По степям Южного Урала



По степям Южного Урала

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский


Отряд состоял из почвоведа А. И. Левенгаупт и научного сотрудника В. Ф. Пояркова

Перед почвенным отрядом Южноуральской комплексной экспедиции стояла задача — изучить восточный склон Южного Урала и свести многочисленные материалы предыдущих исследовательских работ в одно целое, с одной общей точки зрения.

Район работ, в соответствии с небольшим составом отряда, был ограничен площадью, которую можно было охватить в течение 2½ месяцев работы; при этом решено было не выходить за пределы так называемой абразионно-эрозионной платформы, т. е. той относительно выровненной части восточных предгорий Урала, которые образовались после разрушения бывших ранее на этом месте гор. С запада границей была принята горно-лесная зона Урала, с востока — довольно определенная граница Западносибирской третичной равнины (Третичной потому, что она сложена, главн. обр., отложениями третичного периода. Абразионно-эрозионная платформа Урала сложена отложениями более древними).

Северная и южная границы не имели определенного отражения в ландшафте; они шли по линии Челябинск — Миасс и по параллели 52° 20'. Общая площадь выбранного участка — около 35 тыс. км2.

Весь район был разбит на две части: верховья реки Урала и водораздел рек Урала и Сакмары, вытянутые длинной полосой, площадью около 10 тыс. км2, вдоль Уральских гор, обследовались путем пересечения на подводе, а вся остальная часть, лежащая к востоку от р. Урала, была покрыта сетью маршрутов на автомашине. В настоящем очерке речь идет только об этой второй части работы.

Ландшафт Зауралья нередко представляют в виде бескрайних степей с небольшими в отдельных местах лесками. Исследователей-почвоведов в первую очередь интересовали черноземы, т. е. степные почвы, как объект сельскохозяйственного использования. Между тем безлесных участков здесь немного, и они невелики. Действительно безлесные степи начинаются значительно южнее, уже за пределами Челябинской области. Наоборот, в северной части обследованного района леса, в подавляющем числе березовые, составляют неотъемлемую часть ландшафта и во многих местах преобладают над степью; здесь они занимают почти все водоразделы и большую часть склонов и обусловливают присутствие подзолистых почв.

Только в сравнительно неширокой полосе, по обе стороны р. Урала, начиная от г. Верхнеуральска к югу, даже мелких лесков немного, а местами их и совсем нет. Здесь пролегает большая дорога Миасс — Магнитогорск, вдоль которой чрезвычайно нагляден переход от леса к степи, в связи с изменяющимися условиями увлажнения. Город Миасс расположен среди гор, на окраине их; немного южнее горы сменяются ландшафтом отдельных кряжей с широкими долинами между ними, свободными от леса; чем дальше к югу, тем чаще попадаются безлесные склоны, причем ясно видно, что по южным склонам степь подымается выше, чем по северным. Еще южнее леса совсем исчезают с южных склонов, но остаются еще на вершинах кряжей и отдельных сопок; затем оголяются вершины, но северные склоны еще покрыты оплошной березой. Когда едешь на этом участке и смотришь вперед, т. е. на юг, то получается впечатление, что находишься в довольно облесенной местности, так как видишь только северные склоны; но стоит только оглянуться назад, и картина резко изменяется: ни одного деревца, только безлесные, степные южные склоны.

Кроме господствующих здесь березовых лесов, нередки еще cocновые леса, но они связаны исключительно с выходами гранитов, на продуктах выветривания которых они растут.

В лесах поражает огромное количество ягод; буквально на каждом шагу, в любом месте можно найти костянику (костянка), много земляники и особенно лесной клубники с очень приятным и своеобразным ароматом, совершенно непохожим на садовую клубнику. Нередко попадается малина, а по влажным местам — иногда черная смородина. В сосновых лесах много брусники. Оригинально приспособилась к суровым местным зимам вишня: она растет небольшими кустиками, в 0,5 м высотой, и опасается от морозов под снегом. Эта вишня образует большие заросли, дает вкусную и обильную, хотя и мелкую ягоду. Количество вишни и других ягод настолько велико, что свободно может обеспечить развитие консервной промышленности с заготовкой повидла и варенья; однако в этом направлении здесь пока еще ничего не сделано.

Степные площади также неодинаковы в пределах района. В северной части они заняты буйно развивающимся разнотравьем лугового типа, с массой красочных цветов, отдельными двудольными и сравнительно небольшим количеством злаков. Травостой здесь нередко выше метра. По мере движения к югу в растительном сообществе степи все больше возрастает участие злаков и, главным образом, ковылей. В средней части района огромные площади занимают чудесные степи, которые на первый взгляд состоят исключительно из ковыля; только присмотревшись, можно увидеть, что здесь немало и других растений, тоже, главным образом, злаковых.

Два периода особенно эффективны в жизни степи. Первый — это ранняя весна, когда зацветают весенние эфемеры, растения с очень коротким вегетационным периодом, большей частью луковичные, которые спешат использовать влагу, оставшуюся после зимы в верхних слоях почвы. Вслед за ними разбрасывают свои длинные пушистые метелки перистые ковыли, и вся степь устилается сплошным покровом белого волнующегося пуха. Но вот степь начинает высыхать, исчезают цветы, опадают пушистые ости ковыля, и наступает перерыв до августа, когда степь одевается в новое платье. В это время осенний ковыль-тырса выбрасывает свои длинные стрелки. Влажным летом тырса развивается особенно буйно, достигая в высоту более метра: густой травостой создает полное впечатление засеянных полей, так как не видно ни одного растения, кроме сплошной стены уходящего вдаль волнующегося моря ковыля-тырсы. Особенно красива осенняя степь, если смотреть на нее против солнца. Мираиды блестящих остей, отражая солнечные лучи, создают картину какой-то огромной, шелковистой, паутиноподобной ткани. Эта же картина, но в иных красках и всего на несколько дней, повторяется еще раз в конце сентября. К этому времени степь уже почти отмерла, от многих растений и следов не осталось, злаки высохли и пожелтели. С последними теплыми днями появляется «бабье лето». Маленький черный паучок, поднявшись повыше в последних теплых лучах осеннего солнца, выпускает по ветру длинную паутину, затем, оторвавшись от своей стартовой вышки на каком-нибудь засохшем стебле, пускается в воздушный перелет и вскоре финиширует где-нибудь на ветвях дерева, куста или на высохшей траве. Удивительно дружно, как по сигналу, начинаются эти полеты, и в один день осевшие паутинки, одевают шелком все, что только может охватить глаз. Это — последний летний наряд степи, вскоре ей придется одеть снежную шубу.

Естественный цикл в жизни степи очень часто нарушается человеком: он нередко бывает виновником степных пожаров. К концу лета, когда трава высохла, степь загорается очень легко, но потушить ее трудно, особенно в ветреную погоду. От дернины к дернине, по переплетенным стеблям, быстро расширяясь веером по ветру, распространяется огонь; то притаившись и тлея в степном войлоке у самой земли, то горячими языками охватывая скопления сухих стеблей, он неуклонно идет вперед, захватывая все большую и большую площадь и сжигая, все на своем пути. Выгорают небольшие лески — березовые и осиновые колки, расположенные по понижениям, сгорают стога сена. Грандиозная сила пожара не может, однако, преодолеть простейшей преграды, не говоря уже о речке или ручье на дне балки; хорошо укатанная дорога или даже пешеходная тропинка останавливают дальнейшее продвижение огня. На этом основана борьба со степными пожарами: участок, опаханный четырехлемешным плугом, гарантирован от проникновения огня.

Своеобразный вид имеет степь после пожара. Растительность сильно маскирует поверхность земли, и кажется, что она совершенно ровная, даже когда присматриваешься к ней, раздвигая траву. Если ехать по целинной степи на автомобиле, то сразу чувствуешь, что поверхность земли далеко не ровная, но о действительном ее состоянии можно судить только после пожара. Трудно поверить, какое огромное количество роющих животных живет здесь: ведь обычно этой жизни не видишь. Нет буквально ни одного метра, на котором не было бы насыпано большого или маленького холмика: тут и земляные муравейники, и мышиные кучи, и холмики более крупных грызунов — слепышей, сусликов и др. Многие из них гибнут во время пожара, но еще больше выживает, притаившись в глубоких ходах, и вскоре после пожара уже начинает копошиться на голой черной поверхности земли. Характерно, что на черном фоне сожженной степи повсюду виднеются небольшие кирпично-красные пятна; это осыпавшиеся склоны холмиков землероев обнажили под углистой коркой обожженную, как кирпич, землю. То, что в этих холмиках на глубину нескольких сантиметров совершенно выгорел перегной, говорит о весьма высокой температуре пожара.

Меняется после пожара и облик обильно разбросанных по степи лесков. Эти березово-осиновые колки кольцом окружают небольшие замкнутые понижения местности, причем средина понижения обычно заболочена и занята густыми зарослями осок и лозы, проникнуть в которые довольно трудно. Масса торфянистых остатков растительности и густые заросли не дают возможности судить об истинной форме понижения. После пожара остается только тонкий слой золы, голые черные прутья лозы да обугленные снизу стволы засохших берез.

Оправляется степь после пожара довольно быстро; уже через одну-две недели зазеленеют свежие побеги, а на следующий год на пожарище особенно пышно разовьются травы. Леса же гибнут надолго, и немало лет пройдет, пока вокруг осок и лоз в центре понижений подымится новое кольцо берез.

По мере продвижения к югу господство в растительном сообществе степи начинает переходить к злакам, так как они более приспособлены к увеличивающейся сухости климата. Одновременно с этим травяной покров становится реже, и уже в средней части обследованного района между кустиками травы можно разглядеть поверхность земли. Чем дальше к югу, тем суше климат, тем меньше запас вдали в почве, тем реже растительность. На южной окраине обследованного района степная растительность представлена почти исключительно злаками, причем наравне с ковылями получают права гражданства типец и тонконог, а местами и полынь. Травостой здесь сильно изрежен, и местами, где ясно выражена солонцаватость почв, более половины поверхности остается голой. Но и среди этой уже засушливой степи тоже довольно часто встречаются по понижениям березовые колки.

Несмотря на сравнительно небольшую протяженность района (всего около 300 км), климатические условия меняются здесь весьма значительно. Северо-западная часть получает около 550 мм осадков, в то время как юго-восточная, граничащая с сухими степями Казахстана, только около 350 мм.




Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru