Экспедиция через джунгли Южной Америки



Экспедиция через джунгли Южной Америки

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский


Опасные джунгли

 Змей в тех местах много, притом всяких видов и размеров, но всех опаснее, несомненно, бушмейстер – чёрная змея длиной от двух с половиной до трёх метров, с очень длинными ядовитыми зубами, способными прокусить кожаную обувь. Смерть от её яда наступает через две-пять минут, притом это одна из немногих змей, которые сами нападают на человека, охраняя своё потомство. Войдя по тропе в лес, вы можете уже через пятьдесят метров встретить бушмейстера, сторожащего гнездо! Лично я предотвращал его атаку, медленно покачивая тростью. Способ безотказный, и нет надобности убивать беднягу. Попадаются также гремучники, которых обычно называют травяными змеями. Постукивайте тростью по земле, и восприимчивый к вибрациям гремучник сам отступит. Обитающая в воде анаконда неядовитая, зато способна раздавить жертву, обвившись вокруг её тела. Мне встречались анаконды длинной около восьми метров; говорят, они достигают даже десяти метров и более. На моих глазах анаконда задушила ягуара. Так что следует носить с собой нож, чтобы разрезать эту змею, если она обовьётся вокруг кого-нибудь. Анаконды водятся преимущественно около рек и речушек. Остерегайтесь также мушки кабура, она меньше комаров Западного нагорья Шотландии, однако куда зловреднее. Ваша кожа покрывается множеством прыщей, которые сходят лишь через полтора месяца. Одно утешение эти мушки водятся только поблизости от воды.

И, наконец, самое главное: всему вашему отряду следует сделать прививки от паралитического бешенства, переносимого хищной летучей мышью вампир, которая сосёт кровь у скота и людей вечером и рано утром, да так, что жертва ничего не чувствует... В лесной чаще предпочтительнее спать на подвешенном между двумя деревьями гамаке, притом с "муфтой" на концах верёвки, чтобы не заползли змеи. У гамака есть ещё то преимущество, что он сохранит вас от вездесущих в тропической Америке муравьев.

Самое главное –постарайтесь не угодить в сезон дождей, который в тех краях почитают подходящим только для бешенных собак и англичан.

Коварство влажных лесов

Макиннис Флетчер прислал мне также свою брошюру "Некоторые заболевания и ветеринарные проблемы тропической Америки", которая подтвердила мои опасения:

"Бешенство в Центральной и Южной Америке проявляется в паралитической форме, развивающейся у скота после укуса хищной летучей мыши вампир, питающейся преимущественно кровью травоядных животных. Если сама летучая мышь заражена, её слюна содержит вирус, который и вызывает заболевание. Известны три вида вампиров, или кровососущих летучих мышей, Desmodus rotundus (обыкновенный вампир), Diphylla ecuadata (шерстоногий вампир) и Diomus youngeii (пегий вампир). Последний нападает преимущественно на пернатых, а потому не так опасен в роли переносчика инфекции, как первые два.

В Центральной и Южной Америке зарегистрировано много случаев заболевания бешенством людей.

Люди, знакомые с коварством влажных лесов, такие, как Адриан, всегда берут с собой в полёт небольшую сумку с аварийным запасом: компас, шоколад, противозмеиная сыворотка. Что и говорить, разумная предосторожность!

Малярия почти совсем ликвидирована, однако точный контроль осуществлять трудно, поскольку через границу сюда приходят индейцы из Бразилии, а в бассейне

Амазонки малярия ещё распространена довольно широко. Зато в районе Камаранга нередки желудочные заболевания, вызванные потреблением очень острого перца и популярного здесь ферментированного напитка касири. Как и во многих других селениях в глуши, нередки эпидемии гриппа, и едва ли не каждый член экспедиции переболел им на той или иной стадии нашего путешествия. Против змеиных укусов тут применяется сыворотка "кроталида антивенин".

Прелестные твари тропических рек

Лишь очутившись в воде, он вспомнил про всевозможных прелестных тварей, населяющих внутренние воды Гайаны,  от ската хвостокола до пираньи и сомика ванделлия. (Последний пользуется особенно дурной славой, поскольку обладает очаровательной привычкой проникать в мочеполовые отверстия купающихся людей, куда его привлекает запах мочевины. Загнутые назад шипы на жаберных крышках не позволяют ванделлии самой выбраться обратно). Правда Нил напрасно тревожился, потому что реки этого района практически безопасны для купальщиков.

Надо опасаться песчаных блох

Нил слышал от индейцев, что здесь надо опасаться песчаных блох, которые водятся на сухих местах вблизи человеческого жилья. Эти настырные твари проникают под кожу на ногах, а то и ещё хуже! - под ногти, и выедают изрядную ямку, в которой временно поселяются и откладывают яйца. Всё это вызывает сильное раздражение. Правда, когда болячки созревают, человек с острым глазом и твёрдой рукой может удалить незваных гостей иголкой, помогает также смачивание эфиром или спиртом. Нередки случаи, когда число внедрившихся блох достигает сотни и даже больше.

Дожди в тропиках

Хотя лесной полог был не проницаем для света, дождь запросто проникал сквозь него, и мы быстро промокли. И ничего страшного, дождь ведь был тёплый! Что сухой идёшь, что мокрый – почти одинаково приятно. Наверно, индейцы правильно делали, шагая чуть ли не нагишом и неся с собой сухую смену для очередного лагеря.

Меня такой темп вполне устраивал, поскольку я набегался накануне, да к тому же напоролся ступнёй на ямку, в которой торчал острый обломок, – нечто вроде индейской "волчьей ямы" с острым колом на дне для поимки диких зверей. Таких "волчьих ям" на нашем пути было тысячи, и обилие листьев длиной до полуметра надёжно маскировало их. Жизнь в дождевом лесу незаметно подтачивает силы человека, высасывает из него всю энергию, обрекая жертву на вялость и апатию.

Растения с шипами

Падая вперёд, я машинально ухватился за ствол толщиной около десяти сантиметров. И пропорол ладонь чёрными шипами; шипы обломились, а из ранок брызнула кровь. Так состоялось моё первое знакомство с отвратительнейшей пальмой астрокариум. Её ствол усеян шипами длиной около сантиметра, причём они слегка загнуты, чтобы ваша рука или другой коснувшийся их предмет непременно как следует зацепились. Нередко шипы покрыты мхом, так что их не разглядишь. Мы быстро переняли у индейцев навык по возможности не хвататься за деревья и кусты.

Лейтнерии и шиповатые пальмы протянули во все стороны свои змееподобные корни. Как будто мы очутились в телестудии и шагали по сплошному переплетению разноцветных кабелей. «Попугаичьи клетки" мадцабури (Clusia), весьма подходящая обитель для опасных тварей, наводили на мрачные мысли: я представлял себе заточённым в такой клетке и поедаемым заживо муравьями-воинами.

На этом этапе пути мы видели тарантулов, однако змеи нам не встретились. О чём ни спроси нашего проводника Мориса, он всё называл смертельным, поэтому я не стал выяснять его мнения о шиповатой пальме. Но рука болела основательно. Мо тоже жаловался на боль в руке, считая, что его обожгло соком, капающим сверху с деревьев. Мне припомнилось, что я и впрямь читал про древесный сок, вызывающий волдыри.

Человек в первобытном лесу

Едва мы тронулись дальше, как сразу же включились потовые краны; правда влага небесная быстро разбавила пот. Мы следовали вдоль реки. Обросшие мхом деревья напоминали цилиндрические губки: заденешь нечаянно – по руке течёт вода.

На этой широте солнце не отклоняется далеко от экватора, а потому продолжительность дня в разные времена года мало различается. У нас уже выработалась привычка ложиться в лесу с приходом темноты – около половины седьмого вечера и вставать в шесть утра, с первыми лучами солнца. В таком походе немало времени проводишь в гамаке. Понимая роль хорошего ложа, Адриан приобрёл для нашей экспедиции широкие индейские гамаки, украшенные изящными кисточками. Они немало весили, но это вполне искупалось их удобством. Индейцы весь свой досуг проводят в гамаках, лёжа наискосок.

Я с благодарностью принял кекс, подвесив свой гамак. Мы уже научились не садиться со всего маху на брёвна и не забывали основательно вытряхнуть ботинки, прежде чем обуваться. Человек быстро усваивает правила, облегчающие ему бытие в первобытном лесу.

Лагерь уже пробудился к жизни; индейцы развели костёр. Меня заинтересовало, как это они разжигают костры в столь незавидных условиях, когда кругом сплошная сырость?

–Очень просто, сэр, – просветил меня Морис. – Мы берём кору вот этого дерева.

Он показал на ствол с волокнистой корой и продолжал: – Кладём её вместе с маленькими-маленькими щепочками так, чтобы был открыт доступ для воздуха. Потом поливаем керосином.

Страх быть укушенным

Страх быть укушенным или ужаленным довёл нас до того, что мы почти не расставались с палками. Я был вооружён "терродактилем" – особым айсбайлем, которым пользуюсь для подъёма по вертикальному льду. Насадил его на старый шест от носилок, и получилась отменная прогулочная трость. Шагая по тропе, я наступил на прикрытую опавшими листьями палку длиной больше метра. Дальний конец её подскочил вверх, и, повинуясь рефлексу (явно обострённому под влиянием слышанных нами историй), я долбанул палку "терродактилем", приняв её за бушмейстера или что-нибудь ещё жутко ядовитое. Теперь-то мне было смешно, но мы давно приметили, что Адриан, самый опытный среди нас, никогда не входил в лес без своей трости и аварийной сумки.

Полиэтиленовый синдром

Хотя мы ещё не осознавали этого, уже тогда началось то, что Алекс назвал "полиэтиленовым синдромом". У нас было запасено свыше пятисот мешочков разных видов и размеров, и всё равно их постоянно не хватало. Под конец экспедиции мы тряслись над ними так, как если бы это было шоколадное печенье.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru