Экспедиционная медицина и выживание



Путешествие по Карелии в одиночку или как я стал Робинзоном

Путешествие по Карелии в одиночку или как я стал Робинзоном

Источник: Библиотека экстремальных ситуаций

Справочно-методический сборник в 35 томах

Редактор и составитель Лучанский Григорий

Москва, ФГУНПП «Аэрогеология», 1995 г.


Черт меня дернул податься в эту Карелию одному! А было так. Этим летом я уже совсем было собрался с ребятами в водное путешествие, но они меня благополучно «кинули». По очереди, один за другим. И решил я ехать один, благо маршрут несложный и добираться удобно. Взял я каркасно-надувную  байдарку «Нерпа» и спокойно поехал в Карелию.

Добрался нормально, станция находится в небольшом  поселке, а поселок на берегу красивого озера, погода хорошая, настроение прекрасное. Не спеша, собрав байдарку и позавтракав, я поплыл. А маршрут там такой: сначала примерно 40 километров по озеру, из которого собственно и вытекает река, длина которой около 150 километров. В конце маршрута пересекает она единственную в этой местности железнодорожную ветку в двух километрах от крошечной станции, на которой один раз в сутки останавливается поезд. Таков был в общих чертах первоначальный план. Но жизнь, как известно, весьма любит вносить собственные коррективы в любые планы. А посему произошел у меня непредвиденный переворот. И, что самое интересное, даже и не порог это был, а так, большой перекат. А история стандартная: косо вошел в струю и поток, мгновенно развернув байдарку поперек течения, опрокинул ее, уперев в недалеко лежащий камень. Под водой, уже вынув ноги из лодки и совсем было вознамерившись всплывать, ударился я с размаху обо что-то головой и выпустил скользкий борт байдарки из мгновенно ослабевшей руки.

Ну, в общем, выплыл я на правый берег более-менее благополучно. Байдарку же я так и не нашел. Ума не приложу, как смогла утонуть каркасно-надувная байдарка? Правда она была загружена вещами, но так не очень и тяжелыми они были. Надо полагать, вынесет ее по весне на какую-нибудь отмель, а там, глядишь, кто-нибудь и найдет. То-то порадуется! Ну, хватит о ней.

Значит, напомню диспозицию. Я сижу на берегу и тяжело дышу. Ботинки, носки, майка, свитер, штаны, спас-жилет - все мокрое. В штанах ремень, на ремне короткий нож в ножнах. Поясная сумка с НАЗом, конец августа, 65-й градус северной широты. Мешочек с документами и деньгами, висевший на груди, куда-то пропал. Да еще, похоже, легкое сотрясение мозга (к вечеру тошнило и рвало, несколько последующих дней болела голова, и быстрее обычного накапливалась усталость).

Да, наверное, пришло время описать аварийный набор (НАЗ), благодаря которому жить было гораздо легче. Надумал я его сделать пару лет назад, начитавшись всяких умных книжек и поняв, что вещь эта, во всяком случае, небесполезная. Там было:

Два обрезка карандаша (примерно по 9 сантиметров каждый). Расколов каждый вдоль на две половинки и выбросив грифель, я положил в образовавшиеся отверстия две иголки (швейных), спичку-поплавок и ниппельную резинку, чтобы не мучиться с привязыванием всяких палочек, если захочется половить. Сложив опять половинки, с торцов заткнул обломками спичек и залил воском от воды. Сверху на один намотал тонкую леску, на другой - нитку. Этой же ниткой примотал пяток разномерных рыболовных крючков (чтобы не торчали жалами во все стороны).

Для разведения огня две большие таблетки сухого спирта и, конечно же, спички. Спички хранились в двух различных пакетиках: в одном обычные (10 штук) и пять «охотничьих» (теоретически не боящихся сырости); в другом - десяток термических с высокой температурой горения (примерно 1500 градусов). В каждом пакетике еще то, обо что их можно зажечь (как эту штуку правильно назвать одним словом, я не знаю). Плюс еще толстая леска (0,4 мм), намотанная на сердечник из толстого пенопласта, и импровизированный компас, сделанный из половинки бритвы, которая намагничена с одной стороны и довольно точно занимает положение север-юг, будучи подвешенной посередине за нитку. Еще была марганцовка для обеззараживания воды и промывания возможных ран. Ну и еще кое-какие мелочи. Все это было с помощью паяльника и простейшей технологии запаяно в герметические пакетики.

Следующее. Про воду думать не надо, так как ее здесь более чем достаточно. А вот где достать продукты ? Последнюю неделю было сухо, грибов нет, ягод мало. Остается рыба. Все что надо для ловли у меня есть в НАЗе, нужна только наживка. Червей в Карелии, как правило, нет, а взятые из Москвы утонули. Следовательно, остаются насекомые. Взгляд упал на деловито ползущего куда-то по своим делам муравья, и в ту же секунду в шею впился комар. Так, с наживкой проблем явно не будет.

Итак, когда вопрос с едой более-менее выяснился, предстояло решить еще одну проблему. Передо мной было два пути: сидеть и ждать, пока кто-нибудь будет проплывать мимо, или идти пешком. Маршрут этот не из самых популярных, да и в конце августа мало кто ходит сюда. Поэтому решено - идти. Второй вопрос: куда - по течению или назад? Точных расстояний я не знал. Идти вдоль реки дальше. Ориентировочно -  20 километров по прямой до озера. Однако в озере совершенно не клюет, как я убедился по дороге сюда, а идти вдоль него дня три-четыре. Решив по возможности не голодать, выбираю длинный путь. Теперь вопрос – на сколько длинный? По прямой километров 60. Идти придется вдоль берега. Значит, 60 надо умножить, скажем, на 1,5 и прибавим 10 для ровного счета. Получилось 100 километров. Идти я планировал около 15 километров в день, семь-восемь часов со средней скоростью 2 километра в час. Тогда мне понадобится 6-7 дней. Может быть, кому-то покажется странной скорость движения, но надо помнить, что дороги вдоль реки нет, а под ногами или вечнозеленый кустарничек по колено, очень сильно мешающий передвижению, или болотистая местность, где нога буквально утопает во мху, что также не способствует быстрой ходьбе.

В этот день я никуда не пошел. Выбрал место для ночлега - довольно плоский валун, покрытый мхом и огороженный со стороны реки другими камнями. Наломал сушняка и, разведя огонь, кое-как подсушил вещи. Хорошо еще, что ветра нет. С большим трудом, завалив несколько сосенок, я подтащил их к костру. Пожалел, что у меня нет топора и ножовки. Ну нет и нет.

Сделал удочку и пошел ловить себе завтрак (вечером не хотелось есть из-за тошноты). За 3 часа поймал четырех окуней и одну плотвичку длиной примерно с кисть руки. Честно говоря, я надеялся на лучший клев. Комары жрут, хорошо еще, что штаны почти не прокусывают. Из оставшихся углей раздуваю новый костер. Комары отступают, но не сдаются. Подвигаюсь поближе к костру и пытаюсь заснуть, кое-как прикрывшись спасжилетом. Кстати, очень не хватает чего-нибудь мягкого под головой. Через полчаса, вчистую проиграв войну с кровососущими паразитами, с проклятием снимаю майку и оборачиваю ею голову. Сразу стало легче, и скоро я уже спал. Проснулся от холода. Темно, костер почти потух, лишь кое-где видны красные угольки. Раздул его снова (растопку - сухой мох приготовил еще с вечера и, подсушив у костра, сунул в карман, чтобы не искать в темноте). Положил кучей оставшиеся дрова и снова заснул.

Проснулся я опять жутко замерзнув. Время - пять сорок пять. Дров почти нет, значит надо будет ломать с вечера побольше, а сейчас пора вставать. Попробовав половить рыбу, я с радостью убедился, что утром она берет охотнее. Еще три штуки и всего за час. Выпотрошив улов и разведя костер, пожарил его «на ветках», то есть так лучше всего получается, если использовать не открытый огонь, а горячие угли. Поев и попив воды из реки (в Карелии она пока еще более-менее чистая), неспешно выступил в поход.

Описав столь подробно первые сутки, нет смысла описывать остальные. Все они были, в общем-то, похожи и я ограничусь лишь некоторыми нюансами. Нагретые камни отдают тепло медленнее, чем остывающие угли, поэтому, подтащив с берега несколько камней, можно было устроить более комфортный ночлег. В начале третьего дня пути я набрел на туристскую стоянку. Там я нашел нержавую консервную банку и разнообразил свой паек кипятком. Там же было немного нарубленных дров, и я решил устроить дневку и, наконец, выспаться, тем более что рыба в этом месте клевала на удивление охотно. На пятый день пошел дождь и шел весь вечер и всю ночь. Было мокро, промозгло и холодно так, что я почти не спал. На седьмой день я вышел к железной дороге. На станции никого не оказалось, однако, из прибитого на дверь объявления следовало, что поезд останавливается здесь раз в сутки, поздно ночью. Мне попалась на удивление благожелательная проводница, она все поняла и, напоив меня чаем, разрешила занять одно из купе полупустого поезда «Мурманск-Москва».

Кстати, никто так и не проплыл мимо меня за эти дни. Так что решение идти было правильным. И еще я долго после этого не мог смотреть на рыбу.



Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru