Экспедиционная фотография



Применение фотографии в путешествиях. Часть 2

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Справочная книжка для путешественников. Наставления, руководства и программы для наблюдения и собирания коллекций и сведений в путешествиях: по топографии и астрономическому определению пунктов, геологии, метеорологии, ботанике, зоологии, антропологии. Составлена Ю.Шокальским, проф. К.Богдановичем, проф.А.Воейковым, Б.Чайковским, Л.Бородовским, И.Палибиным, П.Шмидтом и Талько-Гринцевичем. Издание Картографического Заведения А.Ильина. С.-Петербург, Пряжка, 5.  1905 г.


7) Приборы для проявления и печатания должны быть взяты в путешествие в самом ограниченном количестве, но, однако, с таким расчетом, чтобы не стеснять оператора во время работы. Есть полная возможность работать с успехом даже при следующем незначительном снаряжении:

а) 4 ванночки на размер чувствительной пластинки; одна целлулоидная для проявления, одна из папье-маше для фиксажа и две ванночки для воды — одна цинковая, другая из белого фаянса, причем последняя может служить в случае надобности и для виража. Необходимость в отметках, для чего предназначается каждая из ванн, устраняется разнообразием материалов, из которых они приготовлены.

б) Цинковый бак для промывки негативов (фиг. 122) такого размера, чтобы в него можно было поместить металлические козелки на 12 пластинок. Козелки должны быть пригнаны так, чтобы их можно было употреблять не только для просушки негативов, но и для промывки, а в случае нужды и для проявления пластинок в указанном баке.

Фиг. 121. Дорожный фонарь из бумаги

 

Существенно важно, чтобы вставленные в них пластинки входили в пазы без особенного усилия, но в то же время и без шатания и, кроме того, козелки должны иметь приспособление для подвешивания. Самый бак должен иметь цинковую крышку, которая должна его совершенно закрывать, притом настолько плотно, чтобы им в случае необходимости можно было пользоваться для медленного проявления как стоячей ванной, а этой крышкой как ванной для промывки. Во время переездов в бак помещаются все принадлежности и запасы для проявления или печатания (фонарь, мензурка и даже весы), все это закрывается вышеуказанной цинковой крышкой и в таком виде вся походная лаборатория едва защищает объем в 25х20х20 сантиметров.

в) Целлулоидная мензурка, а еще лучше стаканчик для проявителя, вместимостью до 250 куб. сантиметров.

г) Мягкая колонковая кисть шириной не менее полутора дюймов для смахивания пыли с пластинок при заряжании в кассеты или перед проявлением.

д) Небольшие весы с разновесом по 50 грамм для обвешивания химических солей; их следует брать только в том случае, если путешественник предполагает приготовлять растворы сам лично, а не ограничивается употреблением готовых растворов или патронами.

е) Копирную рейку обыкновенного типа. Рамку можно заменить 3-4 крепкими металлическими камерами, которые при перевозке занимают меньше места, чем рамка. Все указанное снаряжение, включая фонарь, весы, запасы проявителя, фиксирной соли и одну дюжину пластинок для ближайшего заряжания кассет, укладывается в бак и закрывается крышкой. Обвернув полученный ящик клеенкой, получают довольно удобный и негромоздкий к перевозке тюк.

Фиг. 122. Цинковый бак для промывки и козелки 

Описанный железный или цинковый бак можно заменить в дороге обыкновенным ведром или кадкой, но само собой разумеется, что вести медленное проявление или фиксировать в такой посудине затруднительно.    

Путешественник должен перед отправлением в дорогу выработать на практике наиболее удобный способ укладки всех указанных принадлежностей в бак и затем держаться его раз навсегда. При некотором навыке это не так трудно, как кажется.

8)Чувствительные пластинки и пленки. Бромо-желатинные сухие пластинки и пленки приготовляются в настоящее время многими фирмами, они сохраняют свою чувствительность очень долгое время и не утрачивают способности к проявлению спустя долгий срок после съемки фотографии. В продаже можно найти пластинки и пленки различных степеней чувствительности, но для фотографа-путешественника необходимо иметь все пластинки однородными, дабы в каждый момент получать однообразные результаты.

Останавливаясь на вопросе, какой чувствительности следует выбирать пластинки в путь, путешественник прежде всего должен принять во внимание, что чем выше светочувствительность взятых им пленок или пластинок, тем более они склонны к порче и тем труднее за ними уход и обращение вообще, а особенно в дороге.

Ту абсолютно темную комнату, которой фотограф привык пользоваться, работая дома, в дороге получить не всегда возможно, и весьма часто не только заряжание, но и самое проявление пластинок в пути приходится вести в белой парусиновой палатке, а иногда даже и прямо под открытым ночным небом среднеазиатской пустыни.

Если глубоко-темные ночи средних и экваториальных широт при отсутствии лунного освещения допускают продолжительные манипуляции с пластинками прямо на открытом воздухе без всякой темной комнаты, то в пределах высоких широт — где в продолжение полугода господствует день — подчас бывает очень трудно найти не только для проявления, но и для заряжания подходящее темное помещение даже и ночью. Все это нужно иметь путешественнику в виду и не забывать, что чем чувствительнее воспринимающая свет эмульсия пластинок, тем более она имеет наклонность к вуалированию, и, следовательно, тем скорее можно получить затянутый вуалью негатив.

Отправляясь в местности, где предполагается встретить сильный солнечный свет и высокую температуру, следует брать пластинки самые медленные, как наиболее прочные и дающие безусловно лучшие результаты. Лучшими пластинками для продолжительных экспедиций в таких местностях оказываются пластинки Ilford Ordiner, которые благодаря своим превосходным качествам и хорошей укупорке иногда сохраняются по несколько лет без заметного изменения от влияния влажности и температуры. Также хороши, хотя укупорены хуже и весят более, пластинки Люмьера. Отправляясь в экспедицию на север и предполагая работать в начале или конце полярной ночи, путешественник должен, конечно, захватить и более чувствительные пластинки; из таковых лучшими оказываются те, которые приготовляются фабрикой Watford под маркой Пэджет-Прейс «специально быстрые». Очень хороши также пластинки Люмьера, Ильфорда, Пэджет, Кадет и Эдвардса, а из русских лучшими следует признать пластинки Варнерке и Занковской. Отправляясь в путешествие во избежание недоразумений пластинки следует приобретать на фабрике и требовать, чтобы они имели один и тот же номер чувствительности и эмульсии.

Чувствительность пластинок или пленок измеряется особым прибором, называемым сенситометром Варнерке. Описание самого прибора и его употребления заняло бы излишнее место, и их можно найти в любом из руководств по фотографии. Степень чувствительности обозначается цифрами, выставленными на коробках с пластинками или на бумажной укупорке пленок. Чем выше эта цифра, тем чувствительнее пластинка. Наибольшая возможная чувствительность обозначена у Варнерке № 25° , а наименьшая № 10°. Для получения хороших результатов необходимо знать, какое отношение существует между чувствительностью пластинок обозначенных различными номерами сенситометра. Нижеприведенная таблица показывает эти отношения для пленок и пластинок, обозначенных наиболее употребительными номерами сенситометра.

 

25°

1

23°

1 3/4

21°

3

18°

7

14°

21

24°

1 3/4

22°

2 1/3

20°

4

16°

12

12°

36

 

Кроме обыкновенных пластинок и пленок, существуют еще пластинки ортохроматические и изохроматические, т. е. чувствительные к различным цветам и передающие их сообразно яркости оттенков, подобно тому впечатлению, которое эти краски производят на человеческий глаз. Ортохроматические пластинки и пленки чрезвычайно полезны для съемки пейзажей, неба, облаков, ледников, костюмов и т. н. предметов с различной окраской, но употребление их в дороге очень затруднительно, так как они гораздо чувствительнее к свету, и потому обращение с ними должно быть много осторожнее. При употреблении такого рода пластинок часто необходимо употреблять желтый светофильтр, т. е. надевать на объектив особо приготовленное желтое стекло. Оно замедляет действие синих лучей, идущих главным образом от неба, и белые облака на голубом небе, благодаря последнему обстоятельству, становятся на негативе отчетливо видны. Даже без применения светофильтра результаты работы на изохроматических пластинках неизмеримо выше, чем на пластинках обыкновенных. Из изохроматических пластинок можно рекомендовать пластинки Otto Perutz, Ilforda, Lumier.

Заряжание кассет и проявление ортохроматических пластинок в путешествии чрезвычайно затруднительно, но если у путешественника имеется в виду хорошая темная комната, то эти пластинки должны быть предпочтены всяким другим. Начинающий фотограф не должен браться за ортохроматические пластинки и лучше сделает, если отдаст предпочтение пластинкам обыкновенным.

Пластинки до размера 13х18 продаются коробками по дюжине в каждой, причем они упаковываются по 4 или по 6 штук отдельно в бумагу и сложены чувствительным слоем друг к другу. Подобные ящики или коробки из картона не представляют, однако, достаточно прочной укупорки для путешествия, т. к. через них может оказывать влияние температура, влажность, и наконец самые коробки легко могут разбиться. Во время морских путешествий, а также при продолжительных путешествиях, при поездках по странам с резкой переменой температуры, состояния погоды, следует коробки с пластинками по несколько штук (удобнее по три коробки) запаковывать в жестяные ящики.

Крышка этого ящика должна быть или заклеена восковой бумагой, или еще лучше запаяна. Чтобы на металл и заключенные в нем пластинки температура не оказывала действия, отправляясь в путешествие по жарким странам, полезно жестяной ящик с пластинками укладывать в легкий деревянный, обив этот последний шерстяной или суконной материей. При упаковке экспонированных пластинок или уже готовых негативов, их укладывают в те же коробки, из которых они вынуты, придерживаясь той же самой системы, в какой они были укупорены на фабриках. Сложенные таким образом пластинки или негативы должны быть вновь заделаны как свежие пластинки. Не мешает на дорогу запастись известным количеством непромокаемой бумаги или материи, так как предвидеть всякого рода случайности в пути не всегда возможно.

Чувствительные пленки в катушках или в свертках фабрики Истмена дают удовлетворительные результаты только в том случае, если они могут быть сохранены безусловно сухими и устранены от влияния резких перемен температуры; гораздо лучше их сохраняются тонкие пленки Люмьера, но как те, так и другие можно рекомендовать путешественнику лишь в самых крайних случаях. Несколько надежнее в смысле сохранности толстые пленки фабрик Ильфорда и Карбута, но отнюдь не Эдвардса или Анилиновой компании; как те, так и другие слишком чувствительны к переменам температуры и в жаркую погоду не только дают сплошные вуали, во и слезают с целлулоидного подслоя. Целлулоид толстых пленок гораздо легче по весу, чем стекло, при экспозиции же, при проявлении и при сохранении их в дороге с ними обращаются, как со стеклянными пластинками.

Главный недостаток всякого рода целлулоидных пленок — это порча бромосеребряного слоя желатина под влиянием камфоры, содержащейся в целлулоиде. Это обстоятельство вынуждает приобретать пленки наивозможно свежими. Хотя фабриканты и особенно продавцы плевок уверяют, что срок годности, выставленный фабрикой на катушках, слишком короток и что пленки удовлетворительно работают и много позже пропущенного срока, но таких заверений слушать не следует. Опыт показал, что если пленки Люмьера, помеченные мартом месяцем, иногда очень хороши в работе еще в декабре, то все-таки случается, что пленки того же выпуска уже вуалируют в мае и июне. Пленки же компании Истмена по своей способности сохраняться долее указанного на катушках срока, стоят значительно ниже пленок Люмьера.

Пленки Истмена и всякие другие тонкие пленки в свертках сохраняются в их оригинальных укупорках, но охранять их от сырости или перемен температуры следует еще более тщательно, чем стеклянные пластинки.

Следует вообще принять за правило, что если по условиям передвижения в пути есть возможность взять с собой пластинки, то некоторое неудобство, заключающееся в их тяжести и громоздкости, с лихвой вознаграждается уверенностью оператора в успехе и неизмеримо лучшим качеством получаемых результатов.

Появившиеся недавно в продаже так называемые «секофильмы», негативная бумага или пленки «кардинал» совершенно не рекомендуются для точных и ответственных работ. Их можно применять при отсутствии всего прочего, причем негативная бумага фабрики HPG довольно удовлетворительна по достигаемым результатам, но представляет много хлопот при ее прикреплении в кассеты.

Запас пленок или пластинок определяется продолжительностью путешествия, удобством передвижения в пути и возможностью обновлять их из местных депо. В дорогу следует брать пластинки или пленки всегда одной и той же фирмы, на выборе которой следует остановиться еще до отправления в дорогу, так как только таким образом можно получить однообразные результаты. Малоопытному фотографу необходимо помнить, что излишняя экономия при затратах на пластинки прежде всего отзовется на результатах. Покупка дешевых пластинок мало известных, незарекомендовавших себя фабрик едва ли может быть допущена перед отправлением в путешествие.

Брать в дорогу альбуминные, аристотинные или даже ферропруссиатные бумаги для печатания снимков в пути, если к этому нет серьезной надобности (корреспонденция с пути с иллюстрацией), совершенно не советуем. Правда, в путешествии иногда встречается настоятельная необходимость получить отпечатки для передачи их кому-нибудь из местных жителей, как благодарность за известные услуги, на память и т. п.; но в таком случае рекомендуем лучше иметь бромосеребряную бумагу с проявлением, в особенности тот ее новейший сорт (Гравюра, Велокс), который позволяет при проявлении и печатании обходиться без красного фонаря и темной комнаты; бумаги эти и прочны, и неприхотливы. Полезно ввиду вышеизложенного иметь в запасе одну-две дюжины диапозитивных пластинок, которые в крайнем случае можно заменить и обыкновенными.

Каким образом сохранять пластинки и пленки сухими. При продолжительных путешествиях, когда приходится брать с собой большой запас пластинок или пленок, вопросом серьезной важности является предохранение их от действия сырости. Это обстоятельство в особенности следует иметь в виду при путешествиях по странам с жарким и влажным климатом. Пластинки или пленки, подвергнувшиеся влиянию сырости, являются наиболее частой причиной неуспеха. Выше уже указано лучшее средство против сырости — тщательная упаковка, но средство это теряет свое значение тогда, когда пластинки пробыли в кассетах довольно продолжительное время и после экспозиции не могут быть проявлены, а должны быть вновь уложены в коробки.

В последнем случае экспонированные пластинки перед укупоркой следует предварительно высушить, помещая их на короткое время в ящик, содержащий небольшое количество хлористого кальция. Этот же самый ящик во избежание лишнего веса багажа может быть приспособлен для помещения в нем всех фотографических принадлежностей. Крышка ящика должна быть обита резиной и закрываться герметически. На дне ящика следует поместить чашку или блюдце с хлористым кальцием, последний перед употреблением должен быть прокален на куске железа или прямо на огне. Положив кальций на дно ящика, в последний помещают пластинки, поставленные в козелки, и, закрыв крышку, оставляют их на час или два. Полезно таким же путем высушить все материалы для укупорки. Хлористый кальций поглотит всю влажность в пластинках и сделает их сухими на продолжительное время.

9) Принадлежности и химические материалы для проявления и печатания, и необходимые простейшие рецепты.

Проявление экспонированных пластинок или пленок требует для достижения хороших результатов большой опытности. Различные рецепты для составления проявителя прилагаются почти на каждой укупоренной коробке пластинок или свертке пленок, но тому, кто начинает работать в путешествии без предварительной подготовки дома, конечно, трудно рассчитывать на получение постоянно хороших результатов.

Так как пластинки могут сохраняться без порчи в течение 18 месяцев, а иногда и долее (это только пластинки, но не целлулоидные пленки, которые портятся гораздо скорее), то многие авторы советуют совсем не проявлять в дороге, оставив эту операцию до приезда домой, мы же по личному опыту утверждаем, что если только путешественник обладает достаточным навыком получить чистую воду для приготовления растворов, то во многих отношениях предпочтительно сделать проявление в пути, не откладывая его до возвращения домой. Во время продолжительного разнообразного по климатическим условиям путешествия, если только температура воздуха не слишком высока, всегда нужно пользоваться в удобных местах остановок (дневок) случаем проявить хотя несколько пластинок, чтобы таким образом, с одной стороны, проверить исправность фотографического прибора, а с другой - убедиться в правильности своих действий и экспозиции.

Химические материалы для проявления и вообще для всякого рода фотографических манипуляций могут быть взяты в дорогу или в виде хорошо укупоренных готовых патронов и растворов, и в таком случае фотографу-путешественнику приходится только развести содержимое патрона в определенном указанном количестве чистой воды, или же те же химические материалы берутся в виде запаса солей, которые расходуются по мере надобности, и растворы составляются самим путешественником.

Существует весьма много сортов проявителей в патронах (в жидкостях, хотя бы и сильно концентрированных, брать проявитель не советуем), но наиболее удобным из них, как показал опыт, несомненно является недавно появившийся в продаже «адурол». (Автор настоящего отдела «Справочной книги» производил специальные опыты проявления пластинок и пленок несколькими из наиболее распространенных проявителей как в готовом, так и в изготовляемом во время путешествия виде). Главное его качество, притом качество весьма важное в дороге, — это способность сохраняться при самых неблагоприятных условиях неопределенно долго и постоянно давать одинаковые результаты. Кроме того, проявитель этот почти не чувствителен к температуре, одинаково пригоден для пластинок и пленок, дает прекрасные негативы сероватого тона с массой подробностей в тенях и при некотором навыке в проявлении не затеняет светлых мест. Из других проявителей в патронах удобны амидол и гидрохинон. Однако, следует оговориться, что оба эти проявителя портятся очень быстро в жарком и сыром воздухе. Покупая проявитель в патронах, необходимо требовать их не в бумажных трубочках, а в стеклянных обмазанных парафином пробирках.

Для собственноручного приготовления проявителя в дороге самым удобным в обращении, весьма дешевым по цене и превосходным по даваемым результатам на пластинках и толстых пленках является амидол. Он имеет огромное преимущество перед всякими другими проявителями, как наиболее простой по составу и потому менее всего обременяющий багаж путешественника.

Лучший и наиболее удобный способ его приготовления в пути следующий:

Воды — 100 куб. сантиметров;

Безводного сернисто-кислого натра — 2 ½ грамма;

Амидола — 0,5 грамма.

Амидол прибавляется по растворении натра. Этот проявитель, приготовляемый в продолжение 2 - 3 минут, готов к действию тотчас же, как растворятся вводимые в воду соли. Проявитель долго не сохраняется, но в 100 куб. сантиметрах его можно проявить более дюжины пластинок на 13 х 18 см.

В жарких странах полезно в амидоловый проявитель во избежание порчи слоя вводить спирт, прибавляя его 100 к. с. на 100 проявителя.

Для проявления отпечатков на бумагах Велокс и Гравюра нужно брать тот же проявитель, но только вдвое сильнее, а для того чтобы получить белые места более чистыми, прибавлять к нему 5-10 капель 10% раствора бромистого кали.

Способ составления проявителя упрощается еще более, если отвешивание натра и амидола заменить отмериванием специальными роговыми ложечками, которые всегда можно приготовить и выверить перед отправлением в путь.

Для закрепления или фиксировки негативов и бумаг следует употреблять в пути исключительно фиксирную соль (т. е. кислый фиксаж), а не простой серноватисто-кислый натр. Ее следует разводить в 25% растворе. Негативы, закрепленные в растворе фиксирной соли, не нуждаются в особых квасцовых ваннах для укрепления желатина. Притом же фиксирная соль дешева, не портится и удобна в обращении. Ее для удобства укладки полезно иметь в мелких жестяных коробочках, которые по мере израсходования соли или выбрасываются, или идут для сбора семян, насекомых, образцов почв к т. под. коллекций.

Под тропиками, в пустынях Африки и Центральной Азии, работая с тепловатой водой, иногда приходится прибегать к помощи квасцовых ванн для укрепления желатина. Еще лучше действует ванна из танина или ванна из 2% раствора формалина. Последний, однако, не следует употреблять для закрепления желатина на пленках, так как он часто оказывает действие как раз обратное.

Из других проявителей очень удобен пирогалловый по следующему рецепту из двух растворов:

Первый раствор: воды – 100, сернисто-кислого безводного натра – 10, соды (поташ) – 10;

Второй раствор: воды – 100, метадвусернисто-кислого калия – 2, в полученный раствор прибавить пирогалловой кислоты - 10.

Оба раствора сохраняются очень долго. При проявлении брать 10 куб. сантиметров второго раствора и смешать с 30-40 см первого (передержка требует меньшего количества первого раствора, недодержка более); к полученной смеси доливают воды до объема 100 куб. сантиметров. Регулируя степень крепости раствора вместе с различным отношением обоих растворов друг к другу, можно управлять проявлением.

Съемка

Для предварительного изучения фотографии к услугам путешественника существует целый ряд понятно написанных пространных руководств: Дементьева, Андрианова, Карпова, Ержемского и др.; их можно приобрести в любом фотографическом складе.

Если бы настоящая статья, по мнению путешественника, оказалась недостаточной для разного рода фотографических справок в дороге, то для путешествия можно рекомендовать удобное по своей портативности и чрезвычайно практично составленное «Руководство фотографии», изданное фирмой Иохим (издание 3-е, 1902 г.) и книжку Л. Давида под тем же заглавием, изданную О. Н. Поповой (СПб. 1903 г.).

Конечной целью путешественника-фотографа является получение хороших негативов. Нельзя сказать, чтобы это было так просто и легко, как описывается в некоторых рекламах. Если для профессионального фотографа часто требуется несколько лет практического изучения (с удобствами, недоступными для путешественника) прежде, чем он достигнет действительно удовлетворительных результатов, то неопытному в светописи туристу не следует думать, что фотографировать можно научиться сразу, и нужно стараться еще до отправления в дорогу изучить искусство съемки на практике.

Прилагаемые ниже строки могут служить кратким конспектом для лиц, ознакомившихся с фотографией, но не достаточно еще усвоивших все тонкости и детали съемки, но они далеко не исчерпывают всех деталей и подробностей светописного искусства.

Вот в нескольких кратких словах постепенный ход манипуляций для получения снимка.

Съемка со штатива. Выбрав место, с которого предполагают снимать (очень ценным руководством для этого может служить книжка Robinson и книжка Dillaye «Le paysade artistique en photographie», или одно из вышеуказанных пространных руководств), расставляют штатив.

Рекомендуется одну из ножек штатива ставить по направлению к предмету, так как таким образом облегчается свобода действий снимающего сзади аппарата и самый аппарат стоит прочнее. После этого укрепляют на площадке штатива винтом камеру и, раздвинув несколько мех ее, подбирают к каждому частному случаю подходящий объектив. (Само собой разумеется, что складывание и раскладывание камеры, все ее уклоны, растяжения, передвижения досок и т. п. должны быть хорошо изучены ранее съемки). Ввинтив объектив в передний фронт камеры, снимают с него крышку, ставят наибольшую диафрагму и, открыв затвор (если он приделан), начинают наводить камеру на фокус. Снимаемый предмет должен быть отчетливо видел на матовом стекле камеры. Для наблюдения за резкостью наводки фотографирующий набрасывает на камеру, закрывая также и свою голову, покрывало, и поворачивает головку кремальеры или бесконечного винта, приближая или удаляя этими оборотами объектив от матового стекла до тех пор, пока на последнем не станет отчетливо виден снимаемый предмет. Во время наводки на фокус камеру поворачивают, переставляют вместе со штативом с места на место или передвигают объективную доску в различные стороны, если это необходимо, до тех пор, пока на матовом стекле не получат изображения снимаемого предмета в том виде, каким его желают иметь. Только после такой установки окончательно закрепляют винты штатива и кремальеры. По условиям съемки иногда бывает необходимо приподнимать или опускать объективную доску, чтобы включить в поле зрения объектива предметы, высоко или низко расположенные; иногда этого передвижения недостаточно и приходится наклонять или приподнимать всю камеру, пользуясь при этом в самом широком объеме уклонами матового стекла. При подобных уклонах необходимо наблюдать, чтобы матовое стекло сохраняло отвесное положение, это легко проверить при помощи прикрепленных к камере ватерпасов.

Профессиональные фотографы советуют при наводке матового стекла на фокус пользоваться особой лупой, что, однако, не всегда удобно в дороге и может быть рекомендовало лишь при съемке архитектурных деталей, зданий, памятников или геологических обнажений, где наводка на фокус должна быть произведена с особенной тщательностью.

Если приходится снимать предмет, имеющий значительное протяжение в глубину или, как говорят, имеющий несколько планов, то навести матовое стекло так, чтобы как передний, так и задний план рисовались с одинаковой отчетливостью, возможно с самой большой диафрагмой лишь при удалении аппарата от снимаемого предмета на расстояние, превышающее приблизительно 100 фокусных расстояний объектива. При условии более близкой съемки, а также в том случае, когда объектив с полным отверстием дает по краям матового стекла недостаточно резкие изображения, приходится непременно уменьшать размер диафрагм. Чем меньше диафрагма, тем резче и отчетливее изображение, тем больший угол охватывает объектив, по зато тем продолжительнее должна быть экспозиция и тем неправильнее т. наз. воздушная перспектива в рисунке. В силу последних двух свойств диафрагм, удачный выбор их весьма важен; он зависит от весьма многих причин, и нужно принять за правило снимать с возможно большей диафрагмой, конечно, не в ущерб отчетливости, а время экспозиции регулировать скоростью затвора.

По наведении фокуса и выбора диафрагмы объектив закрывается крышкой или затвором, который приготовляется к действию, рамка с матовым стеклом удаляется, а на место ее вставляется кассета с чувствительной пластинкой. При этом кассеты следует оберегать от действия дневного света и особенно от непосредственного освещения яркими солнечными лучами. Как бы тщательно кассеты ни были сделаны, они все-таки могут припустить яркий свет солнца, лучи которого, как замечено, способны завуалировать пластинку даже и через тонкое дерево задвижек кассеты.

Затем задвижка (шторка) выдвигается и производится съемка, которая заключается в открытии отверстия объектива на известное, более или менее точно определенное время, называемое экспозицией, причем эта последняя производится или сниманием объективной крышки просто рукою, или приведением в действие моментального затвора.

Экспозиция. Умение правильно определить время выдержки или время экспозиции составляет наиболее трудную сторону съемки. Искусство это далеко не всегда дается даже и профессионалам, а между тем от него-то главным образом зависят результаты работы.

Хотя современные светочувствительные пленки и пластинки позволяют делать значительные погрешности в точности определения времени выдержки, а известные способы проявления, ослабления или усиления негативов дают в руки опытного фотографа средства для исправления этих погрешностей, тем не менее на практическое изучение этой стороны дела следует обратить самое серьезное внимание. Умение точно определять время экспозиции вырабатывается практикою, но для того чтобы приобрести эту практику, необходимо знать, отчего вообще зависит время экспозиции и что следует принимать во внимание при оценке условий съемки при различных обстоятельствах и относительно различных сюжетов.

Каждому понятно, что фотографическая съемка открытого и хорошо освещенного пейзажа и такая же съемка слабо освещенной внутренности комнаты, при всех прочих одинаковых условиях, могут отличаться только временем необходимой для выработки деталей негатива выдержки; понятно и то обстоятельство, что, снимая один и тот же предмет в продолжение одного и того же времени на пластинках различной чувствительности, возможно на одной из них получить передержку, а на другой —недодержку. Определить математически точно время, сколько в том или другом случае следует держать открытым объектив, положительно невозможно, так как условия, от которых это зависит, не могут быть абсолютно одинаковыми, и в руках оператора нет точных данных, на основании которых можно бы было сказать, что, принимая в оценку одно условие съемки, он в то же время не погрешил или не пренебрег другим.

Из многих факторов, от которых зависит время экспозиции, здесь будут указаны лишь главнейшие:

а) Светосила объектива. Этот фактор самый точный в деле определения времени выдержки, так как он вполне завися от длины фокусного расстояния объектива и принятого для каждого частного случая фотографирования отверстия диафрагмы, может быть определен вполне точно. Выше уже было указано, как обозначается светосила, а также и то, каким образом на некоторых объективах обозначения диафрагм прямо указывают на относительную продолжительность экспозиции при каждой из них.

б) Освещение снимаемого сюжета. Этот фактор самый неточный, так как он сам зависит от весьма разнородных условий. Так, например, освещение предмета зависит от того, под каким углом падают на него лучи солнца, т. е. от географической широты места съемки, от времени года и часа дня.

Еще большее значение имеет то обстоятельство, освещен ли предмет непосредственно лучами солнца, или последнее находится за облаками, или предмет съемки находится в тени. Хотя для оценки всех этих данных и придуманы весьма остроумные таблицы, где особыми коэффициентами указана сила света солнца при различных условиях, тем не менее пользование этими таблицами положительно не приводит ни к каким сколько-нибудь удовлетворительным результатам, так как малейшее изменение в окраске неба от присутствия пыли в воздухе, или малейшее изменение в количестве облаков, их группировке и окраске делает уже негодным все подобные расчеты. Наконец постепенные переезды путешественника из одной местности в другую и изменение условий атмосферы и климата делают такие таблицы совершенно неприменимыми на практике. Гораздо большее значение в этом отношении имеет собственная практика и опыт фотографа, почерпнутые им при самых разнообразных условиях освещения, и те наблюдения, которые он сделал при этом или заносил в свою записную книжку.

Ни для кого не ново, что свет под тропиками сильнее света в средних и северных широтах и потому освещение предметов там должно быть гораздо интенсивнее. Так оно есть и на самом деле, но далеко не во всякое время дня. С 11 часов до часу, например, освещение предметов под тропиками значительно слабее, чем в умеренных широтах, но зато в остальное время до заката солнца оно сильнее. Если, наконец, продолжительные сумерки высоких и умеренных широт дают возможность производить фотографические съемки еще довольно долгое время после заката солнца за горизонт или ранее его восхода, то в тропиках, где сумерек почти нет, это положительно невозможно. Наконец, нужно принимать во внимание и большее количество испарений, находящихся в тропическом воздухе, что также уменьшает интенсивность света. В песчаных и каменистых пустынях Центральной Азии эта интенсивность иногда поразительно уменьшается присутствием в воздухе мельчайшей лессовой пыли, придающей далям воздуха характер сухого тумана; наоборот, в высоких плоскогорьях Памира, Алтая и Тибета воздух до такой степени прозрачен, что видны самые малейшие детали складок местности в горах, наблюдаемых с расстояния нескольких десятков верст, и солнечный свет в этих странах имеет такую интенсивность, которой пишущему настоящие строки не приходилось наблюдать даже в июне на Белом море и Мурмане.

Наконец, как это понятно всякому, освещение в зимнее время не может быть сравниваемо с освещением летом или весною, а эта разница в средних и высоких широтах особенно значительна, если взять для сравнения такие месяцы, как июнь и декабрь, июль и январь. Осень и весна приблизительно имеют одинаковую силу света. Яркие солнечные лучи и безоблачное синее небо еще не дают права заключать, что освещение снимаемого предмета есть самое сильное. Из опыта известно, что небо, покрытое светлыми белыми облаками, даст свет более интенсивный, чем прямые яркие лучи низко стоящего солнца.

Весьма яркий для глаза желтоватый или красноватый цвет неба, так часто наблюдаемый при восходе и особенно при закате солнца, несмотря на его кажущуюся силу, дает очень мало химически действующих лучей.

Все вышеуказанные особенности освещения никак не могут быть подведены под какие-либо цифровые данные с той точностью, которая требуется для математически точного определения экспозиции.

в) Расстояние предмета от снимающего и самое качество снимаемого сюжета. Расстояние до снимаемого предмета имеет серьезное значение в оценке времени позы лишь при условии снимания движущихся предметов, когда нужно совместить необходимую резкость предмета с желанием получить негатив с большим числом подробностей, т.е. правильно выдержанный. Оба эти условия, конечно, противоположны друг другу, и удачное совмещение их и составляет главным образом искусство снимать моментально. Обращаясь к качеству снимаемого сюжета, невольно представляются все разнообразие предметов в природе и явная невозможность определить для всех их ряд однообразных условий, выраженных цифрами. В этом отношении нужно главным образом обращать внимание на окраску снимаемого предмета и на то, находится ли он в покое или в движении. В последнем случае вопрос экспозиции сводится к искусству моментального фотографирования и, следовательно, к решению вопросов, достаточно ли для такого фотографирования освещен предмет, какова должна быть выбрана скорость затвора, чтобы получился вполне резкий снимок.

Цвета снимаемого предмета играют существенную роль в определении времени экспозиции, потому что далеко не все цветные лучи одинаково интенсивно действуют на светочувствительное бромистое серебро пластинки. Так, например, цвета: черный, красный, желтый и зеленый требуют значительно большего времени экспозиции, чем белый, фиолетовый, голубой или синий. Установить для всех подобных случаев какие-либо строгие правила или дать эти правила в форме математических формул, конечно, не составляет особого труда, но цифры такого рода не оправдывают себя на практике, так как почти невозможно себе представить фотографирование сюжета, имеющего безусловно однообразную окраску. Совмещение же в сюжете двух контрастно действующих цветов (зеленый пейзаж с белыми постройками, черные барки или суда на воде) совершенно парализует показания подобных формул.

Можно с уверенностью сказать, что пока оператор-фотограф не приобретет опыта определять экспозицию, до тех пор никакие таблицы ему в этом отношении не помогут.

Столь же мало практичны для определения времени экспозиции различного рода светоизмерители, фотометры или актинометры. Из них лучший — это актинометр Винна, но и его едва ли следует брать в путешествие, так как на практике применение его крайне неудобно и отнимает много времени, которым путешественник должен дорожить.

О влиянии степени чувствительности пластинок на продолжительность экспозиции много говорить не приходится, так как важность этого фактора очевидна сама собою. Для практических целей при оценке экспозиции можно пользоваться табличкой сравнительной чувствительности пластинок, помещенной на стр. 391.

Таким образом лучшим средством правильно определить время экспозиции является совет почаще взглядывать в свою записную книжку, где должны быть помечены условия, при которых производились съемки, и их результаты. Справляясь по записям, всегда можно найти условия, сходные с теми, при которых приходится решать вопрос об определении времени экспозиции. Постепенное изучение фотографии на практике даст необходимый опыт в определении выдержки. Неопытному фотографу следует помнить, что в вопросе об экспозиции лучше допустить передержку, которую, если она не чрезмерна, можно исправить проявлением, чем недодержку, которую исправить проявлением весьма трудно, а иногда и прямо невозможно.

Когда съемка произведена, задвижка кассеты вдвигается, сама кассета вынимается, номер снятой пластинки, он же и номер крышки кассеты, отмечается в записной книжке, куда одновременно заносится день года, время дня, время экспозиции, № диафрагмы, самый предмет съемки и результат ее.

Если нет возможности проявить снятые пластинки в тот же вечер, а кассеты необходимо заполнить новыми пластинками, то экспонированные можно вынуть и тщательно упаковать, предварительно занумеровав их на обратной стеклянной стороне посредством тонко очиненного карандаша из сухого серого мыла.

При вкладывании пластинок или толстых пленок в кассеты, необходимо из предосторожности экспонированную сторону их смахивать мягкой и широкой кистью, дабы таким образом удалить могущие попасть пылинки.

Работа ручной камерой. Все вышеизложенное относилось к работе штативным аппаратом, но те же манипуляции приходится проделывать фотографу и с ручными камерами, с той существенной разницею, что при съемке с руки приходится пользоваться исключительно моментальным затвором, а наводить аппарат на фокус не по матовому стеклу, а по особым визирам, приделанным к камере, и по глазомерному определению расстояния до снимаемого предмета. Весьма понятно, что такая фотография требует еще большей опытности в определении времени экспозиции (скорости затвора) и выборе диафрагм. В случае необходимости снимать с выдержкой и применять маленькие диафрагмы, приходится камеру ставить на какой-нибудь предмет или иметь для нее штатив.

Как сказано, при фотографировании ручными камерами приходится оценивать на глаз расстояние до ближайшей точки снимаемого предмета, чтобы в зависимости от длины фокуса своего объектива определить, какую диафрагму следует употребить, дабы эта ближайшая точка переднего плана и даль получились приблизительно одинаково резко на матовом стекле. Некоторым пособием в этом отношении может служить следующая таблица.

 

При

наличии

диафрагмы

При наличии объектива с длиной фокуса

в миллиметрах

50

100

150

200

250

300

ближайшая точка переднего плана

должна находиться не ближе метров

f/5

2,5

10,1

22,6

40,9

62,5

90,0

f/10

1,3

5,1

11,3

20,0

31,3

44,0

f/15

0,9

3,4

7,6

13,3

20,9

30,0

f/20

0,7

2,6

5,7

10,0

15,6

22,5

f/25

0,5

2,1

4,6

8,0

12,5

18,0

f/30

0,3

1,8

3,8

6,7

10,4

15,0

 

Определив расстояние, раздвинув камеру или выдвинув насколько следует объектив, поставив необходимую диафрагму и определив скорость действия затвора, наводят камеру по визиру на снимаемый предмет и в таком виде стараются удержать аппарат неподвижно до момента, когда следует спустить затвор. Затвор следует спускать плавно, без порывистых движений.

Камеру при съемке держать горизонтально, а, выбирая скорость затвора, следует иметь в виду не только силу освещения снимаемого предмета, светосилу объектива, чувствительность пластинок, одним словом, все то, что принимается во внимание при определении экспозиции, но также и скорость движения снимаемого предмета, его расстояние от фотографа и направление движения.

Нижеследующие цифры показывают скорость движения некоторых предметов, и еще ниже указана скорость затвора при фотографировании подвижных предметов.

Скорость движения различных предметов в 1 секунду в метрах.

Объект

Скорость движения

в м/сек

Человек, идущий со средней скоростью 5 верст в час

1,4

Велосипедист

9

Лошадь шагом

1,66

Лошадь рысью

3,9

Лошадь галопом

8,3

Лошадь в карьер

18

Полет голубя

27

Полет ласточки

67

Курьерский поезд

20,8

Пароход, идущий 12 узлов в час

6,2

Волна в бурю

20

 

Таблица, показывающая скорость, с которой следует снимать.

Объект

Скорость съемки

в секундах

Дети или другие одушевленные предметы в этим роде

1/5 до 1

Дрессированные животные в покое, кошки, собаки

1/20 до 1/2

Животные в поле при ясном небе

1/20 до 1/30

Уличные виды с народом, снятые с балкона

1/20 до 1/50

Корабли во время движения, смотря по расстоянию от них

1/50 до 1/150

Бегущий человек, лошадь в карьере, поезд, птица и т.п.

1/100-1/200 до 1/800

 

Нужно помнить при этом, что как ни светосильны современные объективы и как ни чувствительны выделываемые бромо-желатинные пластинки, но скорости затворов более 1/300 можно применять лишь в крайнем случае и при превосходном освещении. При скоростях 1/800 и выше получаются силуэты, имеющие значение лишь для решения некоторых вопросов научного характера, но совершенно ненужные для путешественника. Рекомендуется вообще скоростью затвора не увлекаться, так как всякое увеличение скорости увеличивает недодержку негатива и, затрудняя его правильное проявление, лишает снимок подробностей сначала в тенях, а вслед за тем и в полутенях.

Проявление пластинок, фиксировка, промывка и сушка. Выше были указаны мотивы, которыми следует руководствоваться при решении вопроса, проявлять ли в дороге, или нет. При решении проявлять днем нужно озаботиться приисканием подходящего абсолютно темного помещения, а за неимением такового придется отложить проявление до ночи и проявлять в обыкновенной комнате или палатке, в последнем случае, конечно, только тогда, когда ночь темная. Во всяком случае чем непроницаемее для внешнего света помещение, в котором производится проявление, тем лучше результаты. При невозможности подыскать темную комнату или при светлых лунных ночах советуем лучше отказаться от проявления в палатке, чем подвергать себя риску испортить безвозвратно пластинки.

Для проявления следует приготовить заранее в стакане разведенный проявитель и 25-процентный раствор фиксирной соли. На столе, крышке дорожного ящика или другой ровной поверхности ставится зажженный красный фонарь и около него четыре ванночки, две для воды, одна целлулоидная (прозрачная) для проявителя и одна для гипосульфита. Кроме того, тут же ставится бак для промывки, в котором находятся козелки, пригнанные для помещения негативов. В бак нужно налить возможно больше воды.

Вынув пластинку из кассеты, с нее следует мягкой и широкой колонковой кистью смахнуть пыль. Для того чтобы проявитель сразу покрыл пластинку и на ней не образовалось подтеков и пятен от воздушных пузырей, что особенно часто случается на слишком пересохшем желатине пластинки, последнюю опускают в простую воду (ванна № 1) и стараются, чтобы она непременно покрылась вся и равномерно. Пока пластинка лежит в ванне и ее желатинный слой впитывает воду, во вторую ванну наливают половину приготовленного проявителя. Предположим, что проявление ведется амидолом по вышеуказанному рецепту и что в мензурке приготовлено 150 кубических сантиметров нормального проявителя. Налив 75-100 к.с. проявителя в ванну, в последнюю кладут вынутую из воды пластинку, стараясь, чтобы она покрылась проявителем сразу и равномерно.

Спустя 15-20 секунд пластинка, за которой в это время внимательно наблюдают, начинает чернеть; на ней прежде всего обрисовывается линия, отделяющая небо от земли, или, вернее, контуры последней и предметов, проектирующихся в воздухе. Если при съемке фотографии были предметы белого и голубого цвета или вода, снег и т. п., то эти предметы начинают проявляться одновременно с воздухом (небом). По мере того как темнеет небо и светлые предметы, начинают вырисовываться контуры и подробности других предметов и позже всего то, что было освещено слабо. Чтобы получить детальный негатив с подробностями в темных местах нужно выработать в себе умение следить за проявлением. Получение тонких подробностей требует продолжительного действия проявителя, но последний, действуя долго, может совершенно перепроявить светлые места негатива. Это перепроявление выразится не только общей контрастностью между светами и тенью, но и затемнением светов, т. е., как принято говорить, получатся «залепленные света». Для того чтобы этого не случилось, нужно действовать следующим образом. Как только на пластинке, положенной в проявитель, будут замечены первые признаки начинающегося проявления, т. е. потемнение неба, пластинка немедленно вынимается из проявителя и кладется в воду (ванна № 3). Здесь, под влиянием впитавшегося в желатин проявителя, пластинка продолжает понемногу проявляться, на ней обрисовываются почти все подробности, но она еще не имеет силы. Те части негатива, на которые свет подействовал сильнее, имеют свойство проявляться в воде менее, чем части, мало освещенные. Продержав в воде почти совершенно проявленный, но еще совершенно монотонный негатив, его переносят вновь в раствор проявителя, где все потемневшие в воде места чернеют, уплотняются и негатив получает необходимую силу. Иногда, если это потемнение в проявителе идет слишком энергично, а подробности в тенях еще не успели проявиться с достаточной силой, негатив снова переводят в воду и затем, смотря по его силе, оканчивают проявление или в воде, или в проявителе. Если бы почему-либо негатив в проявителе не мог достигнуть необходимой, по мнению оператора, силы, в ванну с проявителем подливают нового раствора из оставшегося в стакане.

За проявлением и силой его, а также за тем, все ли подробности достаточно проявились, следят, вынимая негатив время от времени и смотря на него на свет красного фонаря. Еще лучше, не вынимая негатива, наблюдать за проявлением, поднимая всю прозрачную целлулоидную ванну. Некоторые советуют проявлять до тех пор, пока на обороте стекла не появятся темные места. Совет этот не всегда примелем, так как появление проявленных светов на обороте стекла зависит не столько от силы проявления, сколько от толщины желатинного слоя, покрывающего пластинку. Во всяком случае необходимо умение вовремя остановить проявление негатива, и искусство это дается практикой. Вполне проявленная пластинка должна иметь легкую вуаль по краям, на которых не действовал свет; вуаль эта исчезнет после фиксажа. (Здесь описывается самый примитивный способ проявления. На самом деле практика проявления очень разнообразна и усвоить ее путешественнику необходимо. Лучшим руководством для этого может служить: Лонд «Искусство проявления»).

Из ванны с проявителем негатив, вполне проявленный и, если возможно, то промытый, переносится в раствор фиксирной соли, где он остается до тех пор, пока молочно-белый цвет обратной стороны пластинки не исчезнет совершенно. Исчезновение белого цвета показывает, что все бромистое серебро негатива обратилось в растворимое сернистое соединение, нечувствительное к свету, и потому негатив может быть вынесен на свет. Однако, чтобы достигнуть еще лучших результатов, следует, после того как обратная сторона негатива почернеет, продержать негатив в фиксаже еще две или три минуты.

Когда фиксировка окончена, негатив следует как можно лучше промыть, чтобы удалить из него сернистые соли серебра, могущие очень вредно влиять на его сохранность. Промывка негативов имеет весьма важное значение, и в обыкновенное время ей приходится уделять значительное время. В путешествии этот вопрос весьма осложняется недостатком времени и посуды. Обыкновенно проявленные негативы помещаются в козелки и с ними вместе опускаются в бак с водою. Последние несколько раз меняется в продолжение 2-х или 3-х часов, а если возможно, то и целой ночи. Если проявление происходило на открытом воздухе и вблизи есть какой-нибудь ручей или пресное озеро, то является полная возможность воспользоваться им для промывки негативов. Для этого нужно иметь небольшой кусок мелкой нитяной канвы или тюля; материей этой следует обернуть козелки вместе с вставленными в них негативами. Обертывая таким образом козелки, тем самым защищают мягкую поверхность негативов от царапин твердыми земляными частицами, которые несутся течением воды, когда козелки с негативами ставятся в ручей. В такой проточной ванне негативы достаточно держать 15-20 минут. Хорошо промытые негативы нужно высушить, что, когда время позволяет, делается просто помещением негативов в тех же козелках на воздух, в такое место, где нет пыли. Несколько труднее произвести сушку негативов, когда для того нет времени. Здесь приходится прибегать к искусственной сушке спиртом. Негатив несколько раз кладется в ванну с простым винным спиртом. Последний заменяется два или три раза. После четырех или пяти купаний в спирте негатив, помещенный на воздухе, высыхает в полчаса и может быть уложен в коробки. Здесь не лишним будет указать тот способ, которым пользовался пишущий настоящие строки в пути по Китайскому Туркестану и Южной Манчжурии, когда приходилось останавливаться на ночлег в 5-6 часов вечера, а выступать в 6 часов утра и в промежуток между этим временем нужно было проявить и высушить до дюжины пластинок.

Как только наступала глубокая темнота ночи, в палатке зажигался красный фонарь и приступали к заряжанию кассет и проявлению. Все растворы заготовлялись несколько ранее, и в продолжение 2-х часов все манипуляции по проявлению и фиксировке оканчивались. Это обыкновенно было к полночи.

После этого козелки с негативами, обернутые канвой, ставились в ручей и дежурному по бивуаку человеку (при ночлегах в открытом поле неизвестных стран без ночных дежурств прислуги обойтись невозможно) приказывалось вынуть эти козелки через час. Вынимая их из воды, он снимал кисейную материю и, если можно, вешал козелки вместе с негативами на близлежащее дерево или оглоблю телеги. К 4 часам утра, т. е. к тому времени, когда поднимался весь состав экспедиции, негативы при хорошей погоде почти высыхали, если же на них замечалась сырость, то таковая удалялась купанием в спирту. Не бывало примера, чтобы из-за просушки негативов пришлось отсрочивать время выступления каравана. В этом случае, если негативы не успевают ко времени выхода каравана высохнуть, они в сыром виде помещаются в особый плотно закрывающийся ящик с пазами для каждого отдельного стекла, каковой ящик полезно иметь в составе фотографического снаряжения, если решено проявлять в дороге на ночлегах.

Все вышеуказанные неудобства ежедневного проявления в пути значительно сокращаются, если для этого пользоваться продолжительными остановками в пути или дневками, до которых можно откладывать проявление негативов.

Способ проявления пластинок, приведенный выше, относится к работе на пластинках, когда была правильно определена экспозиция. В случаях передержки или недодержки способ проявления несколько варьируется. Допустим, что оператор сделал передержку, сам того не замечая, в таком случае она сейчас же обнаружила себя при проявлении нормальным способом тем, что как только пластинка будет из воды опущена в ванну с проявителем, она почти моментально начинает чернеть, причем чернота эта не ограничивается лишь небом, но начинает распространяться и на остальные подробности негатива — землю, зелень и т. под. Выскакивание негативного изображения тотчас же после погружения в проявитель есть первый признак передержки; наоборот, слишком медленное проявление и особенно слишком позднее появление изображения на пластинке, опущенной в проявитель, обнаруживает недодержку. Выше было указано, что, снимая, лучше сделать погрешность в сторону большей экспозиции, т. е. получить передержку, так как, если она не слишком значительна, ее можно поправить умелым проявлением, чего почти невозможно сделать при недодержке.

Лучшим средством для исправления передержки является употребление бромистого калия, который приготовляется в 10-процентном растворе. Прибавляя его в проявитель в количестве от 8 до 30 капель (на 100 к. с. проявителя), можно не только задержать проявление, но и совершенно прекратить его. Нужно, однако, помнить, что излишнее количество этой соли в проявителе усиливает контрастность негативов, и потому употреблять ее нужно с большой осмотрительностью. Другим, еще более простым средством для того чтобы задержать проявление передержанного негатива, является разбавление проявителя водой или перепомещение пластинки из проявляющего раствора в воду тотчас же, как покажется изображение. Употребляя указанные столь простые способы, легко совершенно устранить вредные результаты излишней экспозиции, если она не чрезмерна, что же касается исправления недодержек, то это значительно труднее и во многих случаях прямо невозможно. Ошибочно думают, что недодержку можно исправить усилением проявителя или его концентрацией; напротив, жидкий проявитель, но в котором количество щелочи (в амидоловом проявителе натр) несколько увеличено против нормального, может дать лучшие результаты. О том, как исправить передержанные или недодержанные негативы с помощью усиления или ослабления их целиком или только частично, здесь распространяться не место, так как все эти процессы можно сделать удобнее по возвращении из путешествия.

В заключение мы должны посоветовать после того, как негатив высохнет, писать на нем если не название снятого предмета, то по крайней мере тот номер, под которым он значится в путевом дневнике или специальной записной книжке.

Самая записная книжка фотографа-путешественника должна иметь следующий вид.

Число,

месяц

Время

дня

Предмет

съемки

Освещение

Экспозиция

Результат

Прим.

диафр.

время

20

18 июля

11 час.

Перевал

Терек-даван

Слабое

солнце

24

1\4 сек.

+

К описанию

перевала на стр. 15 дневника

 

Знаки + и - означают хороший или дурной результат работы и показывают годность негатива для научной цели, а не с точки зрения его художественных и чисто фотографических качеств.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru