Нарынско-хантенгринская экспедиция 1933 г. Гляциологический отряд



Нарынско-хантенгринская экспедиция 1933 г. Гляциологический отряд

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Состав экспедиции: руководитель С. В. Калесник, его заместитель С. В. Эпштейн, научные сотрудники А. X. Завадовский, Н. В. Быкова, Д. В. Эпштейн,

С. П. Воробьев, Е. И. Нефедов и В. А. Тюрин

 

  Нарынско-хантенгринская экспедиция, составившая Гляциологический отряд Киргизской комплексной экспедиции, была организована на средства и по заданиям Комитета СССР по проведению II международного полярного года. Весьма крупную помощь снаряжением и продовольствием она получила также от Таджикско-Памирской экспедиции Совнаркома СССР и Академии Наук СССР, а также от руководства Киргизской комплексной экспедиции Академии Наук. В состав последней она входила в качестве самостоятельной единицы на началах кооперирования под названием «Гляциологического отряда ККЭ». Отряд имел задачу – продолжить и расширить в 1933 г. исследования ледников, начатые в 1932 г.

Объектами изучения должны были служить: один из крупных центров оледенения в центральном Тян-Шане – хребет Ак-Шийряк, являющийся водоразделом между бассейнами рек Нарына (Сыр-Дарьи) и Сары-Джаса (Тарима), и прилегающие к нему высокогорные долины – «сырты».

После длительного организационного периода во Фрунзе и Караколе экспедиции удалось выехать из Каракола в горы 3 августа.

Поднявшись от Иссык-Куля вверх по изумительно живописному и дикому ущелью Джукучака, экспедиция перевалила по переметному леднику (4050 м) Терскей-Алатау и организовала рабочую вспомогательную базу на Тян-Шанской высокогорной обсерватории у ледника Петрова.

Первая задача экспедиции состояла в том, чтобы поставить в фирновом поле ледника Петрова временную метеорологическую станцию на высоте 4250 м для суждения об условиях питания ледников. 14 августа станция была поставлена, для чего пришлось поднять вьючным караваном на 12 км вверх по глетчеру полтонны груза, состоявшего из палатки, кошм, метеорологических приборов, продовольствия, керосина и личного снаряжения двух сотрудников, которые должны были остаться в этих снеговых полях на целый месяц. Станция функционировала до 15 сентября и произвела ряд интереснейших наблюдений, особенно ценных еще и потому, что до сих пор на такой высоте в СССР не работала ни одна станция, обслуживаемая людьми.

После установки станции остальная часть экспедиции разделилась на три отряда: два геолого-гляциологических, имея все время общий лагерь, последовательно изучили ледники Ак-шийряка и территорию, расположенную к югу от этого хребта вплоть до китайской границы, – до перевалов Пикертык и Бедель; топографический отряд в первую половину рабочего сезона посетил изученные в прошлом году ледники верховьев Большого Нарына для контроля оставленных там меток (бассейны pек Арабель-Су, Кум-Тера, Кара-Сая, Чакыр-Корума), а во вторую половину перебросился на правобережье Иртыша для съемки ледников Ак-Шийряка.

Условия погоды в 1933 г. оказались для работы более благоприятными, чем в 1932 г.; лето стояло сухое; болота, столь характерные для многих мест сыртов, подсохли; вьюги и снеговые бураны не особенно докучали. Правда, по ночам термометр почти всегда падал ниже нуля, отмечая в самом разгаре лета морозы до 16–22°, но днем в полушубках работать было возможно. Не будь постоянных ветров, достигающих подчас большой силы и понижающих дневную температуру, лето можно было бы назвать для этих краев сравнительно теплым. Погода испортилась только в начале октября: один за другим налетали снежные шквалы, горы и долины скрылись под белым ковром, ослепительно сверкающим, когда на него проливались лучи солнца. Но в это время экспедиция была уже на пути к перевалу Барскаун – на пути к теплому Иссык-Кулю и еловым лесам северного склона Терскей-Алатау. 10 октября она прибыла в Каракол.

Исследованная экспедицией область центрального Тян-Шаня представляет собою совершенно своеобразный высокогорный мир, в котором самые низкие речные долины находятся на высоте 3600 м над уровнем океана, а окружающие их горные хребты, украшенные ледяными шлемами, поднимаются до 5000 м и более. Как только путник перевалит к югу через Терскей, – перед ним развернутся унылые ландшафты: горы покрыты снегом, низко сползающим к их подножиям, а склоны, свободные от снега, засыпаны мелкими и крупными обломками горных пород. Безжизненны и широкие речные долины между хребтами. Бассейн Арабель-Су и Кум-Тера – это болотистая тундра без единого деревца и кустика, вся усеянная огромным количеством валунов, оставленных древним ледником. Долина Кара-Сая – это песчаная и солончаковая полупустыня, над которой ветер постоянно вздымает песчаные смерчи, и воздух, пропитанный пылью, всегда в дымке и мареве. Несколько живописнее бассейны рек, расположенных к востоку и югу от хребта Ак-Шийряк. Порою наблюдается даже колючий низкорослый кустарник. Здесь чаще встречаются узкие долины и глубокие ущелья. По некоторым из каньонов с трудом можно проехать верхом.

Климат этих степных и полупустынных урочищ теплее, чем в районе Тян-Шанской обсерватории, где мы имеем почти такие же условия температуры и осадков, как и на Новой Земле.



Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru