Экспедиционная медицина и выживание



Оказание первой медицинской помощи при несчастном случае в водном путешествии

Оказание первой медицинской помощи при несчастном случае в водном путешествии

Источник: Библиотека экстремальных ситуаций

Справочно-методический сборник в 35 томах

Редактор и составитель Лучанский Григорий

Москва, ФГУНПП «Аэрогеология», 1995 г.


Водный маршрут, порог «Нижние волчьи ворота», 4 категория сложности (для байдарок, р. Тиеха; май 1992 г.; 7 участников; ясная, солнечная погода, температура приблизительно +20°С, время - 15-16 часов; пострадавший - руководитель группы, мужчина, 23 года; причина, приведшая к аварии, - неправильная организация страховки на берегу.

После удачного прохождения порога на катамаране, который причалил примерно на 200 м ниже порога, руководитель группы вернулся, чтобы пройти порог в одиночку на байдарке. На берегу, в месте порога, руководителя страховал участник с «морковкой». Катамаран готовился страховать В. в случае, если его не сможет поймать участник Б. Рельеф местности - крутой высокий каменистый берег, по которому невозможно продвигаться вдоль реки. Примерно в 30 м выше уровня воды проходит узкоколейная железная дорога. 

Участница К. находилась выше места порога и сторожила вещи. Остальные участники X., С., И. и М., в том числе 2 санинструктора, находились около катамарана.

Учитывая опыт В., участники, страхующие его с катамарана, надеялись, что ЧП не произойдет, расслабились, сняли гидрокостюмы и спасжилеты, а санинструктор М., который, кстати, являлся самым опытным участником, даже снял обувь.

Приблизительно через 20 мин. С., сидящий на катамаране (X., М. и И. были на берегу) увидел, что В. перевернулся и байдарка плывет вниз по течению, а сам В. выбрался на большой плоский камень посередине реки, с которого он сам не мог бы добраться до берега. Решив, что В. в ближайшее время не грозит опасность, участники приняли решение вначале поймать байдарку. Пока они садились на катамаран и отчаливали, байдарка проплыла вниз. Пока люди на катамаране догнали и поймали байдарку и причалили к нужному берегу, его отнесло вниз по течению примерно на 400 м. Участники М., X. и С. побежали помогать переправиться В. на берег, санинструктор И. с аптечкой остался у катамарана. Первыми до места происшествия добрались X. и С., и вместе с Б. организовали страховку следующим образом: бросили две веревки, закрепив одну на полную длину выше по течению, а вторую - ниже по течению. В. пристегнул обе веревки на петлю спасжилета, находящуюся спереди на груди. Обе веревки были крепко привязаны к точкам страховки. В. прыгнул в воду и сразу попал в «бочку». Верхняя веревка натянулась, нижняя была свободна. В. развернуло лицом к течению и немного затянуло под воду. Через 3-4 минуты участнику X. удалось отвязать нагруженную верхнюю веревку. В. сразу вынесло течением из бочки, нижняя веревка натянулась и В. прибило к берегу.

Первым к нему подбежал участник X. В. был без сознания, кожа лица имела синюшный оттенок, пульс был в норме, дыхание очень редкое (5-6 вдохов в минуту) и поверхностное. Сразу после этого подбежал санинструктор М. В. положили животом на колено (это оказалось очень тяжело - у одного человека на это не хватит сил), опустили голову вниз и, надавливая на область спины ниже лопаток, вылили воду из легких и из желудка. На наличие воды в легких указывало появление розовой пены на губах. После этого пострадавшего перенесли на ровное место, уложили на спину. Результаты беглого осмотра пострадавшего санинструктором: пульс в норме, дыхание редкое (несколько вдохов в минуту), сильный спазм челюстей, сознание отсутствует, реакция зрачков на свет нормальная. После нескольких неудачных попыток челюсть все-таки удалось разжать (через 3-5 минут) - это делали 4 мужчин. При этом пострадавший вначале откусил кусок толстой сухой палки диаметром около 3 см, а затем сильно прокусил палец санинструктору М., пытавшемуся достать у него изо рта обломок палки. Когда челюсть раскрыли и вставили палку, санинструктор М. сделал несколько искусственных вдохов рот-в-рот, пострадавший сразу после этого стал дышать глубже, ровнее. Через 3-5 минут он пришел в сознание и одновременно с этим прекратился спазм челюстей. В это время подошел второй санинструктор с аптечкой. Пострадавший в сознании, пульс и дыхание в норме, очень бледен, крупная дрожь, вял, сонлив, слаб, неадекватен, сильно мерзнет и лезет прямо в костер, так что необходимо за ним следить, чтобы не было ожога.

Подкожно сделан укол сульфокамфокаина, внутрь В. принял содержимое 1 ампулы лазикса. Его укутали в пуховку и спальный мешок, но все равно он очень мерзнет, сонлив, дрожь не прекращается. От горячего чая отказывается, встает только в туалет.

Примерно через 2 часа, около 18.00, поймали попутный дизель, на котором пострадавший в сопровождении двух санинструкторов был отправлен вниз. По дороге в одном из поселков вызвали машину скорой помощи, и она встретила дизель на перекрестке. Около 19.00 пострадавший был доставлен в отделение реанимации больницы № 2 г. Апшеронска. В больнице был сделан рентген легких, который показал отсутствие в них воды. Больному поставили капельницу с полиглюкином, кроме того внутривенно были введены следующие препараты: глюкоза, хлористый кальций, витамины В и С, антибиотики, сульфаниламидные препараты.

Вскоре после постановки капельницы дрожь прекратилась, пострадавший согрелся и заснул. Утром самочувствие было нормальное, и на следующий день он был выписан. Диагноз, поставленный в больнице, - общее охлаждение. По прибытию в Москву пострадавшему рекомендовали некоторое время проверяться у пульмонолога.

В результате происшедшего можно сделать следующие выводы.

Первая медицинская помощь была оказана, в общем, правильно, но следует сделать некоторые замечания. Во-первых, отсутствие в аптечке роторасширителя могло привести к остановке дыхания, так как руками и подручными средствами разжать зубы при спазме челюсти очень трудно, в одиночку - практически невозможно. Во-вторых, лазикс необходимо было колоть хотя бы внутримышечно, т.к. тогда он действовал бы значительно эффективнее. К тому же, учитывая состояние сильного переохлаждения, пострадавшего необходимо было поить горячим чаем. В нашем же случае он отказывался пить, возможно, из-за повышенного содержания жидкости в организме, что могло быть обусловлено попаданием воды в кровь через легкие, так как утопление произошло в пресной воде. Поэтому, если бы лазикс был введен внутримышечно или внутривенно, быстрее произошло выведение лишней жидкости из организма. В-третьих, в аптечке не было гормонов, которые могли быть необходимы.

В заключение необходимо добавить, что последовательность реанимационных действий хорошо представляли себе только санинструкторы, находящиеся в группе, остальные же участники вообще не знали, что и как делать в подобных ситуациях. Кроме того, о синдроме вторичного утопления никто из участников и не подозревал, поэтому санинструкторам стоило некоторого труда убедить пострадавшего и группу в необходимости прерывания похода и отправке больного в медицинское учреждение. Поэтому необходимо, чтобы в каждой группе, особенно совершающей водное или горное путешествие, присутствовал хотя бы один санинструктор.





Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru