Экспедиционная медицина и выживание



О заболеваниях на Севере

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Житков Б. М. О заболеваниях на Севере. Советский Север. Первый сборник статей. Под редакцией П.Г. Смидовича, С.А. Бутурлина и Н.И. Леонова. Комитет Содействия Народностям Северных Окраин при президиуме ВЦИК. Москва, 1929 г.


О заболеваниях на Севере

Причины других заболеваний и широкого распространения этих заболеваний среди малых народностей крайнего севера связаны с условиями их существования и глубоко заложены в условиях их быта.

Глазные болезни особенно распространены на крайнем севере. Сюда относятся главным образом тяжелые формы конъюнктивита. Существовавшее мнение о том, что среди туземцев чуть ли не поголовно распространена трахома—неверно. Объясняется это тем, что непосвященная публика всякое заболевание глаз, особенно в таких тяжелых формах, какие встречаются на крайнем севере, принимает за трахому.

Постоянный дым в чуме, систематически раздражающий слизистую оболочку глаза, пребывание в полутемноте чума, освещенного слабым огоньком камелька, с одной стороны, и поразительной яркости белизна снежного покрова, освещенного ярким солнцем с другой стороны, делают конъюнктивит почти поголовным. Мелкий волос меха, которым укрываются обычно туземцы, попадая в глаз, еще больше раздражает их, а окружающая грязь и отсутствие обычных культурных навыков превращает невинные коньюнктивиты в гнойные формы. Распространенный среди туземцев способ лечения глаз путем вылизывания может лишь дополнить картину. В результате постоянного раздражения наблюдается весьма большое распространение катаракт. Заболевание роговой оболочки глаз является своего рода профессиональным заболеванием туземца. Охота с огнестрельным оружием при той изношенности и неисправности винтовок, которую можно сейчас наблюдать у туземцев, ведет к частым ранениям глаз порохом. Эти ожоги глаз дают гнойные кератиты, а последние уже, будучи предоставлены сами себе, ведут к рубцеванию роговицы— отсюда лейкома, катаракта, стафилома.

Подобные заболевания глаз, нужно главным образом, отнести к мужской части населения, причем заболевание правого глаза, открытого при прицеливании из ружья, встречается значительно чаще. Постоянные раздражения глаз, ослабляя конъюнктиву глаза, облегчают доступ трахоматозному микробу. Привычка лезть грязными руками в слезящиеся глаза, общее полотенце, имеющее вид грязной тряпки, которым утираются как трахоматозные, так и здоровые—все это дает благоприятную почву для распространения трахомы.

Трахома особенно распространена среди самоедского и зырянского населения области Коми, где глазным отрядом РОККа констатировано 47,8% этого заболевания. Среди остяков Березовского района трахома составляет 45,3% заболеваний. Среди енисейцев-кето (остяков)—26%. Явных случаев трахомы в районе Подкаменной Тунгуски насчитывается 5%. В Каргаосскском и Парабельском районах Нарымского края—2,9%, в Васьюганском районе—9,9%, по реке Тыму—19,7%, по Кети—1,55%). Обследование Северо-Байкальского района на ряду с наличностью кератитов и конъюнктивитов показало полное отсутствие трахомы. То же самое можно сказать относительно района рек Амура и Анюя в то время, как среди якутов и тунгусов ЯАССР процент заболевания трахомой чрезвычайно высок.

Особенно обращают на себя внимание глазные заболевания у учеников школ. Дальнозоркий глаз без большого напряжения смотрит вдаль. При чтении же и письме такому глазу приходится приспособляться, напрягать внутренние мышцы глаз для увеличения выпуклости хрусталика и приближения ближайшей точки ясного зрения и в тоже время «сводить глаза»—конвергировать. Непривычно длительная для туземца аккомодация и конвергенция глаз при чтении и письме утомляет глаза—буквы начинают сливаться, конъюнктивы краснеют, веки зудят и школьник невольно «чешет глаза», прививая различные глазные заболевания.

В отдельных случаях туземцы крайне нуждаются к коррекции глаз стеклами. Обследования встречали туземцев, носящих странные очки с неизвестно откуда взятыми стеклами в самодельной оправе. Без коррекции глаз промысел становится затруднительным. Необходимо поэтому, чтобы все врачебно-подвижные пункты имели соответствующий подбор стекол и оптические стекла. Еще больше внимания должно быть уделено снабжению туземцев консервами для защиты глаз от сильного ветра и раздражающего влияния яркого блеска снежного покрова.

Чрезвычайно распространены среди малых народностей желудочно-кишечные заболевания и в первую очередь заболевания глистами. Можно смело сказать, что процент заболевания глистами по сравнению с другими заболеваниями у малых народностей Севера является наиболее высоким.

С глистами свыклись, их не замечают туземцы, но они распространены почти поголовно среди населения большинства северных районов. Рассадником широкого лентеца является главным образом рыба, которую туземцы едят в сыром или полусыром виде. Употребляемая в большом количестве на крайнем севере строганина (тонко нарезанные ломти сильно промерзшей рыбы или мяса) без сомнения служит носительницей зародышей глистов. В некоторых же районах слегка подогретую на огне промерзшую рыбу съедают вместе с внутренностями, в то время как именно во внутренностях глисты встречаются чаще всего. Сырое мясо может служить также распространителем этих «вредителей», но надо отметить, что там, где население редко питается рыбой в сыром виде, процент заболевания глистами резко падает. Случаи изгнания глистов, имевшиеся в большом количестве во врачебной практике подвижных пунктов и обычно легко протекавшие, неизменно производили большой эффект у туземцев и врач сразу становился в их глазах «большим шаманом».

Острые гастриты, хронические катарры желудка и различные кишечные расстройства объясняются как своеобразной диетой туземца, так и неравномерностью приема пищи. Слегка пропеченные в золе, в большинстве случаев полусырые лепешки, мерзлое сырое мясо, а в других районах не первой свежести сушеное мясо (уликта),—все это вместе с характерной для туземцев способностью съедать все, что имеется, сразу, не заботясь о завтрашнем, зачастую длительном полуголодном существовании, объясняет частые жалобы на разнообразные желудочно-кишечные расстройства.

Чрезвычайно интересным является вопрос о заболевании туземцев цингой. Вопрос этот еще почти не изучен и безусловно нуждается в научной проработке. Целый ряд данных, касающихся различных районов, указывает на то, что малые народности крайнего севера, о которых идет речь, не болеют цингой, в то время как пришлое население весьма часто подвергается этому ужасному заболеванию. Особенно тяжелые формы цинги наблюдаются у лиц, недавно поселившихся в туземных районах. Безусловно, главной причиной частых заболеваний цингой пришлого населения являются непривычно одностороннее питание и отсутствие в пище необходимых витаминов. Особый иммунитет туземца по отношению к цинге отнюдь нельзя отнести за счет каких-либо расовых особенностей, ибо в некоторых районах, как например в районе Охотского побережья и в др., все же отмечались случаи цинготных заболеваний у туземцев. На Новой Земле, где до настоящего времени не было оленей, самоеды также болели цингой и умирали от нее, как и русские колонисты-промышленники. Не вдаваясь в более глубокое обсуждение этого вопроса, можно все-таки отметить, что эти сравнительно редкие случаи заболевания туземцев цингой чаще всего наблюдаются в тех районах, где благодаря заметному уменьшению оленьих стад, свежее оленье мясо в определенные моменты становится для туземца сравнительно редким кушаньем. По-видимому кровь свежеубитого оленя служит носителем противоцинготных средств (кроме сырого мяса и свежей крови туземцу не откуда получить витаминов) и любимое лакомство туземцев—свежее оленье мясо с кровью—в известной степени избавляет их от этого заболевания.

Кровь убитого оленя является большим лакомством для всех туземцев крайнего севера. Совершенно особенное впечатление производит туземец, когда он, только что убив оленя, вскрывает ножом сонную артерию и жадно пьет кровь совсем теплого, еще вздрагивающего животного. И туземцы сами считают кровь только что убитого оленя противоцинготным средством. Мнение это настолько распространено на крайнем севере, что с ним надо определенным образом считаться и по-видимому в этом искать причину иммунитета туземцев к цинге. Многочисленные же случаи заболевания цингой пришлого русского населения, в первую очередь служащих государственных аппаратов, и значительный процент смертности от цинги требуют от организаций, снабжающих продуктами крайний север, и соответствующих органов здравоохранения совместной выработки ассортимента необходимых для завоза на крайний север продуктов питания с учетом их калорийной и противоцинготной ценности.

Экономическая отсталость туземцев, доходящая в некоторых местах до нищеты, объясняет зачастую полудикий образ жизни этих народностей. Загрязненность кожи туземца понятна уже потому, что последний никогда не моется зимою, а многие из них даже не умываются, считая, что это понижает выносливость тела. О банях, конечно, не приходится и говорить. Нательного белья в большинстве случаев туземцы не носят, одевая непосредственно на тело меховую одежду. Правда, за последние 12-15 лет у некоторых групп туземцев уже можно отметить появление нательных рубах, однако последние, как правило, никогда не стираются и носятся до тех пор, пока не истлеют под меховой одеждой и не свалятся с плеч. Многие, как например каменные самоеды, тазовские самоеды и остяки, еще до настоящего времени носят длинные волосы ниже плеч, заплетая их в две косы. Волосы эти почти никогда не моются и в большинстве случаев кишат паразитами. Одежда так же служит хорошим убежищем для вшей. Вшивость, особенно зимой, почти поголовная. Отсюда становится понятным то обилие расчесов, которое отмечается при обследовании, а вместе с тем и целый ряд кожных заболеваний.

Из кожных заболеваний чрезвычайно распространена чесотка, принимающая иногда настолько тяжелые застарелые формы у туземцев, что последние делаются неработоспособными. По временам можно отмечать известные вспышки распространения чесотки. Вообще, чесотка—постоянный гость всего необъятного Севера. Туземцы редко ее лечат и обычно ждут пока она «исчешется». Все же иногда становится не под силу терпеть раздражающий зуд и тогда туземец начинает «лечить» чесотку по-своему. Так, сымские тунгусы натирают пораженные чесоткой места жвачкой из внутренних слоев лиственницы (лапанамунгам—сосучья трава), остяки извлекают из трубки никотин и употребляют его, как лекарство.

Нельзя не отметить того обстоятельства, что при наличии чесотки, постоянных расчесов тела, исключительно грязном состоянии кожи и одежды, случаи экземы у туземца встречаются довольно редко. Да и вообще указанные выше предпосылки отчасти заставляли ожидать большего числа разнообразных вульгарных кожных поражений, чем это оказалось в действительности. Очевидно, что закаленная к разным внешним влияниям кожа все-таки мало восприимчива к этим заболеваниям. Небольшое распространение среди малых народностей экземы можно также объяснить довольно частыми периодическими голодовками туземцев, что вполне совпадает со взглядами дерматологов на происхождение некоторых форм экземы.

Нельзя не отметить и того обстоятельства, что несмотря на полное отсутствие гигиены тела у карагасс, последние почти не знают чесотки.

Колоссальное количество разнообразных рубцов на теле туземца являются результатом ожогов от постоянного общения с огнем (камелька и т. д.). Многие из этих рубцов, чаще круглой формы, представляют из себя следы применяемого туземцами своеобразного «лечения». Лечение это заключается в том, что на больное место (высыпи или фурункула) ставится кусок «чаги» (вроде нашего трута) и верхний конец ее поджигается. Нужно отличаться особым терпением, чтобы выдержать эту горящую чагу, пока она не выжжет все больное место. Часто применяемые в Якутии отвлекающие мушки оставляют также навсегда свои следы. Для приготовления этих мушек берутся стебли и листья чернобутыльника, старательно высушиваются и после некоторого измельчения смешиваются с порохом. Получающийся трут в результате становится таким же «термокаутером», хотя в данном случае на него, как на мушку, возлагаются другие надежды. Эти отвлекающие мушки дают ожоги 2—3 степени и лечатся в дальнейшем довольно примитивным способом.

На ряду с этим должно быть отмечено обилие всяких травматических повреждений. Грибковые заболевания отмечаются редко.

Существовавшее прежде мнение о значительном распространении среди малых народностей венерических заболеваний и в особенности сифилиса, не будучи основанным на каких-либо фактических данных, исходило, по-видимому, лишь из сопоставления отдельных наблюдений. Отдельные медицинские обследования туземцев в дореволюционное время в большинстве случаев касались близлежащих районов, где в массу туземного населения было вкраплено более «культурное» русское, якутское, бурятское население. Это население, получив само от новых колонистов первые «дары культуры» в виде венерических заболеваний, естественно обогатило этим и туземцев. Данные случайных обследований этих смешанных районов прежде произвольно распространялись на все малые народности. Наблюдения некоторых непосвященных людей, принимавших всякую сыпь за сифилитическую, «подтверждали» предположение о почти поголовном распространении сифилиса среди малых народностей.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru