Полевые работы Майдан-Тальского геолого-поискового отряда



Полевые работы Майдан-Тальского геолого-поискового отряда

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Мощные цепи Тян-Шаня протягиваются широкой полосой широтного простирания, которая, с одной стороны, далеко заходит на территорию СССР, а с другой – в пределы Китая. Политическая граница рассекает хребты северных дуг Тян-Шаня в том месте, где высокие пики Хан-Тенгри достигают около 7400 м над уровнем моря. К востоку и к западу от этих вершин Тян-Шань, охватывая целую серию разноименных хребтов, постепенно понижается. Таласский Ала-тау и Чаткальский хребет, доминирующие в западной части, еще на меридиане Майдан-Тальского перевала, что соответствует примерно 40°31'30" восточной долготы; поднимаются до 3500–4000 м над уровнем моря. Дальше к западу хребты постепенно все больше и больше расчленяются, претерпевая характерную для этого района виргацию, понижаются и, не доходя до р. Сыр-Дарьи, совершенно скрываются под пеленой равнины, занятой преимущественно песчаными и лёссовыми отложениями.

В задачу отряда входило изучение Майдан-Тальского района, лежащего южнее Майдан-Тальского перевала. Интерес к этому району вызывался, главным образом, указаниями на его рудоносность, которая, в свою очередь обусловливалась геологическим строением и проявлением вулканизма. Весь район слабо изучен.

Экспедиция прибыла в город Аулие-Ата, который являлся отправным пунктом, в первых числах июля. Для Туркестана начало работ в июле месяце справедливо считается поздним. Под горячими лучами южного солнца весна там вступает в свои права еще в марте. В апреле все низины Туркестана покрыты пестрыми коврами цветов и тучной растительностью. Для всех высокогорных экспедиций, которые вынуждены пользоваться вьючным транспортом, конец апреля и начало мая следует считать наиболее удобным временем для организационного периода работ. Полевая работа фактически началась с с. Грозного (С. Грозное Рыковского района КирАССР в расстоянии около 45 км к юго-западу от г. Аулие-Ата), которое расположилось в предгорной равнине, широтно вытягивающейся вдоль северного склона Таласского Ала-Тау и находящейся на высоте около 800 м над уровнем моря. С северной стороны равнина ограничена, в районе Грозного, небольшим хребтом Карача-Тау, сложенным метаморфизованными песчаниками и сланцами черного и темно-зеленого цветов. Дальше к северо-западу, по другую сторону р. Ассы и линии железной дороги, идущей вдоль нее, протягиваются те же геологические образования хребта Кара-Тау, с которыми Карача-Тау связан и геологически, и морфологически. С южной стороны высоко вздымаются вершины хребтов Таласского Ала-Тау, среди которых горы Манаса привлекают внимание с первого момента. Эти горы удалены от с. Грозного на 35 км, но кажется, что они гораздо ближе, и их вершины, на которых в течение круглого года удерживается снег, иногда бывают видны совершенно отчетливо.

Майдан-Тальский район расположен на южном склоне Таласского Ала-Тау. Путь в этот район из с. Грозного идет обязательно через какой-либо перевал. Мы прошли через перевал Майдан-Тал-Ашу, считающийся наиболее легким.

В связи с этим маршрутом из с. Грозного наш караван направился по pp. Куркуреу, Аташ-Чопкан и Арабик до Майдан-Тальского перевала. За перевалом были посещены и изучены почти все притоки Майдан-Тала и хребты между ними. Река Майдан-Тал была пройдена на всем протяжении до слияния ее с р. Ойгаином. Во время полевых работ наиболее детальному изучению были подвергнуты площади между Курум-Туром, Аю-Туром и Чон-Тереком, где почти сразу же были обнаружены оруденения. Обратно экспедиция была вынуждена вернуться тем же путем.

Выход экспедиции в горы явился для с. Грозного некоторым событием. Следует отметить, что несмотря на сравнительную близость гор, несмотря на то, что освежающая прохлада их снежных вершин так привлекает взор в жаркий день, несмотря на то, что с горами связывается много всякого рода сказок, в самом селе Грозном, населенном почти исключительно русскими, мы встретили всего несколько охотников, которые бывали в этих горах, которые хоть что-нибудь знают о ведущих туда тропах, о перевалах и т. д. Объясняется это почти исключительно труднодоступностью района, его дикостью.

Воспользоваться советами охотников, однако, нам не удалось. Поэтому предстоявший маршрут был полон всяких ожиданий. Рабочих, рискнувших вместе с нами пуститься в этот путь, пугали пропастями, барсами и медведями, которые живут в этих горах, переправами через бурные потоки и проч.

Трудности действительно были встречены.

Вполне спокойно был пройден путь от с. Грозного до зимовки Чон-Курган, около которой по жиденькому мосту экспедиция перебралась через р. Куркуреу. Долина реки в этом районе вся загромождена крупными валунами преимущественно массивно-кристаллических пород. Сама речка, чрезвычайно бурная, с страшным ревом перебрасывает свои мутные воды от одного изгиба реки к другому и наполняет воздух своеобразным гулом ударяющихся друг о друга под водой валунов. Этот гул, шум и вид бурлящего потока, грязномутные воды, скрывающие глубину, делают его совершенно непроходимым вброд, несмотря на то, что в ширину он имеет всего около 5–6 метров.

Впереди же нас ожидал не один переход через речки. Мосты в высокогорном районе чаще всего отсутствуют, а те, которые имеются, обычно бывают в таком состоянии, что пользоваться ими более опасно, чем переходить вброд.

Переходить горный поток в первый раз нам пришлось недалеко от могилы Кошкарага – правый приток р. Аташ-чопкана – Баркарак. Он значительно менее мощный, чем р. Куркуреу, но перед вечером, когда мы к нему подошли, а это было в жаркий день, он нес такое количество воды с ледника, что был совершенно непроходим. Пришлось остановить караван до утра и ждать малой воды. Самое низкое стояние воды в таких коротких ледниковых речках обычно бывает утром, так как ночью ледник меньше всего отдает воды.

В дальнейшем мы более спокойно перешли р. Кручкель и два раза переходили р. Арабик; воды было значительно меньше и, в отличие от прежних притоков и рек, она была прозрачной, благодаря чему на дне были видны почти все гальки и валуны.

До перевала Майдан-Тал-Ашу мы должны были взять два тяжелых подъема в гору. Первый – довольно резко вывел нас из зарослей кустарников барбариса, редких берез и других лиственных растений в густую заросль ароматной арчи. Второй подъем столь же быстро вывел нас из арчевых зарослей, и мы оказались выше линии растительности. Ущелье р. Арабик осталось западнее, и нижняя часть долины нам видна не была. Зато перед нами, резко поднимаясь вверх, стояли две вершины гор, сложенных сильно измятыми и измененными породами. Около этих доминирующих здесь двух вершин мы вступили уже в область ледников и скоро подошли вплотную к конечной его морене, а затем и поднялись на нее.

Вечер застал нас на этой морене. Прохлада ледника, передающаяся по многочисленным ручейкам и через потоки воздуха, быстро дала себя почувствовать.

Подъем на перевал начался ранним утром. Нам нужно было идти по левому отвершку р. Арабика, В верхней части она прижата к коренным выходам пород моренными отложениями, поступившими с ледников, расположенных восточнее. Путь на перевал совершается пешком, животные обычно ведутся на поводу. Местами подъем настолько труден, что лошадей приходится тянуть за повод, а в моменты передышек поддерживать их собственным телом.

С перевала Майдаи-Тал-Ашу открываются замечательные по красоте картины. В северо-восточном направлении, в прекрасной панораме, хорошо видны на переднем плане выходы гранитов между pp. Кручкелем и Арабиком, а также расположение ледниковой морены. Довольно часто с Майдан-Тальского перевала видны хребтик Ичкеле-Тау и Аулие-Атинский оазис, находящийся в расстоянии около 75 км от перевала. На юг и юго-запад протягиваются картины альпийского ландшафта с большим количеством резко выступающих хребтов и пиков, между которыми располагаются ледники и глубоко врезавшиеся долины рек. Спуск с перевала, пожалуй, столь же тяжел, как и подъем. Трудности осложняются еще тем, что тропа южного склона перевала все время идет по осыпи горных пород. В некоторых случаях осыпи сползают, а вместе с ними часто сползают животные с вьюком и погибают.

К р. Ашу-Туру, верхней составляющей р. Майдан-Тала, караван дошел только вечером.

Реку Майдан-Тал караван переходил четыре раза при движении в одном направлении и два раза при обратном движении. За эти шесть переходов было пять аварий. Переходов по узким тропам над обрывами, по снежным мостам, по крупноглыбовой морене, по свежим осыпям и другим опасным местам было много.

Пройденный маршрут грубо можно разделить на две части – предгорную, представленную, главным образом, адырами, и высокогорную. Адыры образовались преимущественно за счет сноса продуктов разрушения коренных пород высокогорных районов. Местами накопления этих продуктов обширны и значительны по мощности. Они заполнили, в первую очередь, все пониженные места около гор и своеобразной пеленой охватили выступающие части. Позднейшими процессами переноса и размыва эти отложения были расчленены на вытянутые в направлении сноса хребтики.

Вся высокогорная часть Таласского Ала-Тау, сложенная, главным образом, коренными породами, несомненно поднята высоко только в одну из последних геологических эпох. Благодаря этому район начал подвергаться сильному расчленению в недалеком геологическом прошлом, и этот процесс бурно проходит в настоящее время.


На это указывает отдельные точки, достигающие 4500 м абсолютной высоты, высокогорность всего района, значительно превышающая 2000 м, большое количество крутообрывающихся скал с почти вертикальными отвесными стенками, большие углы падения водных потоков, малое количество хорошо выраженных речных террас, крутопадающие ледники с значительным количеством ледопадов, относительно слабое влияние конусов выносов боковых притоков главных рек на направление их течения, частая смена рельефа с резко-выступающими отдельными пиками, относительно малое количество осыпей вокруг пиков и пр.



Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru