Авторы

Авторы


Попов Н.М.

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Попов Николай Михайлович - инженер, строитель первых отечественных дирижаблей, архитектор, альпинист. Разработал проект здания "Приюта Одиннадцати" на Эльбрусе. 

Родился в 1909 году. Впервые попал в горы в 16 лет. В горах у него обнаружился талант художника. Николай стал архитектором.

В 1932 году на юго-западных склонах Эльбруса работал специальный высокогорный отряд Кубанской гляциологической экспедиции II Международного полярного года (МПГ). Эта экспедиция была организована ячейкой ОПТЭ Московского дома ученых с субсидией от комитета II МПГ. В верховьях реки Кубани работал отряд, которым руководил профессор М.Н.Попов, а возглавлял высокогорный отряд его сын – Н.М.Попов.

Н.М. Попов составил карту Эльбруса, которая вошла в справочник-путеводитель «Перевалы Кавказа» (Издательство «Физкультура и туризм», Москва, 1935) 

С целью исследования наиболее высоких областей Эльбрусского оледенения был организован к северу от основного лагеря Западный Приют на высоте 4047 м. Западный приют расположен на скалах восточного барьера Уллукамского кратера, у основания южного отрога западного-плеча Эльбруса. Эта гряда, так же как и основной лагерь, служит водоразделом между Уллукамом и Баксаном. Небольшая площадка Приюта хорошо защищена от ветров лавовыми «пальцами». На запад она обрывается отвесной стеной около 400 м высоты на Уллукамский ледник; на восток спадает крутым фирном в тальвег ледника Б. Азау.

Тщательно изучив южные склоны Западного Плеча и имея в качестве опорной базы Западный Приют, отряд совершил благополучно восхождение на западное плечо (4911 м) и оттуда на западную вершину Эльбруса (5630 м). Это было первое восхождение на плечо и единственное удавшееся в 1932 г. восхождение на западную вершину. Высшая точка западной вершины. Эльбруса была достигнута 25/VIII членом отряда Б. И. Рукавишниковым, штурмовавшим ее от стоянки отряда на западном плече. 

Борис Иванович Рукавишников – старый друг Николая Михайловича Попова, биолог, альпинист. Вскоре после войны Б.И.Рукавишников работает в Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

В 1935 году в сборнике «Исследования ледников СССР. Выпуск 2-3» печатается статья Н.М.Попова «Оледенение Юго-западных склонов Эльбруса». 

Попов Н.М. начал систематическое изучение Аксаутского района с 1940 г. и посещал его в 1945, 1946, 1947 и 1949 годах. По результатам этих походов и восхождений опубликована статья Н.М. Попова «Аксаут (1940-1949)»  в ежегоднике «Побежденные вершины» за 1950 г. 

Весной 1936 года альпинист и архитектор Н.М.Попов спроектировал горный отель на высоте 4200 на скалах «Приют одиннадцати» на Эльбрусе.

Значительную роль в подготовке молодого поколения альпинистов МГУ сыграл мастер альпинизма Н.М. Попов - инженер, строитель первых дирижаблей, автор проекта известного «Приюта одиннадцати» на Эльбрусе. Н.М. Попов принимал участие в руководстве четырьмя альпиниадами МГУ как до, так и после войны. Заместителем был Кост Алексей Николаевич.


Родители

Попов Михаил Николаевич

Профессор-химик  МГУ. Будучи студентом Московского университета, участвовал в революционных студенческих кружках. В 1900 году арестован, заключен в Таганскую тюрьму. Выслан на Урал. В ссылке узнал, что такое горы. Любовь к походам и восхождениям М.Н. Попов пронесет через всю свою жизнь. Эту любовь он передаст своему сыну. В 1932 году М.Н.Попов вместе с сыном Николаем и его другом Борисом Рукавишниковым совершил восхождение на Эльбрус. 

Попова Надежда Ивановна

Преподаватель в педагогическом институте, читала курс «Методика преподавания географии». 


_____________

Упоминания о Н.М.Попове  
в различных публикациях

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. Под общей редакцией Е.Д.Симонова. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1950.   

 

В.А. Кизель

Четверть века борьбы за вершины

Рецензия на сборник «К вершинам советской земли»  (Сборник, посвященный 25-летию советского альпинизма. Под редакцией Д. М. Затуловского. Географгиз, М., 1949, 580 стр. Тираж 10 000 экз. Цена 16 р. 50 к.)

 

***

Статья Е. С. Рокотяна знакомит читателя с историей альпинизма на Кавказе. Ее недостатком, что, впрочем, относится не столько к авторам отдельных работ, сколько к редакции сборника, следует считать перегрузку общими моментами истории альпинизма, к тому же не раз и не два повторяющимися на протяжении книги. Читая Е. С. Рокотяна, мы вспоминаем, что об этом уже говорили Б. Ф. Кудинов и В. С. Нефедов и, частично, Б.А. Гарф. Вряд ли нужно было в общих обзорах повторять подробные описания восхождений, которым уже посвящены специальные статьи этого же сборника (Шхельда, Ушба и т. д.). Укажем и на фактические ошибки: на Бжедух восходила не «группа Н. Старосельского» (стр. 111, впрочем, в этом же восхождении он фигурирует и как «Старооскольский», стр. 531, № 125), а Староскольского, Мамиссон-хох имеет не II-Б (стр. 111), a III-A категорию трудности (см. «Классификацию 1949 г.», стр. 419, № 22). На стр. 109 не указано, что А. Б. Джапаридзе был на западной вершине Уллу-тау-чана. Трудность Тихтенгена с запада не V-A (стр. 113), а IV-Б («Ежегодник», 1949, стр. 485, № 80). Видимо, автор, лично не знакомый с этим массивом, явно завысил трудности восхождения, руководствуясь лишь описанием Н. М. Попова: «Почти полтора месяца «осаждали» альпинисты эту мрачную «крепость»... (стр. 113). Нужно ли уверять, что можно считать «примером продуманного и тщательно подготовленного альпинистского мероприятия» подобную «осаду», длившуюся дольше, чем штурм пика Сталина?


_____________


Источник: Б.Маречек, В.Рацек, мастера спорта. Альпинисты Советской Киргизии. Общество по распространению политических и научных знаний Киргизской ССР. Фрунзе, 1952

 

Советские альпинисты в Тянь-Шане появились в конце 20-х годов. Их прежде всего привлекал загадочный узел Хан-Тенгри. Вместе с альпинистами сюда проникают и ученые. В этом наиболее отдаленном и труднодоступном районе Тянь-Шаня было совершено первое крупное советское восхождение на пик Хан-Тенгри, считавшийся «авторитетнейшими» альпинистами Европы недоступным.

Три года украинская экспедиция во главе с М. Т. Погребецким осаждала непокорного «Властелина неба». И 11 сентября 1931 г. на 6-е сутки штурма Хан-Тенгри был взят. Это была победа международного класса.

Экспедиции научных организаций, отдельных туристско-альпинистских групп центральных городов Советского Союза: гляциолога Валентина Гусева, географа Георгия Полуектовича  Суходольского, инженера Ивана Мысовского и др. способствовали развитию альпинизма в Киргизии. В результате было совершено несколько путешествий местными киргизскими труппами альпинистов.

Так, в 1927 г. зубной техник Гречишкин организует в г. Пржевальске первую в Киргизии секцию туризма, которая просуществовала до 1930 г. Члены этой секции совершили ряд походов в высокогорные районы Терскей Ала-тау. Почти в те же годы в городе Фрунзе возникла самодеятельная группа туристов-альпинистов под руководством преподавателя математики К. П. Студенцова. Эта группа путешествовала в ущельях рек Ала-арча и Аламедин и основательно изучила в них альпийскую и субальпийскую зоны.

Несколько позже во Фрунзе возникает еще одна самодеятельная группа альпинистов, организатором которой явился преподаватель физкультуры В. В. Озаровский. Его труппа в 1934 г. пыталась совершить восхождение на вершину Чок-тал в Кунгей Ала-тау, а в 1936 г. покорила значительную вершину в Киргизском хребте, в Алаарчинском ущелье, названную пиком Комсомолец.

В 1935 г. Киргизский обком комсомола организовал «геологический поход» комсомольцев города Фрунзе. Его участники предварительно прошли теоретическую подготовку, а затем в пешем походе пересекли Киргизский и ряд других хребтов   Тянь-Шаня.   Некоторые   участники  этого похода впоследствии стали известными в стране альпинистами (В. Рацек, Батареев и др.)

В конце августа 1936 г. Республиканский Комитет по делам физкультуры и спорта при СНК Киргизской ССР включил в экспедицию М. Т. Погребецкого инициативную группу. В нее вошли Игорь Оксенич, Касым Байгазинов, Кадыр Танысходжаев, Петр Хотнянский и Владимир Рацек. Первые представления о горах имели все.

Оксенич часто бывал в горных ущельях. Танысходжаев —природный горец, Байгазинов незадолго перед этим участвовал в учебных памирских походах и имел значок «Альпинист СССР» 1-й ступени. Хотнянский и Рацек участвовали в прошлогоднем комсомольском походе.

Здесь, в Тянь-Шане, в районе Джеты-огуза с 5 сентября по 1-ое ноября 1936 г. под руководством замечательного педагога М. Т. Погребецкого, ныне заслуженного мастера спорта, киргизские альпинисты прошли высокую школу альпинистской подготовки. Погребецкий привил любовь не только к спортивным элементам альпинизма, но и к исследовательской работе в малоизученных высокогорных пространствах Тянь-Шаня. Альпинизм в Киргизии получил первых подготовленных инструкторов, начавших работу в секциях учебных заведений и на производствах г. Фрунзе.

Первая секция альпинизма в Киргизии, которая стала регулярно работать, была организована при спортивном обществе «Спартак». В промысловых артелях и подшефной им средней школе г. Фрунзе за зиму 1936—1937 г. под руководством инструкторов сколотился прочный коллектив альпинистов.

12 июня 1937 г. в г. Фрунзе на параде, посвященном Всесоюзному дню физкультурника, можно было наблюдать небольшую группу, на первый взгляд, странно одетых людей. На них были шерстяные свитеры и шляпы, темные очки, лыжные брюки, тяжелые, на толстой подошве ботинки. Заплечный мешок, ледоруб и прочная веревка дополняла их общий вид. Между тем жаркое июньское солнце нещадно пекло.

Здесь же, на площади против Дома Правительства, после физкультурного парада был дан старт участникам похода. Они направлялись к видимому на юго-восток от г. Фрунзе снежному пику.

Вблизи пика расположились лагерем. Вначале группа обследовала подступы. Оказалось, с северной стороны подойти к вершине невозможно. Решили начать восхождение с юго-восточной стороны. Накануне  вечером в лагере закончили приготовления к штурму. Все получили продукты и необходимое снаряжение.

16 июня в 4 часа утра альпинисты цепочкой двинулись по руслу речки Кашка-су, а затем по каменистым грядам к  снеговой линии. На пути они преодолели покрытый глубоким снегом склон, ледник, наконец, скальную башню вершины и в 12 часов дня пик был взят. Высота его, согласно  показаниям анероида, имевшегося в группе, оказалась 4483 м.

На самой вершине в торжественной тишине начальник восхождения Игорь Оксенич водрузил Красное знамя. Алый  стяг гордо реял над бесконечным морем остроконечных вершин и вечными снегами Киргизского хребта.

Правом первовосходителей ранее безымянной вершине единодушно присвоили имя «Компартии Киргизии».

В мае 1937 г. Республиканский Комитет физкультуры и спорта командирует группу спортсменов в первую Среднеазиатскую школу инструкторов альпинизма, работавшую в горах Заилийского Ала-тау, вблизи города Алма-Ата. Во главе школы стоял известный альпинист О. Д. Аристов, светлую память о котором бережно хранят советские альпинисты.

В 1937 г. ВЦСПС и Всесоюзный Комитет по делам физкультуры и спорта организовали экспедицию, перед которой поставили задачу обследовать альпинистские возможности в Киргизии. В состав экспедиции, руководимой профессором А. А. Летаветом, известным своими альпинистскими походами в Тянь-Шане, входили высококвалифицированные альпинисты Н. Попов и Г. Белоглазов. Последним Комитет предложил всемерно помочь местным физкультурным организациям в развертывании альпинистского движения в Киргизии.

Группа фрунзенских альпинистов - в большинстве участники восхождения на пик «Компартии Киргизии» - под руководством Н. П. Попова и Г. И. Белоглазова 17 июля совершила восхождение на безымянную вершину в верховьях Алаарчинского ущелья Киргизского хребта. Вершина эта высотою 4370 м над уровнем моря по предложению участника первовосхождения К. Байгазинова была названа пиком Манаса.

Алаарчинское ущелье, расположенное в непосредственной близости от г. Фрунзе, оказалось исключительно живописным, богатым разнообразными и красивыми вершинами различных категорий трудности.   Это ущелье  стало  одним из основных мест для занятий высокогорным спортом молодежи столицы республики.

После восхождения на пик Манаса группа в составе т. т. Белоглазова, Байгазинова, Попова и Рацека, прошедшая предварительную тренировку, выехала по поручению Киргизского Комитета физкультуры в Каракольское ущелье с задачей взять высочайшую вершину Терскей Ала-тay—Каракольский пик.    

И вот альпинисты в Каракольском ущельи Терскей Алатау. Примерно, часа через два ходьбы, после разветвления ущелья на Он-тёр и Кёл-тёр, перед участниками экспедиции открылась вершина. Все были поражены её величием и красотой. Грандиозные отвесные скалы, ледопады и сползающие с вершины снежные поля произвели ошеломляющее впечатление даже на видавших виды альпинистов. Высота вершины по отметке на карте 5250 м. Для её достижения требовалось несколько дней.

Первый лагерь альпинисты устроили на высоте 3700 м. у северного подножья пика. Второй—на западном гребне вершины на высоте 4600 м.

К утру второго дня восхождения, 30 июля, погода стала меняться, не обещая ничего хорошего. Был крепкий мороз, и альпинисты надели под штормовые костюмы все имеющиеся теплые вещи. Шли последние приготовления к штурму. Байгазинов, еще накануне жаловавшийся на сильную боль в ноге, не желая затруднять товарищей, отказался от штурма. Остальные, связавшись веревкой, пошли вверх. С высоты 5000 м несмотря на достаточную акклиматизацию, на темпе движения стал сказываться недостаток кислорода. Восходившие через каждые 10—12 шагов останавливались, жадно хватая разреженный воздух.

Местами склон становился настолько крут, что приходилось рубить целую лестницу ступеней. Таким образом вышли на ребро, откуда открылся вид на высшую точку вершины. Она была относительно близка и поражала крутыми, почти отвесными скатами с перемежающимися ледяными кулуарами (Кулуарами принято называть узкие ложбины меж скальных гряд на крутых склонах) и лавинными желобами (Лавинными желобами называют следы-рытвины на снежных склонах от прошедших лавин (снежных обвалов).

Смотря на эти нагромождения, альпинисты старались определить - хватит ли их сил? После короткого отдыха решили, для сбережения сил, штурмовать вершину в лоб. Забивая местами крючья и зацепляя веревку, медленно двигались к цели. Видимости почти нет. Туман густой пеленой заволакивает все кругом и только в порыве ветра, на короткие мгновенья открываются склоны.

Последние метры достались альпинистам особенно тяжело. Наконец вершина. Пишется записка о первовосхождении Попова, Белоглазова и Рацека на Каракольский пик...

Начался спуск. Непогода разыгралась вовсю. Легкий снежок перешел в метель и грозу. Через несколько часов альпинисты достигли знакомых ледяных глыб, но потеряли утренний след. Начали кричать Байгазинову. Он вскоре ответил. Пошли на   его голос, как на маяк.

На следующий, четвертый день штурма вершины начали спуск к первому лагерю. И альпинисты увидели, как по пути, только что ими пройденному, беспрестанно сходили лавины.

Так была побеждена вершина, от которой, не добившись успеха, отступили московские группы В. Немыцкого и А. Летавета.

15 августа этого же года из Пржевальска в восточную часть Центрального Тянь-Шаня направляется экспедиция проф. А. А. Летавета, в составе которой находился альпинист Киргизии В.Рацек. Вместе с Поповым, Белоглазовым и Череповым он совершает первовосхождение на главную вершину хребта Иныльчек-тау пик Нансена, высотой 5660 м над уровнем моря, IV-б категории трудности,  а 7 сентября вместе с Поповым, Череповым и Мухиным поднимается на главную вершину хребта Куйлю - пик Сталинской Конституции, высотою 5250 м высшей категории трудности. С пика Сталинской Конституции участники восхождения увидели к югу от Хан-Тенгри вершину, казалось, спорившую по высоте со знаменитым «Властелином неба», впоследствии оказавшуюся высшей точкой Тянь-Шаня —пиком Победы.


Перечень некоторых первовосхождений альпинистов Киргизии. 

1.  Пик   «Компартии    Киргизии»     в     Киргизском  хребте  (4483 м - 2 «А»).
16 июня 1937 г. И. Оксенич, В. Рацек и  другие. 12 чел.

2.  Пик «Манас» в Киргизском   хребте (4370  м - 2 «А», 17 июля 1937 г.) Н.  Попов, Г. Белоглазов, И.   Оксенич, В.Рацек, К. Байгазянов   и А. Овценова.

3. «Каракольский пик» в Терскей Ала-тау (5251 м - 4 «Б», 3 августа 1937 г.) В. Рацек (Киргизия), Н. Попов, Г.  Белоглазов.

4. Пик «Нансена» в хребте Иныльчек-тау (5660 м -  4   «Б», 30 августа 1937 г.)    В.   Рацек (Киргизия), Н. Попов, Г. Белоглазов, И. Черепов.

5. Пик «Сталинской Конституции» в Куйлю-тау   (5250 м - 5 «А», 7 сентября 1937 г.) В. Рацек (Киргизия), Н. Попов, И. Черепов, В.  Мухин.

6. Траверс  пиков   «Логвиненко-Токтогул»     в   Киргизском хребте (4410 м -  4 «Б», 24 июня 1939 г.) Б. Маречек, Б. Михайлов, Р. Любченко.

7. Пик «Джигит» в Терскей Ала-тау (5022 м 5 «А», 21 августа 1939 года) В. Рацек, И. Кенарский, М. Березин.

8. Пик «Таштамбек-тор-баши» в Терскей Ала-тау  (4716 м  - 4 «Б» , 17 августа 1948 г.) Б.Маречек, В. Маречек,  И.  Кенарский, И. Семененко, Е. Шишов,   Н. Ермишкин., Е.Феоктистова, А. Айтбаев, П. Червонных, Ш. Кондруев.

9. Пик Семенова — Тян-Шанского в Киргизском хребте (4875 м - 4 «А» 14 сентября 1950 г.) А.Шубин, А. Литвинов, А. Дядюченко, 3. Наурбиев.

10. Пик «Киргизстан» в Киргизском хребте (4840 м   5 - «А», 28 сентября 1950 г.) Б. Маречек, А. Бондаренко, Н. Ермишкин.

11. Траверс Западной и Центральной Аламединских   стен в Киргизском Хребте (4700 м - 5 «А», 1—3 сентября 1951 г.) Б7 Маречек, A. Литвинов, В. Пригода и Г. Андреев.


_____________

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. Под общей редакцией Е.Д.Симонова. 1948. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1948 г.   

Мастера спорта по альпинизму

Составлено по материалам Всесоюзного комитета по делам
физической культуры и спорта.

44.  Попов Николай Михайлович. 1909 г. Архитектор. «Наука». 1937 г. Москва, Палиха, д. 7/9, кв. 11З.



_____________


Источник: Владимир Федосеевич Кудинов, «Эльбрус» 1976

В 1932 г. альпинисты Н.Попов и Б.Рукавишников впервые взошли на западную вершину по новому пути – с запада, после ночевки под перевалом Хотю-Тау.

 

____________________

  

Источник: И.А. Черепов «Загадки Тянь-Шаня» Географгиз, 1951. стр. 59, 77-78

.

Четвертый "жандарм". Фото Н.Попова


Экспедиция Летавета в 1937 

Состав: В.Ф.Мухин; Г.И. Белоглазов; Н.М.Попов;  Е.В.Тимашев; В.И.Рацек; И.Н.Ошер. 

Н.М.Попов с Белоглазовым Г.И. и Рацеком В.И. после проведения разведки и восхождения на пик Манас в хребте Киргизский Ала-тау, совершили первые восхождение на главную вершину хребта Терскей Ала-тау – Каракольский пик.

***

По указанию Летавета географ Тимашев и инженер Попов повторяют и проверяют засечки азимутов и пробуют взять отметки превышения с помощью наших эклиметров.

***

При восхождении на пик Нансена Попов был в связке с Рацеком.

Участники экспедиции в тополевой аллее одной из улиц Пржевальска. Предположительно, один из них - Н.Попов


  ____________________ 

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1950. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1950. Под общей редакцией Е.Д.Симонова. 

А. А. Летавет

Пик Сталинской Конституции

Летом 1936 г. самодеятельная группа автора этих строк поставила себе задачу несколько раз пересечь Куйлю в его восточной части и определить характер и местоположение основных вершин. Задача эта была выполнена. Были пройдены ущелья Б. и М. Талды-су и найдены перевалы в систему Теректы.

...В начале августа 1936 г. группа альпинистов после утомительного дневного перехода уже к вечеру поднялась на седловину, замыкающую ледник Б. Талды-су. На седловине вся группа остановилась, как очарованная. В лучах вечернего солнца сверкала перед альпинистами прекрасная, стройная вершина, скованная льдами. Остроконечной пирамидой с небольшим плечом возвышалась она над ледником, стекавшим на юг (ледник Аю-тор). Особенно поражала ее большая относительная высота, примерно двухкилометровой стеной поднималась она над поверхностью ледника. Вся усталость участников группы сразу исчезла, и долго не могли они оторваться от представшего зрелища.

Вершину решено было назвать пиком Сталинской Конституции, в честь исторического акта 1936 г. — разработки и утверждения Конституции Советского Союза, Основного Закона страны победившего социализма.

В следующем, 1937 г., Всесоюзный Комитет по делам физической культуры и спорта направил на Тянь-шань альпинистскую экспедицию, также возглавлявшуюся А. А. Летаветом. Одной из задач экспедиции было первовосхождение на пик Сталинской Конституции. После ожесточенной трехдневной борьбы 7 сентября 1937 г. штурмовая группа в составе И. Черепова, В. Мухина, Н. Попова и В. Рацека достигла вершины. Высота вершины оказалась равной 5 250 м. Всем наблюдавшим вершину как вблизи, так и издали она казалась значительно более высокой, такое впечатление, надо полагать, создавалось вследствие ее необычайно стройной формы и большой относительной высоты.

 

____________________


Источник: Газета «Советский туризм и альпинизм» 29 июня 1941 г.

 

Н.М. Попову присвоено звание мастера спорта СССР

 

____________________

  

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. Под общей редакцией Е.Д.Симонова. 1948 Государственное издательство географической литературы, Москва, 1948. 

И. В. Юхин

Траверс массива Тихтенген

Массив Тихтенген расположен на Кавказе в верховьях Чегемского ущелья между бассейнами ледников: Цаннер — с юга, Китлод—с юго-запада, Кулак — с северо-запада, Тютюргу —с севера. От главной вершины Тихтенгена, высотой 4 614 м, отходят гребни: на северо-восток к северной вершине (4 582 м), от нее гребень спускается крутым контрфорсом к северному приюту Твиберского перевала; западный гребень тянется к перевалу Китлод; восточный гребень простирается до седловины безымянного перевала в хребте Джамб; южный гребень спускается прямо к перевалу «Семи».

Первое советское восхождение на главную вершину Тихтенген было совершено в 1935 г. по западному гребню альпинистами Н. М. Поповым и Л. А. Гутманом. На северную вершину Тихтенген первовосхождение было совершено в 1936 г. группой Б. П. Симагина. По восточному гребню впервые взошла группа Ленинградского индустриального института в 1938 г. Последующие восхождения на главную вершину совершались преимущественно по восточному гребню, причем совершавшие восхождение спускались с вершины, как и первовосходители, по пути подъема.


Схема восхождения команды капитана И.В.Юхина на Тихтенген.
Кружками обозначены места бивуаков


____________________

 

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1948 Государственное издательство географической литературы, Москва, 1948. Под общей редакцией Е.Д.Симонова

 

Б. Н. Делоне

По новым путям 

На уже покоренные вершины советские альпинисты ищут новые пути. Мастер спорта Н. М. Попов проложил пути с севера на Кара-каю, мастер спорта В. А. Буданов — с востока на Эрцог. Таких примеров, показывающих стремление к новому, неизведанному, столь характерных для нашего альпинизма, можно было бы привести очень много.

____________________

 

 

Источник: Альпклуб МГУ в 1935-1953 гг. Л.И. Селесксриди 

        Кто же руководил действительно учебой молодого поколения альпинистов и делал интересные восхождения? Помимо упомянутого Источник:выше Бориса Николаевича Делоне (который, правда, никогда не работал инструктором), значительную роль сыграл мастер альпинизма Николай Михайлович Попов – инженер-строитель первых дирижаблей, автор проекта известного «Приюта одиннадцати» на Эльбрусе. Попов принимал участие в руководстве четырьмя альпиниадами МГУ как до, так и после войны.

 

____________________

 

Источник: Сборник «На просторах Родины чудесной».  Изд. Харьковского ордена трудового Красного знамени . гос. Университета имени А.М.Горького. Харьков, 1959

 

М.С. Борушко

Первый траверс пика Мазери с севера на юг

 

Первое восхождение на пик Мазери было совершено в 1931 году с Тульского ледника (с юга) советскими альпинистами Ш. Микеладзе и А. Квициани, а из ущелья Долры — Н. Поповым и Б. Рукавишниковым. Классические траверсы по гребням и подъем с севера оставались невыполненными.

 

____________________ 

 

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1950. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1950. Под общей редакцией Е.Д.Симонова

Схема вершин и перевалов Аксаутского района составлена Н.М.Поповым

 

____________________

 

Источник: В.А. Кизель.  Четверть века борьбы за вершины

Рецензия на сборник «К вершинам советской земли»  (Сборник, посвященный 25-летию советского альпинизма. Под редакцией Д. М. Затуловского. Географгиз, М., 1949, 580 стр. Тираж 10 000 экз. Цена 16 р. 50 к.) 

Статья Е. С. Рокотяна знакомит читателя с историей альпинизма на Кавказе. Ее недостатком, что, впрочем, относится не столько к авторам отдельных работ, сколько к редакции сборника, следует считать перегрузку общими моментами истории альпинизма, к тому же не раз и не два повторяющимися на протяжении книги. Читая Е. С. Рокотяна, мы вспоминаем, что об этом уже говорили Б. Ф. Кудинов и В. С. Нефедов и, частично, Б.А. Гарф. Вряд ли нужно было в общих обзорах повторять подробные описания восхождений, которым уже посвящены специальные статьи этого же сборника (Шхельда, Ушба и т. д.). Укажем и на фактические ошибки: на Бжедух восходила не «группа Н. Старосельского» (стр. 111, впрочем, в этом же восхождении он фигурирует и как «Старо-оскольский», стр. 531, № 125), а Староскольского, Мамиссон-хох имеет не II-Б (стр. 111), a III-A категорию трудности (см. «Классификацию 1949 г.», стр. 419, № 22). На стр. 109 не указано, что А. Б. Джапаридзе был на западной вершине Уллу-тау-чана. Трудность Тихтенгена с запада не V-A (стр. 113), а IV-Б («Ежегодник», 1949, стр. 485, № 80). Видимо, автор, лично не знакомый с этим массивом, явно завысил трудности восхождения, руководствуясь лишь описанием Н. М. Попова: «Почти полтора месяца «осаждали» альпинисты эту мрачную «крепость»... (стр. 113). Нужно ли уверять, что можно считать «примером продуманного и тщательно подготовленного альпинистского мероприятия» подобную «осаду», длившуюся дольше, чем штурм пика Сталина?

 

____________________

   

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1950. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1950. Под общей редакцией Е.Д.Симонова

 

Материалы к «летописи советского альпинизма» 1949 год

Как и в двух первых выпусках «Ежегодника», нами публикуются сведения о всех восхождениях на вершины III, IV и V категорий трудности, о некоторых, пройденных впервые, маршрутах II категории, а также сведения об основных массовых восхождениях.

В приводимых сведениях вершины распределены по районам и расположены в той же последовательности, как и в «Классификационной таблице вершин СССР на 1949 год», опубликованной в «Ежегоднике». Год 1949 (стр. 476).

Категории трудности маршрутов, не классифицированных ко времени выхода настоящего «Ежегодника», проставлены условно, с добавлением к показателю трудности знака вопроса (например, «? III-Б»).

В перечнях восходителей первыми проставлены фамилии руководителей групп.

Значок перед фамилией руководителя означает, что группой совершено первое прохождение данного маршрута.

«Материалы к летописи» составлены на основании отчетов альпинистских лагерей, комитетов по делам физической культуры и спорта и других спортивных организаций.

«Хроника» составлена по материалам Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР и по сведениям, опубликованным в печати.

Западный  Кавказ

Главный хребет от перевала Марух до перевала Нахар и его отрога Аксаут, северная вершина (II-Б). Н. Попов, Д. Виноградов, Г. Ильичева, А. Кост,   А.  Романович, К. Туманов, Л.Усачев, Ю. Широков («Наука») 

«Братцы», главная вершина (II-A) . Н. Попов, Д. Виноградов, Г. Ильичева, А. Кост,  А. Романович, К. Туманов, Л. Усачев, Ю. Широков («Наука»). 

Кара-кая, траверс с севера на юг (IV-A). Н. Попов, А. Романович, К. Туманов, Л. Усачев, Ю. Широков («Наука»).

Кара-кая узловая  (III-А). Н. Попов, А. Романович («Наука»).

 

 

____________________

 

 

Источник: Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1948. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1948 г. Под общей редакцией Е.Д.Симонова

 

1945

I. СПОРТИВНЫЕ ВОСХОЖДЕНИЯ

Август. Западный Кавказ. Передняя Белалакая (3851 м III-А). Траверс с севера на юг. Руководитель Ю. Журавский; участники: Н. Попов, Л. Книппер, Н. Яковенко («Наука»).

 

1947

I. СПОРТИВНЫЕ   ВОСХОЖДЕНИЯ

Западный Кавказ

Июль. Кара-кая (3 896 м, IV-A) по северному ребру (первовосхождение). Н. Попов (м. с.) и Н. Булгаков («Наука»).


____________________

 

Источник: Ильичева Г. Разведчики горных хребтов. 

В 1932 г. альпинисты приняли участие в работах Второго международного полярного года (2 МПГ) на Кавказе. Группа под руководством Н. М. Попова провела большую работу по исследованию течения ледников Эльбруса.

____________________

 

Источник: Рокотян Е. Восхождения советских альпинистов на Кавказе.

 

Другой победой советского альпинизма, одержанной в 1935 г., является восхождение Н. Попова и Л. Гутмана на Тихтенген. Еще в 1930 г. Б. Н. Делоне пытался взойти на вершину с севера, но потерпел неудачу. Неудача достигла также Ал. Малеинова и В. Соловья (1933 г.), пытавшихся подняться на вершину с перевала Семи, и группу в составе В. Кизель, Б. Алейников и В. Науменко (1934 г.), штурмовавших вершину по ее восточному ребру.                    

Н. Попов и Л. Гутман совершили восхождение по западному гребню после первой неудачной попытки Попова и Машина. Тогда же попытку восхождения на Тихтенген с севера предприняла группа Б. Симагина.(См. очерк "Победители", "На суше и на море", 1935 г., №21, стр.14) Восхождение Попова и Гутмана на Тихтенген является примером продуманного и тщательно подготовленного альпинистского мероприятия. Почти полтора месяца «осаждали» альпинисты эту мрачную "крепость", совершали восхождения на окружающие вершины, производили разведку подступов к вершине и заброску грузов, тренировались в преодолении трудных  скальных   участков.

В результате тщательного осмотра маршрута альпинистам стал ясным путь и все трудности предстоящего восхождения, основные из которых были связаны с преодолением многочисленных жандармов на гребне. Подход к вершине Тихтенгена занял 4 дня опасного и изнурительного скалолазания. Самым трудным участком пути были пять гигантских жандармов, стоящих на пути к вершине. Наконец, уже всего в 75 м от вершины, отважные восходители были остановлены гладкой скальной стеной. С большим трудом было преодолено и это последнее препятствие, и в историю советских восхождений была вписана новая страница. Подъем на Тихтенген по западному ребру отнесен к V-A к. тр.

 

***

В 1947 году на Западном Кавказе был совершен ряд первовосхождений по сложным путям. Н.Попов и Н.Булгаков (ДСО «Наука») впервые поднялись на Кара-каю по ее северной «пиле».

____________________ 

 

Источник: Тихонравов В., Затуловский Д. Очерк восхождения. 

20 августа, утром, преодолев предвершинную крутую ледяную стенку, Е.И. Тютюнников, В. Алексеев (Бекметов) и Проценко стояли на вершине.

 Группа московских альпинистов под руководством А. Летавета прибыла на Тянь-шань в начале лета 1937 г. По пути, в г. Фрунзе, к экспедиции присоединились В. Рацек и Г. Белоглазов. Основной задачей этого путешествия были восхождения на главные вершины хребта Куйлю, обнаруженные Летаветом в 1936 г.

Еще во время комплектования каравана группа участников экспедиции отправилась из города Пржевальска к подножью главной вершины хребта Терскей Ала-тау— Каракольскому пику (5 250 м). Четыре альпиниста — Н. Попов, В. Рацек, Г. Белоглазов, К. Байгазинов — совершили первовосхождение на этот пик.  

***

Экспедиция по пути посетила долину Иныльчек. Здесь был "взят" пик Нансена.

Отсюда альпинисты отправились к хребту Куйлю. Восхождение на пик Сталинской Конституции оказалось очень сложным. От ледника пришлось подняться почти на 2 000 м, преодолев по пути шесть трудных жандармов. Вершины достигли Н. Попов, В. Рацек, В. Мухин, И. Черепов. Другая группа экспедиции, во главе с Летаветом, поднялась на пик Карпинского. С вершины этого пика перед альпинистами  открылась замечательная панорама. Летавет обратил внимание на видневшуюся вдали на юг от Хан-тенгри огромную, не уступающую ему по высоте, вершину. До этого считалось, что Хан-тенгри на полкилометра выше любой вершины Центрального Тянь-шаня.

 

____________________  

 

Источник: Немыцкий В.В. В хребтах Тянь-шаня и Памира.  

…В последний раз мне удалось побывать в Центральном Тянь-шане в 1937 г. Планы наши были очень обширными: обойти район Каракольского ущелья, а затем поехать на ледник Мушкетова. В г. Пржевальске в тот год было необычайное оживление. Московский дом ученых устроил свой туристский лагерь в Каракольоком ущелье. Две альпинистские группы — Э. С. Левина и Н. М. Попова — отправлялись на штурм Каракольского пика — высшей точки хребта Терскей Алатау.

 

На Северном и Западном Тянь-шане

Северным Тянь-шанем обычно называют хребты: Заилийский Ала-тау и Кунгей Ала-тау; Западным — Киргизский хребет, Таласский Ала-тау и Чаткальский хребет. Несмотря на то, что эти хребты непосредственно примыкают к густонаселенным районам Средней Азии и ее крупнейшим городам, они остаются мало посещаемыми. Любопытно отметить, что совсем недавно советские топографы, исправляя карты, «передвинули» Киргизский хребет на 10—15 км к югу.

Альпинистское освоение этого района связано с именами Э. С. Левина и Н. Н. Аделунга, посетивших Таласе и Чаткал в 1933 г. Э. Левин во время этой экспедиции взошел на высочайшую точку Таласского хребта — пик Манас. Немного позже, вместе с киргизскими альпинистами, в этом районе путешествовал Н. М. Попов, который установил с самолета, что наиболее значительные вершины Киргизского Ала-тау расположены в выдвинутых к северу отрогах хребта. Это обстоятельство, по-видимому, и ввело в заблуждение дореволюционных топографов. В предвоенные годы киргизские альпинисты под руководством В. Рацека совершили со стороны Иссык-куля целый ряд восхождений как в Киргизском Ала-тау, так и в группе Чоктал. Сильная, возникшая в Алма-Ате альпинистская организация, сосредоточила свое внимание на восточной части Заилийского Ала-тау, в частности, на массив Талгар. Этот же район с успехом посещали и наши выдающиеся альпинисты-исследователи: Е. Абалаков,  А. Летавет, М. Погребецкий.


____________________ 

 

Источник: Летавет А.А. Десять путешествий в горах Средней Азии.  

Летом 1937 г., естественно, надо было завершить то, что было добыто разведкой хребта Куйлю в Предыдущем — 1936 г. Намечавшиеся здесь спортивные задачи, однако, могла разрешить лишь очень сильная альпинистская группа. В состав новой экспедиции вошли опытные и сильные альпинисты: И. Черепов, С. Ходасевич, Н. Попов, В. Мухин, Г. Белоглазов, Е. Тимашев, Ошер. В Пржевальске к нам  присоединился тогда еще только начинающий альпинист из г. Фрунзе — В. Рацек.

Перед группой была поставлена задача совершить восхождения на разведанные в предыдущем году вершины хребта Куйлю—Пик Сталинской Конституции и пик Карпинского, а также — Каракольский пик в хребте Терскей Ала-тау. В качестве дополнительной задачи было намечено восхождение на пик Нансена в хребте Иныльчек и разведка горного узла этого хребта в  верховьях ледника Кан-джайляу.

Еще до начала основного похода, в период подготовки каравана в Пржевальске, нашей группе (Попову, Белоглазову, Рацеку) удалось совершить восхождение на Каракольский пик (5 270 м). Восхождение было совершено с северо-запада, по тому варианту пути, которым пренебрегла наша группа в 1936 г.

В то же время в Пржевальске шли последние приготовления к движению в глубь Тянь-шаня. Уютный и обычно тихий Дом декханина наполнился шумом и суетой последних приготовлений к отъезду. Наконец, караван  был готов. 22 лошади, нанятые в окрестных колхозах, стояли во дворе. 15 августа весь наш караван выступил из Пржевальска. Наш путь лежал на юго-восток к верховьям раки Иныльчек, к пику Нансена. Чтобы попасть туда, надо было перейти уже знакомым перевалом Чон-ашу через Терскей Ала-тау, подняться на перевал Беркут, опуститься к реке Сарыджас, переправиться через нее, подняться на трудный ледяной перевал Тюз, и оттуда, наконец, спуститься к верховьям реки Иныльчек.

Лишь на шестой день пути был достигнут перевал Тюз. Перед нашими глазами весь — от подножья до вершины — пик Нансена. Глаза всех участников впиваются в его скалы и льды,—надо решить вопрос о выборе маршрута для восхождения. Но наблюдение дает неблагоприятный результат: от восхождения с севера, непосредственно из долины Иныль-чека, приходится отказаться. Частые, мощные лавины и обвалы, низвергающиеся с трехкилометровой стены и достигающие иногда леса на реке Иныльчек, делают этот путь крайне опасным. Кроме того, большая относительная высота, отсутствие крупных ледников, очень трудные скалы, начинающиеся почти от самой реки Иныльчек, делают подъем здесь исключительно трудным. Очевидно, что для первовосхождения следует искать более легкий путь. Мы решаем двинуться всем караваном в  обход вершины с юго-запада к леднику Кан-джайляу.

Еще день пути — и наш караван у самого языка ледника Кан-джайляу. Произведенная по леднику разведка показывает, что, несмотря на бугристость и изрезанность ледника, все же удастся провести вьючных лошадей довольно далеко вверх по леднику. Это должно дать значительную экономию наших сил для штурма вершины.

Весь следующий день проходит в лихорадочной работе по прокладке пути по крутым моренам, в вырубании ступенек на склонах ледяных бугров. Наши лошади проявляют временами прямо чудеса «ледовой техники», храбро прыгая через ледниковые ручьи и промоины, лавируя среди трещин и поднимаясь на крутые и очень скользкие ледяные бугры.

Наконец, мы упираемся в мощный ледопад, с высоко вздымающимися сераками. Здесь «ледовая техника» наших лошадей будет недостаточна. Но мы довольны достигнутыми результатами: нам удалось перебросить наш груз километров на 15 по леднику. На высоте 3 700 м организуем первый лагерь. Прямо перед нами на северо-востоке — мощный ледопад, над ним вершина характерной формы, в которой узнаем пик Нансена. Отсюда он имеет несколько более «мирный» вид. Но победить его будет все же нелегка: предстоит преодолеть трудный ледопад, подняться по крутой ледяной стене, прерванной во многих местах трещинами, и выйти на западное плечо вершины.

25 августа, в 4 часа утра, при слабом свете луны, выступаем на штурм ледопада. Ранний выход вполне оправдал себя. Энергично форсируем трудный и запутанный ледопад с огромными трещинами, заполненными фантастическими сосульками, с узенькими мостиками, с замерзшими большими озерами во впадинах. Быстро  переходим покрытое веером трещин плато, которое в более позднее время дня, при мягком и слабом снеге, было бы почти непроходимо. Когда, наконец, прорываются из-за вершин первые лучи солнца, мы уже начинаем подъем на ледяную стену. За первый день штурма нам удалось преодолеть 1 300 м высоты; при трудном пути и тяжелых рюкзаках — это хороший результат. На высоте 5 000 м на крошечной площадке у края трещины устраиваем свой второй лагерь.

После дня акклиматизации, 27 августа, начинаем штурм вершимы пика. Быстро выходим на западное плечо вершины, находящееся на высоте 5 300 м. Убеждаемся, что мы действительно находимся над ледяной стеной, которую видели с перевала Тюз, так как глубоко внизу, прямо под нашими ногами, видим широко разлившуюся множеством рукавов реку Иныльчек.

Погода начинает быстро портиться, резкий порывистый ветер поднимает снежную пыль, забирается под штормовки.

Поднимаемся по крутым и обледенелым мраморным плитам, после чего следует еще более трудный выход на ледяную шапку, одевающую вершину. Высота — 5 700 м.

Погода окончательно испортилась, ничего не видно, лишь изредка сквозь разорвавшийся туман проглядывают на востоке и юге какие-то гигантские вершины. Невозможность произвести какие бы то ни было наблюдения с вершины резко снизила радость победы. Будь восхождение совершено в хорошую погоду, были бы разрешены многие неясные вопросы орографии этого района Центрального Тянь-шаня.

После небольшого отдыха, опустившись вниз по реке Иныльчек, мы совершили трудную переправу через нее и, перейдя на правый берег реки Сары-джас, двинулись в знакомое уже нам ущелье реки Большой Талды-су к пику Сталинской Конституции.

Расположив лагерь на знакомой уже нам по (путешествию предыдущего года седловине 4 300 м, участники экспедиции занялись изучением возможных подступов к вершине. Единственным реальным вариантам восхождения был путь, через северное (правое) плечо. Однако для этого восходителям надо было преодолеть очень крутой ледяной подъем и затем форсировать, по крайней мере, шесть жандармов, выглядевших, даже издали, очень «свирепо».

4 сентября группа из четырех человек (Черепов, Попов, Мухин, Рацек) выступила к вершине. Как оказалось, действительно, наибольшую трудность восхождения представляло форсирование шести жандармов. Только два из них удалось обойти по очень крутому и опасному склону, остальные пришлось перелезать. Но когда, после напряженной работы, было достигнуто подножье вершинного конуса, трудности еще не были позади — форсирование очень крутого обледенелого вершинного конуса потребовало больших усилий и осторожности. 7 сентября четверка в полном составе достигла вершины. Высота ее сказалась 5 250 м.

Проводив первую четверку на пик Сталинской Конституции, вторая четверка, в которую, кроме меня, входили Ходакевич, Белоглазов, Ошер, 5 сентября, едва забрезжил рассвет, выступила  на  штурм  пика   Карпинского.

Путь к этой вершине идет непосредственно от нашего лагеря. Преодолев на кошках крутой подъем, выходам на длинный и узкий, как лезвие ножа, гребень, ведущий к подножью вершинного конyca. Диковинные карнизы, свисающие на север, тянутся вдоль всего нашего пути. Гребень встречает нас ураганным ветром, и мы с трудом удерживаемся на ногах. Через 6 часов достигаем седловины у вершинного конуса. Подъем на вершинный конус оказывается довольно трудным и коварным — он весь изрезан скрытыми трещинами. После двухчасовой работы на кошках мы достигаем вершины. Высота ее 5 050 м.

С вершины пика Карпинского открылась обширная и грандиозная панорама. Вот как тогда эта. панорама была описана в моем дневнике: «На северо-западе вплотную около нас находится пик Сталинской Конституции. Далеко на севере— вершины Терскея во главе с Каракольским пиком. На востоке отчетливо виден знакомый уже нам пик Нансена, а прямо за ним пирамида Хан-тенгри. Но больше всего привлекла наше внимание вершина, расположенная к югу от Хан-тенгри  (очевидно, в одном из южных притоков ледника Иныльчек), которая по своей высоте вполне может спорить с Хан-тенгри. Эта совершенно неизвестная вершина представляет собою огромный ледяной массив, резко возвышающийся над окружающими горами».


____________________ 

 

Источник: Павел Сергеевич Рототаев. К вершинам. Хроника советского альпинизма. Издательство “Физкультура и спорт”, Москва, 1977 г.

Столичные любители гор, возглавляемые А. Летаветом, совершили восхождения на Цариут-хох и Тебулосмта, группа во главе с Н. Поповым — на Мазери и Гульбу, а альпинисты во главе с В. Соловьевым — на Уилпату. Особого успеха добились москвичи в Безенгийском районе, где группа В. Абалакова взошла на вершину Миссестау с запада от Миссескоша.  

***

Москвичи в различных районах Кавказа совершили восхождения на Домбай-Ульген главный (рук. Б. Алейников), Бжедух (рук. В. Цейдлер), Чегет (рук. В. Кизель), Кулактау (рук. Н. Попов), Коштантау (рук. Алексей Малеинов) и др.

 ***

В 1934 г. А. Гусев и В. Корзун, будучи зимовщиками на “Приюте Одиннадцати”, впервые в зимних условиях взошли на восточную вершину Эльбруса. В летнем сезоне московские альпинисты (рук. Г. Прокудаев) совершили восхождение на Белалыкая в Западном Кавказе. Группа В. Цейдлера покорила Штавлер, а группа Н. Попова — Уллу-кару и пик Гермогенова.

На месте небольшого деревянного сооружения “Приюта Одиннадцати” на склонах Эльбруса в 1939 г. была построена по проекту архитектора-альпиниста Н. Попова трехэтажная гостиница на 120 мест.


____________________ 


 

Источник: Оксенич И. Туристские новости. У альпинистов Киргизии. На суше и на море, 1938, №1

 

Первым шагом в организации альпинистской работы в Киргизии была подготовка трех инструкторов в учебном походе командиров погранохраны НКВД по Центральному Тянь-Шаню, организованном летом 1936 г. под руководством М. Т. Погребецкого.

Весной 1937 г. Комитетом по делам физкультуры и спорта при СНК Киргизской ССР была создана секция альпинизма. Первым мероприятием по альпинизму в Киргизии был поход 13 альпинистов на вершины киргизского Ала-Тау.

Альпинистской секцией была организована экспедиция по изысканию зачетной вершины на первую категорию трудности у верховья Аларчинского ледника вблизи г.Фрунзе. В экспедицию вошли инструкторы альпинизма Киргизии и командированные Центральной альпинистской секцией инструктора тт. Н. Попов и Г. Белоглазов. У верховья Аларчинского ущелья, у ледника того же названия была открыта первая зачетная вершина. Ей решили дать имя легендарного героя киргизского народа — Манас.

В течение лета в восхождениях на пик Манас участвовало около 80 альпинистов из г.Фрунзе, прошедших теоретические занятия по альпинизму.

Нужно отметить особенно активное участие в развертывании альпинизма в Киргизии спортобществами «Спартак» и «Медик». По линии общества «Спартак» были организованы восхождения совместно с Каракольским комитетом физкультуры и спорта на вершины Терскей Ала-Тау. Здесь также была найдена зачетная вершина, на которой уже побывало 50 лучших физкультурников Каракола и его района. В начале октября 1937г. был  успешно  совершен трудный поход 10 альпинистов-значкистов спортобщества «Медик» на ряд безымянных высот киргизского Ала-Тау. Летний  сезон 1937 г.  мы завершили   первой в Киргизии альпиниадой на  пик Компартии Киргизии, посвященной 20-летию Великой Октябрьской  Социалистической революции. На вершине мы поставили бюст товарища Сталина.

Нашу работу сильно тормозит отсутствие в Киргизии хорошего снаряжения,    туристских баз, клуба и инструкторов. На это необходимо обратить внимание    Центральной секции альпинизма. Она должна решительно усилить руководство и оказывать помощь нашей  молодой  секции. Киргизия, и в частности ее столица г. Фрунзе, должна стать одним из основных центров альпинизма в Союзе.


_____________ 

Работа Н.Попова "Аксаут"


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru