Экспедиционная медицина и выживание



Профилактика туристского травматизма

Профилактика туристского травматизма

Источник: Библиотека экстремальных ситуаций

Справочно-методический сборник в 35 томах

Редактор и составитель Лучанский Григорий

Москва, ФГУНПП «Аэрогеология», 1995 г.

 

Проблема обеспечения безопасности - одна из самых важных и в то же время одна из самых сложных проблем туристического движения. В походе всегда присутствует элемент случайности, и устранить его мы не можем, как не можем вообще устранить случайность из нашей жизни. Однако, если бесполезно ставить себе задачу устранить всякую случайность, то стремиться свести ее к минимуму вполне возможно.

Конечно, спасение утопающих, в первую очередь, есть дело самих утопающих. Но справедливо поставить вопрос: можно ли считать обеспечение безопасности путешественников делом только туристов и туристских организаций? Не правильнее ли признать, что борьба с травматизмом в таком популярном и социально важном явлении, как туризм, требует привлечения более широкого общественного внимания, нуждается в проявлении большей заботы и деловой помощи со стороны многих организаций. Ведь именно от работников промышленности и торговли зависит производство непотопляемых байдарок, непромокаемых палаток, удобных спасательных жилетов или безопасных туристических примусов; от картографов - выпуск подробных туристических карт и схем, с которыми был бы не страшен любой запутанный маршрут; от лесоустроителей - маркировка и благоустройство туристических троп, оборудование безопасных кострищ, сооружение надежных туристических приютов.

Вместе с тем приходится признать, что любые технические меры не могут полностью ликвидировать источники опасности в туризме. Кроме того, их действенность будет зависеть от того, как их встречают туристы. Если окажется, что технические усовершенствования спасательных средств налагают на путешественников дополнительную нагрузку, причиняют неудобство, то это вызовет противодействие мероприятиям, направленным на снижение травматизма.

Туристический травматизм: основные понятия

Рассмотрение вопросов туристического травматизма следует начать с определения основных понятий и выбора метода систематизации исходных данных.

Что рекомендуют включать в понятие «несчастный случай»? Раз случай, то можно предположить, что речь идет о событии или явлении случайном, неожиданном. Упал, например, на лыжном спуске один из туристов и получил травму. Для пострадавшего это произошло неожиданно: он не был готов к падению, не ожидал болезненного результата, и вред (с его точки зрения) был причинен ему случайно. Постороннему же наблюдателю такое падение и травма могли представиться, наоборот, как закономерное следствие неумения человека пользоваться горнолыжной техникой или следствие чрезмерной крутизны склона.

Значит, при всей внешней неожиданности несчастных случаев нельзя утверждать, что их невозможно предвидеть. Значит неожиданность несчастного случая - это в определенной мере оценка субъективная, отражающая точку зрения «заинтересованного лица».

Вторая черта несчастного случая - его непреднамеренность и нецелесообразность. Без этого качества он перестает быть «случаем», а переходит в категорию умышленных и заранее спланированных действий направленных на причинение вреда другим или себе. Отсутствие целеосознанности ошибочных действий не означает, однако, что тот, по вине которого произошло печальное происшествие, не несет ответственности за свой поступок.

Определение «несчастный» раскрывает третью особенность события: оно принесло беду, несчастье для здоровья человека. Поэтому к несчастным случаям нельзя относить так называемые опасные ситуации, которые не причинили вреда здоровью туристов, например, благополучный переворот байдарки на порожистом участке реки.

Вред здоровью туриста может быть причинен различным путем: ударом камня, укусом животного, попаданием воды в дыхательные пути, т.е. как правило, происходят при опасном воздействии внешней среды. Для походных условий к разряду несчастных случаев приходится относить и внутренние болезненные процессы в организме -сердечный приступ, острый приступ аппендицита, припадок эпилепсии, когда повреждение организма происходит быстротечно, а само событие кратковременно. Вместе с тем повреждения организма, связанные с длительным воздействием неблагоприятных факторов, следует считать своеобразными туристскими «профессиональными» заболеваниями.

К последним, по аналогии, можно отнести многие из приводимой ниже выдержки из Перечня профессиональных заболеваний «полевиков» (Г.А. Минаев, Н.И. Шатько. Техника безопасности на топографогеодезических работах. М.,1962): 

Характер вредностей, процессы, при которых  возникают заболевания

Профессиональные заболевания и  вредности

Неблагоприятные метеорологические и природные условия при полевых работах

Простудные заболевания, ревматизм

Влияние неправильного режима дня и питания при полевых работах

Гастриты, язва желудка

Изменение атмосферного давления при работах в высокогорных районах

Нарушение сердечной деятельности и дыхания, горная болезнь

Влияние яркой освещенности при наличии снежного покрова на Севере и в горах, при работе в пустынях, на реках и озерах

Воспалительные заболевания глаз

Воздействие кровососущих насекомых при полевых работах и лесозаготовках

Клещевой энцефалит, лихорадки

Тяжелое физическое напряжение и вынужденное положение туловища. Происходит при передвижении и подъеме тяжестей при отсутствии механизации в процессе полевых работ и валки леса

Искривление позвоночника, заболевание сердца и суставов, плоскостопие, расширение вен, грыжа

Их следует считать как туристические.

Итак, если в наиболее общем виде определить несчастные случаи в туризме как непреднамеренную травму или смерть человека, происшедшее в результате неожиданного травмирующего воздействия в условиях туристического путешествия, то в чем же причины их возникновения?

Оговорки, сделанные при оценке неожиданности туристских травм, позволяют рассматривать несчастные случаи как результат сочетания закономерного и случайного и соответственно выделять объективные и субъективные факторы их возникновения.

Однако далеко не все факторы можно разделить на не зависящие от воли человека и зависящие от нее. Здесь лишь подчеркивается, что субъективный фактор в большей мере связан с ошибками и нарушениями, допущенными пострадавшим, чем объективный. Как правило, на маршруте редко бывают несчастные случаи, вызванные лишь одними объективными причинами. К ним относятся, например, те, что вызваны непрогнозируемыми проявлениями стихийных сил природы - землетрясением, наводнением, грозой или те, что связаны со скрытыми (не поддающимися предварительному выявлению) дефектами в походном снаряжении.

Обычно все причины события тесно переплетаются и взаимно влияют друг на друга. Нередко их даже трудно выяснить и разграничить, потому что в каждом конкретном примере одни и те же обстоятельства могут выступать в качестве объективного или субъективного фактора, отражая закономерность и случайность события. Так, повышенно опасный участок маршрута создает объективные условия для травматизма туристов, а кто пострадает на нем - будет в значительной степени делом случая. И наоборот, травматизм недисциплинированного, невнимательного и неопытного человека есть закономерное явление, а место несчастья определиться случаем.

Подобная сложность, взаимосвязь и комплексность факторов возникновения несчастных случаев позволяет считать далеко не исчерпывающим традиционное деление опасностей в туристском путешествии на две большие группы: опасности, вызванные недостаточной физической, технической и моральной подготовкой людей и их неправильным поведением, и опасности, обусловленные рельефом и погодно-климатическими факторами.

Для анализа факторов травматизма в качестве рабочей схемы ниже избрана группировка по так называемым «эпидемиологическим» особенностям. Несчастные случаи предлагается рассматривать как результат взаимодействия всех сил, участвующих в соревновании между человеком и окружающей его средой, что дает возможность применить подобный метод как научный подход к проблеме предупреждения несчастных случаев.

Действительно, и в туристическом травматизме, если рассматривать его под таким непривычным углом зрения, можно найти ряд любопытных аналогий с эпидемиологическими заболеваниями.

Во-первых, переносчиком «эпидемии» туристских несчастных случаев служит человек, который выступает таковым чаще всего силой личного примера, ошибочным ощущением безнаказанности нарушения мер безопасности.

Во-вторых, есть четкая географическая локализация несчастных случаев. Они имеют обычно ярко выраженные «очаги эпидемии», приуроченные к определенным районам, и «размазанную периферию».

В-третьих, «эпидемия» по-разному поражает различные группы населения, точно так же, как это бывает с настоящими инфекционными заболеваниями. Мужчины, женщины, подростки, дети, жители городов или сельских местностей, люди разных возрастов неодинаково подвержены и страдают от несчастных случаев в туризме.

Далее, на частоте и тяжести несчастных случаев, как и при эпидемиях отражаются такие факторы, как сезон года, метеорологические условия, характер контакта «больных» (нарушителей) со «здоровыми» и др.

Наконец, средством борьбы с туристическим травматизмом служит «прививки» знаний, умений, опыта, повышение общей морально-физической устойчивости людей к «заболеванию», активная массово-разъяснительная и воспитательная работа с населением.

Подходя к туристическому травматизму с меркой эпидемиологического исследования, можно из числа причин, определяющих возникновение несчастного случая, выделить четыре, образующие формулу: «маршрут - снаряжение - путешественник - общество». Для каждого вида туризма первые элементы этого комплекса будут выглядеть более конкретно, например, как «река-лодка-рулевой», «дорога-машина-водитель» и т.п.

Представляется, что именно в рамках такой условной формулы лучше произвести оценку факторов, приводящих к возникновению несчастных случаев, и разграничить причины опасности на маршрутах.

Но прежде о характере, распространении и степени тяжести туристских травм.

Наиболее характерные для туристов травмы - это легкие повреждения конечностей: ушибы, потертости, ссадины, мелкие порезы, намины. Как правило, особенно подвержены травмированию ноги - на них приходится до 3/4 всех походных повреждений. Типичны также легкие ожоги, местные обморожения. Не исключены растяжения и другие повреждения связок различных суставов, вывихи и переломы, раны от острых (топор) и тупых (камень) предметов. Из заболеваний  чаще других встречаются отравления, расстройства желудка, простуды.

По видам туризма «локализация» травм наиболее проста в пеших путешествиях: большинство травм падает на ноги и, как правило, проявляется в виде потертостей, наминов кожи стопы и повреждений связочного аппарата суставов (голеностопного или, что реже, коленного).

На водных маршрутах могут быть травмы рук - ссадины, срывы кожи, трещины, растяжения связок лучезапястного суставов. Иногда потертости ягодиц и спины, растяжения спинных мышц, ушибы. Нередки радикулиты, ангины, ожоги от чрезмерной освещенности солнцем.

Наибольшая опасность травм на воде связана с возможным утоплением (асфиксией).

При занятиями зимними видами туризма характерны повреждения сумочно-связочного аппарата голеностопных и коленных суставов: травмы передних связок и лодыжек голеностопа при падении назад. Распространено обморожение пальцев и пяток ног, пальцев и запястий рук, носов, ушей, щек. Нередки случаи ожогов пламенем костра и горячей пищей.

Разнообразны травмы в горных и спелеологических путешествиях: потертости кожи, ожоги ладоней (иногда спины и ягодиц) трением при неправильной работе с веревкой, ушибленные раны, в отдельных случаях сотрясения мозга, повреждения внутренних органов, переломы конечностей. Для горного туризма характерны также местные обморожения, ожоги и заболевания глаз при слепящем солнце.

В велопутешествиях могут произойти потертости внутренних поверхностей бедер и ладоней рук, растяжения связочного аппарата нижних конечностей. Порой во время быстрой езды в глаза попадают соринки, мелкие насекомые. Как результат падений не исключены обширные ссадины, ушибы. Иногда случаются переломы (обычно ключиц), сотрясение мозга и ушибленно-рваные раны.

Эти же раны специфичны и для мототуризма.

По степени тяжести большинство туристских травм легкие и не сопровождаются потерей трудоспособности. Но определенный процент травм в туризме относится к тяжелым повреждениям. Поскольку прямых данных о таких соотношениях нет, приходится воспользоваться аналогиями. Так, по статистике спортивного травматизма (З.Миронова, Л.Хейфец. Профилактика травм в спорте и доврачебная помощь. М. Ф и С , 1966) очень тяжелые травмы составляют 0.3% всех несчастных случаев в спорте, тяжелые - 2.7%, средней тяжести(с потерей спортивной трудоспособности на срок до 2 месяцев) - 10%. Остальные 87% травм принадлежат к разрядам легких и очень легких.

Туристский маршрут как источник опасности

Оценка роли и причинности маршрутов и природного окружения в туристском травматизме неоднозначны. Одни считают, что между количеством несчастных случаев в путешествиях и отдаленностью и сложностью маршрутов имеется простая зависимость: чем сложнее и длительнее маршруты, тем чаще и опаснее травматизм. Следовательно несчастных случаев можно избежать, если ограничить туристов походами по торным тропам пригородных зон отдыха и не организовывать многодневных путешествий в географически отдаленные и необжитые районы.

Другие убеждены, что не районы, а опасные участки и препятствия на маршрутах служат главными источниками травматизма. Принято также считать, что отрицательная роль этих участков и препятствий проявляется при ухудшении погодно-климатических условий и что основная масса несчастных случаев происходит в обстановке плохой видимости, в тумане, при дожде, ветре, пурге и т.п.

Можно понять такое расхождение в оценках: туристский маршрут - понятие очень емкое. В него входит, например, географическая характеристика района, и, в первую очередь, оценка его орогидрографии по пересеченности рельефа, уклонам и мощности водных потоков, наличию болот, песков, скал, льда и др. Каждый из этих природных элементов находится в определенной стадии развития и таит для человека опасность обвала, лавины, сноса быстрым течением; осложняет путь тяжелым подъемом, трудной переправой непреодолимым порогом, таежным завалом или, наоборот, отсутствием растительности.

Маршрут включает оценку погодно-климатических условий и всегда конкретен по сезону, месяцу и даже часу суток. На одном и том же участке в каждый отдельный момент может быть жарко или холодно, сухо или дождливо, тихо или пронизывающе ветрено, светло или сумеречно. В пределах одного сезона под воздействием метеорологических условий меняется состояние грунта.

Маршрут включает и часто предопределяет способ, вид и особенности передвижения туриста. Причем иногда с очень высокой степенью конкретизации: только на разборных байдарках, только на надувных лодках, только на горных лыжах... Маршрут диктует особенности организации походной жизни, виды лагерных работ, режим ходового дня, соотношения несложных и опасных участков пути.

Исходя из такого широкого понимания туристского маршрута и надо анализировать причинность травматизма в зависимости от района путешествия, сезона, дня недели, времени суток, погоды, вида передвижения, формы организации путешествия, наличия опасных участков и категории сложности похода. По частоте несчастных случаев между различными географическими районами страны имеется определенная разница.

Из распределения несчастных случаев по сезонам можно установить, что явно выражается «пик» травматизма приходится на июнь-сентябрь (около 70% повреждений). Наиболее тяжелыми оказываются июль, а затем август, к которым приурочивается более половины туристских травм года. Самый «благополучный» период - вторая половина ноября и декабрь. Промежуточное положение занимают январь, февраль, и март, «приносящие» вместе около 10% несчастных случаев, из которых от половины до двух третей происходят в зимний «пик» - время студенческих каникул.

Частота несчастных случаев на маршрутах связана также с определенными днями недели и временем суток.

По времени суток иногда принято считать самыми опасными ночные часы. Действительно, именно ночью температура воздуха доходит обычно до самого минимума. Это период наибольшей активности ночных животных-хищников и пассивности человека. А главное - это период, когда преодоление естественных препятствий на маршруте становится несравненно более трудным и опасным из-за плохой видимости, усталости и т.п.

Но поскольку в ночные часы, туристы, как правило, не движутся по маршруту, а отдыхают на надежно укрытых биваках, то доля ночных несчастных случаев в общем их количестве не превышает, по предварительным подсчетам, 5%. (Вместе с тем, учитывая, что процент передвигающихся ночью туристов от их общего числа на маршрутах несравненно меньше, это лишний раз подтверждает факт повышенной опасности переходов в ночных условиях).

Сравнительно небольшое количество травм (до 10%) бывает в вечернее, сумеречное время суток, что иногда совпадает с затянувшимся опасным спуском с перевала или неудобством организации бивачных работ в полутьме. Подавляющее же большинство несчастий происходит при достаточном естественном освещении и не приурочено к особо сложным участкам, но приходится на послеполуденное время, что объясняется, очевидно, утомлением туристов.

Это же подтверждается соотношением числа травм за равные промежутки светлого времени - утро (7-11 часов), середина дня (11-15 часов), вторая половина дня (15-19 часов). По данным за прошлые годы количество тяжелых повреждений за эти отрезки выражается пропорцией, близкой к 1:2:3.

Для некоторых видов туризма, в частности горного, увеличение травматизма во второй половине дня отражает также незнание путешественниками реальных усложнений передвижения после полудня, когда вздуваются горные потоки, «раскисает» снег, усиливается опасность камнепадов, лавин, или пренебрежение ими.

Таким образом, степень опасности маршрутов меняется по времени суток, что связано как с объективными особенностями состояния местности, так и с субъективными обстоятельствами проведения путешествий.

Зависимость между погодно-климатическими факторами и травматизмом обычно не вызывает сомнений. Действительно, из собственного жизненного опыта каждый представляет, что мороз, сильный ветер, грозовые разряды, снегопад, дождь, туман усложняют путешествие и могут привести к травме или заболеванию.

Некоторые из них - гололед, дождь, снегопад, туман, мгла, ухудшение видимости - могут быть, по терминологии зарубежных специалистов, только опосредованной причиной несчастных случаев. Другие, в том числе шторм, ураган, шквал, смерч, наводнение, гроза, ливень, особо низкая или высокая температура, резкие перепады давления и влажности, сильное солнечное освещение, прямо влияют на здоровье туриста и бывают непосредственной причиной несчастья в виде травм, стрессовых состояний, заболеваний, смертей.

В числе непосредственно травмирующих или приведших к травме погодных факторов (в тех несчастных случаях с тяжелым исходом, что произошли при неблагоприятных метеорологических условиях) по данным за несколько лет фигурируют следующие: низкая температура воздуха (16%), сильный ветер (11%), резкий подъем воды (10%), грозовые разряды (4%), сочетание ряда факторов (42%).

Имеется разница по видам передвижения. Так, в горном и особенно лыжном путешествиях до 1/5 всех случаев серьезного травматизма оказываются в какой-то мере связанными с ухудшением погодно-климатических условий - пургой, метелью, низкой температурой. Если же рассматривать и легкие повреждения (обморожения пальцев, солнечные ожоги кожи, «снежную слепоту»), то доля таких случаев увеличится в 2-3 раза.

Вместе с тем в других видах туризма (пешем, водном) этот процент значительно ниже и позволяет считать, что в целом в 7-8 случаях из 10 погодные условия не играют не только решающей, но и побочной роли в тяжелом травматизме. Любопытно, что близкие данные приводятся для дорожных происшествий в США, где более 80% автокатастроф происходит при ясной погоде, около 10% -во время дождя и менее 10% - во время снегопадов и туманов. Известно, что в альпинизме около 70% несчастных случаев происходит при хорошей погоде.

Вывести из всего перечисленного заключение о величине опасности стихийных сил для туристов сейчас трудно, поскольку нет точных данных о количестве вызванных этими силами травм, отнесенных к пройденному километражу или времени, проведенному в условиях неблагоприятной погоды. Кроме того, опасны не сами осложнения погоды, а неподготовленность к ним путешественников, что, в частности, бывает при внезапных изменениях погоды и ее нехарактерных проявлениях для данного географического района или сезона. Сочетание неблагоприятных погодных условий с ошибочными действиями путешественников - явление повсеместное. Оно, как и его частое следствие - переохлаждение организма человека, - не признает границ ни политических, ни климатических. Согласно материалам Международной научной конференции по альпинизму и туризму в Чехословакии за десятилетие из 77 погибших любителей путешествий 13 скончалось из-за «резкого изменения погоды и потери сил» и еще 13 - от истощения (т.е. всего 33,8%). По данным Швейцарского альпийского клуба, в горах этой страны в один из летних сезонов из общего числа 75 погибших путешественников от переохлаждения и истощения умерли 10 (13,3%). Массовые случаи переохлаждения на туристских маршрутах отмечались и в Англии с ее мягким морским климатом.

Следует отметить, что понятие «неблагоприятные метеорологические условия» или «опасные явления погоды» - условны. Критерием для отнесения определенных явлений погоды к опасным служит реальная возможность возникновения при них такой ситуации, которая может привести к несчастному случаю с туристами. Но поскольку вероятность возникновения аварийной ситуации при тех же опасных явлениях погоды различна для разных географических районов, сезонов, видов туризма и зависит от состава туристских групп, конкретного опыта, технического оснащения путешественников, а так же от других факторов, единая регламентация всех опасных явлений погоды для туристов была бы проблематичной.

Также проблематично (но уже по другим соображениям) обеспечение всех туристов специальными ежедневными или еще более частыми гидрометеорологическими прогнозами как обязательное условие выпуска их в путешествие. В связи с отсутствием постов гидрометеослужбы в районах действия ряда туристских маршрутов и значительными отклонениями в микроклимате на их трассах от среднепрогнозируемой в настоящее время даже при ежедневном получении туристскими учреждениями сводки погоды, выпуск групп на маршрут без точно привязанного прогноза - обычная практика.

Естественно, отсутствие гидрометеорологического прогноза, как и градации опасных явлений погоды, расширяет диапазон возможных осложнений обстановки на туристском маршруте и требует повышенной готовности и внимания. Основные нагрузки и ответственность за правильность оценки ситуации на месте и своевременность принятия решения при этом ложится на руководителей (инструкторов) групп, которые должны опираться на собственный опыт и знание местных условий.

В целом приходится констатировать, что среди туристских несчастных случаев со смертельным исходом за редчайшим исключением нет ни одного достоверно известного, единственной причиной которого были бы погодные условия. Даже от таких грозных проявлений стихии, как удары молнии, штормовые ветры, внезапные наводнения, жесткая пурга, у пострадавших были способы защиты, не говоря уже о неиспользованных профилактических мерах.

Необходимо отметить более высокую тяжесть травм на водных, горных и лыжных маршрутах, а также более тяжелый исход опасных состояний в них. Например, случайная потеря сознания или равновесия туристом на пологом участке пешего маршрута, как правило, приводит лишь к легким ушибам. На горном склоне она может вызвать падение на десятки метров, переломы конечностей, сотрясения мозга; в водном путешествии привести к падению в воду, травмированию о камни на дне, утоплению; на лыжном маршруте - явиться предпосылкой к обморожению. Конечно, во избежание такого исхода в этих видах туризма предпринимаются специальные меры страховки: движение по сложным участкам горного рельефа в связках, на воде - в спасательных жилетах и т.п. Но объективно повышенная опасность одних видов передвижения перед другими все же остается.

Рассматривая туристские маршруты по наличию на их трассах опасных участков, препятствий и других факторов, осложняющих прохождение туристами маршрута, можно выделить многие десятки конкретных опасностей.

Практически каждый туристский район имеет свой больший или меньший набор опасностей, обусловленных особенностями геологического строения, рельефа, гидрографии, климатическими и иными природными факторами. Для одних мест характерно обилие обрывов и склонов большой крутизны, для других - лавинная опасность, для третьих - наличие непреодолимых каньонов.

Однако естественные препятствия становятся реально опасными только тогда, когда к ним получает доступ массовый посетитель. До этого момента их опасные качества во многом - «вещь в себе». Рассмотрим это на примере камнепадов и опасных представителей растительного и животного мира.

Камнепады должны быть отнесены, на первый взгляд, к объективным опасным факторам маршрута. Действительно, перемещение обломков горных пород по склону под действием силы тяжести - вполне естественный процесс, вызываемый обычно такими природными агентами, как атмосферные осадки, ветер, перепады температуры, животные. Попадая под каменный «дождь» (а падающий камень быстро приобретает большую скорость, круто меняет траекторию полета при ударах о склон разбивается на обломки, разлетающиеся во все стороны), путешественники оказываются в очень сложной ситуации.

Но объективный характер камнепадов позволяет с достаточной точностью предвидеть конкретные участки возможного падения камней, время суток, погодные и иные условия, их провоцирующие, избегать эти места, применять средства защиты. Главное же в другом, оказывается, что более 80% камнепадов, явившихся причиной несчастных случаев с туристами, - искусственные камнепады, вызванные неосторожностью, небрежностью или лихачеством путешественников.

Маршруты туристов нередко проходят и по местам, где встречаются ядовитые растения или опасные для человека животные. Неизвестная, но соблазнительная сочная ягода, яркое, просящееся в букет созвездие, причудливый корень могут быть весьма опасными для здоровья тех, кто захочет их употребить в пищу или просто взять незащищенными руками, понюхать, попробовать на вкус. Белена, дурман, белладонна, болиголов, аконит, вех, ясенец - список включил бы десятки растений. Нельзя не упомянуть и те случаи, что происходят по косвенной причине из-за особой привлекательности цветов и деревьев. Так, по данным Швейцарского альпийского клуба, до 4% смертей туристов в 60-е годы происходило при сборе ими эдельвейсов. На травмы при падении с деревьев, приходится до 2% происшествий с туристами в Крыму и до 2-3% в отдельных областях и краях Сибири, где популярен сбор кедровых шишек.

В целом нежелательные контакты туристов с представителями животного и растительного мира дают до 10% (процент более повышен для южных и восточных и понижен для северных и западных районов страны) травм легкой и средней тяжести. Редки, но ежегодно имеют место происшествия с летальным исходом.

Однако говорить о воздействии в этом случае сугубо опасных животных и растений не приходится. К трагическому концу чаще, чем укусы змей, нападение крупных хищников или отравление ядовитыми растениями, приводят нахождение туриста без противоэнцефалитных прививок на таежном маршруте с обилием клещей, употребление съедобных, но неправильно обработанных грибов и подобные элементарные просчеты и ошибки людей.

Кроме опасных препятствий естественного происхождения маршрут включает и искусственные. Часть из них имеется на маршруте по причинам, не зависящим от путешественников, другая - связана с их поведением, желаниями, ошибками.

Все это свидетельствует о том, что практически любые виды природных или иных ресурсов и условий, а также различные сочетания этих ресурсов и условий, их распределение в пространстве и времени определяют ту или иную степень опасности маршрута. Причем надо говорить не об объективной, а субъективной его опасности.

На практике, например, опаснее, т.е. приносит больше несчастных случаев, связанных с утоплением, не тот маршрут, что проходит по району с бурными и холодными реками, а тот, на котором часты теплые, располагающие к отдыху водоемы.

На степень субъективной опасности конкретных препятствий влияет ее очевидность для человека. На крутых, обрывистых склонах, неустойчивых скалах, раскатанных виражах леденистого, с выходами камней, лыжного спуска, в русле стремительной порожистой реки, в других труднопроходимых местах опасности маршрута очевидны и потому у большинства туристов вызывают мобилизацию внимания и сил, рождают остронаправленные эмоции, сосредотачивают человека, повышая его готовность к борьбе. Иное дело опасности, которые не приурочены ни к физически тяжелым, ни к психологически «страшным» участкам маршрута. Здесь опасности замаскированы и тем особенно коварны, поскольку путешественник, расслабленный легким участком пути, оказывается не готовым к встрече с бедой.

Немаловажна также последовательность смены опасных участков и препятствий на маршруте. Конечно, понятия опасного и безопасного, трудного и легкого условны и для туристов различной подготовки характеризуют разные препятствия. У одного и того же туриста эта оценка меняется в зависимости от ряда факторов, один из которых - возможность сравнения различных мест на маршруте. Не исключены и искаженные реакции отдельных людей на препятствия, появление демобилизации, растерянности, апатии перед сложным участком. Однако общая, подкрепленная многими десятками фактов закономерность - та, что при приблизительно одинаковом «фоне опасности» на маршруте значительно больше препятствий с тяжелым исходом бывает не при увеличении трудности препятствий (смена отрезков пути «легкий» - «трудный»), а при их снижении (смена отрезков пути «трудный»-»легкий»).

Практические руководства по видам туризма обычно отводят достаточно места перечислению опасности гор или воды: камнепадам, лавинам, селям, обвалам льда, трещинам на ледниках, порогам, речным завалам, навальному течению и возможным печальным последствиям при неумелом преодолении их: срывам, падениям, переворотам, замерзанию, утоплению. Однако в больших перечнях потенциальных опасностей трудно выделить главные, дающие основную часть туристского травматизма.

Анализ материалов по спортивным самодеятельным маршрутам за четырехлетие дает следующее распределение несчастных случаев в зависимости от основных причин тяжелых травм:

Утопление (на маршрутах всех видов) - 46%

в том числе при перевороте плавсредств -  36%

или смыве с них туристов на переправах - 6%

Летальные травмы на элементах горного рельефа -45%

в том числе при срывах, падениях - 20%

в лавинах - 17%

от камнепада   - 5%

Прочее  - 100%

Приведенные данные, однако, не содержат оценки действительной роли сложных участков и препятствий по сравнению с неправильными действиями самих туристов. Ни купание, ни транспортные происшествия, ни подавляющее большинство заболеваний не имеют отношения к природным опасностям маршрута. В сочетании с незапланированными и практически невыполнимыми переправами, фактами одиночного хождения и групповой паники неподготовленных новичков, а также фактами недисциплинированности и умышленного пренебрежения элементарной страховкой число несчастных случаев, не зависящих от опасности препятствий, составляет подавляющее большинство. Меньшая же часть действительно может рассматриваться как сочетание объективно существующих сложных препятствий и ошибок туристов при их преодолении. Характерный тому пример - травмы от схода лавин.

В число этих внешне парадоксальных факторов входят малонаселенность местности (возможность самостоятельного существования в условиях дикой природы), труднопроходимость (возможность проверки своих сил физически тяжелыми, отличными от практикуемых при обычном укладе жизни занятиями, стремление к достижению трудной цели) , опасность природной среды (отражают стремление к спортивной борьбе, самоутверждению через риск единоборства со стихийными силами природы), дискомфортность (возможность получить контрастные ощущения, испытать временные перегрузки и противопоставить им свои умения и техническое обеспечение), отдаленность (отражает стремление к неизвестному, к первопрохождению).

В заключение разбора «виновности» маршрутов надо отметить, что при определении их опасности нельзя исходить из одних объективных условий местности, сезона или вида туризма. Характерная особенность организованного спортивного туризма как раз и состоит в том, что для каждой категории людей устанавливается предел допустимой сложности путешествия (в определенном виде передвижения), выше которого при данном уровне их опыта им дороги нет. Иными словами, чем меньше опыт путешественника, тем объективно безопаснее разрешаемый ему маршрут.

Подобная строгая регламентация ставит начинающего туриста в более выгодное положение по сравнению, например, с молодым мотоциклистом или геологом. И она же позволяет по иному относиться к объективным показателям опасности маршрута.

Выпускник геологоразведочного факультета, направленный на работу в отдаленную партию, за несколько «полевых» месяцев пройдет десятки маршрутов, хотя и без установленной сложности, но, тем не менее, не лишенных ни трудности, ни опасности. Пройдет, руководствуясь производственной необходимостью, а не обязательным соблюдением правил «от простого к сложному». Возможно, поднимется по крутому камнепадоопасному склону или сплавится по малоизвестной реке. И, конечно, на первых порах будет подвергаться большой опасности несчастного случая.

В этих примерах правомочно говорить о том, что существуют занятия, работа, маршруты потенциально опасные и степень их опасности меняется от минимума - для людей опытных до максимума - для новичков.

По отношению к правильно организованному туризму можно утверждать другое: есть маршруты и виды путешествий потенциально опасные, но степень их опасности минимальная для людей, имеющих право на их прохождение. Иные категории людей на этих маршрутах должны быть исключены.

Практические советы инструктору и тренеру.

Знакомя туристов с опасностями гор (тайги, тундры, пустыни, водоемов и т.п.), готовя их к встрече с естественными препятствиями и потенциально опасными участками маршрута, стремитесь, чтобы образное представление опасности у путешественника сочеталось с одновременным мысленным воспроизведением способов защиты от нее и вызывало бы действия, способствующие ее устранение.

При обособленном рассмотрении стихийных сил природы, мер безопасности и возможных печальных последствий их несоблюдения в памяти обучаемых могут отложиться впечатления, которые в реальной походной обстановке породят скорее страх или беспомощность, чем готовность отразить опасность.

Особенно осторожными и чуткими надо быть с молодыми туристами. Лекции по безопасности для них не должны превращаться в демонстрацию ужасов с натуралистическими подробностями и заранее предрешенным роковым исходом. Новичкам нужно давать целенаправленный и мобилизующий анализ несчастных случаев в путешествиях, а не пугающий и ничему положительному не учащий перечень аварий. И давать с четким акцентом на меры предосторожности, которые могли бы (будь они вовремя приняты) предотвратить несчастье или уменьшить нанесенный ими урон.

Будьте внимательны к психологическому эффекту, который производят на неопытного человека рассказы о грозных природных опасностях на маршрутах. Бывалые путешественники знают, что снос напором воды не застрахованного веревкой туриста при переправе через мощный горный поток с крутым падением русла или попадание в снежную лавину дают человеку не много шансов на жизнь.

Но если несчастье все же случилось, нельзя пренебрегать и последним шансом на спасение. Поэтому новичков следует учить приемам удержания на поверхности лавины с помощью плавательных движений, способам сохранения жизни в водном потоке или под слоем снега, какими бы проблематичными эти приемы и способы ни были. А главное, что надо говорить человеку о горной реке и лавине: «Сделай все, чтобы в нее не попасть!».

Практика показывает, что сообщения о подробностях чрезвычайных происшествий и аварийных ситуациях всегда с живым интересом встречаются слушателями. Однако все ли из них, даже разделив мнение о непозволительности нарушения мер безопасности, делают полезные выводы лично для себя?

Инструктор и тренер должны помнить, что могут быть просто вредны преподносимые в лекциях для новичков рекомендации о технически сложных или рискованных приемах преодоления естественных препятствий. Неточно поняв неподготовленным умом смысл технического приема, не представляя реальной силы стихий и не учитывая, что в каждом деле есть свои тонкости, некоторые начинающие путешественники попадают в аварийные ситуации.

Походное снаряжение как причина туристского травматизма

Рассмотрим причинную роль в несчастных случаях снаряжения. Под снаряжением будем понимать все техническое и материальное обеспечение путешественника: средства передвижения, предметы походного быта, одежду, обувь, средства страховки, продукты питания, медицинскую аптечку и т.п.

Не менее важно качество снаряжения для безопасности передвижения и преодолевания препятствий на водных, горных, лыжных и спелеологических маршрутах. Невысокий запас плавучести, плохая остойчивость, низкая мореходность выбранных для путешествия судов, отсутствие на них приспособлений, обеспечивающих непотопляемость, или недостаточно прочные, неправильно подобранные по ширине, гибкости и материалу скользящей поверхности лыжи, лыжи без металлической окантовки на горном насте, с малым носковым загибом на глубоком рыхлом снегу - все это может послужить причиной несчастного случая. Поскольку 2/3 времени путешествия приходится на привалы, ночлеги и бивачные работы, для предупреждения травматизма отнюдь не безразлично соответствие своему назначению предметов походного быта: палаток, спальных мешков, костровых принадлежностей, обогревательных устройств. В некоторых условиях - при сильных морозах, затяжных дождях, при отсутствии естественного топлива на маршруте - бивак может представлять наиболее трудоемкую, напряженную и даже небезопасную часть походной жизни. Во всяком случае, настораживает, что более 1/10 известных случаев тяжелого травматизма и заболеваний в зимних походах приурочена к привалам. Причины большинства из них - неправильное поведение людей, но в какой-то степени они объясняются и не всегда удовлетворительным качеством стандартных палаток, недостаточными теплоизоляционными качествами спальных мешков, неудобством и небезопасностью имеющейся в продаже туристкой посуды, походных печек и т.п. Экипировка участника группы, его одежда и обувь определяют возможность личной защиты от неблагоприятных факторов внешней среды. Малое количество шерстяных или других теплых вещей, отсутствие ветро- и влагозащитной одежды могут поставить человека, особенно в зимнее время и в высокогорье, в угрожающее положение. Даже такие мелочи, как короткие рукавицы, неудачный фасон капюшона, сломанная застежка «молния», легко приводят к местным обморожениям. Летом плохая конструкция одежды, лишая возможности регулировать ее теплоизоляционные качества, ведет к перегреву организма. Особенно часто у путешественников из-за несоответствующей по размеру, фасону и другим данным обуви травмируются ноги: образуются намины, мозоли и водяные пузыри, «сбиваются»  и  «прихватываются»  морозом  пальцы.  О распространении последнего свидетельствует тот факт, что до 9/10 всех обморожений обычно приходится на нижние конечности. Из-за неудовлетворительного сцепления подошвы обуви с почвой, скальными поверхностями, льдом случаются растяжения и разрывы связок и падения, грозящие на сложном рельефе тяжелыми травмами.

Не исключена опасная ситуация из-за некачественного, малокалорийного или не соответствующего климатическим условиям маршрута набора продуктов питания. Причиной недоедания и истощения может быть порча продуктов из-за слабой фабричной упаковки, отсутствие первоначальной консервирующей упаковки, слишком коротких сроков хранения. Это же иногда приводит к желудочным заболеваниям и пищевым отравлениям.

Понятны, наконец, и самые серьезные последствия для туристов, если у группы нет страховочного, защитного и спасательного снаряжения или оно неудовлетворительного качества. Рассуждая теоретически, вообще нельзя совершить сколько-нибудь сложный горный поход без основных и вспомогательных веревок, страховочных (альпинистских) поясов и «систем», ледорубов, скальных и ледовых крючьев, ледобуров, жумаров, кошек, лавинных лент, защитных очков; водный - без спасательных жилетов и средств, гарантирующих непотопляемость судов; спелеологический - без защитных гидрокомбинезонов, предохранительных касок с налобными фонарями, лестниц и веревок; мотоциклетный - без шлемов, защищающих головы и шейные позвонки водителей и пассажиров; и любое путешествие - укомплектованной всеми необходимыми средствами медицинской аптечки.

Не следует, однако, искать причины травматизма только в отставании промышленного выпуска снаряжения от растущей потребности в нем. Увеличение количества, улучшение качества, разнообразие ассортимента предметов технического оснащения еще не устраняет несчастных случаев по вине снаряжения. Многое здесь будет зависеть от самих участников путешествий.

Сами туристы, например, должны предусмотреть, чтобы снаряжение в группе было комплектно и однотипно, чтобы одни его предметы соответствовали другим и допускали в аварийных условиях взаимозаменяемость.

Важно также тщательно проверить наличие резервных предметов материального обеспечения: ремонтного набора, запасных деталей для лыжного крепления, материала для починки оболочки и каркаса байдарки, запчастей для мотоцикла, запасных защитных очков и рукавиц, электробатареек и лампочек к карманному фонарю, аварийного резерва продуктов питания, спичек. Нельзя забывать, что отсутствие под рукой запасного снаряжения может поставить группу в угрожающее положение.

Небольшие конструктивные доработки, применение новых материалов, улучшение качества предметов, прямо не связанных с безопасностью, также снижают вероятность травматизма и заболеваний в походах. Так применение самодельных пенопластовых циновок и поролоновых ковриков уменьшает опасность простудных заболеваний, а применение бахил - обморожений.

Имеет значение даже простое изменение формы, материала или цвета предметов. Яркая окраска отдельных предметов или привязанных к ним сигнальных шнуров предупреждает утерю вещей на маршруте. Кроме того, удачно подобранная расцветка одежды и снаряжения «веселит» глаз, отвлекает от путевых тягот, снижает утомляемость монотонного движения. Одно дело однообразного грязно-зеленого тона робы, рюкзаки, спальные мешки и палатки, другое - когда снаряжение ярко и различно окрашено.

Иногда цвет имеет прямое отношение к безопасности: если в поход взять лыжи светлых тонов, то при сильном снегопаде или в сумерках они могут быть не видны на ногах, что затруднит движение. При поисках с воздуха потерявшейся группы нелегко обнаружить на снегу белую палатку. А если туристы в таежном путешествии одеты в традиционные зеленые штормовки и не имеют каких-либо ярких и заметных деталей на одежде и рюкзаках, их порой можно принять за нечто другое, что может стать причиной несчастного случая.

Выбор конкретного тона для снаряжения и одежды зависит от условий путешествия. Наиболее броски и вызывают непроизвольную концентрацию внимания как на белом фоне снега, так и на зеленом или сером фоне леса, поля, горного склона оранжевый и, в несколько меньшей степени, красный и желтый цвета. Невольно останавливает взгляд чередование желтых и черных полос, что широко используется в предупредительных знаках (с помощью которых на отдельных промышленных предприятиях удалось сократить число несчастных случаев более чем на 50%). Такие контрастные и призывные цветовые решения нужны в первую очередь для тех предметов, которые непосредственно связаны с обеспечением безопасности (лавинные шнуры, спасательные жилеты), или для тех, которые сами являются потенциальным источником несчастного случая (баллоны с газом, канистры с бензином).

Иногда причиной несчастного случая оказывается использование снаряжения не по назначению и не в тех условиях и режимах, на которые оно было рассчитано.

Подобные факты не единичны. В одной трети актов разбора несчастных случаев в разной мере, но отмечаются ошибки пострадавших или их товарищей в использовании предметов снаряжения. Важно и другое: как экстремальные погодные условия практически никогда не бывают главной причиной несчастного случая, а лишь выявляют допущенные туристами недочеты в проведении путешествия, так и снаряжение служит лишь индикатором их готовности к встрече с опасностями.

Итак, нельзя одни виды снаряжения считать опасными, а другие - безопасными, поскольку эти качества находятся в прямой зависимости от правильности использования снаряжения. Кроме того, опасность надо понимать не только как возможность прямого отрицательного воздействия предмета (например, взрыв примуса), но и как увеличение риска путешествия при отсутствии или порче снаряжения (опасность обморожения, если нет теплой одежды, опасность потери ориентировки, когда испорчен компас).

Личная подверженность путешественников опасности

Как было показано выше, туристский травматизм, вызывающий «вещественными» факторами - маршрутом и снаряжением, относительно невелик. Остановимся на так называемых личных, субъективных факторах. Ведь безопасность любого элемента маршрута, вида снаряжения во многом определяются данными конкретного человека. Иначе говоря, превращение всего, что окружает туриста на маршруте, в потенциально опасную среду является как бы функцией, которая зависит от степени отклонения в поведении путешественника от некоторой нормы.

Следовательно, можно говорить об определенной, большей или меньшей, подверженности каждого туриста опасности несчастного случая.

Наиболее яркий пример этого - наличие в любой достаточно многочисленной походной группе (как и вообще в любом коллективе) своего «неудачника», с которым чаще всего и происходят всякие казусы. Существует даже специальные учреждения, занимающиеся выявлением неудачников и определением склонности к авариям у водителей, машинистов, летчиков и работников других профилей.

Вместе с тем, говоря о такой предрасположенности, нельзя считать, что отдельные личности на любом месте заведомо подвержены опасности. Правильнее из числа факторов, усиливающих личную подверженность опасности, выделить те, которые повышают ее устойчиво, и те, которые повышают ее временно. К первым в туризме относятся различные физические недостатки, хронические болезни, функциональные нарушения нервной системы, ко вторым - неопытность, слабая физическая и техническая подготовка, утомление.

Для удобства изложения сперва рассмотрим подверженность опасности, связанную с индивидуальной пригодностью человека к участию в туристских путешествиях или зависящую от утомления, а дальше проанализируем подверженность из-за недостаточной опытности, неправильного отношения к опасности и недисциплинированности.

Нельзя не учитывать, что путешествия предъявляют к людям определенные требования, игнорируя которые можно действительно способствовать возникновению опасных ситуаций. В этом смысле можно даже выделить категорию людей, которым противопоказаны занятия сложными видами спортивного туризма.

Первую группу из них составляют лица, страдающие рядом заболеваний. В число таких заболеваний входят: органические пороки сердца, гипертония, заболевания сердечной мышцы, туберкулез легких в активной стадии, острые заболевания легких, бронхитов, носоглотки; хронические катары желудка, язва 12-перстной кишки, хронический колит, воспаление и колики желчного пузыря, геморрой с частыми кровотечениями, выпадение прямой кишки; воспаление почек, почечных лоханок и мочевого пузыря, камни почек; острое воспаление среднего уха, конъюнктивиты, гнойное воспаление глазного мешка; инфекционные кожные заболевания, злокачественные опухоли, грыжа и после операционные рубцы с наклонностью к грыжеобразованию, хронический суставной ревматизм.

Противопоказаниями для путешествий служат также заболевания органов движения и поддерживающего аппарата позвоночника, затрудняющих ходьбу, привычные вывихи в больших суставах рук и ног, травмы больных суставов рук и ног, полученные незадолго до похода, контузии и сотрясения мозга в прошлом с периодическими головными болями и т.п.

Препятствием даже для однодневных походов могут служить психические заболевания, неврастения, эпилепсия.

Вместе с тем несовместимость большинства заболеваний с участием в путешествиях очевидна: обострение болезни в полевых условиях при отсутствии квалифицированной медицинской помощи чревато неприятными последствиями. Беда еще в том, что болезни (как дающие резкие обострения, так и протекающие без основных «пиков») вызывают в организме ряд стойких патологических изменений: периодическую слабость, недомогание, быструю утомляемость, головные боли, бессонницу, раздражительность, депрессию, подавленность.

Все это серьезно воздействует на поведение человека в путешествии и усиливает его подверженность тем потенциальным опасностям, которые встречаются на маршруте. Одновременно патологические изменения ослабляют сопротивляемость организма. На какой-то период физическую слабость или болезнь удается компенсировать волевым напряжением, упорством, целеустремленностью. Такой человек ходит в путешествия, как говорят, «на зубах». Но запасы нервной энергии конечны, и поскольку у больного, но сильного духом туриста значительная часть внимания и сил уходит на борьбу со своими недугами, его внимания и сил может не хватить на преодоление очередного естественного препятствия.

По частоте тяжелых последствий во время путешествий преобладают сердечно-сосудистые заболевания ишемического характера, эпилепсии и острые хирургические заболевания (например, аппендицит, прободение язвы). Сердечные заболевания и припадки эпилепсии опасны и тем, что могут привести к потере сознания на достаточно сложном участке маршрута. Ежегодно отмечаются асфиксии при купании (или просто умывании) туристов, страдающих этими недугами.

Случаи смерти от сердечно-сосудистых заболеваний на самодеятельных и плановых маршрутах с активными способами передвижения составляют в отдельные годы до 5% от числа тяжелых несчастных случаев. По польским данным, из общего числа погибших за год в Высоких Татрах туристов и альпинистов 23% скончалось от «сердечного удара». В отечественном альпинизме заболевания (а среди них на заметном месте - сердечные) составляют 7% от непосредственных причин гибели спортсменов.

И все же внезапно заболеть в походе намного легче, чем дома. Сочетание физических перегрузок, нервного напряжения, дискомфортных погодных условий, нетрадиционного (для новичка) режима дня и питания, бравирование своей выносливостью и закалкой в глазах новых товарищей - все это может приводить к нежелательным результатам.

Поэтому не следует удивляться, что на туристских маршрутах все чаще отмечаются случаи сердечных приступов, которые, вероятно, рано или поздно произошли бы у больных людей, а в условиях путешествия оказались спровоцированы непривычными условиями, нагрузками или неправильным поведением самого путешественника.

Вторую группу людей, которым противопоказан туризм, составляют лица с различными изъянами органов чувств.

Очевидно, что частичная потеря зрения или ослабление слуха повышают подверженность опасности несчастного случая.

Но подобные дефекты имеют различную степень развития и по-разному влияют на вероятность травматизма. Даже незначительное ослабление остроты зрения или слуха может существенно ослабить безопасность прохождения маршрута, особенно, если путешественник не осознает или скрывает свой недостаток, а товарищи, не зная о нем, не принимают мер подстраховки. Практика насчитывает немало случаев, когда такие туристы теряли ориентировку, отставали от группы и становились жертвами камнепадов, срывов, оверкилей, поскольку физически не могли увидеть или услышать сигнала опасности, вовремя заметить препятствие. Не всегда и руководители групп принимают во внимание, что участники путешествия могут иметь скрытые дефекты зрения, дефекты, не настолько сильные, чтобы обязательно носить очки, но в условиях недостаточного освещения делающие туристов полуслепыми.

Значительно меньше подвергается риску тот, кто осознает свой недостаток и пытается доступными ему средствами преодолеть его, компенсировать за счет обострения других чувств, повышенного внимания, тщательной отработки туристской техники.

Третью группу лиц, предрасположенных к травматизму, составляют те, у которых имеются определенные функциональные нарушения связи между сенсорными - «чувствующими» и двигательными центрами и нарушения координации движений.

Путешественник с такими недостатками нормально воспринимает внешние сигналы, в том числе сигналы об опасности, но не может достаточно быстро и точно реагировать на них. Запаздывающая и неточная реакция, несогласованность и неуверенность движений или излишняя суетливость значительно увеличивает личный риск туриста: ему нужно больше времени, чтобы начать тормозить при падении на снежном склоне, он пропустит драгоценные доли секунды, необходимые на маневр лодки перед препятствием на реке, наконец, он вероятнее, чем кто-либо другой, может повредить топором руку или ногу при обычной заготовке дров.

Указанная опасность, к сожалению, обычно принимается временный недостаток, характеризующий необученного и нетренированного туриста. Конечно «симптомы» здесь близки. Да и «лекарства» те же - постепенная отработка нужных навыков, выработка автоматизма движений. Дальше, однако, сходство не распространяется. Турист-новичок без отклонений в нервной системе со временем становится и опытным и тренированным, а человек с нарушением согласованности между сенсорными и моторными процессами или дефектами движений лишь в какой-то степени приспособляется к условиям путешествия, но остается, более других, подвержен опасности.

Кстати, многие исследователи, занимающиеся изучением причин аварийности на производстве и транспорте, считают, что именно нарушения связи между органами чувств и двигательными центрами играют главную роль в возникновении большинства несчастных случаев.

Значительно снижает психологическую готовность противостоять опасности неуравновешенность протекания эмоциональных процессов, выражается в чрезмерно острой реакции на раздражители, в необдуманности поступков и поспешности их выполнения, в неожиданной смене радости и печали, подъема и упадка настроения. Такая неустойчивость одних легко передается в замкнутом коллективе другим. Даже небольшой раздор или конфликт в группе, допущенная кем-то несправедливость или обида на товарищей вызывает рассеянность, беспокойство, взвинченность и как следствие нарушают внимание, координацию, затушевывают восприятие надвигающейся опасности.

Однако не только отрицательные эмоции чреваты неприятными последствиями. Скорее наоборот, как это ни покажется странным на первый взгляд: именно сильные радостные переживания от общения с живописной природой, хорошими друзьями, от успешного преодоления походных трудностей часто предшествуют травматизму. Объясняется это просто - занятие туризмом по себе настолько интересно, что дает, конечно, несравненно больше поводов для радости, чем для уныния. Иной человек с повышенной эмоциональной неустойчивостью психики, оторвавшийся на время отпуска, каникул или в выходной день от четкого трудового режима и привычной житейской обстановки, просто не может справиться с захлестывающими его положительными эмоциями.

Такая активность, если ее не контролировать и не направлять по разумному пути, не всегда прекращается с потерей энергии или ограниченностью времени. Подвернутые ноги, растянутые суставы, разбитые носы - распространенный финал безобидных забав, вызванных жизнерадостным мироощущением. А при наличии потенциально опасных предметов или занятий не исключены тяжелые травмы, связанные, например, в походах выходного дня с играми на воде, с забавами огнем или острыми предметами.

Особое место занимают подобные травмы у юных туристов. Однако импульсивность, недостаточно развитое торможение, малый жизненный опыт, слабая самокритичность и другие возрастные особенности несовершеннолетних опасны не сами по себе. Лишь игнорирование этих особенностей со стороны организаторов и руководителей путешествий приводит к тому, что подростки в порыве энтузиазма поднимают непосильные тяжести, легко увлекаются чрезмерно высоким темпом, на привалах затевают шалости и борьбу с применением подножек и других небезопасных приемов. Специалисты считают, что до 1/4 всех случаев школьного травматизма от падений происходит именно в результате подножек.

В более сложных путешествиях отрицательный эффект положительных эмоций у некоторых проявляется в ощущении окрыленности и веры в неограниченность своих сил, которое возникает после преодоления очередного препятствия, например, перевала. Точнее - кажущегося преодоления. Достигнув кульминационной точки подъема, неуравновешенный человек, даже отлично знающий, что спуск в горах опаснее подъема, может под влиянием эмоционального переживания потерять бдительность и совершить опасные ошибки. Поэтому для обеспечения безопасности очень важно сохранять самообладание и сознательно упорядочивать течение эмоциональных процессов.

Много ли несчастий приносит повышенная подверженность опасности отдельных лиц, определить трудно, поскольку это качество не всегда очевидно для окружающих, а его носитель, как правило, не осознает своей «виновности». Трудно и потому, что в ряде несчастных случаев можно предполагать (из-за явной нелепости поведения людей) наличие какого-то отклонения в здоровье пострадавших. Если же брать за основу только количество известных тяжелых несчастных случаев, которым предшествовала сокрытая тяжелая болезнь или физический недостаток у пострадавшего, то они составляют около 8% общего числа тяжелых травм.

О роли утомления. Его влияние - временный фактор, который лишь периодически повышает подверженность туриста опасности. Однако при длительном переутомлении возможно появление остаточных, хронических отклонений от нормы, и тогда вероятны серьезные нарушения безопасности путешествия.

В количественных показателях учесть утомление как причину травматизма нелегко. С одной стороны, с утомлением туристы часто путают его легкую форму - усталость, а с другой, притерпевшись к перегрузкам, они не замечают утомления там, где оно есть в тяжелой стадии. В целом можно считать, что как одна из причин тяжелых травм утомление фигурирует, по крайней мере, в 1/4 несчастных случаев на маршрутах.

В походных условиях каждый человек может рано или поздно почувствовать утомление. Оно приводит к замедлению реакций, к появлению ошибочных действий или (в наиболее легком случае) к необходимости дополнительного внимания и контроля за своими действиями, которые раньше выполнялись как бы автоматически (например, работа веслами или выдача веревки на страховке). В необходимости дополнительного напряжения мозговой системы и кроется одна из опасностей утомления. Отвлекаясь на лишние усилия для контроля за «механической» деятельностью, турист ослабляет бдительность. Его готовность к экстренному действию резко падает.

Утомление существенно снижает внимание. Усталый человек может сосредоточиться в течение лишь незначительного времени, а периоды расслабления у него затягиваются. Сильнее на него воздействуют факторы, непроизвольно отвлекающие внимание.

Прохождение во второй половине дня трудных участков совпадает с кульминацией утомления туристов, когда проявляются наиболее выраженные изменения в функциях усталого человека - ухудшение восприимчивости к внешним раздражителям и способности концентрировать внимание, замедленное мышление, эмоциональная неустойчивость, понижение координации и силы движений. Не случайно на послеполуденные часы приходится более 60% среднесуточной «нормы» травм, хотя собственно ходовое время в этот период дня ограничено.

Практические советы инструктору и тренеру.

Обращайте особое внимание на наиболее слабых лиц в туристской группе, подстраховывайте их в походе, «прикрепляйте» к ним более опытных и сильных. В ходе подготовки к путешествию чаще проводите совместные тренировки и отмечайте для себя тех, кто отличается замедленной или неадекватной реакцией, чрезмерно возбужден или заторможен, имеет какие-либо заметные отклонения в здоровье и физическом развитии.

Не считайте посещение медицинского учреждения для получения справок пустой формальностью - оно необходимо как важное средство снижения туристского травматизма. Помните, что разработанный перечень противопоказаний для участия в спортивных походах должен строго соблюдаться прежде всего в целях безопасности самих туристов.

К сведению инструкторов и тренеров (а кому как не им знать состояние здоровья членов их туристских коллективов): утверждены примерные сроки начала занятий туризмом после тех или иных заболеваний.

Так, согласно рекомендациям Министерства здравоохранения, туристам надо ориентироваться на следующие сроки (отсчитываются от клинического выздоровления) после перенесенных острых и инфекционных заболеваний, травм и оперативных вмешательств:

- грипп в легкой и средней тяжести форме, острые заболевания желудочно-кишечного тракта, острые заболевания кожи и слизистых оболочек, тонзиллэктомия -10-12 дней;

- бронхит острый, острый катар верхних дыхательных путей - 16-18 дней;

- ангина, острое воспаление придаточных полостей носа - 20-25 дней;

- воспаление легких - 25-30 дней;

- плеврит сухой, отит острый, дизентерия - 30-35 дней.

Для успешной борьбы с утомлением инструктору надо знать его причины. Основные из них - малая тренированность участников путешествия, непосильный маршрут, чересчур напряженный график движения, ухудшение погоды. Способствуют быстрому утомлению несвоевременное и недостаточное питание, недосыпание, нарушение режима дня, особенно поздние подъемы и движение в темноте. Помимо излишнего напряжения зрения, замедления скорости и усиления монотонности движения такое нарушение режима неминуемо ломает ритм биологической активности отдыха человека, связанный с чередованием дня и ночи, что он в свою очередь, также усиливает утомление.

Утомлению, значительно повышающему подверженность опасности несчастного случая, предшествует ощущение усталости. Руководитель группы не должен пренебрегать этими естественным сигналом, а обязан принять предупредительные меры для уменьшения утомления: остановить группу на внеплановый отдых, организовать прием легкоусваиваемой и витаминизированной пищи (например, глюкозы с витамином С)

Роль панического состояния и страха в туристическом травматизме

Восстанавливая в памяти обстоятельства, предшествующие той или иной травме в путешествии, пострадавшие часто вспоминают о своеобразном провале в мышлении и удивляются явной нелогичности своего поведения, приведшего к несчастному случаю. Товарищи по группе, со стороны наблюдавшие за случившимся и оказавшие помощь, также обычно отмечают странное замешательство, ненормальное состояние, которое было в момент происшествия у виновника несчастья.

Конечно, далеко не всегда подобное ненормальное состояние - назовем его паническим - предшествует несчастному случаю. Не может быть, например, замешательства перед такими скоротечными событиями, как разрыв веревки или взрыв примуса. И все же более чем для 1/6 всех фактов тяжелого травматизма приходится констатировать определенные временные сдвиги в психике путешественников. А если учитывать, что такие ненормальности в поведении людей происходят в критической обстановке, зачастую без свидетелей и не фиксируются в памяти пострадавших, то их роль в причинности туристского травматизма возрастает еще больше.

Что такое паническое состояние? Смятение, страх, растерянность, потеря контроля над своими поступками и мыслями.

Проявления паники в путешествиях разнообразны.

Человек, застигнутый врасплох надвигающейся опасностью, может оцепенеть от ужаса. По литературным описаниям многим известно замешательство человека, внезапно столкнувшегося, например, с ядовитой змеей или медведем: страх сковывает все члены, холодная испарина покрывает тело, к горлу подступает тошнота, в глазах темнеет. Человек хочет бежать и не способен сделать ни шагу. Он остолбенел. Еще мгновение - и может наступить обморок. При встрече с дикими животными это не так уж опасно: вероятнее всего, змея или медведь, не причинив зла, тут же удаляться прочь. Хуже, когда причиной ужаса служат такие неодушевленные явления, как камнепад, лавина, водный поток.

Оцепенение и резкая заторможенность поступков на воде чреваты плачевными последствиями. Смерть от разрыва сердца при отсутствии воды в легких - такова констатация врачей для значительной части утонувших в туристских путешествиях. Особенно обидным подобный конец представляется тогда, когда для спасения человека были предприняты, кажется, все меры: на нем был спасательный жилет, ему бросили веревку или к нему направилась на помощь лодка, а он, оказывается, уже погиб от страха.

Другой, так сказать, активный вид проявления паники - инстинктивные защитные действия, совершаемые без контроля со стороны разума путешественников: стремительное бегство, прыжок в сторону, крик. Иногда они приносят пользу и помогают избежать опасности: так, прыжок в сторону спасает от летящего камня. Но нередко (особенно в технических видах туризма) действия, совершенные только под влиянием безусловного оборонительного рефлекса, приводят к противоположному результату.

Инстинктивное стремление человека, попавшего при оверкиле в воду, немедленно плыть к берегу противоречит разумным требованиям безопасности: правильнее спокойно, по течению подгребать к мелкому месту и ни в коем случае не бросать лодку. К сожалению, под влиянием паники так поступают не все. Это же состояние неоднократно толкало группы, потерявшие на маршруте ориентировку, на беспорядочные метания в разных направлениях, что лишь окончательно сбивало их с пути. Отмечались случаи, когда угроза кажущейся опасности вызывала столь сильные временные дефекты в мышлении людей, что они в паническом бегстве бросали рюкзаки, одежду, спальные мешки, чем в зимних условиях подвергали себя риску серьезных обморожений.

Третье проявление опасного замешательства - «тихая паника», или ощущение крайней беспомощности, безысходности, обреченности. Человек прекращает сопротивление и заранее сдается на милость победителя - природы.

Такая глубокая, резко выраженная депрессия порой напоминает самоубийство. Внешне «тихая паника» не проявляется так ярко, как полное оцепенение или стремительное бегство,- человек продолжает выполнять раз начатое занятие, внутренне же он «холодеет». Иногда это происходит в прямом смысле слова, как, например, у некоторых неопытных туристов, застигнутых на маршруте пургой, темнотой, сильным ветром, низкой температурой. Деморализация от такого воздействия бывает столь сильная, что человек, кажется, лишается всех своих защитных сил. Останется ли он невредимым, получит ли обморожение или другую травму - решают время и случайность. Порой не помогают даже старания друзей.

Паническое состояние может выражаться и в иных формах. Иногда они последовательно сменяют друг друга: встретив опасность, человек остолбенел от неожиданности, затем инстинктивно бросился бежать, а не видя выхода из положения, впал в тяжелую депрессию. Все это может продолжаться считанные секунды или растянуться на долгие часы, в зависимости от индивидуальных особенностей туриста.

Важно, что в это время путешественник из-за внезапного нарушения мышления и крайней эмоциональной напряженности серьезно подвержен опасности несчастного случая. Причем не обязательно того самого, которого он так испугался.

Важно и то, что паника «заразна»: она легко передается от одного члена группы к другому и может охватить целый коллектив. Тогда под угрозу становятся основы существования туристской группы - коллективизм, товарищество, взаимовыручка.

Какого-то особого средства от паники не существует.

Поскольку паника представляет собой своеобразный «передаточный механизм», через посредство которого проявляются индивидуальные качества туристов, повышающие их подверженность опасности, то для предупреждения панического состояния важны достаточный опыт, общефизическая и специальная подготовка, эмоциональная уравновешенность, дисциплинированность. Одно и то же проявление стихийных сил природы вызовет у бывалого путешественника мобилизацию сил, а у новичка - замешательство и страх. По той же причине вероятность паники значительно усиливают неустойчивый или слабый тип нервной системы, заболевание, усталость.

Очень существенно, имеется ли у путешественников определенный «багаж» знаний и умений. Если человек уверен, что в аварийной обстановке или в случае травмы он сможет успешно бороться за жизнь и здоровье, он уже наполовину выиграл сражение с неблагоприятно сложившимися обстоятельствами. Большую роль в предупреждении и ликвидации панического состояния играет руководитель туристского коллектива. От его воли, авторитета, решительности порой зависит все. Известно немало случаев, когда неумение руководителя справиться с опасной депрессией одного-двух членов группы приводило к общему замешательству, а затем и к серьезному происшествию на сравнительно простых участках маршрута. В то же время другие группы (в том числе и новичков) без каких-либо потерь выходили из более трудных положений, поскольку их крепко «держал в руках» опытный и волевой руководитель, не допускавший паники.

В зависимости от обстоятельств путешествия и характера несчастья иногда бывает целесообразнее остановиться на месте и не предпринимать попыток к совершению под влиянием паники необратимых и до конца не продуманных действий, которые могут поставить группу в худшие условия. Во всяком случае, в процессе обучения туристов, необходимо внедрять в их сознание убеждение, что, если только у них есть вода и защита от холода, то фактор времени не имеет принципиального значения для сохранения жизни потерпевших бедствие. Ведь без пищи человек может обходиться неделями. Однако если имеется даже незначительное обезвоживание организма (потеря 2-3 литров воды), то и в условиях умеренного климата произойдет резкое снижение работоспособности, притупятся волевые качества, появится общая апатия.

Упомянутый выше опасный автоматизм движений человека при психическом замешательстве особенно часто проявляется при холоде, ветре, тумане, мгле, темноте, при недостатке кислорода. В таких условиях у человека без должных волевых качеств легко нарушается четкость суждений, теряется самокритичность, утрачивается интуиция, замедляются процессы мышления, расстраивается координация движений.

Замечено, что туристу-лыжнику в сильный мороз легче продолжать торение лыжни, подъем на перевал или пилку дров на биваке, чем изменить свои действия. Как утверждал известный полярный исследователь Роберт Скотт: «Не подлежит сомнению, что человек в пургу должен не только поддерживать кровообращение в своих членах, но и бороться против онемения мозга и отупения рассудка». Заторможенность мышления приводит к тому, что по инерции при паническом состоянии выполняются однажды заученные движения, хотя для обеспечения безопасности в конкретных обстоятельствах путешествия их явно следовало бы прекратить или заменить другими.

Говоря о роли волевых качеств как залога снижения травматизма среди путешественников, нельзя обойти молчанием влияние инстинкта самосохранения и его противоречия с волевыми усилиями.

«Воля, - писал И.М. Сеченов, - это деятельная сторона разума и морального чувства, управляющая движением во имя того или другого и часто наперекор чувству самосохранения». Но всегда ли надо идти наперекор чувству самосохранения?

Иногда приходится слышать, как инстинкт самосохранения в противовес благой силе человеческого разума и воли называют низменным. Слов нет, выбирая между рассудочным поведением и инстинктивным, надо, конечно, предпочитать первое. Но очень важно, чтобы мотивы и побуждения, составляющие моральную и интеллектуальную основу воли к победе, были достойны жертв.

Это возможно, когда человек тверд в своих убеждениях, выборе поставленной цели и средствах ее достижения, имеет определенный опыт. А если путешественник неопытен, сбивчив в своих желаниях, не осведомлен о размерах грозящей опасности, - нужно ли тогда безоговорочно исключать из арсенала средств, направленных на сокращение несчастных случаев, врожденную потребность самозащиты? Вероятно, нет.

Нельзя забывать и о широте действия инстинкта самосохранения. Ведь он срабатывает не только когда человек, обжегшись, отдергивает руку от костра или выставляет ее вперед при внезапном падении.

Само путешествие, т.е. изменение привычной обстановки и перемещение в незнакомое место, вызывает у некоторых отрицательную реакцию - гнетущую тревогу, тоску, беспокойство. Больше того, любой человек, если его в одиночку (в одиночестве мы внимательно прислушиваемся к «внутреннему голосу») перенести пусть в изумительно красивое, но неведомое место, первоначально испытает безотчетное чувство своей уязвимости, беспомощности. Это вполне понятное проявление одной из сторон упомянутого инстинкта: ведь нашему прародителю в суровой борьбе за существование когда-то важно было установить прежде всего безвредность нового явления, безопасность незнакомого места. Только привыкнув к новой обстановке, убедившись в ее нейтральности и безосновательности тревоги, мы начинаем испытывать радость от общения с новым, интересным, красивым.

На практике туристы редко путешествуют в одиночку, а в группе инстинкты личностей в значительной мере подавляются коллективным мнением. Это, несомненно, положительно, поскольку речь идет о туристской группе, как добровольном содружестве людей, объединенных одной целью и имеющих единые взгляды на методы и средства ее достижения.

Но порой слишком легкий отказ от своего «я», некритическое отношение к групповым действиям, слепая надежда на поддержку товарищей приводят к нежелательным результатам. Участники группы возлагают на руководителя всю ответственность за свою безопасность, отключают внутренние механизмы сопротивления опасности, если на это не последовало специального указания.

Бурный рост технического вооружения человечества, вера во всесильную цивилизацию также накладывает свой отпечаток на характер проявления инстинкта самосохранения у современных путешественников. Они иногда готовы всецело передоверить свою жизнь техническим средствам, как доверяет ее, например, пассажир автобуса или самолета. Усыпив слепой верой в технику врожденную потребность самозащиты, такой человек, имея за плечами ружье (но ни разу не стреляв из него), безмятежно отправляется в тайгу, или, не умея плавать, собирается в многодневный водный поход, рассчитывая лишь на надежность спасательного жилета.

Основными средствами обострения у отправляющихся на маршрут чувства самосохранения являются описанные выше воспитательные мероприятия, повышающие опытность людей путем их знакомства с возможными опасностями в путешествии. Нельзя вместе с тем окончательно сбрасывать со счетов и такое «средство» обеспечения безопасности новичков, как страх.

Страх - безусловно отрицательная эмоция, унизительное и недостойное человека состояние. Страх отнимает у него такие преимущества, как рассудок, решимость, здравый смысл, вызывает растерянность, сковывает волю и толкает на непоправимые поступки.

...Группа новичков поднимается по заснеженному склону. Они довольны, что глубокий рыхлый снег, наконец, сменился твердым настом. Теперь представьте себе, что туристам вдруг стало известно о том, что под ногами у них готовая разорваться от предельного напряжения «снежная доска» - одна из самых грозных и коварных разновидностей «белой смерти». Реакция людей, охваченных внезапным страхом, может привести к суете, инстинктивному бегству, к действительной перегрузке и подрезке склонами явиться причиной схода лавины. Значит, страх так же опасен, как и сама опасность? Нет.

Страх не есть незнание опасности. Сперва нужно получить сведения об угрозе, чтобы затем, как следствие сложившейся ситуации, возникло чувство страха. Но если бы упомянутые туристы имели необходимые сведения об особенностях горного рельефа и снегового покрова, о связи прочного наста на крутых склонах с лавинообразующими факторами, они просто не пошли бы по неправильному пути. Не было бы на маршруте опасного участка, отрицательных эмоций, вероятности несчастного случая.

Значит, страх бесполезен? Тоже нет.

Страх, тревога, смятение бесполезны и не нужны, когда путешественник располагает полным знанием всего, что может ожидать его на маршруте. Зная о предстоящих трудностях, о возможных опасностях и дорожа своей жизнью, он в конкретных условиях примет нужное решение и без особых переживаний. А если сведения недостаточны или их нет? Именно тогда страх может оказаться важным помощником для отыскания пути к действию, своеобразными аварийным механизмом, временно компенсирующем недостаток необходимой информации.

Страх играет роль определенного сдерживающего фактора, охранительного тормоза для людей, не имеющих нужных сведении о районе путешествия, о применяемых там технических приемах передвижения, тактических особенностях прохождения маршрута.

Конечно, полнота сведений - понятие относительное. Каждый человек более или менее субъективно оценивает объем знаний и умений, необходимых ему для организации безопасного путешествия. Субъективна и сила переживаний, чувств. Поэтому не исключено, что некоторые туристы испытывают тревогу и страх там, где для них нет никаких оснований, а другие, наоборот, благодушно относятся к событиям, которые должны были бы внушить им серьезные опасения. Это, однако, частности. В общем случае чувство страха перед неизвестным помогает путешественникам, плохо знающим маршрут, быть более внимательными, осторожными, осмотрительными.

Хотя говорить похвальное слово страху как-то неудобно (куда лучше сочетаются понятия «спорт» и «бесстрашие»), но надо подчеркнуть, что именно страх предотвратил немало несчастных случаев с новичками в туризме. Страх перед неведомым останавливает юного исследователя, готового отведать неизвестную ягоду или гриб. Та же эмоция сдерживала любителей водных путешествий от пока еще недостаточно разведанного сплава по верховьям какого-нибудь стремительного горного потока Центрального Тянь-Шаня.

Страха не надо бояться. Он проходит, когда человек приобретает необходимые сведения об интересующем его объекте или когда потребность самосохранения заменяется другой, более сильной потребностью. Однако если первое гарантирует человеку безопасность, то второе - лишь исчезновение страха. Для туризма важно прежде всего первое.

Практические советы инструктору и тренеру

В ходе обучения туристов не забывайте ставить их в положение потерпевших бедствие (заблудившихся, утерявших продукты и снаряжение, имеющих раненого товарища) и заставляйте их искать оптимальный выход из подобной ситуации. При этом следует уделять достаточно внимания не только вызову помощи и особенностям движения бедствующих групп, но и умению жить на природе: сооружать аварийные биваки, питаться «подножным кормом», в случае необходимости пользоваться силками, петлями, плашками, рогатками для охоты на мелких животных.

Помните, что тот, кто обучен при вынужденной переправе использовать в качестве подручных средств вязанку хвороста, рюкзак или спальный мешок, завернутые в полиэтилен, тот вероятно не потеряет самообладание на воде. Кто умеет быстро разводить сигнальные костры с дымами различного цвета, вызывать помощь сигнальным зеркалом или другими способами - не так легко впадает в депрессию одиночества. Кто представляет себе, что в пищу могут идти многие ягоды, грибы, коренья, мясо почти всех животных, например, богатые жиром и употребляемые как лакомство населением многих стран лягушки, ящерицы, змеи (в том числе и ядовитые), гусеницы, личинки насекомых, - тот не погибнет от страха голода.

Не менее важно для снижения травматизма в связи с опасностью возникновения панического состояния воспитание высоких волевых качеств у всех участников путешествий. Турист должен не только знать, как и почему нужно действовать в той или иной походной обстановке, но и обладать упорством, самообладанием, решительностью, целеустремленностью, стойкостью.

Условия проведения путешествий требуют многократного, а часто и продолжительного проявления таких качеств. Например, в зимних походах в высоких широтах, когда пребывание человека при постоянных сильных морозах и жестоких ветрах, в обстановке безлесья и «белого безмолвия» возможно только при долгой предварительной закалке его воли. Поэтому волевая подготовка туристов на семинарах и в школах туристского мастерства, в туристских секциях и клубах в идеале должна быть такова, чтобы успешно формировать у них полезные качества как постоянные черты характера.

Один из способов развития волевых качеств - занятия с различными отягощениями. Отягощение у туристов, естественно, рюкзак. Контролируя и изменяя вес рюкзака, к нему нужно подходить не только как к печальной, но неизбежной необходимости путешествия, но и как к своеобразному спортивному снаряду, к средству волевой закалки. Используют же в других видах спорта в предсоревновательный период и во время тренировок специальные нагрузочные пояса, утяжеленные обувь, одежду, метательные снаряды.

Воспитанию воли способствуют также организация однодневных походов с большим объемом работ, чем это нужно для обычных путешествий, отработка технических приемов в условиях уже накопившегося в период тренировки утомления, проведение длительных тренировок-марафонов типа «50 за 12», «100 за 24». Понятно, что прохождение 50 или 100 км за ограниченное количество часов не должно превращаться в соревнование и может осуществляться только при медицинском контроле.

И, что проще всего, не забывайте, что очень хорошо воздействуют на формирование нужных волевых качеств тренировочные походы при любой, в том числе и неблагоприятной, погоде. Никогда не отменяйте их по погодным условиям.

Реальная опасность неопытности туристов

Неопытность туристов включает в себя недостаточную общую и специальную физическую подготовку, низкий уровень технических и тактических знаний, отсутствие походных умений и навыков, сноровки в полевых работах, слабое представление о возможных опасностях. Иными словами, при неопытности отсутствие практического опыта и физической готовности сочетается с теоретической безграмотностью и слабым тактическим мышлением.

Что дает опыт путешественнику? Во-первых, опыт предупреждает, в общем-то, вполне понятные ошибки плохо подготовленных, мало знающих, неумелых людей, еще не научившихся приспосабливаться ко всем требованиям походной обстановки; во-вторых, он позволяет избегать ошибок из-за неуверенности, ощущения тревоги, чувства страха за возможную оплошность. Такую неуверенность новички порой пытаются подавить решительностью действий или даже игнорированием установленных мер безопасности, что лишь осложняет положение.

Опыт позволяет уверенно чувствовать себя в походной обстановке при неблагоприятном воздействии окружающей среды (холод, ветер, недостаток кислорода), знать, когда на них можно не обращать внимания, и, следовательно, экономить расход нервной энергии.

Опытный путешественник движется, ориентируется, преодолевает препятствия, так сказать, автоматически и с наименьшей затратой сил, в результате чего на одном и том же маршруте имеет в запасе значительно больше энергии, чем его менее подготовленный товарищ, и больше защищен от возможной опасности.

Меньшая подверженность травматизму у опытного туриста объясняется и иной по, сравнению с новичком, степенью концентрации внимания (под последним понимается готовность реагировать на внешний раздражитель на маршруте). Он может одновременно легко воспринимать как собственные поступки, так и окружающую обстановку и действовать в зависимости от ситуации.

Внимание же новичка, особенно при прохождении участков повышенной сложности или ухудшении погоды, оказывается зачастую рассеянным. У него обостряется непроизвольное внимание, которое привлекают интенсивные внешние воздействия на маршруте, например, грохот лавины, удары ветра, блеск молнии. В этих случаях снижается концентрация произвольного внимания - наиболее важного в подобных условиях (например, по отношению к звуковому сигналу руководителя, отмашке с идущего впереди судна, легкому дрожанию веревки, которой осуществляется страховка товарища на скальном участке).

Определение конкретной значимости в несчастных случаях факторов, которые слагают понятие «неопытность», затруднено тем, что они, как правило, бывают тесно переплетены: низкой физической подготовке обычно сопутствует техническая неграмотность, незнанию опасности и способов защиты от них - техническая беспомощность. В целом же главные причины травматизма кроются в недостаточной технической и тактической подготовке туристов. Она вызывает почти половину всех случаев тяжелых травм на маршрутах. Недостаточная физическая подготовка характерна для 30% подобных травм.

Незнание технических приемов или неправильное их исполнение из-за слабого владения арсеналом технических средств опасно в большом и малом.

Неумение правильно в соответствии со скоростью и мощностью потока, характером препятствий, их сложностью и опасностью и техническими данными плавсредств управлять байдаркой или плотом, отсутствие практических навыков пользования ледорубом, веревкой, кошками, крючьями и передвижения по различным формам скального и снежно-ледового рельефа, незнание приемов переправы через реку, организации вынужденного аварийного бивака, разжигания костра без спичек - все это и многие другие просчеты в овладении нужными туристу навыками и умениями могут легко стать причиной несчастного случая.

Взять, например, падения. Туристы (как и другие спортсмены) при падении должны автоматически принимать необходимую стойку и так сгруппировывать свое тело, чтобы не получить серьезной травмы. А о распространении таких травм говорит факт, что, по данным скорой медицинской помощи Москвы, 71% всех несчастных случаев на улицах города связан с падением, не зависящим от транспорта.

Неумение применять технические приемы в туризме может привести к несчастному случаю, как говорят, «на ровном месте». Такие происшествия нередко свидетельствуют о плохой физической подготовке и незнании элементарных мер безопасности.

Техническая и физическая подготовки не могут гарантировать безопасности, если путешественники пренебрегли тактической подготовкой. Любое серьезное упущение в тактических знаниях, т. е. в разработке плана похода, его графика, в выборе правильной линии движения на местности, резко повышает возможность несчастного случая.

Начинаются тактические ошибки обычно с неправильной разработки маршрута. По крайней мере в актах о несчастных случаях они, как одни из предпосылок происшествий, фигурируют в 20% тяжелого травматизма. Здесь и нарушения требований о постепенности усложнения препятствий (маршрут начинается сразу со сложных участков, на первые дни планируется резкий набор высоты, протяженные и тяжелые переходы), и отсутствие учета климатических факторов (путешествие приходится на неблагоприятный сезон, период сильных встречных ветров, наибольшего количества осадков, низких температур), и отсутствие заранее разработанных запасных вариантов движения на случай резкого ухудшения погоды или болезни туристов.

Обычно указанные просчеты сочетаются (и во многом определяются) с недостаточным знанием района будущего маршрута. Неопытность туристов проявляется в том, что они не вникают (по имеющейся специальной литературе, отчетам своих предшественников, картографическим материалам и другим источникам) во многие частности и тонкости, а иногда и основные проблемы предстоящего им путешествия. В результате ошибки в подборе снаряжения и продуктов питания, в определении оптимальных путей подъезда и отъезда с маршрута, в расчетах проходимости различных участков, километраже, дневных переходов, ходового времени. Типичными являются случаи отсутствия у туристов четких представлений о сложности препятствий и их точном (например, для перевалов и порогов) местонахождении. Тревожно, когда поверхностны бывают знания об опасных местах и специфических опасных условиях путешествия в новом районе, что лишает туристов возможности заранее подготовиться к встрече с ними.

Серьезны последствия медицинской неграмотности туристов. Хотя почти в любой туристской группе всегда найдутся знатоки лекарств на случаи таких бытовых заболеваний, как грипп, ангина, расстройство желудка, а в аптечке бывает достаточно таблеток, капель, но к оказанию первой доврачебной помощи при более или менее серьезной травме большинство туристов просто не готово.

Разбор несчастных случаев, включавших моменты оказания туристами доврачебной помощи пострадавшим и окончившихся тяжелым исходом, показывает, что в 30% таких происшествий были допущены существенные медицинские ошибки.

К характерным ошибкам такого рода, связанным с опасными действиями добровольных спасателей, относятся: попытки неумелой транспортировки пострадавших с повреждением позвоночника или серьезными сердечными заболеваниями: наложение кровоостанавливающего жгута на длительный срок, что приводило к омертвению конечностей; «лечение» алкоголем; согревание грелками живота и обильное питье при острых хирургических брюшных заболеваниях. Правы врачи, утверждающие, что для неспециалиста нужно, по крайней мере, знать те случаи, когда наилучшая помощь заключается в том, чтобы ничего не предпринимать, потому что неверные действия приводят к худшему результату, чем «ничегонеделание»...

Не менее опасно бездействие растерявшихся туристов: нерешительность и выжидание при необходимости немедленного искусственного дыхания после извлечения утопающего из воды, очистки желудка и кишечника при отравлении продуктами питания, отсасывания яда при укусе ядовитой змеи.

Иногда к смерти приводило не само лечение или его отсутствие, а неумение организовать уход, заботу о пострадавшем в первые часы после несчастного случая: ведь можно оказать самую квалифицированную медицинскую помощь, но она окажется бесполезной, если потерпевший за это время скончается от элементарного холода. «Даже если единственное, что вы сможете сделать, - это защитить пострадавшего от дождя и сырости, оно может оказаться самым важным, - утверждают Д. Репу и С. Хале, авторы книги «Первая помощь туристам в горах и альпинистам» (М., «Медицина», 1981), - так что эти мероприятия должны стоять впереди всех мер, кроме самой неотложной скорой помощи».

Опасное следствие тактической малоопытности - случаи потери ориентировки.

Потеря выбранного направления, сход с запланированного маршрута, тщетные блуждания в поисках нужной тропы нередко происходят, казалось бы, в давно освоенных районах.

Известны случаи, когда заблудившиеся гибли от голода или, направившись по ложной тропе, выходили на опасные, непроходимые участки и срывались. Можно считать, что не менее 5% тяжелых травм в путешествиях являются следствием слабой ориентировки на местности. Процент легких повреждений и особенно заболеваний еще выше.

В перечень тактических просчетов, которые допускаются малоопытными туристами, следует также включить ошибки, связанные с неправильным подбором и комплектованием группы, отсутствием схоженности у туристов, недооценкой объективно имеющихся опасностей, отсутствием предварительной разведки сложных участков, неоправданным изменением трассы маршрута, продолжением движения в условиях плохой видимости, нарушением режима питания, отсутствием постоянной и надежной связи между отдельными подгруппами (экипажами, связками), неправильным выбором вида действий, их временем и местом (способ, место и время преодоления опасного препятствия, организации страховки, устройства бивака) и т.п.

Не углубляясь за отсутствием места в рассмотрение причинной роли в туристском травматизме каждой из этих ошибок (в среднем, они характерны в той или иной степени для 1/6-1/3 несчастных случаев), подчеркнем особо печальную роль такого фактора, как неумение организовать страховку.

Речь идет не о пренебрежении страховочными мероприятиями в связи с недостаточной сознательностью путешественников или их нежеланием соблюдать страховку и самостраховку по каким либо другим соображениям.

Нет, многие туристы допускают ошибки просто в связи с элементарным недостатком знаний и умений: одни из них не чувствуют необходимости организации страховки из-за незнания опасностей, другие хотели бы использовать страховку, но не умеют это делать, третьи пытаются ее наладить, но из-за неопытности применяют негодные средства, неэффективные методы, неправильные приемы, которые сами по себе уже могут быть причиной тяжелого травматизма.

Характерная особенность многих несчастных случаев, связанных с недостаточной опытностью людей, в том, что они происходят не по вине и не в связи с ошибками рядовых участников путешествия, а, как правило, из-за ошибок руководителя группы.

Анализ показывает, что для самодеятельных и плановых групп (для последних на маршрутах с активным способом передвижения) те или иные неправильные действия руководителя являются основной причиной для 2/3 происшествий с тяжелым исходом. Если же признать, что каждый турист-одиночка тоже своего рода руководитель, а у неорганизованных, формально никем не возглавляемых групп практически также всегда имеется постоянный или ситуационный лидер, то эта персональная причинность руководителя в несчастных случаях становится еще заметнее.

К печальным итогам приводит, например, отсутствие авторитета у руководителя путешествия, его неумение в случае необходимости подчинить группу своей воле, боязнь проявить решительность, принципиальную твердость, бескомпромиссность в вопросах обеспечения безопасности. Известны неоднократные случаи, когда руководитель, заведомо зная о невозможности продолжать движение в сложившихся на маршруте условиях, все же шел на поводу у менее дисциплинированных и менее опытных товарищей, после чего наступала трагическая развязка. К тому же нередко приводили и те ситуации, когда из-за слабой морально-волевой подготовки часть туристов отказывалась выполнять указания руководителя, а последнему не хватало хладнокровия и активности в этой сложной обстановке и он самоустранился от управления группой.

К серьезным последствиям (иногда к смерти из-за резкого истощения сил и переохлаждения организма) приводит интенсивная деятельность на маршруте туристов, не имеющих должной тренировки и понятия о своих реальных физических возможностях. Так, ежегодно отмечаются случаи, когда пострадавшими оказываются участники путешествия, которые берут на себя всю тяжесть работы бессменного направляющего при подъеме по крутому заснеженному склону, проявляют чрезмерную активность при прокладке лыжни, переносят непомерно большие грузы, особенно, если все это происходит при неблагоприятных погодных условиях и при отсутствии условий для быстрого восстановления сил пищей, теплом и сном.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что недостаточный уровень опытности туристов и особенно случаи несоответствия между подготовленностью путешественников и сложностью маршрутов являются одной из самых распространенных причин травматизма.

Повышение опытности позволит сократить до минимума отрицательное воздействие многих факторов, которые временно повышают подверженность туристов несчастному случаю. Именно опыт, как говорят специалисты, формирует в мозговой системе людей своеобразный «блок», предназначенный для страховки от всяких неожиданностей. Поддерживая этот блок в дежурном состоянии, путешественник при опасной ситуации автоматически включает необходимые двигательные системы. Таким образом, опытность предостерегает от неправильных поступков и помогает легко переносить трудности походов, она же формирует у человека на опасных участках бдительность и готовность к экстренному действию.

Практические советы инструктору и тренеру

Помните, что принципиальная установка обучения мерам безопасности в том, чтобы вопросы безопасности были неотделимы от техники и тактики конкретного вида туризма, а соблюдение этих мер не было каким-то дополнением к требованиям, предъявляемым к туристу как специалисту в своем виде спорта. Иначе говоря, чтобы «хорошее путешествие» означало также и «путешествие безопасное».

При обучении нужно стараться, чтобы определенный круг навыков по технике безопасности был практически освоен всеми без исключения туристами.

Для лучшего овладения материалом шире используйте различные методические приемы. Особенно интересные возможности открываются в учебно-тренировочном походе при решении конкретных задач реального, а не условного путешествия. Можно, например, во время движения по маршруту проводить соревнования (эстафеты) с транспортировкой «пострадавшего» различными способами на большое расстояние, а на биваке так организовать работу, чтобы каждый турист выполнял то, что он пока делает плохо.

Для отработки действий на спасательных работах хорошо зарекомендовали себя учебные тревоги, применение игрового метода.

Занятию-игре предшествуют определенная подготовка всего состава сбора (семинара), организация спасательного отряда, создание фонда аварийного снаряжения и поддержание у обучаемых моральной готовности к оказанию помощи терпящим бедствие. Для большей правдоподобности происшествия тему занятий в учебном расписании заранее не указывайте. Наоборот, инсценированное «ЧП» как бы срывает учебный план.

Конкретным поводом для организации поисково-спасательных работ может служить якобы полученный сигнал бедствия или нарушенный контрольный срок возвращения 1-2 туристов, находящихся в курсе намеченной игры. В связи с объявлением аварийного состояния «Нач.спас» немедленно приступает к организации поиска и помощи: выделяет передовую и вспомогательные группы, резервный отряд, обеспечивает выдачу необходимого снаряжения, оговаривает план движения, средств связи, контрольные сроки и пункты.

В зависимости от местных условий и отведенного на занятие времени (не менее 3-4 часов) туристы проводят выборочный линейный или площадной поиск, затем оказывают первую помощь и транспортируют «пострадавших». Завершается игра подробным разбором действий каждого из «спасателей» в присутствии всех туристов.

Инструктору и тренеру надо помнить, что практические занятия по технике туризма с акцентом на безопасность позволяют добиваться такого формирования навыков, которое бы органически включало в двигательный ансамбль приемы и движения, отвечающие требованиям безопасного прохождения маршрута. Но этот способ обучения дает хорошие результаты в тех случаях, когда требования безопасности регламентируются самими рабочими движениями. Так, при гребле на байдарке правильные рабочие движения (и комбинации движений) позволяют наилучшим образом миновать все препятствия на реке, двигаться быстро и с наименьшей затратой сил. Одновременно те же движения позволяют безаварийно пройти маршрут. Другой пример - подъем по крутому снежному склону способом «на три такта», когда само передвижение невозможно без правильной работы (опоры) ледорубом, и эта же работа является основным действием для обеспечения безопасности туриста-горника.

Иное дело, когда соблюдение правил безопасности не зависит от рабочих движений туриста и требует осуществления дополнительных действий, субъективно, возможно, «лишних» и мешающих основным движениям. Так, применение страховочной веревки, пользование спасательным жилетом или рукавицами на страховке вызывают дополнительную затрату энергии, сковывают движения или уменьшают комфорт путешествия. В этих случаях инструктору и тренеру необходимо помочь обучаемому выработать самостоятельные навыки, чтобы турист автоматически, несмотря на кажущиеся неудобства, совершал действия, обеспечивающие безопасность его и группы. Здесь нужно создать такую стойкую связь в нервной деятельности туриста, которая бы легко воспроизводилась в той последовательности, в какой события и факты неоднократно повторялись в процессе его обучения.

Таким образом, цель подготовки по разделам, связанным с безопасностью путешествия, состоит в том, чтобы действия, обусловленные мерами безопасности, сами включались в динамический стереотип поведения туриста. Это возможно, когда такие действия представляются обучаемому не как нечто самостоятельное, а как неотъемлемый элемент путешествия. И представляются постоянно и настойчиво, без скидок на условность учебной обстановки, на тренировочный характер занятий или простоту технического навыка. При таком воздействии путешественнику со временем будет просто невозможно совершить действия в иной последовательности, чем он привык. Так, для туриста-горника становится потребностью, вызванной привычкой, пристегивание карабином к страховочной веревке, проверка завязанных узлов, надевание рукавиц перед спуском по веревке. Также машинально, возвратясь с охоты, разряжает ружье, перед тем как выйти из леса к товарищам, опытный турист-таежник.

Понятно, что обучение мерам безопасности не похоже на обучение, например, плаванию, которое, как известно, является необратимым умением в жизни человека и позволяет ему, однажды научившись плавать, и после многолетнего перерыва успешно держаться на воде. Знания и навыки, связанные с профилактикой несчастных случаев, нуждаются в контроле и подкреплении, поскольку определенная выработавшаяся последовательность действий осуществляется безошибочно лишь до тех пор, пока сохраняются вызвавшие ее условия.

В этом плане полезно больше привлекать к источникам опасности внимание и тех, кто уже имеет за плечами опыт путешествий. Это нужно, прежде всего, для того, чтобы сохранить у них в памяти сознание опасности, о которой они, привыкнув к ней, забывают. В данном случае (в противоположность работе с новичками) можно смелее обращаться к фактам травматизма в туризме, нагляднее демонстрировать печальные последствия несоблюдения мер безопасности.

Определяющая роль дисциплины и сознательности

Как ни значительна роль перечисленных выше факторов возникновения несчастных случаев, первой в ряду причин травматизма стоит недостаточная дисциплинированность и низкое общественное сознание. Больше того, можно сказать, что слабая дисциплина участников похода - самая грозная опасность в туризме.

Анализируя случаи травматизма на маршрутах, лишь в редких из них нельзя найти один из элементов недисциплинированности, как пренебрежение установленными правилами организации путешествий, лихаческое отношение к опасностям на маршруте, авантюризм, безответственность, пренебрежение страховкой. А в 65% тяжелых травм низкая сознательность и плохая дисциплина - одна из основных причин несчастья.

Грубое нарушение режима, графика, контрольных сроков - еще одна разновидность опасной недисциплинированности туристических групп.

Недопустимо поздние утренние подъемы и вечерние отбои, переходы в наиболее жаркие часы дня, отсутствие малых привалов и остановок для приема пищи, нарушения водно-солевого режима, неправильный режим питания, произвольное назначение дневок при отсутствии необходимости и резерва времени - вот некоторые из наиболее безобидных, но подрывающих физические силы и моральный настрой туристов нарушений. Особенно печально, что они отмечаются не только у неопытных новичков и «дикарей», но и у иных инструкторов.

Следующий логический шаг нарушителей - преодоление естественных препятствий на маршруте в неподходящее для этого время: в часы наибольшего подъема воды в реке, по раскисшему снегу, непрочному льду, в камнепадо-опасный период суток, при наступающих сумерках или бьющем в глаза закатном солнце. Неоправданный риск подобных поступков если и не приводит прямо к «ЧП», то изматывает туристов, выбивает их из запланированного графика и заставляет или нарушать контрольные сроки, принимая на себя все последствия организуемых поисково-спасательных работ, или предпринимать экстраординарные (и тем более опасные) меры, чтобы как-то выйти из создавшегося положения.

Статистика туристского травматизма свидетельствует, что эти нарушения были отмечены почти у 20% потерпевших туристских спортивных групп. Кроме того, более чем у половины неорганизованных групп при разборе несчастных случаев выявлялись серьезные нарушения в режиме ходового дня, срывы «внутренних» (поскольку нет иных) графиков и контрольных сроков прохождения маршрута.

Неоправданная спешка на маршруте может быть следствием срыва графика движения, но еще чаще оказывается заложенной в самом плане путешествия и объясняется наравне с неопытностью туристов такими опасными качествами, как лихаческое отношение к маршруту, бравирование риском, пренебрежение трудностями, необоснованные самоуверенность и самомнение. Движимые престижными соображениями, стремясь удовлетворить честолюбие, одержать победу над воображаемыми или действительными конкурентами, руководители некоторых групп планируют скоростное прохождение маршрута с максимальным дневным и общим километражем, без дней отдыха и скидок на необходимость акклиматизации, без учета возможности «неходовой» погоды и других факторов, сдерживающих темп передвижения.

Помимо того, что не базирующаяся на специальной физической подготовке гонка на маршруте быстро приводит к исчерпанию сил у туристов и проявлению у них усталостного безразличия к реальным опасностям, скоростной характер преодоления препятствий на маршруте уже почти предопределяет нарушение основных требований безопасности: у путешественников не остается времени на предварительный просмотр и разведку технически сложного участка, организацию надежной страховки, выбор наилучшего варианта пути. Самим себя загнавшим «скоростникам» остается лишь надеяться на авось. Где-то «оно» спасает, но в 5% несчастных случаев в спортивных группах запланированная спешка на маршруте фиксируется в качестве одной из их причин.

Превышение нормального темпа, необоснованные марш-броски иногда отличают поведение некоторых инструкторов и на плановых маршрутах. Стремясь продемонстрировать свои физические возможности и «поставить на место» туристов, они уже в ходе тренировочного похода задают стремительный темп движения, создают умышленные перегрузки. На основной трассе маршрута у такого инструктора группа нередко опасно растягивается по тропе на сотни метров и километры, разбивается на сильных и слабых, «лосей» и «обоз». В этой обстановке закономерны случаи потери ориентировки, перегрева, тепловых ударов и простудных заболеваний (передовые мерзнут, дожидаясь отставших). Особенно часты травмы нижних конечностей, объясняющиеся отсутствием в искусственно создаваемой спешке времени на уход за ногами, носками, обувью, на ликвидацию причин наминов, водяных пузырей, мозолей.

Очевидна и не требует доказательств опасность превышения скорости при использовании таких средств передвижения, как горные лыжи, верховая лошадь, велосипед, мотоцикл, автомашина. В целом необоснованная спешка, чрезмерный темп и превышение скорости движения фигурируют как одна из причин для 50% тяжелых травм на туристских маршрутах. Еще чаще эти формы недисциплинированности бывают связаны с фактами легких туристских травм.

Отсутствие руководителя у туристской группы или невыполнение имеющимся руководителем своих прямых функций - грубейшее нарушение сложившейся практики туристских походов и действующих правил. Ведь именно руководитель, согласно предъявленным к нему требованиям, несет персональную ответственность за подготовку и безаварийной проведение путешествия, он обязан обладать организаторскими способностями, лично следить за соблюдением мер безопасности и быть готовым к оказанию помощи своим товарищам.

При отсутствии руководителя (например, в неорганизованной группе) его место обычно занимают один или несколько неформальных лидеров, которые принимают на себя управленческие функции, но не ответственность за товарищей, тем более за их безопасность. Кроме того, в тяжелой или опасной обстановке, не будучи связаны общественно-договорными обязательствами, они могут легко отказаться от лидерства.

Отрицательное отношение к одиночному хождению установилось в советском туризме еще в конце 20-х годов. Установилось, потому что в то время среди туристов-одиночек было немало деклассированных элементов, людей, оторванных от коллектива, бесцельных землекопателей (так называемых «глободростеров»). Их сверхдальние походы, именовавшиеся кругосветными переходами и межконтинентальными пробегами, носили нередко характер саморекламы и щекотали нервы обывателя.

Сколько трагических происшествий известно с одиночками. Происшествий, которые оканчивались бы всего лишь легкой травмой, будь рядом товарищ по группе. В одиночестве же и простой вывих ноги, растяжение связок, приступ аппендицита, случайное падение, потеря рюкзака с вещами, продуктами и спичками ставят человека в зависимость от воли слепого случая: будет в ближайшие дни хорошая погода, появятся на тропе другие туристы - одиночка спасен, а ударит мороз, зарядит снег, дождь, ветер, не встретятся люди - шансы на спасение становятся ничтожными. Не случайно судебно-медицинская экспертиза чаще всего констатирует у одиночек смерть от общего переохлаждения организма.

Характерно, что для некоторых районов отмечается столь повышенное количество происшествий с туристами-одиночками, что их можно выделять как своеобразный эпидемиологический очаг. Так, по данным В.П. Душевского и О.И. Гриппы («Осторожно: горы!», Симферополь, «Таврия», 1981), на Крымском п-ове более 60% всех погибших туристов и 33,3% получивших травмы - индивидуальные путешественники. Опрос пострадавших показал, что большинство (76,8%) из них не ставили себе спортивные цели, а хотели познакомиться с окрестностями и их природными достопримечательностями. Немаловажно, что почти все несчастные случаи с одиночками (89,7%) произошло во время однодневных походов и экскурсий.

Игнорируя правила организации путешествий, предусматривающие определенное минимальное число участников в группе, нарушители не понимают того, что эти нормы определены жизнью, опытом сотен туристских групп, благополучно вышедших из трудных испытаний, и теми жертвами, которыми платило общество за сомнительную славу одиночек. И хотя число одиночек в целом по стране невелико, они дают ощутимую долю печальных инцидентов: в отдельные годы их «вклад» в число тяжелых травм на маршрутах превышает 10%.

Близко к одиночному хождению по своей доле в несчастных случаях (около 15%) такое нарушение дисциплины, как непредусмотренное разделение групп на отдельные части, не обеспечивающие полностью свою безопасность.

Самовольное деление групп обычно происходит при неправильно подобранном составе туристов, когда они отличаются по интересам, физической подготовке, привычному темпу движения, а инструктор или руководитель похода не смог уравнять их силы различной загрузкой заданиями и весом рюкзаков. Растягиваясь по маршруту, подгруппы теряют между собой связь и при ухудшении погоды, потере ориентировки или вынужденной остановке оказываются без необходимого снаряжения и продуктов.

Иногда дробление группы производят для лучшего осмотра какого-нибудь микрорайона, для разведки подступов к перевалам, при радиальных выходах части туристов в сторону от основной нити маршрута. Не всегда при этом есть возможность укомплектовать подгруппы достаточным составом людей и обеспечить нужным снаряжением (например, если имеется только одна большая палатка и групповой спальный мешок). Особенно опасно деление коллектива в горных и зимних условиях, когда резко изменяющаяся метеорологическая обстановка может помешать объединению подгрупп и заставить их расположиться на аварийный бивак без теплых вещей, что для малоопытных туристов равносильно бедствию.

Очень серьезный фактор недисциплинированности, непосредственно связанный с вероятностью травм (особенно в тяжелых формах), - отказ от страховочных мероприятий на потенциально опасных участках или там, где они необходимы. По крайней мере, более чем в 50% случаев травматизма отсутствие страховки и самостраховки или их некачественность выступает как одна из главных причин несчастья.

Предпосылок к тому, что при тех или иных обстоятельствах на маршруте не было страховки, можно назвать много, и не все они будут зависеть только от слабой дисциплины, пренебрежения мерами предосторожности или принципиального отказа от них. Часть их связана с незнанием возможных средств защиты, с неумением ими пользоваться. Но основные причины несчастных случаев из-за отсутствия страховки кроются все же в недостаточной сознательности и низкой дисциплине некоторых участников путешествий.

Известно, что момент начала страховки зависит от уровня мастерства туристов. Но нельзя забывать, что этот групповой уровень приходиться корректировать по степени подготовленности и самочувствию наиболее слабого члена коллектива. Если хоть у одного участника путешествия появились признаки робости и неуверенности, его долг немедленно попросить поддержки и страховки у товарищей, как и их долг (в первую очередь - руководителя группы) предупредить такую просьбу и, морально не травмирую слабейшего, немедленно ввести обязательную страховку для всех.

Отказ от организации страховки не может быть ничем оправдан. Особенно, если от нее зависит здоровье и жизнь не только того, кто принял решение об отказе, но и товарищей, или если его срыв, падение, травма могут повлечь (что бывает часто) аварийную ситуацию для группы в целом. Не менее опасна фиктивная (иногда называемая «психологической») страховка. Если у страхующего нет уверенности, что он удержит товарища, надо предупредить последнего об этом, а не заниматься обманом, полагаясь на случайный благополучный исход. Одиночное хождение и пренебрежение страховкой иногда позволяют себе те, кто, казалось бы, должен надежно стоять на страже законов спортивного туризма. Речь идет о руководителях туристских групп. Причиной этого бывает ощущение своей исключительности, дарованной должностью вседозволенностью, а то и просто желанием «поиграть мускулами» перед более слабыми участниками группы.

«Можно предположить, - пишет один из знатоков спортивного туризма, - что в какой-то мере каждый распоряжается жизнью на свой страх и риск, но втягивать в авантюру других людей - преступление». (А. Берман. Путешествие на лыжах. М., ФиС, 1998). Добавим: и пренебрегать их страховкой на опасных местах - тоже.

Характерная причина несчастных случаев - такая форма проявления низкой сознательности и отказа от страховки и одновременно черта поведения туристов, как беспечность. Наиболее часто беспечность людей в отношении соблюдения определенных норм поведения в обществе и в плане личной безопасности отмечается в условиях несложных или «диких» путешествий, а также на плановых маршрутах.

Источников для возникновения беспечности несколько. Во-первых, у туриста может быть понижена личная ответственность за свое здоровье и жизнь вследствие воображаемого высокого уровня социальных гарантий, обеспечиваемых обществом. Целиком отдавая себя под покровительство руководителя группы, инструктора, туристской секции или базы, иной человек чуть ли не в достоинство возводит свою неприспособленность и иждивенчество, считая, что о его безопасности и благополучии на маршруте должны думать те, «кому положено», но не он лично.

Иногда заниженность барьера страха за свою жизнь связана с отсутствием, как говорят специалисты, биологической информации: человек инстинктивно боится змей, удара грома, темноты ночи, глубины обрыва, но безразличен к взрывоопасным предметам на маршруте или к безрассудной скорости автомобиля в руках пьяного водителя.

Чаще виновником непозволительного бравирования опасностью оказывается вторая сигнальная система - разум. Именно он, уступая свое законное место контролера всех помыслов и действии человека сиюминутным всплескам настроений и желаний, позволяет малосознательному путешественнику совершать действия, приносящие травмы и смерть. В их числе на плановых маршрутах случаи отравления ядовитыми ягодами, взрывы в руках старых детонаторов, попадание под автотранспорт, утопление в результате купания в шторм и многое другое.

Несчастные случаи, особенно в несложных походах, часто бывают прямо не связанными с движением по маршруту, преодолением естественных препятствий и устройством походного быта. Около 1/6 всех тяжелых травм происходит во время отдыха на маршруте (например, при купании, играх и т.п.).

Подобное случается обычно из-за несоответствия индивидуального поведения людей в «нерабочее» время установленным требованиям безопасности. Свободное время путешественника вообще намного тяжелее поддается управлению, чем движение по маршруту. Переложив на сухой язык правил рекомендации по безопасному прохождению топкого болота или навесной переправы, можно рассчитывать, что они будут большинством людей восприняты как реально необходимые для действия. Восприняты так потому, что имеют позитивный характер и отвечают на вопросы, где, что и как надо делать.

Но нельзя всерьез думать о серьезном соблюдении правил, регулирующих «чистый» отдых туристов, если эти правила носят характер простого запрета, вроде «не бросайте топоры в деревья». Будучи, безусловно, справедливы сами по себе, такие рекомендации еще не подсказывают виды допустимых игр в свободное время. Больше того, вся воспитательно-разъяснительная работа по обеспечению безопасности зачастую не оказывает желаемого действия, если аргументация, которой она пользуется, имеет негативную окраску.

Соблюдение установленных норм поведения, конечно, очень важно. Но было бы наивно рассчитывать, что это все. Во-первых, невозможно каждый шаг туриста, в том числе и неверный, оговорить каким-то законоположением, а во-вторых, мораль всегда шире права.

Комплекс защитных мер

Выше рассматривались различные стороны и частные причины подверженности туристов опасности во время путешествий. В реальной жизни все обстоит сложнее, и редкий несчастный случай вызывается лишь одной- двумя конкретными причинами. Как правило, несчастье является следствием сочетания нескольких факторов, причем некоторые из них могут быть признаны основными, решающими.

Общий комплекс объективных и субъективных факторов, причин непосредственных и косвенных, исключает поиск каких-либо единственных и все определяющих способов действенной профилактики травматизма в туризме. Комплексу опасностей может быть противопоставлен только комплекс защитных мероприятий организационного, технического, воспитательного и иного характера.

Помимо этих прямо направленных на снижение туристского травматизма действий большую пользу приносят также другие, косвенно способствующие безопасности путешественников: создание дорожно-тропиночной сети, призванной направлять движение путешественников; оборудование туристских привалов, стоянок, лагерных полян безопасными кострищами и очагами для приготовления пищи - всем, что организует путешественника, привязывает к конкретной трассе маршрута.

Как объекты «притяжения» туристов и средство контроля за их движением могут использоваться штемпеля (компостеры), памятные доски и книги. Установленные на особо достопримечательном месте или бивачной поляне они служат для саморегистрации туристов. Известны случаи, когда в некоторых туристских районах (например, в Крыму) такие памятные книги выдерживали до 18-20 тысяч росписей посетителей.

Особенность маршрутного благоустройства в том, что оно не регламентирует деятельность туристов, а создает необходимые условия и возможности для определенных - желаемых для общества, заботящегося о безопасности путешественников, - проявлении. Еще одна особенность -широкая направленность его воздействия, поскольку в сферу влияния таких маршрутов попадают не только плановые и организованные самодеятельные, но и неорганизованные туристы, различные группы отдыхающих, любые посетители данной территории.

Еще более заметно воздействие благоустроенных троп, когда оно сочетается с влиянием информационных средств. Поэтому желательно, чтобы на каждый по-настоящему оборудованный и подготовленный для приема путешественников маршрут был свой отдельный путеводитель-справочник наподобие тех, что выпускаются для посетителей музеев и выставок. Эксплуатация за рубежом таких троп (в том числе проходящих через опасные каньоны, крутые скальные склоны, горные вершины, пещеры) показывает их социальную целесообразность и весьма высокую безопасность.

Необходимый способ управления вопросами безопасности - экономике правовой, основывающийся на использовании экономических рычагов и законодательства; включающий, образно говоря, «пряник» льгот и «кнут» административного и другого воздействия, причем не только на нарушителей- туристов, но и на организаторов путешествий и тех, от кого зависят вынужденные нарушения техники безопасности на маршрутах.

Ценообразование на различные виды туристских услуг сейчас лишь относительно связано с задачами снижения туристского травматизма. Так, практикующиеся на местах платные учебные туристские мероприятия, дифференциация цен на прокат страховочного и спасательного снаряжения и другие экономические меры - каждая по-своему - способствует переходу путешественников в русло организованного и более безопасного туризма.

Известно, что безопасность в группе достигается не только выполнением соответствующих правил поведения, обязательных для каждого туриста в отдельности. Поведение каждого туриста неизбежно зависит от его товарищей и характерной для данного коллектива атмосферы взаимоотношений, взглядов, идеалов. Иначе говоря, отношение человека к опасности в походе складывается в процессе взаимного влияния общественного мнения группы и индивидуальных особенностей ее членов, причем коллектив имеет решающее значение.

Отсюда представляются очень важными правильное формирование взглядов коллектива на опасность и осознание необходимости групповой защиты от нее. Больше того, можно считать, что становление туристского коллектива не закончено, что он еще не созрел, если у всех членов не выработано единого отношения к опасности, к методам, способствующим ее устранению.

Ожидать правильного группового мнения можно, разумеется, от правильно подобранной группы. Поэтому при организации достаточно сложного похода много внимания и времени надо уделять схоженности и сработанности ее участников на тренировках, выяснению общности их взглядов, выработке походной совместимости всех членов группы. Не исключено, что у некоторых участников могут проявляться нежелательные качества, например, безответственность, халатность, легкомыслие. Руководитель должен заранее взвесить, сумеет ли коллектив успешно бороться с этими недостатками, не приведут ли эгоистические черты характера и индивидуалистические настроения к несчастным случаям. Если есть сомнения, то лучше отказаться от путешествия в данном составе.

Хотя походные группы не всегда устойчивы и для следующего путешествия некоторые участники в зависимости от своих возможностей и интересов вливаются в новые коллективы, ядро обычно сохраняется. Сохраняются и те коллективные взгляды, традиции, особенности в организации и проведении путешествий, которые позволяют говорить о своеобразной «школе» или «стиле» туристского коллектива. В отдельных случаях это понятие применимо к крупным объединениям туристов в масштабе района или города. И всегда в понятие «школы» включается определенное, выработавшееся у коллектива отношение к опасности и риску на маршруте.

Воспитание требовательности к себе и ответственности перед товарищами должно сопровождаться воспитанием нетерпимости к нарушителям правил безопасности. Недостаточно дисциплинированный новичок с первых же дней усваивает, что существующие в группе коллективный контроль, традиции гласного разбора и осуждения нарушений ни один из его проступков против безопасности не оставят безнаказанным.

Главное в выработке общественного мнения группы - формирование убеждения о безусловном преимуществе безопасного путешествия перед рискованным. При этом отнюдь не безразличны причины такого взгляда у разных туристов. Особое внимание надо обращать на тех, для которых подобная общая позиция является принудительной. Для таких людей твердость коллективного убеждения должна стать контролером всех мотивов их поведения: и основных, определяющих поступки человека на длительный период путешествия, и ситуационных, связанных с обстановкой на маршруте.

Нельзя забывать о том, что правильно не направляемое воздействие группы далеко не всегда имеет только положительное влияние в вопросах безопасности.

Поскольку коллектив представляет собой сочетание отдельных личностей и каждая из них оказывает обратное воздействие на коллектив, не исключено, что недисциплинированный человек в группе может отрицательно повлиять на коллективные представления о допустимом риске.

Тогда в туристской группе подспудно складывается ошибочный и вредный взгляд, что строгое выполнение предписаний по профилактике травматизма является признаком слабости и неспортивности. Сами по себе многие члены группы и не подумали бы пренебрегать необходимой страховкой веревкой при движении по закрытому леднику или спасательным жилетом на водном маршруте, но желание не отставать от товарищей и не потерять уважение толкает их на игнорирование опасности.

Неблагоприятная ситуация, когда беспечность и неосторожность становятся коллективным явлением, обычно складывается под воздействием нарушений правил безопасности сперва лишь одним или несколькими туристами, а в группе не находится людей, которые могут нейтрализовать их отрицательное влияние на других.

Сила воздействия туристов-нарушителей зависит от авторитета этих людей в коллективе. Руководитель должен вовремя заметить возможность подобного влияния, определить побуждения, вызвавшие неправильные взгляды и поступки (просто ли неопытность или желание отличиться) и нейтрализовать их. Сделать это не всегда просто, но допустить, чтобы позицию коллектива формировали, а тем более определяли (если такая личность грозит стать «героем» группы) люди, откровенно игнорирующие требования безопасности, еще хуже. Если уговоры, убеждения, разъяснения не помогают, остается идти на прямой конфликт, вплоть до отчисления нарушителя из коллектива.

Без этого нельзя обойтись, так как коллективная позиция по отношению к опасности, как указывалось выше, является решающей для поступков отдельных членов группы, а неправильная групповая позиция - прямой путь к несчастным случаям. Так, если неопытная группа опрометчиво решается на прохождение без разведки неизвестного сложного порога или собирается форсировать вброд без страховки бурную реку, вполне реально, что разумное мнение отдельных туристов не будет принято в расчет и классифицируется как трусость (а потому, вероятней всего, и не будет высказано вслух).

Нужны большое мужество, самостоятельность взглядов и убежденность в своей правоте, чтобы пойти против гипноза общего мнения. Одним из основных доводов руководителя здесь должно служить то, что создавшаяся ошибочная позиция не может быть признана коллективной, поскольку она противоречит общепринятым понятиям и духу коллективизма и расходится с мнением более крупных и опытных туристских коллективов и организаций района, города и области. Конечно, очень важно, чтобы в организациях, занимающихся развитием туризма, вопросы обеспечения безопасности путешествий стояли на одном из первых мест и имели, безусловно, правильное, коллективно поддерживаемое решение.

Известно, что гораздо легче заставить сделать что-то правильно, чем воспитать потребность делать правильные поступки. Поэтому при всех контролирующих, запрещающих и карающих функциях туристских общественных органов их главной функцией должна быть функция воспитательная, такая, которая обращена к нравственности путешественника, к его совести и моральным убеждениям, чувству ответственности и вины за допущенные нарушения, проступок, ошибку.


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru