других видов питания летного состава. Это обусловлено прежде всего тем, что в отличие от повседневного, предполетного, бортового и других видов питания летного состава так называемое аварийное питание экипажей, как правило, не может гарантировать обеспечения летчиков пищевыми веществами в количествах, адекватных потребностям их организма. В большинстве случаев после аварийного приземления (приводнения) практически невозможно организовать питание, полноценное в количественном и качественном отношении, тем более соответствующее современным физиологическим нормам питания.

Большие ограничения в отношении весогабаритных характеристик, жесткие требования к условиям и срокам хранения, специфика приема пищи и невозможность в большинстве случаев предугадать точно срок пребывания в районе аварийного приземления (приводнения) крайне затрудняют задачу обеспечения экипажей достаточными запасами пищи, влияют на химический состав рациона, вкусовые достоинства пищи, выбор продуктовых форм, упаковку, способы использования и другие важные параметры аварийных рационов питания для летного состава. В большинстве случаев современные аварийные запасы пищи предназначаются лишь для обеспечения выживания экипажей в безлюдной местности после приземления (приводнения) до момента оказания им помощи или эвакуации силами служб спасения, или самостоятельного выхода из района бедствия.

В качестве одной из особенностей аварийного питания следует также отметить еще большую зависимость этого вида питания и водообеспечения, чем при других разновидностях питания летного состава. Поэтому нередко речь идет об обеспечении летчиков на случай аварии специальными водно-пищевыми рационами, в которых соотношение между водной и пищевой частями может существенно изменяться в зависимости от предполагаемых климатогеографических и других условий в районе возможного аварийного приземления или приводнения. В ряде условий, когда водопотери столь велики, что угрожают быстрым развитием дегидратации организма, например в безводных пустынях в жаркое время года, наличие достаточного количества воды может оказаться решающим для благополучного выживания экипажей после аварии. Есть все основания рассматривать воду в составе аварийного рациона как один из важнейших нутриентов наряду с белками, жирами, углеводами, минеральными веществами, витаминами. Химический состав аварийного рациона, со своей стороны, оказывает серьезное влияние на обмен воды в организме и потребности в ней, особенно при ограничении в источниках воды и напряжении внешнего водного обмена.

Аварийное питание тесно связано не только с аварийным водообеспечением, но и с другими элементами аварийного запаса летчика, которые, создавая более или менее благоприятные условия для выживания, защиты от экстремальных факторов окружающей среды, увеличения или сокращения сроков поисков потерпевших бедствие, определенным образом влияют на потребности организма летчиков в энергии, отдельных нутриентах и воде, а также на сроки и режим использования аварийных рационов.

Подход к режиму приема пищи и воды в аварийных условиях также требует иных критериев по сравнению с организацией питания в обстановке обычной повседневной деятельности летного состава.

При организации аварийного питания, помимо специальных запасов пищи и воды, имеющихся в распоряжении летчиков и заблаговременно заготовленных, представляется целесообразным увеличение и обогащение водно-пищевого рациона за счет местных источников пищи (растительной и животной) и воды. Это обстоятельство выдвигает ряд вопросов, довольно сложных и специфичных для данного вида питания летного состава, связанных с поиском, экспертизой, получением, обработкой и наиболее рациональным использованием разнообразных представителей “дикой” флоры и фауны в сочетании с аварийным запасом пищи или без него.

Перечисленные вопросы, связанные с питанием и водообеспечением экипажей самолетов после вынужденного приземления или приводнения в безлюдной местности, являются предметом изучения уже на протяжении нескольких десятилетий. Неослабевающий интерес к ним обусловлен сохраняющейся опасностью вынужденного аварийного покидания самолетов или необходимостью приземления самого летательного аппарата на различном удалении от аэродрома базирования, в том числе в безлюдной местности. Проблему аварийного питания и водообеспечения в целом нельзя еще считать окончательно разработанной. Об этом свидетельствует постоянное появление новых, более рациональных по ряду показателей решений. Кроме того, достижения в области изучения малокалорийного питания и голодания, также успехи биотехнологии открывают новые возможности для более совершенного решения проблемы аварийного питания и водообеспечения и заставляют пересматривать старые положения.

В нашей стране необходимость обеспечения летного состава пищевыми продуктами и водой возникла уже в 30-е годы, на заре развития советской авиации. Ф.Г.Кротков в 1932 г. кратко упоминает, что на случай аварии или вынужденной посадки на самолетах создаются 3-дневные пищевые запасы консервированных продуктов и воды. Энергетическая ценность суточного запаса пищи оценивалась в среднем на уровне 2615 ккал. Более подробной физиолого-гигиенической характеристики этих первых аварийных запасов пищи и воды найти не удалось. В одном из первых отечественных руководств по авиационной гигиене, его автор Г.М. Попов даже не упоминает об аварийном питании как об особом виде питания летного состава. Однако уже в 1936 г. Ф.Г. Кротков в главе, посвященной питанию летного состава, выделяет аварийный запас как отдельный специфический вид питания летных экипажей, требующий внимания и контроля авиационных врачей. Введенный в 1936 г. для летного состава новый унифицированный “пищевой запас на самолетах” предназначался для обеспечения продовольствием экипажей самолетов в случаях аварий и вынужденных посадок в местностях, удаленных от населенных пунктов, а также при остановках во время полетов. При этом предусматривалась выдача одного из двух вариантов пищевого запаса в зависимости от условий по маршруту самолета.

При выполнении полетов над территорией Сибири, Дальнего Востока и других относительно малонаселенных регионов, а также над поверхностью морей и океанов пищевой запас рассчитывался для использования в течение 3 сут. и содержал несколько больше продуктов. Суточный набор продуктов для такого 3-дневного пищевого запаса включал галеты типа “Крекер” - 300 г, шоколад “Золотой ярлык” - 300 г, консервы “Тушеное мясо” - 1 банку (338 г нетто). Кроме того, на каждые сутки выдавалось 1000 г воды. Следовательно, на 3 сут. каждому члену экипажа самолетов выдавался аварийный рацион, включавший галеты “Крекер” - 900г, шоколад “Золотой ярлык” - 900 г, консервы “Тушеное мясо” - 3 банки (1014 гнетто) и 3000 г воды.

При полетах в другие районы нашей страны, где помощь могла быть оказана быстрее и населенные пункты расположены более густо, пищевой запас рассчитывался для использования в течение 2 суток. Суточный набор продуктов для 2-дневного пищевого запаса включал печенье типа “Крекер” - 300 г, шоколад “Золотой ярлык” - 200 г, консервы мясные - 1 банку (в данном случае предусматривалась выдача консервов “Мясо вареное” или “Мясо жареное”, “Мясо соленое”, имевших массу 260 г нетто). Вода выдавалась из расчета 800 г/сут. Следовательно, на 2 сут. нахождения в аварийной ситуации каждому члену экипажа самолетов выдавался рацион: печенье “Крекер” - 600 г, шоколад - 400 г, консервы мясные - 2 банки (520 гнетто) и 1600 г воды.

Расходование пищевого запаса разрешалось во всех случаях аварий или вынужденных посадок в отдаленных от населенных пунктов местностях не ранее

4 ч с момента приземления. Видимо, учитывалось, что в длительном полете спустя 3,5 ч после вылета может использоваться бортовой рацион.

Приведенные выше варианты пищевого запаса выдавались каждому члену экипажа самолета перед вылетом. До полета он хранился на аэродроме вблизи местонахождения самолетов. Соответствующая упаковка предотвращала порчу пищевого запаса при хранении на аэродроме и на борту самолета. Срок хранения пищевого запаса был установлен для галет, печенья и шоколада 6 мес., для мясных консервов 1 год со дня их изготовления (5,7). Вода перед вылетом должна была наливаться в емкость свежей, а после окончания полета ее следовало обязательно выливать.

Уже тогда обращалось серьезное внимание на необходимость систематического медицинского контроля за организацией аварийного питания. Раз в месяц пищевой запас должен был осматриваться врачом, который составлял акт по результатам осмотра. Продукты, не выдержавшие установленного срока хранения, должны были заменяться свежими. Продукты, у которых истек срок хранения, но годные к употреблению по заключению врача, могли использоваться в повседневном питании вместо других продуктов, входивших в стандартный суточный рацион наземного питания, в соответствии с установленными нормами замен продуктов. Например, 55 г галет “Крекер” могли использоваться вместо 100 гпшеничного хлеба, а 100 г шоколада - вместо 1/3 банки сгущенного молока. Интересно, что уже тогда шоколад считался пригодным не для всех условий хранения и использования аварийных рационов. Ф.Г.Кротов писал в 1936 г., что “в летнее время целесообразно заменять шоколад, размягчающийся при высокой температуре, сухим какао и сгущенным молоком”.

С.С.Холин, возглавлявший работу по созданию первого аварийного рациона в Институте авиационной медицины им. акад. И.П. Павлова, следующим образом оценивал в 1938 г. питательную ценность суточного набора продуктов, входящих в “Пищевой запас при вынужденных аварийных посадках вдали от населенных местностей”. Суточный рацион 3-дневного варианта пищевого запаса на основе расчетов по таблицам калорийности того времени содержал 3052 ккал, белков 102г, жиров 125 г, углеводов 360 г, запаса воды 1000 г. Общая масса продуктов суточного рациона этого варианта пищевого запаса составляла 940 г, а вместе с водой 1940 г. Питательная ценность всего 3-дневного пищевого запаса может быть оценена соответственно: калорийность 9157 ккал, белков 307 г, жиров 376 г, углеводов 1079 г(по таблицам пищевой ценности того времени). Общая масса продуктового набора на 3 сут.2820 г, а вместе с запасом воды 5820 г.

Судя по приведенным показателям пищевой ценности, аварийный запас продуктов, введенный на снабжение авиации в 1936 г., может быть оценен как достаточно калорийный и питательный не только для аварийных условий, но и для повседневной жизни. Действительно, в то время суточный расход энергии солдат в Красной Армии составлял 3500-4200 ккал в зависимости от выполняемой работы, а основной красноармейский паек, который получал и летный состав, содержал 3634 ккал. По основным пищевым веществам аварийный запас также имел хорошие показатели. Основной паек, выдававшийся летчикам в то время, содержал белков 124 г, жиров 64 г, углеводов 618 г.

По сравнению с этим пайком аварийный запас содержал несколько меньше белков, вдвое меньше углеводов, но вдвое больше жиров. Такое увеличение жиров в рационе было связано со стремлением добиться меньших габаритов аварийного запаса при сохранении высокой его калорийности. Следует добавить, что принятыми в то время пищевыми нормами Фойта для условий работы средней тяжести рекомендовалось на сутки белков 118 г, жиров 56 г, углеводов 500 г при калорийности 2748 ккал, а нормами Рубнера - белков 127 г, жиров 52 г, углеводов 509 г при калорийности 2871 ккал.

Таким образом, аварийный пищевой запас 1936 г. вряд ли можно считать малокалорийным для условий физической нагрузки средней тяжести при использовании первого его варианта в течение 3 сут., а второго - 2 сут. Скорее, в этих условиях его можно оценить как изокалорийный.

Структура пищевой ценности суточного аварийного рациона при варианте пищевого запаса на 3 сут. аварийной ситуации по данным С.С.Холина, выглядит следующим образом. Галеты “Крекер” (300 г) содержали 4079 ккал, белков 33 г, жиров - 28 г, углеводов 167 г. Шоколад “Золотой ярлык” (300 г) содержал 1344 ккал, белков 13 г, жиров 54 г, углеводов - 193 г. Консервы “Тушеное мясо” (1 банка, 340 г нетто) содержали 639 ккал, белков 56 г, жиров 44 г, количество углеводов не указано. Содержание других пищевых веществ не приводится. Вероятно, они не нормировались. Создатели этого пищевого запаса, судя по его калорийности и составу, стремились обеспечить покрытие энергетических затрат летчиков после аварийного приземления на уровне работ средней тяжести.

Подчеркивалось, что условия авиации требуют, чтобы пищевой запас на самолетах был исключительно портативным, малым по габариту и массе продуктов и рассчитан на ограниченное число дней.

Авиационная практика использования введенных в 1936 г. пищевых запасов на самолетах подтвердила в целом их гигиеническую эффективность в случаях аварий и вынужденных посадок в местностях, удаленных от населенных пунктов. Поэтому в 1939 г. при очередном пересмотре физиологических норм питания летного состава первый аварийный пищевой запас, разработанный С.С. Холиным и принятый на снабжение в 1936 г., был сохранен без изменений и закреплен в виде специальных норм суточного пищевого запаса на каждое место в самолете. По-прежнему предусматривалась выдача двух вариантов пищевого запаса в зависимости от климатогеографического района полетов. В то же время было разрешено в необходимых случаях увеличивать пищевой запас на самолетах в зависимости от продолжительности и других условий полета. Была подтверждена необходимость строгого медицинского контроля за доброкачественностью продуктов для аварийного питания.

В то же время работы по дальнейшему развитию аварийного питания продолжались. В1939 г. в результате исследований, проведенных под руководством В.В.Левашова, был введен неприкосновенный пищевой запас (НЗ) для обеспечения экипажей многоместных самолетов и пассажиров в случае вынужденной посадки самолетов в малонаселенных местностях или на пассажирских линиях особой трудности. НЗ был рассчитан на 2 сут. Общая масса суточного пайка на одного человека составляла 1132 г (нетто). В его состав входили следующие сухие, концентрированные и консервированные пищевые продукты:

1) сухие продукты - галеты “Военный поход”, печенье, шоколад “Кола”, сахар, чай, соль;

2) консервированные продукты - печеночный паштет или тушеное мясо, язык, сгущенное кофе с молоком;

3) концентраты - суп-пюре гороховый, борщ украинский, каша гречневая, лапшевник, кисель клюквенный.

Норма питьевой воды при создании ее запасов на самолете предусматривала выдачу 1 лводы на одного человека в сутки. В районах Средней Азии этот запас должен быть увеличен до 2 л/сут. Общее количество воды предназначалось для использования в течение 2 дней аварийной ситуации, как и запас продовольствия. Вода должна была храниться в термосах, причем зимой следовало заливать в них горячую воду температурой не выше 55оС. В случае отсутствия воды для приготовления пищи рекомендовалось использовать продукты, готовые к употреблению Их количество в НЗ было рассчитано для поддержания здоровья и работоспособности взрослого человека в течение 48 ч при норме труда средней тяжести. В случае вынужденной посадки ящики с НЗ разрешалось вскрывать не ранее чем через 4 ч после посадки. Помимо пищевых продуктов и воды, НЗ включал также посуду для приготовления горячей пищи и столовые принадлежности. Пищевая ценность продуктов одного пайка из НЗ должна была обеспечивать здоровье и работоспособность взрослого человека в течение 48 ч даже при тяжелой физической нагрузке. По данным В.В.Левашова, суточный рацион содержал белков 137 г, жиров 65 г, углеводов 706 г при калорийности 4070 ккал. Суточный рацион рекомендовалось разбивать на три части, организуя питание: в 1-й день -  завтрак (1166 ккал), обед (1809 ккал), ужин (1023 ккал) на одного человека; во 2-й день - завтрак (1442 ккал), обед (1877 ккал), ужин (900 ккал) на одного человека. Срок хранения НЗ 9 мес.

С начала Великой Отечественной войны на всех самолетах фронта и тыла независимо от продолжительности полетов и климатогеографической зоны с осени 1941 г. был введен единый аварийный запас. Новый пищевой запас “на случай аварии и вынужденных посадок” выдавался на каждого члена экипажа самолетов и включал следующие продукты: молоко сгущенное - 3 банки, консервы мясные - 3 банки, галеты “Крекер” - 800 г, шоколад - 300 г, сахар - 400 г. Разрешалось вместо 300 г шоколада в случае его отсутствия выдавать 800 г печенья. Как следует из приведенного перечня, в аварийный запас были включены только продукты, способные выдержать длительное хранение и обладающие высокой пищевой ценностью при относительно малых объеме и массе. Все продукты могли употребляться в пищу без дополнительной кулинарной обработки и подогрева.

Аварийный запас имел следующую пищевую ценность: калорийность 12190 ккал, белков396 г, жиров 407 г, углеводов 1653 г (13). Считалось, что такая пищевая ценность аварийного запаса должна полностью удовлетворить потребности человека в пище в течение 3 сут., а в случае нужды и более. Действительно, при использовании этого продуктового запаса в течение 3 сут. потерпевший аварию располагал суточным рационом с пищевой ценностью: калорийность около 4063 ккал, белков 132 г, жиров 136 г, углеводов 551 г, что достаточно для обеспечения ежесуточных физических нагрузок средней и большой тяжести. Следовательно, в аварийных условиях планировалось не малокалорийное, а по крайней мере, изокалорийное питание.

Аварийный запас продуктов 1941 г. размещался на борту самолетов и являлся, по сути дела, бортовым аварийным запасов (БАЗ). Но уже в те годы возникла необходимость в ряде случаев размещать аварийный запас на снаряжении летчика: поясе, лямках  парашюта и т.п. Появлялись и модификации аварийного запаса. Рекомендовался следующий вариант носимого аварийного запаса с общей калорийностью 1750 ккал: шоколад - 300 г (в том числе 100 гшоколада “Кола”), концентрат “мясо-борщ” - 100 г, спирт - 100 г, спички - 1 коробка, сигареты - 2 пачки. Общая масса запаса 750 г. Обращалось внимание на необходимость ежемесячной проверки состояния аварийных запасов, а в теплое время года 2 раза в месяц. Срок хранения для печенья и шоколада был установлен до 6 мес., а мясных консервов - до 1 года.

В первые послевоенные годы БАЗ военного времени продолжал использоваться на всех типах самолетов. Была стандартизирована и уточнена масса банок со сгущенным молоком -410 г, мясных банок - по 338 г. При этом при отсутствии шоколада разрешалось заменять его сахаром из расчета: вместо 300 г шоколада - 375 г сахара. Такая замена, как и в предшествовавшие годы, когда была разрешена замена шоколада печеньем, обосновывалась эксплуатационными требованиями.

Исследования по совершенствованию питания летного состава в аварийных условиях продолжались, и в 1956 г. был предложен новый вариант аварийного обеспечения пищей летчиков после вынужденного приземления или приводнения в безлюдной местности. В результате обобщения опыта случаев выживания летных экипажей после аварийного приземления или приводнения все более актуальной становилась задача, помимо БАЗов, иметь также достаточно эффективные носимые малогабаритные аварийные запасы (НАЗ), включающие также запас продуктов.

Поэтому вполне закономерно, что “комплект аварийного запаса продовольствия для экипажей самолетов”, разработанный под руководством Г.А. Арутюнова и принятый для использования в авиации в 1956 г., состоял уже из 2 частей: НАЗа в специальной укладке и БАЗа.  НАЗ вместе с медикаментами и предметами первой необходимости размещался в специальном малогабаритном каркасе плоской формы, который укладывался в катапультное кресло летчика, чтобы после приземления с парашютом оказаться под рукой у потерпевшего аварию. Он включал консервы “Мясо отварное в собственном соку” в жестяных банках по 100 г, всего 300 г; галеты “Поход” в пачках по 60 г, упакованных в пленку, всего 240 г; сыр пастеризованный 100 г в жестяной банке № 1; сахар-рафинад, брикетированный в пачках по 15 г, всего 300 г; шоколад в плитках по 15 г в алюминиевой фольге, всего 300 г; поваренную соль50 г, упакованную в пакет из полимерной пленки. В НАЗ были включены только продукты с длительным сроком хранения и пригодные к употреблению как без тепловой обработки, так и после подогрева. Общая пищевая ценность пищевого запаса в НАЗе составляла по таблицам калорийности того времени: калорийность 4654 ккал, белков 141 г, жиров 180 г, углеводов 701 г при общей массе продуктов 1240 г нетто. От общей калорийности на долю белков приходилось 12,4 %, жиров 35,9 %, углеводов 51,7 %. Соотношение белков, жиров и углеводов в граммах составляло 1:1,25:4,22.

При создании этого НАЗа в основу был положен принцип сохранения не только жизни, но и работоспособности в течение 3 сут. Считалось, что в течение этого времени потерпевший аварию летчик должен быть в силах противостоять суровым условиям окружающей среды, активно следить за обстановкой и подавать сигналы о своем местонахождении поисковым группам службы спасения.

На каждые из 3 сут. пребывания в аварийной ситуации НАЗ обеспечивал поступление в организм летчика белков 47 г, жирок 60 г, углеводов 234 г при общей массе продуктов около413 г нетто и калорийности около 1550 ккал. Такая пищевая ценность суточного аварийного пайка была заведомо меньше, чем величины энергозатрат в аварийной ситуации, особенно в суровых климато-географических условиях, когда повышается расход энергии в организме на осуществление мер, необходимых для выживания в сложных условиях. Экстремальные климатические факторы среды, со своей стороны, требуют повышенного расхода энергии в процессе интенсивного функционирования физиологических механизмов адаптации. Данный аварийный паек НАЗа при использовании его в течение 3 сут. предполагал поддержание лишь минимальной работоспособности у летчиков, потерпевших аварию.

Следовательно, новый НАЗ, введенный на снабжение в 1956 г., уже предусматривал организацию малокалорийного (слабокалорийного) питания в течение 3 сут. в отличие от НАЗов и БАЗов раннего периода. При использовании НАЗа 1956 г. неизбежно должны были постепенно развиваться явления количественного и качественного голодания. Такое серьезное изменение физиолого-гигиенических возможностей НАЗа было обусловлено, прежде всего, сравнительно небольшими размерами и массой, выделенными для продуктового запаса в НАЗе. На наш взгляд, имелась и другая причина, которая заключалась в том, что для комплектования НАЗа использовались только обычные продукты с присущей им пищевой ценностью, а не специально разработанные для аварийных условий пищевые смеси со значительно более высокой калорийностью, например пеммикан. Определенную роль, видимо, сыграло также требование, чтобы продукты из НАЗа после снятия их с хранения использовались в повседневном питании.

Испытания, проведенные Г.А. Арутюновым, Г.Г.Газенко, Е.Я. Шепелевым, В.А.Петровых, Н.П. Тендетниковым, Ю.Ф. Удаловым, В.Г. Воловичем и др. в средней климатической зоне Заполярье, пустыне Каракум и на море, позволили установить, что в течение 2-3 сут. рассматриваемый аварийный запас обеспечивает выживание экипажей самолетов после аварийного приземления или приводнения. При этом по заключению этих исследователей работоспособность летчиков сохранялась на необходимом для условий выживания уровне. Исследователи пришли к заключению, что для условий выживания в пустыне в течение 3 сут. вполне приемлем рацион с обычным соотношением основных пищевых веществ (белков, жиров и углеводов), рекомендованных в то время для здорового человека в обычных условиях жизнедеятельности. Большое влияние на принятие такого подхода к пищевой формуле аварийных рационов в те годы, несомненно, сыграло мнение бывшего директора Института питания АМН СССР О.П. Молчановой, что аварийные суточные запасы следует комплектовать, исходя из нормального соотношения в них основных пищевых веществ. При увеличении содержания в аварийном запасе продуктов жиров или углеводов выявить положительного эффекта не удалось. Для районов с холодным климатом рекомендовалось увеличить общую пищевую ценность аварийного запаса, в первую очередь его калорийность, т.к. поиск экипажей, потерпевших аварию, может продолжаться более 3 сут. из-за сложных метеорологических условий. Подчеркивалась также необходимость иметь средства обогрева для предупреждения быстрого и глубокого охлаждения организма.

Было обращено особое внимание на необходимость пополнения аварийного пищевого рациона запасом воды в пустынях с жарким климатом. Более того, достаточный запас воды при повышенной температуре окружающей среды был обоснованно признан основным средством защиты от перегревания и развития дегидратации. Для существования в пустыне при температуре воздуха до 40-44оС, даже если летчик находится в покое, под укрытием из парашюта, требуется весьма значительный запас воды: на 2 сут. необходимо 7 л воды, а на 3 сут. – до 12 л.

В случае приводнения, по мнению исследователей того времени, нередко создавались условия, напоминающие в ряде отношений условия нахождения в безводной пустыне, но при более низкой температуре воздуха и большей влажности. Поэтому для обеспечения выживания на море или в океане необходим дополнительный запас воды, а пищевые продукты не должны усиливать жажду и дегидратацию организма. На море, как и в пустыне, первенствующая опасность исходит от интенсивной дегидратации организма, быстро приводящей к водному голоданию, что в относительно большей степени, чем питание, определяет динамику физического состояния и сроки выживания в этих условиях с учетом результатов экспериментов в условиях южных и северных регионов было рекомендовано иметь в аварийном запасе не менее 1 л воды на одного человека в сутки для обеспечения летчиков питьевой водой в течение 3-4 сут. пребывания в спасательных плавательных средствах на море. Таким образом, запас воды все более настойчиво рекомендовался для включения в НАЗ как необходимая его составная часть наряду с аварийным запасом пищи, особенно для условий приземления в пустыне и приводнения на море.

С целью продления сроков выживания летных экипажей в аварийных условиях при сохранении вполне удовлетворительной работоспособности до 6 сут. рекомендовалось по возможности использовать также БАЗ в дополнение к НАЗу. Продуктовый запас БАЗа должен был укладываться в водонепроницаемые мешки и размещаться в соответствующих местах в кабине самолета или в плавательных спасательных средствах (лодках, плотах), которые должны были автоматически выбрасываться из самолета в момент покидания его экипажем.

Аварийный запас пищи, входивший в состав БАЗа в 1956 г., включал следующие продукты: консервы “Мясо отварное в собственном соку” в жестяных банках по 100 г, всего 400 г; галеты “Поход” в пачках по 125 г, всего 500 г; сыр пастеризованный в жестяных банках по100 г, всего 400 г; молоко сгущенное с сахаром в банках по 125 г, всего 500 г; сахар-рафинад брикетированный в пачках по 15 г, всего 200 г; поваренная соль - 50 г, упакованная в пакет из полимерной пленки. Общая пищевая ценность продуктового запаса в БАЗе составляет: калорийность 6290 ккал, белков 280 г, жиров 187 г, углеводов 831 г при общей массе продуктов2000 г нетто. От общей калорийности на долю белков приходится 18%, жиров 28%, углеводов 54%. Соотношение белков, жиров и углеводов в БАЗе в граммах составляет 1:0,7:2,6. Следовательно, в БАЗе по сравнению с НАЗом было относительно меньше жиров и углеводов, но больше белков, хотя абсолютные цифры всех этих нутриентов были увеличены. Анализ соотношения в НАЗах и БАЗах основных пищевых веществ позволяет сделать заключение, что их разработчики стремились сохранить в аварийных запасах, особенно в НАЗе, соотношение, близкое к рациональному для тяжелой физической работы. Пищевая ценность БАЗа была больше, чем у НАЗа, как по калорийности, так и по содержанию белков, жиров и углеводов. В случае возможности использования продуктового запаса из БАЗа в дополнение к пищевой группе НАЗа летчики могли значительно улучшить свое аварийное питание в течение 3 сут. или увеличить срок нахождения в условиях выживания до 6 сут. Действительно, суммарная пищевая ценность пищевых запасов в НАЗе и БАЗе составляла: белков 421 г, жиров 367 г, углеводов 1542 г при общей калорийности 10944 ккал в массе 3240 г нетто. При использовании аварийного запаса продуктов из НАЗа и БАЗа в течение 6 сут суточный рацион должен был содержать белков 70 г, жиров 61 г, углеводов 257 г при калорийности 1824 ккал в массе продуктов 540 г нетто. Следовательно, при таком использовании аварийных запасов пищи летчики в течение 6 дней должны были получать рацион с более высокой пищевой ценностью, чем при использовании только одного НАЗа в течение 3 сут. Но и в этом случае на протяжении аварийной ситуации сроком 6 сут. суточные рационы были бы малокалорийными (субкалорийными). Только при совместном использовании НАЗа и БАЗа в течение 3 сут, когда пищевая ценность суточного рациона увеличилась бы и составляла: белков 140 г, жиров 122 г, углеводов 514 г при калорийности 3648 ккал, аварийное питание достигло бы изокалорийного уровня при сохранении физических нагрузок летчиков в пределах работы легкой и средней тяжести. В ряде работ тех лет подтверждается, что аварийный запас летчика включает высококалорийные продукты и может обеспечить питание в аварийных условиях в течение 3-5 дней (14).

В последующие годы авиационная практика подтвердила необходимость иметь наряду с бортовыми аварийными запасами также НАЗ с небольшими габаритами. Поэтому с 1961 г. как самостоятельные аварийные укладки стали использоваться “аварийный носимый запас для экипажей самолетов” и “аварийный бортовой запас для экипажей самолетов”. Набор продуктов, входящих в состав этих НАЗ и БАЗ, был тем же, что и в аварийных запасах, введенных в 1956 г. Что касается их пищевой ценности, то после перерасчета с учетом введенных в этот период новых показателей пищевой ценности продуктов питания, по которым оценивалось питание летного состава, в литературных источниках стали приводиться несколько иные показатели питательности аварийных рационов. “Аварийный носимый запас для экипажей самолетов” (1961 г.) содержал белков 129 г, в том числе 86 г животных белков; жиров 153 г, в том числе животных жиров 58 г; углеводов 623 г, калорий (нетто) 4506 ккал, калия 1105 мг, магния 79 мг, кальция 1048 мг, фосфора 2158 мг, железа 23,4 мг, кобальта 16,5 мкг, витаминов - А 0,19 мг, В1 0,09 мг, В2 0,4 мг. Этот НАЗ был рассчитан для использования в течение 3 сут. Следовательно, ежесуточно летчик в аварийной ситуации мог получать рацион, включающий калорий 1502 ккал, белков 43 г, жиров 51 г, углеводов 207 г, калия 368 мг, фосфора 719 мг, кальция 349 мг и небольшие количества других нутриентов. Такой рацион мог обеспечивать лишь малокалорийное питание даже при самых небольших физических нагрузках. “Аварийный бортовой запас для экипажей самолетов” (1961 г.) содержал белков 267 г, в том числе животных 200 г; жиров 190 г, в том числе животных 167 г; углеводов 810 г, калорий (нетто) 6183 ккал, калия 3153 мг, магния 335 мг, кальция 4564 мг, фосфора 5070 мг, железа 32,2 мг, кобальта 70 гамм, витаминов - А 0,91 мг, В1 0,66 мг, В2 3,6 мг, С 13 мг, РР 2,5 мг. Следовательно, за счет БАЗа летчики могли получать ежесуточно в течение 3 сут. в дополнение к НАЗу еще 2061 ккал, белков 89 г, жиров 63,3 г, углеводов 270 г, калия 1031 мг. фосфора 1690 мг, кальция 1521 мг, небольшие количества витаминов А, В1, В2, С, РР, а также других нутриентов. В этом случае аварийное питание уже приобретало бы характер изокалорийного при выполнении работ легкой и средней тяжести. БАЗ  мог быть использован, конечно, и самостоятельно, после расходования НАЗ, что позволило бы продлить сроки нахождения в условиях выживания за пределы 3 сут. еще на 3-4 сут., но уже в рамках малокалорийного (субкалорийного) суточного рациона с постепенным развитием количественного и качественного голодания даже при незначительных энерготратах организма.

Однако приведенные выше аварийные запасы не вполне соответствовали возросшему разнообразию условий их хранения на самолетах разных типов и использования в аварийных ситуациях. Бурное развитие реактивной авиационной техники требовало создания преимущественно НАЗов размещаемых в катапультных креслах и надежно оказывающихся под рукой у летчиков после приземления (приводнения) с парашютом. Из-за невозможности в большинстве случаев посадки вне аэродромов реактивных самолетов рамки использования БАЗов старого типа стали крайне ограниченными. Поэтому в дополнение к двум существующим вариантам аварийных запасов, рассмотренным выше, с 1963 г. для летного состава самолетов, оборудованных катапультирующимися креслами был разработан НАЗ, в котором была несколько иная пищевая группа. Она заключала консервы мясные в жестяных банках по 100 г, всего 400 г; галеты “Поход” в пачках по 30 г, всего 90 г; сахар в пачках по 15 г, всего 135 г; шоколад в плитках по 100 г, всего 300 г; поваренную соль в пакете из полимерной пленки, всего 60 г. Для комплектования этого НАЗа были использованы те же виды продуктов, что и для НАЗов, введенных в 1956 и 1961 гг., но в несколько меньших количествах по ряду продуктов. Пищевая ценность этого НАЗа, рассчитанная нами с учетом таблиц пищевой ценности продуктов питания, введенных в 1965 г., составляла: белков 121 г, в том числе 86 гживотных белков; жиров 152 г, в том числе 58 г животных жиров; углеводов 448 г, калорийность 3747 ккал (нетто), калия 1065 мг, фосфора 2077 мг, кальция 1028 мг, магния 59 мг, железа 22,2 мг, кобальта 15 гамм, витамины А - 0,19 мг, В1 0,09 мг, В2 0,4 мг(1) (В ряде работ (15,16) приводятся несколько отличающиеся данные - калорийность 3777-4506 ккал, белков 121-129 г, жиров 86-152 г, углеводов 598-625 г, а также белков 126,7 г, жиров 159,6 г, углеводов 348 г (2).) Этот НАЗ, как и его предшественники, был предназначен для использования в течение 3 сут. Следовательно, суточный рацион должен был иметь калорийность около 1249 ккал и содержать белков 40 г, жиров 51 г, углеводов 149 г, калия 355 мг, фосфора 692 мг, магния 19 мг, кальция 342 мг. Такая пищевая ценность могла обеспечить в течение 3-суточного нахождения в аварийной ситуации только субкалорийное питание. Продукты этого НАЗа не содержат, конечно, достаточного количества витаминов, минеральных веществ и микроэлементов, как об этом писали некоторые авторы (6). В этот НАЗ был включен запас воды. При создании нового НАЗа по-прежнему исходили из оптимального соотношения для обычных условий жизни.

С 1967 г. для обеспечения летного состава в аварийных условиях вновь стал использоваться единый комплект (набор) аварийного запаса для экипажей самолетов без строгого разделения его на БАЗ и НАЗ. Наряду с этим комплектом продолжал использоваться и НАЗ, введенный в 1956 г.  Подразделение аварийного комплекта на НАЗ и БАЗ должно было осуществляться на местах в зависимости от удобств размещения на самолетах. Такое решение было обусловлено тем, что строго закрепленное разделение аварийного комплекта на НАЗ и БАЗ, проведенное в 1956-1961 гг., не могло достаточно полно учитывать все возможные варианты размещения аварийных запасов в самолетах существующих и вновь создаваемых типов, а также условий размещения в парашютных системах, самолетных креслах, в снаряжении на самом летчике. Большая свобода на местах при использовании комплекта аварийного запаса, содержавшего значительное количество различных пищевых продуктов с неодинаковыми размерами и упаковкой, позволяла легче находить наиболее рациональное решение в каждом отдельном случае. Указанный комплект аварийного запаса наряду с медикаментами, перевязочным материалом, флягой для воды, фонарем, предметами первой необходимости включал и набор продуктов. В его состав входили консервы “Мясо отварное в собственном соку” в банках по 100 г, всего 700 г; сыр пастеризованный в банках по 100 г, всего500 г; галеты “Поход” в пачках по 60 и 125 г, всего 740 г; молоко сгущенное с сахаром в банках по 125 г, всего 500 г; сахар в пачках по 15-16 г, всего 500 г; шоколад в плитках по 15 г, всего300 г; соль в пачках по 50 г, всего 100 г.

Пищевая ценность аварийного запаса продуктов, по нашим данным, полученным расчетным путем с учетом показателей пищевой ценности продуктов, принятых в 1965 г., имела следующую характеристику: энергетическая ценность 10689 ккал, белков 396 г, в том числе 286 г животных белков; жиров 343 г, в том числе 225 г животных жиров, углеводов 1433 г, калия 4258 мг, фосфора 7228 мг, магния 414 мг, кальция 6118 мг, железа 55,6 мг, кобальта 86,5 мг, витаминов - А 1,1 мг, В1 0,75 мг, В2 4 мг, С 13 мг. РР 2,5 мг. Такой комплект аварийного запаса при его использовании в течение 3 сут. мог обеспечить изокалорийное питание при физических нагрузках легкой степени. Другое дело, что той его частью, которая входила в БАЗ, далеко не всегда можно было воспользоваться.

В эти же годы практика выдвинула необходимость использования крайне ограниченных по габаритам НАЗов, размещаемых в парашютной системе или в одежде летчиков. В таких НАЗах пищевой запас также был предельно ограничен.

Примером такого НАЗа может служить укладка, в которой аварийный пищевой запас был представлен лишь 300 г шоколада и 60 г поваренной соли. Этот НАЗ, как и другие, был предназначен  для выживания в течение 3 сут., а в дальнейшем даже 5 сут. Пищевая ценность300 г шоколада несколько колеблется в зависимости от содержания жира и сахара, например, по энергетической ценности от 540 до 557 ккал в 100 г.

Пищевая ценность рассматриваемого НАЗа при комплектовании его широко распространенным видом шоколада “Спорт” (ГОСТ 65-34-69) характеризуется следующими показателями: калорийность 1671 ккал, белков 22,8 г, жиров 111,6 г, углеводов 152,4 г, калия 1335 мг, натрия 231 мг, магния 105 мг, кальция 645 мг, железа 3,9 мг, витаминов - В1 0,18 мг, В2 0,87 мг, Р 678 мг, РР 1,14 мг (17). Следовательно, в аварийной ситуации при использовании этого НАЗа в течение 3 и тем более 5 сут. летчики могут рассчитывать на малокалорийное питание с энергетической ценностью около 557 и 334 ккал/сут. соответственно в зависимости от указанных сроков выживания.

Физиолого-гигиеническая ценность динамики пищевого статуса и общего состояния здоровья и работоспособности при экспериментальном использовании в умеренном климате этого аварийного запаса пищи, а также при замене 300 г шоколада на равное по массе количество свекловичного сахара позволили сделать вывод, что такой малокалорийный НАЗ допустим для использования в течение 3-5 сут. При физических нагрузках 3000-3200 ккал/сут. изменения в пищевом статусе были умеренными и быстро восстанавливаемыми.

Так как большинство современных самолетов при аварийном приземлении подвергаются сильному разрушению, то использование БАЗов экипажами, приземлившимися отдельно на парашютах, делается все более затруднительным или даже просто невозможным. Поэтому в дополнение к портативным НАЗам, которые спускаются на землю на парашютной системе вместе с летчиками в последние десятилетия все в большей степени стали пытаться обеспечить экипажи самолетов, терпящие бедствие, аварийными запасами в составе спасательных плавательных средств, специализированных парашютных контейнеров и др., которые автоматически должны отделяться от самолета в случае аварии. Следовательно, в районе приземления (приводнения) экипажи самолетов, помимо запасов из индивидуальных НАЗов, могут при благоприятных условиях воспользоваться также аварийными рационами из указанных спасательных средств, которые как бы заменяют старые БАЗы.

Наибольшее развитие в настоящее время получили спасательные плавательные средства, например плоты спасательные надувные (ПСН-6 и др.) и надувные лодки авиационные, спасательные (МЛАС-1, ЛАС-5 и др.), которые, как правило, снабжены запасом пищевых продуктов и воды (2,20). В качестве примера можно привести аварийный запас пищевых продуктов на ЛАС-5, включающий 3 рациона, каждый из которых содержит: мясные консервы - 400 г (в банках по 100 г), галеты “Поход” - 180 г (в пачках по 60 г), сахар - 150 г (в пачках по15 г), шоколад - 300 г (в плитках по 15 г), соль поваренную - 60 г. Если сопоставить продуктовый набор этого аварийного запаса с БАЗом, который использовался с 1956 г., то нетрудно убедиться, что в обоих случаях использованы практически одни и те же продукты, но несколько в различных количествах.

Аварийный запас продуктов на одного человека на весь срок нахождения в ЛАС-5 имеет, по нашим данным, следующую пищевую ценность: белков 128 г, жиров 148 г, углеводов 436 гпри калорийности 3688 ккал, калия 2715 мг, фосфора 1548 мг, магния 164 мг, кальция 418 мг, витаминов - В1 0,26 мг, В2 16,7 мг, РР 9,14 мг. Расчет проведен по таблицам пищевой ценности, принятым в 1965 г. для оценки питания летчиков. При этом в качестве мясных консервов взяты консервы “Говядина отварная в собственном соку”. Как следует из представленных данных, использование этого аварийного запаса может обеспечить в течение 3 сут. лишь малокалорийное питание, но в сочетании с запасом продуктов из НАЗов питание летчиков может быть серьезно улучшено. Малая вероятность использования БАЗов своременных самолетов явилась одной из причин прекращения их размещения на летательных аппаратах. В настоящее время экипажи самолетов обеспечиваются различного типа НАЗами, содержащими относительно небольшие аварийные наборы продуктов, а также аварийными запасами в спасательных средствах. Все эти аварийные запасы пищи при их использовании в течение 3-5 сут. могут обеспечить, как правило, лишь субкалорийное питание летчиков.

Вопросы аварийного питания экипажей в других странах имеют также довольно длительную историю. Анализ литературных данных позволяет сделать вывод, что в каждом конкретном случае аварийные запасы в целом, в том числе запасы продуктов, являлись результатом определенного компромисса, обусловленного реальными условиями их применения. При этом особую роль играли требования в отношении допустимых массы и объемов, климатогеографические условия региона аварийного выживания и его сроки, возможности поисково-спасательной службы.

При комплектовании аварийных запасов ряд исследователей придерживались требования иметь в рационах все основные питательные вещества в рациональном или, по крайней мере, в разумном соотношении. Так, английский аварийный арктический рацион на 3 сут. содержал белков и жиров 0,68 кг (2024 ккал) и углеводов 1,36 кг (4771 ккал). Арктический 3-суточный рацион “Зима” немецких ВВС в период второй мировой войны включал разнообразные по составу продукты: консервированную ветчину, сухари, шоколад, бульонные кубики, сахар, таблетки с декстрозой при общей энергетической ценности 11450 ккал.

Парашютная аварийная укладка включала соевый и мясной концентраты, шоколад, таблетки дестрозы при общей калорийности 3750  ккал. Американский аварийный арктический рацион SA-4 включал брикеты из хлеба и сыра, желе, мармелад, шоколад, сухие сливки и содержал 2100 ккал. Его разновидность рацион SA-3 содержал 1796 ккал и включал шоколад, фруктово-хлебные концентраты, мармелад, пакеты с сухими напитками. Унифицированный рацион ВВС Англии “Марк-5” состоял из блока А с калорийностью 4387 ккал и соотношением белков, жиров и углеводов 1:2,97:6,94, а также блока Б, содержащего 1950 ккал при соотношении тех же нутриентов 1:1,97:2,27 (27). Обобщая последние исследования, С.Нил и Р.Шамбурек писали: “Чтобы выжить, человек в безлюдной местности должен получать в день не менее 2000 ккал с пищей, содержащей 15% белка, 52% углеводов и 33% жиров, не менее 1 лводы в прохладные и 3 л в жаркие дни”.

В последние десятилетия стали появляться также аварийные рационы в основном для условий, когда питьевой воды недостаточно, которые содержат преимущественно углеводы. Так, рацион летчиков США для тропиков и умеренного климата при недостатке воды состоял преимущественно из углеводов и содержал на 3 сут. 1700 ккал (26,30). Рацион С-1 (США), который размещается в карманах снаряжения, включал мармеладно-крахмальные брикеты, а также сухие напитки и содержал 860 ккал. Голландский аварийный паек для морских летчиков включал 760 г концентрата из кексовой муки и 350 г таблетированной глюкозы.

Проведенный обзор развития вопросов аварийного питания свидетельствует, что стремление организовать в аварийных условиях питание и водообеспечение, адекватное потребностям организма летчиков в питательных веществах и воде, практически всегда сталкивается с серьезными ограничениями, обусловленными рядом технических и санитарных требований. Аварийное питание в силу того, что оно все больше ограничивалось возможностью использования продуктов только из малогабаритных НАЗов, так как БАЗы становились все более малодоступными для использования после аварийного приземления, как правило, принимало характер малокалорийного (субкалорийного) питания. Создание универсальных НАЗов для всех типов самолетов и климато-географических зон оказалось крайне трудным. Поэтому ряд НАЗов имеет определенное предназначение в отношении региона и сроков использования.

Дальнейшее совершенствование аварийного питания в немалой степени зависит от изучения особенностей обмена веществ при малокалорийном питании и дегидратации организма в различных условиях выживания, разработки способов поддержания водно-солевого обмена, определения наиболее рациональных режимов использования ограниченных запасов пищи и воды в различных аварийных ситуациях с учетом режимов расходования энергетических ресурсов организма, поиска наиболее оптимальных пищевых продуктов и искусственных смесей нутриентов, разработки эффективных способов тренировки экипажей к выживанию в условиях недостатка пищи и воды. По-прежнему остаются актуальными вопросы добывания пищи и воды из местных ресурсов, а также наиболее рациональные способы их использования совместно с НАЗами. 

Большой интерес представляют результаты натурных экспериментов, опубликованные в журнале “Космическая биология и авиакосмическая медицина (авторы: И.Г. Попов, П.А. Лозинский, А.А. Лацкевич, И.А. Романова). Специалисты провели интересные исследования на примере моделирования аварийной ситуации, когда после вынужденного приземления экипаж летательного аппарата должен был в течение 5 суток питаться рационами из НАЗа, причем в первом случае в НАЗе были только леденцы, во втором - мясные консервы, в третьем – шоколад. Ниже даются статьи в сокращении, тем не менее, условия и методика проведения натурных испытаний, а также выводы, результаты и рекомендации мы оставили в полном объеме.

 

ПИЩЕВОЙ СТАТУС ПРИ РАЗЛИЧНЫХ РЕЖИМАХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

АВАРИЙНОГО УГЛЕВОДНОГО РАЦИОНА 

Экипажи летательных аппаратов в условиях “выживания” после аварийного приземления или приводнения располагают, как правило, ограниченным количеством пищевых продуктов, размещенных в укладках с носимыми аварийными запасами (НАЗ). Если время нахождения экипажа в безлюдной местности затягивается до 3-5 сут. и более, то за счет пищевого запаса НАЗ возможна организация лишь малокалорийного (субкалорийного) питания. При этом перед экипажем сразу возникает вопрос о выборе наиболее рациональной тактики использования имеющегося в его распоряжении пищевого запаса. Выбор того или иного режима питания в аварийных условиях, естественно, зависит от целого ряда факторов: общей пищевой ценности аварийного рациона, предполагаемого срока пребывания в районе приземления до момента оказания помощи или эвакуации, климато-географических особенностей района приземления, характера физических нагрузок, наличия или отсутствия питьевой воды и т.д. Все эти факторы в начальном периоде “выживания” учитывать в одинаковой степени не просто. Однако экипажи летательных аппаратов вынуждены принимать то или иное решение в самом начале пребывания в условиях “аварийного выживания”, основываясь либо на рекомендациях, приведенных в официальных памятках, находящихся в НАЗ, либо на собственном опыте и сведениях, почерпнутых из других источников.

Вопросы режима питания в аварийных условиях, несмотря на их актуальность, все еще недостаточно разработаны в физиолого-гигиеническом отношении. В литературе имеются рекомендации универсального характера, предлагающие, например, использовать рацион НАЗ лишь при отсутствии возможностей пополнять свои запасы за счет местных источников и распределять продовольственные запасы на возможно длительный срок; принимать пищу небольшими порциями. В целом такая рекомендация правильна. Однако для практического использования желательно, чтобы они были более конкретными в отношении режима аварийного питания и учитывали вышеперечисленные факторы “выживания”. Для этого необходимо, прежде всего, располагать достаточно обширными данными по динамике пищевого статуса при использовании различных видов аварийных запасов пищи при основных вариантах режима питания и условий “выживания” экипажей.

В настоящем сообщении приводятся результаты сравнительной оценки динамики пищевого статуса обследования при использовании в течение 5 сут. одного или того же малокалорийного аварийного рациона, содержащего только легкоусвояемые углеводы (300 гледенцовой карамели), но при двух различных режимах питания. Первый режим предусматривал использование всего рациона в течение первых 3 сут. с последующим 2-суточным голоданием. В соответствии со вторым режимом рацион использовался небольшими частями на протяжении 5 сут.

 

Методика 

На протяжении 5 сут. исследований питание обследуемых было организовано по следующей схеме. Утром в день начала исследований все обследуемые получали стандартный предполетный завтрак: белков 43 г, жиров 46 г, углеводов 115 г, общая энергетическая ценность – около 1017 ккал. Масса продуктов завтрака составляла около 505 г. Кроме того, на завтрак выдавали по 200 г горячего чая и фруктового сока. Через 1,5 ч после завтрака начинался “полет”, а еще через 2 ч объявлялось “аварийное призмление”. Вечером 1-го дня аварийной ситуации обследуемые 1-й группы (использование рациона в первые 3 сут с последующим 2-суточным голоданием) получали 40 г (144,8 ккал) леденцовой карамели, и в течение следующих 2 и 3 дней - по 130 г карамели. На протяжении 4 и 5 сут исследований они не получали пищи совсем, но пили воду. Обследуемые 2-й группы (использование рациона на протяжении 5 сут) вечером 1-го дня получали 20 г карамели и в течение последующих 2-5 сут - по 70 г карамели. При первом режиме питания обследуемые на протяжении 2 и 3 сут получали по 40 г (144,8 ккал) карамели на завтрак и ужин, и 50 г - на обед (181 ккал). карамели на завтрак и ужин, и 50 г - на обед (181 ккал). При втором режиме на протяжении 2-5 сут они получали по 20 г (72,4 ккал) карамели на завтрак и ужин и 30 г на обед (108,6 ккал). Таким образом, пища принималась в привычные часы при относительно равномерном ее распределении на завтрак, обед и ужин. Энергетическая ценность всего аварийного запаса пищи, включавшего 300 гледенцовой карамели,  составляла 1086 ккал (4545 кДж) (3). Следовательно, обследуемые 1-й группы в 1-е сутки получали рацион, содержащий 1161,8 ккал (предполетный завтрак - 1017 ккал и 40 г карамели - 144,8 ккал), а в последующих 2 и 3 сут - по 470,6 ккал/сут за счет 130 гкарамели ежедневно. Обследуемые 2-й группы получали соответственно в 1-е сутки 1089,4 ккал, а на протяжении следующих 2-5 сут – по 253,4 ккал/сут за счет 70 г карамели ежедневно. В период моделирования аварийной ситуации выдавалась питьевая вода в количестве 1 л/сут. В исследованиях участвовали практически здоровые мужчины-добровольцы в возрасте 30-40 лет. Обследуемые находились в условиях средней климатической зоны. Их энерготраты находились в пределах 3000-3200 ккал/сут.

 

Результаты и обсуждение 

Результаты исследования динамики массы тела обследуемых при использовании всего малокалорийного аварийного рациона (300 г карамели) в первые 3 сут с последующим нахождением в “аварийной ситуации” в течение 2 сут совсем без пищи приведены в таблице (приложение № 2). Масса тела обследованных на протяжении всех 5 сут ежедневно уменьшалась в связи с переходом сначала на субкалорийное (малокалорийное) питание, а затем (на 4-5 сут) к условиям полного голодания. В абсолютных величинах наибольшее уменьшение массы тела у большинства лиц наблюдалось в 1-е сутки “аварийной ситуации” (1,26±0,15 кг), хотя в этот период они получали за сутки рацион с более высокой энергетической ценностью (предполетный завтрак + 40 г карамели), чем в последующие 2 сут (всего по 130 г карамели). Соответственно калорический дефицит в 1-е сутки был меньше по величине, чем в следующие дни. Причина этого явления заключается в более интенсивном уменьшении количества принимаемой пищевой массы и объема содержимого в желудочно-кишечном тракте, а также в более высоких водопотерях. За 2-е сутки изменение массы тела у большинства обследованных стало менее значительным, чем за 1-е сутки. На 3-и сутки потери массы тела продолжали снижаться (0,50±0,02 кг).

Индивидуальные различия в изменении массы тела были наибольшими также в 1-е сутки перехода на субкалорийное питание, а на 3-и сутки они выравнились и были в пределах 0,4-0,5 кг. За первые 3 дня потеря массы тела достигла по группе обследования 2,52±0,2 кг при индивидуальных различиях от 1,8 до 3,1 кг. В процентном отношении уменьшение массы тела достигло 3,25±0,16% от исходного состояния с колебаниями у обследованных лиц от 2,78 до 3,75%. В большинстве случаев лица с более высокой исходной массой тела имели за 3 сут более значительные ее потери. Исключение составлял только 1 человек.

За 4-е сутки, когда обследуемые перешли к условиям голодания, потеря массы тела заметно увеличилась только у 2 из 6 лиц. С учетом точности применявшихся медицинских весов можно считать, что суточное уменьшение массы тела оставалось на уровне 3-х суток. Однако по средним величинам этот показатель в целом по группе за 4-е сутки все-таки увеличился. В течение 5-х суток (или 2 сут полного голодания) потери массы тела стали более значительными, чем за 3-и и 4-е сутки “аварийной ситуации”. В среднем по группе потеря массы тела за 5-е сутки составляла 1,02±0,06 кг, а за 3-и сутки – 0,50+0,02 кг, за 4-е сутки – 0,67±0,10 кг. У большинства лиц уменьшение массы тела за 5-е сутки было больше, чем за 2-е сутки. Следовательно, с переходом к условиям полного голодания на 4-5-е сутки “аварийной ситуации” ежесуточные потери массы тела стали снова возрастать вследствие увеличения калорического дефицита и прекращения приема пищевой массы.

Уменьшение массы тела за 5 сутки “аварийной ситуации” составило в целом по группе 4,21+0,28 кг (5,4+0,2%) при индивидуальных колебаниях 4,71-5,82% от исходной. Такое уменьшение массы тела можно оценить как умеренное и далеко отстоящее от критического уровня, в 40-50% опасного для состояния здоровья и жизни человека.

При использовании в аналогичных условиях идентичного рациона, но при равномерном приеме карамели (или карамели и сахара; 20 г в 1-е сутки вечером и по 70 г в последующие 2-5 сут) наблюдалась следующая картина: в целом за 5 сут масса тела уменьшилась на 3,76±0,09 кгили 4,9±0,17%, при колебаниях от 4,68 до 5,70% от исходной. Следовательно, по средним величинам равномерный режим использования рациона за 5 сутки аварийной ситуации сопровождался менее значительными потерями массы тела. В то же время за первые 3 сутки потеря массы тела при этом режиме питания составляла 3,56±0,22% (колебания 2,71-4,34%), что незначительно превышает приведенные выше аналогичные показатели потери массы тела при полном использовании того же рациона в течение 3 сутки, а не 5. Просматривается определенная тенденция к уменьшению потери массы тела при использовании в течение 2 и 3 суток “аварийной ситуации” по 130 г карамели по сравнению с применением ее в количестве 70 г/сутки.

За 4-е сутки исследований, когда выдавали по 70 г карамели, потери массы тела находились в пределах 0,55-0,70 кг и достигли 3,623-5,25% от исходного уровня. В то же время за 4-е сутки, когда обследуемые перешли к условиям голодания, потери массы тела составили 0,67-1,0 кг и достигли 3,47-4,5% от исходной величины. Следовательно, в этот период суточные потери массы тела при равномерном использовании рациона были уже меньшими. Однако суммарная потеря массы тела (в процентах от исходной) оставалась еще более значительной, чем при режиме полного использования рациона в первые 3 дня с последующим голоданием.

На 5-е сутки исследований при получении 70 г карамели потери массы тела находились в пределах 0,3-0,7 кг. Общая потеря за 1-5-е сутки достигла 4,9±0,17% с индивидуальными колебаниями 4,68-5,46% от исходной. На 5-е сутки исследований при неравномерном использовании рациона, когда уже 2 сутки обследуемые были в условиях голодания, потери массы тела составили 1,02+0,06 кг (от 0,8 до 1,2 кг), а общая потеря за 1-5-е сутки достигла 5,45±0,2% (от 4,71 до 5,93%)  от исходной. Следовательно, за 5-е сутки потеря массы тела была более значительной при неравномерном режиме питания в еще большей степени, чем за 4-е сутки.

К исходу 5-х суток потеря массы тела (в процентах от исходной) при неравномерном режиме использования аварийного рациона стала уже большей, чем при равномерном потреблении того же рациона на протяжении всех 5 сутки.

Таким образом, потеря массы тела (в % от исходной величины) за первые 3 сутки была относительно более низкой при полном использовании за этот срок всего аварийного рациона (300 г карамели), чем при равномерном питании на протяжении 5 суток. Однако к исходу 5-х суток положение изменилось. У лиц, которые, израсходовав весь рацион, вынуждены были голодать на протяжении 4-х и 5-х суток, потеря массы тела в целом за 5 суток  оказалась более значительной, чем у лиц, равномерно использовавших такой же рацион на протяжении 1-5-х суток. Следовательно, в течение первых 3 суток преимущества имел режим ускоренного использования аварийного рациона, а к исходу 5-х суток определенные преимущества были уже при равномерном режиме использования малокалорийного запаса пищи.

Режим малокалорийного питания с использованием в первые 3 суток всего углеводного рациона создает иные условия для протекания углеводного обмена, чем в случае равномерного использования этого рациона на протяжении всех 5 суток аварийной ситуации. Можно было ожидать более благоприятного уровня содержания глюкозы в крови в первые 3 дня и ухудшения положения в последующие 2 суток полного голодания при режиме неравномерного использования рациона.

Содержание глюкозы в пробах капиллярной крови определяли глюкозо-оксидазным методом в модификации И.С. Балаховского по методике, принимая за норму концентрации от 69,3 до 80,7 мг% (70+10,7).

При использовании всего рациона на протяжении первых 3 суток содержание глюкозы в крови утром и вечером у большинства обследуемых оставалось в пределах нормы. Явления спорадической гипогликемии были отмечены на 2-е сутки у 3 лиц утром и 1 вечером, а на 3-и сутки только вечером у 1 обследуемого (еще у 3 лиц концентрация глюкозы была на нижней границе нормы). На 4-е сутки гипогликемия отмечена утром у 2 лиц, но вечером – у всех обследуемых. В течение 5-х суток явления гипогликемии наблюдались у всех обследуемых.

При другом режиме аварийного питания, когда такой же рацион использовался равномерно, в первые 3 суток также периодически наблюдались явления гипогликемии. На протяжении 4-х и 5-х суток гипогликемия выявлялась еще чаще, но не у всех обследуемых, и она не была постоянной. Создается впечатление, что с переходом к условиям голодания углеводный обмен становится более напряженным, а гипогликемические явления учащаются и усиливаются. При равномерном использовании в течение 5 суток даже таких небольших количеств карамели, как 70 г/сутки, кипогликемия все-таки отмечается реже, чем в последние 2 суток при неравномерном использовании рациона, когда обследуемые оказываются в условиях полного голодания. В целом при неравномерном режиме аварийного питания в первые 3 суток имелось незначительное преимущество по уровню глюкозы в крои, но на 4-е и особенно 5-е сутки режим равномерного использования рациона по этому показателю оказался более благоприятным. К вечеру 1-х суток реабилитационного питания у обследуемых при обоих режимах аварийного питания явления гипогликемии прекратились.

Общее состояние здоровья, самочувствие и работоспособность на протяжении первых 3 суток в условиях субкалорийного питания, по данным врачебного наблюдения и по заключению самих обследуемых, может быть оценено как удовлетворительное. В 1-й день “аварийной ситуации” обследуемые отмечали появление чувства голода уже ко времени привычного для них очередного приема пищи (в данном случае обеда). Чувство голода не причиняло сильного беспокойства и притуплялось приемом нескольких глотков холодной воды. Вечером в период привычного ужина ощущение голода обострилось. Прием 40 гкарамели и стакана воды в значительной мере снимал голодные ощущения и связанный с ними дискомфорт. На протяжении 2-х и 3-х суток обследуемые отмечали периодическое появление общей слабости, ухудшение самочувствия и работоспособности. Время возникновения этих явлений, а также их продолжительность и выраженность варьировали у отдельных лиц. Прием карамели в привычные часы завтрака, обеда и ужина существенно притуплял или даже снимал чувство голода и улучшал самочувствие.

Определение силы кистей динамометрическим методом выявило незначительное ухудшение этого показателя в первые 3 суток малокалорийного питания. До начала исследований сила кистей рук находилась в пределах 55,3+1,93 кг для правой руки и 52,7+1.93 кг для левой. В 1-е сутки малокалорийного питания этот показатель составлял 54,8+2,58 кг(правая рука) и 52,0+1,4 кг (левая); на 2-е сутки - соответственно 54,2+0,14 (правая) и 50,2+0,81 кг (левая); на 3-и сутки - 52,2+2,75 (правая) и 50,7+1,45 кг (левая). С переходом к условиям голодания на 4-е сутки произошло дальнейшее незначительное, но более заметное снижение этого показателя до 53,7+2,58 кг (правая рука) и 48,5+1,78 кг (левая). Но на 5-е сутки (или 2-е сутки голодания) отмечено некоторое увеличение силы кистей рук до 54,8+2,75 (правая рука) и 51,7+1,45 кг (левая), т.е. до уровня 1-го дня малокалорийного питания, что может быть отражением развития общего возбуждения на почве стресса голодания. На 3-и сутки реабилитационного питания сила кистей рук была практически на исходном уровне или даже превышала ее: 56,8+2,9 кг (правая рука) и 53,0+2,26 кг (левая). Становая сила в исходном состоянии соответствовала 121,0+7,25 кг; в 1-е сутки малокалорийного питания - 118,0+8,0 кг, во 2-е сутки - 114,8+7,6 кг, в 3-и сутки - 108,8+4,6 кг, т.е. постепенно уменьшалась. На 4-е сутки аварийной ситуации при переходе к условиям голодания она равнялась 1204,5+5,4 кг, но на 5-е сутки увеличилась до 108,2+6,1 кг, что соответствует уровню 3-х суток малокалорийного питания. Причину этого, по-видимому, следует искать также в стрессовой реакции на полное голодание.

При оценке ЭКГ обследуемых патологических явлений не отмечено. В целом явления были те же, что и при других вариантах малокалорийного питания (4,5). Периодически артериальное давление понижалось на 5-15 мм рт.ст., а пульс урежался на 10-15 в минуту по сравнению с исходным статусом.

С переходом к условиям полного голодания на 4-е и особенно на 5-е сутки “аварийной ситуации” все обследуемые отмечали заметное ухудшение общего состояния: периодическую слабость, более интенсивные и длительные приступы голодных ощущений, явления беспокойства из-за невозможности принять хотя бы небольшое количество “любой” пищи.

В период голодания ЭКГ существенно не изменилась, но у части лиц амплитуда зубца Т2 несколько снизилась, а сегмент QT имел тенденцию к расширению. Эти изменения могли быть обусловлены сдвигами в электролитном обмене на фоне деминерализации организма.

При сравнении приведенных данных с аналогичными показателями при равномерном питании можно сделать вывод, что в первые 3 суток существенных различий не наблюдалось. Однако на 4-5-е сутки в условиях голода субъективное состояние, особенно в отношении ощущений голода и развития общей слабости, было более плохим, чем при малокалорийном питании. В сравнительном плане на заключительном этапе “выживания” обследуемые отдавали предпочтение режиму равномерного использования рациона без голодания.

Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что в случаях, когда трудно или невозможно прогнозировать продолжительность предстоящего нахождения в условиях “выживания” более рациональным является равномерное использование малокалорийного малогабаритного запаса пищи на протяжении 5 суток аварийной ситуации. результаты объективного исследования динамики пищевого статуса, состояния здоровья, работоспособности и субъективные оценки обследуемых свидетельствуют о том, что даже непродолжительного полного голодания во второй половине аварийной ситуации следует избегать. В случаях, если имеется устойчивая связь со спасательными организациями и существует полная уверенность в получении помощи в течение первых 3 суток, то рацион можно и не экономить, так как это уменьшит калорический дефицит.

 

 

НЕКОТОРЫЕ  ОСОБЕННОСТИ  ПИЩЕВОГО  СТАТУСА  ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МЯСНЫХ КОНСЕРВОВ В АВАРИЙНЫХ РАЦИОНАХ “ВЫЖИВАНИЯ”

(И.Г. Попов, П.А. Лозинский, А.А. Лацкевич, И.А. Романова) 

В носимых аварийных запасах (НАЗ), размещаемых в самолетных креслах или парашютных укладках, наряду с продуктами углеводного характера (сахар, карамель, шоколад, галеты и др.) часто содержатся консервы. В определенных условиях может возникнуть необходимость в уменьшении аварийного запаса продуктов с целью включения в НАЗ дополнительного снаряжения (например, бачков с водой). В подобной ситуации возникает довольно сложный вопрос: какие из продуктов в том или ином случае целесообразно оставить в НАЗ? При решении такой задачи должны быть учтены особенности климатической зоны по маршруту полета, вероятные сроки  “выживания”, рекомендации по поведению после аварийного приземления (приводнения), наличие или отсутствие водоисточников и др. Например, для условий холодного и умеренного климата более рациональными могут оказаться белково-жировые продукты, а для жаркого климата (особенно при недостатке воды), напротив, углеводные пищевые продукты. Указанные вопросы гигиены питания в аварийных условиях разработаны еще недостаточно, особенно в отношении объективных критериев пищевого статуса, предпочтительности тех или иных нутриентов в зависимости от объема рационов и условий “выживания”, а также режима использования малокалорийных рационов в различных аварийных ситуациях. В настоящее время существуют малогабаритные НАЗ, в которых пищевая группа представлена 300 г шоколада и 30 г поваренной соли. Представляет практический интерес вопрос о том, возможно ли в определенных условиях заменить в нем шоколад на мясные консервы или другие продукты.

В данном сообщении приводятся результаты изучения динамики пищевого статуса при использовании в течение 5 суток рациона “выживания”, включающего в себя только 400 гмясных консервов. 

Методика 

Динамику пищевого статуса изучали в течение 5 суток аварийного питания у 7 практически здоровых мужчин в возрасте 35-40 лет. В 1-й день исследований в 9 ч утра все обследуемые получали стандартный предполетный завтрак, содержащий 43 г белков, 46 гжиров, 115 г углеводов (около 1017 ккал), а также по 200 мл горячего чая и 200 мл фруктового сока. Через 1,5 ч после завтрака объявляли “вылет”, а еще через 2 ч – “аварийное приземление”. Начиная с этого момента на протяжении 5 суток, обследуемые питались только продуктами аварийного рациона, включавшего 400 г мясных консервов, получая при этом 1 л воды в сутки. Как и в существующих НАЗ, были использованы 4 банки мясных консервов “Говядина отварная” ГОСТ 5283-56. Консервы были упакованы в жестяные банки № 1. Масса продукта в каждой банке составляла 100 г, пищевая ценность содержимого одной банки - в среднем 218 ккал, белков было 23 г, жиров - 13,3 г, углеводов - 0,1 г. Мясные консервы использовали только на 2-5-е сутки по 1 банке в сутки. В 1-е сутки обследуемые ограничивались приемом только предполетного завтрака. Режим питания был обусловлен требованиями санитарной безопасности. В условиях положительных температур вскрытые мясные консервы хранить запрещено. Поэтому для организации 3-разового приема пищи в привычные часы на протяжении 2-5 суток приходилось утром, днем и вечером вскрывать по 1 банке (100 г) и делить ее на 3 обследуемых. В противном случае пришллось бы ограничиться приемом консервов 1 раз в сутки. Пищевая ценность каждого приема пищи при таком режиме питания составляла около 72 ккал (белки 7,1, жиры 4,4 г). В период обследования все лица продолжали привычную для них жизнедеятельность со средними энергозатратами 3000-3200 ккал/сут и незначительными физическими усилиями, обусловленными преимущественно сидячей умственной работой. Температурные условия были типичными для средней климатической зоны в переходный период весна-лето. Такой подход позволял изучить влияние малокалорийного рациона при сохранении привычных условий жизни.

У обследуемых изучали следующие параметры пищевого статуса: массу тела, содержание в крови глюкозы, в плазме крови аминокислот, экскрецию с мочой азота и макроэлементов. Регистрировали состояние самочувствия, аппетита, жажды, приемлемости пищи  определяли показатели работоспособности мышц рук и спины методом динамометрии. Периодически снимали ЭКГ в стандартных отведениях.

 

Результаты и их обсуждение 

Результаты определения динамики массы тела обследуемых при использовании в течение 5 суток аварийного рациона, состоящего только из 400 г мясных консервов показали, что у всех обследуемых на протяжении 5 суток масса тела непрерывно уменьшалась, что было обусловлено количественной недостаточностью питания. При сохранении среднесуточных энергозатрат на уровне 3000-3200 ккал на 70 кг массы тела обследуемые получали с пищевыми продуктами в 1-е сутки 1090 ккал (один предполетный завтрак), а в последующие 2-5-е сутки - около 218 ккал/сут за счет аварийного рациона. Наибольшее уменьшение массы тела происходило за 1-2-е сутки “аварийной ситуации”: у 4 лиц - за 2-е сутки, у 2 - за 1-е, у 1- го практически одинаково за 1-е и 2-е сутки. По-видимому, определенную роль сыграло то, что в 1-е сутки калорический дефицит был все-таки меньше за счет получения полноценного предполетного завтрака. За 3-и сутки снижение массы тела у всех обследуемых было меньшим, чем за 2-й день малокалорийного питания.

В следующие дни потери массы тела продолжали снижаться и у большинства обследуемых достигли минимальных величин за 5-е сутки. За 1-3-и сутки потери массы тела находились в пределах 2,5-3,78 кг, а за 4-5-е сутки - около 1,01 кг. Общие потери массы тела по завершении 5-х суток аварийного питания составляли 3,7-5,27 кг. Самая большая потеря массы тела отмечена у обследуемого, имевшего наибольшую исходную массу тела, самая небольшая – у лица с наименьшей массой тела. В процентом отношении у лица с максимальной исходной массой тела также отмечена большая потеря массы, чем у обследуемого с минимальной массой тела перед “аварийной ситуацией”. Однако среди других обследуемых указанной закономерности не наблюдалось. Так, наибольшая в процентном отношении потеря массы тела имела место у обследуемого А-ова (6,21%), который имел массу тела на 13 кг меньше, чем обследуемый С-ов, потерявший 5,62% массы тела. Обследуемый Ш-с, имевший еще меньшую массу тела, потерял за 5 сутки около 6,19% от исходной. Индивидуальные различия в суточной потере массы тела в последние 5 сутки оставались значительными – от 0,5 до 1,1 кг. На 3-и сутки колебания потерь массы тела составили 0,4-1,1 кг, на 4-е сутки – 0,6-1,0 кг.

Уменьшение массы тела за 5 сут, достигшее в среднем 5,35+0,18%, следует оценить как умеренное и довольно далеко отстоящее от опасного для здоровья и жизни критического уровня в 40-50% потери исходной массы тела (4). Следует отметить, что потеря массы тела при использовании в течение 5 сут рациона из 400 г консервов была все-таки выше, чем при аварийном питании в эти же сроки рационом из 300 г углеводов, когда потери составляли около 3,76+0,08 кг или 4,9+0,17% от исходной массы тела (3).

Как и в реальных условиях, обследуемые имели различный исходный пищевой статус. В соответствии с индексом Брока среди обследованных в исходном периоде 4 человека имели избыточную, 2 - пониженную и 1 - практически нормальную массу тела. По сравнению с величинами, рекомендованными А.А.Покровским, у всех обследуемых масса тела превышала норму. Через 5 суток малокалорийного питания у 3 лиц масса тела по индексу Брока оставалась избыточной, у 1 снизилась до нормы, у 3 стала ниже нормы. При этом у лиц с пониженной исходной массой тела этот показатель оказался ниже нормы на 5-7 кг. По сравнению с рекомендациями А.А. Покровского у 4 лиц масса тела оставалась избыточной, а у 3 - стала несколько пониженной. Судя по приведенным данным, через 5 сут малокалорийного питания в худшем положении оказались лица, имевшие в исходном периоде массу тела ниже нормы по индексу Брока. В пересчете на 1 кг исходнорй массы тела индивидуальные потери за 5 сут оказались довольно близкими: для 4 лиц с избыточой массой тела 0,052-0,062 кг, а для 3 лиц с пониженной массой тела – 0,049-0,062 кг.

Через 5 суток после окончания питания аварийными рационами исходная масса тела у всех обследуемых почти восстановилась. При этом у всех 3 лиц, снизивших массу тела до величин, меньших, чем рекомендованные А.А.Покровским, этот показатель восстановился до нормы. Все это позволяет считать, что потеря массы тела за 5 сутки аварийного питания была не столь значительной и легко восстанавливаемой в течение 5 дней при переходе на обычное питание.

Аварийный рацион из мясных консервов в целом получил неудовлетворительную оценку у обследуемых ввиду того, что небольшие порции мяса недостаточно удовлетворяли голод, а в ряде случаев даже обостряли его. Вызывала замечания и необходимость группового использования консервов или одномоментного приема содержимого банки ввиду трудностей сохранения их доброкачественности. По отзывам обследуемых жажда была повышенной.

В 1-е сутки обследуемые не отмечали заметного ухудшения самочувствия и работоспособности, но вечером этого дня голод уже беспокоил их. В последующие 4 суток обследуемые отмечали периодическое появление физической слабости, ухудшение общего самочувствия и работоспособности. Ухудшался сон, повышалась возбудимость. Время возникновения и продолжительность этих явлений варьировали у отдельных лиц, но более часто отмечались в конце рабочего дня. После сна состояние, как правило, улучшалось. Лица с пониженной массой тела хуже переносили малокалорийное питание.

При динамометрическом определении силы мышц кистей рук не было выявлено ухудшения этого показателя к концу 5-х суток. У большинства лиц имелась даже тенденция к его увеличению. Становая сила у большинства обследуемых мало изменилась. Отсутствие существенного изменения или ухудшения силовых показателей, по-видимому, обусловлено определенным превалированием процессов возбуждения в период адаптации к новым условиям обмена веществ и воздействием стресса, вызванного малокалорийным питанием.

При электрокардиографическом исследовании заметных изменений со стороны сердечной деятельности не выявлено. Отмечены периодическое понижение артериального давления и урежение частоты пульса.

Таким образом, при питании аварийными рационами из мясных консервов постепенно развивалась недостаточность макроэлементов, особенно в отношении натрия, хлора и калия. Однако, судя по субъективному состоянию и данным ЭКГ, положение к концу 5-х суток может быть оценено как удовлетворительное.

Результаты проведенных исследований позволяют заключить, что при ограниченных энергозатратах (3000-3200 ккал/сут) и водопотреблении до 1 л/сут в условиях умеренного климата рацион, состоящий только из 400 г мясных консервов, принятых в настоящее время для комплектования НАЗ, может быть при необходимости использован в течение 5 и тем более 3 суток в качестве малокалорийного рациона “выживания”. В то же время следует учитывать, что рацион не исключает случаев развития начальной фазы белковой недостаточности, спорадической гипогликемии, выраженной кетонемии, прогрессирующего обессоливания организма. Все это необходимо иметь в виду при подготовке летного состава, организации спасения и проведения реабилитационных мероприятий. Существенными недостатками такого рациона при его равномерном использовании 3 раза в сутки на протяжении 2-5 дней аварийной ситуации являются неполное утоление голода, в ряде случаев даже повышение аппетита, а также возможность усиления жажды. Кроме того, упаковка мясных консервов в банки по 100 г крайне затрудняет дробное использование содержимого, особенно при положительных температурах.

Возможность использования рационов “выживания” данного типа в условиях высоких температур окружающей среды и еще большего ограничения в водообеспечении требует дополнительного изучения. Результаты проведенного исследования подтвердили вывод о положительном значении для успешного “выживания” при малокалорийном питании в аварийных условиях хорошего исходного пищевого статуса и важной профилактической роли полноценного предполетного питания.

 

 

ПИЩЕВОЙ СТАТУС ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ШОКОЛАДА

В КАЧЕСТВЕ АВАРИЙНОГО РАЦИОНА

(И.Г. Попов, П.А. Лозинский, А.А. Лацкевич, И.А. Романова) 

Шоколад издавна широко используется в аварийных укладках самого различного назначения, в том числе в бортовых аварийных запасах (БАЗ) и носимых аварийных запасах (НАЗ) экипажей самолетов и космических летательных аппаратов. Еще в 1936 г. в один из первых отечественных “пищевых запасов при вынужденных аварийных посадках вдали от населенных местностей” наряду с галетами (300 г) и мясными консервами (340 г) был включен шоколад (300 г). Этот аварийный запас для 1 человека содержал 3052 ккал. По свидетельству одного из его создателей (С.С.Холина), он был рассчитан для использования в аварийных условиях в течение 3 суток.

В период Великой Отечественной войны (с 1941 г.) во всех видах авиации были введены аварийные пищевые запасы, включавшие в себя наряду с другими продуктами (галетами, молоком сгущенным, мясными консервами, сахаром) 300 г шоколада.

В авиационные зарубежные НАЗ шоколад также обычно включался как один из продуктов для условий “выживания” в безлюдной местности. В настоящее время шоколад по-прежнему широко используется в аварийных запасах для летчиков, космонавтов, моряков и т.д. В частности, существует так называемый НАЗ-у, в котором 300 г шоколада является единственным пищевым продуктом, если не считать входящей в него поваренной соли (60 г), упакованной в отдельном полиэтиленовом мешочке. Такой НАЗ предназначен для использования в течение 3-5 суток.

Шоколад привлекает внимание разработчиков аварийных запасов, прежде всего, благодаря его высокой калорийности. Действительно, энергетическая ценность различных сортов шоколада относительно велика и колеблется от 540 до

557 ккал в 100 г (2259-23340 кДж), а у шоколада в порошке составляет 483 ккал (2021 кДж). Это обусловлено тем, что, помимо углеводов и белков шоколад содержит также жир. В шоколад входят, кроме того, макроэлементы, в том числе калий и фосфор, небольшое количество витаминов В1, В2 и РР. Имеет, несомненно значение и то, что шоколад обладает хорошими вкусовыми качествами.

Однако шоколад имеет и ряд серьезных эксплуатационных недостатков. К ним относится прежде всего ограниченный срок хранения шоколада и быстрая потеря “товарного вида”. Кроме того, шоколад размягчается при повышенных температурах окружающей среды вследствие низкой точки плавления. После приема шоколада появляется жажда, что нежелательно при ограниченных запасах воды. В ряде случаев могут возникать трудности производственного и снабженческого характера.

При анализе причин включения шоколада в аварийные запасы, а также опыта его использования в авиации и космонавтике обращает на себя внимание тот факт, что в рекомендациях по его применению превалируют теоретические соображения. В литературе практически отсутствуют экспериментальные данные по оценке динамики пищевого статуса человека при питании рационами “выживания”, состоящими из одного шоколада.

Настоящее сообщение содержит результаты физиолого-гигиенической оценки динамики пищевого статуса обследуемых лиц при питании в течение 5 суток малокалорийным рационом “выживания”, включавшим в себя только 300 г шоколада.

 

Методика 

Изучение динамики пищевого статуса обследуемых лиц проводили в условиях моделирования “аварийной ситуации”.

В день вылета утром обследуемые лица получали стандартный предполетный завтрак с общей калорийностью около 1017 ккал при содержании белков 43 г, жиров 46 г, углеводов 115 г, воды 400 мл (в виде чая - 200 мл и сока - 200 мл). Общая масса продуктов завтрака составляла 505 г. Через 1,5 ч после завтрака в соответствии с установленным предполетным режимом регистрировалось начало “полета”, а еще через 2 ч объявлялось “аварийное приземление”, после которого питание и водообеспечение осуществлялось в течение 5 суток только за счет аварийных запасов.

Аварийный рацион каждого обследуемого на 5 сутки включал только 300 г шоколада, как это предусмотрено одним из вариантов самолетных НАЗ, так называемым НАЗ-у. Использовали шоколад “Спорт” (ГОСТ 65 34-69), который нередко применяется для комплектования авиационных НАЗ. Пищевая ценность 300 г шоколада “Спорт” составляет 1671 ккал (6990 кДж), белков 22,8 г, жиров 111,6 г, углеводов 152,4 г, Na - 231 мг, К - 1335 мг, В2 - 0,87 мг, Са - 645 мг, Mg - 105 мг, Р - 678 мг, железо - 3,9 мг, В1 - 0,18 мг, РР - 1,14 мг (7).

В период “выживания” все обследуемые использовали   аварийный запас шоколада в соответствии с заранее установленным режимом питания. Вечером в первый день “аварийного приземления” в 19 ч они получали 20 г шоколада. Таким образом, разрыв в приеме пищи от предполетного завтрака до первого аварийного “ужина” составлял 10 ч. На протяжении последующих 4 дней им выдавали по 70 г шоколада в день. Дневная порция шоколада распределялась по трем приемам: в 9 ч - 20 г, в 14 ч -  30 г, в 19 ч - 20 г. Обследуемые получали питьевую воду в количестве 1 л в сутки. За исключением 1-го дня, во все последующие дни “проигрывался” режим аварийного питания, при котором прием пищи совпадал с привычным для обследуемых лиц приемом завтрака, обеда и ужина с тем, чтобы не нарушать сложившегося ранее стереотипа пищеварения.

Начало каждых очередных суток во время исследований отсчитывали с 8 ч утра, после сбора ночной мочи за предшествовавшие сутки. Оосбенностью 1-х суток являлось то, что они начинались с 8 ч утра перед предполетным завтраком и заканчивались в 8 ч утра следующего дня уже в период “аварийного выживания” после использования “аварийного ужина”. 5-е сутки исследований заканчивались в 8 часов утра 6-го дня, считая с начала исследований. Таким образом, в 1-е сутки питание обследуемых носило смешанный характер, включая предполетную и “аварийную” пищу. В последующие 4 сутки обследуемые получали только аварийное питание. Такой порядок проведения исследований соответствовал условиям, которые могут сложиться в реальной аварийной ситуации.

В исследованиях участвовали 7 мужчин-добровольцев в возрасте 35-40 лет, прошедшие медицинское обследование и признанные практически здоровыми. Все они были проинструктированы об особенностях гигиены питания малокалорийными рационами с целью психологической и специальной подготовки к “аварийному выживанию”.

У обследуемых изучали динамику пищевого статуса по следующим показателям: масса тела, состояние углеводного, азотистого, аминокислотного, минерального обмена, водопотребление, диурез. Регистрировали данные о самочувствии путем анкетного опроса, а также данные врачебного наблюдения за общим состоянием здоровья. Особе внимание обращали на состояние аппетита, жажды, приемлемости и приедаемости пищи.

В период исследований обследуемые лица продолжали выполнять привычную для них работу, не связанную со значительными физическими усилиями с энергозатратами 3000-3200 ккал/сут, т.е. в пределах суточных энергозатрат 1-й профессиональной группы по физиологическим нормам питания АМН СССР 1968 г. Условия жизни были типичными для обитания в большом современном городе с развитым коммунальным обслуживанием. Исследования проводили весной в средней климатической зоне Европейской части СССР.

 

Результаты и их обсуждение 

Результаты определения динамики массы тела обследуемых при использовании в течение 5 суток аварийного рациона, включавшего в себя только 300 г шоколада, обобщены применительно к двум срокам “выживания” в аварийных условиях: 3 и 5 сут. Как следует из полученных данных, у обследуемых на протяжении 5 суток масса тела непрерывно уменьшалась. Это было обусловлено, прежде всего, количественной недостаточностью питания. Обследуемые имели суточные энергозатраты на уровне 3000-3200 ккал/сут на 70 кгмассы тела, а получали с пищевыми рационами в 1-е сутки 1128,4 ккал (с предполетным завтраком 1017 ккал и 111,4 ккал с 20 г шоколада) и в последующие 2-5-е сутки по 389,9 ккал за счет 70 г шоколада в сутки. Для компенсации энергетического (калорического) дефицита неизбежно должны были расходоваться эндогенные запасы питательных веществ: углеводов, белков и жиров. На снижение массы тела, несомненно, оказывали влияние также водные потери. В связи с тем, что температурные условия были близкими к комфортным, основные водопотери должны были осуществляться за счет мочеотделения, что и наблюдалось в исследовании. Водные потери за счет мочи при переходе к малокалорийному питанию обычно особенно возрастают в первые дни голодания. В нашем случае наиболее интенсивные водопотери за счет диуреза наблюдались также в 1-е и отчасти во 2-е сутки малокалорийного питания. Соответственно и уменьшение массы тела было наибольшим в 1-е (от 1,95 до 1,15 кг; в среднем 1,47+0,11 кг/сут) и во 2-е суткеи (от 1,4 кг до 0,9 кг; в среднем 1,10+0,08 кг/сут). В последующие дни ежесуточное снижение массы тела у большинства обследуемых постепенно уменьшалось и составляло в среднем по всей группе за 3-и сутки 0,7+0,09 кг, за 4-е - 0,52+0,05 кг, за 5-е - 0,49+0,06 кг. Из приведенных данных следует также, что по мере продолжения малокалорийного питания индивидуальные различия в снижении массы тела сглаживались. В процентном отношении уменьшение массы тела от исходной в первые 2 дня также было наибольшим. Если за первые 3 дня снижение массы тела составляло в среднем по группе 4,17+0,14%, то за первые 2 дня - 3,44+0,10%. За 5 сут этот показатель достиг уровня 5,46+0,09%. Наблюдавшееся за 5 сут уменьшение массы тела следует оценить как умеренное и находящееся далеко от критического, опасного для здоровья и жизни уровня в 40% потери исходной массы тела. Если сравнить состояние массы тела с известными данными о ее динамике при голодании, то можно сделать вывод, что через 5 дней нахождения на изучавшемся рационе все обследуемые лица находились в начальной стадии количественной недостаточности питания и адаптации организма к малокалорийному питанию.

Как и в условиях  реальной действительности, обследуемые имели различный исходный пищевой статус. Можно заключить, что в соответствии с индексом Брока среди обследуемых в исходном периоде 4 человека имели избыточную, 1 человек - нормальную и 2 - пониженную массу тела. Через 5 суток малокалорийного питания 2 человека, имевших наиболее выраженное избыточное питание, все еще имели массу тела, превышающую норму, 2 человека сохранили массу тела в пределах нормы (-0,6 и -0,7) и у 3 человек масса тела была ниже нормы (по индексу Брока). Судя по этому показателю, через 5 суток малокалорийного питания в наихудшем положении оказались лица, имевшие в исходном периоде более низкую характеристику массы тела. Если сравнивать с рекомендованными нормальными величинами массы тела для взрослых мужчин по А.А.Покровскому, то все обследуемые в исходном периоде имели массу тела выше рекомендуемой. Через 5 суток малокалорийного питания у 6 лиц масса тела еще превышала норму, и только у 1 она сохранилась на рекомендуемом уровне.

Таким образом, приведенные данные подтверждают сделанное выше заключение о том, что при исследуемом типе аварийного рациона все обследуемые за 5 суток не имели столь значительных потерь в массе тела и такого количественного изменения пищевого статуса, чтобы  развивающаяся количественная недостаточность питания смогла оказать чрезмерно большое влияние за этот срок на состояние здоровья и работоспособность обследуемых. Следует отметить, что, судя по количественному индексу Брока, в наихудшем положении оказались  лица, имевшие в исходном периоде массу тела ниже нормы.

Общее состояние обследуемых на протяжении периода малокалорийного питания по данным врачебного наблюдения оценивалось как удовлетворительное.

Ежедневный опрос обследуемых и данные записей в их дневниках позволяют дать следующую картину динамики их состояния. В 1-й день аварийного “выживания” все обследуемые отмечали появление чувства голода уже ко времени привычного для них очередного приема пищи (в данном случае обеда). Отмеченное чувство голода не доставляло сильного беспокойства и притуплялось после приема нескольких глотков холодной воды. Ко времени привычного ужина чувство голода в 1-й день еще более обострилось. Прием на ужин20 г шоколада не приводил к заметному снижению голодных ощущений, но одновременно вызывал усиление жажды. На протяжении 2-5-х суток обследуемые отмечали явления общей слабости, ухудшение самочувствия, которые усиливались к концу рабочего дня и снижались во время сна. Приемы порций шоколада кратковременно улучшали самочувствие, но подавление чувства голода было неполным и непродолжительным. Прием шоколада, как правило, сопровождался появлением жажды и требовал дополнительного количества воды. Несмотря на отмеченные изменения самочувствия, все обследуемые справлялись со своими служебными обязанностями без особых затруднений.

Динамометрическое определение силы мышц кистей рук и “становой силы” не выявило заметного снижения силовых показателей мышц. К концу периода малокалорийного питания отмечена даже тенденция к увеличению силы кистей рук при некотором снижении “становой силы”. В период обычного питания сила кистей рук в среднем по группе была для правой руки 59,1+2,24 кг , для левой руки - 56,9+1,68 кг. На 5-е сутки малокалорийного питания этот показатель для правой руки составлял  60,1+2,1 кг, для левой - 59,6+12,96 кг. “Становая сила” при обычной питании в среднем достигала 128,9+1,75 кг, а на 5-е сутки аварийного питания составляла 122+5,6 кг. Через 5 суток после аварийного питания сила кистей составляла 59,2+2,52 кг для левой руки, а “становая сила” - 127,8+5,25 кг. Это указывает на относительно хорошую сохраняемость силовых показателей мышц как в период малокалорийного питания, так и после его окончания при восстановлении обычного питания.

Проведенные исследования позволяют сделать заключение, что рацион “выживания”, содержащий 300 г шоколада, при его использовании в условиях умеренного климата в течение 5 суток, энергозатратах 3000-3200 ккал/сут и ограниченном водопотреблении (до 1 л/сут) обеспечивает сохранение относительно удовлетворительного самочувствия и работоспособности в указанных условиях. В то же время такой рацион не исключает развития гипогликемических состояний уже на 2-е сутки аварийного питания, появления кетонемии и кетонурии со 2-х суток, признаков начальной стадии белковой недостаточности и деминерализации организма к исходу 5-х суток. Кроме того, прием шоколада усиливает чувство жажды и потребность в воде. Все это не позволяет считать шоколад “идеальным” продуктом для комплектования запасов в НАЗ с массой пищевой группы 300 г, особенно для условий с ограниченным водообеспечением.

Следует отметить также большое значение исходного пищевого статуса для успешного “выживания” при использовании столь малокалорийных рационов. Поэтому полноценное и рационально организованное предполетное питание следует считать важным гигиеническим фактором не только для сохранения здоровья и работоспособности при выполнении полетов, но и для увеличения сроков “выживания”, сохранения здоровья в этих условиях.

Космический полет конечно нельзя сравнить ни с каким геологическим маршрутом, тем не мене, нам было крайне интересно познакомиться с рационами питания для космонавтов и, в частности, для астронавтов США.

 

Пища на космическом корабле “Шатл” и перечень продуктов 

Последовательность наименований повторяет последовательность наименований в оригинале, представленной по алфавиту. 

Соус яблочный (т)

Цыпленок с лапшой (р)

Персики сушеные (св)

Абрикосы сушеные (св)

Цыпленок с рисом (р)

Персики (т)

Спаржа (р)

Мясо фаршированное в перце(р)

Арахисовое масло

Мясо и миндаль (р)

Печенье с орехом пекан (нв)

Груши (нв)

Мясо соленое (о)(т)

Печенье песочное (нв)

Груши (т)

Мясо с подливой (т)

Крекер из пшеничной муки (нв)

Ананасовый сок (т)

Мясо молотое с уксусным соусом (о)

Яичница-болтунья (р)

Пудинг с масляной вставкой (т)

Мясо вяленое (св)

Закуска: хрустящий миндаль (нв)

Пудинг шоколадный (р)(т)

Пирожок с мясом (р)

Закуска: шоколад (нв)

Пудинг ванильный (р) (т)

Ломтики мяса с соусом (т)

Закуска: изюм (нв)

Пудинг лимонный (т)

Бифштекс (о)(т)

Закуска: арахис (нв)

Плов рисовый (р)

Бефстроганов с лапшой (р)

Франкфуртер венская колбаса (т)

Лосось, семга (т)

Хлеб ржаной, не зерновой (о) (нв)

Фруктовый торт

Колбасный пирожок (р)

Капуста спаржевая (р)

Фруктовый коктейль (т)

Креветка по-креольски (р)

Рулет на завтрак (о)(нв)

Зеленая фасоль с грибами (р)

Креветочный коктейль (р)

Конфеты, подобранные по вкусу (нв)

Зеленая фасоль и капуста спаржевая (р)

Суп, крем из грибов (Спагетти с не мясным соусом (р))

Цветная капуста с сыром (р)

Окорок (о) (т)

Клубника (р)

Каша из хлопьев отрубей (р)

Джем-желе (т)

Томаты тушеные (т)

Каша из кукурузных хлопьев (р)

Макароны с сыром (р)

Тунец (т)

Каша зернистая (р)

Фрикадельки с соусом Барбекю (т)

Индейка под соусом

Каша зернистая с черникой (р)

Орехи, миндаль (нв)

Индейка копченая ломтики (о)(т)

Каша зернистая с калиной (р)

Орехи, арахис (нв)

Индейка-тетраззини (р)

Сыр чеддер (т)

Орехи, анакардия (нв)

Овощи по-итальянски (р)

Цыпленок по-королевски (т)

Персиковая амброзия (р)

 

Яблочный напиток

Быстрый завтрак, ванильный лимонад

Грейпфрутовый напиток

Какао

Апельсиновый напиток

Быстрый завтрак-шоколд

Кофе черный

Апельсиново-грепфрутовый напиток

Быстрый завтрак-клубника

Кофе со сливками

Апельсиново-ананасный напиток

Чай с лимоном и сахаром

Кофе со сливками и с сахаром

Клубничный напиток

Тропический пунш

Виноградный напиток

Чай

 

а - аббревиатура в скобках обозначает тип пищи: т - термостабилизированная; о - облученная; св - средней влажности; вз - высушенная заморозкой; р - поддающаяся регидратированию; нв - в натуральном виде. 

Типовое меню на космическом корабле “Шатл”

День первый

День второй

День третий

День четвертый

Персики (т)

Яблочный соус (т)

Сушеные персики (св)

Сушеные абрикосы (св)

Пирожок с мясом (р)

Мясо (нв)

Сосиски (р)

Рулет (нв)

 

Яичница-болтунья (р)

Булка (нВ)

Яичница-болтунья (р)

Каша с черникой (р)

 

Хлопья из отрубей (р)

Моментальный шоколадный завтрак (н)

Хлопья из зерен (какао (Апельсино-ананасовый напиток (н)

Грейпфрутовый напиток (н)

Какао (н)

Апельсино-грейпфрутовый напиток (н)

 

 

 

 

Апельсиновый напиток

 

 

 

 

Франкфуртер (т)

Соленое мясо (т)(о)

Ветчина (т)(о)

Мясо с соусом (т)

 

Индейка-тетраззини (р)

Спаржа (р)

Хлеб (о)(нв)

Тушеные томаты

(т)

 

Хлеб (о)(нв)

Хлеб (нв)(о)

Зеленные бобы и капуста спаржевая (р)

Груши (нв)

Бананы (нв)

Груши (т)

Ананасовый напиток (н)

Миндаль (нв)

 

 

Хрустящий миндаль (нв)

Земляной орех (нв)

Печенье (нв)

Напиток из земляники (н)

Яблочный напиток (н)

Лимонад (н)

Орех (нв)

 

 

 

 

Чай с лимоном и сахаром (н)

 

 

Коктейль из креветок (р)(салат)

Мясо с соусом (т)

Крем из грибного супа (р)

Тунец (т)

 

 

Бифштекс (т)(о)

Цветная капуста с сыром (р)

Запеченная индейка (т)(о)

Макароны с сыром (р)

 

Рисовый плов (р)

Зеленые бобы с грибами (р)

Смесь овощей по-итальянски (р)

Горошек с масляным соусом (р)

Капуста спаржевая (р)

Лимонный пудинг (т)

Ванильный пудинг (т)(р)

Персиковая амброзия

(р)

 

Шоколадный пудинг (т)(р)

Фруктовый коктейль (т)

Печенье (нв)

Земляника (р)

Лимонад (н)

 

Пудинг с маслом и сахаром (т)

Какао (н)

Тропический пунш

 

 

Виноградный напиток (н)

 

 

 

 

 

 

Приправы

 

 

Перец

Соус

Перечный соус

Горчица

 

 

 

 

Соль

Соус из грибов

Майонез

 

 а- аббревиатура в скобках обозначает тип пищи: т - термостабилизированная; о - облученная; св - средней влажности; вз - высушенная заморозкой; р - поддающаяся регидратированию; нв - в натуральном виде; н - напиток 



Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru